Читать онлайн Жертва клеветы, автора - Папано Мэрилин, Раздел - 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Жертва клеветы - Папано Мэрилин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.3 (Голосов: 20)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Жертва клеветы - Папано Мэрилин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Жертва клеветы - Папано Мэрилин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Папано Мэрилин

Жертва клеветы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

3

Субботним вечером Колин Роббинс сидела в своем кабинете в Литл-Рок и просматривала подшивки старых газет. Она любила проводить субботние вечера за работой, но не потому, что ей некуда было пойти в выходной день или не с кем его провести. На эту субботу предложений было несколько: поход в кинотеатр с соседом, приглашение на вечеринку в дом к одному из адвокатов, работающему в одной фирме с Колин, и даже свидание с хорошим знакомым. Но Колин осталась верна своим принципам: проводить субботние вечера за работой.
Она листала подшивки газет за последние три месяца, просматривала заголовки и складывала наиболее интересные номера в отдельную стопку. Потом она вырежет нужные материалы и поместит их в соответствующие папки. Большинство людей читали свежие газеты и тотчас же их выбрасывали. Вчерашние статьи уже казались устаревшими, а информация, помещенная в них, – бесполезной. Но это – для большинства людей, а Колин не входила в их число. Она ничего и никогда не забывала. Этого требовала ее работа, да и сама жизнь.
Колин развернула еще одну газету – «Фолл-Ривер джорнэл» и покачала головой. Как быстро все забывается! Еще несколько месяцев назад первые полосы газет пестрели кричащими броскими заголовками статей, которые красноречиво описывали подробности избиения и изнасилования нескольких жертв. Возмущению и гневу общественности не было предела, каждый уважающий себя репортер считал своим долгом высказаться по столь важному вопросу. Описывались подробности процесса, печатались свидетельские показания, мнения адвокатов и прокуроров… Потом, спустя всего лишь несколько месяцев, все изменилось до неузнаваемости. И куда только делось красноречие журналистов, куда исчез пафос их разоблачительных и поучительных статей? Сейчас осталось всего несколько скупых строчек в газете…
Казалось, ничего особенного вообще не произошло. Состоялось несколько судебных слушаний по иску Кейт Эдвардс. Поступил встречный иск от Джасона Траска, преследующий цель обвинить Кейт в клевете и даче ложных показаний. Суд Фолл-Ривер отстоял молодого человека из порядочной, уважаемой в городе семьи и защитил его от притязаний наглой лгуньи. И жизнь пошла своим чередом.
Колин нахмурилась. Она очень сомневалась, что после суда жизнь Кейт Эдвардс вошла в прежнее русло. Теперь Кейт предстоит начинать все заново: работать как ни в чем не бывало, делать вид, что не замечаешь презрительных и насмешливых взглядов горожан, общаться со своей семьей, встречаться с друзьями, если таковые еще остались. Колин была убеждена: моральная травма, которую Траск нанес Кейт, останется надолго в ее душе и памяти, если не навсегда, не говоря о физической…
Колин отложила в сторону «Фолл-Ривер джорнэл» и взяла в руки «Файет обсервер»– небольшой еженедельник, выходящий на шести страницах. Колин знала, что эта газета никогда не отличалась публикациями интересных материалов, но уже в течение двадцати лет все равно подписывалась на нее.
На первой странице жирным шрифтом был напечатан броский заголовок: «Убийца выпущен из тюрьмы досрочно». Далее шел скупой текст, занявший всего несколько строчек:
«Такер Колдуэлл, уроженец Файет, приговоренный к двадцати пяти годам тюремного заключения, был досрочно освобожден из Арканзасской тюрьмы, отбыв шестнадцатилетний срок.
Колдуэлл был осужден за убийство своего сверстника Джеффри Хендерсона. Родители погибшего юноши отказались комментировать известие о досрочном освобождении Такера Колдуэлла – убийцы их сына».
Колин взглянула на дату: шестнадцатое июля. Затем взяла ножницы, аккуратно вырезала из газеты эту заметку и положила ее в папку, где хранилось множество других вырезок.
Итак, Такер Колдуэлл вышел на свободу. Колин даже не ожидала от самой себя, что это известие вызовет в ней столько чувств. Она радовалась тому, что Колдуэлл наконец покинул тюрьму, и огорчалась, что он отбыл столь длительный срок. Вот если бы она, Колин Роббинс, была его адвокатом! Конечно, она не смогла бы выстроить его защиту таким образом, чтобы судьи вынесли ему оправдательный приговор, но по крайней мере ей удалось бы значительно смягчить наказание.
Но, к сожалению, в то время, когда все это случилось, Колин было всего двадцать два года и она училась в юридическом институте на первом курсе.
В те годы Колин свято верила в то, что каждый член суда присяжных – неподкупен, прокуроры – справедливы, а адвокаты выстраивают линию защиты обвиняемого исходя исключительно из их интересов. Она мечтала защищать людей и была убеждена, что будет делать это блестяще. Но только на основе закона.
Прошло несколько лет, Колин стала адвокатом и очень скоро поняла, какими глупыми иллюзиями тешила себя в юности. Реальная жизнь быстро расставила все по своим местам, преподнеся Колин несколько жестоких наглядных уроков. Вера в торжество справедливости и надежда на то, что в мире главенствуют закон и порядок, рассеялись как дым.
Колин закрыла газету, положила ее на стопку других и взяла картонную папку, в которой хранились старые газеты. Просмотрев их, она скоро нашла вырезку из «Файет обсервер», где на первой странице была помещена фотография Такера Колдуэлла, сделанная сразу после его ареста. Молодой парень, темпераментный, горячий, наивный. Он тоже искренне верил в то, что существует справедливость и что судебная система не допустит ошибки. Он надеялся, что юристы тщательно разберутся в его деле, выяснят все обстоятельства и подробности и вынесут справедливый приговор. Он был уверен: адвокат защитит его.
