Читать онлайн Жертва клеветы, автора - Папано Мэрилин, Раздел - 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Жертва клеветы - Папано Мэрилин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.3 (Голосов: 20)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Жертва клеветы - Папано Мэрилин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Жертва клеветы - Папано Мэрилин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Папано Мэрилин

Жертва клеветы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

9

Выйдя из тюрьмы и став свободным человеком, Такер столкнулся с одной нелегкой проблемой: планировать собственную жизнь оказалось весьма непросто. В тюрьме жизнь, а точнее сказать существование, была строго регламентирована. Такер ел, что ему давали, выполнял тяжелую физическую работу, вставал и ложился спать в установленное время.
Долгожданная и вместе с тем неожиданная свобода вызывала у Такера странные и противоречивые чувства. Он наслаждался тем, что принадлежал самому себе, но не знал, как правильно распоряжаться своей свободой.
К примеру, сегодня утром он долго валялся в постели, обдумывая, как лучше провести наступающий день и чем заняться. Можно продолжить строительство дома, потом съездить и докупить необходимые стройматериалы. По пути заглянуть к Бену, проведать старика, поболтать с ним, а потом вернуться домой или… поехать к Кейт.
Кейт… Мысли о ней не оставляли Такера ни на минуту. Он ругал себя за то, что вчера вечером не принял ее предложение вместе поужинать и уехал домой. Зачем он так глупо поступил? А как хорошо было бы провести вечер в ее обществе, вкусно поесть, а потом, как и в прошлый раз, перейти в гостиную, пить кофе и вести неторопливую беседу. Правда, видя перед собой Кейт, Такер снова представлял бы, как он нежно проводит ладонью по ее лицу, прикасается губами к ее полураскрытым губам…
Чувствуя, как его тело напрягается и любовное желание становится все сильнее, Такер постарался избавиться от настойчивых мыслей о возможной близости с Кейт. Глупо было обманывать себя, он уже давно мечтал об этом, хотя отдавал себе отчет в безнадежности своих мечтаний. Кейт далека от него, занята своей собственной жизнью, она сторонится мужчин, и простое прикосновение к ее руке может вызвать у нее бурю отрицательных эмоций.
Услышав шум подъезжающей машины, Такер вскочил и поспешил к двери. Распахнув ее, он, к своему удивлению и большой радости, увидел Кейт, идущую по дорожке к дому. Она была одета в джинсы и красный свитер, плотно облегающий тело и подчеркивающий мягкую линию груди. Красный цвет очень шел ей, оживлял белую кожу.
Подойдя к дому, Кейт остановилась, поправила растрепавшиеся волосы, и Такер вдруг увидел, сколько в этом привычном жесте кокетства и женственности.
– Доброе утро! – улыбнувшись, приветливо поздоровалась Кейт.
Ее неожиданный приезд во время рабочего дня породил у Такера множество вопросов. Кейт взяла выходной день или что-нибудь случилось? Может быть, она получила известие о состоянии здоровья младшей сестры? Или «силы небесные» поразили ее злейшего врага Траска, и она приехала поделиться радостью по этому поводу? А возможно, причина прозаичнее: Кейт наконец обдумала план устранения Траска…
Бессмысленно было самому искать ответы на эти вопросы. Проще узнать их от Кейт.
– А почему вы не на работе? Взяли выходной?
– Не выходной, а отпуск.
– Вроде бы вчера вы ничего не говорили об отпуске.
– Решение пришло неожиданно, рано утром, – объяснила Кейт. – Я позвонила в офис и предупредила, что беру отпуск.
– И вас так просто отпустили?
– А почему бы и нет? – пожала плечами она. – Обойдутся! Не такая я уж важная персона, да и работы – по-настоящему важной и нужной – у меня нет и быть не может! Так, бумажная волокита.
– В общем, без проблем, – заключил Такер.
– Они рады, что какое-то время не увидят меня, и были бы просто счастливы, если б навсегда избавились от моего присутствия!
Кейт присела на старый пень орешника и подперла подбородок руками.
– Какие у вас планы на сегодня? – поинтересовалась она.
Такер пожал плечами. Он и сам еще не решил, чем будет заниматься в течение дня, и теперь надеялся, что приезд Кейт поможет ему решить этот вопрос.
– Пока не знаю. А как вы собираетесь провести отпуск?
– Я тоже еще не решила, – ответила Кейт. – Наверное, на пару дней съезжу в Литл-Рок, а потом вернусь и буду отдыхать.
В глазах Такера мелькнуло удивление.
– В Литл-Рок? – переспросил он. – Почему именно туда?
– Потому, что в Литл-Рок сейчас находится моя сестра Керри. Я вам говорила об этом.
– И больше никаких дел у вас там нет? – недоверчиво произнес Такер.
Он подумал, что на самом деле Кейт поедет в Литл-Рок не только навестить Керри. В большом городе легче найти человека, согласившегося бы стать наемным убийцей. Такеру казалось, что Кейт планирует отправиться туда именно по этой причине.
– Еще я хотела пройтись там по магазинам, купить новую одежду, приобрести кое-что для дома, – ответила Кейт. Ее взгляд стал задумчивым и немного отстраненным. – Я так давно не покупала себе обновок…
Ее ответ понравился Такеру. Похоже, их разговоры о том, что ей пора перестать одеваться в блеклые бесформенные наряды, начинают воплощаться в жизнь. В ней уже стали происходить заметные перемены. Взглянув на соблазнительно округлую грудь, обтянутую свитером, Такер снова ощутил сильное желание и внезапно подумал, что ему тоже не мешало бы прокатиться в Литл-Рок и повидаться с Нелли. Он надеялся таким способом не только утолить любовный голод, но и прогнать навязчивые мысли о близости с Кейт. В глубине души он сознавал, что это нереально: Нелли, конечно, поможет ему справиться с физическим напряжением, но не сумеет заставить его выбросить из головы мысли о Кейт.
