Читать онлайн Жертва клеветы, автора - Папано Мэрилин, Раздел - 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Жертва клеветы - Папано Мэрилин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.3 (Голосов: 20)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Жертва клеветы - Папано Мэрилин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Жертва клеветы - Папано Мэрилин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Папано Мэрилин

Жертва клеветы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

4

За окном бушевал холодный пронизывающий осенний ветер и лил нескончаемый дождь. Мэриан Траск стояла в полутемной гостиной около стеклянных дверей, выходящих на балкон, и не отрываясь глядела в окно. Где-то вдалеке шумела река Арканзас, и воды ее, смешанные с потоками льющегося дождя, казались мутными, темными, почти коричневыми.
Из установленной в гостиной стереосистемы негромко звучала музыка – медленная, печальная, навевающая унылые, тягостные воспоминания. Мэриан любила ее слушать и делала это в течение пяти месяцев, с тех пор как поселилась в этой меблированной квартире в Талсе. Каждый раз, слушая эту музыку, она думала о родном доме, о матери, оставленной в Фолл-Ривер, и мысленно представляла картину своего возвращения.
Первое время, поселившись в этой небольшой квартире, Мэриан вообще не звонила домой, поскольку хорошо представляла себе реакцию матери. Патриция обязательно спросит, почему она так некрасиво поступила, уехав из родного дома и предпочтя жить в чужой, арендованной квартире. Собственно, Патриции Уилсон были хорошо известны истинные причины, вынудившие ее дочь Мэриан уехать из Фолл-Ривер, но удержаться от прямых, неприятных вопросов, требующих откровенных ответов, она не могла. Зная об этом, Мэриан предпочитала первое время ей не звонить.
«Почему ты сбежала из Фолл-Ривер? Почему уклонилась от свидетельства против Джасона Траска во время судебного разбирательства? Почему позволила ему снова оказаться в роли победителя? Почему смалодушничала и не оказала помощь несчастной Кейт Эдвардс?»
Такой стандартный набор вопросов задавала Патриция Уилсон своей дочери, и их же Мэриан, вспоминая о событиях пятимесячной давности, почти ежедневно задавала самой себе. Вопросы были серьезные, а вот ответ на них был простой, короткий, не требующий подробных объяснений. Почему она так поступила? Да потому что боялась!
Мэриан десять лет была замужем за Джасоном Траском и за этот весьма длительный срок окончательно убедилась в том, что пытаться соперничать с таким сильным и могущественным человеком – поступать во вред самой себе. Бороться с ним – не только бессмысленно, но и очень опасно. Малейшее непослушание с ее стороны, слабые попытки возражать и отстаивать собственное мнение всегда заканчивались одним и тем же: Джасон Траск жестоко избивал ее. Могла ли она, обладая таким печальным опытом, решиться вступить с ним в противоборство? Никогда!
Почему Мэриан позволила Траску снова оказаться победителем? Ответ на этот вопрос тоже был достаточно прост. Джасон Траск предложил ей на выбор два варианта действий. Первый: Мэриан свидетельствует в суде против него, и после этого отважного шага ее жизнь превращается в сущий ад, если, конечно, она вообще останется в живых. К подобной угрозе Мэриан отнеслась серьезно: не такой Траск человек, чтобы бросать слова на ветер. Уничтожить противника, разрушить чью-то жизнь для него не было проблемой. А уж расправиться с беззащитной женщиной – что может быть проще!
Второй вариант: Мэриан ни при каких условиях не появляется на судебном разбирательстве, даже думать перестает о том, чтобы дать показания против своего бывшего мужа, а за это он, Траск, выделяет ей приличную сумму денег, и она навсегда исчезает из Фолл-Ривер.
Разумеется, у Мэриан даже не возникло ни малейшего сомнения в том, какой из вариантов, предложенных Траском, ей предпочесть. Она же умная женщина и не враг себе!
А что касается помощи несчастной Кейт Эдвардс, за которую так переживала Патриция Уилсон… В ситуации с Кейт Мэриан повела себя достойно, и ей не в чем себя винить. Она честно пыталась помочь этой женщине, предупредить ее, раскрыть ей глаза на происходящее…
Когда Джасон и Кейт начали встречаться, Мэриан узнала об этом одной из первых. Несколько раз она видела его машину, припаркованную на всю ночь около дома Кейт, иногда случайно сталкивалась с ними на улице. Она догадывалась, что отношения Кейт и Джасона зашли далеко, и сочла своим долгом предупредить Кейт. Выбрав время, когда Кейт должна была находиться дома одна, Мэриан навестила ее и откровенно поведала о весьма нелицеприятных сторонах характера ее нового увлечения. Она предупредила Кейт, что Джасон Траск – грубый, жестокий, самовлюбленный человек, привыкший властвовать над людьми. Рассказала, что у него – вздорный, крайне вспыльчивый характер. Ударить женщину и даже сильно избить ее – для Траска привычное дело. Мэриан даже точно предсказала Кейт, чем закончится ее роман с Джасоном Траском.
