Читать онлайн Жертва клеветы, автора - Папано Мэрилин, Раздел - 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Жертва клеветы - Папано Мэрилин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.3 (Голосов: 20)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Жертва клеветы - Папано Мэрилин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Жертва клеветы - Папано Мэрилин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Папано Мэрилин

Жертва клеветы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

12

«Хороший сегодня выдался денек!» – радостно думал Такер, пока они с Кейт заканчивали ужинать.
Утром было холодно и ветрено, но ближе к полудню из-за облаков выглянуло солнце, небо расчистилось и стало ярко-голубым. Кейт и Такер несколько часов дружно работали на строительстве нового дома, а потом поехали в небольшой городок, расположенный неподалеку от Фолл-Ривер. Там они забрали из магазина кухонную плиту, заказанную Такером неделю назад, а потом долго гуляли по городу, разглядывали яркие нарядные витрины магазинов и разговаривали.
Как замечательно было очутиться в незнакомом городе, где тебя никто не знает и где никого не волнует, что Такер – бывший заключенный, а Кейт – «клеветница и распутная женщина». Никто не провожал их косыми взглядами, не шептался у них за спиной, не качал укоризненно головой. Такер и Кейт были обычными нормальными людьми, такими, как все. И чувствовать себя спокойно и уверенно было необыкновенно приятно и волнующе.
Кейт собрала со стола грязную посуду, сложила ее в раковину и спросила у Такера:
– Хотите кофе?
Он покачал головой.
– Может быть, посмотрим телевизор или послушаем музыку? Поболтаем? Пойдем погулять?
Такер посмотрел на окно, плотно закрытое шторами, и подумал о том, что с наступлением осени дни становятся все короче. К середине зимы темнеть начнет около пяти часов вечера, и Кейт после работы уже не сможет выходить из дома. Она до сих пор боится темноты и не рискует появляться на улице вечером. И что же? Она так и будет всю зиму сидеть дома как узница, с плотно задернутыми шторами и вздрагивать от каждого шороха за окном? Сумеет ли она когда-нибудь побороть свой страх? Ответ был очевиден: Кейт станет прежней нормальной женщиной, только когда Джасон Траск исчезнет с лица земли!
Желая отвлечься от тягостных мыслей, Такер спросил Кейт:
– Скажите, а куда бы вам хотелось уехать?
– Мой дом – в Фолл-Ривер! – твердо заявила она.
– Ну а если просто помечтать? В каком городе вам хотелось бы жить?
Кейт задумалась, некоторое время молчала, а потом ответила:
– Ну, например, в Литл-Рок. Или в Талсе, Мемфисе, Новом Орлеане! – И неожиданно горячо воскликнула: – Да где угодно, только не здесь!
– Так в чем же дело? Что вас останавливает?
– Мы с вами много раз об этом говорили!
– Да, я помню.
Если бы только Кейт знала, как Такер мечтает забрать ее из Фолл-Ривер и поселиться вместе с ней в каком-нибудь другом городе! Вот если бы у него были деньги и полная свобода! Но, к сожалению, деньги заканчивались, а досрочно освобожденные заключенные могли свободно перемещаться лишь в границах штата. Такер давно решил покинуть Фолл-Ривер, где к нему все враждебно относились и отсутствовала перспектива найти постоянную работу, но в последнее время мысль уехать одному, оставив здесь Кейт, казалась ему невыносимой.
– Может быть, все-таки стоит подумать о том, чтобы переехать в другой город? – сказал Такер.
Она неопределенно пожала плечами, а Такер разочарованно вздохнул. Кейт почему-то вбила себе в голову, что, оставаясь в Фолл-Ривер, она тем самым доказывает Джасону Траску и остальным горожанам силу своего духа и несгибаемую волю. Но Кейт жестоко ошибается! Продолжая жить в этом городе, она только лишний раз укрепляет Траска в мысли о том, что он победил ее. Целых шесть месяцев она позволяет ему торжествовать, ликовать и упиваться собственной безнаказанностью! С какой стати? Она непременно должна покинуть Фолл-Ривер, лишив Траска повода праздновать победу и насмехаться над ней!
– Давайте оставим эту тему и пойдем лучше смотреть телевизор! – сказала Кейт и направилась в гостиную.
Такер без возражений последовал за ней. В тот момент, когда он проходил через стеклянные двери, ведущие в гостиную, зазвонил телефон. Он замер и бросил быстрый взгляд на Кейт, стоящую посередине комнаты. Ее лицо напряглось, глаза расширились от страха. Она отлично знала, что последует за несколькими звонками. Включится автоответчик, и зазвучит наглый хриплый голос одного из ее постоянных мучителей, дружков Траска.
«Почему она не отключит это проклятое устройство?» – с досадой подумал Такер.
Звонки прекратились, потом раздалось тихое шипение, шелест, и напряженную тишину гостиной нарушил грубый мужской смех.
– Кейт, дорогая… Это снова я! – раздался из автоответчика голос. – Соскучилась? Я так и подумал. Я проходил мимо твоего дома и увидел около него какой-то старый грузовик. Даже не представляю, кто ездит на такой рухляди? Кейт, с кем же ты теперь развлекаешься?
– Это Тим Картер, – тихо проговорила Кейт. – Лучший друг Джасона. С виду такой приличный благообразный мужчина. Примерный семьянин: любящий муж и заботливый отец. А по воскресеньям поет в церковном хоре. Этот идиот чаще других названивает мне.
Такер плотно стиснул зубы и сжал кулаки. Как ему хотелось врезать по физиономии этому Картеру, да так, чтобы он навсегда забыл номер телефона Кейт!
– Кейт, ты меня слышишь? – глумливо продолжал Тим Картер. – Разумеется, слышишь. В городе поговаривают, что ты спуталась с уголовником. Что ж, ничего удивительного! Убийца и дешевая шлюха – подходящая парочка. Надеюсь, он уже в курсе того, что ты любишь грубый секс? Ты домогаешься его так же, как и в свое время Джасона? Кстати, а как поживает малышка Керри? Она все еще в сумасшедшем доме, или ее уже выпустили? Если выпустили, то передай ей, что очень скоро она снова туда вернется, а вслед за ней – и ты сама, Кейт. Чем ты сейчас занимаешься со своим уголовником? Впрочем, догадываюсь. Он демонстрирует то, что освоил в тюрьме. Ну и как? Нравится? Если ты думаешь…
Неожиданно Кейт ринулась к телефонному аппарату, но Такер опередил ее и схватил трубку.
– Эй, Тим! Может быть, хочешь поговорить со мной? – крикнул он.
