Читать онлайн Жертва клеветы, автора - Папано Мэрилин, Раздел - 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Жертва клеветы - Папано Мэрилин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.3 (Голосов: 20)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Жертва клеветы - Папано Мэрилин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Жертва клеветы - Папано Мэрилин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Папано Мэрилин

Жертва клеветы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

8

Мэриан стояла около входной двери, ожидая, когда хозяйка пригласит ее войти, но Кейт молчала и напряженно вглядывалась в лицо гостьи. Наконец спохватившись, что, стоя в проеме двери, в ярком свете, льющемся из холла, она является отличной мишенью для любопытных глаз, посторонилась и дала Мэриан войти. С лица Кейт не сходило недоброжелательное выражение, она так и не произнесла ни слова.
– Может быть, пригласишь меня в комнату? – холодно осведомилась Мэриан, указав жестом в сторону гостиной.
Кейт ничего не ответила, и Мэриан, расценив ее молчание как согласие, направилась в гостиную. Тогда, в прошлый ее визит они тоже беседовали в гостиной. Мэриан, руководствуясь искренними чувствами, пыталась убедить Кейт в том, что ей не следует обольщаться относительно истинных намерений Джасона Траска и лучше всего как можно скорее порвать с ним, а Кейт молча слушала и чуть заметно усмехалась.
Разумеется, она не верила бывшей жене Траска и смотрела на нее свысока. Очень скоро время все расставило по своим местам, и Кейт получила сполна. Сожалела ли она впоследствии о том, что не прислушалась к словам Мэриан, вспоминала ли ее предостережения? Конечно, сейчас Мэриан сознавала, что не дождется от Кейт слов благодарности. Если бы Траск не подкупил Мэриан и она не покинула бы Фолл-Ривер накануне суда, когда от нее ждали свидетельских показаний против бывшего мужа, теперь она могла бы рассчитывать на признательность Кейт. Но Мэриан трусливо исчезла, и Кейт лишилась важного свидетеля, способного кардинально изменить ход судебного разбирательства.
Мэриан, не дожидаясь приглашения хозяйки, села на диван, а Кейт устроилась напротив в мягком кресле.
Некоторое время обе молодые женщины молчали, очевидно ожидая, кто начнет первой. Наконец Кейт сухо произнесла:
– Я не знала, что ты приехала в Фолл-Ривер.
Она опустила голову и смотрела прямо перед собой, а не на гостью.
– Да, приехала в город вчера вечером.
– Решила проведать мать?
– Нет, я вернулась навсегда, – сказала Мэриан, внимательно наблюдая за реакцией хозяйки.
В глазах Кейт мелькнуло удивление, оно сменилось растерянностью, но она мгновенно справилась с нахлынувшими эмоциями, и на ее лице застыла маска безразличия.
– А что думает по поводу твоего возвращения Джасон? – холодно осведомилась она.
– Он пока ничего не знает.
Остаток вчерашнего вечера Мэриан провела дома вместе с матерью, не отваживаясь выходить на улицу. Слишком много людей в Фолл-Ривер знали ее, и всегда нашлись бы услужливые доброжелатели, которые с радостью сообщили бы Траску о ее приезде! Мэриан даже не рискнула пока позвонить окружному прокурору или начальнику полиции Трэвису Макмастеру. Она просто весь вечер сидела дома, разговаривала с матерью, наслаждалась тишиной и уютом родительского дома. Впереди ее ожидает нелегкое испытание, и надо набраться мужества для того, чтобы выполнить задуманное. В противном случае ее неожиданное возвращение в Фолл-Ривер будет иметь неприятные, если не сказать катастрофические, последствия. О том, как с ней может поступить бывший муж, Мэриан предпочитала не думать.
Ждать ощутимой поддержки от матери не приходилось. Да, с одной стороны, мать осуждала дочь за проявленное малодушие и хотела, чтобы та исправила положение и добилась справедливости, но, с другой стороны, Патриция очень боялась за Мэриан и слишком отчетливо представляла все негативные последствия, которые могут возникнуть в связи с ее желанием отомстить Джасону.
Инстинкт самосохранения подсказывал Мэриан, что не следует ворошить прошлое, добиваться правды и пытаться противостоять Траску. Годы совместной жизни с ним убедили ее в том, что человек этот – настоящий хозяин в городе, здесь у него все куплено и ни один суд не решится упрятать его за решетку. И тем не менее по прошествии шести месяцев Мэриан все-таки решилась на столь серьезный, даже отчаянный шаг. Она приехала в Фолл-Ривер, сидит в доме Кейт Эдвардс и не без оснований надеется заставить Траска заплатить за все его преступные действия!
– Когда ты собираешься сообщить ему о своем возвращении? – поинтересовалась Кейт.
Мэриан неопределенно пожала плечами:
– Пока не решила, но думаю, он и сам в ближайшее время узнает об этом. Наверняка меня уже кто-нибудь видел.
– Не сомневаюсь!
Мэриан подалась вперед и горячо заговорила:
– Кейт, я пришла, чтобы извиниться перед тобой. Да, я поступила подло, исчезнув из города. Вдвоем нам бы удалось вывести этого мерзавца на чистую воду. Но, Кейт, пойми меня: я была очень напугана, смертельно напугана. Он угрожал мне, клялся расправиться со мной!
– Так зачем тогда ты вернулась? – спросила Кейт, оставив без внимания взволнованные слова гостьи.
– Я приехала затем, чтобы восстановить справедливость и упрятать Траска в тюрьму! – воскликнула Мэриан. – Я основательно подготовилась, у меня есть что предъявить суду.
– О чем ты говоришь, Мэриан? – скептически произнесла Кейт.
– Завтра утром я собираюсь пойти на прием к окружному прокурору, мистеру Маркету, и честно во всем ему признаться!
Кейт снова постаралась придать своему лицу бесстрастное выражение, но Мэриан понимала, что ее собеседницу не может не интересовать столь важный вопрос.
– Какие признания ты имеешь в виду, Мэриан? – сухо спросила Кейт.
– Я расскажу окружному прокурору, что в ту ночь… – она выделила последние два слова, – я находилась в доме Джасона. Признаюсь, что видела, как он избивал тебя, а потом изнасиловал. А также… признаюсь, что Траск шантажировал меня, запугивал…
– И ему это легко удалось, – закончила за Мэриан фразу Кейт и презрительно усмехнулась: – Ты ведь получила за свое молчание кругленькую сумму.
– Да, мне пришлось взять деньги! – запальчиво крикнула Мэриан. – Ничего другого мне не оставалось! Если бы я посмела открыть рот на суде, он убил бы меня! Уничтожил! Траск не остановился бы ни перед чем!
– Однако ты, как я вижу, жива и невредима и прекрасно выглядишь. А вместо тебя твой бывший муженек уничтожил и раздавил меня, – горько усмехнулась Кейт.
– Зачем ты так говоришь? – обиженно возразила Мэриан. – Разве я не приходила к тебе полгода назад? Разве не предупреждала о последствиях романа с Траском? Ты прислушалась к моим словам? Нет, ты снисходительно кивала и, наверное, в душе даже жалела меня – брошенную Траском женщину. Думала, что я нарочно отговариваю тебя, чтобы снова завоевать его расположение!
