Читать онлайн Пурпур и бриллиант, автора - Паретти Сандра, Раздел - 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Пурпур и бриллиант - Паретти Сандра бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.12 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Пурпур и бриллиант - Паретти Сандра - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Пурпур и бриллиант - Паретти Сандра - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Паретти Сандра

Пурпур и бриллиант

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

2

Лучи восходящего солнца пронзали блеклую предутреннюю дымку, в которой пустыня и небо сливались в какую-то потустороннюю бесконечность. Почти горизонтально стлался яркий свет над равниной. Даже малейшие возвышения и холмы резко выступали из тьмы, отбрасывая длинные фиолетовые тени. Через пару минут караванный путь, прорезающий пески и указывающий на северо-восток, стал виден совершенно отчетливо.
Разим, караванщик, ведущий по пескам свой маленький отряд, издал какой-то хриплый, только животным понятный звук, заставивший верблюдов остановиться. Он свистнул своему верблюду, тот опустился на колени, и Разим дождался, пока два других всадника достигнут гребня холма. Вытянутой рукой он указывал куда-то в глубь пустыни. На его резко очерченном лице с выступающими скулами появилось счастливое выражение. Он любил пустыню с искренней нежностью бедуина. Любил ее безграничность, ее молчание и невозмутимость, ставшую вечным вызовом для людей, дерзнувших преодолеть ее.
– Завтра к вечеру мы будем в Тимбукту, – сказал он.
Очарованный прелестью этого утра, увенчанного голубой лазурью небес, как в первый день творения, Разим, казалось, совсем забыл, что этот отрезок пути между Абомеей, столицей Дагомеи, и Тимбукту будет для них самым опасным.
Между тем все предыдущее длинное путешествие складывалось для них удачно. Они преодолели степи, саванны и девственный лес по течению Нигера, населенные шакалами, львами и змеями. Они не потеряли ни одного из своих животных; не попали в непогоду; не подхватили лихорадку. Хотя Разим ожидал плохого с той самой минуты, когда обнаружил, что один из всадников – женщина. Белая, христианка! Разим был человеком без веры и семьи, кому домом долгими годами служила лишь пустыня, в которой он разбойничал. Однако и для него путешествие с христианкой было необычайным приключением, подобного которому он еще никогда не переживал. Всю дорогу он тщательно выбирал окольные пути, предпочитая опасности дикой природы слепой ненависти соплеменников к христианам. Он избегал встреч с людьми, чтобы оградить от беды эту белую женщину. Поначалу подобная ответственность виделась ему тяжкой, почти непосильной ношей, но по мере продвижения вперед эта тяжесть перерастала в страстную, честолюбивую гордость, в горячее стремление провести ее живой и невредимой через этот ад.
Оба черных погонщика уже расстелили свои молельные коврики и опустились на колени, обратив склоненные лица к востоку. Всадники не спешились. Они все еще были закутаны в шерстяные покрывала, защищавшие их от ночной прохлады. Один из них нетерпеливым, порывистым движением сбросил с головы прикрывавшую лицо и шею накидку. Под ней показалось женское лицо. Иссиня-черные волнистые волосы спадали на спину. Каролина внимательно огляделась вокруг.
Солнечный диск рос с каждой минутой. Тени становились все короче. У дальних холмов они еще задержались на какое-то время, превратившись в бледные, дрожащие блики, чтобы окончательно исчезнуть уже через мгновение. Наступил день с его резким, пронзительным, безжалостным светом, который продлится теперь двенадцать часов. Каролина вгляделась вдаль, туда, где на востоке уже сегодня к вечеру должны были возникнуть мечети Тимбукту. Ах, эти часы, множество часов, когда пустыня действовала на Каролину, как опиум, как напиток забвения, к которому она жадно припадала! Но в это утро она ощущала лишь нетерпение. Ее взгляд не мог оторваться от широкого караванного пути, бегущего сквозь пески, желтые, безбрежные.