На том конце телефонного провода возникло замешательство, Тим Картер никак не ожидал подобного развития событий. Он умолк на полуслове и повесил трубку. Такер, презрительно хмыкнув, тоже положил трубку на рычаг и вопросительно посмотрел на стоящую рядом Кейт. От ее лица отхлынула кровь, губы дрожали.
– Кейт… Не обращайте внимания на эти идиотские выходки, – тихо промолвил Такер. – Они же трусы и подонки!
Она, ничего не ответив, подошла к столу, на котором стоял телефонный аппарат, и отключила автоответчик. Затем вынула из него маленькие кассеты и швырнула их на пол. Схватила автоответчик и принялась яростно колотить его об угол стола.
– Кейт! – бросился к ней Такер. – Кейт, перестаньте!
Он выхватил у нее из рук изрядно пострадавший автоответчик, кинул его на диван, а сам обнял Кейт и крепко прижал к себе. В этот момент Такер не думал о том, как она отреагирует на его порыв: испугается, начнет вырываться из его рук, зарыдает или убежит… Но ничего подобного не произошло: Кейт не отшатнулась, а, наоборот, сама прижалась к Такеру и опустила голову ему на плечо.
– Кейт, все хорошо, успокойтесь, – еле слышно прошептал он и погладил ее по голове. Он чувствовал, как нервная дрожь, колотившая ее, понемногу стихает. – Эти идиоты просто провоцируют вас, но дальше телефонных угроз и оскорблений они никогда не пойдут! Не обращайте на них внимания, прошу вас, не давайте им повода лишний раз позлорадствовать и почувствовать себя победителями. Не слушайте их!
– Да, они провоцируют меня, издеваются, оскорбляют… – сбивчиво забормотала Кейт. – Они ведь знают, что я ничего не могу с этим поделать. Я не в силах остановить их. До тех пор, пока Джасон жив… эти мерзавцы будут терроризировать меня.
«…до тех пор, пока Джасон жив, – громким эхом отозвались в голове Такера тихие слова Кейт, – …пока жив…»
Он закрыл глаза и снова ласково провел ладонью по ее волосам. Кейт, тесно прижавшись к нему, стояла неподвижно, не делая попытки высвободиться из его объятий.
«А может быть, она права? – мелькнула у Такера мысль. – Ведь действительно, пока Траск жив, эти подонки не оставят ее в покое».
– Кейт, успокойтесь, – ласково произнес Такер. – Больше я не позволю этим мерзавцам обижать вас. Я… я защищу вас от любого, кто попытается причинить вам зло. Кейт…
Она медленно подняла голову и посмотрела ему в лицо. Затем подняла руки и положила Такеру на плечи. Господи, как долго он мечтал об этом бессонными ночами! Представлял сладостные картины их единения. Ждал, когда сможет обнять Кейт, крепко прижать к себе, а потом поднять на руки и отнести в спальню…
Такер молча стоял, прижавшись к Кейт, и боялся даже пошевелиться.
«Только бы Кейт не поддалась своим страхам, только бы не испугалась, не замкнулась в себе…» – билась в его голове одна-единственная мысль.
Желание неумолимо росло в нем, разливаясь сладостным томлением по его телу, но Такер надеялся, что Кейт не заметит его возбуждения, не отпрянет от него, не убежит…
– Такер… – прошептала Кейт. – Мы… что мы с тобой делаем? – В ее голосе звучало удивление.
– Ты хочешь, чтобы я остановился? – хрипло пробормотал он.
– Нет. Я хочу… тебя.
Такер медленно поднял руку и погладил Кейт по голове. Страх, вызванный телефонным звонком Тима Картера, прошел. Черты ее лица смягчились, разгладились, а взгляд голубых глаз казался глубоким, бездонным, манящим. Губы приоткрылись, словно в ожидании поцелуя, а на щеках проступил легкий румянец.
Неожиданное признание Кейт прозвучало для Такера сладостной музыкой, но разум подсказывал ему, что торопить события ни в коем случае нельзя. Не обидит ли ее, не оттолкнет его поцелуй? И как Кейт воспримет то, что может последовать потом? Но Такер никогда не отличался особым красноречием, а уж в подобных ситуациях слова всегда застревали в горле…
Такер наклонился к Кейт и нежно поцеловал в губы. Она не вздрогнула, не отпрянула, наоборот, потянулась ему навстречу. Этот первый поцелуй был ласковым, лишенным страсти, мимолетным, но… многообещающим.
На секунду их губы расстались, а потом Такер снова поцеловал Кейт. Этот поцелуй был уже долгим, чувственным. Кейт обхватила Такера за плечи, тесно прижалась к нему, а он, держа ее одной рукой за талию, другой гладил затылок, шею, спину. Такер чувствовал, как напряжено ее тело, и радостно сознавал, что вызвано это не страхом или волнением, а жаждой любви.
Желание продолжить начатое было так велико, что Такер едва сдерживал себя. Казалось, внутри у него бушует огонь, от которого вспыхивает все тело. Ему безумно хотелось увидеть обнаженное тело Кейт, исследовать каждую его клеточку, насладиться близостью, проникнуть в ее нежную плоть… Такеру не терпелось узнать, какие именно ласки она предпочитает, какие уголки ее тела наиболее чувствительны и отзывчивы на прикосновения… Он мечтал доставить ей наслаждение и насладиться самому. Постараться сделать так, чтобы Кейт в его объятиях забыла обо всем на свете и отреклась от теней прошлого, преследующих ее. Чтобы они слились воедино и стали одним целым…
Такер сжал Кейт в объятиях, снова настойчиво поцеловал в губы, а потом, отстранившись, взглянул ей в лицо. Ее глаза были закрыты, губы напоминали распустившийся цветочный бутон, а щеки пылали ярким румянцем. Почувствовав на себе его взгляд, Кейт приоткрыла глаза, едва заметно улыбнулась и прошептала:
– Пойдем наверх… ко мне в спальню.
Перед глазами Такера промелькнула обстановка спальни, в которой он накануне побывал: двуспальная кровать посередине комнаты, полумрак от плотно задернутых занавесок, ванная комната… В ней в одном из ящичков хранятся противозачаточные таблетки…
На секунду Такер замешкался, ожидая, не передумает ли Кейт.
– Ты уверена… – еле слышно проговорил он.
Она снова улыбнулась, и от ее открытой зовущей улыбки у Такера перехватило дыхание. Страсть обожгла его с новой силой, и желание любовной близости сделалось почти мучительным.
– А вы с Нелли предохранялись? – вдруг спросила Кейт.
Он молча кивнул.
– Каждый раз?
Всегда обязательно предохраняться – это было единственное условие, которое с самого начала поставила перед Такером Нелли, и это его вполне устраивало.
– Эми… Нелли… и больше никого не было? – спросила Кейт.
– Никого.
