Читать онлайн Жертва клеветы, автора - Папано Мэрилин, Раздел - 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Жертва клеветы - Папано Мэрилин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.3 (Голосов: 20)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Жертва клеветы - Папано Мэрилин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Жертва клеветы - Папано Мэрилин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Папано Мэрилин

Жертва клеветы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

6

После обеда Кейт сварила кофе и предложила Такеру перейти в гостиную и побыть там, пока она уберет со стола и вымоет посуду. Такер согласно кивнул, взял чашку с дымящимся кофе и пошел в комнату.
Он начал прохаживаться по гостиной, разглядывая обстановку. Такер пребывал в благодушном настроении. Он давно уже так вкусно не ел, да еще в такой приятной компании. А общество Кейт по-настоящему доставляло ему удовольствие.
Из кухни доносилась негромкая музыка. Кейт включила радиостанцию, транслирующую старые мелодии, и Такер, прохаживаясь по комнате, с удовольствием слушал. Он любил эту старую мелодию, она напоминала ему о прошлых временах, когда он встречался с Эми. В тот первый раз, когда они – юные неопытные влюбленные – впервые познавали друг друга, тоже звучала эта музыка.
Одна мелодия закончилась, началась другая, тоже хорошо знакомая, навевающая приятные воспоминания, и Такер улыбнулся. Ему нравилось находиться в доме Кейт, прохаживаться по гостиной и рассматривать детали обстановки. Комната была небольшая, очень уютная, с добротной, но не новой мебелью, и Такеру казалось, что каждая вещь, каждая мелочь несет на себе отпечаток индивидуальности хозяйки дома. Вышитые салфетки с инициалами «К. Э.». На журнальном столике – плетеная корзинка с рукоделием. Вдоль одной стены – ряды книжных полок с тщательно подобранными изданиями. У противоположной – стереосистема с солидной коллекцией пластинок. На каминной полке расположились фарфоровые фигурки, а рядом стоят несколько фотографий, на которых запечатлена семья Кейт.
Такер поставил на столик чашку с кофе, подошел поближе к камину и принялся внимательно рассматривать фотографии. На одном снимке на фоне церкви было запечатлено счастливое семейство: пожилая пара, очевидно, бабушка и дедушка, рядом – мать и отец, а в центре три их дочери: Кристин, Кейт и Керри. Все улыбаются, взгляды устремлены в объектив.
Такер подумал, что Кейт мало изменилась с тех пор. Стала старше, черты лица сделались строже, взгляд – напряженнее. На фотографии она выглядит беззаботной девушкой, голубые глаза сияют, улыбка – широкая и добродушная. Теперь она больше не улыбается, взгляд ее голубых глаз стал подозрительным и отчужденным. Станет ли Кейт когда-нибудь прежней, вернется ли к ней уверенность, спокойствие, тронет ли беззаботная улыбка уголки ее губ? Такер сильно в этом сомневался.
Он поставил фотографию на место и принялся рассматривать остальные. На некоторых из них Кейт отсутствовала, зато везде была Керри. Приятное, милое лицо, юная доверчивая девушка, любимица всей семьи…
Такер печально вздохнул. Разве эти молодые девушки могли предположить, что через некоторое время их жизнь в корне изменится и они станут жертвами негодяя? Как иногда бывает грустно рассматривать старые фотографии и знать, что у людей, запечатленных на них, драматически изменилась судьба, как, например, у Кейт и Керри. Кто бы мог предположить, что одна из сестер сейчас находится на больничной койке, а другая вздрагивает от каждого стука в дверь, живет с ненавистью в сердце и жаждой отмщения в душе…
Погрузившись в невеселые мысли, Такер не услышал, как в гостиную вошла Кейт. Она остановилась около каминной полки, где стояли фотографии, и сказала:
– Мои родители думали, что после рождения Кристин и меня у них уже не будет детей. Когда появилась на свет Керри, все были так счастливы! Мне тогда было одиннадцать лет, а Кристин – пятнадцать. Мы постоянно баловали нашу младшую сестру и просто обожали ее. То есть, конечно, мы с Кристин тоже любили друг друга, но Керри любили больше. Она… – Кейт на минуту запнулась, подбирая точное слово. – Она была особенная, наша Керри.
– Вы виделись с ней с тех пор как… все случилось? – тихо спросил Такер, обернувшись к Кейт.
– Да, первую неделю после произошедшего я провела вместе с ней в Литл-Рок, – ответила Кейт. – Я не могла оставить Керри одну, страшно переживала за нее, но вместе с тем мне казалось, что мое присутствие пагубным образом влияет на ее состояние.
– Почему?
– Меня мучил комплекс вины. Меня постоянно преследовала одна мысль: Керри пострадала из-за меня. Только я одна виновата в случившемся! Я боялась, что буду напоминать ей о тех страшных минутах, которые ей довелось пережить.
– Но вам не в чем себя винить! – возразил Такер. – Вся вина лежит на этом мерзавце Траске, но не на вас!
