Читать онлайн Потерять и обрести, автора - Паретти Сандра, Раздел - 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Потерять и обрести - Паретти Сандра бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.5 (Голосов: 2)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Потерять и обрести - Паретти Сандра - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Потерять и обрести - Паретти Сандра - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Паретти Сандра

Потерять и обрести

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

14

Она думала, что прошло не больше получаса, но блеклый свет, наполнявший каюту, сказал ей, что новый день уже близко. Палубные фонари были погашены. Море и небо начинали медленно отделяться друг от друга. Каролина прощала всю ночь, единственную защитницу ее замысла. Тем не менее она должна рискнуть! Еще один длинный день без воды, длинный вечер – эта перспектива была такой ужасной, что на ее фоне бледнела любая опасность.
Прошла целая вечность, пока она отвинтила болты ручки и открыла замок, и она заметила, сколько сил потеряла. С пустым бурдюком в руках Каролина поспешила к перегородке Чарльза Тарра. Как и в первый раз, он сидел скрючившись на соломенном тюфяке. Он не двигался, и на миг она испугалась, что он мертв.
Она тихо позвала его по имени, потрогала кончиками пальцев за плечо. Наконец он ожил. Открыл глаза, и тут же сон спал с него.
– Как хорошо, что вы пришли. – Он протянул ей пустой бурдюк. Его запястья стали тоньше, но цепей на них не было. Лишь широкие черные затворы еще обхватывали суставы. Он улыбнулся.
–Теперь на очереди ноги. Дело продвигается медленно, но человеку, в конце концов, нужно какое-нибудь занятие. А у меня такое ощущение, что руки и ноги мне скоро понадобятся. У них недостаточно людей. Они делают от силы три узла.
Каролина посмотрела на капитана. Своим спокойствием и уверенностью он напомнил ей Симона. Хорошо, что он был тут. И еще одна мысль навязчиво вертелась в голове. В последние дни она мысленно спорила с холодным разумом герцога. Но теперь она поняла его, догадалась, почему он руководствовался разумом, а не чувствами. Как было бы ужасно, если бы он последовал за ней в плен и занял бы там место Тарра. Ее муки от этого не уменьшились бы, а лишь удвоились. Он бы только все испортил. Они оба оказались бы в руках у Санти – без всякой надежды на спасение.
Тишину нарушили мужские голоса. Каролина прислушалась. Голоса доносились с палубы. Корабль проснулся. Ей надо было возвращаться. Она взяла оба бурдюка. Бочка была еще полной. Негодяи не могли додуматься, что на борту есть еще запасы хорошей воды. Каролина наполнила бурдюки и протянула один Тарру через загородку. Он тоже услышал голоса.
– Будьте наготове, – прошептал Чарльз. – Я думаю, скоро что-то произойдет. Они ищут землю или остров с водой. Я это чую.
Каролина кивнула. Она приняла решение. Хотя бы один взгляд она должна была бросить на палубу и собственными глазами убедиться в том, о чем догадывался Тарр. Она побежала в каюту и бросила наполненный бурдюк на стол. Потом снова выскочила наружу. Взбегая вверх по лестнице, она слышала голос Тарра, который уговаривал ее вернуться. Но ничто уже не могло остановить ее. Она должна была знать, что происходило на корабле.
Каролина напряженно прислушалась. Шаги и голоса были прямо над ней. Она полагала, что находилась в передней части корабля, где-то под капитанским мостиком. Было трудно найти в темноте, царившей в узком проходе, крышку люка. Она ощупала низкий потолок. Ее пальцы коснулись железного кольца. Шаги смолкли. Доносился чей-то голос, монотонно произносящий иностранные слова. Каролина уперлась обеими ладонями в крышку люка. Через Щель на нее повеяло прохладой, остужая разгоряченное после сна лицо. Она еще немного приподняла крышку.
Перед ней, на расстоянии вытянутой руки, высились белые столбы поручней, за ними было видно небо, в голубом пространстве которого парила птица. Она не знала, верить ли ей своим глазам? Птица широко распростерла крылья, а потом донеслись ее крики. Земля! Они должны быть неподалеку от земли! Осторожно, чтобы не выдать себя шорохом, она повернулась в другую сторону, откуда все еще доносился монотонный голос. Какой-то человек стоял перед командой, держа книгу в руках. Когда он замолчал, четверо матросов нагнулись, подняли с пола доску, на которой лежал длинный, завернутый в парусину сверток. Матросы стали просовывать его конец под поручни. Сверток заскользил. Тенью полетел он в море, с громким всплеском ударившись о воду. Мужчины перекрестились.
