Читать онлайн Жертва клеветы, автора - Папано Мэрилин, Раздел - 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Жертва клеветы - Папано Мэрилин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.3 (Голосов: 20)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Жертва клеветы - Папано Мэрилин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Жертва клеветы - Папано Мэрилин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Папано Мэрилин

Жертва клеветы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

5

Дорога, ведущая в Фолл-Ривер, была узкая, извилистая, и водителям приходилось быть предельно внимательными и соблюдать осторожность. Колин Роббинс напряженно глядела прямо перед собой, крепко сжимая руль «Мустанга». Дорога постоянно петляла, сворачивала то вправо, то влево, и Колин во время поездки не раз вспоминала слова отца. Много лет назад он шутливо говорил ей, что, по-видимому, рабочие, строившие эту дорогу, руководствовались не планом, а имели перед глазами чучело змеи, и поэтому дорога получилась узкой, петляющей и такой же опасной, как змея.
В это время года в городе было очень красиво. Колин любовалась яркими красками осенних листьев, казавшихся огненным сполохом на фоне вечнозеленых сосен. Ей вдруг вспомнился могучий старый клен, росший во дворе их дома в Файет. Когда его красивые резные листья начинали желтеть, Колин с грустью понимала, что наступает осень, а шуршащий ковер из пожухлых опавших листьев возвещал о близком приходе зимы. Интересно, растет ли еще их клен около дома, или новые хозяева спилили его? Воспоминание о старом клене вызвало у Колин щемящее грустное чувство по безвозвратно ушедшей юности. Внезапно ей пришла в голову дельная мысль.
А почему бы ей не съездить в Файет, ведь он находится всего лишь в сорока милях от Фолл-Ривер. Поездка туда и обратно займет не более двух часов. Колин так хотелось взглянуть на их старый дом и проверить, цел ли клен. Потом она заглянула бы в бывший офис отца, сходила на местное кладбище и навестила могилу родителей.
Дорога круто пошла вверх. Отсюда открывался живописный вид на город, раскинувшийся в долине. Как почти во всех небольших городках в этой местности, улицы Фолл-Ривер были словно расчерчены по линейке – прямые, они располагались строго параллельно и перпендикулярно друг другу.
Фолл-Ривер был основан почти сто лет назад, и с тех пор в нем мало что изменилось. Он выглядел чистым, аккуратным, старомодным городком, и за сто лет его территория практически осталась прежней, поскольку Фолл-Ривер лежал в узкой долине, и даже при желании расширяться было трудно. Окруженный со всех сторон горами, Фолл-Ривер казался изолированным от внешнего мира, уединенным, обособленным, но это обстоятельство вовсе не огорчало местных жителей. Такое местоположение городка имело свои плюсы. Сюда редко наезжали чужаки, уровень преступности был невысок, горожане знали друг друга в лицо. Жители Фолл-Ривер были довольны своим городком. Воздух здесь всегда был чистым, природа – красивой и яркой, климат – здоровым.
Колин подозревала, что не все так безмятежно и спокойно в этом небольшом городке и не все его обитатели живут счастливо и в достатке. Если, например, сравнить семью Траск и семью Рэнди Хокинса. Траскам принадлежит в этом городе все, а такие, как Хокинс, вынуждены работать на них, удовлетворять их прихоти и желания. Очевидно, и Кейт Эдвардс не чувствует себя счастливой в Фолл-Ривер после того, как горожане встали на сторону богатого, преуспевающего, влиятельного Джасона Траска. Закон, как это часто бывает, оказался на стороне сильного.
Въехав в город, Колин сбавила скорость до двадцати пяти миль в час и медленно ехала, поглядывая по сторонам. Она заранее заказала комнату в единственном на весь город мотеле и теперь направлялась туда.
Проезжая деловой район Фолл-Ривер, Колин обратила внимание на банк, хозяином которого являлся Траск. Она притормозила перед внушительного вида зданием и, заметив роскошные мраморные ступени, ведущие к входу, усмехнулась. Из газет Колин знала, что банк принадлежит не Джасону, а его отцу, хотя в этом здании находится и личный офис Траска-младшего. Сам Джасон владел заводом, находящимся в северной части города, и дюжиной небольших контор.
По соседству с банком располагалось полицейское управление, дальше возвышалось здание суда, а потом – пресвитерианская церковь.
«Что ж, все логично и закономерно, – усмехнувшись, подумала Колин. – Закон и порядок, деньги и бог. Четыре основополагающих символа счастливой жизни горожан и должны находиться вместе».
Колин добралась до мотеля, оставила машину около входа и вошла внутрь. Расписалась в книге посетителей, заплатила за проживание и получила у дежурной ключ от коттеджа № 6, к которому вела усыпанная гравием узкая тропинка.
Обстановка коттеджа была типичной для всех мотелей небольших городков. Дешевый мебельный гарнитур, на полу – старый потертый от долгого пользования ковер. Около одной из стен – камин с заготовленными дровами.
Колин окинула взглядом комнату, в которой ей предстояло прожить несколько дней, и, поставив дорожную сумку на пол, вынула из нее необходимые вещи и начала переодеваться. Сегодняшнее утро, когда Колин уезжала из Литл-Рок, выдалось хлопотным и суетливым, поэтому она захватила из дома только самые необходимые вещи. Колин пришлось вводить своих коллег в курс дел, которые она вела и которые не терпели отлагательства. Ее неожиданный отъезд вызвал недовольство администрации, и ей пришлось напомнить, что в течение долгого времени она не брала отпуск и вообще заработала для фирмы много денег.
Потом Колин заказывала коттедж в мотеле Фолл-Ривер, дозванивалась в справочное бюро и узнавала адрес и телефон Рэнди Хокинса. Отнял время и телефонный разговор с Хокинсом, который, узнав о ее намерении посетить Фолл-Ривер и встретиться с ним, испуганно повторял, что не нуждается в услугах адвоката. Колин прекрасно понимала причину его нежелания видеться с ней. Рэнди Хокинс – бедный человек, не имеющий возможности платить адвокату, и вполне обоснованно опасается гнева семьи Траск, которые уволят его с завода, узнав о встречах с юристом из Литл-Рок.
Он уверял Колин, что в больнице его подлечили, он хорошо себя чувствует и вскоре снова выйдет на работу. Рассказывал о щедрости Трасков, выдавших ему чек на приличную сумму денег. Голос Рэнди Хокинса звучал вполне искренне, но это не могло разубедить Колин в своем намерении встретиться с ним. Один телефонный разговор ничего не доказывает. Личная встреча ответит на многие вопросы, и в том числе на главный: действительно ли у Рэнди Хокинса в жизни все так благополучно, как он описывает. Возможно, придется просветить мистера Хокинса относительно его прав и претензий к семье Траск. Скорее всего он и не подозревает о них.
Колин надела светло-серый костюм, который был ей очень к лицу. Он одновременно выглядел деловым, но в то же время подчеркивал женственность ее фигуры. Прямая юбка доходила до колен, а светлая блузка смягчала строгий покрой жакета.
Закрыв за собой дверь, Колин медленно пошла по усыпанной гравием дорожке, стараясь, чтобы мелкие камешки не попадали под каблуки туфель. Прежде всего Колин надо было купить карту города и найти улицу, на которой живет Рэнди Хокинс. Обращаться к местным жителям она не хотела по вполне понятной причине. В Фолл-Ривер все знают друг друга, и появление незнакомой женщины в деловом костюме и с кейсом в руке обязательно вызовет интерес. Найдутся доброжелатели и услужливо сообщат Траску о визитерше. Джасон Траск – не дурак и сразу же поймет, что приезд официального лица к пострадавшему на его заводе рабочему не сулит ему ничего хорошего.