Такер поднялся со ступенек и направился к грузовику, в кузове которого хранил необходимые для строительства инструменты. Достал рулетку, вернулся обратно и вошел в дом. Подойдя к столу, Такер положил на него линейку и уже хотел начать что-то высчитывать, как остро почувствовал спиной пристальный взгляд Кейт. Она бесшумно вошла вслед за ним в дом и остановилась от него в нескольких шагах.
Такер за время, проведенное в заключении, научился чутко реагировать на все происходящее вокруг и мгновенно чувствовал, когда чей-то взгляд устремлялся ему в спину. Он резко обернулся, и Кейт, к его удивлению, подошла к столу и произнесла:
– Давайте помогу вам сделать расчеты, Такер.
Он только молча кивнул в ответ.
– Скажите, мой… приезд вам не помешал? – спросила Кейт, когда они оба склонились над листами бумаги.
Такер не спешил с ответом. Сказать, что она помешала ему, было бы неправдой, но ее приезд сильно взволновал его, и Такер никак не мог справиться с охватившим его напряжением. К тому же мысль о том, что эта молодая женщина никогда не будет принадлежать ему, приводила Такера в отчаяние. Иногда даже возникало желание никогда больше с ней не видеться, перестать общаться и постараться забыть ее! Правда, желание это мгновенно пропадало, уступая место настойчивым мыслям о физической близости с Кейт.
– По правде говоря… – Такер замялся, – мне… нравится проводить время в вашей компании.
Кейт улыбнулась. Было видно, что его ответ пришелся ей по душе.
– Мне тоже приятно проводить время в вашем обществе, – призналась она. – А скажите, что именно привлекает вас во мне?
Такер почувствовал, как к лицу прилила кровь.
– Странный вопрос, – смущенно буркнул он. – Я как-то над этим не задумывался.
Такер заметил, как в ее глазах мелькнули лукавые искорки.
– Не поверю, чтобы один человек общался с другим и не знал, что в нем его привлекает, – насмешливо заявила Кейт. – Вот, например, Трэвис общается со мной, как с младшей сестрой, которой у него нет. Мои родители любят меня просто потому, что я их дочь. Джасону во мне нравилось то… – ее лицо мгновенно помрачнело, – что я… ну, в общем, казалась ему очень привлекательной, сексуальной, удовлетворяла его желания… Но как только я посмела проявить свою волю, он мгновенно изменил свое отношение и показал истинное лицо!
Такеру не понравилось, что Кейт, возможно сама того не желая, сравнивает его с Траском. Он нахмурился и сухо произнес:
– Не думаю, что имеет смысл сравнивать меня с вашими знакомыми, Кейт.
– Я что-то сказала не так?
– Как можно сравнивать меня с Траском! Он – богатый человек, самый влиятельный в Фолл-Ривер. А я… ничтожество…
– Такер, перестаньте, – перебила его Кейт. – Не говорите про себя такие вещи.
– Он – уважаемый человек, – упорно продолжал Такер, – а на меня в этом городе все смотрят с подозрением. Он… он был вашим любовником, а я… – Такер запнулся.
– Что вы? – усмехнувшись, произнесла Кейт.
– А я – нет, – буркнул Такер.
– А вам бы этого хотелось?
Такер, не ожидавший прямого вопроса, растерялся и надолго замолчал. Хотел бы он стать любовником Кейт? Господи, да он об этом мечтает бессонными ночами, но разве мог от даже предположить, что об их возможной близости Кейт сама заведет разговор?
Такер долго молчал, собираясь с мыслями, а потом, решившись, сказал:
– Послушайте, Кейт… Мне тридцать четыре года. За всю свою жизнь у меня была одна настоящая женщина и две совсем юные девушки. Этим и ограничивается мой любовный опыт. Вы же симпатичная, привлекательная… Я боюсь разочаровать вас. Хотел бы я быть вашим любовником? – Такер усмехнулся. – Еще бы! Разумеется, хотел!
Закончив свою сбивчивую речь, он перевел дух и наконец осмелился взглянуть на Кейт. Ему показалось, что по ее раскрасневшемуся лицу промелькнула тень, а голубые глаза потемнели. Такер мгновенно пожалел, что позволил втянуть себя в этот сомнительный разговор. Он испугался, что чем-либо ненароком задел Кейт. А что, если она сейчас расплачется, обидится, уедет и достигнутое с таким трудом хрупкое взаимное доверие исчезнет? Но Кейт, похоже, восприняла его откровения вполне спокойно.
– Вы находите меня привлекательной женщиной? – спросила она, и Такеру послышались в ее голосе кокетливые нотки.
– Конечно, вы – привлекательная женщина, – ответил он, – и даже очень.
– Вы и в первую встречу были такого же мнения? – лукаво произнесла Кейт. – Мне кажется, вы говорили что-то другое.
– Я сказал, что вы плохо одеваетесь, – возразил Такер. – Намеренно портите вашу привлекательную внешность. И вы согласились со мной.
– Вы действительно хотели бы стать моим любовником?
– Кейт…
Такер не нашелся, что ответить. Казалось бы, он все уже сказал предельно откровенно, зачем же она снова задает этот вопрос?
– По-моему, вы завели странный разговор, вам не кажется?
– Нет, не кажется. Мне действительно важно это знать, Такер! – серьезно ответила она.
Такер расценил это как разрешение и сделал к Кейт один второй шаг… По ее лицу пробежала тень, в глазах мелькнул испуг, и она отступила назад. Такер видел, как Кейт напряжена, и думал о том, что она, должно быть, уже пожалела о своем раскованном поведении и откровенных речах. Но она сама вызвала его на это. Разумеется, он не обидит ее и не причинит никакого вреда, но… хотя бы попытается поцеловать ее.