Караван. Многие, многие недели преследовали они золотой караван из Абомеи, следующий в Тимбукту. Они находили его по кострищам, объедкам и верблюжьим лепешкам. По этим следам, как по книге, читали они, сколько дневных переходов разделяет их. Слишком медленно – для того лихорадочного состояния, в котором находилась Каролина, – слишком медленно сокращалось расстояние, разделяющее их. Однако вчера вечером Разим наконец гордо сообщил, указывая на объеденный куст чертополоха, что караван обогнал их всего на двенадцать часов пути. Еще один дневной переход, и они догонят их, а Каролина сможет обнять своего ребенка. В случае же, если им все-таки не удастся присоединиться к каравану в дороге, Зинаида с ребенком должны были ожидать их прибытия в Тимбукту.
Жилиана, ее дочка. При мыслях о ней сердце Каролины забилось быстрее. Нет, она не может ждать до Тимбукту! Они должны догнать караван раньше. Ее беспокойство передалось лошади. Она нервно пританцовывала, поводила головой взад-вперед. Почему караванщик не дает приказ отправляться?
Черные погонщики завершили свою молитву, свернули молельные коврики и привязали их к седлам. Стало быть, причина задержки была в Разиме. Он поднялся на гребень песчаного холма и внимательно осматривал окрестности. Каролина направила лошадь к нему, и он молча указал ей куда-то вниз. В углублении под холмом, полузасыпанный песком, лежал труп верблюда. Обрезанные подпруги, которыми наверняка крепились мешки с товаром, свисали с крупа. Каролина отвела взгляд. Никогда она еще не видела на невозмутимом лице Разима выражение такого ужаса, как сейчас. Он подал знак одному из погонщиков. Тот поспешно спустился по склону, нагнулся к мертвому животному, внимательно его разглядывая. Вернувшись, он принялся объяснять что-то Разиму на непонятном Каролине диалекте.
– В чем дело? – недовольно спросила Каролина. – Разве не остаются трупы животных по пути следования каждого каравана? Почему мы не едем дальше?
И опять Разим ответил не сразу. Сузившимися глазами он высматривал что-то в дали пустыни, словно надеясь там найти ответ на ее вопрос. Да и что бы он мог возразить? Она совершенно права. По всему караванному пути лежат засыпанные песком останки людей и животных. Но этот верблюд умер не от болезни или истощения. Он был убит пулей – а ведь никаких причин для этого не было, разве только...
Он поднял голову:
– Это верблюд золотого каравана. Он был силен и здоров, когда его застрелили.
– Означает ли это, что на золотой караван кто-то напал? – этот вопрос задал Рамон.
– Это как раз то, что меня беспокоит, – нерешительно заговорил Разим. – У подобных караванов очень сильная охрана. Никто бы не осмелился нападать на них.
«Только один человек, – думал Разим, – только один всегда нападает подобным образом – Калаф».
Но его губы не произнесли этого имени. Даже только назвав его вслух, он может навлечь на себя несчастье.
Было еще прохладно. Час или два животные еще смогут идти очень быстро.
«Может быть, самым лучшим решением было бы присоединиться к большому каравану», – подумал Разим.
Обычно золотые караваны, шедшие из Дагомеи, вооружались так, словно собирались на войну. А он, Разим, мог бы рассказать им, как лучше защититься от нападения Калафа, недаром он сам в течение трех лет промышлял с его бандой. Приняв такое решение, он стал подгонять своего верблюда.
