Читать онлайн Жертва клеветы, автора - Папано Мэрилин, Раздел - 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Жертва клеветы - Папано Мэрилин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.3 (Голосов: 20)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Жертва клеветы - Папано Мэрилин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Жертва клеветы - Папано Мэрилин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Папано Мэрилин

Жертва клеветы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

11

Телефонный звонок, которого Мэриан с нетерпением ожидала несколько дней, раздался в пятницу. Услышав негромкий, глуховатый голос окружного прокурора Дэвида Маркета, Мэриан судорожно сжала рукой телефонную трубку.
– Вы можете говорить, миссис Траск?
– Да, да, конечно, могу, – забормотала Мэриан и, схватив телефонный аппарат, побежала в кухню, словно в гостиной кто-нибудь мог помешать ее разговору.
По мере того как прокурор неторопливо и обстоятельно излагал ей свою точку зрения, Мэриан охватывали разочарование и тревога. Итак, мистер Маркет сообщил следующее: он неоднократно прослушал все магнитофонные записи и полностью согласен с мнением Мэриан, что они изобличают Траска. Однако для возобновления судебного разбирательства их недостаточно.
– Но почему? Почему? – воскликнула Мэриан.
Прокурор терпеливо принялся разъяснять, что после прослушивания пленок он связался по телефону с Кейт Эдвардс, и она подтвердила свое решение: никогда, ни при каких условиях она не согласится участвовать в судебном процессе по делу Джасона Траска и помогать прокурору изобличать его – тоже не собирается. Ее отказ – первое и весьма существенное препятствие на пути к возобновлению судебного процесса.
Второе – возбуждение уголовного дела по факту подкупа свидетелей, то есть Мэриан Траск, не представляется возможным, и прокурору уже известно, что лучшие адвокаты из Литл-Рок снова возьмутся защищать своего бывшего клиента. Только на сей раз они обещают не церемониться, а упрятать за решетку получателя этой крупной взятки.
Третье – прокурор уверен почти на сто процентов, что в случае, даже если уголовное дело все-таки будет возбуждено, то председательствовать на суде будет не кто иной, как Сайрус Хэмптон – старинный приятель семейства Траск. Тот самый, кто в прошлый раз превратил суд в посмешище и вместо Траска чуть было не привлек к уголовной ответственности за клевету Кейт Эдвардс. Это он постарался ославить на весь город несчастную жертву и убедить общественное мнение в ее виновности!
Слушая доводы мистера Маркета, Мэриан судорожно пыталась сообразить, что же теперь ей делать в случае, если суд над Траском не состоится. Хорошо продуманный план мести срывается, бывший муж снова ликует победу, а она… Она ведь останется не только при своих интересах, нет, она останется без защиты. Эти магнитофонные записи, на которые Мэриан возлагала такие большие надежды, оказались бесполезными. Если уж окружной прокурор не заинтересовался ими, не счел их важными уликами, то Джасона Траска и подавно ими не испугать.
Мэриан рассчитывала, что она начнет шантажировать бывшего мужа этими магнитофонными кассетами, припугнет его и он навсегда оставит ее в покое. Джасон не посмеет больше диктовать ей свои условия: выгонять из города, угрожать расправой… А что же теперь она имеет в итоге? Ничего. К кому еще она может обратиться, чтобы припугнуть Джасона? Окружной прокурор и тот отказывается вмешиваться в это дело! Отнести магнитофонные записи в местную газету или на радиостанцию? Но они тоже принадлежат семье Траск, и никто не осмелится придать их огласке.
– Миссис Траск? Вы меня слушаете? – раздался в телефонной трубке голос прокурора.
– Да-да, слушаю, мистер Маркет. – Его голос вернул Мэриан к действительности. – Слушаю, только не понимаю, почему вы полагаете, что дело Траска безнадежно, – в голосе Мэриан прозвучало раздражение. – Ведь он подкупил меня, избил и изнасиловал Кейт! Разве Траск не заслуживает самого строгого наказания? Ведь вы, мистер Маркет, законом призваны защищать справедливость и наказывать виновных.
– Я отвечу вам откровенно, миссис Траск. Когда в таком маленьком городке, как наш Фолл-Ривер, всем заправляет одна семья, рассуждать о справедливости бессмысленно! А тем более добиваться ее. Вы понимаете меня, миссис Траск? Вы сами в течение десяти лет были членом семьи Траск и знаете, что они собой представляют. И все в Фолл-Ривер знают.
– Но неужели ничего нельзя сделать? – обреченно прошептала Мэриан.
– Сожалею, но ничего.
– Но ведь вы прокурор! – снова выкрикнула Мэриан. – Вы должны защищать интересы простых людей!
– Должен, – сухо отозвался мистер Маркет. – Но в данном деле есть еще одно препятствие, которое меня останавливает, миссис Траск.
– Какое?
– Я не уверен в том, что если я возбужу уголовное дело по факту подкупа свидетеля, то этот самый свидетель, то есть вы, снова не получит от бывшего мужа крупную сумму денег и не скроется в неизвестном направлении. И дело рассыплется как карточный домик.
– Но я обязательно явлюсь в суд!
– Я в этом не уверен. В прошлый раз вы тоже обещали…
– Мистер Маркет, я же говорила вам, что исчезла из города лишь потому, что очень боялась Джасона.
– А теперь вы его не боитесь? – насмешливо поинтересовался Дэвид Маркет.
– Теперь… тоже боюсь, – была вынуждена признаться Мэриан. – Потому что слишком хорошо его знаю.
– Вот видите.
– Ну, в таком случае, мистер Маркет, если вы бессильны упрятать Траска за решетку, пошлите ему уведомление: «Мистер Траск – вы выше закона!» – ехидно сказала Мэриан.
Дэвид Маркет предпочел промолчать, и она взволнованно продолжила:
– Как же так? У нас есть кассеты с угрозами Джасона. И судья Хэмптон просто не имеет права игнорировать их!
– Судья Хэмптон? – хмыкнул прокурор. – Его мнение по любому вопросу так же переменчиво, как ветер в горах. Он будет делать то, что ему прикажет семья вашего бывшего мужа.
– Значит, его надо отстранить от судебного процесса! Неужели в целом штате среди юристов не отыщутся порядочные люди?
– Миссис Траск, я уже вам все объяснил, – сухо произнес прокурор. – И дело это – безнадежное. У нас нет возможности привлечь Траска к суду. – И, немного помолчав, добавил: – И вообще, не такое уж это значительное и важное дело, как вам представляется.
– Но вы же знаете, что Траск преступник?
– Знаю, но ничего с этим поделать не могу. А что касается вашего замечания по поводу того, что Траск выше закона, то отвечу вам откровенно: да, это правда. В нашем городе, в нашем штате Джасон Траск – выше закона, как ни горестно мне это признавать. Так что нового уголовного дела не будет, миссис Траск!
– Возможно, очень скоро вам все-таки придется его завести: когда Джасон Траск убьет меня, – мрачно изрекла Мэриан и, прежде чем окружной прокурор успел что-либо ответить, повесила трубку.