Колин остановила машину около заправочной станции и поинтересовалась, где можно купить карту города. Владелец бензоколонки был весьма озадачен ее вопросом. Немного подумав, он ответил, что приобрести карту можно, скорее всего, в книжном магазине на главной улице. Ему казалось странным, что элегантная незнакомка желает купить карту города вместе того, чтобы спросить у местных жителей, что именно ее интересует.
– Вы что-то ищете? – спросил хозяин автозаправочной станции, скрестив руки на груди. – Скажите, и я помогу вам сориентироваться.
Колин улыбнулась. Ей не хотелось посвящать кого бы то ни было в свои планы.
– Ничего конкретного, – ответила она. – Просто мне любопытно осмотреть город.
Пожилой мужчина пожал плечами.
– Ну если вы хотите просто осмотреть Фолл-Ривер… – протянул он. – Тогда запомните: улицы, идущие на запад и на восток, названы в честь известных исторических личностей и президентов. А улицы к северу и югу от города носят названия деревьев. Кроме района Ридж-Крест, где живут богачи Фолл-Ривер. Там улицы носят такие красивые названия, как, например, Магнолия-лейн или Вистерия-драйв.
«Богачи Фолл-Ривер», – мысленно повторила Колин. Такие, например, как Джасон Траск. Она поблагодарила услужливого мужчину за ответ, и машина тронулась с места. После того как Колин найдет дом Рэнди Хокинса и побеседует с ним, имеет смысл прокатиться до Ридж-Крест и своими глазами увидеть роскошь и великолепие домов богачей, как их назвал хозяин автозаправочной станции.
Колин немного поплутала по городу и наконец добралась до квартала Спрус, где жили бедняки, и в том числе Рэнди Хокинс. Дома здесь все были одинаковые: маленькие, обшарпанные, покосившиеся от времени, давно не ремонтировавшиеся, с жалкими палисадниками перед ними. Гаражей не было, и изредка попадавшиеся старые машины стояли прямо у дверей домов. Здесь в основном жили люди, обслуживающие состоятельных горожан, чьи особняки располагались в престижной части города, в Ридж-Крест.
Дом № 1407 был, пожалуй, самым старым и обшарпанным среди ему подобных. Колин вышла из машины и направилась к входной двери. В пожухлой траве перед домом было много мусора, а прогнившие ступени крыльца жалобно заскрипели, когда она стала по ним подниматься.
Колин постучала в дверь и прислушалась. Долго никто не отзывался, потом из глубины дома зазвучал детский плач. Через минуту на пороге появилась женщина с плачущим ребенком на руках. Колин окинула хозяйку внимательным взглядом. Молодая женщина с копной рыжих, мелко вьющихся волос, с усталым бледным лицом и темными кругами под глазами.
– Миссис Хокинс? – улыбнувшись, спросила Колин.
– Да, это я.
– Меня зовут Колин Роббинс. Я – адвокат из Литл-Рок. – Она протянула женщине визитную карточку, которую заранее достала из портфеля. – Я хотела бы поговорить с вашим мужем.
Молодая женщина, наклонив голову, долго изучала визитную карточку, а потом произнесла:
– Мужа нет дома. Они с братом поехали к доктору в Спрингфилд. А что… вам угодно? – В ее глазах мелькнула тревога.
– Скажите, пожалуйста, а когда вернется мистер Хокинс?
Женщина пожала плечами:
– Не знаю. Надеюсь, к ужину он будет дома.
Она хотела вернуть Колин визитную карточку, но та жестом остановила ее.
– Не надо, оставьте ее себе! – мягко произнесла Колин. – Пока ваш муж не вернулся, я хотела бы поговорить с вами, если вы, конечно, не возражаете, миссис Хокинс.
– Скажите, с Рэнди что-то случилось? – испуганно спросила хозяйка.
– Нет, ничего не случилось, – поспешила успокоить ее Колин. – Но если… ему потребуется помощь, то я смогла бы ее оказать. – Она немного помолчала, а потом попросила: – Разрешите мне войти, миссис Хокинс?
* * *
Каменное здание школьного совета округа Ратерфорд располагалось в глубине школьного комплекса неподалеку от автомобильной стоянки. В понедельник, во второй половине дня, Такер Колдуэлл медленно ехал по улице, на правой стороне которой находилась автомобильная стоянка персонала школьного совета, и внимательно разглядывал автомобили. Затем он припарковал машину, выключил мотор и откинулся на сиденье. Машин на автостоянке оставалось немного – всего пять или шесть. Занятия заканчивались в три часа дня, учителя расходились по домам около четырех, и в здании местного совета оставался лишь административный персонал.
Машина Кейт была припаркована в дальнем углу стоянки, и рядом с ней поблизости других автомобилей не было. Что это, случайное совпадение, или коллеги Кейт сознательно избегали общения с ней и даже машины старались ставить поодаль? Такер был уверен, что ни о каком совпадении не может быть и речи. После случившегося с Кейт Эдвардс коллеги сторонились ее. Они мнили себя высокоморальными людьми и не желали иметь дело с развратной особой и наглой лгуньей, общение с которой бросало бы тень на их безукоризненную репутацию.
«Все-таки почему Кейт не уехала из Фолл-Ривер? – в который раз задавался вопросом Такер, не отрывая взгляда от двойных стеклянных дверей здания, из которых вот-вот должна была появиться его новая знакомая. – Что ее здесь удерживает? Ведь остаться в Фолл-Ривер после суда, значит, обречь себя на постоянную, ежедневную пытку. Сталкиваться с людьми, предавшими тебя, испытывать на себе косые, недоброжелательные взгляды, слышать за своей спиной мерзкий шепоток. Знать, что люди тебя презирают… За что? За то, что посмела бросить вызов самому богатому человеку в городе и бесславно проиграть?»
Такер раздумывал и о том, зачем он сам приехал сюда и сидит теперь в машине, дожидаясь появления Кейт. По пути сюда он неоднократно задавал себе этот вопрос и не мог, точнее, не хотел откровенно ответить на него самому себе. Он приехал повидать Кейт. Для чего? Такер злился на себя, но ничего не мог с собой поделать. Его неумолимо тянуло в город, и он придумывал множество поводов, чтобы оказаться там. Например, ему вдруг срочно понадобился кое-какой дополнительный строительный материал, без которого он якобы никак не мог обойтись.
И Такер после обеда сел в свой грузовичок и поехал в город. Он действительно остановился около магазина стройматериалов, купил нужные ему вещи, потом заглянул к старику Бену Джеймсу и немного с ним поболтал. Времени у Такера было достаточно: он знал, что Кейт освободится от работы не раньше пяти часов вечера.
Такер честно признался Бену Джеймсу в том, что не выполнил его просьбу и отказал Кейт Эдвардс. Рассказал, что вернул ей аванс за невыполненную работу. Несколько раз повторил, что не желает ни за какие деньги рисковать свободой и снова отправляться в тюрьму. Поведал о крайне неприятной встрече с полицейским – другом Кейт, с которым столкнулся около ее дома.
Если Бен Джеймс и был разочарован, то он ничем не выдал своих чувств. По его лицу невозможно было понять, что он думает на самом деле. Старик молча слушал Такера и изредка кивал головой.
