Читать онлайн Потерять и обрести, автора - Паретти Сандра, Раздел - 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Потерять и обрести - Паретти Сандра бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.5 (Голосов: 2)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Потерять и обрести - Паретти Сандра - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Потерять и обрести - Паретти Сандра - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Паретти Сандра

Потерять и обрести

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

8

Тесно обнявшись, они вновь очнулись. Оба молчали, боясь словами испортить волшебный миг. Их руки искали друг друга, движимые страстным желанием не только касаться любимого, но и опять слиться с ним.
Он натянул на нее камчатое покрывало. Лежал и прислушивался к ее дыханию. Герцог никогда не верил, что найдет такую женщину, как она, а встретив, боялся, что она всего лишь фата-моргана, которая испарится при первом дуновении. Не потому ли он так долго скрывал от нее свою любовь под маской легкомысленного жуира? Он едва не потерял ее из-за этого, но не мог поступить иначе.
Все вехи минувшего года проплыли перед ним. Тот день и та ночь, когда он не держал над ней свою охраняющую длань. То, что она была бесстрашна, как он, умела бороться, как он, наполняло его глупой гордостью. Теперь ему было жутко от мысли, что все могло закончиться иначе. Каролина ни словом не обмолвилась о перенесенных ради него страданиях и мучивших ее сомнениях, но он обо всем догадывался. Как легко могло случиться, что этот путь привел бы ее не к нему, а от него. Он вдруг понял, что не перенесет, если потеряет ее. Одна мысль, что скоро она вновь покинет эти стены, была невыносима для него. Он больше не понимал своего прежнего спокойствия; его твердая уверенность, что она не страдает от разлуки, как другие женщины, растерянные и беспомощные, была непостижима для него. Она страдала. Он знал это, и это мучило его. Вечной загадкой оставалось для него то, что на этом прекрасном спящем лице ничего не отражалось. Переживания проходили для нее бесследно. Он разглядывал Каролину, завороженный легким намеком на улыбку, освещавшую ее черты, хранившие серьезность во сне. Она принадлежала ему. Эта улыбка принадлежала ему. С того самого мартовского дня год назад, когда она проскочила мимо него во двор монастыря, он знал, что это именно та женщина, которую он всегда ждал. То, что они были созданы друг для друга, было для него настолько бесспорно, что он даже не спешил привязывать ее к себе. Теперь же ужаснулся, вдруг осознав, что все время балансировал на краю пропасти.
Герцог вдруг понял, что обязан сделать, это должно произойти немедленно, в этих стенах.
Тихо поднявшись, он подошел к секретеру. На карточке со своим именем и гербом он написал имя единственного католического священника, которого знал в Лондоне, – монсеньора Евстахио Перендеса из португальской церкви. Вместе с золотой монетой он сунул карточку в конверт, сложил его и положил в одну из жестяных капсул, лежавших на столе. Потом крепко привинтил крышку и подошел к окну. В глубокую нишу в камне была опущена катушка. Герцог отвязал веревку, прикрепил к ней крючком капсулу и просунул ее через решетку оконного проема. С легким шуршанием катушка раскрутилась.
Каролина, наблюдавшая за его действиями, ждала, когда он опять намотает веревку на катушку. Наконец он обернулся, и ее улыбка сказала ему, что она проснулась не сию минуту.
– Твоя бутылочная почта?
Услышал ли он ее невысказанный вопрос?
– К сожалению, она не доходит до Mop-тем ера, – сказал он, – а только до моих охранников. – Герцог поднял голову. – Что ты подумала в Мортемере, когда я не появился в день нашей свадьбы?