Мэриан долго невидящим взглядом смотрела на телефонный аппарат, все еще не веря в окончательный провал своего плана. Всего несколько дней назад, в среду, она была полна надежд, радовалась будущей победе, ликовала, представляя Джасона Траска в наручниках. Надежды восстановить справедливость оказались призрачными, а победа обернулась полным поражением. В общем, доводы прокурора выглядели убедительными, и возразить ему было нечем. Судья Хэмптон – действительно старинный приятель Руперта – отца Траска, а двенадцать присяжных заседателей никогда не осмелятся возражать против его решения. Ведь так уже было в случае с Кейт Эдвардс, так получилось бы и на сей раз. Но неужели в целом округе не найдется несколько честных, неподкупных, беспристрастных присяжных? А откуда им взяться, если дома, в которых они живут, принадлежат Траску, они пользуются кредитами его банка, покупают продукты в его магазинах, работают на его предприятиях? Беспристрастность и непредвзятость мнений – понятия абстрактные и, уж конечно, неприменимые к Фолл-Ривер!
Итак, окружной прокурор откровенно признал, что Джасон Траск – выше любых законов. И если это утверждение прозвучало из уст официального лица, значит, ей, Мэриан, следует готовиться к худшему. Джасон никогда не простит ей своеволия, а уж за желание поквитаться с ним накажет самым жестоким образом. И на сей раз ей не отделаться синяками и царапинами. Он расправится с Мэриан. Он ее уничтожит. И никто, никто не сможет его остановить. Только разве… сама Мэриан.
– Мэриан? – раздался из гостиной голос матери. – С кем ты говорила по телефону?
Мэриан тяжело вздохнула. Сейчас ей придется пойти в комнату и откровенно признаться матери в том, что ее такой, казалось бы, блестящий и беспроигрышный план мести бывшему мужу провалился, и серьезные, возможно, фатальные последствия этого провала не заставят себя долго ждать. Она нехотя направилась к гостиной, но в этот момент снова раздались телефонные звонки.
– Мама, подожди, я сейчас приду! – крикнула Мэриан и бросилась к телефонному аппарату.
На долю секунды у нее вновь вспыхнула надежда, что, может быть, это опять звонит прокурор, он передумал и хочет сообщить Мэриан об этом…
– Мэриан… здравствуй, дорогая… – зазвучал хорошо знакомый, низкий, чуть хрипловатый мужской голос.
У Мэриан перехватило дыхание, на нее навалился знакомый липкий страх.
– Мои адвокаты получили весточку из офиса окружного прокурора, к которому ты решила обратиться за помощью, – медленно говорил Джасон. – Я ценю твои усилия, дорогая, но хочу заметить: ты, как всегда, осталась в дурах. Ты – глупая женщина, Мэриан! – В голосе Траска послышались угрожающие интонации. – И ты дорого заплатишь за свою глупость! Ты заплатишь за все! – И в телефонной трубке раздались короткие резкие гудки.
Мэриан долго их слушала, а потом, повесив трубку, бессильно опустилась на стул. Итак, Джасон Траск уже в курсе случившегося и не заставил себя ждать. Что же ей теперь делать? Сидеть и ждать, когда он осуществит свои угрозы? А в том, что он их осуществит, она ни минуты не сомневалась. Вступить в открытую жестокую схватку с Джасоном, которая будет стоить ей жизни? Оставался еще один вариант, но, прежде чем останавливаться на нем, Мэриан следовало все тщательно обдумать…
* * *
Кейт удобно расположилась за столом на кухне. На плите, источая ароматы специй, тушилось мясо к ужину. Прочитанные газеты и полученная почта были отложены в сторону, перед Кейт лежали небольшие листки бумаги с различными пометками и короткими записями. Такер с минуты на минуту должен был появиться, и Кейт хотела успеть кое-что сделать до его прихода.
Иногда Кейт ловила себя на мысли, что она начинает планировать будущее, представлять супружескую жизнь с Такером, мечтать о том, какие у них будут дети. Очевидно, похожие на Такера: темноволосые, с выразительными карими глазами. Вот и сейчас Кейт, сидя за обеденным столом и делая пометки в блокноте, то и дело отвлекалась, и мысли ее возвращались к Такеру.
Как странно… Она представляет свою будущую семейную жизнь и одновременно… составляет план убийства Джасона Траска, само существование которого ставит под вопрос ее будущее благополучие. А впрочем, ничего странного. Чем быстрее Кейт расправится с ним, тем скорее воплотятся в жизнь ее мечты.
Уехав днем от Такера, Кейт решила совершить небольшую прогулку по городу. Она проехала мимо банка Траска, потом посмотрела на здание завода, наведалась в престижный район, где на холме красовался его роскошный особняк. Возвращаясь, Кейт проехала и мимо ресторана, заметив на стоянке две знакомые машины: Марк Тайлор и Брент Хоган, как обычно, заглянули сюда пообедать и приятно провести время.
«Наверное, обсуждают вчерашний звонок с угрозами и оскорблениями, – презрительно подумала Кейт. – И договариваются, кто следующий будет мне звонить».
Вчера вечером ей позвонил Тим Картер и, как всегда, начал говорить гадости, оскорблять, язвить… Недоумки, они никак не могут примириться с тем, что на Кейт уже почти не действуют их телефонные звонки. Во-первых, она давно привыкла к ним и ничего нового не слышит, а во-вторых, у нее начинается другая жизнь, и она воспринимает эти нелепые звонки как досадное недоразумение. Пусть звонят! Кейт вообще собирается отключить автоответчик, а все прежние записи стереть.
Кейт склонила голову над бумагами и стала вспоминать, чем и в какой день занимается Джасон Траск. Сделать это было нетрудно, так как Кейт, тесно общаясь с ним долгое время, хорошо изучила его расписание. К тому же Джасон – педантичный человек и никогда не изменяет своим привычкам, сложившимся в течение многих лет.
Итак… Кейт стала быстро писать на листе бумаги, сокращая слова. Первый и третий понедельник каждого месяца Траск присутствует на официальных завтраках, устраиваемых деловыми людьми Фолл-Ривер. По вторникам он обедает в ресторане «Озарк Энни». Вечера в среду, пятницу и субботу Джасон посвящает женщинам. Интересно, кто его новое увлечение и, возможно, очередная жертва насилия?
Да, Джасон, несомненно, человек привычки и никогда не будет, например, совершать очередную гнусность в понедельник вечером – это святое время семейного ужина в обществе своих драгоценных мамочки и папочки! В субботу вечером Джасон тоже не изменит своим привычкам и обязательно пойдет встречаться с приятелями – такими же негодяями и мерзавцами, как и он сам. Нет, для грязных дел у него отведено свое время.