Кейт попятилась и, уперевшись спиной в стену, замерла. Такер сделал еще пару шагов, медленно вытянул руку и легко коснулся ладонью ее щеки. Голубые глаза Кейт пристально смотрели на него, но прежний испуг сменился легким удивлением и, как показалось Такеру, ожиданием. Кожа Кейт была нежной, шелковистой… Он еще раз провел ладонью по ее щеке, затем наклонился и прикоснулся губами к ее губам. Целых шесть месяцев она сторонилась мужчин, избегала их, не допускала даже мысли о том, что один из них мог к ней прикоснуться, поцеловать. И вот теперь… Что это? Еще один значительный шаг на пути к новой жизни? Преодоление комплексов, мучивших ее на протяжении долгого времени?
Кейт шагнула в сторону, подошла к окну. Такер подошел к столу, некоторое время делал вид, что занялся какими-то подсчетами, с тревогой ожидая, что скажет Кейт. Но она продолжала молчать, и тогда он, взглянув на нее, неуверенным голосом произнес:
– Вот вы спрашивали о… А ведь вы испугались, даже когда я прикоснулся к вам. – Его голос окреп, в нем появились твердые интонации. – О каких же любовных отношениях можно говорить, Кейт? Да вы никогда не отважитесь на них! Я прав?
Она продолжала молчать, замерла, будто прислушиваясь к своим внутренним ощущениям. Ее слова стали для Такера полной неожиданностью.
– Может быть, скоро все изменится…
Но что может измениться? Она перестанет бояться мужчин? Или Кейт имеет в виду, что их отношения останутся дружескими и Такер, подобно Макмастеру, будет время от времени приходить к ней в дом, не рассчитывая ни на что большее, кроме совместного обеда и беседы за чашечкой кофе? Кейт думает, что он, как и Макмастер, станет опекать ее, видя в ней лишь младшую сестру? До чего же наивно!
– Когда в субботу вечером вы приехали ко мне, я боялась впускать вас к себе в дом, – сказала Кейт. – Никто, ни один мужчина, кроме Трэвиса, за последние шесть месяцев не приходил ко мне. А спустя несколько дней я сама пригласила вас пообедать. Разве ничего не изменилось? Для меня изменилось очень многое, Такер. – Кейт глубоко вздохнула и продолжила: – Я вам уже говорила, что мне тяжело справиться с постоянным внутренним страхом, но вы видите, что я шаг за шагом преодолеваю его. Я приезжаю к вам, я даже отважилась пойти с вами вдвоем на прогулку в лес. Для меня это значит очень многое. Я… я доверяю вам. И кто знает… Может быть, очень скоро я навсегда расстанусь со страхом и стану нормальной женщиной. По крайней мере, я очень на это надеюсь!
– Но вы и сейчас нормальная женщина, Кейт! – убежденно воскликнул Такер.
Она, казалось, не обратила внимания на его реплику и продолжила:
– В последнее время я часто думаю о том, что мне, наверное, не следует предпринимать никаких мер в отношении Траска. Ни убивать его самой и ни нанимать кого-либо для этого за деньги. Просто постараться перестать думать обо всем, что случилось, и жить как ни в чем не бывало. Знаете, знакомство с вами мне очень помогло, Такер. Вы… добрый, порядочный человек.
Такер смутился и опустил голову. Последние слова Кейт произвели на него сильное впечатление, но он не хотел вводить ее в заблуждение. Он – далеко не добрый, как она сказала, и не такой уж порядочный. Но как приятно было слышать добрые слова о себе от Кейт! Как хотелось верить в то, что она действительно ценит его и считает приличным человеком! Ведь он не меньше Кейт нуждался в моральной поддержке и одобрении! Как ему было важно убедиться, что нашелся человек, желающий не только помочь ему в строительстве нового дома, но и увидевший в нем друга.
Такер поднял голову и посмотрел в лицо Кейт. Ему показалось, что уголки ее губ тронула легкая улыбка, и она была очень искренней и доброжелательной.
– Знаете, Кейт, я… собирался поехать в город купить кое-какие строительные материалы. Вы не хотели бы составить мне компанию?
– С удовольствием! Конечно, мы поедем вместе!
* * *
Мэриан вдела в уши золотые сережки с бриллиантами, еще раз придирчиво оглядела свое отражение в зеркале и осталась весьма довольна собой. Черный деловой костюм облегал стройную тонкую фигуру и придавал некую строгость облику Мэриан.
Через пятнадцать минут у нее должна была состояться встреча с окружным прокурором мистером Маркетом в его офисе, располагавшемся в здании суда. Мэриан возлагала на эту встречу большие надежды, иногда ей даже казалось, что от нее будет зависеть вся ее дальнейшая жизнь. Ну если не жизнь, то благополучное, спокойное существование.


Мэриан верила, что мистер Маркет обязательно возобновит уголовное дело против Джасона Траска, и очень скоро она будет праздновать победу. Важные доказательства, которые она намеревается ему предъявить, безусловно, сыграют решающую роль, тем более что на прошлом процессе окружной прокурор был в числе немногих принявших сторону Кейт Эдвардс.
Мэриан достала из сумки кассеты с бесценными записями, переложила их в новую кожаную сумочку и спустилась на первый этаж в гостиную.
Мэриан наклонилась к Патриции, сидящей у телевизора, и сообщила:
– Я ухожу, мама.