Она не смогла сразу ответить ему. Ей все еще было больно при воспоминании о том дне. Каролина начала машинально приводить в порядок одежду, словно это могло помочь ей справиться со смятением в душе.
– Месье Карем суетился как ненормальный, – произнесла она наконец. – Он считал, что должен настоять на том, чтобы свадьба все-таки игралась – ради его паштетов. Я думаю, он никогда нам этого не простит.
Они посмотрели друг на друга, и что-то произошло, будто в комнате вдруг стало светлее. Может, потому что она сказала «нам»? Или причиной тому был ее голос, в котором не сквозило ни малейшего упрека? Они не знали, что случилось, но неловкость, которую они только что испытывали, исчезла.
– А ты? – тихо спросил он. – Что ты чувствовала?
–Я… я разорвала свое подвенечное платье. – Она снова услышала треск разрываемой ткани, увидела сыплющийся на пол жемчуг и опять испытала это животворное чувство облегчения. Она со смехом продолжила: – Потом я почувствовала голод. Я приняла ванну, приказала принести себе свежей семги. Гости разъехались голодные, зато глубоко удовлетворенные, что им посчастливилось побывать на этой скандальной свадьбе, которая не состоялась из-за отсутствия жениха. А затем я приказала заложить мою карету.
Он сел рядом и положил руку ей на плечо. Ему надо было прикоснуться к ней, чтобы убедиться, что она была явью, а не сном. Каролина была для него загадкой. И никогда большей, чем в эту минуту.
– Ты уехала в тот же день?
– Я не должна была?
– И Лебланк допустил это? – нахмурился герцог.
– Он пытался удержать меня…
– Он не сказал: «Такие дела лучше всего устраиваются с помощью денег»?
– Да, говорил. Но он не объяснил мне, почему тебя арестовали.
Его лицо замкнулось. Тон стал ожесточенным.
– Он и не мог знать этого. Никто не мог этого знать.
– Нет, я думаю, он знал. Но Лебланк – человек, умеющий хранить свои тайны. Он тебе когда-нибудь говорил, какой груз везут твои корабли? Рабов! Я их сама видела.
Значит, это была правда! Не подтасовка, не ложное обвинение, не предлог, чтобы арестовать его. Это не укладывалось у него в голове. Словно в тисках страшного кошмара, герцог ждал, когда проснется. Но ничего не произошло, ничто не избавило его от страшной правды.
– Я не знал этого, – нарушил он наконец молчание. – Я смеялся им в лицо, когда они пришли и сообщили, что захватили принадлежащий мне корабль с рабами на борту. Обвинение показалось мне таким абсурдным, что мне даже не пришла в голову мысль выступить против него. – Он хотел бы взять свои слова назад. Пожалуй, они звучали как извинение? Но для него не было прощения. То, что он не подозревал, какого происхождения его деньги, что никогда не задумывался, из каких источников текло его богатство, не освобождало его от вины. Все, что он делал когда-либо доброго, вдруг разом обесценилось.
Он повернулся к Каролине. Ему нужно было видеть ее глаза; когда он будет говорить, в ее глазах он прочтет свой приговор.
– В самом деле я смеялся им в лицо. Я все считал выдумкой. Для меня это было комическое недоразумение, очередное приключение, сулящее массу острых ощущений. Почти наслаждался тем, что они засадили меня сюда. Поэтому, только поэтому я заставил тебя ждать.
Услышав шум, герцог поднялся и взял ее за руку.
– У меня для тебя сюрприз. – Он был уверен, что это монсеньор Перендес.
Портьера раздвинулась. Показался стражник, пропустив двух мужчин.
– Судья Говард, – объявил один.
Опираясь одной рукой на палку, ведомый за другую руку молодым человеком, вошел Бэзил Говард, слепой судья, зачитывавший герцогу обвинение при его водворении в Тауэр. Каролина, не знавшая этого человека, увидела, что герцог побледнел.
– Герцог…