Какой же выбрать день и час для расправы с Джасоном Траском: Кейт подняла голову от бумаг и стала перебирать в уме все возможные варианты. В четверг вечером можно пробраться к нему домой и убить его там. Он будет один – ни приятелей, ни прислуги. Более приемлемый вариант: каждое утро в десять часов Траск покидает свой офис в банке и едет на завод. Где проводит примерно час-полтора.
По средам банк закрывается рано, сразу после обеда, и Джасон направляется вместе со своими дружками играть в гольф. Но это – в хорошую погоду, а в плохую он плавает в огромном роскошном бассейне, как правило, один.
В те вечера, когда Траск встречается с женщинами или ужинает с дружками, его машину можно подстеречь где-нибудь на дороге… Или в субботу утром, по пути в церковь. Да, Джасон Траск – примерный христианин, не пропускающий субботних служб и вызывающий у прихожан уважение. Ничего удивительного, ведь прихожане местной церкви – лицемеры, услужливые лгуны и трусы, для которых истинные набожность и благочестие – пустой звук!
Кейт отложила ручку и взглянула на часы: половина шестого. Такер приедет с минуты на минуту. Когда днем они расставались, она предложила ему вечером принять у нее дома душ, поскольку у него нет горячей воды, а мыться поздней осенью в ледяной – опасно для здоровья. Он не ответил согласием, но и не отказался. Интересно, воспользуется ли Такер ее ванной комнатой или постесняется? В глубине души Кейт надеялась, что Такер не станет смущаться. Он откровенно высказал ей свое желание заняться с ней любовью, так пусть горячий душ в ее ванной комнате станет первым интимным шагом на пути к истинной близости.
В дверь позвонили. Кейт торопливо собрала листки бумаги с записями, сунула их под лежащие на столе газеты и поспешила в холл. Посмотрела в дверной «глазок». На пороге стоял Такер со спортивной сумкой в руке.
Кейт отперла многочисленные замки и распахнула дверь:
– Добрый вечер! Проходите!
– Привет!
Такер поставил сумку на пол, снял кожаную куртку, повесил ее на вешалку, а потом, кивнув на сумку, немного смущенно произнес:
– Я все-таки решил воспользоваться вашим предложением…
– Правильно! – одобрила Кейт.
Она повела его на второй этаж, по пути прикидывая, какую именно ванную комнату предложить Такеру. В доме их было две: одна располагалась между гостевыми комнатами, а другая – около ее спальни. Кейт выбрала свою ванную комнату, они вошли в ее спальню, и она распахнула перед ним дверь. В ванной комнате было уютно и приятно пахло жасмином.
– Чистые полотенца – на столике, а все необходимое вы найдете в шкафчиках, – сказала Кейт. – Если потребуется что-нибудь еще, крикните, я буду на кухне.
Такер остановился на пороге, словно не решаясь войти, а потом молча шагнул в ванную комнату и закрыл за собой дверь. Услышав, как щелкнула задвижка, Кейт отошла от двери и направилась на первый этаж, на кухню. Подошла к плите, посмотрела, готово ли тушеное мясо, и села за стол.
Сегодня днем Кейт заезжала в продуктовый магазин и купила там все необходимое для ужина: мясо, мягкий хлеб, овощи и несколько бутылок пива. Продавцы и покупатели поглядывали на нее с любопытством, но Кейт это было безразлично. Какое ей теперь дело до всех этих людей! Пусть косятся, шепчутся за ее спиной…
Кейт вынула спрятанные под газеты листы бумаги с записями, которые она делала перед приходом Такера, и, глянув в них, усмехнулась. Как странно… Она готовит ужин для мужчины, к которому испытывает симпатию, и одновременно обдумывает план убийства Джасона Траска! Но если вникнуть в сложившуюся ситуацию, то никакого противоречия здесь нет. Любой человек легко совмещает в себе разные роли, вот и Кейт прекрасно чувствует себя в роли домашней хозяйки, и так же естественно ей размышлять над уничтожением злейшего врага!
Плохо одно: план убийства Джасона Траска, а точнее его реализация, не разрешит несколько серьезных для Кейт проблем. Керри не выздоровеет только потому, что Траск будет мертв, репутация Кейт в глазах жителей Фолл-Ривер не восстановится, а ее прерванные отношения с родителями не возобновятся. И тем не менее… Кейт навсегда избавится от страха, почувствует себя отмщенной и начнет новую жизнь. А это немало.
Кейт пробежала глазами короткие записи и задумалась. Во время отпуска она собиралась съездить в Литл-Рок и навестить Керри, и вот от этого пункта ей и надо начинать вести отчет дальнейших действий. Итак, Кейт известно, что по выходным дням ее родители ездят в госпиталь к Керри и возвращаются домой в воскресенье вечером. Значит, ей надо будет направиться туда после их отъезда, то есть в понедельник утром или в воскресенье вечером. Она приедет в Литл-Рок, проведет время с сестрой, на следующий день сделает кое-какие покупки в магазинах и снова навестит Керри.
Где ей остановиться? Конечно, в том же мотеле, где она снимала комнату, когда в первый раз приезжала к госпиталь к сестре. Хозяева мотеля – приятная пожилая пара – отнеслись к Кейт внимательно и любезно. Они наверняка вспомнят ее и с удовольствием снова предложат комнату. Кейт надо будет тщательно продумать каждый свой шаг, просчитать каждую секунду… Если впоследствии хозяев спросят, чем занималась вечером и ночью их постоялица, они должны с уверенностью подтвердить, что она ни на минуту не покидала свою комнату. А их обязательно станут тщательно допрашивать, перепроверять показания, уточнять… Кто? Лучший друг Кейт – Трэвис Макмастер и адвокаты Траска.
Еще одно важное обстоятельство: прежде, чем зарегистрироваться в мотеле, Кейт необходимо взять напрокат автомобиль, желательно абсолютно не похожий на ее личную машину. Она подъедет на нем к магазину, расположенному на противоположной стороне от мотеля, купит продуктов и пообедает в своей комнате. А машину оставит на стоянке около магазина. Затем вечером, когда стемнеет, Кейт тихонько выберется из мотеля, сядет в арендованную машину и… помчится в Фолл-Ривер, чтобы подстеречь Джасона Траска в тот момент, когда он в понедельник вечером будет возвращаться домой после посещения родителей.
Кейт оторвалась от записей и уставилась в окно. До этого пункта все было понятно и просто, а вот далее начинались сплошные вопросы, требующие точных, взвешенных ответов. Где именно она собирается подстерегать Траска? Около дома Элинор и Руперта Трасков? А если они, проводив сына, вдруг захотят сказать ему что-нибудь напоследок, выйдут из дома и… столкнутся с Кейт? Вероятность подобного развития событий невелика, но и сбрасывать ее со счетов нельзя.
Другой вариант: Траск поедет по дороге в Ридж-Крест. Один из участков пути пролегает через небольшое ущелье. Подкараулить его там и попытаться столкнуть его машину вниз? Трудновыполнимо, опасно и чревато непредсказуемыми последствиями.