– Я сожалею о том, что не придала значения твоим словам, – тихо произнесла Кейт. – Но… все в прошлом, и я не хочу об этом вспоминать. Так что ты собираешься предпринять, Мэриан?
– Я хочу, чтобы судебное разбирательство по делу Траска возобновилось.
– С какой целью?
– Как с какой? – растерянно произнесла Мэриан. – Ну… чтобы ты была оправдана, а Траск наказан.
На лице Кейт появилась горькая усмешка.
– Спасибо за заботу, но я в ней не нуждаюсь, Мэриан. Никогда в жизни я больше не пойду ни на одно судебное разбирательство. С меня хватит!
– Кейт, неужели ты смирилась с существующим положением вещей и не хочешь восстановления справедливости? – опешила Мэриан. Она никак не ожидала такого поворота событий.
– В Фолл-Ривер добиться справедливости невозможно! – резко бросила Кейт. – В городе, где всем заправляют Траски! Разве ты забыла об этом? Ты, кажется, еще совсем недавно сама была одной из них!
– Я никогда не была, как ты изволила выразиться, одной из них! – возразила Мэриан. – И не надо причислять меня к семье Траск! У меня нет и не могло быть с ними ничего общего!
В общем, Мэриан была права. Хотя Траск и сделал ее своей женой и она до сих пор носила его фамилию, Мэриан так и не вошла в клан Трасков. С первого дня их супружеской жизни Джасон не уставал постоянно напоминать ей о том, что она не из их круга. Любил цинично порассуждать о том, что Мэриан – ему не пара, они принадлежат к разным социальным слоям и он женился на ней из милости.
«Ты – глупая девка, тупая, никчемная! – в запале кричал Траск. – Что ты ходишь с кислым видом? Смотреть на тебя тошно! Ты не умеешь подать себя, на тебе любой, самый красивый наряд смотрится как обноски, а драгоценности превращаются в стекляшки! Дрянь, идиотка! И как только я мог жениться на тебе?»
На Мэриан обрушивались проклятия и оскорбления. Он постоянно унижал ее, издевался, грозился расправой. Избивал, насиловал, оскорблял, превратив молодую жену в бесправное, забитое существо, забивающееся в угол при одном только грозном взгляде хозяина. Ему почти удалось поработить Мэриан, разрушив ее жизнь. Почти разрушив… Ведь даже собака, которую постоянно избивает хозяин за самую малейшую провинность, однажды может оскалиться и укусить. Так и Мэриан, чаша терпения которой была переполнена обидами и оскорблениями, набралась наконец мужества и приготовилась к решающему, отчаянному броску на хозяина. К счастью, теперь уже бывшему.
– Если ты вернулась в Фолл-Ривер для того, чтобы попытаться возобновить судебное разбирательство и добиться справедливости в отношении меня, то могу сразу тебе заявить: я в этом не нуждаюсь! – решительно произнесла Кейт. – Не трать впустую силы, Мэриан! Адвокаты Джасона проделают с тобой то же самое, что и со мной. Они опозорят тебя и выставят на всеобщее посмешище! Никто тебе не поверит!
– Ты ошибаешься, Кейт! – многозначительно сказала Мэриан и еще крепче сжала свою сумочку.
Кассеты с записями, сделанными в доме Траска, были ее главным козырем. На эти маленькие кассеты она возлагала огромные надежды, они были ее талисманом, ее охранной грамотой. Пока они у нее – никакой Джасон Траск ей не страшен!
Впервые за весь вечер в глазах Кейт мелькнул неподдельный интерес, и это ободрило Мэриан.
– У меня есть очень важное свидетельство…
– Что именно?
– Кассеты, на которых записано все, что происходило тем вечером на кухне, – угрозы Траска, оскорбления, твои крики…
Кейт подалась вперед в кресле и напряженно смотрела на гостью, не зная, как реагировать на ее слова.
– Я собираюсь отнести эти кассеты окружному прокурору и дать ему их прослушать, – продолжила Мэриан. – Полагаю, таких свидетельств будет вполне достаточно для возобновления судебного процесса. Пусть прокурор послушает, как Траск угрожал мне, тебе, как издевался над нами. Грозился уничтожить меня, если я осмелюсь выступить на суде с обвинениями… Кейт! На сей раз ему не удастся избежать ответственности, уверяю тебя!
Слабый луч надежды вспыхнул в душе Кейт, но мгновенно погас. Здравый смысл подсказывал, что затевать новый судебный процесс – бессмысленно. Она через все это прошла, но справедливости так и не добилась.
– Мэриан, ты витаешь в облаках, – со вздохом произнесла Кейт. – В Фолл-Ривер добиться справедливости невозможно. Надеюсь, ты помнишь, кто в нашем городе хозяин? А что касается меня… я не собираюсь участвовать в новых разбирательствах. И тебе не советую.
Она поднялась с кресла, давая понять гостье, что их беседа подошла к концу. Вышла из гостиной, направилась в холл и остановилась около входной двери. Мэриан несколько секунд еще сидела на диване, потом, разочарованно вздохнув, встала и тоже прошла в холл. Разговор с Кейт Эдвардс, на который она возлагала такие большие надежды, себя не оправдал. Снова Кейт не прислушалась к ее словам, заупрямилась… Что ж, это ее дело, Мэриан искренне хотела ей помочь.
– Ты можешь поступать, как сочтешь нужным, но меня ни во что не впутывай, – заявила Кейт, когда гостья появилась в холле. – Я категорически против того, чтобы мое имя снова трепали в суде! С меня хватит! Я не переживу новых унижений!
– Но, Кейт, пойми, если мы все оставим как есть, это будет означать, что мерзавец Траск не только вышел сухим из воды, но и остался победителем! – горячо заговорила Мэриан. – Мы должны уничтожить его и доказать всему городу, что жертвами были мы, а не он. Кейт, может быть, ты передумаешь, и мы начнем действовать сообща?
– Это бессмысленно, – тихо ответила Кейт. – Неужели ты не понимаешь, что в Фолл-Ривер Траск всегда будет победителем? Его жертвами стали ты, я, моя младшая сестра, и что? Хоть кто-нибудь осудил его? И никогда не осудит! – Она презрительно поморщилась. – Существующая судебная система призвана защищать таких, как Траск, и безжалостно расправляться со всеми остальными, кто не обладает его силой и властью! Если уж мы хотим проучить его, то следует выбрать иной путь…
– Но послушай…
Кейт отперла многочисленные замки и распахнула перед Мэриан входную дверь. Та на секунду замешкалась, все еще надеясь привести какие-нибудь веские аргументы в пользу своего плана, но Кейт отвернулась, отошла от двери и замерла в выжидающей позе. Мэриан пожала плечами, вышла на улицу и быстрым шагом пошла по дорожке, а Кейт, захлопнув дверь, снова начала возиться с замками.