Каролина закрыла люк и задумалась, пытаясь понять происходящее. Они предали морской пучине мертвеца. Неужели он умер от воды? Но неожиданно совсем рядом раздались голоса. Приближались чьи-то шаги. Она понеслась назад. В холодном поту Каролина добежала до трюма. Лишь несколько шагов отделяли ее от каюты. Она уже протянула руку к двери, когда увидела темную тень, стоявшую в каюте.
С тех пор как она побывала в руках Эреры, любая мысль о нем наполняла ее ужасом, однако сейчас она была спокойна. Ею овладело то необъяснимое чувство свободы, которое приходит к бесстрашным людям, когда наконец происходит то, на что они втайне рассчитывали. Она увидела бурдюк у него в руках.
Его черты были искажены болезнью и безумной жаждой. Он выдернул пробку из бурдюка. Вода широкой струей полилась на его лицо, в открытый рот, на пересохшие губы: он жадно пил. Потом отбросил бурдюк в сторону, схватил Каролину за руку и затащил в каюту.
– Ах, вот почему ты ничего не пила и не ела, – прохрипел он. – Я-то думал, это твоя гордость. Где яд? – Эрера вытащил плетку из голенища. – Ты узнаешь, что полагается тому, кто отравляет воду на корабле. Итак, где он?
Кожаная плеть с шипением разрезала воздух. Каролина пригнулась. Лампа упала со стола и разбилась. Он опять замахнулся. Она не почувствовала боли, когда плеть обвила ее талию, как змея, стеснившая ей дыхание. Эрера подтащил ее к себе. Он словно обезумел. Свободной рукой он ощупал ее лицо.
– Какое лицо! Раньше тебя бы за это сожгли. Но больше ты никого не очаруешь своей красотой.
Кинжал блеснул перед ее глазами. Она как зачарованная смотрела на клинок, приближавшийся к ее лицу. Надо было привести его в чувство.
– Это тоже приказ дона Санти? – Она заставляла себя говорить медленно и совершенно спокойно.
Эрера вздрогнул. На палубе раздался крик. Кто-то с грохотом бежал к ним. Дверь каюты распахнулась, влетел мужчина, такой же бледный, как Эрера, с такими же потрескавшимися губами. Захлебываясь, он выпалил:
– Земля, капитан… корабль… наш корабль! «Сан-Доминго». – Он безумно захохотал, бросился Эрере на шею. – Вода… вода…
Эрера стряхнул его, бросил Каролину и выбежал наружу, за ним с диким хохотом помчался мужчина.
Беготня и крики поднялись на корабле. Сверху грохотали, усиленные рупором, команды Эреры. Каролина выползла из каюты. Ноги не слушались ее, и она еле дотащилась до перегородки Тарра. Она уцепилась обеими руками за доски его клетки.
Тарр видел ее глаза, в которых не было ничего, кроме ужаса, полуоткрытые губы, дрожащие и неспособные сложить ни одного слова. То, что она стояла перед ним, свободная и невредимая, казалось ему чудом. Он последовал за ней в плен, чтобы защищать ее, но пока был обречен быть лишь бессильным свидетелем ее страданий.
– Нам надо выжить, – сказал он. – У нас мало времени. Мы достигли земли, не так ли? Вот, слышите? – Его черты просветлели. – Они бросают якорь.
Теперь Каролина тоже услышала скребет лебедки, звон якорной цепи. Корабль содрогнулся, когда якорь упал на дно. Она кивнула.
– Я видела птицу, перед этим…
С глухим плеском на воду спускались шлюпки. Потом шум стих, и тишина опустилась на корабль.
– Они покинули корабль, – прошептал Гарр. – Тут уж никого не удержишь. Что с вами?
Каролина побледнела. Кажется, тот человек говорил еще об одном корабле? Что, если не было никаких шансов бежать и все сказалось напрасно?