Остается еще один, наиболее безопасный для Кейт вариант: подстеречь Джасона около его дома. Кейт было известно, что у Траска нет постоянно проживающей в доме прислуги. Повара, уборщицы и садовники по вечерам уходят. Траск живет один, и Кейт будет нетрудно проникнуть к нему в дом. Во-первых, он почти никогда не запирает ворота и, будучи человеком привычки, вряд ли станет это делать. Даже если по каким-либо причинам ворота будут заперты, Кейт легко пролезет между широкими металлическими прутьями и окажется в саду. Далее она направится к задней стороне дома, где расположен гараж, и будет там поджидать Траска.
Он выйдет из машины, начнет открывать ворота гаража, и в этот момент из темноты возникнет силуэт женщины, держащей в руках пистолет. Но Кейт не станет стрелять просто так. Она обязательно окликнет Траска, чтобы он знал, чья рука нанесет ему смертельный удар и почему. Кейт была уверена, что не промахнется, ведь не зря Трэвис Макмастер научил ее стрелять. Правда, он предполагал, что этот опыт ей пригодится на случай самообороны…
Она скажет Траску, что наступил его последний час, он ужаснется, закричит… но будет поздно. Кейт недрогнувшей рукой нажмет на спусковой крючок, и через секунду Траск будет мертв.
«Закричит…» – мысленно повторила Кейт.
А ведь это важная деталь. Его крик могут услышать соседи, хотя дома расположены друг от друга на достаточно большом расстоянии. А если все-таки услышат, или мимо будет проезжать полицейский патруль, а он постоянно курсирует в районе Ридж-Крест?
Можно, конечно, пробраться в дом и ждать Траска там, но если он вернется не один, а с гостями?
Волновали Кейт и еще несколько немаловажных деталей. Для того чтобы взять машину напрокат, необходимо заплатить и предъявить водительскую лицензию. Расплатиться она может не по кредитной карте, а наличными, чтобы в дальнейшем ее имя и фамилия не оказались известны. А вот предъявления водительской лицензии с ее данными не избежать.
И последнее: из какого оружия стрелять в Траска? Из ее собственного револьвера? Даже если Кейт удастся все тщательно продумать и организовать железное алиби, то полиция в любом случае потребует ее пистолет для исследования. Проведут баллистическую и иные экспертизы и мгновенно установят, что Джасон Траск был застрелен из пистолета Кейт Эдвардс. Сразу же после убийства избавиться от оружия, а в полиции заявить, что якобы давно уже потеряла его? Очень подозрительно.
Попытаться в Литл-Рок купить другое оружие у каких-нибудь торговцев? Сложно, опасно, и к тому же его придется где-нибудь опробовать прежде, чем отправляться к дому Траска. Где?
Кейт отвернулась от окна, тяжело вздохнула и опустила голову. Четкий, детально продуманный план устранения Джасона Траска пока не вырисовывался, в нем то и дело появлялись рискованные моменты, и создать стопроцентное алиби никак не удавалось.
Но Кейт это не особенно огорчало. С ненавистью в сердце она прожила уже шесть месяцев и сможет подождать еще немного, пока не придумает идеальный план убийства. В конце концов сейчас для Кейт не так уж существенно, что Траск проживет на этом свете еще лишних несколько дней. Важно другое: она внутренне готова к отмщению, и ничто ее не остановит. Рано или поздно Джасон Траск будет мертв. Хотелось бы, конечно, пораньше.
* * *
Такер принял душ, взял полотенце, лежащее на полке, и обернул его вокруг бедер. Затем подошел к стенному шкафчику и открыл дверцу. Ему было любопытно взглянуть, что там хранит Кейт. Оказалось, ничего интересного: в плетеной корзиночке лежал набор расчесок и косметические принадлежности. В другом отделении тоже ничто не привлекло его внимание: зубная паста, щетка, аспирин, пластырь… В самом углу стоял маленький пузырек. Такер взял его в руки и прочитал надпись на этикетке: противозачаточные таблетки. Куплены в марте этого года. Значит, Кейт приобрела их за месяц до… всего случившегося, чтобы безбоязненно заниматься любовью с Траском.
Что она думала о Джасоне? Наверное, он ей очень нравился, она считала его порядочным мужчиной, надеялась стать его женой, поселиться в роскошном доме на холме… Внезапно Такер вспомнил, как недавно Кейт обмолвилась, что считает его, Такера, порядочным человеком, и нахмурился. Конечно, никакой он не порядочный человек, Кейт заблуждается на его счет, но он никогда бы не позволил себе подобные гнусности. Так обойтись с женщиной, которая тебе доверяет и с которой у тебя были близкие отношения? Невероятно…
Такер убрал в сумку свои грязные вещи, оделся, причесался и вышел из ванной комнаты в спальню. С интересом оглядел ее и присел на кровать. Ему почему-то всегда казалось, что спальня женщины должна выглядеть кокетливо, соблазнительно и немного легкомысленно. Спальня Кейт была иной. Строгая, просторная, с удобной мебелью светлого дерева. Никаких кружевных салфеточек или расставленных повсюду безделушек. Двуспальная кровать с пестрым покрывалом, туалетный столик, шкаф. На одной стене висит картина, на другой – засушенный букетик цветов. Около окна на туалетном столике стоят разноцветные флакончики и баночки с кремами. Шторы на окнах плотно задвинуты, а когда Кейт по утрам отодвигает их и солнечные лучи проникают в комнату, то, наверное, флакончики переливаются всеми цветами радуги, блестят и искрятся.
Интересно, сколько ночей в этой спальне провел Джасон Траск? Они с Кейт обнимались, целовались, занимались любовью на ее кровати, он расточал комплименты, льстил ей, изображал искреннюю страсть… Говорил о неземной любви, а Кейт с радостью и надеждой внимала его лживым словам?
Такер нахмурился, ему было неприятно думать о том, что Кейт занималась в этой комнате любовью с негодяем Траском. Он поднялся с кровати и пошел на первый этаж, в кухню.
Кейт с задумчивым, сосредоточенным видом сидела за обеденным столом, перед ней лежал блокнот. Она даже не заметила появления Такера.
– Кейт… – тихо позвал он.
Она вздрогнула, подняла голову и быстро накрыла блокнот газетами. Такеру показалось, что она даже немного испугалась, и ему захотелось узнать, почему.
– Давайте ужинать! – сказала Кейт. – У меня все готово.
Она переложила тушеное мясо в красивое блюдо, нарезала хлеб и достала тарелки. Затем вынула из холодильника бутылки пива и лимонада.
Такер сел за стол, некоторое время наблюдал за действиями Кейт, а потом спросил:
– Вы о чем-то сосредоточенно думали, когда я вошел на кухню. Не поделитесь своими мыслями?
К его удивлению, лицо Кейт вспыхнуло.
– Так, ни о чем особенном, – пробормотала она. – Приступайте к мясу, а то остынет.
– Вы думали о Траске? – глядя на нее в упор, произнес Такер.
– О Траске? Нет, я о нем не думала.