Она не желала быть втянутой в новое судебное разбирательство, даже думать не могла о том, что ей придется снова доказывать свою невиновность, вновь и вновь возвращаться к событиям тех дней. Нет уж, пусть Мэриан делает, что хочет, а с нее достаточно! Бороться с Джасоном Траском законным путем бесполезно. Существуют иные способы разрушить его жизнь, и они хорошо известны Кейт. Вот только она пока не решила, к какому именно и когда она прибегнет. Но она обязательно уничтожит Джасона, чего бы ей это не стоило! А Мэриан… Пусть сражается в одиночку с лживой, прогнившей до основания судебной системой, пусть люди показывают на нее пальцем и смеются ей вслед! Очевидно, годы семейной жизни с Траском ее ничему не научили, и она осталась такой же наивной и легкомысленной, какой была до брака.
Возвращаясь домой, Мэриан вспоминала подробности состоявшегося разговора и думала, что категорический отказ Кейт участвовать в новом судебном разбирательстве ее не остановит. Слишком долго Мэриан страдала, слишком многого натерпелась от Траска, и попранная справедливость должна все-таки восторжествовать. Мысль о том, как она ославит Траска на весь округ Ратерфорд, выведет его чистую воду и отправит за решетку, придавала ей решимости и сил. Конечно, рассчитывать на легкую и быструю победу неразумно. Но на сей раз победа будет за Мэриан. Только когда она увидит Джасона Траска в тюремной камере, она почувствует себя по-настоящему счастливой.
* * *
Трэвис Макмастер медленно ехал вдоль автостоянки перед рестораном «Озарк Энни» и высматривал незнакомые машины с номерами города Литл-Рок. Таковых не оказалось, но Трэвис не особенно огорчился. Он знал, что его новая знакомая, адвокат из Литл-Рок, остановилась в мотеле, расположенном на соседней улице, поэтому, вполне возможно, пришла обедать в ресторан пешком. Впрочем, она могла предпочесть и какое-нибудь другое заведение, но в городе их было немного, и к тому же однажды Колин уже заглядывала именно сюда. Конечно, не исключен и такой вариант: Колин назначила встречу со своим клиентом в мотеле, но об этом Трэвису думать не хотелось.
Он в последнее время слишком много думал о Колин и о ее потенциальном клиенте. Кто он? Трэвис перебрал в уме все дела, недавно слушавшиеся в суде или только намечающиеся к рассмотрению, но к определенному выводу пока так и не пришел. Возможно, Колин сама ему расскажет, кто ее подзащитный, если, конечно, Трэвису повезет и они встретятся снова.
Трэвис припарковал «Форд-Иксплорер» у самого входа, вошел в ресторан и быстрым, наметанным взглядом оглядел обеденный зал. Посетителей было немного, несколько столиков пустовали, но в самом дальнем углу, на своем прежнем месте сидела Колин Роббинс. Как и в прошлый раз, одна, на краю стола – сложенная газета. Колин смотрела на входную дверь, и Трэвису показалось, что она ждала его появления. По крайней мере, хотелось на это надеяться.
Трэвис остановился, но, заметив, что Колин кивнула ему, направился к ее столику.
– Похоже, у нас с вами становится традицией встречаться в этом ресторане, – бодро произнес Трэвис, подходя к столику.
– Хорошая традиция! – улыбнувшись, отозвалась Колин.
Ее искренняя улыбка и приветливые слова тронули Трэвиса, но он не показал виду.
– В Фолл-Ривер не так много приличных мест, где можно насладиться тишиной, уютом и хорошей едой, – сказал он и многозначительно добавил: – Я почти каждый день заглядываю в «Озарк Энни».
Ему хотелось думать, что и Колин Роббинс сегодня тоже пришла сюда не случайно и вовсе не из-за хорошей кухни и уютной обстановки ресторана.
– Как прошел сегодняшний день? – поинтересовался Трэвис. – Многое успели сделать?
Колин неопределенно пожала плечами.
– Дел всегда хватает, – уклончиво ответила она. – А как вы провели время?
– Да как обычно! – воскликнул Трэвис. – У меня тоже всегда много работы! Удалось вам полюбоваться осенней природой, как вы намеревались?
– Пока нет! – призналась Колин.
– А встреча с клиентом состоялась?
– Вы спрашиваете из любопытства или по другим причинам?
– Колин, меня интересует не ваш клиент, а то, сколько времени вы пробудете в нашем городе!
– Думаю, что задержусь в Фолл-Ривер еще на несколько дней. Мне предстоит выполнить… кое-какую работу, а потом я вернусь домой.
– Вот оно что… – задумчиво сказал Трэвис.
Он хотел еще что-то добавить, но в этот момент дверь ресторана широко распахнулась, и в обеденный зал вошли четверо молодых мужчин. Они смеялись и что-то шумно обсуждали. Макмастер резко обернулся, Колин тоже перевела взгляд на компанию.
– Кто это? – тихо спросила она.
Лицо Трэвиса помрачнело.
– Местные сливки общества! Так сказать, гордость Фолл-Ривер!
– Вы их хорошо знаете?
– Еще бы! Кто же с ними незнаком! Это Тим Картер, Брент Хоган, Джасон Траск и Марк Тайлор.
– Который из них Джасон Траск? – Колин и не собиралась скрывать своего любопытства.
Трэвис едва заметным кивком указал на одного из мужчин:
– Блондин с голубыми глазами.
Он проследил за взглядом Колин, заметив, что она с нескрываемым интересом рассматривает Джасона Траска. Любопытно… Чем вызвано такое повышенное внимание Колин к персоне Траска? Слышала о богатстве и власти могущественного Джасона Траска или моментально поддалась обаянию симпатичного молодого мужчины? Ничего удивительного, многих женщин вводила в заблуждение его приятная внешность, обходительные манеры, мягкая улыбка, приветливый взгляд лучистых голубых глаз… А что, если у Колин Роббинс профессиональный интерес к Траску? Хотелось бы это знать!
Пока Трэвис обдумывал все эти предположения и решал, какое из них верное, Колин отвела взгляд от Траска и сделала вид, что сосредоточилась на еде. Тем временем Джасон отделился от компании своих приятелей и неторопливо направился к столику, за которым сидели Колин и Трэвис. На его холеном лице играла самодовольная улыбка, и Макмастер непроизвольно сжал кулаки. Как смеет этот подонок, на совести которого столько низких поступков, с наглым видом появляться на людях, самодовольно ухмыляться и всем своим видом демонстрировать превосходство? А впрочем, чему удивляться, если Траск покинул судебный зал не только без наручников, но и под бурные аплодисменты присутствующих! Траск словно напоминал начальнику полиции, что хозяин в Фолл-Ривер – он и никому не стоит с ним связываться. Но Макмастер и без этого напоминания не забывал об этом, заглядывая по вечерам навестить Кейт Эдвардс или проезжая мимо здания школьного совета, куда ее не перевели, а фактически сослали.
Официантка с меню в руках услужливо поспешила к компании мужчин, поприветствовала их и сделала приглашающий жест в сторону отдельного кабинета, находившегося в противоположном конце обеденного зала. Компания, в которой верховодил Джасон, часто заглядывала в этот ресторан и всегда располагалась в отдельном кабинете.
Друзья, крикнув Джасону, чтобы он не задерживался надолго, прошли в кабинет, а Траск, чуть наклонившись над столиком, улыбнулся и нарочито вежливо произнес:
– Рад вас видеть, Макмастер! Как работа? Все в порядке?