Мэриан почему-то искренне полагала, что Кейт не только прислушается к ее словам, но и будет благодарна ей за предупреждение. Каково же было ее удивление и разочарование, когда Кейт, холодно выслушав ее откровения, посоветовала Мэриан не лезть в чужую жизнь. Глупая, наивная Кейт! Ведь она вообразила, что Мэриан движут лишь уязвленное самолюбие брошенной жены и жажда мести. Как она заблуждалась!
Что ж, вскоре Кейт поплатилась за свою самоуверенность! После того как Траск избил эту женщину и надругался над ней, Мэриан искренне сопереживала Кейт, но выступить в суде против бывшего мужа не отважилась. Она и сейчас жалеет бедную Кейт, от которой отвернулся весь город, и так же люто ненавидит Джасона Траска. Но Кейт Эдвардс сама виновата в том, что не прислушалась к словам Мэриан!
Мэриан отошла от стеклянных дверей и остановилась посреди гостиной. В сущности, ее нынешняя жизнь не так уж плоха, как иногда кажется! Квартира приличная, уютная, хорошо меблирована, а по сравнению с родительским домом, где Мэриан жила до брака с Джасоном Траском, вообще роскошная! Ей тут же на память пришел особняк Траска! Огромный, прекрасно обставленный двенадцатикомнатный особняк, расположенный в престижной части города. Но о своей жизни в этом роскошном доме Мэриан всегда вспоминала с ужасом. Джасон Траск не только бил свою жену, он и постоянно издевался над ней. А постоянные, ничем не оправданные приступы ревности, обвинения, что жена якобы флиртует с другими мужчинами на вечеринках, оборачивались для нее тем же, что однажды испытала на себе Кейт Эдвардс. Только Мэриан проходила через это ужасное испытание множество раз.
В общем, если рассматривать нынешнюю жизнь с точки зрения личной безопасности, то здесь Мэриан чувствует себя неплохо. Никто не угрожает ей, никто не бьет за малейшую оплошность, жизнь течет тихо и спокойно. Правда, здесь она никому не нужна, и никто о ней не заботится. Но сейчас главное в другом: Мэриан после пяти месяцев раздумий наконец собралась с силами и решила для себя одну очень важную проблему. Скоро она вернется в Фолл-Ривер и снова поселится в доме матери. Храбрости ей придавало одно существенное обстоятельство: у нее хранились кассеты с важными записями, которые могли бы сильно осложнить жизнь ненавистного ей Джасона Траска. Кассет было всего пять, но их хватило бы для того, чтобы окружной прокурор снова возбудил уголовное дело против могущественного Траска.
Мэриан подошла к зеркалу и улыбнулась своему отражению. Да, очень скоро она вернется домой, в Фолл-Ривер. Уже в следующий понедельник она объявит хозяевам дома, в котором снимает квартиру, что уезжает. Правда, арендную плату Мэриан внесла за месяц вперед, и пропадет приличная сумма денег, но это обстоятельство ее совершенно не волнует. Деньги-то не ее, а Джасона Траска!
Мэриан плеснула в стакан виски и, глядя на себя в зеркало, мысленно произнесла тост: за себя, за Патрицию Уилсон и за… ненавистного, отвратительного Джасона Траска, жизнь которого очень скоро превратится в руины.
* * *
В воскресенье утром Такер долго лежал в постели, бездумно глядя в потолок. Он, конечно, мог бы встать пораньше и заняться строительством, но вставлять рамы одному было трудно, а приедет ли Кейт ему помогать, как она обещала накануне, он не знал.
Такер перебирал в уме события вчерашнего вечера и эту неприятную встречу с полицейским. Уйдя от Кейт, он сразу поехал домой и первые несколько миль видел в зеркальце заднего обзора полицейскую машину. Только когда он миновал улицу, на которой жил Бен, и выехал на узкую проселочную дорогу, преследовавшая его машина отстала. Вернувшись домой, он мысленно поблагодарил бога за то, что неожиданная встреча с полицейским – другом Кейт – окончилась для него благополучно.
Вскоре послышался шум подъезжающей машины, Такер мгновенно спрыгнул в кровати и шагнул к окну. Но встал он таким образом, чтобы видеть пространство перед домом, а снаружи его не было заметно. А если это приехали полицейские? Надо быть готовым ко всему. Но прибыли не полицейские, а Кейт Эдвардс.