– Не пытайтесь обмануть ни меня, ни себя, Кейт! – укоризненно бросил Такер.
– Кстати, не помню: говорила ли я вам о том, что мне звонил окружной прокурор? – нарочито небрежным тоном произнесла Кейт.
Ее слова задели Такера. Как будто речь шла о несущественной, пустяковой информации, и Кейт даже не помнила, сообщила ли она ему о ней или нет!
– И что же он вам сказал? – сухо отозвался он.
– Мэриан Траск вернулась в Фолл-Ривер и несколько дней назад, поздно вечером, приходила ко мне, – начала рассказывать Кейт, избегая смотреть на Такера. – Она рассказала, что у нее есть кассеты, на которых записано все, что произошло в… тот вечер. Как Траск меня избивал, насиловал, издевался надо мной. У Мэриан даже есть записи, где Траск угрожает ей, предлагает крупную сумму денег за то, чтобы она не выступала свидетелем на суде и исчезла из города! Так вот, она собиралась отнести эти кассеты к окружному прокурору, чтобы он, прослушав их, снова возбудил уголовное дело против Траска.
Такер долго молчал, в упор глядя на Кейт, а потом спросил:
– Почему вы мне сразу не рассказали об этом?
Она пожала плечами:
– Ну… это, в общем, не столь важно.
– Кейт, вы сами себе не верите! – усмехнулся Такер. – Это очень важно!
– Нет! Окружной прокурор не собирается возобновлять уголовное преследование, а значит, ждать справедливости не приходится! И потом… когда я нахожусь с вами, то забываю обо всем случившемся и думаю о совершенно других вещах! – В ее голосе прозвучали кокетливые, даже игривые нотки.
Обида Такера мгновенно прошла, и он улыбнулся. Перед глазами Такера промелькнула волнующая картина: он сжимает Кейт в объятиях, его губы приникают к ее губам, а потом он, подняв ее на руки, несет в спальню, бережно кладет на широкую кровать и ложится рядом…
Такер напрягся, почувствовав, как по телу пробежала жаркая волна. Он постарался успокоиться, взять себя в руки и прогнать сладостно-мучительные картины, возникающие перед его внутренним взором.
– А зачем окружной прокурор позвонил вам, если он не собирается давать делу ход? – спросил он.
– Трэвис Макмастер сказал ему, что я ни при каких условиях и обстоятельствах не намерена участвовать в новом судебном процессе, и он хотел, чтобы я подтвердила свое решение.
– И вы…
– Да, я сообщила, что участвовать не буду.
– Кейт, но, если у Мэриан есть веские доказательства, изобличающие Траска в преступлениях, нельзя упускать такую возможность! – воскликнул Такер. – Ведь это шанс упрятать его за решетку!
– Нет, больше я ничего не хочу, – устало отозвалась она. – И решения своего не изменю.
– Но ведь магнитофонные записи – это важные улики. Траск был бы осужден, а ваша репутация восстановлена, Кейт!
– Я уже давно не верю в справедливость. Никогда ни суд, ни присяжные заседатели не пойдут против семьи Траск, – сказала Кейт. – А мнение людей… мне оно теперь безразлично. Если они тогда, вопреки логике и фактам, клеймили меня позором, то ждать сейчас от них понимания и сочувствия нелепо. Да оно мне и не нужно! Пусть мне не верят, пусть меня все презирают!
– Кейт, зачем вы обобщаете? – укоризненно произнес Такер. – У вас есть друзья: Макмастер, Бен и… я.
Лицо Кейт просветлело, и она улыбнулась. Такер некоторое время выжидательно смотрел на нее, а потом медленно, осторожно накрыл ладонью ее руку, лежащую на столе. Кейт не отдернула ее, не убрала. Она просто сидела и молча глядела на него. Затем высвободила руку, и ее пальцы легко прикоснулись к руке Такера.
– Да, вы правы, – тихо промолвила она. – У меня есть верные надежные друзья: Трэвис, мистер Джеймс и вы. И это тоже одна из причин, почему я не хочу снова участвовать в судебном процессе.
Она занялась едой, а Такер, наблюдая за ней, думал о том, какие слова подобрать, чтобы убедить Кейт не оставлять Траска безнаказанным. Он, Такер, многое отдал бы за то, чтобы увидеть этого негодяя за тюремной решеткой. Опозоренного, сломленного, всеми презираемого. Но Кейт… ей и так пришлось через многое пройти, и повторного судилища она не вынесет. К тому же неизвестно, как на сей раз поведет себя суд. А если он демонстративно проигнорирует магнитофонные записи или объявит их подделкой? Да, Кейт права, ей ни при каких условиях не следует участвовать в судебном процессе!
– Кейт, а Мэриан дала вам прослушать эти записи? – спросил Такер.
– Нет, я не захотела их слушать.
– Но почему?
– А разве там может быть что-нибудь для меня новое? – печально усмехнулась Кейт. – Снова все это слышать? Нет уж, с меня довольно!
– Но там же записано, как Траск подкупал Мэриан.
– А я и так легко могу это представить. Как и в каких выражениях.
– Но может быть, следовало бы сделать копии?
– Зачем? Чтобы дать их кому-нибудь прослушать? Вот вы, например, или Трэвис и так мне верите, а мнение других людей меня давно не интересует. И Керри мне всегда верила.
Воцарилось долгое молчание, Кейт и Такер сосредоточенно ели мясо, каждый думая о своем. Наконец Кейт спросила:
– А когда, по вашим расчетам, вы закончите строительство и переселитесь в новый дом?
Такер понимал, что этот вопрос она задала специально, не желая больше возвращаться к теме возобновления суда над Траском. Он начал обстоятельно излагать ей свои доводы и аргументы, потом они говорили на нейтральные темы. К девяти часам вечера их красноречие иссякло, и Такер, понимая, что Кейт не предложит ему остаться на ночь в ее доме, решил уходить. Он поднялся из-за стола, поблагодарил ее за вкусную еду и направился в холл. Кейт последовала за ним.
Что ж, если она пока не готова к более близким отношениям, Такер не станет ее торопить. Он не вправе это делать, поскольку понимает, что Кейт не способна так быстро преодолеть свои комплексы и решиться на близость с мужчиной. Он поедет домой, ляжет спать, и всю ночь ему будет сниться Кейт. Перед его глазами будут мелькать восхитительные, сладостные картины их физического единения, снова и снова он будет мысленно сжимать Кейт в объятиях, наслаждаться ее нежным и таким беззащитным телом, ощущать вкус ее раскрытых для поцелуев губ.
Такер подошел к входной двери, немного постоял, словно надеясь, что Кейт задержит его, не даст уйти просто так, а потом легко прикоснулся пальцами к ее руке.
– Увидимся завтра?
Кейт кивнула и улыбнулась.
– Обязательно увидимся, – тихо сказала она.
– Тогда я пошел? – Он сделал выразительную паузу. – До завтра! Спасибо за вкусный ужин.