Сейчас, вспоминая встречу с Беном, Такер думал о том, что поступил правильно, отказавшись выполнить просьбу Кейт. Он правильно решил – не рисковать своим досрочным освобождением, не попадаться на глаза полицейским, не иметь с Кейт Эдвардс никаких дел. И тем не менее…
И вот он приехал в город, нашел здание местного школьного совета, где работает Кейт, и сидит в машине, дожидаясь ее появления.
«Все-таки ты, Такер Колдуэлл, настоящий идиот! – мысленно сказал себе Такер. – Безмозглый придурок, вот ты кто! Какого черта ты здесь ошиваешься и ждешь женщину, которой отказал в ее просьбе?»
Внезапно Такер подумал о том, что Кейт могла, например, взять отгул или отпуск и уехать в Литл-Рок. Или заболеть… А он, как последний дурак, сидит в машине и пялится на стеклянные двери здания! Где же она? А вдруг Кейт взяла отпуск и сама начала готовиться к осуществлению плана устранения Джасона Траска? Нет, это полное безумие! Такер был убежден, что у Кейт ничего не получится. Точнее, получиться может, но подозрение обязательно падет на нее, Кейт привлекут к суду… О таком варианте развития событий было страшно подумать.
Двойные стеклянные двери школьного совета распахнулись, и из них начали выходить люди. Такер встрепенулся и посмотрел на часы. Без четверти пять.
Сначала он увидел нескольких молодых женщин, затем показались мужчины в строгих деловых костюмах, а потом Такер наконец заметил Кейт. Отстав от оживленно переговаривающихся коллег, Кейт, понуро опустив голову, шла к автостоянке одна. На нее никто не обращал внимания, с ней никто не разговаривал.
Кейт подошла к своей машине, открыла переднюю дверцу и уже собралась сесть, но внезапно обернулась и посмотрела на противоположную сторону улицу, где находился Такер. Заметив его, она несколько секунд стояла неподвижно, словно не веря собственным глазам, а потом решительным шагом направилась к машине Такера.
Была ли она удивлена его появлением, обрадовалась ли? Смутилась? Этого пока Такер понять не мог. Если Кейт и была рада встрече, то ничем не проявила своих чувств и теперь приближалась к его машине с непроницаемым лицом. Такер при виде ее вдруг растерялся и почувствовал, как краска заливает лицо. Он сжал руль, обзывая себя последними словами.
Какую глупость он совершил, приехав к Кейт на работу! Ведь эти люди, ее коллеги, будут еще больше сторониться ее, узнав, что она знакома с бывшим заключенным, отсидевшим долгий срок за убийство. Они еще сильнее станут презирать Кейт, упрекая в сомнительных связях, и не упустят случая бросить ей в лицо новые обвинения. А уж как они будут хвалить себя за проницательность и умение разбираться в людях! Ведь они еще тогда, во время судебного процесса, сразу поняли, что Кейт Эдвардс – распущенная особа и клеветница. Как правы они были, отстранив ее от преподавания!
Кейт подошла к машине Такера и заглянула внутрь.
– Привет! – улыбнувшись, произнесла она.
Мимо них медленно проехала машина, за рулем которой сидел представительный мужчина. Он внимательно осмотрел Кейт и Такера, потом осуждающе поджал губы. Выражение его лица недвусмысленно говорило: «Я так и знал… Чего же еще от нее можно ожидать?»
Когда машина скрылась из виду, Кейт пояснила:
– Это мой шеф. После суда он пытался уволить меня из школы, но местный юрист посоветовал ему не связываться со мной. Сказал, что суд легко восстановит меня в правах, и тогда он решил перевести меня в администрацию школьного совета. Он и сейчас не оставляет надежды избавиться от меня, но я не доставлю ему такого удовольствия и не уволюсь!
– А может быть, вам все-таки покинуть школу? – спросил Такер, хотя предвидел ответ Кейт. – Зачем вам все это?
Кейт вспыхнула.
– Нет! Я из школы не уйду! – решительно заявила она. – Пусть они и не надеются! Даже если бы я действительно была такой развратной женщиной, как они считают, я – хороший учитель, и у них не может быть ко мне никаких профессиональных претензий! А то, что происходит в моей частной жизни, их не касается!
Такер покачал головой.
– Однако вы сами дали им повод копаться в вашей частной жизни, подав в суд иск на Траска! – возразил он.
– А знаете, что самое удивительное? – горячо заговорила Кейт. – Если бы я просто пожаловалась друзьям и знакомым на Траска, не доводя дело до суда, меня бы все принялись жалеть! «Ах, бедная Кейт! Ах, какой негодяй этот Траск! Как только этот мерзавец мог так гнусно поступить…» Я по-прежнему бы преподавала, каждое воскресенье ходила в церковь, у меня сохранились бы хорошие отношения с семьей! И с Керри ничего бы не случилось. Если… если бы я все сохранила в секрете!
Она помолчала, а потом вдруг спросила:
– А почему вы здесь? Приехали по делам?
Такер кивнул на коричневый пакет, лежащий на заднем сиденье.
– Да, приехал кое-что купить в магазине стройматериалов, – ответил он, отводя от Кейт взгляд.
– Вы сегодня многое успели сделать?
– Нет, не очень.
– А на вечер у вас запланированы какие-нибудь дела?
Такер кивнул на темное осеннее небо. Через час сгустятся сумерки, и работать в темноте будет сложно. К тому же он и не слишком торопился со строительством дома. Чем он займется потом? На работу в Фолл-Ривер ему рассчитывать не приходилось, в Литл-Рок и подавно. Пока Такер строит дом, он чувствует себя полноценным человеком. У него есть дело, которое требуется выполнить. А когда не станет этого дела… он снова может попасть в какую-нибудь неприятную историю.
– Хотите вместе со мной пообедать? – неожиданно предложила Кейт.
Такер удивленно взглянул на нее. Предложение Кейт пообедать вместе смутило его. Такеру было бы очень приятно посидеть с молодой женщиной в каком-нибудь кафе или ресторане, но мысль о том, что посетители будут глазеть на них и появление Кейт на людях вместе с бывшим уголовником окончательно испортит ее репутацию, заставила его отказаться от этого заманчивого предложения.
– Спасибо за приглашение, но я думаю, вам не следует показываться со мной в общественных местах, – пробормотал Такер.
– Поедемте ко мне домой! Я сама приготовлю обед! – сказала Кейт, улыбнувшись. – Кстати, я всегда неплохо готовила, вот только в последнее время перестала.
Такер кивнул, но ничего не ответил.
– Только мне надо будет по пути заехать в магазин, – продолжила Кейт, словно вопрос о совместном обеде был уже решен. – Вы… поедете со мной или подождете меня около дома?
Появляться с Кейт вместе в магазине – то же самое, что прийти в ресторан или кафе. Те же неприязненные взгляды, презрительные ухмылки.
– Нет, вы поезжайте одна, а я встречу вас около дома, – произнес он.
Кейт молча кивнула, отошла от его машины и направилась к своей. Ожидая, когда машина Кейт вырулит со стоянки на улицу, Такер обдумывал план дальнейших действий. Куда ему сейчас направиться, где скоротать время, пока Кейт будет ездить по магазинам? Сразу ехать к ее дому не стоит. Там можно снова столкнуться с ее другом полицейским. Или бдительные соседи, заметив его машину у дома Кейт, позвонят в полицию.