Небо затянулось белой пеленой. Подул сильный ветер, не приносящий прохлады. Ни звука не тревожило вечное молчание пустыни – лишь мягкие шаги животных да шуршание и шепот потревоженного ветром песка. Разим все торопил верблюдов. На высоких гребнях песчаных холмов на западе сгрудились плотные облака голубовато-желтого тумана. Проводник знал, что это может означать. Он уже давно наблюдал за этими признаками надвигающейся песчаной бури. Снова и снова вглядывался он в горизонт, надеясь увидеть очертания финиковых пальм, указывающих на близость источника. Караван тоже должен был остановиться там. Не мог он далеко уйти. Каждую минуту белый шлейф на горизонте может развеяться, и станет виден оазис. Разим ободряюще потрепал за шею своего верблюда, а когда поднял голову, увидел, как громадная тень затягивает небо. Плотные облака оторвались от дальних холмов и огромным темным покрывалом наползали на них. Когда облака придвинулись ближе, впереди стали явственно заметны два мощных пылевых смерча.
– Всем спешиться! Животных в круг!
Только крик Разима обратил внимание Каролины на надвигающуюся опасность. Конечно, она ощущала порывы ветра, осыпающего ее лицо острыми песчинками, однако ее мысли были далеко. Она спрыгнула с лошади. Черные погонщики пытались согнать в тесный круг упирающихся верблюдов. Солнце исчезло за тяжелыми, желто-серыми тучами. Странное, неземное сияние разлилось в воздухе, накрыло маленькую группу людей и животных. На секунду ветер затих. Чем ближе подходили облака, тем темнее становилось вокруг. Каролина почувствовала, как чьи-то руки обхватили ее и завязывают платком ее лицо. И тут же с неба обрушился на них поток песка и пыли. С яростной силой кружила буря вокруг горстки путников.
Низко сгибаясь под порывами ветра, Каролина пыталась, шатаясь и падая, продвигаться вперед. Казалось, с каждой секундой ветер менял свое направление. Он сорвал с нее плащ и растрепал платок, завязанный Рамоном Стерном. Глаза и рот забивал песок. Ослепшая, растрепанная, она инстинктивно тянулась вперед, вцепившись в руку Стерна. Откуда-то, как сквозь вату, доносилось до нее испуганное ржание лошадей, крики верблюдов и отчаянный голос Разима. Сквозь пелену песка Каролина увидела, как один из верблюдов вырвался от погонщика и исчез во мгле. Буря поглотила огромное животное. Каролина еще успела разглядеть тяжелые, полные водой бурдюки, колотившие по брюху несчастное животное, сорвавшееся в бешеный галоп. Потом передние ноги верблюда провалились в песчаный сугроб – а через секунду песок укрыл его с головой, и все было кончено.
Каролина рванулась в сторону от Рамона.
– Верблюд с водой! – закричала она. – Вода!
Однако Стерн притянул ее назад и прижал к себе. Они споткнулись о вырванные с корнем кусты. Клочья травы носились в воздухе. Песок проникал сквозь одежду Каролины. Он был везде: во рту, в глазах, на шее. Она едва дышала. Голоса Разима больше не было слышно. Заглохли даже испуганные крики животных. Осталось только завывание ветра и потоки раскаленного песка, низвергающегося на нее.
Каролина съежилась и крепко зажмурила глаза. Она не знала, сколько прошло времени – минуты или часы, – когда вдруг почувствовала, что стало тихо и светло. Так же неожиданно, как налетела, буря умчалась прочь. Растерянная, Каролина застыла на месте, нерешительно оглядываясь. Всего в паре метров от нее бушевал песчаный смерч. Теперь он снова сменил направление и двигался на юг. Она стянула с лица прозрачное покрывало. Нигде и никого не было видно. Ни звука, ни следа. Разим, черные погонщики, верблюды, лошади – все как сквозь землю провалилось.