В то время в городе был всего лишь один хороший адвокат – ее отец Гарри Бейкер. Он был известен тем, что брался за очень сложные, подчас безнадежные дела и блестяще справлялся с ними. Его подзащитным выносили сравнительно легкие приговоры, а некоторых вообще оправдывали. Он вытаскивал из тюрем людей и похуже Такера Колдуэлла, но этого парня спасти от длительного тюремного срока не сумел. И дело заключалось вовсе не в способностях и возможностях адвоката.
Колдуэлл родился и вырос в бедной неблагополучной семье. Этот факт объяснял все или почти все. Вот если бы он был ровней Хендерсону, тогда судебное разбирательство могло вестись и закончиться по-другому.
Колин Роббинс взяла из папки еще одну пожелтевшую от времени газетную вырезку и пробежала ее глазами.
В этой статье рассказывалось о том, что предшествовало трагедии, произошедшей в Файет, и почему Такер Колдуэлл убил Джеффри Хендерсона. Сведения были почерпнуты, разумеется, из официальных источников. Утверждалось, что Колдуэлл некоторое время встречался с девушкой по имени Эми Уилкинс и однажды узнал о том, что она состоит в любовной связи с Джеффри Хендерсоном. Колдуэлл в присутствии свидетелей угрожал Хендерсону, требовал прекратить их роман, но тот якобы не внял угрозам и лишь посмеялся над ним. На следующий день, поздно вечером, Такер напал на Хендерсона, между ними завязалась драка, во время которой Хендерсон был убит.
Текст статьи не соответствовал действительности. Эми Уилкинс никогда не была любовницей Хендерсона, а лишь являлась объектом его притязаний. Хендерсон, как и его двоюродный брат Джасон Траск, с детства не знал ни в чем отказа, привык, чтобы все его желания немедленно исполнялись. Эми упорно не замечала его ухаживаний и категорически не желала встречаться, чем и заслужила гнев Джеффри. Он искренне удивлялся тому обстоятельству, что кто-то может им пренебрегать и отвергать такого парня, как он. По его мнению, Эми должна была быть безмерно счастлива, что он обратил на нее внимание, и просто не имела права ему ни в чем отказывать.
Колин было известно, что Такер пытался защитить свою девушку от домогательств Хендерсона, однажды его терпение лопнуло, и он затеял драку. Это считалось нормальным способом выяснения отношений между мужчинами, но в ситуации с Такером Колдуэллом все обернулось по-иному. Он не рассчитал сил, и один его удар оказался для Хендерсона смертельным. Джеффри отлетел к стене, ударился головой и через несколько минут был мертв. Разве можно было расценить это убийство как преднамеренное? Но Такер Колдуэлл очутился в тюрьме и провел в ней лучшие годы своей жизни.
Колин достала еще одну газетную вырезку, на которой были помещены две фотографии. На одной – Джеффри Хендерсон. Молодой человек с надменным лицом и холодным взглядом, привыкший во всем быть первым, не терпящий возражений и отказов. На второй фотографии, сделанной во время суда, – Такер Колдуэлл, сидящий позади своего адвоката. Его специально сняли так, чтобы были видны наручники, сковавшие его запястья. Гарри Бейкер, адвокат Колдуэлла, протестовал против этого, пытался убедить судей, что наручники на его подзащитном – косвенное давление на присяжных и общественное мнение.
Адвокат протестовал недолго. После визита к нему Джасона Траска его пыл охладел, и защита велась не столь активно и напористо. Такер получил длительный срок наказания, а через три месяца Гарри Бейкер заплатил сполна за свое участие в этом судебном процессе. Прошло шестнадцать лет, а Колин продолжает платить по старым счетам.
Она закрыла папку с вырезками из старых газет, некоторое время задумчиво сидела, вспоминая о прошлом, а потом, вздохнув, снова взялась за газеты. Похоже, все, что можно было из них почерпнуть, она уже прочла, и их можно было выбрасывать в мусорную корзину. Колин уже встала с кресла, чтобы собрать и выбросить ненужные газеты, но в этот момент ее внимание привлекла небольшая статья в «Фолл-Ривер джорнэл». Она снова опустилась в кресло и пробежала глазами текст.
Рэнди Хокинс, получивший в середине прошлого месяца травму в результате несчастного случая, прошел курс лечения в местной больнице и был выписан домой. Когда он прибыл домой, там его уже ожидала мисс Элинор Траск. Она преподнесла ему большую корзину с продуктами и чек на значительную сумму, выделенную администрацией завода.
Колин отложила газету и презрительно усмехнулась. Какая трогательная забота! Какие отзывчивые, благородные люди, и особенно эта мисс Элинор! Если бы Колин не знала фамилию этой щедрой женщины, она еще могла бы поверить в ее бескорыстие. О ней часто писали в газетах в самых восторженных выражениях, но Колин Роббинс прекрасно понимала, что на самом деле представляет собой Элинор Траск. Такая же циничная, бессердечная, холодная, как ее муж и сын. В дни судебного разбирательства по делу Кейт Эдвардс Элинор сделала все возможное, чтобы спасти сына от тюрьмы. Она ни минуты не сомневалась в его невиновности, клеймила позором бедную Кейт, распространяла про нее грязные сплетни, убеждая весь город в том, что ее сынок попал в лапы расчетливой интриганки.
Колин снова перечитала абзац, где говорилось о Рэнди Хокинсе, и задумалась. Итак, этот человек работал на заводе, принадлежащем Траску, с ним произошел несчастный случай, в результате которого он получил травму. А не стал ли он инвалидом, этот несчастный Хокинс? И каким образом произошел этот несчастный случай? По его собственной неосторожности или же по вине администрации завода? В заметке об этом, естественно, ничего не говорилось. Колин очень сомневалась, что Хокинс нанял адвоката и подал иск в суд. У него нет денег, чтобы нанять адвоката, да и связываться с семейством Траск было небезопасно.