Такер миновал школьный комплекс, остановился у автозаправочной станции, наполнил бак бензином и решил немного покататься по городу. А кто, собственно, его остановит? Мало ли какие у него дела. Он ничего не нарушает и имеет право находиться в Фолл-Ривер!
Проехав несколько улиц, Такер оказался на Мимоза-стрит. Дома здесь были свежеотремонтированные, нарядные. Возле каждого – ухоженные сады с подстриженной травой, вычищенные дорожки, ведущие к входным дверям. Здесь, как было известно Такеру, жил средний класс.
Такер миновал здание детского сада, затем увидел помещение конюшен, где держали скаковых лошадей, и добрался до конца улицы. Последним в ряду зданий был новый, недавно выстроенный каменный дом с колоннами. Такер притормозил около него, затем развернулся и поехал обратно.
Дальше, судя по указателю, его путь пролегал по Ридж-Крест. Здесь жила местная элита. На невысоком холме возвышалось несколько роскошных двух-трехэтажных особняков, из широких окон которых богачи, очевидно, снисходительно взирали на жизнь простых горожан. Подъехать к этим домам можно было только через массивные металлические ворота, но Такер и не собирался этого делать. Наверняка где-то поблизости дежурят полицейские, и появление бывшего заключенного в престижной части Фолл-Ривер вызовет у них множество вопросов.
Не успел Такер подумать о полицейских, как вдруг заметил в зеркальце заднего обзора следующую за ним машину. Передние фары настойчиво мигали, приказывая Такеру остановиться. Он послушно выключил мотор и положил руки на руль.
Из машины вышел тот самый полицейский, приятель Кейт Эдвардс, который на днях задержал его около ее дома, и решительным шагом направился к нему. Такер мысленно чертыхнулся, подумав о том, как ему не повезло. Снова унизительный обыск и допрос.
Полицейский подошел к окну со стороны водителя, наклонился и, усмехнувшись, произнес:
– Эй, Колдуэлл, какого черта тебе здесь надо? Когда ты появился в городе, я не стал тебя допрашивать и дергать по пустякам. Ладно, ты отсидел свой срок… черт с тобой! Но ты упорно лезешь в кварталы, где живут порядочные граждане! Что тебе здесь надо? То ты отираешься возле дома Кейт, теперь приехал сюда! Какие у тебя здесь могут быть дела? Отвечай!
Такер мельком взглянул на значок, приколотый к правому нагрудному карману полицейского, и с изумлением прочел: «Начальник полиции г. Фолл-Ривер, округ Ратерфорд, Трэвис Макмастер».
Ничего себе! Значит, приятель Кейт Эдвардс – не простой коп, а начальник полиции города! Однако, какие высокопоставленные друзья у его новой знакомой, кто бы мог подумать…
– Я просто ехал мимо, – нехотя ответил Такер.
– Значит, говоришь, ехал мимо? – с угрозой в голосе повторил Макмастер. – А как ты вообще тут очутился? Что тебе здесь понадобилось?
– Я не очень хорошо ориентируюсь в Фолл-Ривер и заехал сюда случайно, – соврал Такер.
– А куда ты собирался попасть?
– Я жду, когда освободится Кейт, чтобы поехать к ней домой!
– Так… ты, значит, снова собрался к ней в гости?
Такер с видимым спокойствием взглянул в лицо Макмастера.
– А почему бы и нет? Она пригласила меня к себе пообедать, – ответил он. – Но пока она покупает продукты, я решил немного поездить по городу, чтобы убить время. Я, конечно, мог бы дождаться ее около дома, но побоялся побеспокоить ее соседей. – В голосе Такера прозвучала насмешка.
Макмастер недоверчиво покачал головой.
– Итак, ты утверждаешь, что Кейт пригласила тебя к себе домой пообедать… – протянул он. – Любопытно. Обед на двоих?
Такер молча кивнул.
Макмастер пробормотал себе под нос ругательство и отошел на несколько шагов от машины Такера. В этот момент по улице промчался «Мустанг» и скрылся за поворотом. Такер проводил его завистливым взглядом и печально вздохнул. Какая красивая, быстрая машина! Он с детства мечтал о такой, хотя и понимал, что вряд ли когда-нибудь сможет приобрести ее.
Неожиданно Макмастер резко повернулся и снова приблизился к машине, в которой продолжал неподвижно сидеть Такер.
– Ты наверняка слышал, что в городе болтают о Кейт, – хмуро произнес он.
– Мне не с кем обсуждать городские новости. Я слышал только от самой Кейт, – ответил Такер, опустив голову. – Она рассказывала мне…
– У нее выдался тяжелый год, – перебил полицейский. – Много всякого произошло. Если она тебе рассказывала, значит, ты должен понимать, что знакомство с тобой не облегчит ей жизнь, а, наоборот, осложнит. О ней и так слишком много болтают!
Такер понимающе кивнул головой.
– Если ты посмеешь ее обидеть, – в голосе Макмастера прозвучала явная угроза, – то будешь иметь дело со мной.
– Я не собираюсь обижать Кейт! – горячо возразил Такер.
– Так вот, Колдуэлл, повторяю: если ты ее хоть чем-то обидишь, упрятать тебя снова за решетку не составит для меня никакого труда! Запомнил?
Макмастер пристально посмотрел в лицо Такеру, словно хотел убедиться, что тот оценил степень серьезности его предупреждения. Затем неожиданно спросил:
– Так ты приехал в этот район города посмотреть на дом Траска? Захотел своими глазами увидеть, где все это произошло? Я прав, Колдуэлл?
– Нет, я уже вам говорил, что случайно заехал сюда, – твердо ответил Такер. – Я не знал, кто здесь живет, и…
– Ладно, Колдуэлл, это я уже слышал! – нетерпеливо перебил его полицейский. – В общем, проваливай отсюда и постарайся больше не попадаться мне на глаза!
Макмастер подошел к своему «Иксплореру», сел за руль и уехал. Такер проводил его взглядом и, когда машина полицейского скрылась из виду, с облегчением вздохнул. Он уже хотел тронуться с места, но задержался и несколько минут неподвижно сидел, разглядывая роскошные особняки, расположившиеся на холме.
Самый большой и красивый, разумеется, принадлежал Джасону Траску. Такер слышал, что он живет в доме один, отдельно от родителей.
Как, должно быть, Траск уверенно чувствует себя. Еще бы, ведь он – хозяин этого города. Он осознает свою силу, ощущает превосходство над другими жителями, снисходительно глядит на них сверху вниз. Ему все дозволено, он ни в чем не знает отказа. А тот, кто осмелится ослушаться его, получит жестокий урок, который запомнит на всю жизнь. Кейт Эдвардс попыталась бороться с могущественным Траском, и что с ней произошло?
При мысли о том, что именно в этом огромном красивом доме, на полу кухни, Траск избил и изнасиловал Кейт, у Такера непроизвольно сжались кулаки, и он до боли стиснул зубы. Да, Кейт права: такое простить и забыть нельзя!
Такер еще немного посидел, стараясь успокоиться, а потом включил мотор, и машина рванулась с места. Не исключено, что начальник полиции Макмастер не уехал, а поджидает его где-нибудь за поворотом. Хочет проверить, выполнил ли бывший заключенный его приказ, покинув престижную часть города.