Каролина вспомнила о засыпанном песком верблюде с запасами воды. При мысли о полных бурдюках она ощутила мучительную жажду. Язык буквально присох к нёбу. Рот был полон песка. Она попробовала выплюнуть его, но резкая боль сжала спазмом горло. Каролина огляделась. Она находилась в каком-то хаотичном переплетении высохших канав и ручьев, покрытых толстым слоем песка. Земля была усыпана красными камнями, местами нагроможденными в причудливые пирамиды. Эти сооружения, выстроенные бурей, грозили с минуты на минуту рухнуть. Песок невдалеке от Каролины зашевелился, и она с радостью увидела живого и невредимого Стерна, который, встав на ноги, пытался отряхнуться от песка. Его появление дало ей повод надеяться, что уцелел кто-то еще. Внезапно Каролина подняла голову и прислушалась. Невнятный человеческий голос, эхо чьего-то крика пронеслось по пустыне, разбившись о серо-зеленые утесы, которые, как остатки каменных стен, ограждали этот разрушенный песчаный город.
Стерн приложил руки ко рту и что-то крикнул в ответ. Они замерли в ожидании. Наконец откуда-то со стороны обломков скал послышался знакомый голос, а минутой позже среди утесов мелькнул голубой плащ Разима. Он был один и вел за собой за поводья двух лошадей. Лошади боязливо подрагивали. Казалось, Каролина только теперь осознала, что, собственно, произошло. Она опустила глаза и увидела толстый слой песка на своих сапогах, потом встряхнула плечами, и песок ручьем потек с ее одежды. Он был везде, она чувствовала, его на своем теле – миллионы острых иголочек, пронзавших ее зудящей болью.
Разим медленно подошел. Его лицо тоже было покрыто слоем песка, лишь приоткрытый, тяжело дышащий рот да глубоко посаженные глаза были свободны от него. Без единого слова он передал Стерну повод одной из лошадей и вытащил из складок одежды во много раз сложенную бумагу. Это была старая, захватанная, с истрепавшимися краями карта. Разим осторожно расправил ее и разложил на песке. Потом встал на колени и склонился над ней.
– Где мы сейчас? – спросила Каролина. – Далеко отклонились от дороги?
Разим все еще стоял на коленях, зажав в одной руке компас. Время от времени он поднимал голову и внимательно разглядывал окрестности. Вдалеке стали видны крошечные фигурки погонщиков с верблюдами. Разим снова сложил карту и поднялся.
– Буря далеко отбросила нас от караванного пути, – он твердо смотрел на Каролину и Стерна. – И у нас нет больше ни капли воды.
– Значит, мы потеряли верблюда со всеми своими запасами? – спросила Каролина.
Разим кивнул:
– Его занесло песком.
Он повернулся, снова внимательно вглядываясь в окружающую местность.
Она явно не была ему чужой. Это было одно из тех укромных мест, которые Калаф использовал как убежище для своей банды. Отсюда, если верить карте, меньше часа пути до источника с хорошей водой. Это был один из тайных источников, о котором и понятия не имели караванщики. Источник принадлежал Калафу, и было чистейшим безумием отправляться туда, да еще с этими чужаками. Беспокойство снедало его. Сначала этот верблюд, убитый людьми Калафа. Потом песчаная буря. Потеря запасов воды. Неужели счастье отвернулось от них?
– Здесь есть вода, – сказал он, – всего в часе отсюда. Однако попытаться отыскать ее очень опасно.
– Опасней, чем умереть от жажды? Разим взглянул на Каролину.
Ее лицо было в тени белой накидки. В тонко очерченных темных бровях застряли песчинки, они сверкали там, крошечные осколки слюды. За все десять недель пути от Дагомеи эта женщина ни разу не проявила ни малейшего признака слабости. Даже теперь она не кажется измученной.
Разим согласно кивнул:
– Вы правы. Однако мы должны быть крайне осторожны. Владелец наверняка охраняет свой источник. Вооружайтесь! – Опять он не рискнул упомянуть имя Калафа.
Подошли погонщики с верблюдами. Грубая, свалявшаяся шерсть животных была забита песком. Разим отстегнул сумки с багажом, открыл их и достал патроны. Потом разделил их между двумя погонщиками, которые тут же засунули их в пояса. Из кожаного мешка вытащил четыре ружья, проверил их, два отдал погонщикам, а два оставил себе.