– Там еще другой корабль, – тихо проговорила она. – Один из кораблей Санти, «Сан-Доминго».
Тарр вскочил. По его движениям она заметила, что он освободился и от цепей на ногах. Двумя руками он схватился за поперечные доски перегородки. Во все стороны полетели щепки, и дерево разломилось.
Он нажал на дверь: словно сухие стебли, треснули и раскололись доски под мощью огромного тела. Великан стоял перед ней. Его глаза сияли. Тарр с удовольствием распрямил затекшее тело. С какой радостью он подхватил бы сейчас Каролину, как ребенка, и унес прочь. Но он лишь произнес:
– Пойдемте!
Палуба была пуста. Паруса «Камелота» были спущены. Как гнезда парили над ними пустые платформы на марсе. Из камбуза распространялся острый запах быстро потушенного очага. Незакрепленный штурвал мотался из стороны в сторону.
Огромными скачками Тарр понесся к нактоузу. Оттуда открывалась хорошая перспектива. Они встали на якорь в бухте какого-то острова, опоясанного высоким, в человеческий рост камышом. Вдалеке обозначился чернильно-синий силуэт гористого побережья. И тут же был другой корабль. Обращенный к ним кормой, он стоял на якоре в прозрачной воде бухты на одной линии с «Камелотом», на его мачте развевался тот же пурпурный флаг с золотым крылатым быком. Палуба была пуста. Но тут причалила первая шлюпка с людьми Эреры, и матросы, отталкивая друг друга, стали карабкаться по веревочной лестнице. Нахмурив брови, Тарр посмотрел вниз.
– Этой своре всегда везет, – процедил он сквозь зубы. – Мы должны уйти, пока они не вернулись.
Они столкнулись с матросом, с осоловелым взглядом перегородившим им дорогу.
– Свиньи, – заплетающимся языком бормотал он, – оставили меня тут подыхать. Нажрались… – Он упал на колени.
Тарр потащил Каролину дальше.
– Мы не сможем ему помочь! Нам надо подумать о себе. – Он оглянулся. – Скорей на другую сторону! Здесь нет ни одной шлюпки!
Через несколько минут она уже парила в воздухе, уцепившись двумя руками за края шлюпки. Лодка мягко опустилась на воду. Каролина поймала канат, который Тарр бросил ей через поручни. С проворством, совершенно неожиданным для такого огромного мужчины, как Тарр, он соскользнул по канату к ней в шлюпку и схватился за весла. Мощными рывками, однако так, чтобы весла бесшумно входили в воду, Тарр начал грести к острову. Первые двести метров их еще закрывал клипер, но до берега было еще столько же.
С «Сан-Доминго» донеслись крики. Улыбка скользнула по лицу Тарра.
– Радостная встреча, – проронил он, – тем лучше для нас. – Он бросил взгляд через плечо на остров. – Держитесь крепче. Сейчас начнется!
Сильно наклоняясь вперед и откидываясь назад, он начал бешено грести. Шлюпка быстро понеслась к берегу. Легкий бриз шелестел в камышах.
Тарр, сидевший спиной к острову, не мог видеть темные фигуры, вдруг вылезшие из камышей, голые блестящие тела, бросившиеся в воду и плывшие к лодке. Он лишь видел ужас в глазах Каролины и услышал ее вскрик. Он опустил весла и обернулся. В тот же миг вокруг лодки из воды вынырнули головы негров. Испуская истошные вопли, они окружили лодку и выдернули весла из уключин. Багорный крюк со скрежетом вошел в дерево, шестеро негров потащили за собой канат и взяли шлюпку на буксир. Другие толкали ее перед собой по направлению к «Сан-Доминго». Каролина сидела, словно окаменев. Рядом с ней всплывали и снова уходили под воду черные, бритые наголо головы. С фырканьем они отплевывали воду.
Что-то темное плыло им навстречу, выгнутое, как рыбья спина. Потом Каролина разглядела, что это была форма. Чем ближе подходили они к «Сан-Доминго», тем больше такой растерзанной одежды плавало по волнам. В мертвой зыби слегка покачивались трупы, окрашивая воду в красный цвет. Каролина взглянула на Тарра. Он сделал движение, словно хотел отгородить ее от этой чудовищной картины. Но ей приходилось все видеть. Она не могла отвести взгляд от плывущих изуродованных трупов. В одном мертвеце она узнала метиса, охранявшего ее на «Камелоте».