Подъезжая к дому на Элм-стрит, в котором жила Кейт, Такер подумал о том, что поступил неправильно, приняв ее приглашение на обед. Его ничто не связывает с этой женщиной, у них и не может быть общих дел и интересов. Если он, Такер, хочет жить спокойно и не иметь неприятностей, то ему давно пора научиться слушать голос разума. Он же, как и в ранней юности, продолжает жить по велению своей души. А это никогда не приводит ни к чему хорошему.
Такер вышел из машины, миновал дорожку, ведущую к дому, и остановился перед дверью, за которой его ждала Кейт. Он все продолжал размышлять о своем неразумном поведении, укорял себя, злился, а его рука уже тянулась к кнопке дверного звонка.
* * *
– А вот и я! – произнес Такер вместо приветствия, когда Кейт открыла входную дверь.
– Я уж решила, что вы передумали и не приедете, – сказала она. – Вас долго не было. Где вы задержались?
– Заправлял машину, – ответил Такер, отводя взгляд.
Он еще не решил, надо ли рассказывать Кейт о своем очередном столкновении с ее другом полицейским.
– Вы так долго заправляли машину? – недоверчиво произнесла Кейт. – Странно…
Скорее всего, чуткая ко всякому проявлению эмоций, Кейт догадалась о его колебаниях, но развивать эту тему Такер не считал нужным.
– А после заправки вы сразу поехали сюда?
– Да, вот только… – Он все-таки решил рассказать Кейт о малоприятной встрече с полицейским. – Потом я столкнулся с вашим приятелем Макмастером, – пробурчал Такер. – А он, оказывается, начальник полиции Фолл-Ривер! Какие у вас, однако, друзья, Кейт. Вот уж не знал!
Она посмотрела на него с сочувствием, взволнованно:
– Он снова обыскивал вас и допрашивал?
Такер хмыкнул:
– На сей раз обошлось без крайних мер.
– А почему он вас остановил?
– Ему, видите ли, не понравилось, что я оказался в престижном районе города. Очевидно, он считает, что бывшим заключенным не следует шляться в районе, где живут респектабельные граждане.
Кейт покачала головой. Значит, Трэвис полагает, что Такеру нельзя появляться не только возле ее дома, но и в других местах! Почему? У нее мелькнула догадка.


– Он, наверное, остановил вас на Ридж-Крест?
– Именно там, – хмуро подтвердил Такер. – Хорошее местечко, тихое, уютное!
– Вы видели особняк Траска? – тихо спросила Кейт.
– Да.
Начав встречаться с Джасоном Траском, Кейт мечтала поселиться в таком доме: огромном, роскошном, красивом особняке. Джасон несколько раз приглашал ее на вечеринки в свой дом и раньше, когда еще был женат на Мэриан, и их первое любовное свидание тоже состоялось там. Он провел ее по всем комнатам, и Кейт была в восторге от его дома. В мечтах она представляла себе, как будет устраивать приемы в изысканно обставленной гостиной, готовить что-нибудь вкусное в большой удобной кухне, нежиться в огромной блестящей ванне, а летом сидеть с друзьями в ухоженном саду, раскинувшемся позади бассейна. Спальню Джасон ей тоже тогда показал, потом начал настойчиво целовать Кейт, увлекая за собой на широкую двуспальную постель.
Воспоминания о первой ночи, проведенной с Джасоном, заставили Кейт густо покраснеть. В общем, отец был прав, презрительно называя ее легкомысленной, доступной женщиной. Она действительно оказалась доступной. Для Джасона, которому удалось уложить ее в постель с первого раза. Легко уступив Джасону, Кейт тем самым дала ему повод думать, что теперь так будет всегда. Она станет ложиться с ним в постель, когда он захочет. После этого случая отказывать ему было нелепо. Джасон Траск не привык к отказам, тем более от женщины, ставшей его любовницей во время первого свидания в его доме.
Месяц спустя Кейт жестоко поплатилась за свое легкомыслие и уступчивость.
– Кейт! – тихо позвал Такер.
Она тряхнула головой, стараясь отогнать неприятные воспоминания, и взглянула на него.
– Кажется, в кухне звонил таймер!
– Ой, да… сейчас… извините меня!
Кейт заторопилась из холла, где они стояли с Такером, в кухню. Он последовал за ней. Остановился в дверях, огляделся и произнес:
– А у вас уютная кухня! И дом тоже хороший.
– Этот дом мне достался от бабушки и дедушки, – пояснила Кейт.
– А платье, что на вас надето, тоже досталось в наследство от бабушки? – усмехнувшись, неожиданно спросил Такер. Кейт удивленно вскинула брови.
– Извините, я сказал глупость! – торопливо проговорил Такер.
– Нет уж, продолжайте!
– Мне кажется, что вы специально подбираете такую одежду, чтобы не выделяться, даже если она вам не идет, – нехотя ответил Такер.
Кейт нечего было возразить. Она специально носила скромную, неброскую одежду. Вот и сейчас на Кейт было надето блекло-коричневое бесформенное платье, и, глядя на него, действительно можно было подумать, что в нем когда-то ходила ее бабушка.
– Почему вы считаете, что я нарочно ношу вещи, которые мне не идут? – спросила Кейт, хотя заранее знала ответ на этот простой вопрос. Ей было интересно узнать, что думает по этому поводу Такер.
– Мне кажется, что, одеваясь таким образом, вы преследуете одну цель: не привлекать к себе ничьего внимания. С помощью такой одежды вы стараетесь сделаться незаметной, невидимой… Вы специально хотите казаться бесцветнее, непривлекательнее, чем есть на самом деле. Может быть, вам даже это нравится. Я прав?
Кейт молчала. Конечно, Такер был прав на сто процентов, мгновенно разгадав ее тактику. Да, последние шесть месяцев Кейт действительно специально подбирала такую одежду, которая бы не бросалась в глаза. Нейтральные цвета, свободный покрой, скучные будничные вещи. Она почти не пользовалась косметикой, коротко стригла волосы, не делая причесок, не носила ювелирные украшения. Она не хотела привлекать внимания людей. Она боялась их.
Странное, двойственное чувство охватило Кейт. Она была довольна, что выбранная ею тактика оказалась верной и даже Такер Колдуэлл оценил ее. Вместе с тем Кейт неприятно задели слова, только что произнесенные Такером. Стало даже немного обидно. Значит, она его не привлекает? Он считает ее блеклой, серой, неинтересной. Она не вызывает никаких эмоций у мужчины, шестнадцать лет не видевшего женщин! Радоваться этому или огорчаться? И так ли уж хороша выбранная ею тактика?
Кейт достала из микроволновой печи тушеное мясо, выложила на блюдо отварной картофель и начала резать овощи для салата.
– Почему вы стоите в дверях? – спросила она Такера. – Садитесь за стол.
Тот кивнул, но остался на прежнем месте.
– Хотите что-нибудь выпить? – предложила Кейт.
Такер неопределенно пожал плечами. Кейт вынула из холодильника бутылку кока-колы и поставила ее на стол. Затем достала тарелки, стаканы, нарезала хлеб и села.
– Такер, прошу к столу! – позвала она.
Садясь напротив Кейт, он случайно задел коленями ее колени. Она быстро отодвинулась, но сделала вид, что ничего не заметила.
– Если в следующий раз вы столкнетесь с Трэвисом и он снова начнет читать вам нотации, сообщите мне об этом, – вдруг сказала Кейт.
– Зачем? – возразил Такер. – Макмастер выполняет свою работу. Я на него не в обиде. Понятно, что ему не нравится, когда на Ридж-Крест бесцельно болтаются подозрительные типы!
