Читать онлайн Роза и меч, автора - Паретти Сандра, Раздел - 21 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Роза и меч - Паретти Сандра бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5 (Голосов: 2)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Роза и меч - Паретти Сандра - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Роза и меч - Паретти Сандра - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Паретти Сандра

Роза и меч

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

21

Ее сердце готово было выскочить из груди, когда она, держась одной рукой за перила, спускалась по лестнице. Оставаясь внешне спокойной, она думала, что вот-вот у нее подкосятся ноги. Он стоял вполоборота к ней. Услышав ее шаги, он обернулся, но не пошел навстречу. Каролина готова была броситься ему на шею, но что-то в его позе удержало ее.
– Ваше величество! – Голос почти не слушался ее.
Его глаза серьезно смотрели на нее – как тогда, в Сен-Дизье, когда они впервые встретились. Она сделала беспомощный жест:
– Пожалуйста, пройдемте в библиотеку.
Растерянная и испуганная, она пошла впереди и открыла дверь. Через щели в закрытых ставнях в комнату проникал скудный свет. На стулья и кресла здесь были натянуты чехлы. Наполеон огляделся.
– Как вижу, вы покидаете Париж, – его голос был официальным, почти холодным.
– Да, отец уезжает в Розамбу. Врачи оставили нам мало надежды. Если его что-нибудь и может еще спасти, то только это. – «Почему он не расспрашивает об отце? Хоть бы одним словом, одним жестом удостоил человека, верно служившего ему всю свою жизнь».
Наполеон опустил глаза.
– Все бросают меня. Все. Словно я зачумлен. Остаются только прокаженные, калеки, твари.
Каролина подошла к нему.
– Он мой отец.
Его глаза вспыхнули.
– Не делай вид, что ты меня не понимаешь! Твой отец – это не настоящая причина. Настоящая причина – Фуше. Он стоит между нами. Но он мне нужен. Политика и чувства не имеют ничего общего. Император, правящий сердцем, пропал. Мне нужен сейчас такой человек, как Фуше. Мне нужны его шпики. В Лондоне, в Берлине, в Вене, при королевском дворе. Благодаря ему я узнаю, что они затевают против меня – и узнаю своевременно. Приходится идти на союз с дьяволом… – То же самое сказал тогда и отец, когда она уезжала в Невер.
– А если он тебя снова предаст?
– Не предаст. Он ненавидит меня, но служит мне, потому что пока я еще во Франции, – по его лицу мелькнула тень. – Раньше все происходило по моему желанию. Теперь я должен делать то, что хотят другие.
Каролина ошеломленно слушала его. Никогда он не был таким. Внутренняя неуверенность, которую ему лишь с трудом удавалось скрывать, сомнения в собственных силах. Что с ним произошло? Она чувствовала, что он страдал, и сама страдала вместе с ним, но понять его была не в состоянии.
Он с горечью продолжил:
– Ничего не осталось, все рассыпалось в руках. Все! Самый неимущий человек во Франции имеет любящую жену, дом, детей. – Он вдруг напрягся. – Они хотят войну – они ее получат!
Каролина подошла поближе и положила ладонь ему на руку.
– Ты однажды сказал, что судьба – это мы сами. Ничто не принуждает нас. В тот момент, когда мы начинаем действовать против своей воли, мы перестаем быть людьми. Нужна ли эта война? Опять будут умирать люди… – По его взгляду она видела, что ее слова не доходят до него. – Ты еще помнишь о наших планах? Америка…
Он резко отвернулся.
– Убежать? Как последний трус?
Он не понял ее. Так же, как она не понимала его в эти минуты.
В коридоре раздались тяжелые шаги. Дверь в библиотеку распахнулась.
– Графиня, мы готовы. – Заметив императора, Симон смущенно отпрянул. – Простите. Я не знал… – пробормотал он и закрыл за собой дверь.
