Читать онлайн Пурпур и бриллиант, автора - Паретти Сандра, Раздел - 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Пурпур и бриллиант - Паретти Сандра бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.12 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Пурпур и бриллиант - Паретти Сандра - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Пурпур и бриллиант - Паретти Сандра - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Паретти Сандра

Пурпур и бриллиант

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

16

Было совсем рано, когда Симон, вбежавший в комнату, разбудил ее:
– Взгляните на море!
Нехотя она поднялась, набросила халат и, уже догадываясь, что может увидеть, подошла за Симоном к окну. Все в ней содрогнулось, когда она увидела вдали на морской глади суда, выстроившиеся полукругом. В прозрачном утреннем воздухе все предметы, даже отдаленные, обрели четкие очертания. Медные заклепки, корабельные шлюпки, мачты со спущенными парусами – все было будто нарисовано в металлической синеве неба. Флотилия бросила якорь на рейде Алжира.
Флаги развевались на ветру. Вокруг деревянных резных фигур на носу кораблей бурлила белая пена. От камбузов поднимался дым. Наконец взгляд Каролины отыскал знакомые очертания «Алюэта». Корабль находился в правом крыле полукруга. Он был длиннее других судов, над его кормой развевался голубой флаг.
На секунду Каролина представила себе, что она там. Ей казалось, что она ощущает под ногами доски палубы, легкую качку судна. Она отступила назад, в глубину комнаты, не в силах больше переносить это зрелище. Почему она не там, не на этом корабле? Разве она уже не была на полпути к «Алюэту»? Что же помешало ей?
Казалось, большая часть ее воспоминаний изгладилась из памяти. Она осознавала только, что находится не там, где должна быть. Но тут она увидела рядом Симона.
– Корабль готов? – спросила она и, не дав ему что-то возразить, продолжила: – Я только хочу узнать, готово ли судно.
Симон кивнул:
– Готово.
– Я сейчас спущусь. Выходи.
Когда Каролина спустилась на мол, с моря зазвучала канонада.
Барка, стоящая у берега, была сильно нагружена. Бочонки с красками и лаком, корзины с овощами и фруктами, клетки с курами. При каждом залпе, разносящемся над морем, птицы поднимали адский шум, кудахча, кукарекая и пища. Перестрелка усиливалась. Тридцатишестифунтовая пушка Касбы ответила на вызов. Стена воды выросла рядом с кораблями. Сквозь пороховой дым были видны только вымпелы и мачты судов.
Каролина поспешно забралась на барку, нетерпеливо ожидая ее отплытия. В последний раз она бросила взгляд на железную дверь, ведущую к молу от дома Гоунандроса. Она все еще надеялась, что дверь откроется. Рамон Стерн так и не появился в доме друга, а она не хотела уезжать, не попрощавшись с ним. Это было, скорее, не сентиментальное, а эгоистическое желание. Пока она пребывала в неизвестности, то не могла поверить в возможность собственного спасения.
Они отплыли от мола и теперь двигались вдоль форта Гоунандроса. На примыкающей к морю стороне форта далеко от берега выступали утесы. Каролина пыталась заглянуть за них, вытягивая голову, так как рулевой старался как можно дольше держаться берега.
Симон, сидящий напротив Каролины, не сводил с нее глаз. Он последним сел в барку. Он больше не задавал никаких вопросов и поклялся себе, что не станет этого делать и впредь. С прошлой ночи он чувствовал себя старым, усталым и ненужным – как отец, который ощущал, что дети больше не нуждаются в нем. И он тоже ответствен за это, он сам воспитывал Каролину. Он научил ее скакать на лошади и фехтовать; это он разбудил в ней страсть к приключениям. Она всегда была свободна – свободна делать то, что ей было угодно, свободна любить, кого хотела. До последнего часа он гордился ею – такой. Но теперь он осознал, что это было и ее счастье, и ее проклятие. Она всегда будет любима, будет притягивать к себе мужчин, как магнит. Но ни один из них не сможет удержать ее. Ее жизнь превратится в сплошной побег, это будет путь от одного расставания к другому – пока она не найдет достойного противника, способного остановить ее.