– Сейчас ее не так много, обычно работа появляется, когда вы, Траск, доставляете нам хлопоты! – ехидно отозвался Трэвис.
Губы Джасона скривились в презрительной усмешке.
– Жаль, что начальник полиции игнорирует свои прямые обязанности. Жаль…
– У вас ко мне есть претензии? – сухо осведомился Трэвис.
– Не только у меня, Макмастер. Уважаемых горожан беспокоит, что полиция закрывает глаза на уголовников, решивших обосноваться в нашем тихом городке. И вместо того чтобы очистить Фолл-Ривер от нежелательных элементов, начальник полиции незаслуженно оскорбляет порядочных людей!
Пропустив мимо ушей последнее замечание Траска, Макмастер холодно произнес:
– О каких уголовниках вы говорите, Траск?
– А вы не догадываетесь? В Фолл-Ривер поселился бывший заключенный, хладнокровный убийца, а начальник местной полиции смотрит на этот возмутительный факт сквозь пальцы! Порядочным горожанам уже страшно вечерами появиться на улице, вот до чего мы докатились!
Это была не первая жалоба, исходившая от Траска. Как только стало известно, что Такера Колдуэлла досрочно освободили и он поселился неподалеку от города, семейство Траск забросало полицию жалобами. Они и в устной форме требовали убрать бывшего заключенного из Фолл-Ривер, и писали гневные петиции… Шериф, окружной прокурор и Макмастер терпеливо разъясняли ближайшим родственникам убитого много лет назад Хендерсона, что Такера Колдуэлла освободили досрочно за примерное поведение, претензий к нему нет и он имеет полное право поселиться там, где ему вздумается. Но убеждать Трасков в том, что Колдуэлл никому не доставляет неприятностей, было бесполезно. Они негодовали, возмущались, требовали…
– Я вам уже неоднократно объяснял ситуацию с Колдуэллом. Он ведет себя тихо, никому не доставляет неприятностей, – раздраженно бросил Макмастер. – У вас что, плохо с памятью?
Траск, удовлетворенный тем, что в очередной раз потрепал нервы начальнику полиции, потерял к Трэвису интерес и переключил свое внимание на его привлекательную спутницу. Странно, но он никогда прежде не видел ее в Фолл-Ривер. Это еще больше заинтриговало его.
– Разрешите познакомиться, меня зовут Джасон Траск, – ослепительно улыбаясь, вежливо произнес он.
– Очень приятно. Колин Роббинс, – сухо промолвила спутница Макмастера.
Джасон, не увидев поданной руки, даже слегка смутился, а потом сам протянул Колин руку. Ей ничего не оставалось, как пожать ее.
– Рад видеть вас в Фолл-Ривер, Колин! – приветливо отозвался Джасон. – Всегда к вашим услугам. Кстати, если понадобится помощь, совет или еще что-либо, буду счастлив оказаться вам полезен! У меня два офиса: один находится в здании банка, другой – в помещении «Траск Индастриз». Заглядывайте, не стесняйтесь. В нашем городе люди всегда рады приятным гостям.
– Спасибо, буду иметь это в виду, – сдержанно поблагодарила Колин и отвела взгляд, давая понять, что разговор окончен.
Траск снова широко улыбнулся, кивнул и уже собрался направиться к отдельному кабинету, где его ожидали дружки, но внезапно передумал и снова обратился к Макмастеру:
– Да, чуть не забыл спросить! Как поживает Кейт Эдвардс? Я что-то не видел ее в последнее время. Она жива и здорова, надеюсь?
Трэвис стиснул зубы. Господи, как же он ненавидел этого подонка, не только сломавшего жизнь Кейт, но и не устающего нагло напоминать об этом! Он заслуживает не просто смерти, а мучительного конца. Ужасных средневековых пыток.
– С ней все в порядке, Траск, – холодно произнес Трэвис. – Она жива и здорова.
В голубых глазах Джасона заплясали зловещие огоньки.
– Очень за нее рад, Макмастер, очень рад, – быстро проговорил он. – Приятно слышать, что у кого-то все в порядке.
Трэвис, еле сдерживающий себя, чтобы не броситься на негодяя и не задушить его собственными руками, зло бросил:
– Еще какие-нибудь вопросы есть?
Траск лучезарно улыбнулся:
– Нет, больше вопросов нет. Это, собственно, все, о чем я хотел узнать, Макмастер. – Он обратился к Колин: – Еще раз позвольте выразить мое восхищение вами, Колин. Надеюсь, мы скоро увидимся. Макмастер… До скорой встречи! – Он кивнул и отошел от столика.
– Надеюсь, встреча действительно скоро состоится. Мечтаю увидеть тебя за тюремной решеткой, – пробурчал Трэвис вслед Джасону.
Когда высокая стройная фигура Джасона Траска исчезла за дверьми отдельного кабинета, Колин обратилась к Трэвису:
– Значит, это и есть тот самый Траск?
– Да, тот самый мерзавец и подонок!
Колин сочувственно посмотрела на Макмастера и тихо произнесла:
– Мне хорошо понятны ваши чувства, Трэвис. Но не вините себя в том, что Траск не за решеткой. В этом нет вашей вины.
– И тем не менее… не могу с этим смириться. К тому же я уже рассказывал вам, что сам посоветовал Кейт обратиться в суд, значит, есть и моя вина в том, что Траск разгуливает на свободе, а Кейт получила не только физическую, но и тяжелейшую моральную травму.
– Но ведь вы не заставляли ее обращаться в суд, а только посоветовали, – возразила Колин.
– Но кому, как не мне, знать, что в Фолл-Ривер справедливость существует только в отношении Траска, но не простых горожан.
– Кейт пыталась защитить свою честь и достоинство!
– А вместо этого пострадала не только она сама. Ее участь разделила и ее младшая сестра Керри.
В глазах Колин застыло изумление.
– Да, за день до суда Траск предупредил Кейт, что, если она не одумается и не откажется от судебного разбирательства, он жестоко отомстит ей. Кейт не испугалась его угроз, суд состоялся, Траска оправдали, и спустя месяц он надругался над ее сестрой. Желая насладиться местью, он позвонил Кейт и злорадно оповестил о своем деянии.
– И вы… вы не арестовали его?
– Родители Кейт и Керри категорически отказались возбуждать уголовное дело против Траска. Они уже пережили один судебный процесс и не хотели повторения этого кошмара. Конечно, они были в ужасе, страшно переживали, но в том, что произошло с Керри, винили… Кейт. Ее несговорчивость, упрямство, желание во что бы то ни стало разобраться с Траском в суде.
– А Керри?
– Она была в шоковом состоянии, собственно, и по сей день Керри из него не вышла. Она не могла даже дать вразумительных свидетельских показаний, или… родители убедили ее не делать этого. – Макмастер говорил с искренней болью. – Кстати, бедная Керри до сих пор находится в психиатрической клинике в Литл-Рок.
– Как все это отвратительно! – В Колин закипала злость. – Неужели в целом городе не нашлось человека, который уничтожил бы этого мерзавца? Такие, как он, не имеют права жить на белом свете.