– Вы отсидели свой срок и имеете право находиться там, где вам хочется! – возразила Кейт.
– А вам бы понравилось соседство с бывшим заключенным?
– Лучше иметь в соседях бывшего заключенного, чем такого законопослушного гражданина, как Джасон Траск! – зло бросила Кейт.
Некоторое время они молчали, а потом Такер неожиданно проговорил:
– Значит, вам так никто и не поверил, Кейт…
– Почему? Некоторые люди ни минуты не сомневались в моей невиновности: окружной прокурор, Трэвис Макмастер, моя младшая сестра Керри. Многие сочувствовали мне, но открыто поддержать не решились.
– Струсили! – презрительно хмыкнул Такер.
– Их можно понять, – задумчиво сказала Кейт. – Небезопасно открыто выступать против семьи, владеющей в городе практически всем. Траски – они же полноправные хозяева в Фолл-Ривер, и это не преувеличение. Вам необходимо взять в банке кредит? Вы обращаетесь в банк, принадлежащий Траскам. Вы хотите стать владельцем кафе или магазина? Пожалуйста, но вашим совладельцем непременно будет Траск. Вы с семьей решили погулять в городском парке? Его хозяин – Траск. Вы пришли в магазин сделать необходимые покупки? А магазин принадлежит Траску. Вам нужна работа? Вы будете трудиться на заводе Траска. И так до бесконечности. – Кейт глубоко вздохнула. – Кстати, многие люди убеждены, что Джасон Траск – очень милый, отзывчивый человек. Он умеет произвести хорошее впечатление. Перед вами симпатичный молодой мужчина, с приятными манерами, вежливый, обходительный, как же можно подумать что-то другое. Я тоже сначала была убеждена, что Джасон Траск – само совершенство!
– И вы не знали, что он собой представляет? – недоверчиво протянул Такер.
– Узнала почти сразу, как начала с ним встречаться, но не поверила, – ответила Кейт. – Нашлись люди, которые меня просветили. – Она почему-то не испытывала неловкости в обществе Такера, слова сами лились с ее языка. – Джасон Траск десять лет состоял в браке с Мэриан Уилсон. Когда они начали встречаться, все в городе думали, что Траск просто забавляется с молоденькой хорошенькой девушкой. Никто не верил в искренность его чувств и намерений.
– Почему?
– Мэриан выросла в бедной семье. Ее отец много лет был безработным, а мать трудилась на заводе, принадлежащем Траску. Все сочли, что Мэриан – не пара такому богатому и влиятельному человеку, как Джасон, и в общем, это правда. Однако Джасон, как выяснилось, имел серьезные намерения в отношении этой девушки и вскоре женился на ней. Он построил роскошный особняк на холме, который вы сегодня видели, и поселился там с молодой женой.
– Сколько лет они прожили вместе?
– Десять. Потом он развелся с Мэриан, выгнал ее из дома, лишил средств к существованию. Развод стал для нее тяжелым испытанием. Еще бы! Буквально вчера она была миссис Траск – уважаемой замужней дамой, с ней считались, к ее мнению прислушивались. И вдруг она осталась ни с чем! Без денег, без работы, без дома… Когда до Мэриан дошли слухи о нашем с Джасоном романе, она сочла нужным прийти ко мне домой и рассказать, что собой представляет мой избранник. Мэриан поведала мне о его отвратительном характере, буйном, необузданном нраве, душевной черствости, жестокости, презрительном отношении к женщинам. Рассказала, как в течение десяти лет их брака Траск избивал ее, издевался над ней.
– Какую цель она преследовала своими откровениями?
– Мэриан сказала, что хочет по-дружески предостеречь меня. Говорила, что тоже не сразу разобралась в Траске. Советовала, пока не поздно, порвать с ним отношения.
– И как вы отнеслись к ее словам?
Кейт печально покачала головой:
– Я не поверила Мэриан и очень об этом сожалею. Я решила, что ею движут не искренние чувства, а уязвленное самолюбие брошенной женщины. Мне казалось, Мэриан завидует мне и нарочно наговаривает на Траска. Надеется, что я ей поверю, расстанусь с ним и Траск снова позовет ее жить в свой дом. Какая я была наивная и самоуверенная! Если бы я тогда прислушалась к ее словам!
Такер, слушая рассказ Кейт, молча кивал и думал, что Кейт действительно поступила опрометчиво, не прислушавшись к словам бывшей жены Траска. Неужели она была так сильно им увлечена и ни на секунду не задумалась о том, что слова Мэриан могут оказаться правдой? Ничего бы не произошло ни с ней самой, ни с ее сестрой Керри.
– Скажите, Кейт, а после того разговора вы виделись с Мэриан?
– Я хотела встретиться с ней и поговорить, но мне не удалось. Она покинула Фолл-Ривер еще во время судебного разбирательства.
– Почему?
Кейт презрительно хмыкнула:
– Потому что Траск хорошо заплатил ей за то, чтобы она молчала. Были и другие причины для бегства: Мэриан очень боялась Траска и ни при каких условиях не хотела появляться на судебном процессе.
– А вы надеялись на ее свидетельские показания? Думали, она расскажет в суде, как жестоко с ней обходился бывший муж?
– Нет. Я и мои адвокаты хотели, чтобы Мэриан Траск выступила на суде и подтвердила мое обвинение.
Такер удивленно вскинул голову.
– Как же она могла подтвердить то, чего не видела?
– В тот вечер, когда… все произошло, Мэриан случайно зашла в дом Траска забрать кое-какие свои вещи. Она появилась как раз в тот момент, когда Траск бил и насиловал меня. Она – единственный и главный свидетель преступления.
* * *
Трэвис миновал небольшой застекленный холл и вошел в семейный ресторан «Озарк Энни», куда привык ежедневно заглядывать. Сняв шляпу, он прошел на середину зала и окинул взглядом посетителей. За столиками сидело несколько незнакомых людей. Трэвис знал, что в этот ресторан часто захаживают разъездные торговые агенты, а также туристы, привлеченные красотой окрестностей. Но сегодня его внимание привлекла женщина, одиноко сидящая за столиком в углу ресторанчика. Она пила кофе и, наклонив голову, читала разложенную на столе газету. Женщина была молодая, привлекательная, и ее лицо показалось Макмастеру смутно знакомым. Он стал вспоминать, где бы он мог видеть ее, но на ум ничего не приходило. Это показалось Трэвису странным, поскольку он всегда гордился своей фотографической памятью.
Трэвис был от природы очень любопытным человеком, а долгие годы работы в полиции сделали любопытство профессиональным качеством. Он интересовался всем, что происходит в Фолл-Ривер, знал почти всех горожан в лицо и даже приезжих запоминал надолго. Но эта женщина…
Обменявшись приветствиями с хозяевами заведения, Трэвис направился к столику, за которым сидела молодая женщина. Когда он подошел, она подняла голову, внимательно посмотрела на него и вежливо кивнула.
– Хотите присесть? – спросила она.
Трэвис улыбнулся.
– Если не возражаете, с удовольствием сяду за ваш столик, – ответил он и скосил взгляд на разложенную на столе газету. Вчерашний номер «Фолл-Ривер джорнэл». Женщина сложила газету, убрала ее, и Трэвис сел напротив, положив шляпу на край стола.
– Меня зовут Трэвис Макмастер, – представился он.
– Очень приятно. Колин Роббинс.
– Вы приехали в Фолл-Ривер по делу или это частный визит? – спросил Трэвис.