Они посмотрели друг на друга. Она ждала только одного слова, одного-единственного слова, но он молчал. Казалось, он ничего больше не видел вокруг. Он привлек ее к себе. Они постояли обнявшись, словно это молчаливое объятие – единственное, что было способно унять их тайные страхи и предчувствия…
Предгрозовая духота нависла над землей, стояла глухая, испепеляющая жара.
Уже четвертый день они были в пути. То и дело военные колонны блокировали дорогу. Часами они могли передвигаться только медленным шагом. И лишь в Сен-Дизье наконец обогнали авангард наполеоновских войск, совершавших марш к восточной границе. Темная стена облаков клубилась на западе. Кнут Симона то и дело свистел по мокрым от пота спинам лошадей. Он хотел попасть в Розамбу еще до грозы.
Они съехали с основной дороги, и карета катилась по лиственному лесу, зеленым сводом смыкавшемуся над ними. Каролина высунулась из окошка. Впереди появился замок, и, наконец, карета со скрипом остановилась. Симон подложил под колеса колодки. Странной тишиной был объят замок. Почему никто не выходил? Почему никто не открывал ворота?
Симон хотел войти во двор через боковую калитку, чтобы изнутри открыть главные ворота, но и калитка была заперта. Он забарабанил железной колотушкой по дереву. Каролина больше не могла усидеть в карете. Она выскочила, осмотрелась – и оторопела. Из узких бойниц башен по обе стороны от ворот выдвинулись дула ружей, невидимый незнакомый голос крикнул:
– Кто вы такие? Что вам надо?
Симон, которого непросто было вывести из равновесия, побагровел.
– Чего мы хотим? Чтобы вы открыли! Немедленно. Граф де ля Ромм-Аллери приехал! – Какое-то время в воздухе висела тишина.
Ружья не исчезали и по-прежнему были нацелены на карету. Тут Каролина заметила фигуру брата на башне. Он помахал ей и отдал команду открыть ворота. Симон ввел под уздцы лошадей. Вторая карета, которой правил Бату, последовала за ними. Несколько человек сразу же закрыли ворота.
Граф отмахнулся, когда настоятельница и Каролина хотели помочь ему. Он сам вылез из кареты. И вот отец и сын стояли друг против друга. Здесь граф спас своего сына из огня горящей сторожевой башни; здесь он оттолкнул его, дезертира императорской армии. Они все еще стояли молча, когда Каролина наконец воскликнула:
– Ох, мужчины, что вы все так осложняете? Не лучше ли вам обняться?
Граф вдруг улыбнулся, широко распахнул руки и несколько угловато обнял сына.
– Недурно, – произнес он, чтобы скрыть свое умиление, – строго у тебя здесь все организовано. – Во дворе был разбит самый настоящий лагерь. Крытые повозки стояли в каре перед хозяйственными постройками. Крестьянские парни укрепляли кладку сторожевых башен. Граф огляделся. – Враг уже так близко?
– Не враг, отец.
Один из крестьян вышел вперед и поклонился.
– Извините, господин граф, – неуклюже начал он, – не думайте, что ваш сын подстрекал нас. Мы сами пришли к нему, последний, кто остался из мужчин в Арси-сюр-Об, последние сыновья. Мы верно служили императору… Всегда. Не думали о наших женах, о наших домах. Но теперь пришло время подумать о них. Эта новая война – больше уже не наша война.
Граф пристально смотрел в его лицо и в лица других крестьян, окруживших их. Потом молча кивнул и пошел по двору. В это время за воротами возник какой-то шум. Приклады ружей забарабанили по толстым деревянным брусьям ворот, одинокий выстрел разорвал тишину. Крестьяне схватились за оружие и заняли свои посты.
– Не стрелять! – скомандовал Филипп. – Никто не стреляет! – Он подбежал к воротам, открыл круглое отверстие в боковой калитке и увидел четырех спешившихся всадников.
– Мы ищем некоего Филиппа Ромм-Аллери, – сказал один из них, в форме капитана.
– Да, это я.
– Откройте!