Казалось, его ответ окончательно укрепил решимость Кейт. Она взяла Такера за руку, и они поднялись по лестнице, ведущей в спальню.
Дверь в спальню была приоткрыта, и туда проникал тусклый свет из холла. Такер остановился на пороге, словно не решаясь войти, но Кейт потянула его за собой.
– Ты уверена… – снова начал Такер.
– Да!
– Кейт, больше всего на свете я боюсь обидеть тебя, сделать тебе больно…
– Ты никогда не сделаешь мне больно! – возразила она. – Я верю тебе.
Такер обнял Кейт и жадно прильнул к ее губам, чувствуя, как ее тело постепенно становится податливым. Затем он подвел ее к постели и стал расстегивать пуговицы на ее блузке. Такер изо всех сил старался сдерживать охватившее его нетерпение, боясь испугать Кейт, но ему это уже плохо удавалось. Наконец он немного справился с собой, обуздал на какой-то момент свое возбуждение. Он расстегнул все пуговицы, снял с Кейт блузку и, прежде чем отложить ее в сторону, прижался к ней лицом. От мягкой тонкой ткани исходил еле уловимый аромат тела Кейт. Такер глубоко вздохнул, словно хотел впитать в себя этот запах, а потом положил ее на ковер.
Кейт стояла перед ним в джинсах и кружевном бюстгальтере, и Такер не мог налюбоваться красотой и изяществом линий ее стройного тела. Его взгляд жадно скользил по упругой груди, едва прикрытой тонкой полоской кружев, по линии шеи и плеч. Он нежно провел ладонью по ложбинке между грудями и заметил, как тело Кейт напряглось в сладостном ожидании.
– Какая ты красивая, Кейт, – восхищенно прошептал Такер. – Самая красивая…
В ее глазах вспыхнули лукавые искорки.
– Еще недавно ты называл меня безликой и бесцветной, – игриво улыбнулась она. – Потом я стала привлекательной, а теперь – и вовсе красивой! Ты изменил обо мне свое мнение, или это я стала другой?
Прежде чем ответить, Такер прижался губами к ее груди, а потом освободил ее от тонкой полоски кружев. Нет, он не изменил своего мнения о Кейт. В глубине души он знал, инстинктивно чувствовал, что она – очень красивая женщина, просто раньше он… немного боялся ее, считая опасной, способной принести неприятности, и не позволял себе смотреть на нее жадными глазами мужчины, изголодавшегося по женской ласке.
– Ты всегда была такой… – нежно прошептал Такер.
Он стал ласкать ее груди кончиками пальцев, потом коснулся их языком, наслаждаясь их упругостью и нежностью кожи. Затем его руки скользнули ниже, нащупали «молнию» на джинсах и расстегнули ее. Кейт не сопротивлялась, когда Такер, наклонившись, стягивал с нее джинсы, а лишь загадочно улыбалась, и глаза ее светились радостным ожиданием. Затем она сбросила туфли, сама сняла узенькие кружевные трусики и выжидающе взглянула на Такера.
При виде ее обнаженного тела у Такера закружилась голова, он почувствовал себя снова юным, как будто бы и не было этих долгих шестнадцати лет… Перед глазами промелькнул смутный, полузабытый образ молодой девушки из Нового Орлеана, с которой Такер впервые в жизни занимался любовью. Каким глупым и наивным он тогда был! Воображал себя опытным мужчиной, знающим, как доставить женщине удовольствие, а оказалось… Та его юная приятельница быстро сбила с него спесь и многому научила. Ведь на самом-то деле Такер ничего не умел, а его так называемый опыт был почерпнут из хвастливых рассказов друзей.
Кейт протянула к нему руки и прошептала:
– Теперь моя очередь.
Такер не возражал, и она начала расстегивать его рубашку. Потом сняла ее и провела рукой по его груди. Кейт и раньше несколько раз видела его обнаженным по пояс и тем не менее снова залюбовалась им. Как хорошо был сложен Такер! Развитая мускулистая грудь, широкие плечи, сильные руки с длинными пальцами. От него веяло надежностью, силой, уверенностью в себе. Такой человек никогда не обидит женщину, он не только не сможет поднять на нее руку, но и не позволит себе оскорбить ее даже словом.
Руки Кейт скользнули ниже, к застежке джинсов и расстегнули ее. Прикосновение нежных пальцев Кейт доставляло Такеру невыразимое наслаждение и вместе с тем обжигало волной страсти. Его тело было напряжено как струна, а сердце, казалось, колотилось где-то в горле.
– Кейт, ты сводишь меня с ума… – прерывающимся шепотом произнес он. – Кейт…
Джинсы легли сверху остальной одежды, последние покровы были сняты, и Такер, несколько смущаясь своей наготы, предстал перед ней. Его возбуждение было настолько очевидно, что Кейт, сама охваченная желанием, не могла больше ждать. Она легла на спину, а Такер, стараясь не давить на нее своей тяжестью, оказался сверху. Тело Кейт напряглось в ожидании, она прижалась к Такеру, их бедра тесно соприкоснулись, а губы слились в долгом жадном поцелуе.
– Такер… Я хочу тебя…
Он начал осыпать ее страстными поцелуями. Целовал глаза, щеки, подбородок, шею. Потом приподнялся, взглянул в лицо Кейт, раскрасневшееся, с томно закрытыми глазами, и медленно, осторожно вошел в нее.
– Кейт… – беззвучно прошептал Такер. – Кейт…
Одной рукой она крепко сжимала его плечо, а другой ласкала грудь и широкие плечи. Потом кончиками пальцев провела по губам Такера, и он легонько сжал их зубами. Кейт прерывисто вздохнула, ее тело расслабилось, и она начала двигаться в унисон с медленными движениями Такера.
Она не испытывала страха, в ней не всплывала сцена пережитого насилия. Кейт была целиком охвачена близостью с этим мужчиной – нежным, внимательным, осторожным. Может быть, слишком осторожным. Желание все нарастало в ней, накопившаяся страсть искала выхода.
Такер, словно угадав ее мысли, начал двигаться энергичнее, его тело поднималось и опускалось навстречу ей. Кейт приподняла бедра, чтобы теснее сблизиться с ним и дать Такеру возможность еще глубже проникать в ее плоть. Ей казалось, что искры страсти пронзают ее тело, и это давно забытое непередаваемое ощущение кружило Кейт голову.
– Такер… – тихо простонала она.
Его горящий взгляд скользнул по ее разгоряченному лицу, и Кейт в ожидании скорого мучительно-сладостного финала еще теснее прижалась бедрами к его движущимся бедрам. Она чувствовала, как трепещет внутри каждая клеточка, тело ее напряглось, выгнулось, и очень скоро Кейт получила вожделенное освобождение. Она, закусив губу, глухо застонала от острого наслаждения.