– Во многих головах блуждает мысль об убийстве Траска, – отозвался Трэвис, подумав, что и он лично с радостью уничтожил бы этого подонка. Но, к великому сожалению, он, Трэвис Макмастер, – служитель закона, полицейский, и никогда, ни при каких условиях не преступит его. А жаль… – Не исключено, – продолжил он, – что очень скоро кто-нибудь все-таки решится избавить мир от этой гадины. Может быть, это будет какая-нибудь очередная жертва Траска… Или Эдвардс – отец Кейт и Керри, не выдержит, глядя на своих несчастных дочерей, возьмется за оружие и пристрелит его. Вариантов много…
– Если это действительно произойдет, прошу вас, Трэвис, вспомните обо мне! – горячо заговорила Колин. – Я с огромным удовольствием возьмусь за защиту того, кто это сделает!
– Но, боюсь, мне все равно придется отправить этого смельчака в тюрьму, – горько усмехнулся Трэвис.
– Смотря какие возникнут обстоятельства… Как будет выстроена линия защиты… Повторяю, я буду рада стать его адвокатом.
Трэвис кивнул, а потом попросил:
– Давайте сменим тему, Колин. Не хочется больше говорить о Траске.
– Хорошо, – согласилась она. – В таком случае расскажите мне о местных достопримечательностях, например водопадах. Ведь ваш город и назван потому, что здесь их много.
– Вообще-то, в Фолл-Ривер только один настоящий водопад, – улыбнувшись, ответил Трэвис. – А остальные… их и водопадами-то можно назвать с натяжкой. Главный водопад находится в восточной части города. Вокруг него разбит прекрасный парк, где любят отдыхать горожане, выстроены детские площадки и увеселительные аттракционы.
– А вы могли бы завтра показать мне этот парк? – спросила Колин.
– Разумеется. С большим удовольствием отвезу вас туда, – живо откликнулся Трэвис.
Они еще немного посидели, поговорили на общие темы, и Трэвис, слушая Колин, постоянно думал о том, что давно ему не было так хорошо в компании женщин. После возвращения из Литл-Рок в Фолл-Ривер у него было несколько непродолжительных любовных романов, но ни одна женщина ему не нравилась так, как Колин Роббинс. Она – не только внешне привлекательная молодая женщина, но и умный, интересный собеседник, опытный адвокат. Наверное, это не случайно, что они познакомились и потянулись друг к другу. Трэвис очень надеялся, что и Колин в душе рада новому знакомому, иначе она не выразила бы желания снова встретиться с ним.
Колин отложила в сторону салфетку, взглянула на часы и вздохнула:
– Сожалею, но мне пора идти.
– Вы без машины?
– Да, я пришла пешком.
– Хотите, я подвезу вас?
Колин ничего не ответила, а лишь улыбнулась и поднялась из-за стола. Трэвис взял оба счета за обед, расплатился с Эннабел, и они с Колин направились к выходу. Эннабел вслед им скороговоркой произнесла:
– Спасибо, что заглянули к нам, приходите еще!
На улице было прохладно, дул сильный ветер, и Трэвис поспешил открыть переднюю дверцу джипа, чтобы Колин могла сесть в машину. Неожиданно его взгляд упал на одно из окон ресторана, за которым в отдельном кабинете веселился Траск со своими дружками. Они сидели в непринужденных позах, сняв пиджаки и ослабив узлы своих модных дорогих галстуков. Ничего особенного: молодые, преуспевающие бизнесмены после напряженного трудового дня пришли отдохнуть и пообщаться друг с другом. На столе – бутылки с дорогими винами, изысканные закуски. После дружеской вечеринки они разойдутся по домам, где их, за исключением Джасона Траска, жившего одного, ждут красивые холеные жены и ухоженные маленькие дети.
«Какая идиллическая картинка! – с ненавистью думал Трэвис. – Они, любящие мужья и заботливые отцы, вернутся домой, проведут остаток вечера с семьей, будут говорить комплименты женам, играть с детьми, а потом… перед сном, уединившись в тиши своих кабинетов, наберут номер Кейт Эдвардс и, услышав звук включенного автоответчика, начнут говорить ей гадости, угрожать… Молодой женщине, не сделавшей им ничего плохого».
Голос Колин отвлек Трэвиса от неприятных мыслей.
– В детстве и юности я сильно расстраивалась, когда у меня что-то не получалось или кто-нибудь нарушал мои планы, – рассказывала Колин. – А отец всегда учил меня, что надо воспринимать жизнь такой, какая она есть. Помню, мне было десять лет. Меня почему-то не пригласили на вечеринку, где собирались все мои подруги и друзья. Я страшно обиделась, долго рыдала, а отец сказал мне: «Все, что ни делается, – к лучшему!» А когда мне было шестнадцать лет, молодой человек, с которым я встречалась, предпочел мне мою лучшую подругу. Я очень болезненно переживала его измену, а отец утешал меня и говорил, что время все расставит по своим местам!
– Ваш отец любил изрекать пословицы и поговорки? – с улыбкой спросил Трэвис.
– Да, он много их знал. Он всегда повторял, что в пословицах собрана народная мудрость и в них очень точно подмечены жизненные ситуации. И знаете, я часто думаю о том, что время действительно все расставляет по своим местам, – задумчиво проговорила Колин.
– О чем вы?
– Вот, например, взять того же Траска. Я глубоко убеждена, что когда-нибудь он сполна заплатит за свои преступления. И не обязательно наказание ему вынесет суд, но он за все обязательно ответит. Обязательно!
– Вы имеете в виду какой-то высший суд?
– Нет, но справедливость восторжествует. Например, каким-то образом его семья потеряет свое могущество. Или они лишатся своего состояния и их перестанут бояться. Или… кто-нибудь, чью жизнь он разрушит так же безжалостно, как растоптал жизнь Кейт, отомстит ему. Убьет, уничтожит. Это обязательно случится, Трэвис. Рано или поздно!
– Лучше бы пораньше, – хмуро отозвался Макмастер.
– Я верю в это! – горячо продолжила Колин. – Вот, например, когда меня не пригласили на вечеринку и отец заявил, что это к лучшему, так и случилось. Все гости после той вечеринки заболели корью!
– А в случае с вашим приятелем…
– Он стал встречаться с моей подругой, их отношения зашли слишком далеко, и ее родители потребовали, чтобы он на ней женился. Недавно я разговаривала с нашими общими знакомыми и узнала, что они до сих пор живут вместе, но дела у них идут неважно. Они постоянно ссорятся, а их дети-подростки уже состоят на учете в полиции. Вот так-то! Время все расставило по своим местам.
Трэвис молча кивнул, машина вырулила со стоянки на улицу, и через несколько минут подъехала к коттеджу № 6, в котором остановилась Колин Роббинс.
К своему удивлению, Трэвис увидел около коттеджа припаркованный темно-синий «Мустанг» и мгновенно вспомнил, что видел его вчера на Ридж-Крест. Тогда он просто отметил, что машина ему не знакома, но не придал этому обстоятельству особого значения. Он был занят беседой с Колдуэллом, оказавшимся в позднее время суток в престижной части города, где ему совершенно нечего было делать. Теперь же ситуация прояснилась. Темно-синий «Мустанг» принадлежал его новой знакомой Колин Роббинс, и это именно она вчера вечером совершила поездку на Ридж-Крест. Зачем? Если верить ее словам, то она прибыла в Фолл-Ривер встретиться и обсудить кое-какие конфиденциальные вопросы с одним потенциальным клиентом. С кем же?