– Вы интересуетесь этим как шеф местной полиции или просто из любопытства? – усмехнулась Колин, прочитав на значке, приколотом к нагрудному карману Трэвиса, его должность.
– Просто из любопытства.
Трэвис, не отрываясь, глядел на свою новую знакомую и улыбался. Красивая женщина. Темные пышные, коротко стриженные волосы, большие карие глаза, четко очерченные губы, изящный овал лица, чуть лукавая улыбка.
– Я приехала в Фолл-Ривер полюбоваться осенней природой, – ответила Колин Роббинс.
– Ну, на свете много мест, где осень значительно красивее, чем в Фолл-Ривер, – возразил Трэвис. – А что у нас в Фолл-Ривер? Горы да холмы!
– И тем не менее, мистер Макмастер…
– Зовите меня Трэвис.
– Хорошо, Трэвис. Так вот… Я действительно приехала в ваш город полюбоваться природой, побродить по лесу, а заодно и сделать кое-какие дела. Хочу встретиться с одним человеком, возможно, потенциальным клиентом.
– Чем вы занимаетесь?
– Я адвокат, – ответила Колин.
Макмастеру понравилось, как она произнесла слово «адвокат» – спокойно и с достоинством. Обычно адвокаты, называя свою профессию, немного смущаются, поскольку, по мнению большинства обывателей, адвокаты – беспринципные люди, делающие большие деньги на бедах других или же не гнушающиеся получать кругленькие суммы от отпетых мошенников и негодяев. Итак, Колин Роббинс сказала, что хотела бы повидаться с потенциальным клиентом. Кого же она имела в виду?
Макмастер стал перебирать в уме жителей Фолл-Ривер, нуждающихся в помощи адвоката. У нескольких подозреваемых в преступлении и дожидающихся суда защитники уже были. Заключенные, отбывающие сроки, в них не нуждались. Недавно освободился Такер Колдуэлл, но ему тоже адвокат не требуется. При воспоминании о Колдуэлле Трэвис нахмурился. Ему пока не нужен адвокат, но если он не прекратит крутиться вокруг Кейт Эдвардс, то его ждут неприятности. Уж Трэвис ему их обеспечит, пусть не сомневается!
А собственно, какие неприятности Трэвис может доставить Такеру Колдуэллу? Упрятать за решетку, но на каком основании? В чем его обвинить? В том, что Кейт Эдвардс общается с ним и приглашает его на обеды? Господи, как опрометчиво она поступает. Сколько раз Трэвис просил ее не связываться с Колдуэллом, но она его не слушает! И ничего тут не поделаешь. Трэвис может лишь только предупреждать ее и давать советы, а прислушиваться к ним или нет – ее право. Если с ней снова что-нибудь случится, не в его силах будет ее защитить.
Трэвис отогнал от себя тревожные мысли о Кейт и снова сосредоточил свое внимание на новой знакомой. А почему он решил, что она ведет уголовные дела? Вполне вероятно, что Колин Роббинс занимается бракоразводными процессами, имущественными или наследственными делами, трудовыми конфликтами. Трэвис перебрал в памяти тех, кому в Фолл-Ривер гипотетически могла бы понадобиться помощь адвоката по гражданским делам, но и тут никого не вспомнил. Насколько ему было известно, подобных дел в ближайшее время в местном суде не ожидалось. То есть происходили в городе и разводы, и трудовые конфликты и имущественные споры. Но те, кто мог позволить себе нанять адвоката из Литл-Рок, жили на Ридж-Крест, но никто из них в последнее время не умирал, не разводился и не делил имущество. Кто же, в таком случае, потенциальный клиент этот молодой женщины?
– К какому же выводу вы пришли? – с улыбкой спросила Колин.
– Простите, я не понял…
– Вы ведь сейчас пытались вычислить, к кому я приехала в Фолл-Ривер, не так ли?
Трэвис немного смутился.
– Пытался, – честно признался он. – Но не смог догадаться. Может быть, вы сами скажете?
– Вы, наверное, перебирали в уме разводы, раздел имущества, налоговые нарушения… А забыли, что существуют еще и дела, связанные с получением увечий или потерей здоровья на производстве! Так вот, я хочу встретиться с одним человеком, чье дело как раз относится к данной категории.
– Никогда бы не подумал, что вы занимаетесь подобными делами, – искренне удивился Трэвис.
– Почему? А как, по-вашему, выглядят адвокаты, защищающие в суде подобных клиентов? Они чем-то отличаются от остальных представителей нашей профессии? Кстати, многие адвокаты сколотили капитал и стали известными благодаря таким делам.
– Так кто же этот человек?
Колин ответила тихо, но решительно:
– Простите, но я не хотела бы называть его имя. Сожалею, что разожгла ваше любопытство.
– Это ваше право. – Трэвис пожал плечами.
К столику приблизилась официантка Эннабел с подносом. Приветливо улыбнувшись Макмастеру, она спросила:
– Вы останетесь здесь или перейдете за свой столик?
Трэвис вопросительно посмотрел на Колин. Она едва заметно кивнула, разрешая остаться за ее столиком.
– Да, поставь кофе сюда, – сказал Трэвис, подумав, что, даже если бы Колин и не кивнула, он бы все равно не ушел за другой столик.
Эннабел – полная, средних лет женщина с пышными пепельными волосами – снова улыбнулась.
– Кофе сварен так, как вы любите, Трэвис, – сообщила она. – Будете еще что-нибудь заказывать?
– Нет, спасибо, пока нет.
Некоторое время они сидели молча, Трэвис пил горячий кофе и украдкой посматривал на свою соседку. Она с задумчивым видом смотрела куда-то вдаль, положив руки на стол. Трэвис обратил внимание на изящные руки Колин, с длинными тонкими пальцами.
– Расскажите немного о вашем городе, – попросила Колин.
– О нашем городе… – с задумчивым видом повторил Трэвис. – Фолл-Ривер – тихий, спокойный город, я бы даже сказал, патриархальный. Чистый, уютный, небольшой.
– Вы давно здесь живете?
Ни лице Трэвиса Макмастера появилась широкая добродушная улыбка.
– Всю жизнь. Уезжал только на время учебы, а потом несколько лет провел в Литл-Рок.
– Вам нравится жить в Фолл-Ривер?
– Конечно, это хороший город!
– А как в Фолл-Ривер обстоят дела с преступностью?
Трэвис немного помолчал, а потом ответил:
– Так же, как и в других небольших городах. Время от времени случаются драки, ограбления, подростковый вандализм, иногда воруют в магазинах. В последние годы, к сожалению, возросло число преступлений на почве наркомании, но это беда не только нашего города.
– А тяжкие преступления?
Трэвис снова вспомнил Кейт. За последние годы ее дело было самым громким в городе, жаль только, справедливости не удалось добиться.
– Да, такое в Фолл-Ривер тоже случается.
– Я слышала, недавно в вашем городе состоялся громкий процесс об изнасиловании, – сказала Колин, пристально взглянув на Трэвиса.
– Да, был, – сухо отозвался он. – Но жертве ничего не удалось доказать в суде, и насильник до сих пор разгуливает на свободе.
– Как же так? – вскинула брови Колин. – Разве у суда не было достаточных оснований для вынесения обвинительного приговора?