Кейт печально покачала головой.
– Я до сих пор чувствую себя виноватой, – продолжила она. – То есть я понимаю, что вины моей нет, но все равно продолжаю думать, что, если бы я отказалась от судебного разбирательства, Траск никогда бы не отомстил мне столь жестоким образом. Он не тронул бы Керри. Да, мои отношения с ним следовало бы с самого начала строить по-другому.
– Кейт, вы напрасно себя изводите! – горячо воскликнул Такер. – Траск поступил с вашей сестрой так лишь потому, что лишний раз хотел доказать самому себе, а не вам, собственную силу и могущество. Он – подлец, пользующийся тем, что никто не может его остановить! Дать ему по рукам, упрятать за решетку, наконец!
– Да, я согласна с вами, но… все равно последние полгода я только и думаю о своей вине, – призналась Кейт. – Мне не надо было в первое же свидание с Траском ложиться с ним в постель! – вдруг пылко произнесла она. – Вот это была самая большая моя ошибка! Но Траск мне нравился, я думала, что это по-настоящему сблизит нас, укрепит наши отношения. Я… поторопилась и теперь расплачиваюсь за свое легкомыслие. Траск решил, что он теперь мой полновластный хозяин, и, когда я осмелилась ослушаться, жестоко наказал меня за это.
– То, что вы во время первого свидания уступили ему, ни о чем не говорит, – возразил Такер. – Это ни в коем случае не означало, что потом вы были обязаны выполнять его прихоти и удовлетворять его желания.
Кейт не стала возражать ему. Что бы ни говорили другие, она считала себя виноватой во всем, что случилось с ней самой и с Керри. Кейт подошла к креслу, села и, сделав жест в сторону дивана, сказала:
– Садитесь, пожалуйста.
Такер молча сел на диван и улыбнулся. Как хорошо он чувствовал себя в доме Кейт! Ему нравилось беседовать с ней, вместе обедать, рассматривать фотографии, сидеть на удобной софе, откинув голову на мягкую подушку. Нравилось наблюдать за реакцией Кейт, разглядывать ее лицо и представлять, как он… прикоснется губами к ее губам.
Такер тряхнул головой, чтобы прогнать подобные мысли. О каких поцелуях он размечтался? Разве ему мало того, что Кейт пригласила его к себе домой, накормила вкусным обедом и сейчас они беседуют в гостиной? И вообще, Кейт Эдвардс – не тот тип женщины, к которым тянет Такера. Ему нравятся такие женщины, как Нелли, – веселые, беззаботные, страстные. Поцеловать Кейт? Об этом не может быть и речи. Попытаться начать за ней ухаживать? Исключено! Но заставить себя не думать о поцелуе было выше его сил.
Кейт откинулась на спинку кресла, долго молча смотрела на Такера, словно пытаясь угадать ход его мыслей, а потом спросила:
– А какие у вас планы на дальнейшее? Останетесь жить в Фолл-Ривер или куда-нибудь уедете?
Такер неопределенно пожал плечами:
– Пока не знаю. Может быть, вернусь в Литл-Рок.
– Вы говорили, там живет ваш брат?
– Да.
– И Нелли? – вкрадчиво произнесла Кейт.
– Да, и Нелли там живет.
– Вы больше не видитесь с ней? Расстались?
– Ну… не то чтобы расстались, – неохотно сказал Такер. – Как-то все само собой вышло…
Такер много думал о своих отношениях с Нелли и до сих пор не подобрал точных слов, характеризующих их связь. Нет, они не расстались, как расстаются любовники или друзья, просто их отношения исчерпали себя. Им было хорошо вместе, они нравились друг другу, но долго продолжаться так не могло. У их отношений не было будущего. Откровенно говоря, Нелли просто подвернулась Такеру в подходящий момент. С ней было удобно, весело, приятно, необременительно. Такеру, за долгие годы изголодавшемуся по женскому обществу, первое время Нелли казалась подарком судьбы. С ней не возникало проблем, она была готова заниматься любовью в любое время суток, когда, разумеется, отсутствовал муж. Но сколько могли продолжаться такие отношения? Они постепенно иссякли, сошли на нет.
Желая переменить тему разговора, Такер поднялся с дивана, прошелся по комнате и остановился около телефонного аппарата. На нем мигала красная лампочка, означавшая, что на автоответчик поступило сообщение.
– Вам кто-то звонил! – сказал Такер.
Кейт слегка нахмурилась.
– Это неважно! – бросила она.
– Разве вы не хотите узнать, кто звонил?
– Не хочу.
– Но может быть…
– Мне никто не звонит! – перебила его Кейт. – Вы же знаете, с некоторых пор у меня нет друзей!
– А эти сообщения… их оставляют дружки Траска? – тихо спросил Такер.
Он хотел нажать кнопку и прослушать сообщение, но Кейт мгновенно оказалась рядом и нажала другую кнопку, стирающую запись.