Филипп дал знак двум крестьянам. Те открыли калитку. Четверо военных ворвались во двор и тут же опешили, когда их со всех сторон окружили крестьяне, вооруженные ружьями, мотыгами и тяжелыми цепами. Капитан вытащил из отворота на рукаве свернутый лист бумаги и обратился к Филиппу:
– У меня есть приказ арестовать вас.
На губах Филиппа заиграла насмешливая улыбка. Он бросил взгляд на крестьян. В их лицах читалась спокойная, бесстрастная решимость простых людей.
– А причина? – спросил он. – Можно ее узнать?
– Государственная измена! И будет лучше, если вы последуете за нами добровольно.
Яростный порыв ветра закружил пыль во дворе, сверкнула яркая молния в низко нависших тучах. Крестьяне сплотились вокруг теснее. Неожиданно они расступились, пропустив подошедшего графа.
– В чем дело? – спросил граф без тени волнения. – Кто должен быть арестован? И кем?
Капитан отдал ему честь. Вид у него был смущенный. Со времени ранения шесть лет тому назад он был в подчинении у исполнительной власти и уже не в первый раз проклинал про себя свою новую работу.
– У нас есть приказ, – запинаясь, начал он, – арестовать вашего сына и препроводить его в Винсенн. На него поступил донос, по которому его обвиняют в том, что он шпионит в пользу Англии.
Среди крестьян поднялось грозное роптание. Филипп взглянул на графа.
– Это смешно! Я думаю, вы понимаете, что это всего лишь предлог. – Он обернулся к капитану: – Могу я видеть приказ об аресте?
Капитан протянул листок. Филипп пробежал его глазами.
– Я так и знал! – тихо проговорил он. Его рука бессильно опустилась. – Хорошо, я поеду с вами.
– Минутку! – Граф протянул руку. – Покажи мне приказ!
В эту минуту Каролину так и подмывало взять отца за руку и увести. Она догадывалась об истинном положении вещей, и ей было страшно. Граф взял у Филиппа приказ с твердостью, не терпящей возражений.
Две стены облаков сомкнулись. День окунулся в те темно-синие грозовые сумерки, когда привычное окружение неожиданно становится чужим и нереальным. Засверкали молнии, казалось, раздвигающие небосвод. Каролина не сводила глаз с документа в руках отца. Теперь и она разглядела знакомую подпись Фуше.
Граф де ля Ромм Аллери стоял с высоко поднятой головой. Лишь дрожание листа бумаги в руке выдавало его состояние. Ни один человек не подозревал, что граф только что получил удар, от которого ему уже не суждено будет оправиться. Все только чувствовали несокрушимую силу этого человека и видели жгучую ненависть в его глазах.
– Передайте господину Фуше, герцогу Отрантскому, – произнес он внешне абсолютно спокойно, – скажите ему, что на этой земле, в этих стенах его слово не имеет силы. – Он разорвал приказ пополам и швырнул клочки капитану под ноги. – Не имеет никакой силы!
Капитан хотел что-то возразить, но тут, подняв оружие, вперед выступили крестьяне. Четверо военных отступили перед этой молчаливой, грозной человеческой стеной.
Пока цокот копыт не удалился, граф стоял не двигаясь и смотрел на ворота. Неожиданно он встрепенулся, как бывает, когда буря налетает на крону высокого дерева. Правой рукой схватился за грудь, черты его лица мучительно исказились, а на висках выступили темные набухшие вены. Он повернулся и направился к дому деревянными, нетвердыми шагами. Каролина и Филипп подхватили его под руки. Но на ступеньках лестницы силы покинули графа, и он без сознания повис на их руках. Подскочил Симон, и они вдвоем с Филиппом внесли графа в дом. Каролина побежала вперед и откинула одеяло на кровати.
– Симон, скорее губку, спирт, полотенца – и врача!
В этот момент граф открыл глаза.
– У меня уже нет времени… на врача.
– Не говори так, отец, – Каролина попыталась вымученно улыбнуться.
Симон нерешительно остановился в двери. Граф отрицательно махнул рукой.
– Ничего не надо, Симон. Оставь меня с детьми одного, – он закрыл глаза, борясь за каждый вздох. – Подсуньте мне пару подушек под голову, – прошептал он. – И перестаньте волноваться из-за меня.