Судья наклонил голову. На его лицо с мощным лбом, крупным носом и тяжелым подбородком, имевшим раньше что-то грубое и воинственное, время наложило печать мудрости. Его кожа напоминала пожелтевший пергамент, глаза казались затянутыми тем же материалом. Писарь подвел его к большому столу, который из-за урока фехтования был слегка сдвинут в сторону. Он сел с торца, разложил перед собой бумаги и открыл папку. Нетерпеливый жест судьи заставил писца быстро вынуть из папки один лист. Бэзил Говард взял документ. Каролине казалось, что он читает его. Потом он протянул его через стол именно в том направлении, где стоял герцог.
– Соблаговолите подписать. Это всего лишь формальность, герцог, вы свободны.
Каролина видела, как вздрогнул герцог. Его рука, уже собиравшаяся взять бумагу, повисла в воздухе.
– Свободен?! – Теперь, когда он знал, что обвинение, выдвинутое против него, соответствовало истине, он воспринял это слово как насмешку. – А как же обвинение, которое вы зачитывали мне всего четыре дня назад? Я знаю наказание, которое полагается за это. Пятнадцать лет депортации.
Судья поднял голову.
– Я пришел, чтобы сообщить вам решение Верховного суда Адмиралтейства, а не затем, чтобы дискутировать с вами по этому поводу, герцог. К тому же то, что я Мог бы сказать, не предназначалось бы для Других ушей. – Он повернул голову в ту сторону, где стояла Каролина.
– Моя жена знает, что произошло, – заметил герцог. – То, что предназначено для меня, предназначено и для нее.
Судья покачал головой.
– Приговор вынесен. Это приговор, которого я не одобряю. Я уже давно работаю судьей, но все еще не привык к тому, что с помощью правосудия и законов выносятся приговоры, идущие в разрез со справедливостью. Ваши адвокаты были блестящи, герцог. Они так отлично разбирались в законности, что справедливости пришлось проиграть. Я повторяю: вы свободны. – В углах рта судьи залегли складки горечи и усталости, в то время как он пододвигал герцогу приговор, лежавший на столе. – А теперь, пожалуйста, подпишите.
– Я не буду подписывать, судья Говард. Речь идет о работорговом судне. Судно принадлежало мне. По английским законам это преступление. Я знаю этот закон.
– Совершенно верно, – согласился судья. – Но молодой капитан допустил оплошность в своем рвении. Он считал, что поступает законно, когда арестовал «Фели-сидад» и вынудил его причалить к берегам Сьерра-Леоне. Судно имело на борту рабов. Все правильно. Но, к сожалению, пыл капитана Фоукеса был больше, чем его знание законов. Он имел право задержать корабль лишь в том случае, если его владелец – англичанин.
– Но я и есть англичанин. Я с четырнадцати лет живу в этой стране. Я гражданин Англии, с тех пор как революция отняла у меня право называться французом.
Судья кивнул своему писарю, тот вынул из папки сложенный лист и протянул ему.
– Ровно месяц назад вы снова стали французом. Ваша грамота о репатриации скорей всего первая, подписанная королем Франции. Ваш управляющий, месье Лебланк, нанявший ваших адвокатов, явно весьма дальновидный и осторожный человек. Он обо всем подумал. У вас действительно были все причины смеяться над обвинением! Я говорю об этом в последний раз, герцог. Вы свободны. И еще. Я обязан возбудить дело против капитана Фоукеса. Как сказано, его арест «Фелисидада» был незаконным, и он будет наказан по закону за эту нелегальную конфискацию. – Его голос повысился. – Если вам это важно, вы можете к обвинению Адмиралтейства против капитана Фоукеса приложить собственную жалобу, и ему придется оплатить вам поштучно всех выпущенных рабов.
– Я знаком с английскими законами, – с почти зловещим спокойствием произнес герцог. – В особенности законами против работорговли. Вы не могли забыть, судья Говард, какой борьбы стоило провести их и в какой форме я лично участвовал в этом.
Каролина затаила дыхание. Что за абсурдная коллизия! Человек, боровшийся против преступления, обвиняет себя именно в нем.