Патриция подняла голову, и в ее глазах мелькнула растерянность. Тревога за дочь была написана на ее лице. После возвращения Мэриан в Фолл-Ривер они постоянно обсуждали ее будущий визит к окружному прокурору, и ей казалось, что мать одобряет ее план. Но когда этот момент настал и встреча с прокурором стала реальностью, Патриция заволновалась.
– Не знаю… – с сомнением в голосе пробормотала Патриция. – Может быть, тебе все-таки не следует рисковать…
– Я все для себя решила, – твердо заявила Мэриан. – Уверена, что мистер Маркет обязательно возбудит уголовное дело против Траска. Не волнуйся за меня, все будет хорошо.
Мэриан поцеловала мать, ободряюще улыбнулась ей и вышла из дома. Дорога в центр города, где располагалось здание суда, заняла не более пяти минут. Припарковав машину, Мэриан выключила мотор, достала из сумочки зеркало и еще раз оглядела себя. Она прекрасно выглядела, и это придало ей мужества. Выйдя из машины, Мэриан сделала несколько шагов по направлению к зданию суда, в котором располагался офис окружного прокурора, как вдруг услышала за спиной хорошо знакомый чуть хрипловатый мужской голос:
– Мэриан…
Она резко обернулась. Перед ней, холодно улыбаясь, стоял Джасон. Липкий противный страх мгновенно сковал Мэриан, дыхание сделалось прерывистым, а ладони влажными. До сих пор она боится этого человека, до сих замирает на месте, лишь услышав его голос!
Джасон Траск ничуть не изменился. Такой же элегантно одетый, холеный, уверенный в себе мужчина. Привлекательный, интересный – мечта женской половины города! Глядя на Джасона, Мэриан вдруг подумала, что люди, не знающие его лично и судящие о нем лишь по внешнему виду, в общем-то были правы, поверив ему, а не Кейт Эдвардс. Разве можно, глядя на Траска, поверить в то, что он способен на жестокость и насилие? Невероятно, неправдоподобно! Улыбчивое, спокойное лицо, выразительные глаза, широкая, открытая улыбка…
– Не может быть! – вкрадчивым, нарочито любезным голосом произнес Траск, подходя к Мэриан почти вплотную. – Глазам своим не верю! Мэриан, неужели это ты?
Иногда Траск таким же тоном, с такими же интонациями угрожал своей молодой жене, обещая ее уничтожить. Позднее, когда он распалялся, в голосе появлялись стальные нотки, и Траск, потеряв над собой контроль, сыпал непотребными ругательствами.
– Когда мне сказали, что ты вернулась в Фолл-Ривер, я не поверил, – продолжал Траск, все так же улыбаясь. – Не может быть, сказал я себе. Мэриан вернулась! Но зачем? Ведь она получила от меня приличную сумму, неужели этой алчной мерзавке показалось мало? – В голосе Траска ощущалась угроза. – Ведь она поклялась мне, что никогда, ни при каких условиях не вернется в город. Почему же она посмела нарушить свое обещание?
Мэриан судорожно вцепилась в свою сумочку и почувствовала, как уголки кассет впились ей в руки. В этих кассетах были ее спасение, ее надежда и защита.
– Интересно, что моя маленькая Мэриан мне ответит? – продолжал Траск. – Как объяснит свое возвращение?
– В Фолл-Ривер находится мой дом, и я имею право здесь жить, – сквозь зубы процедила Мэриан.
– Ты имеешь право здесь жить? – зловеще повторил он. – Кто тебе сказал подобную глупость?
– Здесь мой дом! – упрямо бросила Мэриан.
– Похоже, ты забыла, кто хозяин в Фолл-Ривер? Так я тебе напомню. Я сотру тебя в порошок, так и знай!
Мэриан постаралась взять себя в руки и успокоиться. Нельзя показывать Траску, что она его боится. Он еще не знает, что его ожидает в ближайшем будущем.
– Не надо угрожать мне, Джасон, – с видимым спокойствием проговорила Мэриан. – Я тебя не боюсь! – Она снова крепко сжала сумочку. – К тому же я приняла меры предосторожности… я ведь хорошо тебя изучила за десять лет. Так вот… мне наплевать на твои угрозы!
В глазах Траска полыхнула ненависть.
– Ты забыла наш последний разговор? – злобно прошипел он. – Забыла?
– Нет, я обо всем прекрасно помню. И как ты угрожал мне, и как шантажировал, подкупал… Повторяю: я приняла меры предосторожности, и теперь тебе больше не удастся меня напугать!
Траск презрительно хмыкнул, но Мэриан почувствовала, что он насторожился. Он всегда был невысокого мнения об ее умственных способностях, постоянно обзывал глупой курицей и считал, что она даже не может подбирать подходящие случаю наряды, не говоря уж о решении каких-то серьезных проблем. Неужели за это время она поумнела и действительно решила потягаться с ним силами? Перехитрить самого Траска?
– Признайся лучше, что ты растратила все деньги, которые я тебе дал, и явилась снова вымогать их у меня, – бросил Траск.
– А я разве когда-нибудь у тебя их вымогала? – усмехнулась Мэриан. – Ты забыл, что сам просил меня взять их в обмен на мое молчание?
Траск пропустил мимо ушей ее последнее замечание и поинтересовался:
– Сколько же ты хочешь?
Мэриан сделала вид, что задумалась, а потом, заставив себя улыбнуться, медленно произнесла:
– Может быть, три или пять?
Траск хрипло рассмеялся:
– Ты хочешь вытянуть из меня еще денег, алчная мерзавка?
– Нет, я намереваюсь упрятать тебя за решетку от трех до пяти лет, – ехидно ответила Мэриан. Заметив растерянность на холеном лице Траска, она продолжила: – Да, да, упрятать в тюрьму! Вот только не знаю, какой срок ты получишь за свои преступления, но надеюсь, что не менее трех лет, Джасон. Хотелось бы, конечно, отправить тебя за решетку на всю жизнь!