Такер видел, как она вышла из машины и направилась к дому. У него вдруг мелькнула странная мысль, что все-таки лучше, если бы приехала полиция. С ними все просто и ясно, а вот как ему поступить с Кейт – большой вопрос. И обманывать ее не хочется, и иметь с ней дело – тоже. Он быстро надел джинсы и рубашку с короткими рукавами и пошел к входной двери.
Такер остановился на крыльце и поздоровался:
– Доброе утро!
Кейт остановилась, подняла голову и молча кивнула.
– А я и не думал, что вы приедете, – немного смущенно произнес Такер, не глядя ей в лицо.
– Я же обещала!
Такер пожал плечами.
– Люди много чего обещают, но редко выполняют свои обещания, – нарочито небрежным тоном заметил Такер.
– Я всегда держу свое слово!
Такер подумал, что если она действительно всегда выполняет свои обещания, то ее можно отнести к очень редкой категории людей. Как, впрочем, и Бена Джеймса.
– Я хотела бы вам объяснить по поводу вчерашнего вечера… – неуверенно произнесла Кейт. – Дело в том, что Трэвис… он меня опекает, возможно, иногда его опека бывает излишней, но… Ему не было известно, что мы с вами знакомы, поэтому он и отреагировал столь бурно на ваше появление около моего дома. Он просто увидел человека под окнами моего дома и решил проверить его личность. То есть… хочу сказать, что он задержал бы любого, а не только вас.
Такер нахмурился. Ему были неприятны воспоминания о вчерашнем эпизоде и особенно не хотелось вспоминать, как он в присутствии Кейт стоял, положив руки на капот полицейской машины. И ее сбивчивые, путаные объяснения тоже не хотелось слушать. Вчера, по дороге домой, он ругал себя последними словами за то, что, поддавшись внезапному порыву, решил съездить к Кейт.
– Не будем об этом, – угрюмо пробормотал Такер. – Мне не привыкать к подобным проверкам!
Кейт понимающе кивнула и больше не стала возвращаться к этой теме, но Такер вдруг спросил:
– Когда я ушел от вас, этот полицейский заглянул к вам, чтобы убедиться, что с вами все в порядке?
– Трэвис почти ежедневно навещает меня, так что дело не в вас, – тихо ответила Кейт.
– А я уверен, что и во мне тоже! – упрямо возразил Такер. – Он зашел предупредить вас о том, что я – уголовник и что вам следует держаться от меня подальше!
Кейт пожала плечами, давая понять, что больше не намерена вступать в дискуссию и доказывать Колдуэллу, что Трэвис Макмастер приходил не за этим.
«Интересно, а если бы Джасон Траск поздно вечером стоял бы напротив дома Кейт и смотрел в ее окно. Как бы поступил полицейский? – внезапно со злостью подумал Такер. – Уж, наверное, не посмел бы обыскивать его карманы…»
При воспоминании о вчерашнем унизительном эпизоде Такера снова охватила ярость. Этот Траск, избивший и изнасиловавший двух молодых женщин, до сих пор разгуливает на свободе, и нет никакой уверенности в том, что когда-нибудь справедливость все-таки восторжествует и его привлекут к уголовной ответственности. Почему же человека, честно отсидевшего длительный тюремный срок, может остановить любой полицейский лишь только за то, что он вечером оказался в престижной части Фолл-Ривер? Однако задавать себе одни и те же вопросы, на которые нет ответов, бессмысленно.
Такер достал из ящика с инструментами две пары старых рабочих рукавиц и предложил одну Кейт.
– Возьмите, в них удобнее работать!
Кейт взяла рукавицы и примерила их. Они оказались ей велики на несколько размеров. Такер внимательно посмотрел на руки Кейт. Изящные кисти, тонкие пальцы, овальные, ухоженные ногти. Глядя на ее руки, можно было безошибочно сделать вывод, что она не занимается физическим трудом.
Такер объяснил Кейт, в чем заключается ее помощь, и работа началась. Они работали слаженно и быстро, правда, Такер заметил, что Кейт все время соблюдает между ними определенную дистанцию. Стоит ему лишь на шаг приблизиться к ней, как она тотчас же молча отступает. Неужели она действительно его боится?
– Скажите, как долго вы намереваетесь задержаться в Фолл-Ривер? – вдруг спросила Кейт.
Такер поднял голову и удивленно взглянул на нее:
– Я еще окончательно не решил. Год, может быть, два. В общем, пока не кончатся деньги.
– Странно…
– Что же вам кажется странным?