– Если Адмиралтейство осудит капитана Фоукеса, эти законы теряют всякий смысл, – услышала она голос герцога. – Это вопиющая несправедливость! Обвинение против капитана Фоукеса должно быть снято. Я не могу признать такое правосудие и не подпишу приговор, который вы принесли. Я отказываюсь покинуть эти стены.
– Приговор вынесен. Он вошел в силу, независимо от того, признаете вы его или нет. – Старый судья колебался, стоит ли ему говорить дальше; это был один из тех моментов, когда ему приходилось выбирать между судейской присягой и голосом сердца, и всю жизнь ему доставало мужества в нужный момент прислушаться к зову души. – Существуют пути спасения капитана Фоукеса от наказания, впрочем, лишь незаконные. Я надеюсь, вы не ожидаете, чтобы я описывал вам эти пути.
– Где находится сейчас капитан Фоукес? – спросил герцог.
– Вплоть до его полного выздоровления в здешнем морском госпитале. – Он осекся и продолжил уже более суровым тоном: – А теперь, герцог, пожалуйста, не отнимайте у всех время и подписывайте приговор!
Писарь вскочил и протянул герцогу перо, придерживая бумагу, пока герцог выводил свое имя. Потом присыпал подпись сверху песком и, когда она высохла, положил вместе с грамотой о репатриации в папку. Наконец убрал перо и чернила в ящичек для письменных принадлежностей. Опираясь на палку, судья поднялся. Писарь взял его под руку. Склонив голову, судья Говард молча покинул помещение.
Герцог все еще стоял у стола, на котором подписывал приговор. Инстинкт подсказал Каролине, что она должна подождать, когда он первым нарушит молчание, что не стоит торопить его.
Ей казалось, что она знает его мысли так же хорошо, как свои собственные. Этот приговор, освобождающий его от вины, был лишь призван заставить его еще глубже прочувствовать ее и укрепить в нем желание искупить свой грех. Ее словно озарило – для такого человека, как герцог, был только один путь искупить свою вину. Она поднялась и подошла к нему.
– Надо выручить этого капитана Фоукеса – начала она, – и дать ему новый корабль, лучше оснащенный, более быстроходный для охоты за клиперами работорговцев.– Их взгляды встретились, и, когда она опять заговорила, у Каролины было полное ощущение, что она высказывает его мысли. – Сейчас этот приговор еще абсурден, но твои поступки оправдают его. Тебе нужна свобода, чтобы действовать! И еще нам нужно вот что: корабли, более быстроходные, чем работорговые пароходы… У нас они будут. Для нас их построит маркиз д'Арлинкур. Я тебе все расскажу.
Герцог положил руки ей на плечи. Она высказала вслух его самые сокровенные мысли, и тем не менее они испугали его. Когда он оберегал ее сон, перед ним маячили другие цели. Он хотел жить только для нее. Ради этого счастья, которое никогда не чаял найти. Ради этой любви, единственной и последней. Неужели отказываться от этой, только что намеченной, цели? Он колебался, но решение было уже принято.
– Капитан Фоукес должен получить судно, которым он сможет гордиться, – произнес он. – Мы построим эскадру, перед которой они будут трепетать, как перед разъяренными львами.
Они опять посмотрели друг другу в глаза и обнялись, не думая о том, что стояли у истоков нового пути, сулящего им лишь вечную борьбу и постоянные опасности. Единственное зло, которое они могли себе сейчас представить, была новая о разлука.
Неожиданно в прихожей послышались шаги, смех, иностранные проклятья, но лишь когда распахнулась дверь, они смогли отделиться друг от друга. Подталкиваемый чьей-то рукой священник споткнулся о скатанный перед уроком фехтования ковер и чуть не налетел на замершую от неожиданности красивую пару.
Монсеньор Евстахио Перендес был человеком среднего роста, но рядом с исполином, вошедшим вслед за ним, он показался маленьким и потерянным.
Великан поклонился Каролине и герцогу. Глаза на его усыпанном веснушками лице засветились искренней радостью.