Джасон Траск быстро справился с растерянностью и мгновенно понял, куда клонит Мэриан. Его взгляд скользнул по зданию суда и остановился на том подъезде, где помещался офис окружного прокурора. Затем он перевел взгляд на стоявшую перед ним Мэриан, и его лицо исказилось от гнева.
– Мэриан… запомни, – медленно, с расстановкой сказал он, – если ты предпримешь какие-нибудь шаги в отношении меня, я уничтожу тебя. Я раздавлю тебя как назойливую муху. Я убью тебя.
Мэриан высоко подняла голову и, ничего не ответив, направилась к зданию городского суда.
– Ты пожалеешь! – крикнул ей вслед Траск. – Пожалеешь, но будет поздно…
Она нарочито медленно поднялась по каменным ступеням, потом обернулась и с усмешкой ответила:
– На этот раз тебе не удастся избежать правосудия. Очень скоро ты будешь сидеть в тюрьме!
Ощущая спиной полный ненависти взгляд Траска, Мэриан рывком распахнула массивную дверь, вошла и с силой захлопнула ее за собой. Очутившись в прохладном вестибюле, она несколько минут неподвижно стояла, переводя дух и успокаиваясь, а потом направилась наверх, в кабинет мистера Маркета.
Окружной прокурор Дэвид Маркет сидел за столом, а около окна стоял начальник полиции Трэвис Макмастер, приглашенный участвовать в предстоящей серьезной беседе. Зайдя в кабинет, Мэриан остановилась на пороге и, увидев Трэвиса, смутилась. Ей было стыдно смотреть ему в глаза – человеку, который возлагал на ее свидетельские показания такие большие надежды.
Мэриан не была лично знакома с Макмастером до тех ужасных событий, произошедших с Кейт Эдвардс, но много о нем знала. Собственно, молодого, симпатичного начальника местной полиции в Фолл-Ривер знали все. Помимо его профессиональной деятельности Трэвис был известен тем, что являлся бессменным лучшим защитником футбольной команды, последние три года одерживающей убедительные победы в турнирах. Многие молодые женщины не прочь были познакомиться с ним поближе и завести роман, но далеко не каждой это удавалось.
Первая личная встреча Мэриан с Трэвисом произошла в доме ее матери, когда он явился побеседовать с ней и снять свидетельские показания после избиения и изнасилования Кейт Эдвардс. Макмастер подробно расспрашивал Мэриан о ее прошлой супружеской жизни с Траском, выяснял некоторые детали, способные подкрепить обвинения Кейт, и задавал множество вопросов, связанных с тем роковым вечером.
Мэриан откровенно поведала ему о несчастных десяти годах, прожитых ею с Траском, о его постоянных издевательствах, угрозах, шантаже, избиениях и нескольких случаях изнасилования. Трэвис был удивлен, услышав подобные откровения, и, как показалось Мэриан, очень ей сочувствовал. Правда, во время беседы он несколько раз укоризненно качал головой и выражал недоумение по поводу ее упорного молчания и нежелания обращаться в полицию. Мэриан даже показалось, что Трэвиса задела за живое ее нелегкая судьба, и она была очень признательна ему за искреннее участие.
Почему она никогда не обращалась в полицию с жалобами на грубое обращение мужа? Что она могла ответить Макмастеру? Что Джасон терроризировал ее, угрожая убить, если она осмелится заявить на него? Что Мэриан никому, даже собственной матери, не рассказывала о жестоких побоях потому, что ужасно боялась Джасона? Что она скрывала синяки под гримом и не выходила на улицу, пока они не исчезали с лица, шеи и рук? Признаваться в том, что Траск жестоко обращался с ней, унижал ее, оскорблял и издевался, Мэриан было просто стыдно. Ведь у любого человека, узнавшего об этом, возник бы естественный вопрос: а почему она все это терпела? Ради чего? Ради проживания в роскошном доме или из-за мнимого богатства, которое ей не принадлежало? Страх, сильный животный страх перед Джасоном Траском удерживал ее от жалоб и заявлений в суд! А сознаться в этом даже себе самой было нелегко.
Мэриан приблизилась к столу, за которым сидел окружной прокурор, он поднялся и протянул ей руку. Потом она поздоровалась с Макмастером, и Дэвид Маркет жестом предложил ей садиться.
– В нашем телефонном разговоре вы упомянули о существовании важных магнитофонных записей, обличающих Джасона Траска, с помощью которых мы снова сможем возбудить против него уголовное дело. Это соответствует действительности, миссис Траск?
Мэриан кивнула. Ей понравилось, что окружной прокурор без ненужных предисловий и лишних слов перешел к делу. Она открыла свою сумочку, достала оттуда несколько кассет и протянула их Дэвиду Маркету:
– Да, мистер Маркет, вот эти кассеты.
– Что на них записано?
– Многое. Разговоры между моим бывшим мужем и мной. Его признания. Угрозы. Обещания. Подкуп меня как главного свидетеля преступления.
Окружной прокурор вынул из письменного стола портативный магнитофон и вставил в него одну из кассет. Нажал кнопку перемотки, послышалось легкое шуршание, а потом из магнитофона зазвучал хрипловатый, высокомерный голос Джасона Траска. Трэвис Макмастер подошел поближе и остановился около стола.
«…Я знал, что ты придешь, Мэриан. С тобой уже разговаривал Макмастер?»
«Да, мы беседовали».
«И что же, позволь тебя спросить, ты ему сообщила?»
«Я сказала ему правду!»
«Правду? – с насмешкой переспросил Траск. – Какую правду?»
«Я сообщила ему, что ты избил и изнасиловал Кейт Эдвардс!»