На «Сан-Доминго» поднялся адский гвалт, когда была обнаружена лодка с двумя белыми. Тарр сидел, судорожно обхватив руками колени, словно должен был удерживать себя, чтобы не совершить отчаянного поступка.
– Вот что это были за крики, которые мы посчитали приветствием, – произнес он. – Команда «Камелота» попала в ловушку! «Сан-Доминго» был работорговым кораблем. Видите на плечах у негров выжженное «S»? Это рабы Санти. Они, должно быть, освободились и завладели «Сан-Доминго». А потом ждали. Поэтому на палубе было так тихо.
Тарр смотрел перед собой, на железные браслеты с обрывками цепей, все еще охватывающие его запястья и щиколотки. То, произошло там, на корабле, даже этого видавшего виды мужчину повергло в смятение, лишившее его слов, которыми он мог бы подбодрить Каролину. Она сидела, положив руки на колени и слегка запрокинув голову. Перед ней возвышалась громада «Сан-Доминго». С разъеденным ржавчиной и оплетенным водорослями корпусом, с разодранными парусами, корабль походил на блуждающий корабль-призрак.
Вся палуба «Сан-Доминго» была обагрена кровью.
На стойках поручней висели клочья мундиров сброшенных за борт трупов. Добытые в схватке с людьми Эреры ножи и другое оружие, сваленное кучей, были свидетельством не победы в бою, а резни, в которой изможденная голодом и жаждой команда вырезалась как скот.
У подножия грот-мачты высилась громадная фигура негра, судя по всему, предводителя. Он выделялся среди своих соплеменников не только гигантским ростом, но и наличием одежды – его тело было прикрыто ярко-красной туникой, доходящей до колен. У него одного не было оружия. Молча, лишь взглядами и жестами, он руководил этой оравой. Громкий шум, вызванный угаром победы, смолк по его знаку. Или предвкушение расправы над новыми белыми жертвами заставило их замолчать? Каролина видела перед собой голые тела: мощные, словно вырезанные из черного дерева торсы, согнутые, почти старческие спины, на каждой из которых горело выжженное «S», шрамы, следы перенесенной оспы и рубцы от плеток из кожи аллигаторов.
Привязанный к стене каюты, широко раскинув руки, как распятый на кресте, голый и неподвижный, висел Эрера. Он был еще жив. Его взгляд упал на Каролину, и сейчас, перед лицом смерти, все еще полный непримиримой ненависти!
Не в силах выдержать этот взгляд, Каролина отвернулась и увидела, как к ней подходил предводитель негров. На голову выше ее, он остановился перед ней. Теперь, вблизи, она заметила, что он был мулатом. Его кожа была приглушенного коричневого цвета кокосового ореха, волосы лишь слегка курчавились. Узкий прямой нос, неожиданно мягкие губы – все его лицо было отмечено печатью доброты, и жестокость, казалось, служила ему лишь маской.
– Меня зовут Септимус. Вы его жена? – спросил он на чистом английском языке.
Каролина не сразу поняла вопрос. Потом ей стало ясно, что он имел в виду Эреру.
– Нет! – бросила она. Потом показала на Тарра: – Мы были его пленниками! – Но она еще не успела произнести эти слова, как включилось ее сознание. Она испугалась новой вспышки кровожадности негров.
– Убейте этого негодяя, – спокойно произнесла она. – Я желаю его смерти не меньше, чем вы. Но умно ли убивать его? Вам нужен каждый человек, умеющий обращаться с парусами, даже если он ваш пленный!