– Я мчал на всех парусах. И, как мне кажется, свадебный подарок прибыл вовремя.
Каролине потребовалось несколько мгновений, чтобы напрячь память и узнать в белокуром гиганте капитана яхты по имени Чарльз Тарр, принесшего тогда в Мортемер сообщение об аресте герцога.
– Я шел прямиком из Роттердама, – продолжал капитан, – как только получил сообщение от месье Лебланка, что вы скоро будете на свободе.
«Лебланк, – промелькнуло в голове у Каролины. – Он обо всем знал. И оказался прав, утверждая, что его методы быстрее приведут к цели». Этот человек казался ей все более таинственным и зловещим.
– Как идет яхта? – поинтересовался герцог.
– Она делает честь вашему имени. Любит шторм не меньше, чем легкий ветерок. Я так бросил якорь на Темзе, чтобы она была видна из этой башни.
Каролина вопросительно взглянула на герцога.
– Монсеньор Перендес обвенчает нас прямо здесь, – ответил он, встретив ее недоумевающий взгляд. – И я надеюсь, что мой свадебный подарок тебе понравится. – Он взял ее за руку и потянул за собой. Они поднялись по двум ступенькам, ведущим к окну.
За зубцами и башнями Тауэра поблескивала Темза, а на ней покачивался украшенный голубыми флагами корабль. Каролина почувствовала на себе взгляд герцога и вдруг все поняла.
– Это твой свадебный подарок? Он кивнул.
– Я назвал его «Алюэт», – тихо проговорил он, – потому что ты влетела в мою жизнь, как жаворонок.
– Алюэт… – Каролина прошептала это как заклинание.
Ей казалось, что корабль приближается к ней, очертания его становятся все более четкими, и ей достаточно пройти сквозь стену, чтобы очутиться под серебристой сенью парусов и подняться по ступенькам к сверкающему павильону на корме. Они молча стояли рядом, охваченные ощущением безграничного простора и свободы. Там, на корабле, парившем на блестящих крыльях в слепящих потоках света, их ждало будущее. Уже было забыто, что это будущее лишь несколько минут назад пугало их!
Герцог мягко положил Каролине руку на плечо.
– Не будем больше заставлять ждать монсеньора.
По его знаку подошел священник и поклонился. Герцог держал Каролину за руку.
Священник перевел взгляд с мужчины на женщину. Его глаза под тяжелыми веками заморгали; множество морщин, придававших его лицу оливкового цвета сходство со сморщенным фруктом, задергалось, взгляд скользнул по залу, подыскивая подходящее место для церемонии, и остановился на узком простенке между окнами.
Он поднялся по двум ступенькам и показал жестом герцогу и Каролине преклонить перед ним колена.
Каролина закрыла глаза. Она ощущала б сырую прохладу камня, на котором стояла, и слепящий свет за опущенными веками. Это не был Сен-Винсенский собор в Сен-Мало, в трепетном свете тысяч свечей, залитый звуками органа. Это был Тауэр. Камни хранили следы монограмм узников, которым лишь смерть открывала двери темницы. Это был не праздник. Это было нечто гораздо большее. Кроме дани формальным обычаям и традициям, здесь вершилась судьба. Или наоборот? Они оседлали судьбу и наложили на нее печать своей страстной любви?
Каролина сжимала пальцами его руку и знала, что там, где они смогут держаться друг за друга, всегда будет рай, даже в аду.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Потерять и обрести - Паретти Сандра

Разделы:
123456789101112131415161718192021

Ваши комментарии
к роману Потерять и обрести - Паретти Сандра



читается тяжело. фантазии много. не поверила героям.
Потерять и обрести - Паретти Сандралия
22.09.2012, 18.12





Точно не было предыдущей книги? Слишком много пояснений и отсылов в некое якобы известное прошлое. Грузновато, на я совсем никак писать не умею. :)
Потерять и обрести - Паретти СандраKotyana
13.12.2013, 16.19








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100