– Я просто хотел послушать…
– Зачем вам слушать всякую ерунду? – резко возразила Кейт. – Во-первых, ничего интересного вы не услышите, а во-вторых… вчера вы вернули мне деньги, аванс, значит, теперь вы не имеете к этому никакого отношения! Джасон и его дружки – мое лично дело!
– Но, Кейт…
– Их угрозы и оскорбления весьма однообразны, я выучила их наизусть, а вам не следует слушать!
– А если звонил кто-нибудь другой?
– Я же сказала: мне никто не звонит!
За время знакомства с Кейт Такер первый раз видел такое упрямое выражение на ее лице, но ничуть не удивился. Кому же понравится выслушивать грязные ругательства в свой адрес да еще в присутствии постороннего мужчины? Что ж, она права. Он отказался участвовать в ее деле, вернул деньги. Кейт пригласила его обедать к себе домой, но это вовсе не означает, что он имеет право вмешиваться в ее жизнь.
– Извините мою назойливость, Кейт! – произнес Такер. – Это действительно не мое дело.
Голос Такера прозвучал не очень убедительно. Что бы он ни говорил, жизнь и судьба Кейт уже стали ему небезразличны.
Кейт немного успокоилась, отошла от телефонного аппарата и попросила:
– Расскажите мне о вашем брате.
Такер удивленно взглянул на нее:
– О Джимми? А что о нем рассказывать? Типичный представитель семейства Колдуэлл!
– И что это означает?
– Ну… такой же, как и все мы. Ленивый, беспечный, необязательный человек. В общем, типичный бездельник, ничего не добившийся в жизни. Типичный Колдуэлл!
– Вы преувеличиваете, Такер!
– Нисколько! Так утверждают все жители Файет! Я имею в виду добропорядочных, зажиточных горожан. Наша семья всегда имела дурную репутацию, и мы к этому привыкли.
Говоря о дурной репутации своей семьи, Такер нисколько не лукавил. Он с детства привык к тому, что люди пренебрежительно отзывались о нем самом и о его родственниках. Любой, самый незначительный его проступок раздувался до размеров преступления. Ему не прощалось ничто. Малейшая его провинность воспринималась как лишнее подтверждение тому, что от этих парней из бедных семей ждать хорошего не приходится.
– А что бы сказали о своем брате вы? – спросила Кейт. – Вы-то лучше знаете его, чем жители Файет.
Такер на минуту задумался, а потом с улыбкой ответил:
– Я считаю, что Джимми – отличный парень. Дружелюбный, открытый, веселый. Любит вечеринки, приятелей, общение. Разумеется, Джимми не лишен и недостатков, и, надо признаться, серьезных.
– Какие же у вашего брата недостатки?
– Он не любит работать, то есть не то чтобы он – законченный лентяй, но трудиться Джимми не привык. Он очень легкомысленный человек, часто остается без работы лишь потому, что предпочитает провести время в компании друзей. Ради этого может прогулять работу. Иногда может потратить деньги на выпивку вместо того, чтобы заплатить по счетам. Он – безалаберный парень, не задумывается над будущим, живет одним днем. Единственный человек, который может призвать его к порядку и заставить сделать что-то полезное, – его жена. Он любит ее, слушается, но, правда, не всегда.
– А у них есть дети?
Такер покачал головой:
– Какие дети! Джоун говорит, что ей вполне достаточно одного Джимми. И разве можно заводить детей с мужем, который может истратить на пустяки все деньги, загулять на пару дней, уехать куда-нибудь с приятелями, не поставив жену в известность? Или проиграть в карты деньги, отложенные на покупки? Или, например, привести в дом жить своего брата, недавно вышедшего из тюрьмы?
– Вы долго прожили в семье Джимми?
– Два месяца. Я наивно надеялся найти работу, а когда понял, что в этом городе мне ничего не светит, распрощался с семьей брата и переехал сюда. Я не мог больше обременять их своим присутствием.
– А разве вы не могли жить у Нелли? – тихо спросила Кейт.
– Мог бы, наверное, вот только боюсь, ее мужу это бы не понравилось! – насмешливо ответил Такер и заметил, как изменилось выражение лица Кейт.
Удивление сменилось растерянностью и… осуждением.
– Так Нелли замужем? – спросила она. – И вы с ней…
– А что вас смущает? – набычился Такер. – Вы удивлены, что я завел роман с замужней дамой? Скажу вам откровенно: уж какая подвернулась под руку, той я и был рад! Конечно, было бы лучше найти одинокую женщину, но увы!
Внезапно Такер почувствовал, как его охватывает раздражение против Кейт. Какая она, однако, строгая моралистка! Неужели она не понимает простых вещей? Молодой здоровый мужчина, много лет не видевший женщин, вряд ли будет очень прихотливым в выборе подруги. И замужняя она или нет – какая ему разница?


Кейт по-прежнему осуждающе смотрела на него, поджав губы, и Такер продолжил:
– Я был не первым, с кем она изменяла мужу, думаю, не последним. Кстати, когда мы стали встречаться, первое время я не знал, что Нелли замужем. Это выяснилось позднее.