Колин достала из сумочки ключи от коттеджа и выжидательно посмотрела на занятого своими мыслями Трэвиса.
– Рада была провести с вами вечер и благодарю за то, что подвезли меня, – с улыбкой произнесла она. – Было приятно провести время в вашей компании.
Трэвису так не хотелось расставаться с ней, но он не мог придумать подходящего предлога, чтобы задержаться.
– Мне тоже было приятно.
Колин вертела ключи в руках, но из машины не выходила, а выжидательно смотрела на своего спутника. Наконец она неуверенным тоном произнесла:
– Может быть… заглянете ко мне?
Ее замешательство немного удивило Трэвиса, как и само смелое приглашение. До этой минуты у него складывалось впечатление, что Колин – женщина, которая всегда знает, чего хочет. Оказывается, сомнения посещают и эту на первый взгляд самоуверенную женщину. Но если она осмеливается приглашать к себе вечером, в общем-то, малознакомого мужчину… Первым желанием Трэвиса было, естественно, ответить согласием, но неожиданно для самого себя он смутился и зачем-то уточнил:
– Выпить по чашечке кофе?
– По вечерам я не пью кофе.
– По бокалу вина?
– К сожалению, в коттедже у меня нет спиртного.
Трэвис поймал себя на мысли, что, если бы столь заманчивое и многообещающее приглашение поступило от любой другой женщины, он, ни секунды не раздумывая, с радостью принял бы его. Отогнал бы свой знакомый всему городу «Форд-Иксплорер» куда-нибудь подальше от коттеджа, чтобы досужие сплетники не связывали имя начальника полиции с его обитательницей, и остался бы там на ночь. Или до рассвета, как получится. А рано утром покинул бы коттедж без малейшей доли сожаления.
Но с Колин Роббинс такого не получится. Трэвис инстинктивно чувствовал, что эта молодая женщина – другая и отношения с ней требуют немало душевных сил. Легкой, необременительной короткой любовной связи с Колин не получится, да и Трэвис сам этого не хотел. Эта женщина потребует к себе серьезного уважительного отношения, и она его заслуживает.
Макмастер легко коснулся ладонью волос Колин и почувствовал, какие они шелковистые. Затем чуть отодвинулся и тихо произнес:
– Спасибо за приглашение, но, к сожалению, мне надо торопиться. Меня еще ждут дела.
Ему показалось, что в глазах Колин мелькнуло разочарование, но оно исчезло так быстро, что он мог и ошибиться. Она улыбнулась и как ни в чем не бывало бодрым голосом сказала:
– Наша договоренность на завтрашний день остается в силе?
– Да, конечно.
– Что ж, в таком случае, до свидания!
– До завтра!
Трэвис подождал, пока Колин вышла из машины, дошла до своего коттеджа и скрылась за дверью. Потом в окне коттеджа зажегся свет и возник силуэт Колин. Она помахала Трэвису рукой и плотно задвинула занавески. Трэвис включил зажигание, и «Форд-Иксплорер» тронулся с места.
По дороге домой Трэвис не переставая думал о том, что все-таки надо было принять приглашение Колин, а не заниматься ерундой, анализом ее характера и возможных будущих отношений. Он ругал себя последними словами, злился на свою глупость и непонятную ему самому нерешительность. Отказаться от приглашения такой очаровательной молодой женщины… Каким же надо быть идиотом!
Остановившись около своего дома, Трэвис вышел из машины и с силой хлопнул передней дверцей.
– Все-таки ты редкостный глупец, Трэвис, – убежденно заявил он самому себе. – Дурак, каких свет не видывал!
* * *
На следующий день Кейт проснулась очень рано и сразу же посмотрела на будильник, стоящий на тумбочке около кровати: шесть часов утра. Она могла бы спокойно спать еще как минимум час и только потом встать и начать собираться на работу. Как ни странно, спать больше не хотелось. Кейт поднялась с постели, подошла к окну и немного отодвинула плотную штору.
На улице было темно, серо и неуютно. Раньше, когда она работала учительницей, никакая, даже самая плохая погода не огорчала ее. Она легко поднималась рано утром и радостно шла в школу, где каждый день ее появления ждали двадцать семь учеников. Теперь же, после принудительного перевода ее в школьную администрацию, Кейт каждое утро с трудом заставляла себя подниматься с постели, завтракать и ехать на работу.
«А что, если позвонить в администрацию и сказать, что я заболела? – подумала Кейт. – В конце концов никакой срочной работы у меня нет, а мои так называемые коллеги будут только рады не видеть меня несколько дней! Или лучше взять отпуск?»
От прошлогоднего отпуска у Кейт оставалось несколько неиспользованных дней, и она могла с полным правом взять их тогда, когда ей потребуется. Похоже, сейчас наступило именно такое время. Кейт могла бы с пользой провести эти дни: помочь Такеру Колдуэллу со строительством дома, съездить в Литл-Рок навестить Керри, пройтись по магазинам и обновить свой гардероб, раз уж она решила больше не рядиться в старые наскучившие одежды. Что еще? Привести в порядок свой дом, все убрать, расставить по местам, выбросить автоответчик или хотя бы отключить его от телефонного аппарата. И, наконец, самое главное: тщательно, до мельчайших деталей продумать план устранения Джасона Траска и в соответствии с ним приобрести для этого все необходимое…
Кейт приняла горячий душ, спустилась вниз на кухню и наскоро позавтракала. Допив кофе, она решительно подошла к телефону и сняла трубку. Затем взглянула на часы: что ж, пора звонить в офис.
Кейт было хорошо известно, что мистер Маркус Тайлор, которому она собиралась сообщить об отпуске, очень гордится своей пунктуальностью и всегда приходит в офис без десяти минут восемь. Кейт набрала номер, и он снял трубку после первого же гудка.
– Мистер Тайлор? Здравствуйте, это Кейт Эдвардс.
– Я вас слушаю, – сухо отозвался он.
Маркус Тайлор был отцом Марка Тайлора, дантиста и одного из ближайших друзей Джасона Траска. Именно Марк, как никто другой, постарался во время судебного разбирательства защитить «поруганную честь» своего дружка Джасона. Он, поклявшись на Библии, сообщил суду, что в свое время, разумеется до женитьбы, тоже имел любовную связь с Кейт Эдвардс. Точнее, она буквально принудила его к этому. Марк Тайлор красочно описывал, как Кейт настаивала на грубом сексе, что побои доставляли ей дополнительное удовольствие, но он поступил с ней как джентльмен и не захотел удовлетворить ее извращенные пожелания. Его отец, Маркус Тайлор, тоже находился в зале и согласно кивал головой, очевидно, одобряя лживые речи сына. Потом, после суда Марк, как и другие приятели Траска, постоянно названивал Кейт домой, обзывал ее грязными словами, угрожал, терроризировал…
– Мистер Тайлор, я хочу взять несколько дней, оставшихся от прошлогоднего отпуска, – без предисловий заявила Кейт. – И с сегодняшнего дня меня на работе не будет.