Такер еще крепче сжал плечи Кейт, последний раз глубоко вошел в нее, коротко вскрикнул и содрогнулся, достигнув пика страсти. Его тело все еще было напряжено, он часто и тяжело дышал. Кейт положила руку ему на грудь и почувствовала, что он понемногу успокаивается и приходит в себя. Такер накрыл ее руку широкой ладонью, а потом провел кончиками пальцев по ее груди. Его прикосновения были нежными, ласковыми, легкими. Давно забытое ощущение овладело Кейт: ей было так хорошо с этим мужчиной, хорошо, легко, спокойно. Она никого не боялась, давние мучительные страхи исчезли, и ей показалось, что отныне так будет всегда.
Кейт опустила голову на плечо Такера, легонько сжала его руку, лежащую у нее на груди, и тихо произнесла:
– Я тебе очень благодарна, Такер.
– За что? – удивленно прошептал он ей в ухо.
– Ты помог мне снова стать нормальной женщиной. Я вновь ощутила себя любимой и желанной.
Такер приподнял голову и взглянул ей в лицо.
– Но ты абсолютно нормальная женщина, Кейт! – убежденно воскликнул он. – И всегда ею была!
– Эти несколько последних месяцев…
– Ты просто оказалась в сложной ситуации, но любая другая женщина на твоем месте вела бы себя точно так же!
– Я очень тебе благодарна, Такер, – тихо повторила она. – Ты – человек, которому я могу доверять, мужчина, с кем я снова почувствовала себя женщиной. Мне хорошо с тобой, спокойно, надежно… Ты вселил в меня уверенность… У меня появилась надежда.
Кейт умолкла на полуслове. Ей хотелось сказать «надежда на жизнь, наполненную любовью и счастьем…», но она постеснялась произнести ее вслух. Только что пережитые счастливые мгновения казались еще столь хрупкими, что говорить об их продолжении Кейт не решалась.
Такер ласково улыбнулся, наклонился к ее губам, поцеловал и закрыл глаза.
Когда она через несколько минут взглянула на него, он уже спал. Кейт вглядывалась в его лицо, наблюдала, как поднимается и опускается в такт ровному дыханию его широкая грудь, и улыбалась. Она думала о том, что ее унылое, беспросветное существование закончилось и она вступает в новую жизнь. Уже вступила, оставив в прошлом ненавистного Джасона Траска и долгие месяцы мучительного, изнуряющего душу страха. Теперь она будет жить по-другому, как обычная, нормальная молодая женщина. Планировать будущее, мечтать, надеяться, ждать…
Внезапно Кейт вспомнила о Керри. Когда с самой Кейт случилось несчастье, младшая сестра не только утешала Кейт, но и горячо убеждала в том, что постепенно все забудется и ее жизнь наладится. Кейт тогда не верила Керри, точнее, не верила в саму себя, в свои душевные силы. Ей казалось, что после всего случившегося она никогда не сумеет справиться со страхом, не сможет заставить себя общаться с мужчинами и до конца жизни так и будет выглядеть забитым испуганным существом, вздрагивающим от любого шороха. Над ней будут насмехаться, презирать, дружки Траска будут изводить ее телефонными оскорблениями и угрозами.
И так продолжалось целых шесть месяцев, пока Кейт не встретила Такера. Она снова и снова вглядывалась в его лицо, освещенное лишь тусклым светом, проникающим в спальню из холла, и вспоминала их первую встречу. Когда она обратилась к Бену Джеймсу с просьбой найти ей человека, способного за деньги убить Джасона Траска, он посоветовал ей обратиться к Такеру Колдуэллу. Почему старик указал именно на него? Догадывался, что между ними вспыхнет взаимное чувство и оно поможет Кейт вернуться к прежней жизни? Разве она, охваченная жаждой мщения, могла тогда думать об этом? Предполагать, что вместо наемного убийцы встретит мужчину своей мечты? А ведь Такер – действительно именно тот мужчина, о котором втайне от самой себя все это время мечтала Кейт!


Кейт нежно дотронулась кончиками пальцев до губ Такера, и он, не просыпаясь, поцеловал их. Этот бессознательный жест тронул ее и лишний раз укрепил в мысли, что рядом с ней – любящий мужчина. Заботливый, нежный, добрый. Человек, с которым она хотела бы остаться до конца своих дней.
* * *
Такер Колдуэлл все шестнадцать лет в тюрьме обходился без телефона и за два коротких месяца, проведенных в доме брата Джимми, где телефон имелся, так и не успел к нему привыкнуть. Поэтому, когда, вырывая из приятного сна, над его ухом раздались телефонные звонки, Такер испугался, вздрогнул и никак не мог понять, что происходит и где он находится. Но тотчас же все вспомнил, дотронувшись ладонью до теплой сонной Кейт, лежащей рядом. Она спала так крепко и безмятежно, что никакие телефонные звонки не могли ее разбудить. Такер приподнялся на постели и взглянул на часы: без четверти двенадцать. Кто может звонить Кейт в такое позднее время?
Он осторожно убрал руку Кейт, покоившуюся на его плече, и потянулся к телефонному аппарату:
– Слушаю!
– Похоже, я разбудил тебя, – прозвучал в телефонной трубке низкий, немного хрипловатый мужской голос.
Такер никогда прежде не слышал этот голос, но мгновенно и безошибочно определил, кому он принадлежит. Кто может звонить в полночь, не считаясь с тем, что люди уже отдыхают? Не выразить ни малейшего удивления по поводу того, что к телефону подошла не хозяйка дома, а какой-то мужчина? Этот голос с вкрадчивыми, зловещими интонациями мог принадлежать только одному человеку: самоуверенному наглому мерзавцу, считающему вправе вмешиваться в жизнь других людей и диктовать им свои условия.
– Нет, я не спал, – хмуро отозвался Такер. – Был уверен, что твой дружок Тим доложит тебе о том, что он звонил и нарвался на меня.
– Да, он оставил мне сообщение на автоответчике, – со смешком произнес мужчина. – Меня не было дома, я ходил на свидание. – Он сделал паузу. – Моя нынешняя подружка, конечно, не такая… забавная, как Кейт, но тоже вполне ничего. Для постельных утех сгодится.
Такер бросил взгляд через плечо на Кейт: она продолжала безмятежно спать. Понизив голос, он тихо спросил:
– Что тебе надо, Траск?
– Что? Хочу с тобой поговорить.
– О чем?