* * *
Вечер выдался холодный и пасмурный. Трэвис надеялся провести его дома, в тепле, около камина, но Колин захотелось прогуляться, и он согласился. Рядом с Колин Трэвис постоянно пребывал в благодушном настроении, его ничто не злило и не раздражало. Даже когда они на улице случайно столкнулись с Траском и его очередной пассией – юной дочерью местного врача, – Трэвис почти не обратил на них внимания. Обычно при виде холеного, преуспевающего, наглого Джасона он мрачнел, его кулаки непроизвольно сжимались, и мысленно он посылал Траску проклятия.
Проходя мимо дома Кейт Эдвардс, Колин заметила отъезжающий старый зеленый грузовичок и воскликнула:
– Это ведь машина Такера? Значит, где-то поблизости живет Кейт?
– Да, мы как раз прошли мимо ее дома, – ответил Трэвис, и на его лице отразилось неподдельное удивление. – А откуда вам известно, что это – грузовик Колдуэлла?
Колин рассмеялась.
– Мне многое известно, уважаемый шеф полиции! – шутливо произнесла она. – Я знакома с Такером Колдуэллом.
– Вы?
– А почему вас это удивляет? Помните, когда мы с вами познакомились, я рассказывала, что родилась и выросла в маленьком городке? Так вот, мы с Такером – земляки. Оба – из Файет.
– Вы знали его с детства?
– Нет. Я старше Такера на несколько лет, в детстве мы не встречались, поскольку принадлежали к разным кругам. Мы познакомились, когда я училась на первом курсе, но практически сразу Такера осудили и отправили в тюрьму. – Колин взяла Трэвиса под руку и продолжила: – Кто бы мог подумать, что с ним случится такая драма.
– Вы так говорите, словно в этом виноват кто угодно, но только не сам Колдуэлл, – возразил Трэвис. – А между тем не забывайте, что он убил человека и получил по заслугам.
– Но не двадцать же пять лет! – воскликнула Колин. – Произошел несчастный случай, и об этом знали все. К тому же все знали, что Такер – хороший, добрый парень, в жизни не причинивший никому зла.
– Да, если не принимать во внимание факт, что он сломал несчастному Джеффри Хендерсону шею и тот умер, – мрачно изрек Макмастер.
– Это произошло случайно, – упрямо повторила Колин, убрала руку и сунула ее в карман.
– Значит, вы встречались с Колдуэллом во время судебного процесса?
– Да, мой отец был его адвокатом, а я помогала ему. – Колин вдруг остановилась и тихо спросила: – Хотите узнать, как все это было?
– Конечно!
Колин начала неторопливо и обстоятельно рассказывать Трэвису обо всех событиях, имевших место много лет назад. Он молча слушал, не перебивая и не задавая вопросов.
– В общем, отец предал интересы своего подзащитного, – грустно закончила Колин.
Они остановились на пороге дома Трэвиса, и он тихо спросил:
– Почему же вы не рассказали мне обо всем этом во время пикника? – Тогда между нами еще не возникло доверительных отношений, – откровенно ответила Колин.
Трэвис открыл дверь, пропустил ее вперед и спросил:
– А сейчас?
Колин вошла в холл, сняла пальто и повесила его на вешалку. Потом обернулась и задумчиво произнесла:
– Судите сами о наших отношениях.
Она прошла в комнату, села в кресло около камина и вытянула ноги. Трэвис подложил в камин дрова, разжег огонь и удобно устроился в соседнем кресле рядом с Колин.
Некоторое время они молчали, наблюдая за яркими огоньками пламени и слушая тихое потрескивание горящих дров, а потом Трэвис спросил:
– Так вы приехали в Фолл-Ривер из-за Колдуэлла?
– Нет.
– Ваше дело каким-то образом связано с семейством Траск?
Колин повернула голову и задумчиво посмотрела на Трэвиса.
– Я уже вам говорила, что приехала по личному делу.
– Колин, я уверен, что ваш приезд в Фолл-Ривер так или иначе связан с Трасками! – воскликнул Макмастер. – Вы же сами сказали, что Траски и Хендерсоны шантажировали вашего отца во время судебного процесса. Мать убитого Джеффри – сестра Руперта Траска, отца Джасона. Логично? Вы знали об этом?
– Конечно, знала. Они ведь каждый день приходили в зал заседаний и вели себя вызывающе, так, словно они – хозяева города. К сожалению, это правда, иначе Такер Колдуэлл не получил бы столь большой срок.
– Значит, вы все-таки приехали в Фолл-Ривер из-за этого, – задумчиво проговорил Трэвис.
– И да и нет. Кстати, мой приезд лишний раз доказывает, как местные жители боятся Трасков.
– Что вы имеете в виду?
– А то, что мое появление в Фолл-Ривер не вызвало никаких слухов и сплетен. Те, кто знают о моем приезде, молчат. И даже вам, начальнику полиции, ничего не известно о цели моего визита.
– Может быть, вы все-таки просветите меня? – усмехнулся Трэвис.
– Хорошо, я расскажу вам обо всем, – согласилась Колин. – Я собираюсь начать судебный процесс против Траска и администрации его завода и выступить на нем, защищая интересы нескольких работников. Трое из них получили увечья вследствие нарушения техники безопасности администрацией завода, а четвертая – вдова погибшего рабочего.
– Значит, я был прав…
– В чем?
– Когда мы с вами познакомились, вы сказали, что приехали в Фолл-Ривер встретиться с потенциальными клиентами. Я перебрал в уме всех подходящих и вспомнил о Рэнди Хокинсе, получившем тяжелые увечья. Но его кандидатуру я потом отбросил, поскольку Рэнди не имеет средств на то, чтобы воспользоваться услугами хорошего адвоката, и, как и все остальные, боится связываться с Траском.
– Однако ему, как и остальным пострадавшим работникам, надо содержать семью, а выплаченных администрацией денег явно недостаточно.
– А вдова? Это, наверное, Карла Браунли?
– Да, а другие работники завода – это Гарри Притчард и Томми Леонард.
– И вы хотите, чтобы Траск заплатил им причитающуюся сумму за травмы и увечья?
– Я хочу, чтобы каждый получил по заслугам, – многозначительно произнесла Колин.
– Вы уже начали действовать? – В голосе Трэвиса прозвучала озабоченность.
– Да, переговорила с клиентами, они дали мне полномочия представлять их интересы в суде, а в понедельник утром у меня назначена встреча с Джасоном Траском.
– Траск приложит все усилия, чтобы не допустить судебного процесса. Он начнет угрожать вашим клиентам, и я не исключаю возможности, что и у вас с ним получится непростой разговор.
– Вы полагаете, Траск и меня станет запугивать? – усмехнулась Колин.
– Естественно, он ко всем людям подходит с одной меркой. И ваша репутация известного адвоката из Литл-Рок его не остановит. Колин, он начнет вам угрожать.
Она пожала плечами и небрежно бросила:
– Я не боюсь Траска!
– Напрасно. Он – опасный человек. Будьте осторожны!