– Если вы не собираетесь задерживаться надолго в Фолл-Ривер, то зачем же затеяли строительство? Разве не разумнее было бы снять небольшую квартиру или комнату в городе?
– Нет, аренда квартиры мне не по карману! – невесело усмехнулся Такер. – Построить маленький домишко дешевле, чем снимать в городе квартиру! Но даже если бы я обладал достаточной суммой, сомневаюсь, что мое появление в городе кого-либо обрадовало! Да и сам я не желаю никого видеть!
Такер машинально сделал пару шагов по направлению к Кейт, и она мгновенно отпрянула.
– Вы меня боитесь? – тихо спросил он.
Кейт усмехнулась:
– Не то чтобы боюсь… Сторониться людей вошло у меня в привычку. – Она немного помолчала. – Иногда я думаю, что хуже, чем со мной обошелся Траск, ничего в жизни быть не может. Ничего ужаснее и страшнее мне не придется пережить, но… все равно я боюсь. Каждого человека. Каждого мужчину.
– Я никогда в своей жизни никого не обидел, Кейт! – воскликнул Такер. – Не надо меня бояться!
В глазах Кейт промелькнуло удивление, и Такер понял, что она подумала о Джеффри Хендерсоне.
– Я сторонюсь людей не потому, что жду от них чего-то плохого, а просто потому, что привыкла всех опасаться. Порой я даже не замечаю этого. Страх так глубоко живет во мне, что я, наверное, никогда не смогу его побороть. Вчера вечером, например, я впервые за полгода присела на подоконник. Вчера я в первый раз вышла на улицу после наступления темноты. Для меня это важный шаг. Боюсь, вам меня не понять! – печально улыбнулась Кейт.
– Ну почему же? Мне очень понятны ваши переживания! – возразил Такер.
– Вот если бы еще и прекратились телефонные звонки с угрозами! – продолжала она. – Так хочется вернуться к нормальной жизни… Знаете, я ведь первое время после… всего случившегося даже не могла готовить себе еду! – вдруг призналась Кейт.
– Почему?
– Потому что… все произошло именно на кухне! На кухне, в доме Траска. Я пыталась убежать через заднюю дверь, но Траск схватил меня и швырнул на пол. Я надеялась, что на кухне найдутся какие-нибудь подходящие предметы, с помощью которых я смогла бы дать Траску отпор, но… мне так и не удалось дотянуться ни до ножей, ни до прочей кухонной утвари!
Некоторое время они молча работали, потом Такер спросил:
– Скажите, Кейт, а почему после всего случившегося вы не уехали из Фолл-Ривер?
– Почему? – задумчиво повторила она. – Наверное, потому, что здесь – мой дом.
– У вас есть друзья?
Она печально покачала головой:
– Нет, с некоторых пор от меня отвернулись все.
– А ваша семья? Вы поддерживаете отношения с родственниками?
Кейт плотно сжала губы и нахмурилась.
– Нет, я больше не поддерживаю отношения со своей семьей, – тихо проговорила она.
– А что произошло с вашей работой?
Кейт недоуменно взглянула на Такера:
– О чем вы говорите?
– В свой первый приезд вы сказали, что вы – учительница. А потом уточнили, что работаете администратором в школьном совете. Так чем же на самом деле вы занимаетесь?
– Я работала учительницей в младших классах до того, как… все произошло. Потом дирекция и родители учеников решили, что я недостойна преподавать маленьким детям, так как могу оказывать на них дурное влияние, и меня перевели в школьный совет.
– Они не предлагали вам уволиться?
– Нет. Во-первых, они понимали, что я не доставлю им такого удовольствия, а во-вторых, сами не рискнули бы прогнать меня из школы.
– Почему?
– Боялись, что я подам на них в суд и выиграю дело. Ведь фактически у дирекции нет оснований для моего увольнения. Переводя меня в школьный совет, который находится на окраине города, они надеялись, что я сама долго не выдержу и уйду. Но они просчитались! Я ни за что не уволюсь! Не дам им повода позлорадствовать и лишний раз унизить меня!
– Кейт, я вас не понимаю, – задумчиво произнес Такер. – Если все обернулось против вас, то почему в таком случае вы не покинули город? Почему продолжаете жить здесь?
– Я вам уже объяснила: в Фолл-Ривер – мой дом, и я не собираюсь убегать из него, как последняя трусиха!