– О Кейт. – Траск снова засмеялся. – Знаешь, она ведь переспала с половиной мужского населения нашего города еще задолго до того, как тебя выпустили из тюрьмы. Правда, наши с ней отношения были… особенными, надеюсь, она рассказывала тебе о них? Ее неуемная сексуальная энергия била через край, она постоянно приставала ко мне со странными предложениями… Эта тварь чуть было не втянула меня в некрасивую историю, но, к счастью, ей это не удалось. Я ее вовремя остановил. И она, и ее младшая сестра получили по заслугам. – Траск явно издевался над своим собеседником. – Знаешь, Колдуэлл, а ведь ты – мой должник. Если бы я тогда не усмирил буйный нрав Кейт, она никогда в жизни даже и не взглянула бы на тебя, уже не говоря о том, чтобы лечь с тобой в постель!
– Значит, ты признаешь, что изнасиловал ее? – злобно прошипел Такер.
В ответ Джасон Траск рассмеялся:
– Мне нечего скрывать, Колдуэлл! Эта тварь получила по заслугам! Да, я изнасиловал ее, но сделал это для того, чтобы усмирить ее ненасытную плоть. Я швырнул ее на пол, навалился сверху, а она кричала, просила, умоляла меня ее не трогать. «Отпусти меня, пожалуйста, не бей меня…» – Траск передразнил Кейт, произнося слова фальцетом. – «Я сделаю все, что ты захочешь… Умоляю…» – Затем он без всякой паузы произнес уже обычным голосом, в котором звучали презрительные, насмешливые интонации: – Я проучил эту тварь. Она получила то, что хотела. Знаешь, я ведь сломал ей челюсть! Ты бы слышал, как она кричала! – Траск злобно хмыкнул. – Каждый раз, когда я наносил ей очередной удар, она кричала и билась в моих руках. Ее крики так возбуждали меня…
Такера, молча слушавшего грязные слова Траска, охватывала ярость, и он крепко стискивал зубы.
– Ты подлый мерзавец, Траск! – наконец не выдержал он. Ему хотелось накричать на Траска, высказать ему все, что он о нем думает, но он боялся разбудить Кейт. – Ты негодяй и когда-нибудь ответишь за все!
– Что я слышу, Колдуэлл! – с издевкой сказал он. – Ты мне угрожаешь? Ты – недоумок и полное ничтожество, которого все презирают? – Он немного помолчал, а потом продолжил: – Я бы на твоем месте помалкивал, а не то…
– Ну, что ты? Что ты можешь сделать?
– О… я могу многое… Ты меня еще не знаешь, – засмеялся Траск. – Например, я могу еще раз встретиться с Кейт и снова проучить ее, но только на сей раз я не буду так любезен, как тогда, а проучу ее по-настоящему. И тогда ты увидишь, что именно я с ней сделаю, Колдуэлл!
– Слушай, Траск! – прерывающимся от ярости голосом произнес Такер. – Значит, так: если еще раз ты или твои дружки-подонки посмеют набрать ее номер или попробуют прийти сюда, обещаю: я тебя убью! Ты понял?
– Понял, понял… – презрительно бросил Траск. – Ты убийца, всем об этом известно, но стоит ли этим хвастать?
– Твой брат умер мгновенно и безболезненно, а вот ты, прежде чем уйти из жизни, помучаешься, уж это я тебе гарантирую! Ты будешь испытывать такие страдания, что пожалеешь о том, что когда-то родился!
Такер бросил трубку на рычаг, поднялся с постели и пошел в ванную комнату. Плеснув в лицо холодной водой, чтобы поскорее успокоиться, он вернулся в спальню. Осторожно, чтобы не разбудить Кейт, лег на постель и уставился в потолок.
Он непременно должен увезти Кейт их этого города! Куда угодно, в любое место на земле, но оставаться здесь ей больше нельзя! Не то чтобы он всерьез воспринял угрозу Траска расправиться с ней, но… Продолжать жить в Фолл-Ривер – невыносимо и бессмысленно. Пока здесь находится Траск, ее жизнь будет полна мучений и страха, и он, Такер, как ни старайся, ничего с этим поделать не сможет. А если ему не удастся убедить Кейт покинуть Фолл-Ривер?
Такер яростно сжимал кулаки, представляя наглую ухмыляющуюся физиономию Джасона Траска. Существует и еще один вариант развития событий, с помощью которого можно обеспечить Кейт спокойную жизнь. Этот вариант простой: Такер должен согласиться выполнить просьбу Кейт, с которой она обратилась к нему несколько недель назад. Она просила его убить Джасона Траска? Он сделает это. Теперь он к этому морально готов.
Такер закрыл глаза и постарался заснуть, но множество мыслей, теснившихся в голове, не давали ему это сделать. Он то проваливался в зыбкое забытье, то просыпался и снова открывал глаза. Редкие ночные звуки, доносившиеся с улицы, заставляли его вздрагивать. Машина, проехавшая мимо дома, ветки деревьев, качающиеся от ветра и ударяющиеся в стекла окон, торопливые шаги запоздалых прохожих, скрип неплотно закрытых ставней соседнего дома…
В семь часов утра Такер, хмурый и невыспавшийся, поднялся с постели, решив, что все равно больше не заснет. Он надел джинсы, спустился на кухню и поставил кипятить воду для кофе. Протянул руку к кухонному шкафчику, чтобы достать чашку, и… в этот момент раздались нетерпеливые звонки в дверь. От неожиданности Такер вздрогнул и замер на месте, затем постарался совладать с испугом и на цыпочках направился в холл. Он бесшумно подкрался к входной двери и посмотрел в «глазок». На крыльце стоял начальник полиции Трэвис Макмастер. Его лицо было хмурым, взгляд враждебным.
Такер поморщился и долго возился, отпирая многочисленные замки. Потом широко распахнул входную дверь и вопросительно взглянул на полицейского. Воцарилась долгая пауза, потом Макмастер вошел в холл и резко произнес:
– Мне сообщили, что ты находишься здесь, Колдуэлл.
Такер молчал, возразить ему было нечего.
Что ж, ясно, этот негодяй Траск спровоцировал его на грубость, а потом с невинным видом позвонил в полицию и пожаловался, что бывший заключенный Колдуэлл якобы угрожал ему расправой!
– Где Кейт? – спросил Трэвис.
– Она еще спит. Я не стал ее будить.
– А ты что делаешь?
– Я варю кофе. – Такер избегал требовательного, сурового взгляда начальника полиции. Он закрыл входную дверь и сделал несколько шагов по направлению к кухне. Трэвис двинулся за ним.
– Значит, варишь кофе… – повторил он. Затем сел за стол и спросил: – Вчера вечером, точнее, сегодняшней ночью, ты угрожал по телефону Джасону Траску?
Такер на секунду замялся, а потом честно ответил:
– Да.
Макмастер недобро усмехнулся и произнес:
– Слушай, Колдуэлл, ты шестнадцать лет провел в тюрьме! Неужели это тебя ничему не научило? Какого черта ты связываешься с людьми, подобными Траску, да еще и угрожаешь им?