«Что за чушь ты несешь?»
«Я все видела, Джасон!»
«Что ты видела? Это была любовная игра, только и всего. А ты что подумала, идиотка?»
Перед глазами Мэриан снова промелькнула страшная картина, свидетелем которой она случайно стала шесть месяцев назад. Кафельный пол кухни дома Траска, пятна крови на нем… Повсюду валяется кухонная утварь, которой несчастная Кейт так и не сумела воспользоваться в качестве защиты… Сама Кейт Эдвардс, лежащая в разорванной одежде на полу…
Мэриан снова и снова вспоминала, с какой надеждой Кейт восприняла ее неожиданное появление тем поздним вечером в доме Траска, умоляюще глядела на нее и еле слышно повторяла: «Пожалуйста, помоги… пожалуйста…»
Но… рассчитывать на помощь бывшей жены Траска Кейт не пришлось. Мэриан не бросилась ей на подмогу, не оттолкнула обезумевшего Джасона. Она, словно в оцепенении, стояла в дверях и глядела на все происходящее. Она видела избитую, истерзанную Кейт Эдвардс и представляла себя на ее месте. Ведь Траск точно так же поступал и с ней. Сначала жестоко избивал, а потом валил на пол и грубо овладевал, разрывая одежду и причиняя боль.
«О какой любовной игре ты говоришь? – с магнитофонной кассеты донесся звенящий от негодования голос Мэриан. – Это ты называешь игрой? А когда ты то же самое проделывал со мной, это тоже называлось любовной игрой? Если она сама этого хочет, почему же тогда кричит от боли и ужаса? Почему умоляет тебя остановиться? – После недолгого молчания, во время которого Мэриан собиралась с силами, она продолжила: – Ты изнасиловал ее, Джасон! И ты должен ответить за это злодеяние!»
Зазвучал голос Траска:
«Что я сделал? А впрочем… Все это останется между нами, так сказать, наш маленький секрет, о котором будут знать лишь трое: ты, я и Кейт! Ты поняла, Мэриан?»
«Но она непременно заявит в полицию. И я уже позвонила туда».
«Ну и что? Скажешь, что пошутила. Ты ведь умная девочка, Мэриан, и знаешь, чем для тебя может обернуться твоя настойчивость. Надеюсь, ты не забыла мои уроки?»
Снова воцарилось молчание. Разумеется, за десять лет совместной супружеской жизни Мэриан хорошо усвоила жестокие уроки Джасона Траска и прекрасно знала, чем может для нее обернуться свидетельство против него. В тот момент она нисколько не сомневалась, что в случае реальной опасности Джасон пойдет на крайние меры. Ей было известно, что, ослепленный жаждой мщения, он не остановится ни перед чем.
«Мэриан! – на кассете снова послышался голос Траска. – Кейт Эдвардс любит грубый секс. Она – извращенка, мазохистка. Она… наслаждается физической болью. Да если хочешь знать, она сама попросила проделать с ней это. Ей по душе острые ощущения».
«Ты лжешь!» – негодующе воскликнула Мэриан.
Ее слова вызвали у Траска вспышку гнева.
«А кого интересует правда? Кому она нужна? Кстати, учти, никто не поверит Кейт. Только мое слово будет иметь силу…»
После этих слов Дэвид Маркет выключил магнитофон и обратился к Мэриан:
– Скажите, миссис Траск, на остальных кассетах записано приблизительно то же самое?
Она молча кивнула.
– Накануне суда Джасон Траск заплатил вам за молчание? – спросил Макмастер.
Мэриан снова кивнула и опустила голову, чувствуя, как кровь прилила к ее лицу.
– Да, – тихо ответила она. – Это записано на последней кассете.
– Скажите, а почему вы принесли уличающие вашего бывшего мужа записи только сейчас, а не во время судебного разбирательства? – не удержался от упрека начальник полиции. – Ведь если бы вы предоставили нам подобные улики, дело было бы выиграно и Траск сел в тюрьму за избиение и изнасилование.
Мэриан подняла голову и встретила осуждающий взгляд Макмастера.
– Я все понимаю… да, я виновата, – пробормотала она. – Но я поступила так потому, что очень боялась Траска. Десять лет я была его жертвой. Он избивал меня, насиловал, как и Кейт Эдвардс, он… постоянно угрожал меня убить. Когда только я заикнулась о том, что выступлю в суде, он предупредил меня, что расправится со мной. А Джасон Траск слов на ветер не бросает, и печальный пример младшей сестры Кейт – Керри Эдвардс доказывает это!
Мэриан заметила, как окружной прокурор и начальник полиции многозначительно переглянулись. Некоторое время в кабинете царило молчание, а потом Дэвид Маркет обратился к Мэриан:
– Скажите, миссис Траск, а что вы хотите от нас?
Мэриан удивленно подняла брови, а потом решительно заявила:
– Я хочу, мистер Маркет, чтобы Джасон Траск был осужден. Он избил и изнасиловал Кейт Эдвардс, а потом подкупил свидетеля обвинения. Это преступления, и он должен ответить по всей строгости закона!
– Понятно, миссис Траск. Начальник полиции и я внимательно прослушаем записи, сделанные на ваших кассетах, а после этого сделаем соответствующие выводы.
– И что дальше?
– Если в кассетах содержится уличающая Траска информация, я вынесу постановление о возобновлении уголовного дела. Но прежде мне надо будет убедить суд в том, что эти записи действительно являются важными уликами и могут квалифицироваться как вновь открывшиеся обстоятельства по уже закрытому делу. Если бы вы тогда не исчезли, миссис Траск, сейчас все выглядело бы по-иному.
– Вы хотите сказать, что этих записей недостаточно? – удивилась Мэриан.