Вблизи в воду плюхнулось ядро, подняв фонтан брызг. Волна захлестнула барку, раскачала ее, понесла на прибрежные камни. Гребцы удвоили усилия. Внезапно перед ними возник полуостров, поросший высоким камышом. За ним уже был виден корабль. Раскрашенные желтыми и красными полосами борта напоминали потрепанный костюм постаревшего арлекина – дряхлые, многократно законопаченные.
– Не обманывайтесь его внешним видом, – успокоил ее Симон. – Я очень внимательно осмотрел судно. Когда-то оно было голландским торговым кораблем. Эти старички, помнящие еще походы в Ост-Индию, построены на века. Чертовски высокие мачты, совсем новые. Так высоко оснащаются только американцы и пираты.
– Тем лучше. – Каролине нравилось это судно, обладающее породистой уродливостью бастарда.
Гребцы подняли весла, барка плавно причалила к судну. Трап мелькнул в воздухе, и его конец упал в воду рядом с ними. Наверху у поручней стоял юноша в фиолетовом тюрбане. Он перегнулся через поручни, приветливо закивал ей. Алманзор! Каролина со стыдом поняла, что совсем забыла о существовании верного слуги.
– Он настоял, чтобы я взял его на судно. Сказал, что вы обещали ему это. – В словах Симона был некий подтекст, на который Каролина предпочла не обратить внимания.
Она подняла руку и махнула Алманзору. То, что он находится на корабле, Каролина сочла хорошей приметой.
Мора набрал команду такую же пеструю, как сам корабль. Приложив ладонь к темно-синей треуголке, капитан отсалютовал Каролине. Его черная с проседью борода была аккуратно подстрижена. Симон объяснил Мора, что женщина, которую он имеет честь сопровождать до Марселя, знатная герцогиня. Он объяснил ему, как следует ее называть, однако Мора сказал только:
– Добро пожаловать, мадам! – Но даже этого ему было достаточно, чтобы смутиться: у своих людей он вполне мог потерять авторитет из-за столь галантного поведения.
Смутные воспоминания кадетского прошлого проснулись в нем. По правилам он, как капитан, должен был теперь представить свою команду. Но его люди решили эту проблему по-своему. Увидев поднимаемые в этот момент на борт клетки с курами, каплунами и кабанами, они разразились радостными воплями. Каждый схватил по ящику и исчез с ним.
– Я как Ной со своим ковчегом, – улыбнулся Мора. – Козы, ягнята, зайцы, перепелки, куры, свиньи. Палуба превратилась в настоящий зверинец. Но три благословения любого христианского путешествия – сухари, сушеную рыбу и цингу – я никогда не ценил.
– Когда мы отплывем? – спросила Каролина.
Мора состроил недовольную гримасу.
– Мы были готовы раньше, чем вы, мадам.
– Тогда отдавайте приказ к отплытию.
– Нам придется двигаться вдоль эскадры, – вмешался Симон. – Они блокируют выход в открытое море. Пытаться пробиться туда до темноты – самоубийство.
Канонада, на время прекратившаяся, возобновилась с новой силой. Выстрелы следовали один за другим. Подобные темным метеорам ядра прошивали голубизну неба. Из Касбы отвечали столь же бешеной стрельбой. Орудия, стоящие на бастионах, были подобны зловещим, плюющимся огнем драконам. Каролина стояла у борта, наблюдая за битвой. Симон видел, как бледно ее лицо. Он взял ее руку.
– Пойдемте, – сказал он. – Я отведу вас в каюту. Вам нужен покой.
Каролина лежала на узкой постели. Она не могла заснуть, да и не чувствовала себя усталой. Но ей было приятно лежать просто так, предаваясь своим мыслям. Чистый, высокий звук заставил ее вздрогнуть. Часы пробили полный час. Это была мелодия из «Волшебной флейты», сразу живо напомнившая Каролине о детстве. Иногда мама напевала эту мелодию. Каролина вспомнила лицо матери в ореоле светлых волос, с карими глазами; ей казалось, она слышит ее голос. Но однажды этот голос умолк; однажды в этих карих глазах появилось странное выражение, в котором смешались печаль и презрение. Именно тогда в ее дочери впервые проснулось стремление стать другой, не похожей на мать, которая своей кротостью, молчанием и слезами буквально затерроризировала мужа и детей. Ей казалось, что они чересчур живые, порывистые, страстные. Но вместо того, чтобы разделить с ними радость жизни, она все больше отдалялась от них. Дистанция становилась все заметнее, стена, выросшая между ними, – все выше. У них была мать, сидевшая с ними за одним столом, ходившая по дому, но не жившая вместе со своей семьей. Каждая попытка вытянуть ее из этой добровольной изоляции только увеличивала пропасть между ними.