Такер кивнул, хотя в душе был не согласен с Кейт. Если все, о чем она рассказала ему, правда, то он не понимает ее упрямого желания оставаться в Фолл-Ривер. В городе, где ее презирают. Где каждый прохожий провожает ее насмешливым взглядом. В городе, где родители боятся доверить ей воспитание своих детей. Такер не сомневался, что, если бы у него было достаточно денег, он никогда бы не стал жить в Фолл-Ривер. Здесь его удерживает лишь одно обстоятельство: возможность бесплатно жить в старом полуразрушенном доме, принадлежавшем когда-то его дяде. И больше ничего. В сущности, их ситуации с Кейт очень похожи. Только она упорно держится за этот город, а он, Такер, мечтает как можно быстрее покинуть его.
Странным Такеру казалось и еще одно обстоятельство. Кейт, не в пример ему, умная, образованная женщина. Ее прошлое не отягощено никаким криминалом. В любом городе будут рады взять на работу учительницу, так почему бы не уехать из Фолл-Ривер, начать новую жизнь в городе, где тебя никто не знает, где имя Траска ничего не значит…
А удерживает Кейт в Фолл-Ривер жажда мести. Безумная жажда мести, ставшая ее единственным смыслом жизни. Только когда ее злейший враг Джасон Траск будет повержен, Кейт сможет позволить себе начать новую жизнь. И она надеется на его помощь.
Внезапно к Такеру пришло решение: он честно признается Кейт в том, что не возьмется за ее дело и вернет деньги.
Неожиданно с запада подул сильный ветер, сгустились тучи, небо почернело, и на землю упали первые капли дождя. Такер взглянул на небо и сказал:
– Боюсь, мы не успеем сегодня закончить с оконными рамами.
Кейт кивнула, а потом вдруг задала странный вопрос:
– Скажите, а что вы почувствовали, когда убили человека?
Такер нахмурился. Он понимал, какого ответа ждет от него эта охваченная жаждой мщения молодая женщина.
– Что я почувствовал? – тихо повторил он. – Никогда я не чувствовал себя так паршиво.
– Но ведь вы убили его неспроста! – возразила Кейт. – Вы же ненавидели его.
– Я не собирался убивать Хендерсона, – упрямо произнес Такер. – Не собирался.
– Однако убили!
Такеру послышалась в голосе Кейт надежда на то, что ей все-таки удастся вынудить его признаться в том, что он преднамеренно лишил жизни того молодого парня. Как ей хотелось убедить саму себя в том, что она сделала правильный выбор, обратившись к Такеру Колдуэллу, нашла именно того человека, который ей нужен. Такер же, к великому разочарованию Кейт, не собирался подтверждать правильность ее выбора.
Он печально покачал головой и сказал:
– Просто я не рассчитал свои силы, врезал ему как следует, он отлетел к стене и ударился головой. Я даже не сразу сообразил, что произошло: стоял и ждал, когда он придет в себя, поднимется на ноги и мы продолжим драться. Потом я пригляделся внимательнее и заметил, что голова Хендерсона как-то неестественно повернута. Ударившись о стену, он сломал себе шею и умер. – Такер замолчал, снова и снова мысленно представляя страшную картину из далекого прошлого. Казалось, это случилось в какой-то другой жизни, и вместе с тем воспоминания были так свежи, словно все это произошло вчера.
– А что вы сделали, когда поняли, что Хендерсон мертв?
– Сбежал. Какое-то время прятался, а когда понял, что это бессмысленно и меня все равно найдут, сам сдался полиции. Кейт, к чему этот допрос? – раздраженно воскликнул Такер. – Если бы вы только знали, как я переживал, как раскаивался в содеянном… Поверьте мне, Кейт, если вы будете знать, что по вашей вине погиб человек, вы не сможете уже жить как прежде. Да, Траск, возможно, ничуть не ценит чужую человеческую жизнь, но вы, Кейт, вы не такая! Поверьте, вам будет очень тяжело жить, зная, что отняли жизнь другого человека. Да, Траск заслуживает самого серьезного наказания, но пусть лучше он останется жить, чем вы до конца своих дней будете мучиться угрызениями совести.
На лице Кейт появилось разочарованное выражение, взгляд голубых глаз потух, уголки губ опустились.
– Как понимать ваши слова? – тихо спросила она. – Вы передумали? Вы не возьметесь за дело?
Такер опустил голову и с усилием произнес:
– Не возьмусь.
– Но вы же пообещали мне! Вы меня обнадежили! – возмущенно бросила Кейт.
– Я не хочу снова оказаться в тюрьме, – угрюмо ответил Такер. – Не хочу! Я и так последние шестнадцать лет живу с чувством вины, и оно не покидает меня ни на минуту. Да, Траск – негодяй, и смерть для него – лучшее наказание, но я… я на это не пойду! Я не смогу убить этого человека, как, впрочем, и любого другого! Так что уж не обессудьте!