– Я не уверен, что суд захочет принять их к рассмотрению, миссис Траск. К тому же, насколько мне известно, жертвы изнасилования – Кейт и Керри Эдвардс – не желают вновь фигурировать в деле. А без них…
Мэриан перевела взгляд на Трэвиса:
– Может быть, вы сумеете уговорить Кейт снова выступить в суде, мистер Макмастер?
Ей было хорошо известно, что Трэвис и Кейт давно дружат, и она надеялась, что начальник полиции повлияет на свою подругу и она появится на судебном разбирательстве. К тому же, Мэриан знала, что Трэвис очень переживает за Кейт, ненавидит Джасона и жаждет упрятать его за решетку.
Макмастер покачал головой и горько усмехнулся.
– Боюсь, что из этой затеи ничего не получится, – ответил он. – Кейт уже прошла через грязное, несправедливое судилище и ни при каких условиях не согласится снова оказаться в роли клеветницы и развратницы!
– И все-таки, миссис Траск, вам следовало бы принести нам эти записи шесть месяцев назад, – произнес прокурор. – И надо было бы выступить в суде с разоблачением преступных деяний вашего бывшего мужа. А теперь… когда время упущено, я не уверен, что эти кассеты помогут нам отправить Траска в тюрьму. Ладно, мы подумаем, как нам лучше действовать дальше.
Мэриан, поняв, что беседа закончена, поднялась со стула:
– Вы сообщите мне о своих дальнейших действиях, мистер Маркет?
– Разумеется. В самое ближайшее время я свяжусь с вами и сообщу о принятом решении.
Трэвис Макмастер подошел к Мэриан и сказал:
– Пойдемте, я провожу вас, миссис Траск. – Затем обернулся к прокурору и добавил: – Дэвид, я сейчас вернусь.
Мэриан и Трэвис вышли из кабинета окружного прокурора, спустились на первый этаж, пересекли вестибюль и остановились перед двойными дверьми. Присутствие Макмастера смущало Мэриан, и она не осмеливалась смотреть ему в глаза. Чувство вины за то, что она тогда трусливо сбежала из города, вместо того чтобы выполнить свой долг, не покидало ее ни на минуту. Наконец Мэриан осмелилась заговорить с Трэвисом:
– Я виновата, мистер Макмастер, но поймите, я действительно очень боялась угроз Джасона Траска.
– Мы понимаем это, миссис Траск, – отозвался Трэвис. – Будем надеяться, что данные записи в совокупности с прошлыми доказательствами и уликами сделают свое дело и Траск будет наказан!
Трэвис распахнул перед Мэриан двойные двери, пропустил ее вперед и вслед за ней спустился по каменным ступеням.
– Говорят, лучше поздно, чем никогда, – сказал он.


Те же самые слова часто повторяла Мэриан ее мать, когда они обсуждали ее предстоящий визит к окружному прокурору.
Мэриан печально улыбнулась.
– А еще говорят: «Всему свое время».
– Будем надеятся, что время отмщения этому негодяю наконец наступило, – сказал Трэвис. Затем его взгляд скользнул по зданию банка, в котором размещался один из офисов Траска, и он спросил: – Ваш бывший муж уже знает о вашем возвращении в Фолл-Ривер?
– Да, к сожалению. Мы столкнулись с ним почти перед зданием суда.
– И как он отреагировал на ваш приезд?
– Предупредил «по-дружески» не ворошить прошлое, – сказала Мэриан.
– Что именно он вам сказал, миссис Траск?
Мэриан вкратце пересказала свой разговор с бывшим мужем, и при упоминании о «мерах предосторожности», принятых ею по возвращении в Фолл-Ривер, Макмастер нахмурился, и по его лицу пробежала тень.
– Так он в курсе всего?
– Нет, но он догадывается, что у меня есть на него компромат, – ответила Мэриан. – Даже если бы я ни на что ему не намекнула, он все равно бы понял, что у меня имеется разоблачающий его материал, в противном случае я никогда бы не рискнула вернуться в город.
– Мы сделаем копии этих записей, а оригинал оставим у себя, – сказал Трэвис.
Он, наверное, впервые посмотрел на Мэриан с симпатией и сочувствием:
– Миссис Траск, если ваш бывший муж позвонит вам или захочет встретиться, обязательно дайте мне знать об этом. Или если его дружки начнут вас беспокоить, тоже сразу поставьте меня в известность.
Он вынул из кармана свою визитную карточку и протянул ее Мэриан.
– Звоните в любое время, – добавил он.
Мэриан убрала визитную карточку в сумочку и ответила:
– Я вам очень благодарна за поддержку, мистер Макмастер. Всего хорошего! – И, крепко прижимая к груди сумочку, как будто лежащая в ней визитка начальника местной полиции могла обезопасить ее от возможных серьезных неприятностей, Мэриан быстрым шагом направилась к своей машине.
* * *
Вынимая из сумки продукты, купленные для пикника, Колин Роббинс с удовлетворением думала о том, что первую половину сегодняшнего дня она провела с пользой для задуманного ею дела. Пока все складывалось удачно, и план действий постепенно приобретал четкие формы. Утром позвонил Рэнди Хокинс и сообщил хорошую для Колин новость: еще двое пострадавших – Гарри Притчард и Карла Броунли – дали согласие на участие в будущем судебном процессе против администрации завода и его хозяина Траска.
Гарри Притчард из-за несоблюдения администрацией техники безопасности упал с большой высоты и получил множество ранений и ушибов. Мужа Карлы Броунли убило электрическим током. Администрация завода настаивала на том, что это был несчастный случай, кое-кто даже поговаривал о том, что якобы покойный рабочий получил разряд электричества по собственной неосторожности, но как бы то ни было, муж Карлы Броунли умер, оставив ее с тремя маленькими детьми. Сама Карла работала официанткой в кафе, и ее жалованья, естественно, не хватало на содержание семьи.