– Я не угрожал ему, а пообещал…
– Что?
– Я пообещал этому подонку, что если он не оставит Кейт в покое, то я убью его!
– И при каких же обстоятельствах ты пригрозил ему расправой?
– Он позвонил по телефону поздно вечером, я взял трубку и поговорил с ним.
– Значит, он звонил… Он думал, что трубку возьмет Кейт, и хотел поиздеваться над ней.
– Траск начал мне рассказывать, какая… Кейт, как он насиловал ее, избивал, как сломал челюсть, а она умоляла отпустить ее! – горячо заговорил Такер. – Он передразнивал, смеялся, повторяя ее мольбы! И кстати, пообещал, что снова надругается над ней, но только на сей раз она не выживет! Этот мерзавец, подлец… – Такер задыхался от душившего его гнева. – Вот я и пообещал убить его, если он еще раз позвонит ей домой!
– Понятно… – покачал головой Трэвис. – Я прекрасно понимаю твои чувства. Я и сам бы с радостью свернул Траску шею. А где находилась во время разговора Кейт?
– Она уже спала, я не стал ее будить, да и сейчас, когда она встанет, не собираюсь сообщать ей о звонке Траска.
Макмастер поднялся из-за стола, подошел к окну, отодвинул занавески, и яркие лучи утреннего солнца осветили кухню. Затем он обернулся к Такеру и сказал:
– Понимаешь, Траск уже всем сообщил о твоих угрозах! Если с ним что-нибудь вдруг случится, то твоя главная задача – позаботиться о железном алиби, иначе ты окажешься главным подозреваемым.
– Понимаю, но почему он и его приятели могут названивать Кейт и угрожать ей, а я не могу даже осадить их?
– Колдуэлл, ты пытаешься уберечь Кейт от этих негодяев? Что ж, похвально, но у тебя ничего не получится, – сказал Трэвис. – Тягаться с ними – бесполезно. Мой тебе совет: увези Кейт из Фолл-Ривер! Так будет лучше и для нее, и для тебя! Постарайся убедить ее, что продолжать жить в Фолл-Ривер – значит, обрекать себя на постоянные угрозы и шантаж со стороны Траска и его дружков!
– Хорошо, я попробую, – согласно кивнул Такер, – а если она откажется?
Макмастер долго молчал, а потом неожиданно изрек:
– Постоянно находись около нее… и приобрети оружие. Возможно, оно тебе понадобится.
Такер вскинул голову и изумленно взглянул на начальника полиции. Странный совет из его уст. За всю жизнь Такер никогда не имел никакого оружия, если не считать старенькой охотничьей винтовки, и покупать его не собирался. К тому же досрочно освобожденным из тюрьмы категорически запрещалась носить при себе оружие, и нарушать этот запрет Такер был не намерен. Но если оно может понадобиться для защиты Кейт, то Макмастер прав.
Раздались легкие шаги, и в кухню вошла Кейт. Она только проснулась и, в халате, непричесанная и порозовевшая от сна, была такой милой и домашней. Такер вскочил со стула при ее появлении. Как ему хотелось обнять ее, прижаться губами к теплым ласковым губам, но… присутствие Макмастера его сдерживало. Он взял ее за руку, нежно сжал, а потом отпустил.
– Доброе утро. Садись, сейчас я налью тебе горячий кофе.
Кейт кивнула, но не села за стол, а подошла к окну и стала смотреть во двор.
– Сколько листьев нападало! Жаль… наступает осень.
Потом она обернулась к Трэвису:
– Привет! А ты что здесь делаешь в столь ранний час? – Голос Кейт звучал не слишком приветливо.
– Зашел выпить кофе, – усмехнувшись, ответил он.
– Надо же! Проснулся с утра пораньше и подумал: куда бы пойти выпить кофе. И решил, что лучшее место – это мой дом, и Такер с радостью тебя угостит.
– Кейт, а почему, собственно, тебя удивляет мой визит? Я проезжал мимо твоего дома, увидел знакомый грузовичок и решил зайти выяснить, что здесь делает Колдуэлл в столь ранний час в выходной день!
– На тебя это похоже…
Кейт села за стол, Такер поставил перед ней чашку с дымящимся кофе и сел рядом.
– Кейт, начальник полиции выполняет свою работу, – примирительным тоном произнес он.
– Разве постоянный контроль за твоими передвижениями входит в его служебные обязанности? – с иронией в голосе произнесла Кейт.
– Он не следит за каждым моим шагом! Он ехал мимо и зашел, и мы разговорились.
– О чем же, интересно узнать?
– Я рассказал ему о звонке Тима Картера, и мы обсуждали, как сделать, чтобы эти подонки оставили тебя в покое.
Такер не собирался сообщать Кейт о ночном разговоре с Джасоном Траском и был уверен, что Макмастер тоже ничего ей не расскажет. Кейт, вспомнив оскорбления Тима Картера, мгновенно нахмурилась.
– Кейт, послушай мой совет: уезжай из Фолл-Ривер! – вступил в разговор Трэвис. – Уезжай, и как можно скорее!
Она тяжело вздохнула, снова посмотрела в окно и тихо произнесла:
– Здесь мой дом, Трэвис. Почему я должна уехать?
Макмастер поднялся из-за стола, вышел на середину кухни и долго молча смотрел на Кейт. Потом горячо заговорил:
– Кейт, ты, конечно, можешь оставаться в этом городе, в этом доме до конца своих дней, но ответь мне только на несколько вопросов! Ты здесь счастлива? Тебя устраивает твоя работа в школьной администрации? Ты уверена, что когда-нибудь твоя семья снова примет тебя? Что тебя здесь удерживает? Что? На свете столько хороших городов, и в любом из них тебе будет, несомненно, лучше, чем в Фолл-Ривер!
– Что меня здесь удерживает? – тихо повторила Кейт, посмотрела на Такера и смутилась.
– Кейт, если ты продолжаешь жить в Фолл-Ривер из-за меня, то ты поступаешь неправильно, – сказал Такер. – Я ведь… вскоре уеду отсюда. Ты…
Он хотел добавить, что мечтает уехать вместе с ней и начать новую жизнь вдвоем, но не стал говорить об этом в присутствии начальника полиции. Как только Макмастер уйдет, он непременно постарается убедить Кейт покинуть Фолл-Ривер, предложит ей на выбор несколько городов.
– Кейт, ты должна понять! – продолжил Трэвис. – Эти подонки не оставят тебя в покое! Они так и будут продолжать названивать тебе по вечерам с угрозами и оскорблениями. Да, ты уже к этому привыкла, и тебя их звонки почти не задевают. Но они-то ликуют, злорадствуют, представляя, как ты каждый раз испуганно вздрагиваешь, услышав их голоса, и это доставляет им неизъяснимое удовольствие! Зачем ты даешь им повод лишний раз почувствовать себя победителями?