Филипп поддержал отца, Каролина подложила ему под спину подушки. Граф взял обоих за руки.
– Мне приятно, что вы держитесь вместе. Обещайте, что так и останется, тогда я могу умирать спокойно, – его пальцы утешительно погладили руку Каролины. – Смерть не таит ничего плохого. Мы умираем каждый день. С каждым днем уходит часть нашей жизни, от самого рождения… Почему последний час должен быть ужасен?..
Каролина чувствовала покой и мудрость, которыми веяло от его слов. Но эта мудрость была не в состоянии утешить ее. Ее слезы были слезами отчаяния – и бессильной ярости. Если ее отец умирал, то убил его не кто иной, как Фуше.
По лицу графа скользнула слабая улыбка, так же мало понятная Каролине, как и его слова:
– Похороните меня со знаменем битвы при Маренго; оно все еще в багаже, вопреки всему случившемуся. И не носи траурных платьев! Не ходите на цыпочках по дому, не шепчитесь. Не омрачайте мне смерть слезами. Пусть все идет, как обычно…
На следующий день граф попросил передвинуть его кровать к окну, откуда он мог смотреть в парк.
В нем не было ни горечи, ни грусти. Он лишь с каждым днем удалялся все дальше от этого мира. Очнувшись после очередного глубокого беспамятства, он был похож на чужака, прибывшего издалека…
Граф Фредерик Опост де ля Ромм-Аллери умер так же, как жил. Судьба сломала его мечты, но не смогла победить его сердце. Он умер, как умирали перед ним все мужчины из рода Ромм-Аллери. Все они пересекали порог в другой мир, словно переходили из одной комнаты в другую.
Это случилось утром 11 июня 1815 года.
Почти ежедневно приезжали курьеры с письмами. Крестьяне стояли лагерем во дворе, на сторожевых башнях Розамбу день и ночь несли дозор, и когда появлялись курьеры, им не открывали ворота. Свои письма они просовывали в отверстие в калитке.
Это были торопливо набросанные послания, полные душевной тоски и бурных проявлений страсти. В них были трогательно нежные слова, просьбы приехать к нему. Но в Каролине они теперь пробуждали только беспокойство и растерянность. Никто не делал замечаний, никто не задавал ей вопросов, но она отчетливо ощущала, что эти послания стоят между ней и всеми остальными. Она знала, что должна принять решение, и не могла этого сделать.
И вот наступило 18 июня. К вечеру до Розамбу дошли слухи, что император разбит при Ватерлоо и бежал. Неожиданно Каролина перестала сомневаться. Она знала, что теперь делать. Ее взгляд упал на секретер. Надо оставить Филиппу пару строк. Против ее правил скрываться как вор, держать в тайне свое решение. И тем не менее она тайком покинет Розамбу, ибо то, что заставляло ее последовать за Наполеоном, невозможно было объяснить словами. И даже если бы она нашла правильные слова, она все равно бы молчала – из боязни затронуть вещи, которые касались только их двоих. В последний раз она осмотрелась. Потом открыла дверь, оклеенную обоями, спустилась по узкой лестнице для прислуги и через гладильную комнату вышла прямо в парк, чтобы поискать Бату. Неожиданно ей показалось, что кто-то идет за ней. Она обернулась и испуганно уставилась на мужчину в темной накидке. Лишь когда он снял шляпу, она узнала герцога Беломера.
– Вы?
– Да, я. И похоже, вовремя. Вы собрались уехать? Я говорю решительное «нет»! То, что вы задумали, – безумие!
– Откуда вы можете знать, что я задумала? – Она взяла себя в руки. – Вы не имеете права мне приказывать, – она осеклась.
Его глаза напугали ее. Она почувствовала, что он видит ее насквозь.
– Да, – проговорил он, – приказывать я не могу. И, тем не менее, выслушайте меня. Неужели вы, в самом деле, так наивны, что не видите опасности, навстречу которой спешите? Отбросим в сторону то, что вы хотите к Наполеону. Это ваше дело. Но не только ваше дело то, что вы попадете в руки Фуше. Этим вы подвергаете опасности и нас.