Часы умолкли. А перестрелка все продолжалась. Корабль медленно дрейфовал по мертвой зыби. Воспоминания о матери все не оставляли Каролину. Что так переменило эту женщину? Что-то должно было произойти, к чему она не была готова, что погрузило ее в пучину одиночества. Сегодня Каролина смотрела на мать уже иными глазами. Ее матери время не помогло. А ей самой? Придет ли день, когда она сможет простить?
В коридоре послышались шаги. Каролина будто видела сквозь стену Симона, пытающегося идти на цыпочках, чтобы производить меньше шума. Он робко постучал в дверь.
– Входи, Симон! – крикнула Каролина.
Он держал в руках круглый поднос, накрытый белой салфеткой.
– Ты действительно принес с собой запах свежего хлеба или мне это только мерещится?
Он снял салфетку с подноса. Там лежал хлеб с золотистой корочкой, посыпанный кориандром. Каролина дотронулась до буханки. Она была еще теплой.
– Я всего четверть часа назад вынул его из духовки. – Симон поставил поднос на стол, который, как и вся мебель в каюте, был прикручен к полу. – Вы всегда любили именно такой. Или ваши вкусы изменились?
– Не все меняется, – ответила она, отрезая кусок хлеба и густо намазывая его маслом.
Потом жадно впилась в хлеб зубами.
– Мне кажется, все дни здесь я не буду есть ничего, кроме твоего хлеба.
– Когда ваш отец мучился от лихорадки в египетском походе, я поднял его на ноги хлебом и вином.
Каролина посмотрела на Симона:
– Ты ведь уже был в нашем доме, когда это случилось с матерью? Ты знаешь, в чем тогда было дело?
Морщины вокруг его глаз, казалось, стали еще глубже.
– Почему вы вдруг вспомнили об этом сейчас, спустя столько времени? – Симон присел на край ее кровати. – Я не могу вам этого сказать. Да и вы совсем другая, не похожая на нее, вряд ли вам это надо знать. – Он смотрел на свои руки и вспоминал о своем обещании не задавать вопросов. – Через час стемнеет. Вы не изменили своего решения плыть в Марсель? – Симон поднял голову. – Я должен еще раз объяснить вам, – наконец решительно продолжил он. – Смерть Филиппа... она затронула герцога так же глубоко, как вас.
– Я верю тебе, – тихо сказала она. – Однако я не могу изменить своего решения.
– Почему не можете? Вы хоть сами понимаете, почему? И что же это за решение?! Боль – вот ваше решение. Вы поступаете, как Филипп, вы позволяете сиюминутным чувствам брать над вами верх. Ничего хорошего из этого не выйдет. Вы это прекрасно знаете – вспомните отца, брата, да и многие свои поступки.
Несколько секунд было слышно только тиканье часов. У нее стояли слезы в глазах, и §она не скрывала их от Симона. Она была рада, что он рядом. Она радовалась той боли, что он причинял ей. Она должна пройти сквозь эту боль. Другой дороги просто нет.
Она должна вернуться к себе, иначе у ее любви не будет будущего.
– Вы позволите мне передать сообщение герцогу? Вы не можете оставлять его в безвестности.
Каролина ничего не ответила. Как же это могло случиться?! Они так близко друг от друга, а она бежит от него. Она потеряла все, даже своего ребенка – а теперь теряет и его. У нее не осталось ничего, кроме жизни; и эта жизнь не имела больше цены. Быть лишенной всего, что любишь, – страшнее, чем умереть. Почему она обречена на такую жизнь? Каролина уткнулась лицом в ладони.
Симон не пытался утешать ее. Хорошо, что она наконец может выплакаться.
Когда Каролина отняла руки от лица, в каюте уже стемнело. Стрельба умолкла. Касба тоже больше не отвечала. Только волны бились о борт да тикали часы. Симон сидел молча и ждал ее ответа. Слезы облегчили ей душу, но ничего не изменили. Она встала на ноги, набросила на плечи плащ:
– Выйдем наружу.