– Да что он может мне сделать?
– Так наивно рассуждали многие молодые симпатичные женщины, пока не оказались в роли его жертв.
– Я не боюсь мужчин и умею за себя постоять!
– Какая вы, однако, храбрая женщина! – шутливо воскликнул Трэвис. – А меня вы тоже не боитесь? – Он придвинул к ней кресло, и теперь они сидели почти вплотную. Трэвис наклонился к Колин и дотронулся губами до ее щеки. Потом обнял ее и прижался губами к ее полураскрытым зовущим губам.
* * *
Колин проснулась от настойчивых телефонных звонков. Приоткрыла глаза и взглянула на наручные часы, которые вечером забыла снять: восемь часов утра. Она приподняла голову с подушки и посмотрела на Трэвиса, лежащего рядом. Он пробормотал себе под нос ругательство и схватил телефонную трубку. Колин улыбнулась: Трэвис старался придать голосу бодрость и сделать вид, что давно уже проснулся. Слушая его короткие отрывистые фразы, Колин пыталась угадать, кто может звонить так рано в субботу и по какому вопросу.
Сегодняшняя ночь тянулась долго, казалась нескончаемой, была немного сумбурной и вместе с тем была наполнена сладостными минутами, полными страсти и подлинного упоения. Колин с Трэвисом занимались любовью, потом на короткое время засыпали в объятиях друг друга, снова занимались любовью и снова засыпали. Странно, но после такого половодья чувств Колин не ощущала себя невыспавшейся и разбитой. Наоборот, ей казалось, что она полна энергии и сил.
– Да, да, хорошо, – тихо говорил Трэвис. – Как вам будет удобнее: встретиться в моем кабинете или лучше я зайду к вам домой? Да? Хорошо, договорились. – И он повесил трубку.
Колин села на постели, натянув до подбородка простыню, и вопросительно взглянула на Трэвиса. Он обнял Колин и прошептал:
– Доброе утро. Ты выспалась?
– Доброе утро. Я провела прекрасную ночь! – И она лукаво улыбнулась.
Эта ночь действительно показалась ей необыкновенной. Колин вдруг подумала, что хотела бы именно так проводить все ночи. Ощущать свою женственность, знать, что тебя любят, о тебе заботятся и что ты – под надежной защитой.
– К сожалению, мне придется уйти, – сказал Трэвис. – Мне необходимо кое с кем встретиться.
– Я знаю этого человека?
– Это Мэриан Траск, бывшая жена Джасона. Она должна была стать главным свидетелем на процессе по делу Кейт Эдвардс, но буквально в последнюю минуту сбежала из Фолл-Ривер. Траск хорошо заплатил ей за молчание. Несколько месяцев она жила в другом городе, а на днях вернулась и хочет возобновить судебный процесс над бывшим мужем. У нее есть неопровержимые доказательства его виновности, но Кейт Эдвардс категорически отказалась принять участие в судебном разбирательстве. А без нее прокурор не станет возбуждать уголовное дело.
– Значит, Мэриан замучила совесть, и она пытается загладить свою вину, – задумчиво произнесла Колин.
– Да, и отомстить Траску.
Колин почувствовала острую неприязнь к этой Мэриан, сбежавшей в самый ответственный и решающий момент. Если бы она не польстилась на деньги бывшего мужа, исход суда мог бы быть иным и Кейт Эдвардс не стала бы всеобщим посмешищем! И несчастная Керри Эдвардс сейчас не лежала бы в психиатрической клинике… Мэриан хорошо представляла последствия своих свидетельств на суде против него и предпочла сбежать из города. И вот теперь она вернулась… Испытывает угрызения совести, хочет загладить вину перед Кейт? Насколько искренни ее намерения?
– Траску стало известно о том, что она добивается возобновления судебного процесса, и он уже начал ей угрожать, – продолжил Трэвис. – Мэриан сообщила мне, что его дружки названивают ей по телефону, оскорбляют и грозят расправиться с ней.
– Насколько это серьезно?
– Не знаю… Они проделывают то же самое с Кейт, но дальше угроз дело, к счастью, не идет.
– Кейт надо было сменить номер телефона или получить разрешение, чтобы ее номер не был опубликован в городском справочнике! – воскликнула Колин.
– Она меняла телефонный номер несколько раз, но дружки Траска сразу же узнавали об этом и продолжали ей звонить. А что касается запрета на публикацию номера в телефонном справочнике… Так за этим надо обращаться к судье Хэмптону – тому самому, который обвинил Кейт в клевете и предоставил Траску возможность избежать уголовной ответственности. Замкнутый круг.
Колин досадливо поморщилась. Она сама выросла в маленьком городке, на ее глазах происходил суд над Колдуэллом, и она прекрасно понимала, что означает власть денег. Деньги – выше справедливости, и они решают любые вопросы.
– Да, в маленьких городках, где всем заправляет кучка богачей, справедливости добиться практически невозможно! – сказала Колин.
Трэвис поднялся с постели, взял одежду и направился в ванную комнату. Открыл дверь, но вдруг обернулся и взволнованно произнес:
– Ты права! И это сильно осложняет мою работу!
Пока Трэвис принимал душ, Колин тоже встала с постели и, завернувшись в покрывало, спустилась на первый этаж. Там, в гостиной на ковре, около камина, валялась ее одежда. Колин окинула взглядом разбросанные вещи и усмехнулась. Она испытывала смешанные чувства. Утоление порыва страсти на ковре у камина: в этом было что-то избитое, банальное – сценка из пошлого любовного романа. И вместе с тем волнующее, неожиданное, подогревающее страсть, распаляющее чувственность. Любовный акт на ковре – лишь первый шаг к долгой сладострастной ночи, проведенной в объятиях Трэвиса.
Когда-то Колин несколько лет была замужем, потом развелась и почти не вспоминала о прошлой семейной жизни. Брак со Стивеном Роббинсом оказался неудачным, а развод произвел на Колин весьма тягостное впечатление. По прошествии многих лет она поняла, почему вышла замуж за Стивена. Она вступила с ним в брак не потому, что была в него влюблена или испытывала к Стивену влечение. Во-первых, Колин была тогда очень юной и неопытной девушкой, плохо разбирающейся в жизни, а во-вторых, ей было необходимо заполнить душевную пустоту, образовавшуюся после смерти отца. Колин отчаянно хотелось иметь рядом человека, радующегося ее первым робким успехам на адвокатском поприще, болеющего за нее душой, стремящегося помочь и поддержать в трудную минуту. Но ничего этого она не получила в браке со Стивеном Роббинсом, и очень скоро их семья распалась.
Подбирая свою одежду с ковра, Колин вдруг поймала себя на мысли, что думает о Трэвисе Макмастере как о возможном супруге. Он – умный, порядочный человек, надежный, сильный, добрый. С первых минут знакомства их потянуло друг к другу, словно вспыхнула искра и зажгла их чувства. Но он живет в Фолл-Ривер, а она – в Литл-Рок. Трэвис – полицейский, а она – адвокат, защищающий тех, кого он арестовывает… На первый взгляд много препятствий, мешающих их соединению, но если вникнуть в ситуацию поглубже, то существенных преград для совместной жизни у Колин и Трэвиса нет. В жизни, как и в работе, необходимы компромиссы, а любящим друг друга людям несложно их отыскать.