Кейт молча стояла, не в силах вымолвить ни слова. Ее надежда на то, что очень скоро она успокоится, в ее душе воцарится мир и она начнет новую жизнь, рушилась у нее на глазах.
Такер, словно угадав ее мысли, продолжил:
– Вот вы надеетесь, что, избавившись от Траска, заживете по-новому. Да, вы станете другим человеком, Кейт, но совсем не тем, каким предполагаете. Вас будет мучить совесть, по ночам вам будут сниться кошмары, вы будете постоянно находиться в подавленном настроении, уж поверьте мне, я через все это прошел! Вам не удастся перешагнуть через труп Траска, как вам кажется сейчас. Вы споткнетесь о него, и постоянные мысли о том, что вы убили человека, будут отравлять вам существование!
Кейт ничего не отвечала, и Такер, решив, что ей надо обдумать его слова, умолк. Он взял молоток и начал прибивать доски. Через несколько минут он, к своему удивлению, заметил, что Кейт поднялась по ступеням и вошла в его дом. Кейт, которая при его приближении испуганно вздрагивала и мгновенно отступала, вдруг осмелилась войти в его жилище! Бросив молоток на землю, Такер двинулся за ней.
Кейт внимательно осматривала убогую, грязную, захламленную комнату. Наконец она подошла к окну, выходившему на двор, оперлась руками о подоконник и замерла.
– Возможно, вы и правы, – неожиданно произнесла Кейт. – Возможно… Я, наверное, совершенно помешалась на идее убить Траска, – задумчиво продолжила она. – Эта идея преследует меня, мешает жить. Но после того, что мне пришлось испытать, после того, что этот мерзавец проделал с бедной Керри, я не могу отказаться от мщения. Да, эта идея завладела мной целиком, и вся моя энергия уходит только на обдумывание плана мести.
– Так, может быть, вам лучше направить энергию на другие цели? – тихо заметил Такер.
Как он хотел, чтобы Кейт прислушалась к его словам, отказалась от плана отмщения Траску и начала жить, как все остальные люди! Но он сознавал, что сделать это ей будет непросто.
Теперь, когда он отказал Кейт и признался, что не станет убивать ее заклятого врага, перед ней открылись две перспективы, два диаметрально противоположных варианта действий. Первый: прислушаться к его словам и забыть о мести. Второй: попытаться найти человека, согласившегося выполнить ее просьбу. Если она предпочтет первый вариант, Такер будет этому искренне рад. А если второй? Но предпочесть второй вариант еще не означает выполнить задуманное. Где Кейт найдет наемного убийцу? В Фолл-Ривер, где все знают друг друга? Исключено, так как именно ее, Кейт Эдвардс, обвинят в организации убийства. В других городах? Но куда она поедет и к кому обратится со столь неординарным предложением? Предположим, Кейт удастся договориться с кем-нибудь об убийстве Траска. А если этот человек, взяв деньги, предаст ее, обратится в полицию и расскажет обо всем?
Существует, правда, и еще один вариант, который нельзя сбрасывать со счетов: Кейт Эдвардс может сама расправиться с Джасоном Траском. Перед глазами Такера мгновенно промелькнула недавняя картина: дуло пистолета упирается ему в подбородок, а прямо перед его лицом – голубые глаза Кейт, полыхающие яростью. Именно в тот момент Такер впервые по-настоящему поверил в то, что она способна убить человека.
Такер тряхнул головой, стараясь отогнать навязчивые мысли и неприятные воспоминания, и услышал негромкий голос Кейт:
– Вы уже купили материал на крышу?
Она все в той же позе стояла около окна.
– Да, купил.
– И когда собираетесь ей заняться? Если хотите, переждем дождь и начнем! – Кейт повернулась к нему. – Согласны?
Такер в недоумении посмотрел на нее. Он предполагал, что, выслушав его отказ, Кейт уедет, даже не попрощавшись. Казалось бы, теперь они друг другу ничем не обязаны и могут расстаться навсегда… Внезапно Такер вспомнил слова Кейт о том, что она всегда выполняет свои обещания.
– Конечно, согласен, – смущенно отведя взгляд, пробормотал Такер. – Переждем дождь и займемся крышей.
* * *
Дождь почти прекратился, лишь редкие капли шуршали в опавших листьях.
– Давайте сделаем перерыв и посидим в доме, – предложил Такер.