Септимус не спускал с нее глаз. В ее словах не было высокомерия. Лишь ясность, с которой она мыслила. Любая другая женщина при виде этого корабля с палубой, напоминавшей бойню, давно лишилась бы чувств. Ее же эмоции и мысли остались подвластны ей. Она была права. Его разум подсказывал ему то же самое тогда, когда они захватили команду «Сан-Доминго», заболевшую желтой лихорадкой. Кроме двух белых, они убили всех. Он хотел предотвратить резню, так же как сегодня. Но ему это не удалось. Обычно они подчинялись ему с одного взгляда, молчаливого жеста. Но в подобные мгновения, когда кровожадная месть соплеменников вспыхивала с такой силой, его власть кончалась. И теперь, оглянувшись, словно был связан с каждым из них невидимыми нитями, он почувствовал их становящееся все нетерпеливее требование отдать им жизнь этого человека, распятого на стене каюты. Разве это не было их правом, единственным оставшимся им – правом на месть? Когда они сидели, прикованные друг к другу, сбитые, как скот, в кучу, долгими ночами в трюме, разве он не обещал им эту дань?
Септимус вытянул руку. Его пальцы сжали ручку ножа. Он взмахнул рукой и метнул нож. Жужжание наполнило воздух, когда другие негры последовали примеру своего вожака. С жуткой улыбкой взирал Эрера на смертоносные снаряды.
Каролина широко раскрытыми глазами смотрела на чудовищное зрелище. То, что происходило сейчас, было не убийством, а варварским культом; эти ножи предназначались не человеку, а злой силе. Негры набросились с нечленораздельными воплями на труп, вырывая ножи из его тела. Хлынула кровь.
Каролина подняла взгляд, когда услыхала приближающееся шлепанье босых ног. Она смотрела в лица, похожие одно на другое, превратившиеся в маски дервишей, которых их страшный бог призывал принести ему новую жертву.
Тарр схватил Каролину за руку и притянул к себе. Она чувствовала, как силы покидали ее. Ей казалось, что палуба куда-то уходит из-под ног. Ни одного шороха больше не доносилось до нее. Это была одна из тех секунд, в которые человеческое сердце, предвосхищая смерть, в один миг прощается со всем, что было дорого в этом мире.
Вокруг простиралось синее море, зеленела пирамида острова. Белой свечой парил «Камелот» на волнах. Глаза Каролины расширились. Она испустила крик и вскинула руку, показывая на белый клипер. Корабль вдруг приподнялся над водами. Тишину разорвал мощный взрыв. Языки пламени взметнулись над белым корпусом.
Никто на борту «Сан-Доминго» не обращал внимания на «Камелот», на дым, давно уже вырывавшийся из его люков. «Камелот» полыхал! Взрыв разорвал якорную цепь. Как понесшая лошадь, горящий корабль летел по волнам. Волоча за собой якорную цепь, он шел прямо на «Сан-Доминго». Огонь пожирал паруса и оснастку, его языки ползли вверх по грот-мачте. «Камелот» неотвратимо приближался. Поднявшийся ветерок уже доносил до них снопы искр и жар пламени.
Негры, все еще сжимая ножи в руках, замерли, словно в столбняке. Их предводитель выкрикивал им приказы, но они никак не реагировали на них. Чарльз Тарр схватил топор, все в испуге шарахнулись от него, когда он бросился к якорной стойке. Вновь и вновь заносил он руку для удара, пока железо не поддалось его усилиям и якорная цепь с грохотом не полетела вниз. Корабль содрогнулся, потом рывком соскочил с места.
Негры очнулись из своего оцепенения. Взлетели первые паруса и затрепетали на ветру. У штурвала появилась стройная юношеская фигура незнакомого белого человека. В синей, украшенной галунами капитанской форме он стоял там, вращая штурвал, и казался нереальной фигурой на фоне черных, как деготь, голых тел. Весь такелаж пришел в движение. С шелестом расправился грот «Сан-Доминго». Это было весьма своевременно. Всего лишь несколько метров разделяли два корабля. Красовавшееся на носовой части, выведенное золотом название «Камелот» начало таять, слизываемое жаром. Ветер доносил до «Сан-Доминго» облака раскаленного пепла. Едкий запах гари наполнил воздух, сухой горечью обметал язык и губы, оседал разъедающей пылью на глазах. Каролина почувствовала, как на ее плечо легла чья-то рука. Это был негритянский вожак, увлекший ее за собой. Сквозь тонкие подметки туфель она ощущала горячую пыль под ногами. Над ними загорелся один из парусов. Пылающий лоскут плавно опустился на них. Септимус рванул Каролину в сторону, но горящая парусина все же задела ее волосы. С легким потрескиванием они вспыхнули. Двумя руками Септимус бросился тушить огонь, не замечая ожогов. Он лишь ощущал шелковистую тяжесть этих женских волос, переливавшихся в его руках. Видел близко ее лицо, ее белую кожу. Такое же чувство, как тогда, когда он впервые нырнул за жемчугом в заливе Бенин, зажглось в его сердце. Тот же магический зов, который заставлял его мальчишкой нырять в морские глубины, исходил от этой женщины. Он не знал, кто она, откуда появилась. Он лишь знал, что она была белой богиней, объектом всех его страстных мечтаний.