– Кейт, дружки Траска выбрали тебя жертвой потому, что ты кажешься им удобной мишенью и легкой добычей! – добавил Такер. – Они же идиоты и мерзавцы… И кто знает, сегодня они терроризируют тебя телефонными звонками, а завтра им станет этого мало и они захотят наведаться к тебе домой! И что тогда? Ты сможешь дать им отпор?
– Они никогда не осмелятся заявиться в мой дом! – возразила Кейт.
– Вспомни, что вчера вечером пообещал этот мерзавец Тим Картер? Что очень скоро они снова… сделают с тобой и с Керри то, что сотворили полгода назад! А если это не пустые угрозы?
– Такер, они же трусы и подлецы! – воскликнула Кейт. – Они могут только болтать языком, но никогда не отважатся на что-нибудь более серьезное!
– Да, поодиночке – они трусы, а все вместе, под предводительством Траска, представляют для тебя реальную угрозу! Тот же Тим Картер один не посмеет подкараулить тебя возле дома, а вместе с дружками – запросто!
Кейт устало вздохнула, посмотрела на Такера, затем перевела взгляд на Трэвиса.
– Так что же вы предлагаете? – спросила она. – Куда мне от них скрыться?
– Ты можешь уехать жить, например, в Литл-Рок. Или в Талсу, Мемфис, Новый Орлеан! – Такер специально перечислил Кейт города, о которых они упоминали вчера вечером. – Да куда угодно!
– Значит, вы предлагаете мне скрыться, трусливо сбежать…
– Нет, Кейт, мы предлагаем тебе уехать жить в другой город! – произнес Макмастер. – И это вовсе не означает бегство.
Такер смотрел в расстроенное лицо Кейт и думал, что он отдал бы все на свете, лишь бы она согласилась оставить Фолл-Ривер и переехать в другой город. Вместе с ним, с человеком, который любит ее и, для того чтобы она была счастлива, готов пожертвовать не только свободой, но и жизнью.
* * *
– Какие у тебя планы на сегодняшний день? – спросил Трэвис, когда они заканчивали завтракать.
Колин подняла голову и улыбнулась. Она провела с Трэвисом два восхитительных выходных дня, но наступил понедельник, и Колин ожидало множество дел, ради которых она и приехала в Фолл-Ривер.
– Через пятнадцать минут у меня должна состояться встреча с Джасоном Траском, – ответила она.
Услышав ненавистное имя, Трэвис нахмурился. Господи, как ему надоело постоянно слышать о семье Траск, заниматься их жалобами, бесконечными претензиями и требованиями! Вот и в субботу, вместо того чтобы целиком посвятить выходной день общению с Колин, Трэвис был вынужден потратить несколько часов на беседу с бывшей женой Траска Мэриан. А вчера, в воскресенье, рано утром ему позвонил и сам Траск и стал жаловаться на то, что бывший уголовник Такер Колдуэлл, которому, разумеется, не место среди порядочных горожан Фолл-Ривер, угрожал ему по телефону. Якобы обещал его убить. За что? Ни за что. Просто потому, что он – прирожденный убийца!
И Трэвис был вынужден на время оставить Колин и направиться к Кейт Эдвардс, где и находился в это раннее время Такер Колдуэлл. А Трэвис так надеялся провести воскресное утро дома, в постели, рядом с Колин. Потом встать, неторопливо позавтракать, пойти на прогулку…
Трэвис часто думал о том, почему юридические законы так несовершенны и за угрозы по телефону, которыми регулярно дружки Траска донимали Кейт, не следует уголовное наказание. Как было бы замечательно привлечь их и самого Траска к ответственности за телефонное хулиганство!
– Меня беспокоит эта встреча, – хмуро изрек Макмастер.
– Иного выхода нет, – возразила Колин. – Если я собираюсь привлечь его к суду, то должна хотя бы предварительно поговорить с ним и составить о нем мнение.
Ей тоже очень не хотелось идти на встречу с Джасоном Траском, тем более что мнение о нем Колин уже составила в субботу утром, когда он неожиданно подстерег ее около коттеджа, в мотеле. Холеный, высокомерный, надменный, убежденный в собственной непогрешимости и безнаказанности. Наглый, циничный, подлый. С таким противником тягаться силами нелегко, даже опасно, да и неизвестно, не отступят ли в последний момент ее клиенты.
Колин и Трэвис закончили завтракать, собрались и вышли из коттеджа.
– Ну, я пошла, – сказала Колин, взглянув на часы. – Не хочу опаздывать и давать ему повод думать, что я – несерьезный адвокат.
– Давай я провожу тебя до здания банка, – предложил Трэвис.
Некоторое время они шли молча, а потом Трэвис, остановившись на перекрестке, шутливо произнес:
– Я рассчитываю на прощальный поцелуй, дорогая. – Прямо здесь, на улице? – улыбнулась Колин. – А что подумают люди, увидев, как начальник полиции целуется с женщиной?
– Они подумают, что я – самый счастливый человек в округе, и станут мне завидовать.
– Давай расстанемся здесь, – уже серьезным голосом произнесла Колин. – Мне не хотелось бы, чтобы Траск случайно увидел нас из окна своего кабинета.
– Да черт с ним!
– Но он может подумать, что я затеваю против него дело только потому, что ты меня попросил отомстить за Кейт Эдвардс, – возразила Колин. – А это не так.
– Разумеется. Если бы Траск поступил с моим отцом так же, как с твоим, я тоже считал бы своим долгом отомстить ему.
– Да, отомстить Траску – мой долг, но не забывай и о тех людях, чьи права я намерена отстаивать в суде. Они тоже пострадали от Траска и вправе рассчитывать на солидную компенсацию.
– Будем надеяться, что тебе удастся выиграть судебный процесс.
Колин кивнула и сказала с улыбкой:
– Ладно, до скорой встречи.
Она подошла к дверям здания банка, остановилась и обернулась. Трэвис стоял на том же месте, где они расстались, и провожал ее взглядом. Войдя в вестибюль, Колин глубоко вздохнула, настраиваясь на деловой лад, потом подошла к служащему и спросила, как пройти в кабинет мистера Траска. Тот ответил, что ей следует подняться на второй этаж, и сделал жест в сторону лифта.
Выйдя из кабины лифта, Колин сразу же увидела широко распахнутые двери кабинета Траска и его самого, дружески беседующего с молодым мужчиной. Колин поняла, что Джасон ее заметил, но сделал вид, что увлечен разговором. Когда она приблизилась к ним, Траск начал прощаться с мужчиной, неловко пожимая ему левую руку, потому что… правая отсутствовала по локоть.