– И при каких же обстоятельствах? – сухо поинтересовалась Кейт.
– Муж вернулся домой. Он, оказывается, загулял со своей подружкой и месяц не появлялся дома.
– И тем не менее вы, узнав о существовании мужа, продолжали встречаться с Нелли! – обвиняющим тоном произнесла Кейт.
Такер развел руками:
– Ну и что? – В его голосе прозвучало раздражение. – Да, продолжал встречаться с Нелли! – повторил Такер. – Разве это преступление? – Он выдержал ее презрительный взгляд и язвительно добавил: – Вы осуждаете меня, Кейт?
Она ничего не ответила, молча подошла к окну и стала к Такеру спиной. Ее реакция задела Такера за живое. Он не ожидал, что женщина, обратившаяся к нему с просьбой убить человека, станет осуждать его за роман с замужней женщиной. Он резко поднялся с дивана, поставил пустую кофейную чашку на журнальный столик и с негодованием произнес:
– Не слишком ли строго вы меня судите, Кейт? Или забыли, что всего несколько дней назад обратились ко мне с весьма оригинальным предложением? А почему вы обратились именно ко мне? Да потому, что знали о моей плохой репутации. Теперь же вы, видите ли, осуждаете меня за связь с замужней женщиной! – Такер с горечью рассмеялся. – А чего же вы от меня ожидали? От потенциального наемного убийцы? Высоких моральных качеств? Или, по-вашему, лишить человека жизни – в порядке вещей, а спать с чужой женой – предосудительно?
Такер несколько секунд ждал, что Кейт обернется, ответит ему, но она продолжала молча стоять около окна. Он пересек гостиную, направился в холл и подошел к входной двери. Никакой реакции. Такер вышел на улицу, с силой захлопнув за собой дверь. Немного постоял на крыльце, глубоко вдыхая холодный осенний воздух и пытаясь успокоиться, а потом решительно зашагал по дорожке к своему грузовику.
Он был зол на весь свет. На Нелли, непродолжительный роман, который стал причиной его размолвки с Кейт. На самого себя, на свою слабохарактерность. На то, что позволил себе приехать к Кейт, провести с ней чудесный вечер, так неожиданно и нелепо закончившийся. На Кейт Эдвардс. Гнев на нее, пожалуй, пересиливал все другие чувства.
Когда Такер проехал большую часть пути, ему в голову внезапно пришла одна любопытная мысль. Если бы с Кейт ничего не случилось полгода назад, стала бы она вообще разговаривать с человеком вроде него? Или даже не удостоила бы его взглядом? Скорее всего она повела бы себя как и большинство жителей Фолл-Ривер, не желающих иметь ничего общего с бывшим заключенным. Да, именно так: как остальные напыщенные, самодовольные, благополучные горожане. Собственно, Кейт к нему так и отнеслась: узнав, что он освободился из тюрьмы, приехала с просьбой убить Джасона Траска! Она заранее была уверена в том, что человек, однажды оступившийся, с легкостью совершит и другое преступление.
Интересно, что теперь она предпримет после его отказа? Найдет другого уголовника? Сама убьет Джасона Траска? Или запишется на прием к психотерапевту, как обещала ему несколько дней назад?
Неожиданно Такера охватила досада на самого себя. Он судорожно сжал руль и стиснул зубы. Сколько можно думать о проблемах чужих людей? Ведь, в сущности, Кейт Эдвардс – чужой человек. Их пути случайно, на очень короткое время, пересеклись, а потом снова разошлись в разные стороны. Это и к лучшему. Ни во что серьезное их отношения не смогли бы перерасти. Ни в дружбу и уж тем более в любовь.
Такер понимал, что ему надо успокоиться, взять себя в руки и навсегда забыть о Кейт и ее проблемах. А также забыть о старом Бене Джеймсе, уговорившем его встретиться с Кейт. Будь он трижды неладен, этот хитрый старик!
Он, Такер Колдуэлл, никому ничем не обязан. Ни Кейт Эдвардс, ни старику Бену. Его семья всегда отличалась независимостью. Мать, равнодушно относившаяся к сплетням в свой адрес. Брат Джимми, презирающий условности и живущий так, как ему нравится. И он, Такер, тоже будет свободным и независимым. И какое ему дело до мнения окружающих, если оно для него ничего не значит?
* * *
Над городом уже сгустились сумерки, когда машина, за рулем которой находилась Мэриан Траск, наконец миновала дорожный указатель: «Добро пожаловать в Фолл-Ривер!» Мэриан не предполагала, что сборы займут столько времени, и рассчитывала приехать в родной город днем. Сначала ей пришлось долго объясняться с хозяином дома, потом она упаковывала вещи и грузила их в машину. Дорога до Фолл-Ривер заняла свыше четырех часов, потому что Мэриан вела нагруженную машину на малой скорости.