Трэвис печально усмехнулся. О какой справедливости рассуждает эта приезжая адвокатша? Какая справедливость может быть в маленьком городке, которым управляет одна семья? Он почему-то вспомнил мать Кейт Эдвардс, сразу отказавшуюся участвовать в судебном процессе. Она уговаривала дочь отказаться от огласки, но Кейт ее не послушала. Она послушала его, Макмастера, и окружного прокурора. Они-то были уверены, что состоится справедливый суд и Траск надолго сядет в тюрьму. Какими наивными они были! И, сами того не желая, выставили Кейт на посмешище всему городу!
– Основания у суда были, – хмуро произнес Трэвис. – Не было желания наказать виновного.
– То есть судебное разбирательство велось пристрастно? В пользу обвиняемого?
– Вот именно!
– Но подобное недопустимо в судебной практике! – с негодованием произнесла Колин.
– Это только в юридических институтах учат, что всегда должна торжествовать справедливость, а в жизни все получается иначе! – горько усмехнулся Макмастер.
– Похоже, это дело затронуло вас лично, Трэвис, – заметила Колин.
– Да, пострадавшая женщина моя хорошая знакомая. Мы дружим с детства, – объяснил Трэвис. – Я посоветовал ей обратиться в суд.
– И получилось, что в суде ее вторично изнасиловали, теперь морально. На глазах у любопытных обывателей!
Макмастер кивнул.
– Что стало с этой несчастной женщиной теперь?
– Ничего. Продолжает жить…
Трэвис стиснул зубы. Такой жизни никому не пожелаешь. Кейт находится в постоянном страхе, боится всех мужчин, не отваживается выйти на улицу после наступления темноты. Мучается комплексами, страдает.
– А насильник?
– Что с ним сделается? – в голосе Трэвиса прозвучали презрительные ноты. – Живет как ни в чем не бывало. Наслаждается своей безнаказанностью, упивается собственным могуществом. Тот недолгий судебный процесс для него – так, всего лишь незначительный, мелкий эпизод, не заслуживающий внимания. Этот человек Джасон Траск – хозяин Фолл-Ривер. По крайней мере, он мнит себя таковым.
– Так почему все же дело развалилось? Не было достаточных доказательств или прокурор неумело выстроил обвинение? Что произошло? – продолжала расспросы Колин.
– Легче рассказать о том, чего не произошло! – усмехнулся Трэвис. – В двух словах ситуация выглядела так. Судья – лучший друг семьи Трасков. Свидетель, на чьи показания мы очень рассчитывали, исчез. Защита опиралась на показания свидетелей, которые неожиданно заявили, что жертва – лгунья и клеветница. В общем, получилось так, что из здания суда насильник вышел героем, а его жертва была унижена, осмеяна и морально раздавлена.
Колин понимающе кивнула.
– Да… добиться справедливости в маленьком городке, где правит одна богатая семья, – нереально.
– Хорошо, что вы живете в Литл-Рок. Там правосудие не утратило еще своего истинного назначения.
– Но я родилась и выросла в таком же маленьком городке, как Фолл-Ривер, поэтому мне хорошо известны подобного рода проблемы! – возразила она.
Трэвис решил сменить тему беседы и хоть немного узнать о своей собеседнице, поэтому задал вопрос:
– А как вы очутились в Литл-Рок?
– Я уехала учиться в колледж, потом поступила в юридический институт. А когда получила диплом адвоката, мой отец умер, и мне незачем было возвращаться домой. Я хотела стать хорошим адвокатом, сделать карьеру, имя, а для таких честолюбивых планов Литл-Рок подходил как нельзя лучше. Несколько лет я работала самостоятельно, а потом меня приняли на службу в адвокатскую фирму «Хенделман, Буркет и Харрис». Там я работаю и по сей день.
– Я знаю эту фирму, – сказал Макмастер. – Она очень известная, там работают лучшие адвокаты.
– Вам приходилось иметь дело с нашей фирмой? – удивилась Колин.
– Еще бы! Я ведь работал в полиции Литл-Рок, и адвокатами по многим уголовным делам были сотрудники вашей конторы. Да, ваши коллеги умеют подтасовывать факты и добиваться оправдательных приговоров для явных жуликов, мошенников и прочих негодяев!
Колин нисколько не обиделась на его слова, а лишь едва заметно улыбнулась.
– Значит, в Литл-Рок вы работали полицейским, – произнесла она.
– Да, в течение десяти лет. А вы – хороший адвокат, если работаете в «Хенделман, Буркет и Харрис», – тоже улыбнувшись, сказал Трэвис.
– Да, я – хороший адвокат.
Однако к кому же она приехала в Фолл-Ривер? Этот вопрос не давал Макмастеру покоя. А он-то всегда самонадеянно полагал, что знает обо всем происходящем в его городе!
– Скажите, а как вы оказались в Литл-Рок? – вдруг спросила Колин.
– В Литл-Рок… – задумчиво повторил Трэвис. – Я поехал туда после окончания колледжа. В Литл-Рок я женился, там жила семья моей супруги, и мне казалось, что в этом городе я найду счастье и покой. Поступил в полицию, много лет работал там, а после развода вернулся домой. К тому времени в Фолл-Ривер освободилось место начальника полиции, меня пригласили занять его, и я с радостью согласился.
– И не сожалеете о том, что покинули Литл-Рок?
Прошло четыре года, как Трэвис вернулся в Фолл-Ривер, и за это время он ни разу не пожалел о том, что вернулся. Здесь был его дом, жили родители. В Фолл-Ривер у Трэвиса было много друзей. Он сумел по-настоящему узнать жизнь и проблемы города, познакомиться почти со всеми его жителями. Наладить работу местной полиции. Стать уважаемым человеком, к чьему мнению прислушивались и с чьими советами считались. За четыре года он успел пережить несколько бурных любовных романов, и в том числе с Кейт Эдвардс.
Сегодня судьба свела его с Колин Роббинс. Интуиция подсказывала ему, что если события будут складываться благоприятным образом, то очень скоро ему снова доведется пережить еще один захватывающий любовный роман. По крайней мере, в глубине души Трэвис на это надеялся.
Разве можно сожалеть о том, что живешь в таком замечательном городе, как Фолл-Ривер?
Трэвис наклонился к Колин и многозначительно произнес:
– Этот город – моя судьба.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Жертва клеветы - Папано Мэрилин

Разделы:
Пролог12345678910111213141516

Ваши комментарии
к роману Жертва клеветы - Папано Мэрилин



Отличный роман с детективной линией!!!
Жертва клеветы - Папано МэрилинMirta29
7.04.2013, 13.01





мне в этом романе чего то не хватила, а именно он мне показался слишком затянут и не хватает остроты и полноты сюжета, так то задумка не плохая! Нету особого впечатления от прочитанного!
Жертва клеветы - Папано МэрилинНаталья
3.05.2014, 6.57





Сильно не захватил, но в принципе понравился. Да, трудно бороться с сильными Мира сего, но , если хочешь добиться справедливости, это делать надо! Как бы трудно ни было! Я уважаю ГГ за её мужество, в жизни знаю её прототип.
Жертва клеветы - Папано МэрилинЛенванна
19.05.2016, 16.14





Сильно не захватил, но в принципе понравился. Да, трудно бороться с сильными Мира сего, но , если хочешь добиться справедливости, это делать надо! Как бы трудно ни было! Я уважаю ГГ за её мужество, в жизни знаю её прототип.
Жертва клеветы - Папано МэрилинЛенванна
19.05.2016, 16.14








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100