Решение к Колин пришло мгновенно. Этим адвокатом, который возьмется за дело Рэнди Хокинса, будет она. Подобных дел в своей адвокатской практике она выиграла немало. Она сумеет убедить Хокинса принять ее предложение, и они померяются силами с семьей Траск.
Даже если выяснится, что на самом деле случай с Рэнди Хокинсом не представляет собой ничего серьезного, поездка Колин Роббинс в Фолл-Ривер все равно не окажется напрасной. В это время года Озарские горы красивы как никогда, леса переливаются ярко-желтыми и багряными красками, а осенний воздух напоен прохладой, чистотой и свежестью.
Однако интуиция подсказывала Колин, что просто полюбоваться увядающей осенней природой, погулять по лесу и насладиться несколькими днями свободы вряд ли получится. Предстоящая поездка в Фолл-Ривер обещала быть непростой и очень насыщенной.
* * *
Вода в ванне была почти ледяной, и Такер, вымывшись, принялся яростно растирать себя полотенцем, поеживаясь от холода. Конечно, он мог бы нагреть воду, но поленился это сделать. За шестнадцать лет, проведенных в тюрьме, Такер привык мириться с бытовыми неудобствами.
Иногда Такер мечтал о том, что когда-нибудь он все-таки выстроит новый дом, и в нем будет не только отопление и горячая вода, но и электричество. Комнаты будут просторными, чистыми, уютными. Всегда будет вкусная еда, горячий чай, теплый хлеб. Вместе с Такером в доме будет жить женщина. Какая? Свою избранницу Такер пока представлял себе смутно. Единственно, что он знал наверняка: она будет спокойной, рассудительной, неторопливой. В движениях, в мыслях и в постели.
Та юная девушка из французского квартала, с которой Такер сошелся во время короткой поездки в Новый Орлеан, была стремительна, напориста, горяча. Эми мало что понимала в любовной игре и сексе, но, начитавшись книг и насмотревшись фильмов, делала все, чтобы доставить удовольствие Такеру, ничего не требуя взамен. Она, видимо, в силу своей неопытности была уверена в том, что секс и существует лишь затем, чтобы мужчины могли получать удовольствие.
Нелли из Литл-Рок… С ней Такеру было легко и просто, в постели она была хороша и изобретательна, но ненасытна. Она могла заниматься любовью весь день, если, конечно, для этого было время.
Внезапно Такер вспомнил о Кейт Эдвардс. Ее движения были размеренными, она почти не делала резких жестов, стараясь выглядеть бесстрастной, но Такер видел, что ей с трудом это удается. Какая ненависть, ярость и жажда отмщения сверкали в ее глазах, когда она упоминала имя Траска! Какие металлические нотки начинали звучать в ее голосе!
Как жаль, что в тот роковой момент у Кейт Эдвардс не было с собой оружия! Ведь если бы она застрелила Траска, суд принял бы во внимание смягчающие обстоятельства, учел бы ее физическое состояние: следы насилия и побоев, переломы, синяки и кровоподтеки…
«Какая глупость тебе пришла в голову! – мысленно осадил себя Такер. – Разве в суде не видели ее синяки и кровоподтеки? Почему же в таком случае Траск до сих пор разгуливает на свободе вместо того, чтобы сидеть в тюрьме? Да только потому, что он – Джасон Траск! Он не только не раскаялся в содеянном, но и совершил еще одно преступление: сделал с младшей сестрой Кейт то же, что и с ней самой!»
Такер в сердцах швырнул полотенце на кровать. Лучше бы он никогда не встречал эту Кейт Эдвардс! Своих забот ему, что ли, не хватает? Черт бы побрал этого старого Бена Джеймса, приславшего к нему Кейт!
Такер надел чистые джинсы, рубашку, снял с вешалки пиджак и вышел из дома. Сел в свой грузовичок, включил фары, потому что уже стемнело, и завел мотор.
Такер проехал мимо закрытого уже в это позднее время магазина, миновал рекламный щит, призывающий покупать местные табачные изделия, и сбавил скорость. Дом Бена Джеймса – третий по счету от дороги. Интересно будет посмотреть на реакцию старика, когда он увидит, какой неожиданный гость заявился к нему в столь поздний час!
Он увидел нужный ему дом, свет передних фар выхватил невысокую ограду перед домом, крыльцо, а около него – нескольких небольших клумб с уже увядшими цветами. Дом был старый, но в отличие от соседних – в хорошем состоянии, чистый, отремонтированный.
Такер вышел из машины и направился по дорожке, ведущей к дому. Он так и не решил для себя: правильно ли он сделал, приехав к старому Бену обсудить кое-какие вопросы, или нужно было еще несколько дней назад послать его к черту вместе с Кейт Эдвардс.
Такер остановился перед дверью и постучал. Прислушался: в доме было тихо, и оттуда не доносилось ни звука. Куда же мог деться старик? Такер снова постучал и услышал приближающиеся к входной двери старческие шаркающие шаги. Послышался скрежет отпираемых замков, дверь скрипнула, открылась, и на пороге появился старый Бен.
– А, Такер! – приветливо произнес он. – Заходи! Рад тебя видеть!
Колдуэллу показалось, что Бен совершенно не удивился, увидев его в столь поздний час. Он словно ждал его визита.
Бен провел Такера в гостиную и предложил:
– Садись, чувствуй себя как дома.
Такер сел в кресло, а Бен, опираясь на трость, прислонился к стене и, улыбнувшись, спросил:
– Какое дело привело тебя ко мне в субботу вечером?
– А ты не догадываешься?
Старик тоже сел в кресло, немного помолчал, а потом произнес:
– Ты виделся с Кейт?
Такер кивнул.
– Зачем ты прислал ее ко мне?