– Фуше? А при чем здесь Фуше?
– Вы и в самом деле слепы! Для крыс, подобных ему, не бывает более благоприятного момента. Вы этого до сих пор не понимаете? – Он распахнул на груди накидку, словно задыхался. – Ваш отец был мужчиной, бесстрашным мужчиной, сильным, как дерево, и все же Фуше оказался сильнее. Он свалил дерево. А вы, цветочек, хотите оказать ему сопротивление?
– Я вас не понимаю.
– Ваш отец мертв! Но только не думайте, что такому человеку, как Фуше, этого достаточно. Он основателен. Он не успокоится, пока вообще не останется никого из рода Ромм-Аллери. Разве Пьомбино не послужил вам уроком?
– Пьомбино? А какое отношение имеет к этому Фуше?
– Ваша интуиция должна была бы подсказать вам, где сходятся нити, – не унимался герцог. – Монсеньор Нери был лишь орудием в его руках!
– Это неправда!
– Я знаю, что это правда. И то, что герцог Отрантский посмеивался в кулачок: дочь его злейшего врага играет ему на руку. Она похищает сына императора. Он спасает его. Благодаря вам ему на всю жизнь обеспечено алиби при австрийском императорском дворе. Поймите же наконец, что у него повсюду есть приспешники. В салонах, борделях и монастырях. Оставьте героическую позу. Он вам не по плечу.
– А вам! Вам он зато по плечу! – Еще бросая эти слова, она знала, что несправедлива по отношению к герцогу, но в пылу раздражения плохо владела собой. Она хотела быть несправедливой к нему. Хотела обидеть его. – Я знаю, что Фуше истребил вашу семью – и что вы делаете? Вы болтаете с убийцей вашей семьи, шутите с ним, играете с ним в карты. Я это видела собственными глазами.
– Такого противника, как он, можно уничтожить только его же оружием, – голос герцога вдруг зазвучал с жутким спокойствием. – Лицемерием, притворством, хитростью, – он замолк, словно боясь сказать лишнее, и схватил ее за руку. – Вернитесь. Ради вас самой. Я прошу вас об этом. – Во взгляде, которым он смотрел на нее, было таинственное нечто, которое породило бы неуверенность даже в самой неустрашимой душе. Возникла пауза, тяжелая и давящая от немой борьбы мыслей и чувств. – В прошлый раз мне не удалось отговорить вас. Я тысячу раз казнил себя, что не удержал вас силой. И все же и сейчас я могу лишь просить вас.
Она старалась не смотреть ему в глаза. Он все еще любил ее: Год назад она только улыбнулась бы, тогда эта любовь льстила ее самолюбию. Сейчас она чувствовала себя тронутой и глубоко смущенной. Защищаясь от мощного воздействия, которое обрушилось на нее, она попыталась вызвать образ Наполеона.
– Я не могу вернуться назад, – сказала она. – Поймите же меня.
– Вы так сильно его любите?
Каролина опустила голову.
«Я нужна ему, теперь больше, чем когда бы то ни было!»
Но она не произнесла этого вслух. Она была слишком молода, слишком темпераментна, слишком идеалистична, чтобы проанализировать в этот момент, что значили слова «Я нужна ему».
– Понимаю, – герцог выпустил ее руку.
– Нет, вы не понимаете, – она поискала нужные слова, но потом с рыданиями бросилась в его объятия.
Он прижал ее к себе, не способный ни на слова, ни на жесты. Наконец Каролина выпрямилась.
– Простите меня! И большое спасибо! Я буду осторожна.
Он ничего не сказал в ответ. Так же беззвучно, как появился, он исчез.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Роза и меч - Паретти Сандра

Разделы:
12345678910111213141516171819202122232425262728

Ваши комментарии
к роману Роза и меч - Паретти Сандра


Комментарии к роману "Роза и меч - Паретти Сандра" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100