Кейт отрицательно покачала головой. Ей нравилось находиться на свежем воздухе, подставлять разгоряченное лицо дождевым каплям. Казалось, они не только освежают кожу, но и успокаивают душу. Внезапно небо снова потемнело, дождь усилился, и порыв ветра швырнул крупные капли Кейт в лицо. Они, не сговариваясь, побежали к крыльцу, поднялись по ступеням и остановились около входной двери. Они стояли так близко друг к другу, что Кейт опять невольно содрогнулась. До сих пор она не могла избавиться от страха, когда какой-нибудь мужчина приближался к ней. Тело мгновенно напрягалось, руки леденели. Прошло уже полгода, а страх так и не исчез. Иногда Кейт в отчаянии думала о том, что никогда не сумеет избавиться от этого липкого, противного страха, постоянно ее преследующего.
Почему она боится Такера, ведь он не сделал ей ничего плохого? Он же не Джасон Траск.
– Давайте войдем, – предложил Колдуэлл.
Кейт молча открыла входную дверь и прошла в комнату – единственную во всем доме. Такер последовал за ней.
– Садитесь, Кейт! – предложил Такер, указав рукой на старый стул.
Но она лишь покачала головой и принялась осматриваться. Полы были грязные, покрытые потертым линолеумом. Потом Кейт подошла к кровати и остановилась около изголовья. Такера мгновенно охватило смущение. Утром он не успел убрать ее!
Кейт потрогала рукой металлическое изголовье кровати и, неожиданно улыбнувшись, сказала:
– У меня когда-то была точно такая.
– Что? – не понял Такер.
– Кровать! В родительском доме, – пояснила Кейт. – И плед тоже был голубой. А одеяло моя бабушка сшила сама. Ваше одеяло тоже досталось вам от матери или бабушки?
Такер покачал головой.
– Нет, это одеяло мне подарила одна женщина… – Он на секунду замялся. – Когда я жил в Литл-Рок… Ее звали Нелли. – Произнеся вслух имя бывшей любовницы, Такер неожиданно покраснел.
Легкая усмешка тронула губы Кейт.
– По-моему, я догадалась, – лукаво сказала она. – Эта женщина подарила вам одеяло в память о ночах, совместно проведенных под ним! Я права?
Такер еще больше смутился. Он не ожидал от Кейт таких откровенных заявлений.
Такер подошел к кровати, около которой стояла Кейт, наклонился и достал из-под матраца конверт с деньгами.
– Вот ваши деньги, возьмите их. И… извините, что не смогу вам помочь.
Кейт несколько секунд смотрела на конверт, потом взяла его и нахмурилась. Что ж, значит, и этот поединок снова выиграл Джасон Траск, а не она.
– Что вы теперь намерены предпринять? – тихо спросил Такер.
Кейт, печально усмехнувшись, бросила на него быстрый взгляд.
– Что я намерена делать? – глухо повторила она. – Воспользуюсь вашим советом и снова положу деньги в банк. В банк, принадлежащий Траску.
– А потом?
Она пожала плечами:
– Пока не знаю. Буду жить как жила. Может быть, возьму отпуск.
– Я имею в виду Траска…
Кейт подошла к окну и, оперевшись руками на подоконник, стала глядеть во двор.
– Я так долго ненавидела его, – задумчиво начала она. – Вся моя жизнь в последнее время была подчинена единственной цели: уничтожить Траска, навсегда избавиться от него. Или научиться относиться к нему как к незнакомому человеку, мимо которого проходишь на улице, не обращая никакого внимания. Вытеснить его из моей жизни, заставить относиться к нему как к чему-то неважному, пустому, ненужному…
– Вы уверены, что вам это удастся? Ведь пока Траск жив, вы…
– Возможно, я последую еще одному вашему совету, – перебила его Кейт. – Обращусь к хорошему, опытному психотерапевту, который сумеет помочь мне избавиться от моих комплексов.
Небрежный тон, которым Кейт произнесла последнюю фразу, заставил Такера усомниться в ее искренности. Похоже, ни одному, даже самому лучшему специалисту не удастся излечить эту молодую женщину от навязчивых комплексов, пока она сама этого не пожелает.
Кейт обернулась и спросила:
– Скажите, а ваша семья все еще живет в Файет?
Такер покачал головой:
– Нет, они уехали почти сразу после суда.
На лице Кейт появилась горькая усмешка. Ничего удивительного, что семья Хендерсонов заставила родственников Такера покинуть родной город. Ей, Кейт, это хорошо знакомо. Семья Траск тоже жаждала выжить ее из Фолл-Ривер.
– Семья Хендерсон сочла двадцатипятилетний тюремный срок, полученный вами, недостаточным? – возмущенно произнесла Кейт.
– Нет, они жаждали возмездия! – зло бросил Такер. – После суда они через подставных лиц купили наш дом, а мать, бабушку и брата выгнали на улицу!