– Потому что я уверен: только ты сможешь ей помочь, – ответил старик.
– Помочь? Но как?
– Она сказала тебе, что ей нужно?
– Сказала! Она хочет, чтобы я убил человека!
Бен Джеймс покачал головой.
– Кейт необходимо, чтобы в ее душе наступили мир и покой, – тихо произнес он.
– И она надеется, что убийство принесет ей успокоение? – саркастически рассмеялся Такер. – Впервые слышу о столь оригинальном способе самоуспокоения!
– Жизнь – сложная штука, – глубокомысленно изрек Бен. – Представь, если бы кто-нибудь обидел тебя так же сильно, как Джасон Траск обидел Кейт! Как бы ты поступил, Такер?
Колдуэлл не ответил, и Бен Джеймс продолжил:
– Ты обрел бы в душе покой лишь тогда, когда твой обидчик был бы мертв.
– Тебе известно, что именно произошло между Кейт и Джасоном Траском? – спросил Такер и внимательно посмотрел на старика.
Бен Джеймс невесело усмехнулся:
– Об этом знает вся округа! Всем известны каждая деталь, каждая подробность! Разве после этого такой человек должен жить на земле? Он должен гореть в аду!
– И ты хочешь, чтобы я помог Траску очутиться там? – усмехнулся Такер.
Старик опустил голову и прикрыл глаза. Такеру показалось, что он уже устал от общения с ним.
– Я хочу, чтобы ты ей помог, Такер, – тихо произнес Бен Джеймс. – А вот как, это ты сам должен для себя решить.
– Ну, знаешь… – хмыкнул Колдуэлл. – Почему я должен вникать в ее проблемы? С какой стати? А если я возьму ее деньги и ничего не сделаю?
Бен Джеймс поднял голову и долго смотрел на гостя. Наконец он тихо произнес:
– Ты же не вор, Такер. И никогда им не был, насколько мне известно. Если ты откажешься помочь Кейт… Что ж, это твое право, Такер. Но в таком случае сразу прямо скажи ей об этом и не морочь голову. Пойми, она ведь рассчитывает на тебя!
В глубине души Такер сознавал, что старик прав. Но слова старика и его уверенность в том, что Такер должен непременно помочь этой женщине в столь сомнительном деле, его раздражали.
– На меня никто не может и не должен рассчитывать! – возразил он. – И ты в том числе, Бен!
Неожиданно старик улыбнулся.
– И тем не менее мы на тебя рассчитываем, Такер! – воскликнул он. – И я, и Кейт. Ты же будешь себя неловко чувствовать, если обманешь наши ожидания, не так ли?
– Мне нельзя доверять, потому что я – бывший заключенный, – медленно, по слогам проговорил Такер.
– Джасон Траск родился и вырос в богатой семье, – продолжал Бен Джеймс, словно не обратил внимания на реплику Такера. – У него есть обожающая его мать, отец, который все дал ему в жизни: деньги, общественное положение, власть. И что же? Он возомнил себя человеком, которому все позволено. И никто, никто, даже суд, не может его остановить, заставить расплачиваться за свои преступления! Траск упивается собственной безнаказанностью и продолжает творить свои гнусные делишки! – Бен устало вздохнул. – Попроси Кейт рассказать тебе о тех угрозах, которые ей постоянно приходится выслушивать по телефону!
– Об угрозах? – Колдуэлл удивленно взглянул на старика.
Тот кивнул. Вот, значит, почему Кейт держит при себе пистолет! Ей угрожают по телефону, и в любой момент она ожидает нападения! Боится, что этот мерзавец Траск снова набросится на нее?
Такер нахмурился, некоторое время молча сидел в кресле, а потом поднялся и сказал старику:
– Ладно, Бен, я, пожалуй, пойду.
Ему больше не хотелось узнавать подробности истории Кейт Эдвардс. Дело было слишком серьезным, чтобы впутываться в него, даже за приличные деньги. Нет уж, пусть эта Кейт сама решает свои проблемы. А старик, если горит желанием помочь ей, пусть подыщет кого-нибудь еще!
– Куда ты собрался? – спросил Бен.
– Поеду домой!
Старик тоже поднялся с кресла, опираясь на трость, и побрел к двери провожать гостя.
Такер открыл входную дверь и оглянулся. Бен стоял за его спиной, опираясь на трость, и в его глазах блестели лукавые огоньки.
– Заезжай ко мне, Такер, когда будет время! – сказал он. – Буду рад тебя видеть.
Такер усмехнулся, молча кивнул и уже переступил порог, как вдруг старик произнес:
– Она живет на Элм-стрит. Это между Вашингтон-стрит и Джефферсон-стрит. Ее дом выкрашен желтой краской. В общем, найдешь, это не сложно.
Такер ничего не ответил.
– Знаешь, Бен, в следующий раз, когда ты захочешь оказать кому-либо услугу, не вспоминай обо мне! – холодно произнес Такер. – Забудь, словно меня вообще нет на свете!
Он закрыл за собой дверь и вдруг услышал, как Бен Джеймс громко рассмеялся. Такер чертыхнулся и быстро спустился по ступеням. Будь он неладен, этот проклятый старик!
Сев в машину, Такер завел мотор и вырулил на дорогу. Доехав до перекрестка, он неожиданно для самого себя выключил мотор. Если свернуть налево, на дорогу, ведущую к холмам, то очень скоро он окажется дома. Если он выберет правый поворот, то попадет на Мэйн-стрит, туда, где в это время суток оживленное движение, люди гуляют по улицам, заходят в кафе и бары, направляются в кинотеатры или идут в гости к друзьям. За Мэйн-стрит находится улица, на которой стоит дом Кейт.