– Миссис Роббинс, какое удивительное совпадение! – широко улыбнувшись, произнес Траск. – Томми Леонард как раз говорил мне, что собирается встретиться с вами, вот и вы.


Томми Леонард… один из ее потенциальных клиентов, потерявший руку на заводе Траска. Колин пристально оглядела молодого худого мужчину с усталыми выцветшими голубыми глазами. Он стоял, опустив голову, избегая смотреть на нее. Было видно, что ему неловко перед дамой-адвокатом, заставшей его выходящим из кабинета будущего ответчика в суде. В левой руке Томми сжимал какую-то маленькую бумажку.
«Чек! – догадалась Колин. – Он заплатил ему!»
– Томми, ты сам обо всем скажешь миссис Роббинс или предоставишь это мне? – бодро осведомился Траск.
– Вы хотите мне что-то сказать? – спросила Колин.
Томми Леонард молчал, опустив голову. Она коснулась его руки и мягко произнесла:
– Все в порядке, мистер Леонард. Надеюсь, в чеке, который вам вручил мистер Траск, проставлена приличная сумма. – А потом, повернувшись к Джасону, ледяным тоном добавила: – Вы пригласите меня в кабинет, или будем обсуждать дела в коридоре?
– Да, конечно, миссис Роббинс. Пожалуйста, проходите.
Колин вошла в кабинет, и Траск предложил ей кресло, а сам сел за письменный стол.
– Сколько же вы ему заплатили? – холодно осведомилась Колин.
Траск усмехнулся и беспечно махнул рукой:
– А, пустяки! Даже не стоит об этом говорить.
«А действительно, сколько же Траск ему дал денег? – прикидывала в уме Колин. – Чек на пять или десять тысяч долларов? Для Траска – это, конечно, пустяки, а вот для Томми, ставшего инвалидом и не имеющего источника постоянного дохода, это – огромная сумма».
Колин не осуждала несчастного Томми за то, что в последний момент он испугался и предпочел взять чек от хозяина, нежели судиться с ним в надежде получать пожизненные алименты за увечье на производстве. Состоится ли суд, выиграет ли дело эта приезжая адвокатша – неизвестно, а чек – вот он, в руке!
– Итак, миссис Роббинс, вы потеряли двух клиентов, – торжествующе объявил Джасон.
Услышав его слова, она удивленно вскинула голову:
– Двух? Почему двух?
– Сегодня утром, по дороге на работу я заехал домой к Гарри Притчарду, – снисходительно улыбнувшись, начал неторопливо рассказывать Траск. – Я напомнил ему, что жители Фолл-Ривер не любят, когда в город приезжают незнакомцы и пытаются навязывать свои правила игры. Мутят воду, суют нос в чужие дела… указывают, советуют. Людям это не нравится, и многие от этого страдают. Точнее, могут пострадать. Например, лишиться работы. А потеряв работу, можно остаться на улице, так как нечем будет платить за дом, машину, кредит, взятый в банке. Вот об этом я сказал Гарри Притчарду, уважаемая миссис Роббинс, и добавил, что мы сами способны решать свои проблемы.
– И вы ему тоже заплатили? – сухо спросила Колин.
– Представьте, тоже заплатил! Я же сказал: мы сами справляемся со своими проблемами. А уж когда случаются неприятности, всегда помогаем друг другу.
– Неприятности?.. – повторила Колин. – Вы называете это неприятностями? Человек лишился руки, а для вас это лишь досадная случайность. А надругательство над женщиной вы как назовете? Своеобразной любовной игрой?
Траск недовольно поджал губы.
– Скажите, Колин, вы были знакомы с Кейт Эдвардс до того, как приехали в Фолл-Ривер? – вдруг спросил он.
– Нет, никого из жителей вашего города я раньше не знала.
Она наклонила голову и двумя руками крепко сжала кожаный портфель, чтобы скрыть дрожь.
– Вот что, миссис Роббинс, – надменно произнес Траск. – Послушайтесь моего совета: возвращайтесь обратно к себе в Литл-Рок. Вас там ждут дела, здесь же вам больше делать нечего. Не теряйте драгоценного времени даром. Суд, который вы пытаетесь организовать, никогда не состоится, уверяю вас. Двух клиентов вы уже лишились, а скоро и остальные откажутся от ваших услуг. Запомните: в этом городе хозяин – я! И люди знают об этом. А также им хорошо известно, что я могу сделать с теми, кто попытается перейти мне дорогу.
– И что же вы сделаете? – запальчиво воскликнула Колин. – Прогоните из города, как поступили со своей бывшей женой? Или лишите любимой работы, как Кейт? Или доведете до безумия и упрячете в сумасшедший дом, как несчастную Керри Эдвардс?
На холеном надменном лице Джасона Траска появилась ледяная улыбка, заставившая Колин вздрогнуть.
– Я способен на все, – зловеще произнес он. – А уж когда речь идет о моей собственной безопасности… – Он выдержал многозначительную паузу: – Все средства хороши. – И неожиданно хрипло рассмеялся.
Колин поднялась с кресла и направилась к двери. Прежде чем выйти из кабинета, она обернулась и сухо произнесла:
– Из нашего разговора вытекает следующее: я тоже не погнушаюсь любыми средствами, чтобы как можно эффективнее защищать интересы своих клиентов в суде. Всего хорошего, мистер Траск!
И она вышла из кабинета, громко хлопнув дверью.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Жертва клеветы - Папано Мэрилин

Разделы:
Пролог12345678910111213141516

Ваши комментарии
к роману Жертва клеветы - Папано Мэрилин



Отличный роман с детективной линией!!!
Жертва клеветы - Папано МэрилинMirta29
7.04.2013, 13.01





мне в этом романе чего то не хватила, а именно он мне показался слишком затянут и не хватает остроты и полноты сюжета, так то задумка не плохая! Нету особого впечатления от прочитанного!
Жертва клеветы - Папано МэрилинНаталья
3.05.2014, 6.57





Сильно не захватил, но в принципе понравился. Да, трудно бороться с сильными Мира сего, но , если хочешь добиться справедливости, это делать надо! Как бы трудно ни было! Я уважаю ГГ за её мужество, в жизни знаю её прототип.
Жертва клеветы - Папано МэрилинЛенванна
19.05.2016, 16.14





Сильно не захватил, но в принципе понравился. Да, трудно бороться с сильными Мира сего, но , если хочешь добиться справедливости, это делать надо! Как бы трудно ни было! Я уважаю ГГ за её мужество, в жизни знаю её прототип.
Жертва клеветы - Папано МэрилинЛенванна
19.05.2016, 16.14








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100