– Куда же им пришлось уехать?
– Бабушку поместили в дом для престарелых, и через несколько лет она умерла. Джимми уехал в Литл-Рок и по сей день живет там. А что касается матери… Ни я, ни Джимми не знаем, где она и что с ней.
– А ваш отец?
Такер присел на кровать и некоторое время молчал. Наконец он ответил:
– Я никогда его не знал. Моя мать была любвеобильной особой и постоянно меняла мужчин. Единственно, о чем ей было известно наверняка, так это, что у меня и у Джимми – разные отцы.
Такер с детства ощущал свою ущербность. Когда произошла трагедия с Хендерсоном, никто, собственно, даже не удивился. Чего еще ждать от недоумка, негодяя, не получившего никакого воспитания и выросшего фактически на улице?
– А мой отец меня предал, – вдруг произнесла Кейт. – В тот момент, когда я так нуждалась в его сочувствии и поддержке, он демонстративно отвернулся от меня!
Такер понимающе кивнул:
– Он тоже, как и все остальные, поверил Траску?
– Разумеется! Он не только поверил ему, но и счел, что я заслужила такое обращение. Он сказал, что, если бы я не спала до этого с Траском, ничего бы не случилось! – В голосе Кейт прозвучали гневные нотки. – Он страшно рассердился, что я посмела предать случившееся огласке, что довела дело до судебного разбирательства. Он говорил, что по моей милости его доброе имя теперь треплют в суде! – В глазах Кейт показались слезы. Несколько секунд она молчала, пытаясь успокоиться, а потом продолжила: – А уж когда Траск добрался до Керри, отец вообще меня возненавидел! Разумеется, во всем, что случилось с Керри, он обвинил меня!
– А ваша мать?
– Ну… она, конечно, переживала за меня, однако тоже приняла сторону отца. Мать осуждала меня, считая, что я должна была все сохранить в тайне и ни в коем случае не обращаться в суд.
– А Керри…
– В ту ночь, когда Траск избил Керри и надругался над ней, я первая приехала к ней в больницу, а потом Трэвис привез туда мать и отца. Когда мать вышла из палаты Керри, она заявила, что никогда мне этого не простит. «Посмотри, в каком она состоянии! – гневно бросила она. – Вот что ты натворила своим упрямством и глупостью! Я не прощу тебе этого!»
Такер сидел на кровати, опустив голову, молча слушал Кейт и рассматривал рисунок на стеганом одеяле, подаренном Нелли.
– В общем, в глазах родителей – я безнравственная женщина, упрямая и своевольная… – глухо продолжала Кейт. – У меня нет совести! Я могу ляпнуть любую глупость, любую бестактность. Вот, например, высказав предположение относительно вашего одеяла, я смутила вас, ведь так?
Такер усмехнулся.
– Да ладно вам, – небрежно произнес он. Затем поднялся с кровати, подошел к окну и, выглянув из него, воскликнул: – Дождь закончился! Вы поедете домой или останетесь помогать мне?
Кейт кивнула. Конечно, она еще побудет здесь и поможет Такеру. Что ей делать дома в выходной день?
На лице Кейт появилась легкая улыбка. Она взглянула на Такера, ждавшего ее ответа, и бодро произнесла:
– Дома мне нечего делать. Конечно, я останусь и помогу вам!




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Жертва клеветы - Папано Мэрилин

Разделы:
Пролог12345678910111213141516

Ваши комментарии
к роману Жертва клеветы - Папано Мэрилин



Отличный роман с детективной линией!!!
Жертва клеветы - Папано МэрилинMirta29
7.04.2013, 13.01





мне в этом романе чего то не хватила, а именно он мне показался слишком затянут и не хватает остроты и полноты сюжета, так то задумка не плохая! Нету особого впечатления от прочитанного!
Жертва клеветы - Папано МэрилинНаталья
3.05.2014, 6.57





Сильно не захватил, но в принципе понравился. Да, трудно бороться с сильными Мира сего, но , если хочешь добиться справедливости, это делать надо! Как бы трудно ни было! Я уважаю ГГ за её мужество, в жизни знаю её прототип.
Жертва клеветы - Папано МэрилинЛенванна
19.05.2016, 16.14





Сильно не захватил, но в принципе понравился. Да, трудно бороться с сильными Мира сего, но , если хочешь добиться справедливости, это делать надо! Как бы трудно ни было! Я уважаю ГГ за её мужество, в жизни знаю её прототип.
Жертва клеветы - Папано МэрилинЛенванна
19.05.2016, 16.14








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100