Такер тяжело вздохнул, снова включил мотор и крутанул руль влево. Проехав совсем немного, он неожиданно для самого себя так резко вывернул руль вправо, что покрышки машины взвизгнули. Такер направлялся к Мэйн-стрит и ничего не мог с собой поделать. Видимо, рассудительность и осторожность никогда не были сильными чертами его характера. Если бы Такер жил разумом, а не сердцем, если бы тщательно обдумывал каждый свой шаг, с ним бы никогда не случилось ничего плохого. Он никогда бы не убил человека, не попал бы в тюрьму, где провел лучшую часть своей жизни… Не поддался бы на уговоры старика Бена, не стал бы выслушивать историю Кейт Эдвардс, не пришел бы к убеждению, что Джасон Траск действительно заслуживает смерти и должен найтись человек, который пресечет его отвратительные поступки…
Но он был таким, и изменить в самом себе что-либо уже было невозможно. Такер поехал на Элм-стрит, где жила Кейт Эдвардс.
* * *
Трэвис Макмастер – начальник полиции Фолл-Ривер – привык работать в субботние вечера, и такое положение вещей не раздражало его и не огорчало. В молодости его дежурства частенько выпадали на субботние вечера, и он считал, что это нормально. Позднее, когда Трэвис женился на Черри, занятые работой субботы отрицательно сказались на отношениях молодых супругов. Черри справедливо полагала, что суббота для того и существует, чтобы ходить с мужем в гости, в кино, в ресторан или в клуб, а не прозябать в тоскливом одиночестве дома. Первое время Трэвис пытался освобождать субботы, но его то и дело вызывали в управление, так что субботние вечера все равно оказывались испорченными. Черри протестовала, обижалась, сердилась и за четыре года совместной жизни так и не смирилась с тем, что быть женой полицейского – непростая роль. Очень скоро она начала находить утешение в компании других мужчин, и наконец они развелись, решив, что для обоих так будет лучше. Трэвис снова стал пропадать по выходным дням на работе и постепенно привык к такому распорядку жизни.
Шесть месяцев назад, в одну из суббот, Трэвис тоже находился на работе, когда ему позвонила Кейт Эдвардс. Она была в шоке, едва могла говорить, потому что Джасон Траск ко всему прочему еще и сломал ей челюсть. Четыре недели назад, тоже в субботу, Кейт снова позвонила Макмастеру в полицейское управление. Она опять находилась в шоковом состоянии, но на сей раз из-за младшей сестры. Кейт сообщила, что ей домой позвонил Траск и заявил, что похитил ее сестру. Что было дальше… об этом Трэвису вспоминать не хотелось потому, что всегда при мысли о Траске у него сжимались кулаки и он до боли стискивал зубы.
Трэвис поднялся из-за стола, надел пиджак и вышел из кабинета. Проходя мимо дежурного, Трэвис сказал:
– Я пошел домой, Уолли. Если что-нибудь случится, обязательно позвони мне.
Дежурный молча кивнул. Ни для кого из сотрудников полицейского управления не было тайной, что их начальник, прежде чем отправиться домой, обязательно или заглянет к Кейт Эдвардс или проверит, все ли в порядке около ее дома. Трэвис считал своим долгом поступать таким образом и ни разу не изменил заведенному правилу на протяжении последних шести месяцев.
Он вышел из здания полиции, направился к своей машине, как вдруг на противоположной стороне улицы у помещения банка увидел две темные фигуры: мужчину и женщину. Трэвис резко остановился и стал вглядываться в темноту. Наконец мужчина и женщина медленно прошли под зажженным уличным фонарем, и Трэвис увидел, что это Джасон Траск и молодая девушка. Траск обольстительно улыбался своей спутнице и что-то говорил ей. Почувствовав, что на него смотрят, он повернул голову и, заметив Макмастера, презрительно усмехнулся. Затем снова обратил свое внимание на юную спутницу. Какое ему дело до этого Макмастера? Кто он такой! Подумаешь, всего лишь начальник полиции города! Так, мелочь…
Трэвис непроизвольно сжал кулаки. Итак, Джасон Траск выбрал очередную жертву – юную девушку, которая, разумеется, наслышана о его вздорном, взрывном характере и необузданном темпераменте, но считает, что все это – досужие вымыслы. Разве такой приятный, обходительный, галантный молодой мужчина может оказаться насильником? Разве он может избить до полусмерти женщину? Эти грязные сплетни про Джасона распускают такие лгуньи и клеветницы, как, например, Кейт Эдвардс, желая отомстить Джасону за то, что он их бросил!
Сейчас эта юная девушка гордится вниманием такого мужчины, как Джасон Траск, она не поверит ни одному плохому слову о нем, пока не убедится в этом на собственном опыте. Вот когда она станет очередной жертвой Траска, тогда она и вспомнит, что говорили дурного об этом человеке.
Трэвис сел в машину, завел мотор, проехал по Линкольн-стрит, а затем свернул на Элм-стрит. Подъезжая к дому, где жила Кейт Эдвардс, он сбавил скорость и стал внимательно смотреть по сторонам. На улице было тихо и безлюдно. Все, как обычно, ничего подозрительного, все спокойно.
Внезапно взгляд Макмастера выхватил из темноты стоящий неподалеку от дома Кейт зеленый грузовичок. Эту машину Трэвис редко видел в городе, но знал, кому она принадлежит. Такеру Колдуэллу, убийце, недавно досрочно вышедшему из тюрьмы. А вот и он сам… Стоит, прислонившись спиной к могучему стволу раскидистого дуба. Застыл неподвижно, напряженно вглядываясь в ярко освещенное окно дома, в котором живет Кейт. Какого черта этот Колдуэлл здесь ошивается?
Трэвис резко затормозил, остановил машину и выпрыгнул наружу. Колдуэлл все так же неподвижно стоял, прислонившись к дереву, и глядел в окно Кейт. Трэвис подошел к нему и, крепко схватив его за плечо, приказал:
– А ну-ка подними руки вверх, парень!