Вот, наконец, она и дома. Пять месяцев Мэриан Траск не видела родного города, не проезжала по его улицам, не любовалась Мэйн-стрит, где все радовало глаз, казалось привычным, дорогим и близким. Ничего не изменилось, все осталось прежним, и это еще больше радовало и переполняло душу надеждой.
Мэриан свернула на тихую улицу, где жила ее мать, сбавила скорость и медленно подъехала к знакомому дому, на крыльце которого висел зажженный фонарь. Сколько Мэриан себя помнила, мать всегда с наступлением сумерек зажигала желтый фонарь над крыльцом. Она делала это специально для мужа, отца Мэриан. Марвин Уилсон часто засиживался в местных барах и ресторанах, приходил домой сильно пьяным поздно вечером или уже под утро, и фонарь горел, освещая ему путь.
Однажды, когда Мэриан исполнилось пятнадцать лет, Марвин Уилсон впервые не вернулся домой. Его тело нашли через несколько дней в ущелье в пяти милях от города. Машина была сильно искорежена. Причиной смерти Марвина Уилсона стала банальная авария. Нетрезвый водитель не справился с управлением. В качестве утешения полицейские сообщили заплаканным Патриции и Мэриан, что смерть наступила мгновенно и Марвин Уилсон не мучился и не страдал ни секунды. Утешение было слабым, если учитывать, что всю жизнь от пристрастия Марвина Уилсона к спиртному страдали и мучились его жена и дочь.
Мэриан выключила мотор, откинулась на сиденье и несколько минут сидела молча, представляя реакцию матери на ее неожиданное возвращение. Потом вышла из машины и направилась по дорожке, ведущей к крыльцу.
За шестнадцать лет, прошедших после смерти отца, дом почти не изменился, правда, ремонт ему бы не повредил. Мэриан любила свой дом и в душе гордилась им, хотя и сознавала, что ему далеко до роскошных особняков богатых сограждан.
Когда Мэриан только начала встречаться с Джасоном, она стыдилась своего дома и улицы, на которой он находился, стеснялась старой немодной мебели в комнатах, переживала, что Траску не понравятся потертый ковер на полу, выцветшие занавески на окнах. Она боялась, что стоит Джасону однажды побывать у нее дома, и он больше никогда сюда не придет. Он бросит Мэриан и найдет девушку из богатой семьи.
Вспомнив о своих переживаниях десятилетней давности, Мэриан печально усмехнулась. Какой глупой она была, боялась, что Траск бросит ее и его роскошный дом на холме так и останется для нее несбыточной мечтой. Мечта сбылась, Мэриан поселилась в доме Джасона Траска, но стала ли ее жизнь счастливой? Какими наивными и нелепыми казались ее опасения, что самый богатый человек в городе подберет себе более достойную невесту, чем она! А кого он мог считать достойной, если его семье принадлежал весь город? Любой брак оказался бы неравным. Кто бы ему подошел? Кейт Эдвардс? Тоже сомнительно.
Джасон Траск – из тех мужчин, за привлекательной внешностью которых скрывается необузданный и жестокий нрав. Женившись на девушке своего круга, он стал бы издеваться над ней точно так же, как издевался над бедной Мэриан. Он поступал бы с ней так, как с Кейт Эдвардс, как с несчастной юной Керри.
Мысли о Кейт Эдвардс не давали Мэриан покоя, и она утешала себя тем, что ее возвращение в родной город все расставит по своим местам и грубо попранная справедливость наконец восторжествует.
Мэриан поднялась по ступеням крыльца, долго рассматривала знакомый фонарь, а потом нажала кнопку дверного звонка. Сердце ее учащенно забилось, когда она услышала тихие шаркающие шаги матери.
Дверь скрипнула. Патриция, в старом халате, с непричесанными седыми волосами, в первую минуту растерялась.
– Мэриан? Не может быть… Это ты? – забормотала Патриция, схватив дочь за руку. – Дорогая, как я рада! А я уж и не надеялась снова увидеть тебя в Фолл-Ривер!
Она горячо обняла дочь.
– Ты надолго приехала? Почему не позвонила и не предупредила заранее? – спрашивала Патриция, проводя Мэриан в комнату. – Если бы я знала, то приготовила бы что-нибудь вкусненькое. Так ты надолго?
Мэриан взяла мать за руку и, пристально глядя в ее постаревшее, такое родное лицо, медленно произнесла:
– Я приехала в Фолл-Ривер навсегда.
Пока Мэриан добиралась из Талсы в Фолл-Ривер, она постоянно проигрывала в уме долгожданную встречу с матерью и представляла, какую реакцию вызовет у Патриции ее заявление. Мать, конечно же, будет рада, но вместе с тем приезд дочери осложнит жизнь не только ей, но и многим другим людям. Опасным людям.
Патриция усадила дочь на диван, села рядом и взволнованно произнесла:
– А как же Джасон?
Мэриан вскинула брови.
– Джасон… – протянула она. – Америка – свободная страна, и каждый имеет право жить там, где ему хочется. Никакой Джасон мне не помешает жить здесь, в своем родном городе. В своем доме.