– По правилам, вы должны за две недели до предполагаемого отпуска поставить администрацию в известность! – резко произнес Маркус Тайлор.
Но резкий тон нисколько не смутил Кейт. Ей было абсолютно безразлично мнение Маркуса Тайлора по поводу ее отпуска. Главное, она поставила его в известность!
– У меня так сложились обстоятельства, – вызывающим тоном ответила она.
Маркус Тайлор немного помолчал, а потом небрежно бросил:
– Как знаете. Надеюсь, что вы вернетесь вовремя, если, конечно… не надумаете подыскать себе другое место!
– Другое место? – с притворным удивлением переспросила Кейт. – Ну что вы, разве я когда-нибудь оставлю такую прекрасную работу и столь любезных, внимательных ко мне коллег! – И, не дожидаясь ответа, повесила трубку.
Кейт поднялась в спальню, торопливо оделась, причесалась, сбежала вниз по ступеням и вышла из дома. Села в машину, немного подумала и… поехала на Ридж-Крест.
В районе Ридж-Крест находилось всего три улицы, одна – Олеандр-серкус – напоминала форму круга, а две другие – Вистерия-стрит и Магнолия-лейн – пересекали ее. Джасон Траск жил на Магнолия-лейн, в самом красивом и большом особняке. Проезжая мимо него, Кейт сбавила скорость и внимательно оглядела здание и примыкающий к нему ухоженный сад. Когда-то, находясь в этом доме, она чувствовала себя счастливой… Жаль только, что это было короткое, непродолжительное время.
Запретив себе вспоминать о том, что произошло полгода назад, Кейт решила вернуться в центр города, зайти в ресторан и позавтракать, поскольку дома она ограничилась одним бутербродом. Неожиданно пришедшее в голову решение показаться на людях после длительного перерыва удивило Кейт. Шесть месяцев она сидела взаперти, не отваживаясь даже показаться на улице после захода солнца, а уж о том, чтобы появиться в общественном месте, и речи быть не могло!
Кейт хорошо представляла, что начнется, когда она войдет в ресторан, расположенный рядом с полицейским управлением. Раньше она часто туда заглядывала, там ее хорошо знали обслуживающий персонал и постоянные клиенты. Посетители проводят ее насмешливыми и презрительными взглядами, вслед ей понесутся оскорбительные словечки или злобный шепоток. Лучше бы, конечно, не сталкиваться там с Тимом Картером или Марком Тайлором… А впрочем, теперь ей абсолютно безразлично, там они или нет. Ей наплевать и на посетителей, и на официантов!
Постаравшись придать своему лицу бесстрастное выражение, Кейт решительно шагнула в зал и села за свободный столик. Официант не подходил к ней до тех пор, пока около ее столика не возник улыбающийся Трэвис. Мгновенно появился официант, принял заказ и удалился.
– Привет, Кейт! – бодро произнес Макмастер, стараясь скрыть удивление, вызванное появлением Кейт в общественном месте.
– Доброе утро! Хорошо, что ты пришел, а то, наверное, меня бы вообще не обслужили.
– Пусть только попробуют! В этом заведении кормится добрая половина моего управления, к тому же у нас с ними заключен контракт на поставку питания для заключенных предварительного следствия. Кейт… а что ты здесь делаешь ранним утром?
Она насмешливо взглянула в лицо своего старинного друга.
– А с какой обычно целью приходят люди в ресторан?
– Ты пришла сюда позавтракать? А почему ты не на работе?
– Я решила взять небольшой отпуск, – торжественно объявила Кейт.
– Зачем?
– Ты что-то стал туго соображать, Трэвис! Зачем люди берут отпуск? Чтобы отдохнуть. И вообще, по-моему, ты сегодня не в меру любопытен.
– Кейт, я – полицейский и по долгу службы обязан знать, что и с кем происходит в моем городе, не говоря уж о том, что мне далеко не безразлична твоя жизнь, – искренне ответил Макмастер. – Итак, ты решила взять отпуск… Куда-нибудь поедешь?
Кейт покачала головой:
– Нет, останусь дома. Если и поеду, то только в Литл-Рок навестить Керри.
– Так чем же ты собираешься заниматься? – удивился Трэвис. – Будешь сидеть дома?
– Да, приведу дом в порядок, наведу чистоту. Знаешь, как это обычно делают хозяйки весной?
На лице Трэвиса снова появилось удивленное выражение.
– Кейт, но сейчас не весна, а осень! – возразил он.
– Весна не всегда приходит в соответствии с календарем. Иногда она наступает в душе у того, кто ее очень ждет, – многозначительно сказала Кейт. – Да, забыла сказать, что еще собираюсь во время отпуска помогать Такеру Колдуэллу в строительстве нового дома, – небрежным тоном добавила она.
При упоминании имени бывшего заключенного Трэвис Макмастер нахмурился. Прямо на глазах он из лучшего друга Кейт Эдвардс превратился в начальника местной полиции.
– Ты все еще видишься с ним! – негодующе бросил он.
– А разве это запрещено? Да, Трэвис, мы с Такером встречаемся.
– Кейт, но зачем?
– Он мне нравится, вот зачем.
– Господи, да что ты в нем нашла, в этом уголовнике! – взорвался Трэвис.
– Успокойся и перестань обзывать его уголовником. Такер отсидел свой срок.
– Кейт, но он убил человека, не забывай об этом.
– Произошел несчастный случай, и тебе прекрасно об этом известно, – спокойно произнесла Кейт. – К тому же тот Джеффри Хендерсон был столь же одиозной фигурой в Файет, что и Джасон Траск в Фолл-Ривер. Так что, можно сказать, Такер Колдуэлл сделал полезное дело для жителей Файет.
– Он нравится тебе только за это? – ехидно спросил Трэвис.
– Не только. – Кейт подалась вперед и с вызывающим видом сказала: – Мне нравится его внешность, фигура. Правда, без одежды мне пока не довелось увидеть его, но…
– Кейт, прекрати! – резко одернул ее Макмастер. – Хватит говорить глупости!
– Я говорю то, что есть на самом деле. Такер – порядочный человек, и его совершенно не волнуют те грязные сплетни, которые обо мне сочиняют в городе. Он воспринимает меня такой, какая я есть, а это – главное. Он не верит в то, что Траск так отвратительно поступил со мной якобы по моей же просьбе.
– Кейт, но я тоже в это не верю.
– Да, Трэвис, я знаю об этом, но ты осуждаешь меня за то, что я так легко сблизилась с Траском. Ты думаешь, что, если бы я не переспала с ним в первый же вечер, все могло бы быть иначе.
– Ладно, Кейт, давай оставим эту неприятную тему и поговорим о чем-нибудь другом, – попросил Макмастер.
– Давай, – охотно согласилась она. – Ты слышал, что Мэриан Траск вернулась в Фолл-Ривер?
– Нет… Это любопытно.
– Да, она приехала, чтобы добиться возобновления судебного процесса против Джасона Траска. У нее есть доказательства его вины, и в самое ближайшее время она собирается передать их окружному прокурору. Трэвис, может быть, тебе следует позвонить ей?