Колдуэлл молча повиновался. Его лицо было напряжено, губы плотно сжаты. За шестнадцать лет, проведенных в тюрьме, он привык молча и быстро повиноваться приказам полицейских и тюремных надсмотрщиков. Пытаться возражать или сопротивляться – делать себе же во вред.
– Так… Два шага назад! – командовал Макмастер. – Иди к моей машине!
Колдуэлл безропотно выполнил все, что приказал Трэвис.
– Руки на капот!
Трэвис с ловкостью профессионала обыскал Такера, обшарил его карманы и вынул оттуда связку ключей и банкноту в десять долларов. Положил банкноту на капот машины, придавив ключами, чтобы ее не унес ветер.
– Что ты здесь делаешь? – строго спросил он.
Такер поморщился, но продолжал хранить молчание. Он знал, что самое лучшее и безопасное – не вступать в дискуссию с полицейским. Трэвис заметил, как мышцы Такера напряглись, и уже хотел достать из кармана наручники, как в этот момент Колдуэлл тихо ответил:
– Я приехал повидаться с Кейт.
– Что? С Кейт? – грозно переспросил Макмастер. – Ты знаком с ней?
Этот недоумок знаком с Кейт? Не может быть! Трэвису было отлично известно, что за последние шесть месяцев она не встречалась ни с одним мужчиной и даже не разговаривала. Исключение составлял сам Макмастер. Поверить в то, что она заведет знакомство с этим уголовником, он не мог.
– Да, мы знакомы с Кейт! – упрямо повторил Колдуэлл.
– Не смей врать полицейскому! – рявкнул Макмастер.
– Я не вру!
– Когда, где и при каких обстоятельствах вы познакомились? Быстро отвечай!
Колдуэлл молчал.
– Так… не желаешь отвечать… Что ж, прекрасно! Сейчас я сам выясню это у Кейт! Берегись, если она откажется от знакомства с тобой!
Трэвис наклонился к распахнутой дверце машины и вызвал по полицейскому радио дежурного Уолли.
– Уолли! Позвони Кейт Эдвардс и скажи, что я нахожусь около ее дома. Попроси ее выйти на минуту!
Через минуту послышался лязг открываемых замков, дверь приоткрылась, и на пороге появилась Кейт. Трэвис внимательно следил за реакцией Колдуэлла. Он продолжал стоять, положив руки на капот машины.
– Кейт, будь добра, подойди сюда! – попросил Трэвис. – Я хочу кое о чем тебя спросить!
На лице молодой женщины появилось удивленное выражение. Она прошла по дорожке, ведущей от дома на улицу, поравнялась с Макмастером и спросила:
– Что случилось?
– Да вот, задержал тут этого парня. Стоял и пялился на твое окно! – бросил Макмастер.
Кейт покачала головой и, к его удивлению, с иронией произнесла:
– Теперь я понимаю, почему ко мне никто не ходит в гости, Макмастер! Ты задерживаешь и обыскиваешь каждого, кто осмелится приблизиться к моему дому!
– Этот парень утверждает, что вы знакомы! Это правда?
Кейт бросила быстрый взгляд на Колдуэлла.
– Да, это правда. Мы знакомы! – сказала она.
– Все равно… он не должен болтаться здесь и заглядывать в чужие окна! – раздраженно воскликнул Трэвис.
Ему хотелось задать множество вопросов Кейт, но в присутствии бывшего заключенного он, естественно, не стал ни о чем ее спрашивать. Больше всего Трэвиса интересовало: когда и при каких обстоятельствах Кейт познакомилась с этим парнем, если она никуда не ходит, кроме работы, а по вечерам, заперев дверь на множество замков, сидит в одиночестве дома?
– Кейт, тебе известно, что этот парень – бывший заключенный? – холодно произнес Трэвис. – Или ты еще не в курсе?
Она пожала плечами:
– Да, мне об этом хорошо известно, Трэвис! А также известно, что свой срок он уже отсидел!
Она поежилась от вечерней прохлады, и Трэвис заметил, что она слишком легко одета.
– Ладно, Кейт, иди домой, а то замерзнешь! – примирительным тоном произнес он.
– Хорошо, Трэвис! – отозвалась Кейт.
Она отошла от машины Макмастера на несколько шагов, а потом вдруг, резко обернувшись, спросила:
– Ты что, собираешься его арестовать?
Макмастер нахмурился.
– Нет… – нехотя ответил он. – Пусть катится на все четыре стороны!
– Вот это правильно, Трэвис! – сказала Кейт. – Ладно, я пойду домой, а то действительно становится прохладно!
Кейт направилась по дорожке к входной двери, а Такер, искоса глянув на начальника полиции, осторожно взял с капота машины свои ключи и деньги.
Макмастер бросил на Такера презрительный взгляд:
– Ладно, проваливай отсюда!
И, не дожидаясь, когда Колдуэлл уедет, сел в машину, и она в ревом рванула с места. Доехав до конца улицы, Трэвис посмотрел в зеркальце заднего обзора: Такер Колдуэлл упрямо стоял на том самом месте, где он его оставил, не собираясь садиться в свой зеленый грузовик и исчезнуть. Трэвис перевел взгляд на часы, вмонтированные в приборную панель машины: половина девятого. Возвращаться домой было рано, да и не хотелось. Ладно, у начальника полиции всегда найдутся дела в субботний вечер. Объехать улицы города и лично убедиться в том, что все спокойно и безопасно, – его прямая обязанность.
* * *
Кейт остановилась перед входной дверью и обернулась. Такер Колдуэлл, молча следовавший за ней, тоже остановился. Улица была пустынна, и никого, кроме них, поблизости не было. В соседних домах горел свет, но в вечернее время суток Кейт всегда чувствовала себя незащищенной и никогда не выходила из дома.
– На улице довольно прохладно, – произнесла Кейт, обращаясь к Такеру. – Я пошла в дом. Если хотите, можете зайти.