– Но ты поклялась ему, что никогда не вернешься в Фолл-Ривер! – напомнила Патриция.
– Он мне тоже во многом клялся! – горячо заговорила Мэриан. – Обещал, что будет любить меня, заботиться обо мне, и что же? Он выполнил свои обещания? Сколько раз Траск избивал меня и после этого клялся, что никогда больше не дотронется до меня пальцем!
– Но Мэриан…
– Я тоже считаю себя вправе хотя бы один раз нарушить данное ему слово, – продолжила она. – Да, я поклялась Джасону, что никогда не вернусь в Фолл-Ривер, но обстоятельства изменились, и я решила приехать.
Патриция озабоченно покачала головой:
– Ты же знаешь, дорогая, с Траском шутки плохи.
– Я больше его не боюсь! – заявила Мэриан.
Кассеты с ценными записями лежали в ее сумочке и придавали ей храбрости.
– Он разрушит твою жизнь. – Патриция с состраданием смотрела на дочь. – Он уничтожит тебя…
– Ну уж нет! Это он в моих руках.
– Что ты задумала?
– Мама, у меня есть неопровержимые доказательства вины Джасона Траска! – торжествующе произнесла Мэриан. – Доказательства, что Траск изнасиловал Кейт Эдвардс. Тогда, полгода назад, ему с помощью адвокатов удалось уйти от ответственности и даже убедить суд в том, что он грубо обошелся с Кейт потому, что она так хотела. Она, видите ли, любит грубый секс, как он тогда заявил! А у меня записано на пленке, как он издевался над ней, угрожал, как она просила его, умоляла не трогать ее…
В комнате воцарилось долгое молчание. Тихо тикали настенные часы, а из спальни доносился приглушенный звук работающего телевизора. Патриция напряженно обдумывала слова дочери, а потом испуганно спросила:
– Что ты собираешься делать с этими кассетами, Мэриан?
Мэриан взглянула на мать, и сердце ее пронзила жалость. Лицо Патриции было бледным, в глазах застыли страх и растерянность.
– Я собираюсь отнести эти кассеты окружному прокурору, – заявила Мэриан. – Пусть он и начальник полиции послушают их и сделают соответствующие выводы.
– Ты надеешься, что окружной прокурор снова возбудит дело?
– Да. Но не только по факту избиения и изнасилования Кейт Эдвардс, но и по фактам запугивания и подкупа свидетелей. Должна же для Кейт и бедной Керри восторжествовать справедливость!
Патриция тяжело вздохнула и крепко сжала руку дочери.
– Только бы у тебя все получилось, дорогая моя! – тихо произнесла она и неожиданно порывисто добавила: – Знаешь, я горжусь тобой, Мэриан! Ты права: справедливость должна восторжествовать! И я буду счастлива, если тебе удастся упрятать этого мерзавца Траска в тюрьму! Ты отомстишь и за себя, и за несчастных Кейт и Керри.
– Я тоже очень на это рассчитываю. Вот только… не поздно ли я все это затеваю? Ведь прошло много времени, почти полгода!
Патриция ласково погладила дочь по руке, улыбнулась, и на ее бледном лице проступил слабый румянец.
– Я надеюсь, что у тебя все получится, дорогая. Лучше поздно, чем никогда!
* * *
Кейт сидела за столом в своем кабинете и бесцельно глядела на противоположную стену. Как она ненавидела эту крошечную, тесную, душную комнатенку! Как страдала от того, что вынуждена ежедневно проводить здесь день за днем. Формально новая должность Кейт Эдвардс считалась повышением. Ей выделили отдельную комнату, гордо именуемую кабинетом, а ее годовой доход повысился на тысячу долларов. Правда, в частной беседе представитель администрации предупредил Кейт, чтобы она не рассчитывала на возвращение в класс, и намекнул о желании местного школьного совета вообще никогда больше ее не видеть. Он пытался провоцировать ее, вызвать на грубость и очень надеялся, что Кейт оскорбится, не захочет занимать эту должность и подаст заявление об уходе.
Однако администрации не удалось задуманное, Кейт, стиснув зубы, заняла эту комнатенку и заявление об уходе, разумеется, не написала. Она будет каждый день приходить в эту тесную комнатку с одним маленьким грязным окном, с потрескавшейся краской на серых стенах, выполнять никому не нужную бумажную работу, отсчитывать часы и минуты до окончания рабочего дня, но заявление об уходе не напишет. Они не дождутся этого от Кейт Эдвардс никогда!
Конечно, лишняя тысяча долларов к годовому доходу пришлась как нельзя кстати, учитывая, что за шесть последних месяцев Кейт истратила много денег на врачей и консультации с адвокатами, но расценивать новую должность как повышение по службе она не могла. Эта лишняя тысяча долларов постоянно напоминала ей о том, что основными чертами жителей Фолл-Ривер являются ханжество, трусость, душевная черствость и лицемерие, а судебная машина вращается лишь в том направлении, которое нужно Джасону Траску.