В коридоре не было света. От пола исходило тепло, накопленное деревом за день. Запах краски и олифы смешивался с запахом гари, принесенным ветром с земли. Алжир был в огне. Ночь придавала картине разрушения нечто фантастическое. На бастионах Касбы горели факелы в человеческий рост. Когда порывы ветра становились сильнее, факелы развевались, как красные знамена. Флот, который находился теперь дальше от земли, чем днем, казался вытянутым в длину сверкающим островом в форме полумесяца. К Каролине и Симону подошел Мора.
– Наш план не изменился? – спросил Симон.
Мора покачал головой:
– Через три часа луны не будет. Они не увидят нас и не услышат, только если мы пойдем самым малым ходом.
– Надо избегать любого риска, – сказал Симон. – Мы пойдем вдоль эскадры. Предоставьте это мне. Я беру на себя ответственность.
Каролина внезапно насторожилась. Что у Симона на уме?
– Не понимаю, почему мы должны идти вдоль эскадры, – сказала она.
– Поверьте мне, – ответил Симон, – так будет безопаснее всего. Мы сделаем так, что они примут нас за своих. Крайнее судно правого крыла флотилии – «Надежда Роттердама». Мы просто попросим разрешения пройти мимо него. Абсолютно невинно. Мы не будем ждать, пока нас окликнут. Мы сами будем звать их. И пройдем насквозь, так сказать, официально.
– А кто мы?
– Мы «Кромвель»! Последнее судно левого крыла. Люди Мора страшно ругались, но все же выкрасили судно в такой же цвет. Черный. А на борту написали его название.
«Кромвель» беззвучно скользил по морской глади. Выкрашенные в черное борта, палубы и мачты, темные паруса – корабль и ночь были едины. Каролина стояла рядом с Мора у штурвала. Они прошли уже восемнадцать судов. Осталось только два. Симон украдкой бросил взгляд на Каролину. Капюшон не прикрывал очертания ее профиля – слишком красивого, чтобы позволить догадаться, что творится в ее душе. Она наверняка узнала «Алюэт», и Симон не мог поверить, что она так и останется тверда и непримирима. Это противно человеческой природе. А женщина по натуре своей склонна прощать, а не судить. Он не спускал с нее глаз. Он знал, что поймет даже едва заметный знак. И был уверен, что он последует. Она не может быть сильнее, чем это искушение. Она не может быть сильнее, чем ее любовь.
Он ощущал за собой движения паруса. Легкая дрожь пробежала по «Кромвелю». Напротив них был стройный белоснежный силуэт «Алюэта». Симон рупором приложил ладони ко рту и выкрикнул пароль:
– Даниэль и львы!
– Львы и Даниэль! – прозвучал отзыв.
Старший офицер «Алюэта» говорил в рупор. Он произносил английские слова с сильным французским акцентом.
– Кто вы?
– «Кромвель». – Симон помедлил одно мгновение, потом крикнул: – У нас пакет для герцога Беломера! Держите!
Каролина заметила в руках Симона завернутый в клеенку и перевязанный пакет. Он зашвырнул его на высокий борт «Алюэта». Она услышала, как пакет стукнулся о палубу.
– Как ты посмел? – Ей казалось, что она кричит, однако с ее губ не сорвалось ни звука.
Она бросилась к Мора.
– Поднять паруса! Быстро! – Она была вне себя.
Мора, так же пораженный неожиданным поступком Симона, как и Каролина, среагировал с молниеносной быстротой предводителя пиратов. Паруса взвились на мачтах. Казалось, команда мгновенно удвоилась. Штурвал поворачивался в руках Мора с невероятной скоростью. Его приказы гремели над палубой. «Кромвель» вздрогнул и рванулся вперед. Каролина покачнулась от этого толчка. Симон подхватил ее, пытаясь удержать.
– Отпусти меня! Я никогда тебе этого не прощу! Отпусти!
Никогда еще Симон не был в таком отчаянии. Ему казалось, что грянула самая страшная катастрофа в его жизни. Случилось нечто непоправимое, но он никак не мог поверить в это. Прошло еще несколько секунд. «Кромвель» миновал флотилию и оказался в открытом море. Ветер свистел в его парусах.
Каролина смотрела на огромные черные крылья, которые рвал ветер, словно заглядывала в собственное разорванное сердце.






Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Пурпур и бриллиант - Паретти Сандра

Разделы:
12345678910111213141516171819

Ваши комментарии
к роману Пурпур и бриллиант - Паретти Сандра



Не думала,что будет такой конец.Господи,ну почему?За что?Читайте.
Пурпур и бриллиант - Паретти СандраНаталья 66
13.10.2013, 16.27








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100