Она отвернулась, прошла в холл и услышала позади себя неуверенные шаги. Такер вошел в дом и закрыл за собой дверь. Кейт молча направилась в гостиную, не понимая, зачем она себя так ведет. За последние шесть месяцев в ее доме не было ни одного мужчины, не считая Трэвиса Макмастера. Она сторонилась мужчин, сама мысль о том, что кто-либо из них может переступить порог ее дома, вызывала в ней приступ страха. А сегодня, сейчас она стоит в гостиной, и в двух шагах от нее находится не просто молодой мужчина, а бывший уголовник, осужденный за убийство.
– Откуда вы узнали, где я живу? – спросила она Такера.
– Мне сообщил ваш адрес старик Бен Джеймс, – глухо отозвался Колдуэлл.
Кейт удивленно вскинула брови:
– Странно. А он откуда знает, где я живу?
Такер неожиданно усмехнулся.
– Старик Бен много чего знает! – с иронией заметил он.
Кейт хотелось выяснить у Такера причину его неожиданного визита, но, поразмыслив, она решила, что ее прямой вопрос прозвучит невежливо.
– А вы сами давно знакомы с Беном Джеймсом? – вдруг спросил Такер.
– А почему вас это интересует?
– Почему? – задумчиво повторил Такер. – Хочется знать, почему вы обратились за помощью именно к Бену. Потому что он – чернокожий? А чернокожие, как правило, всегда теснее связаны с темной стороной жизни, и им легко найти среди своих знакомых наемного убийцу? – В его голосе прозвучали насмешливые нотки.
– Вовсе нет! – возразила Кейт. – Я обратилась к мистеру Джеймсу потому, что мой дедушка всегда прекрасно о нем отзывался. Он говорил, что мистеру Джеймсу можно доверять! Ну и потому… что он знаком с вами. – Кейт сделала приглашающий жест рукой. – Садитесь, мистер Колдуэлл!
Такер кивнул, но садиться не стал: то ли давал тем самым понять, что его визит очень короткий и скоро он уйдет, то ли Такеру было неловко сидеть в то время, как сама хозяйка продолжала стоять.
– Скажите, Кейт, после… всего случившегося вы видели Траска? – вдруг спросил он. – Разговаривали с ним?
– Я встречалась с ним несколько раз на улице, – ответила Кейт. – Фолл-Ривер – маленький город, и избежать нежелательной встречи довольно трудно. Но я не разговаривала с Траском после суда, – продолжила она. – Он позвонил один-единственный раз…
– Зачем?
– Сообщил о том, как он надругался над моей младшей сестрой! – гневно бросила Кейт.
– Он никогда не угрожал вам?
Кейт отошла к окну и присела на подоконник. Раньше широкий подоконник был ее излюбленным местом, но за последние полгода она ни разу не рискнула там сесть. Кейт боялась, что через плотные шторы, висевшие на окне, ее силуэт будет виден с улицы. Сегодня она впервые вернулась к прежней привычке.
Такер все-таки присел на диван, стоящий напротив окна.
– Нет, после окончания судебного процесса сам Траск никогда не угрожал мне, – ответила Кейт.
– Но кто-то все-таки угрожал вам?
– Да, его друзья. Кстати, они продолжают это делать и по сей день.
– Почему же ваш друг-полицейский не пресечет это хулиганство? – недоуменно спросил Такер.
– Он пытался, хотел, чтобы я записала их звонки на пленку для предъявления в суд.
– И что же?
– А ничего! Я больше не желаю связываться с существующей юридической системой, – устало объяснила Кейт. – С меня довольно и одного раза. Судья Хэмптон – старинный друг семьи Трасков, и этим все сказано! Нет, с меня достаточно! Я больше не желаю становиться посмешищем для всего города!
Такер поднялся с дивана и сделал несколько шагов по направлению к Кейт. Она мгновенно напряглась, и снова легкий холодок страха пробежал по ее спине. За последние полгода она уяснила для себя один простой вопрос: на внезапное нападение человек, как и животное, реагирует всего лишь двумя способами. Он или мгновенно мобилизует силы и начинает защищаться, или обращается в бегство.
Такер, заметив ее реакцию, остановился.
– Но друзья Траска действуют по его указке, не так ли?
– Разумеется.
– И вы полагаете, что, убив Траска, вы избавите себя от телефонных угроз и оскорблений.
Кейт молча кивнула.
– Мне кажется, вы не совсем верно представляете себе ситуацию, – вдруг произнес Такер. – Предположим, Траск убит. У вас есть твердое алиби на момент его смерти. Но его друзья и близкие все равно в его смерти будут винить вас, Кейт! Они заставят именно вас заплатить за его смерть! Они уничтожат вас, сживут со света!
Кейт вспомнила, что Бен тоже приводил ей подобный аргумент. Он говорил, что даже если будет точно установлено, что в момент убийства Траска она находилась в другом месте, то все равно его друзья свяжут его убийство именно с ней. Что за этим последует… об этом лучше не думать. Его взбешенные дружки могут запросто вломиться к ней в дом или подослать кого-нибудь. Ведь собирается же Кейт убрать Траска с помощью Колдуэлла? Почему же его друзья не прибегнут к аналогичному способу? Значит, Бен и Такер правы, утверждая, что ее план устранения Траска будет иметь для нее самой роковые последствия?
– Я не думаю, что его убийство обернется против меня, – неуверенным тоном произнесла Кейт, словно мысленно споря с самой собой. – Я знаю друзей Траска много лет. Они, конечно, отвратительные типы, но, оставшись без своего лидера, они прекратят свои безобразия. Он направляет их, он ими руководит. Без него они – ничто, пустое место. Нет! – вдруг горячо воскликнула Кейт. – Траск должен быть наказан!