Каролина уже сидела в седле. Она почувствовала на себе взгляд Рамона Стерна. Его глаза всегда были рядом, их теплота поддерживала ее, доказывая, что она не одинока, что между ней и смертельной опасностью всегда кто-то стоит. Она проследила, как он тоже достал из седельной сумки пистолет и зарядил магазин. Гортанным криком Разим поднял верблюдов.
Вади Эльрек казался широкой, мирной дорогой между двумя отвесными откосами. Земля была покрыта тонкой коркой глины, принесенной сюда наводнением. Однако соль и грязь настолько разъели этот слой, что верблюды легко пробивали его и уходили в песок по колени. Через четыре мили Вади, усыпанный теперь острой галькой, превратился в истинную пытку для животных. Они вздрагивали и сжимались при каждом шаге. Погонщики вынуждены были надеть сандалии, чтобы не поранить ноги. Разим намеренно выбрал такую неудобную для верблюдов и погонщиков дорогу, потому что люди Калафа пользовались ею исключительно редко. Он сдержал ход своего верблюда, когда увидел за иссиня-черными валунами едва заметный котлован. Осторожно, напряженно вглядываясь, Разим прокладывал себе дорогу через низкий колючий кустарник. Он не заметил никаких следов, однако это еще ни о чем не говорило. Его взгляд пристально обыскивал поросшие тамариском склоны котлована, боясь обнаружить белые бурнусы людей Калафа, но девственное спокойствие кустарника, сливающегося со светлым песком, не было нигде и никем потревожено.
Разим остановил своего верблюда. Его зоркие глаза нашли в середине тесной расщелины тщательно замаскированный источник. Заставив верблюда опуститься на колени, он сошел на землю. Похолодевшими от волнения руками Разим стал разгребать слой песка, пока не увидел доски, прикрывавшие обложенный камнем колодец.
Каролина натянула поводья. Она смотрела, как Разим приподнял крышку и заглянул в колодец. Ей показалось, что воздух вдруг стал прохладней.
Стерн протянул кружку, наполненную водой из колодца, и она жадно припала к ней. Вода была холодной и чуть солоноватой. Еще пару минут назад она умирала от жажды. Теперь ей приходилось делать над собой усилие, чтобы пить дальше. У нее холодок пробежал по коже. Что случилось, почему она вдруг замерзла? Разве солнце перестало нещадно палить над пустыней? Она услышала нетерпеливый голос Разима. Он единственный не потратил даже минуты, чтобы напиться. Вместо этого он наполнил водой бурдюки и приторочил их к седлам. Он беспрерывно торопил погонщиков, будто до смерти боялся этого места.
Каролина почувствовала, как мелко задрожала под ней лошадь. Она ласково потрепала ее гриву, стараясь успокоить чуткое животное. Внезапно послышался какой-то шелест, шорох сыплющегося песка. Каролина повернулась в седле. Высокий склон расщелины уже начинал отбрасывать тень. Заходящее солнце заставило воздух заискриться миллионами золотых блесток. Всадник, которого вдруг заметила Каролина на краю расщелины, будто вынырнул из-за золотого занавеса. Он был весь в белом: тюрбан, бурнус, сапоги. Белый призрак на белом коне. В его руке что-то блеснуло. Выстрел разорвал тишину. Песок под копытами ее лошади фонтанчиком взметнулся вверх. Каролина едва удержала взвившуюся на дыбы кобылу. Наконец она крепко натянула поводья и развернулась – чтобы увидеть за своей спиной двух других всадников. Они спустились абсолютно беззвучно – тоже все в белом и на белых конях. В руках они держали ружья. И их дула были направлены на нее.






Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Пурпур и бриллиант - Паретти Сандра

Разделы:
12345678910111213141516171819

Ваши комментарии
к роману Пурпур и бриллиант - Паретти Сандра



Не думала,что будет такой конец.Господи,ну почему?За что?Читайте.
Пурпур и бриллиант - Паретти СандраНаталья 66
13.10.2013, 16.27








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100