Каролина застыла от его прикосновений. Ее бил озноб, и она сама не понимала, было ли это запоздалой реакцией на пережитый страх или ответом ее тела на нежные прикосновения мужских рук. Она взглянула на него, и его глаза лишь подчеркнули то, что уже выдали его руки. Она не испугалась. Скорее это был для нее добрый знак в чужом мире, дававший ей опору и возвращавший самообладание.
На «Камелоте» рухнула грот-мачта.
– Пойдемте, – позвал Септимус, – я отведу вас в каюту. И ничего не бойтесь!
Каролина бросила последний взгляд на объятый ярким пламенем корабль, начавший теперь, когда раскололся корпус, быстро тонуть. Ей казалось, что рушится последний мост, связывающий ее с миром, который она понимала и любила.
Мягкий сумеречный свет и сладковатый запах наполнили каюту. Крошечное помещение почти целиком было занято цветущим жасминовым кустом, росшим в большой фарфоровой кадке. Элегантность каюты казалась Каролине такой же нереальной, как жестокое зрелище, которое ей недавно пришлось наблюдать. Она села на пуфик перед зеркалом. Негритянка, которую Септимус послал к ней, рослая девушка с высокой грудью, присела на корточки возле нее. Бритвой она подрезала обгоревшие пряди и начала расчесывать ее волосы.
Нежно льющийся свет, легкие прикосновения умелых женских рук, тихое потрескивание расчесываемых волос действовали на Каролину успокаивающе; мягкое Покачивание судна говорило о том, что «Сан-Доминго» покинул бухту. Закрыв глаза, можно было подумать, что она снова на «Камелоте». Нет, она не желала думать. Она жила и хотела жить дальше, лишь это было важно сейчас.
Негритянка поднялась и открыла сундук. Она знала в нем каждый отрез ткани. Множество часов провела она здесь, прикидывая на себя разные куски. Здесь она нашла алый шелк, из которого сшила Септимусу тунику. Сшить что-нибудь для себя она не осмеливалась. Самой красивой была золотая парча, такая же тяжелая, как волосы этой молодой женщины, такая же драгоценная, как ее светлая, матовая кожа. Она вынула отрез из сундука.
Каролина почувствовала, как с тихим шуршанием ткань заструилась, окутывая ее фигуру. Лишь теперь, увидев себя в зеркале, она осознала самое себя. Она жила! Это она стоит, задрапированная в складках тяжелой золотой ткани, такая же, как всегда, как будто ничего не произошло и не выпало на ее долю за последние дни столько испытаний.
Безучастно наблюдала она, как негритянка священнодействовала ножницами, иголкой и ниткой и задрапировывала вокруг ее плеч и рук свободно ниспадающий покров. Каролина невольно поискала глазами свою сумочку с деньгами. Но она больше ничем не владела, у нее не было даже мешочка с гребешком, маленького зеркальца, хоть капельки духов. Даже то, что было на ней, не принадлежало ей.
Она отвернулась от зеркала. С остатками ткани в руке девушка стояла перед ней, знаками спрашивая, может ли она взять их себе. Когда Каролина кивнула, она схватила ее руку и поцеловала. Потом она показала на себя и произнесла единственные слова, выученные ею на чужом языке: «Я – Жозефина». Обе женщины вдруг улыбнулись, между ними возникла негласная солидарность принадлежности к одному полу.
Девушка не замкнула дверь, когда уходила; Каролина услышала приближающиеся шаги, замершие перед ее каютой. Ручка повернулась, и в дверь просунулась голова Чарльза Тарра. Его лицо просветлело, когда он увидел Каролину. Он прикрыл за собой дверь и огляделся.