Такер внимательно следил за ее реакцией и думал о том, что переубедить эту женщину, охваченную жаждой отмщения, сложно.
– Ладно, Кейт, я, пожалуй, пойду! – сказал Такер. – Уже поздно.
Он вышел в холл и открыл входную дверь. Кейт молча проводила его взглядом, прислушалась к его шагам. Дверь закрылась, и шаги Такера затихли. Несколько минут она неподвижно стояла около окна, а затем направилась к двери и уже хотела запереть многочисленные замки, как в этот момент раздался звонок. Кейт вздрогнула и судорожно сцепила руки. Как она боялась нежданных визитеров, с каким ужасом всегда думала о том, что кто-то может прийти к ней и…
Кейт заставила себя сделать несколько шагов и посмотреть в «глазок». Около двери стоял Трэвис. Она облегченно вздохнула, вытерла пот со лба и открыла вверь. Трэвис вошел и остановился в холле. Кейт была уверена, что он подъехал к ее дому раньше, чем из него вышел Такер, и дождался его ухода.
– Кейт, я зашел к тебе не для того, что читать мораль и убеждать в том, что твоя странная дружба с Такером Колдуэллом может окончиться плачевно, – сухо произнес Трэвис. – Зачем он к тебе приходил?
– Зачем? Да ни за чем. Просто увидеться со мной.
– Кейт, не обманывай меня. Что ему от тебя нужно?
– Ничего. Он приехал навестить меня, вот и все! Обычный визит… Не придавай этому никакого значения, Трэвис!
Макмастер с сомнением посмотрел ей в глаза.
– Обычный визит, говоришь? – холодно повторил он. – Хорошо, пусть это будет обычный визит! Но почему, в таком случае, ты на протяжении последних шести месяцев ни с кем не встречаешься, а с Такером Колдуэллом вдруг решила увидеться? С какой стати ты выбрала в приятели бывшего заключенного, Кейт? И кто тебя с ним познакомил?
– Нас познакомил мистер Джеймс.
– Бен Джеймс? Друг твоего деда порекомендовал тебе в приятели убийцу? – В голосе Трэвиса прозвучала ирония. – Трудно в это поверить!
Кейт сознавала, что настойчивые вопросы Трэвиса продиктованы искренней заботой о ней. Он, разумеется, понимал, что она свела знакомство с Такером от безысходности, от желания иметь рядом с собой человека, который бы верил ей, а главное, сам находился в не лучшем положении, чем она. В глазах всего города она, Кейт Эдвардс, – лгунья и интриганка, а он, Такер Колдуэлл, – бывший убийца. Но не получится ли так, что если Такер убьет Траска, то Трэвис Макмастер заподозрит в этом и Кейт? Этого допустить нельзя, значит, необходимо внушить Трэвису мысль, что у нее и Такера нет и не может быть никаких общих дел, кроме простого общения двух отвергнутых всеми людей!
– Трэвис, ты же знаешь, как ко мне относятся, – тихо сказала Кейт. – От меня отказались не только подруги и приятели, но даже моя собственная семья. А Колдуэлл…
– А общаясь с Колдуэллом, ты лишний раз доказываешь людям, что правы они, а не ты! – перебил ее Трэвис. – Они же будут думать, что ты одобряешь его преступление!
Кейт пожала плечами:
– Возможно, ты прав, Трэвис. Но поверь мне: нас с Колдуэллом ничто не связывает. У него и без меня своих проблем хватает. Но я благодарна ему за то, что он не подозревает меня во всех смертных грехах и не презирает, как остальные горожане. Вот и все!
Трэвис некоторое время молчал, а потом сказал:
– Кейт… ты преувеличиваешь. Не все в городе тебя презирают, не сгущай краски! Многие верят тебе и убеждены в твоей невиновности.
– Но объясни, почему эти люди побоялись высказать свое мнение на суде? – запальчиво возразила Кейт. – Почему предпочли промолчать и стыдливо отвести глаза? Неужели все в нашем городе так боятся связываться с Траском?
Макмастер покачал головой.
– Ладно… Смотри, Кейт, как бы твоя дружба с ним не закончилась плохо, – угрюмо пробормотал он. – Боюсь, очень скоро ты пожалеешь о своем знакомстве с Колдуэллом, но будет поздно.
Он сухо кивнул ей и ушел. Кейт заперла дверь на все замки, выключила свет и поднялась на второй этаж в спальню. Присев на кровать, она закрыла глаза и задумалась. Так называемая дружба с Такером закончится печально не для нее, как предсказывает Трэвис, а для Джасона Траска. Так о чем она может сожалеть?




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Жертва клеветы - Папано Мэрилин

Разделы:
Пролог12345678910111213141516

Ваши комментарии
к роману Жертва клеветы - Папано Мэрилин



Отличный роман с детективной линией!!!
Жертва клеветы - Папано МэрилинMirta29
7.04.2013, 13.01





мне в этом романе чего то не хватила, а именно он мне показался слишком затянут и не хватает остроты и полноты сюжета, так то задумка не плохая! Нету особого впечатления от прочитанного!
Жертва клеветы - Папано МэрилинНаталья
3.05.2014, 6.57





Сильно не захватил, но в принципе понравился. Да, трудно бороться с сильными Мира сего, но , если хочешь добиться справедливости, это делать надо! Как бы трудно ни было! Я уважаю ГГ за её мужество, в жизни знаю её прототип.
Жертва клеветы - Папано МэрилинЛенванна
19.05.2016, 16.14





Сильно не захватил, но в принципе понравился. Да, трудно бороться с сильными Мира сего, но , если хочешь добиться справедливости, это делать надо! Как бы трудно ни было! Я уважаю ГГ за её мужество, в жизни знаю её прототип.
Жертва клеветы - Папано МэрилинЛенванна
19.05.2016, 16.14








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100