Колин вернулась в спальню, оделась, привела себя в порядок и стала ждать появления Трэвиса. Наконец он вышел из ванной комнаты, подошел к ней, обнял и проговорил:
– Ты уже оделась? Жаль…
– Тебя ждут дела, дорогой, – улыбнувшись, ответила Колин.
– Но это не так срочно.
– Дело – превыше всего. Да и мне необходимо вернуться к себе и подготовить кое-какие документы. Когда вы с Мэриан закончите разговор, приезжай ко мне, я буду тебя ждать.
Трэвис кивнул, поцеловал на прощание Колин, и они вышли из дома. Пока Колин добиралась до своего мотеля, она слушала веселую музыку, доносившуюся из радиоприемника, и думала о том, что поступила правильно. Конечно, можно было бы задержаться на полчаса и снова заняться любовью, но дела не ждут. Точнее, ее дела могут подождать, а вот служба Трэвиса нет.
В субботнее утро машин на улицах почти не было, и Колин быстро добралась до мотеля. Подъезжая к своему коттеджу, она с удивлением заметила стоящую на дорожке перед входом машину. Передняя дверца была открыта, на водительском месте сидел молодой мужчина и просматривал какие-то бумаги.
Колин остановила машину, вышла и направилась к входной двери. Мужчина поднял голову, и она узнала… Джасона Траска. Он, улыбаясь, вышел из машины и приблизился к ней.
В первый раз, когда Колин видела Траска в ресторане, она не очень рассмотрела его, но теперь эта возможность ей предоставилась. Да, ничего удивительного, что Джасон Траск так легко одерживает над женщинами победы. Он действительно был неотразим. Высокий, с хорошей спортивной фигурой, голубоглазый блондин. Лицо открытое, взгляд – лучистый, соблазняющий. Приветливая улыбка, добродушная, кажущаяся искренней. Если бы не знать, что этот человек много лет издевался над собственной женой, потом избил и изнасиловал Кейт и Керри… Возможно, и еще нескольких несчастных женщин, отдавших ему свою любовь.
– Что вам угодно? – сухо осведомилась Колин, поднявшись по ступенькам к двери коттеджа.
– Когда мы с вами встретились в первый раз, я и не предполагал, что у нас, оказывается, имеются общие знакомые, – очаровательно улыбаясь, сказал Джасон.
– Да. Трэвис Макмастер и Кейт Эдвардс. И что?
В выразительных голубых глазах Траска мелькнули холодные искорки.
– А также Рэнди Хокинс, Гарри Притчард, Карла Браунли и Томми Леонард. Вы забыли их упомянуть, миссис Роббинс.
Итак, Джасону Траску стало обо всем известно. Но кто мог сообщить ему о планах Колин?
– Я – общительный человек, и у меня много знакомых! – небрежно бросила Колин.
– Если это правда, то очень обидно, что меня нет среди них, – многозначительно заметил Джасон.
– Мы же условились с вами о встрече в понедельник утром, мистер Траск!
– Но ожидание будущей встречи оказалось для меня столь томительным, что я не выдержал и приехал к вам сегодня, миссис Роббинс! – нагло ухмыльнувшись, заявил Джасон. – Вы пригласите меня к себе в коттедж?
– Нет! Я не обсуждаю деловые вопросы в домашней обстановке, мистер Траск. Так что вам придется подождать до утра понедельника.
Колин хотела вставить ключ в замочную скважину, но неожиданно Траск сделал несколько шагов и загородил спиной дверь. Он не задел Колин плечом, не коснулся ее даже кончиком пальца, но она мгновенно почувствовала, что от него исходит угроза. Реальная угроза.
– Колин, зачем осложнять ситуацию? – медленно проговорил Траск. – Вы в нашем городе – чужая, и вам неизвестно, как мы живем, по каким законам…
– Я догадываюсь, по каким законам вы живете, – ледяным тоном произнесла Колин. – По принципу: «Чего изволите, мистер Траск, то и выполним!» А теперь позвольте мне войти. Я живу одна, и если еще раз увижу вас около моего коттеджа, то позвоню в полицию.
Траск отошел от входной двери, смерил Колин долгим изучающим взглядом, потом ухмыльнулся и сказал:
– Позвольте мне дать вам хороший совет: наслаждайтесь природой Фолл-Ривер, гуляйте и отдыхайте. И будьте осторожны, Колин! Как вы сейчас сами справедливо заметили, вы – одинокая женщина, а с одинокой женщиной мало ли что может случиться… Будьте осторожны, Колин!
Траск повернулся к ней спиной и быстрым шагом направился к своей машине. Колин проводила его взглядом, дождалась, когда он уедет, а потом вошла в коттедж. В ее ушах звучала короткая, но грозная в устах Траска фраза: «Будьте осторожны!» Те же слова ей несколько раз повторял вчера вечером Трэвис. Но если его слова звучали как предостережение близкого человека, то Траск вкладывал в них совершенно иной смысл. Он угрожал ей, угрожал открыто, не скрывая своих преступных намерений.
Колин заносчиво вздернула подбородок. Но она – не Кейт Эдвардс, не сумевшая довести дело до конца и добиться осуждения Траска. И на угрозы и шантаж она не поддастся, как это случилось много лет назад с ее отцом. Она не боится Джасона Траска, но непременно прислушается к его совету и будет вести себя предельно осмотрительно.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Жертва клеветы - Папано Мэрилин

Разделы:
Пролог12345678910111213141516

Ваши комментарии
к роману Жертва клеветы - Папано Мэрилин



Отличный роман с детективной линией!!!
Жертва клеветы - Папано МэрилинMirta29
7.04.2013, 13.01





мне в этом романе чего то не хватила, а именно он мне показался слишком затянут и не хватает остроты и полноты сюжета, так то задумка не плохая! Нету особого впечатления от прочитанного!
Жертва клеветы - Папано МэрилинНаталья
3.05.2014, 6.57





Сильно не захватил, но в принципе понравился. Да, трудно бороться с сильными Мира сего, но , если хочешь добиться справедливости, это делать надо! Как бы трудно ни было! Я уважаю ГГ за её мужество, в жизни знаю её прототип.
Жертва клеветы - Папано МэрилинЛенванна
19.05.2016, 16.14





Сильно не захватил, но в принципе понравился. Да, трудно бороться с сильными Мира сего, но , если хочешь добиться справедливости, это делать надо! Как бы трудно ни было! Я уважаю ГГ за её мужество, в жизни знаю её прототип.
Жертва клеветы - Папано МэрилинЛенванна
19.05.2016, 16.14








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100