Кейт сидела, уставившись невидящим взглядом на серую стену с облупившейся краской, и вспоминала подробности последней встречи с Такером Колдуэллом, так нелепо закончившейся. Мысль о том, что ей не следовало бы так бурно реагировать на его рассказ о любовной связи с замужней женщиной, не давала Кейт покоя. Она чувствовала себя виноватой перед Такером, корила за то, что не сдержалась, но вместе с тем считала свою позицию правильной.
Кейт выросла в патриархальной семье. И ее пример стал для Кейт идеальной моделью брачных отношений. До произошедшей с ней полгода драмы она мечтала о том, что и ее будущая семейная жизнь сложится так же удачно и счастливо. Кейт была убеждена, что даже если ей не удастся создать такую же благополучную семью и однажды она почувствует себя несчастливой в браке, все равно она никогда не сможет и не захочет изменить мужу. Измена и предательство супруга недопустимы и безнравственны.
Однако не все обладают такими же строгими, даже старомодными взглядами на семейную жизнь, и вчерашний разговор с Такером – лучшее тому подтверждение.
Кейт вздохнула. Нет, все-таки ей не следовало так остро реагировать на его слова. Надо было проявить снисхождение к молодому мужчине, шестнадцать лет просидевшему в тюрьме. Или тогда уж не приглашать его к себе в дом и не заводить разговор о личной жизни. Ей вдруг вспомнился вопрос Трэвиса Макмастера: «Что у тебя с ним может быть общего?» А действительно, что? Очевидно, в чем-то схожие непростые жизненные обстоятельства, плохая репутация, одиночество. Следовательно, она не должна строго судить Такера, тем более что общение с ним доставляет ей радость. Впервые за шесть прошедших месяцев ей хочется с кем-то видеться, говорить. Это – маленькая, но победа над Джасоном Траском, растоптавшим ее человеческое и женское достоинство и заставившим бояться и презирать всех мужчин, включая собственного отца.
Взгляд Кейт упал на настенные часы, и она облегченно вздохнула. Наступило время ленча. Обычно Кейт во время ленча никогда не выходила из кабинета, и этот час считался у нее рабочим. За неделю набежало несколько лишних часов, и теперь она намеревалась воспользоваться ими и уйти домой пораньше.
Кейт поднялась из-за стола, взяла сумочку и направилась в приемную. Она сообщила секретарше о своем уходе, та безразлично кивнула, даже не удостоив ее взглядом, и Кейт направилась к выходу. Оказавшись на улице, она с наслаждением вдохнула прохладный свежий воздух и заторопилась к своей машине.
«Интересно, что чувствовал Такер, когда впервые за шестнадцать лет покинул опостылевшие тюремные стены? – вдруг подумала Кейт. – Радовался свободе, был счастлив оказаться на воле?»
Подъехав к своему дому, Кейт вынула из почтового ящика корреспонденцию, отперла многочисленные дверные замки, отключила сигнализацию и вошла в холл. Она бросила пачку счетов и рекламных проспектов на столик и поднялась на второй этаж, в спальню. Сняла мешковатый пиджак тускло-голубого цвета, юбку и белую блузку и переоделась в джинсы и рубашку с короткими рукавами. Подошла к зеркалу и начала долго и внимательно рассматривать в нем свое отражение. Да, Такер был прав, когда назвал ее блеклой и невыразительной. Он легко догадался, что она специально выбирает такую одежду, которая не привлекает к себе мужских взглядов, делает ее неженственной и незаметной. Получается, что Траск не только надругался над ней, но обрек на унылое, одинокое существование? Для него главное – доказать свою силу, превосходство над другими, власть и могущество. Вот он и доказал. Так имеет ли смысл теперь всю оставшуюся жизнь ходить в серой бесформенной одежде, не пользоваться косметикой, не делать красивых причесок? Неужели ему удалось убить в ней женщину?
Кейт отвернулась от зеркала, подошла к гардеробу и достала с верхней полки новый свитер, который ни разу не надевала. Приложила его к груди и улыбнулась. Тонкая мягкая шерсть, изящное вязание, элегантный рисунок, нежно-голубой цвет. Кейт надела свитер, погладила его ладонью и с удовлетворением отметила, как он ей идет, как подчеркивает белизну ее кожи, тонкие черты лица. Почему она никогда прежде не надевала этот свитер? И вообще, шкаф забит красивыми вещами, а она изо дня в день носит просторные пиджаки, строгие юбки и бесформенные платья, которые Такер очень метко назвал «бабушкиными». Зачем она себя уродует, превращаясь в странное бесполое существо?
Но так было не всегда. До знакомства с Джасоном и во время их бурного романа Кейт тщательно следила за своей внешностью, покупала дорогие модные наряды, пользовалась лучшей косметикой, экспериментировала с прическами. Может быть, настало время зачеркнуть прошлое, забыть обо всех неприятностях и начать жить снова? А для женщины это означает прежде всего модно одеваться, изменить прическу и сделать новый макияж. Кейт обулась в новые кожаные туфли, еще раз внимательно оглядела себя в зеркале, взяла сумку и спустилась вниз. Вышла из дома, открыла машину, села и включила мотор.