– Не такой уж плохой был обмен, – произнес он, не показывая страхов, которых натерпелся из-за нее. Хотя он стоял пригнувшись, его белокурая голова почти касалась потолка каюты. – Эти итальянцы думают только о себе, когда строят корабли, – недовольно пробурчал он.
– Вы что-нибудь узнали? Куда идет «Сан-Доминго»?
– Все так, как я и предполагал. «Сан-Доминго» – корабль Санти. Капитаном был итальянец по имени Велано. Целью была Вест-Индия, остров Барбадос. На борту было свыше трехсот рабов для сахарных плантаций, тридцать человек команды, капитан со своим сыном. Все они заболели желтой лихорадкой. Из негров умерло двести человек, из команды – десять. Мулат поднял восстание. В живых остался только один – сын.
– Сын капитана? – удивилась Каролина. – Тот мальчик у штурвала?
Тарр кивнул.
– Ему нет и пятнадцати. Его зовут Никанор Велано. Кораблем он практически управлял один. С точностью до миллиметра по курсу – я проверял по судовому журналу. Без него они все бы утонули в шторм, который их настиг. Корабль течет, как разбитое корыто. Десять человек постоянно стоят у насосов. Поэтому они и встали на якорь в этой бухте. Они хотели законопатить пробоины.
Судьба мальчика, пережившего восстание чернокожих рабов, взволновала Каролину.
– Он помогал неграм, хотя они убили его отца? – задумчиво спросила она.
– Его отец нашел такую же смерть, как Эрера. И он смотрел на это. Из него много не вытянешь. Похоже, он даже восхищается этим Септимусом… Септимус представляет для нас наименьшую опасность. Он мечтатель с большими планами. Насколько я могу судить, он хочет повторить на земле то, что ему удалось на корабле: освободить всех рабов.
– И куда мы направляемся? – опять спросила Каролина.
Тарр молчал, и ей даже показалось, что он избегает смотреть ей в глаза.
– Какова наша цель? – настаивала она.
– Невольничий берег, – неохотно ответил он. – Они планируют пристать неподалеку. Это могло бы быть выгодно нам. В Видахе можно встретить не только Санти. Кроме португальцев, там имеют фактории голландцы и французы. Порт кишит европейскими кораблями. И, если нам повезет, можем натолкнуться на один из английских кораблей, патрулирующих в заливе перед Невольничьим берегом.
– Когда они хотят пристать к берегу?
– Еще сегодня ночью. Мы должны выждать. Они будут осторожны. Если негров ухватят, их головы будут украшать завтра берег Видаха. Это они знают. Мы белые. Они нам не помогут, но у них будет достаточно своих забот. Это наш шанс. – Чарльз вытащил из-под рубашки пробковый пояс. – Это я вам принес, на всякий случай.
– Я умею плавать. – Каролина впервые за последнее время засмеялась. –
И все же наденьте его. Я уже видел, как тонули многие, умевшие плавать. Выходите на палубу, только когда стемнеет. А до того выспитесь, как следует. Ночь будет длинной. – Он пошарил руками по золоченой планке стенной обшивки. От его нажатия часть обшивки отодвинулась, и показалась ниша со встроенной в нее лежанкой. Ну вот. А то я даже удивился. Не такой бедный капитан работоргового корабля, чтобы его гости спали на нарах. – Тарр посмотрел на нее. – Вы сможете заснуть?
– Я буду спать как убитая, – улыбнулась она.
Сидя на краю кровати, она прислушивалась к быстро удаляющимся шагам Тарра. Провела рукой по прохладному шелку покрывала, как по чему-то давно забытому и желанному. Она будет спать без мыслей, без сновидений, глубоким, восстанавливающим силы сном.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Потерять и обрести - Паретти Сандра

Разделы:
123456789101112131415161718192021

Ваши комментарии
к роману Потерять и обрести - Паретти Сандра



читается тяжело. фантазии много. не поверила героям.
Потерять и обрести - Паретти Сандралия
22.09.2012, 18.12





Точно не было предыдущей книги? Слишком много пояснений и отсылов в некое якобы известное прошлое. Грузновато, на я совсем никак писать не умею. :)
Потерять и обрести - Паретти СандраKotyana
13.12.2013, 16.19








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100