– Да, ты права, я обязательно свяжусь с Мэриан. А откуда тебе стало известно, что она вернулась?
Кейт вкратце рассказала о визите Мэриан и тех предложениях, которые та ей сделала, но не стала делиться своими впечатлениями и сообщать о принятом решении не участвовать в возможном судебном процессе. Трэвису Макмастеру и без того было хорошо известно, что никогда, ни при каких условиях Кейт не примет участия в судебных заседаниях, даже если, например, заранее будет знать, что Траска осудят. Хотя о таком несбыточном повороте событий не следует даже мечтать!
– Я на днях познакомился с одним очень интересным и приятным человеком, – вдруг сказал Трэвис.
Кейт удивленно подняла брови. В городе не было ни одного человека, которого бы не знал начальник местной полиции Макмастер.
– Кто-то переехал из другого города жить в Фолл-Ривер? – спросила она.
– Нет, я познакомился с женщиной-адвокатом, приехавшей в Фолл-Ривер по делу, – объяснил Трэвис.
– А какие у нее здесь дела?
– Об этом она мне не сообщила. Видимо, что-то конфиденциальное.
– Правильно, что не сообщила. Адвокат и не должен рассказывать о делах своих клиентов, – одобрила действия незнакомой ей женщины Кейт.
Правда, она тотчас же вспомнила, что многочисленные защитники Траска не были столь щепетильны и охотно рассказывали всем о том, что Кейт якобы сама напросилась на грубость и насилие, оскорбляли ее последними словами и заранее объявляли о провале ее иска в ходе судебного разбирательства.
– Она понравилась тебе, Трэвис?
– Да, не скрою, она мне очень понравилась, – признался Макмастер.
– Любопытно. Хотела бы я взглянуть на новый объект твоей страсти. Насколько мне известно, после нашего с тобой короткого романа у тебя не было сильных привязанностей! – шутливо воскликнула Кейт. – А как ее зовут?
– Колин Роббинс.
– И до какого этапа дошло ваше знакомство?
– Два раза мы вместе обедали в ресторане. Позавчера и вчера.
– И далее…
– А вот это не твое дело!
– Понятно. Из твоего ответа я заключаю, что пока у вас с ней ничего не было, – насмешливо произнесла Кейт.
– Какая ты прозорливая!
– Если бы в первый же вечер ты уложил ее в постель, значит, ничего серьезного у вас с ней быть не может. Если ограничился обедом в ресторане, значит, эта женщина действительно пришлась тебе по душе. Уж я-то тебя хорошо знаю, Трэвис.
Высказывая предположения относительно отношений Макмастера с женщиной-адвокатом, Кейт вспомнила свои, немного странные, не поддающиеся точной характеристике отношения с Такером и его недавний рассказ о любовной связи с Нелли из Литл-Рок, из-за которого они чуть не поссорились. Интересно, как развивались их отношения с Нелли? Или никакого развития не было и в помине? Кейт склонялась к мысли, что у Такера и Нелли все произошло в первый же день их знакомства. Трудно поверить, чтобы мужчина, лишенный женского общества целых шестнадцать лет, выбрал объектом своей страсти особу, за которой надо было бы долго ухаживать. Да и сам Такер неоднократно упоминал, что Нелли – женщина темпераментная, непосредственная и без комплексов.
Да и с кем в Фолл-Ривер мог бы завести роман Такер? Зная о ханжеских нравах, царящих в городе, Кейт могла предположить, что открыто с ним не стала бы встречаться ни одна женщин. Слишком давило общественное мнение, навязываемое семьей Траска и ему подобными. А вот подальше от людских осуждающих глаз… Многие женщины не отказались бы вступить в любовную связь с Колдуэллом. Эта мысль неприятно поразила Кейт, и она, к своему большому удивлению, почувствовала нечто похожее на ревность.
Но если Такер действительно в ближайшее время заведет с кем-нибудь любовный роман, то Кейт ничего не останется, как винить в этом исключительно саму себя. Она, кажется, сделала все, чтобы он смотрел на нее лишь как на охваченное жаждой мести несчастное существо, а не видел в ней настоящую женщину. Она не позволяла ему подходить к ней ближе чем на несколько шагов, носила с собой оружие, рассказывала о том, как остерегается мужчин, тем самым давая понять, что ничего, кроме приятельских отношений, у них нет и быть не может. И сейчас, когда Кейт перестала бояться Такера и готова продолжать с ним приятельские отношения, не исключая их дальнейшего развития, он может просто отвергнуть ее, не испытывая к ней чувственного влечения.
– Кейт, о чем ты задумалась? – спросил Трэвис.
Его вопрос вернул Кейт к действительности, и она ответила честно:
– Я думала о Такере Колдуэлле.
– Я так и понял! У тебя было такое мечтательное выражение лица, – ехидно заметил Трэвис.
Кейт никак не отреагировала на его реплику, и Трэвис продолжил:
– Надеюсь, ты не станешь требовать от меня, чтобы я подружился с Такером?
Идея, конечно, была заманчивой, но невыполнимой. Кейт улыбнулась и попросила:
– Сделай одолжение – хотя бы не обыскивай Такера и не заковывай в наручники, когда в следующий раз встретишь его возле моего дома.
– Я не заковывал твоего Такера в наручники, не преувеличивай! – возразил Трэвис. – А то, что подверг его обыску, так я действовал в рамках закона.
– Ладно, Трэвис, не сердись, – примирительным тоном произнесла Кейт. – Я все понимаю.
– Кейт… прислушайся к моим словам: этот мужчина тебе не подходит! Он тебе не пара!
Она достала из сумочки кошелек, отсчитала необходимую сумму за завтрак и чаевые официанту и положила деньги на край стола. Потом лукаво взглянула на Трэвиса и ответила:
– Ты ошибаешься. Такер Колдуэлл именно тот мужчина, который мне нужен!




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Жертва клеветы - Папано Мэрилин

Разделы:
Пролог12345678910111213141516

Ваши комментарии
к роману Жертва клеветы - Папано Мэрилин



Отличный роман с детективной линией!!!
Жертва клеветы - Папано МэрилинMirta29
7.04.2013, 13.01





мне в этом романе чего то не хватила, а именно он мне показался слишком затянут и не хватает остроты и полноты сюжета, так то задумка не плохая! Нету особого впечатления от прочитанного!
Жертва клеветы - Папано МэрилинНаталья
3.05.2014, 6.57





Сильно не захватил, но в принципе понравился. Да, трудно бороться с сильными Мира сего, но , если хочешь добиться справедливости, это делать надо! Как бы трудно ни было! Я уважаю ГГ за её мужество, в жизни знаю её прототип.
Жертва клеветы - Папано МэрилинЛенванна
19.05.2016, 16.14





Сильно не захватил, но в принципе понравился. Да, трудно бороться с сильными Мира сего, но , если хочешь добиться справедливости, это делать надо! Как бы трудно ни было! Я уважаю ГГ за её мужество, в жизни знаю её прототип.
Жертва клеветы - Папано МэрилинЛенванна
19.05.2016, 16.14








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100