Город остался позади, машина свернула на старую узкую дорогу, ведущую к дому Такера Колдуэлла. Кейт поглядывала на деревья с ярко-желтыми и багряными листьями и вспоминала о том, как год назад она часто приезжала в лес, долго бродила по мягкому шуршащему ковру из опавших листьев, фотографировала красивые опушки и полянки, любовалась увядающей природой, с наслаждением вдыхала свежий, чуть пряный воздух. Теперь ей бы и в голову не пришло бродить одной по лесу. Впрочем, кто знает, может быть, очень скоро она отважится и на это…
Подъехав к дому Такера и услышав равномерный стук молотка и музыку, доносившуюся из радиоприемника, Кейт внезапно ощутила сильное волнение. Она крепко сжала руль, напряглась и подумала о том, что до сих пор не решила, как объяснит Такеру свое неожиданное появление. Скажет, что приехала извиниться за вчерашнее поведение? Как он это воспримет? Теперь, когда их договоренность потеряла силу, у нее не было больше повода встречаться с ним. Их ничего не связывало, у них не существовало общих дел. Захочет ли он разговаривать с ней, примет ли извинения?
Кейт поставила машину рядом с грузовиком Такера и направилась к тому месту, где полным ходом шло строительство. Удары молотка раздавались с задней стороны нового дома, Кейт обошла его и увидела Такера. Он стоял к ней спиной, прибивал гвозди и не услышал, как она приблизилась.
На Такере были надеты одни лишь джинсы, несмотря на осенний прохладный день, он был без рубашки. Почувствовав, что за спиной кто-то стоит, он резко обернулся и изумленно взглянул на Кейт. Затем нахмурился и поджал губы.
Кейт не обратила внимания на его неприветливый вид. С откровенным удовольствием она молча разглядывала Такера. Ее пристальный взгляд скользил по его обнаженной широкой груди, по длинным, стройным, мускулистым ногам, обтянутым старыми джинсами. Неожиданно Кейт поймала себя на мысли, что невольно любуется его хорошо сложенным, стройным, молодым, крепким телом. Почему она в первый день их знакомства решила, что Такер Колдуэлл ничем не примечательный мужчина? Почему он показался ей безликим, малопривлекательным? А он, оказывается, прекрасно сложен, у него симпатичное лицо с приятными чертами и выразительные глаза.
– Вы… – наконец нарушил затянувшееся молчание Такер. – Что вы здесь делаете, Кейт?
Она глубоко вздохнула, чтобы унять волнение, нервно сцепила пальцы рук и торопливо произнесла:
– Я вижу, строительство продвигается? Осталось не так уж и много?
Такер неопределенно пожал плечами, отложил в сторону молоток.
– Зачем вы приехали? – спросил он.
Зачем? Кейт, пока ехала к Такеру, так и не успела придумать убедительное объяснение. А действительно, зачем она сорвалась с работы и помчалась за город? Объяснение созрело мгновенно, но произнести его вслух Кейт не решилась. Если в первый раз она приехала к Такеру Колдуэллу, потому что ей нужен был наемный убийца, то ее теперешний визит означал совершенно иное. Кейт Эдвардс нуждалась в друге, и таким другом ей стал Такер. Или скоро им станет, по крайней мере, Кейт очень на это рассчитывала.
Она отвела взгляд и тихо ответила:
– Я приехала извиниться за свое вчерашнее поведение.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Жертва клеветы - Папано Мэрилин

Разделы:
Пролог12345678910111213141516

Ваши комментарии
к роману Жертва клеветы - Папано Мэрилин



Отличный роман с детективной линией!!!
Жертва клеветы - Папано МэрилинMirta29
7.04.2013, 13.01





мне в этом романе чего то не хватила, а именно он мне показался слишком затянут и не хватает остроты и полноты сюжета, так то задумка не плохая! Нету особого впечатления от прочитанного!
Жертва клеветы - Папано МэрилинНаталья
3.05.2014, 6.57





Сильно не захватил, но в принципе понравился. Да, трудно бороться с сильными Мира сего, но , если хочешь добиться справедливости, это делать надо! Как бы трудно ни было! Я уважаю ГГ за её мужество, в жизни знаю её прототип.
Жертва клеветы - Папано МэрилинЛенванна
19.05.2016, 16.14





Сильно не захватил, но в принципе понравился. Да, трудно бороться с сильными Мира сего, но , если хочешь добиться справедливости, это делать надо! Как бы трудно ни было! Я уважаю ГГ за её мужество, в жизни знаю её прототип.
Жертва клеветы - Папано МэрилинЛенванна
19.05.2016, 16.14








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100