Колин попросила Рэнди Хокинса договориться о встрече с потерпевшими после обеда, а пока намеревалась приятно провести время в парке вместе с Трэвисом Макмастером.
Трэвис сидел напротив Колин, молча наблюдая за тем, как она распаковывает сумку с продуктами, и думал о том, что настоящий пикник все-таки надо устраивать на природе, а не в городском парке. Ведь настоящий пикник – это не просто завтрак на свежем воздухе, но нечто гораздо большее. Это возможность уединиться в живописном месте, вдали от чужих глаз, насладиться обществом друг друга, еще больше сблизиться.
Сегодняшний так называемый пикник был далек от идеала в силу многих обстоятельств. Колин и Трэвис сидели на скамьях за столом друг против друга в городском парке, перед ними лежали продукты, купленные в магазине, принадлежащем семье Траск, а вместо вина они вынуждены были довольствоваться холодной кока-колой. На пикник был отведен всего лишь час, и то при условии, что с пейджера или с полицейской рации Макмастера не раздастся призыв вернуться раньше времени на работу. И тем не менее Колин и Трэвис наслаждались природой, красивым видом и обществом друг друга.
– Ну что, на вас произвел впечатление наш водопад? – поинтересовался Трэвис.
Колин взглянула на шумно низвергающийся со скалы поток воды и улыбнулась. Радужные брызги искрились, переливались в лучах неяркого осеннего солнца.
– Да, здесь очень красиво, – ответила она. – А скажите, Трэвис, кто-нибудь решался нырять с выступов вниз?
– Да, бывали такие случаи.
– Но ведь это опасно!
– Конечно, опасно, но подростки иногда все-таки ныряли в водопад. Смельчаки таким образом хвалились перед сверстниками храбростью и ловкостью!
– И подобные забавы всегда оканчивались благополучно?
– Произошел один трагический случай, но это, как выяснилось, было самоубийство. И кинулся вниз не подросток, а взрослый человек.
Услышав о самоубийстве, Колин невольно помрачнела. Она всегда с волнением и грустью слушала рассказы о самоубийствах, потому что ее собственный отец много лет назад тоже решил добровольно свести счеты с жизнью. После его смерти Колин постоянно задавала себе один и тот же вопрос: почему он так поступил? И можно ли было что-то предпринять, чтобы он отказался от своего рокового намерения? Также Колин часто думала и о том, что жизнь устроена очень несправедливо: хорошие, порядочные люди умирают еще молодыми, в расцвете сил, а преступники, негодяи, насильники, подобные Джасону Траску, живут, процветают, благоденствуют.
Собственно, ответ на вопрос, почему Гарри Бейкер добровольно ушел из жизни, Колин Роббинс примерно знала, оставалось лишь несколько невыясненных деталей, способных дополнить картину случившегося.
– Колин… – голос Трэвиса вернул ее к действительности, – о чем вы так глубоко задумались?
Колин встрепенулась и виновато посмотрела на своего спутника.
– Что же вас так отвлекло от нашего пикника? – улыбнувшись, поинтересовался он.
– Вот вы упомянули о самоубийстве… Мой отец тоже свел счеты с жизнью, когда мне было двадцать два года. И вот я думала…
– Простите, Колин, я не знал…
– Мы были очень близки с отцом, и, когда все это произошло, я долго не могла прийти в себя. Первое время после его смерти я так тосковала об отце, что даже иногда подумывала последовать его печальному примеру! И до сих пор скучаю о нем, мне очень его не хватает!
– Да, это счастье, когда родители живут долго, – задумчиво произнес Трэвис, – когда они окружены вниманием и заботой детей и внуков.
– А… ваши родители живы?
– Да. Они до сих пор живут в том же доме, где я родился и вырос. Дом моих бабушки и дедушки, родителей отца, находится по соседству. А родственники матери живут в миле от города. В Фолл-Ривер, кроме того, живут и две мои двоюродные сестры, а вот мой брат Бобби обосновался в Миссури.
– В наши дни многие семьи разъехались по разным штатам, и ваша семья – счастливое исключение, – заметила Колин. – Как хорошо, что вы все вместе!
– Знаете, из Фолл-Ривер редко уезжают навсегда. Помотаются по свету, а потом все равно возвращаются домой.
– Почему?
– Такой уж притягательный наш город! – улыбнувшись, ответил Трэвис. – Наверное, все дело в этом.
Они принялись за сандвичи с ветчиной, и Колин, воспользовавшись тем, что Трэвис занялся едой, украдкой наблюдала за ним. Ей нравилось его открытое, симпатичное лицо с правильными чертами, с выразительными голубыми глазами и добродушной широкой улыбкой. Он выглядел мужественным, сильным, надежным и внушал спокойствие и доверие. На такого человека можно было положиться.
– Вы имели в виду какого-то конкретного человека, говоря о том, что люди все равно не покидают Фолл-Ривер? – спросила Колин.
– Да, я имел в виду Кейт Эдвардс, – мгновенно нахмурившись, ответил Трэвис.
– Я не думаю, что Кейт следовало бы покидать Фолл-Ривер после судебного процесса. Своим отъездом она только сыграла бы на руку своему обидчику, – задумчиво проговорила Колин. – К тому же здесь ее дом, друзья, семья.
– Семья? – с горечью переспросил Макмастер. – О какой семье вы говорите, Колин? Да ее отец открыто заявил, что Кейт сама виновата в том, что с ней случилось! А мать и старшая сестра уговаривали ее держать рот на замке и притворяться, что ничего не случилось! А уж когда этот мерзавец Траск избил и изнасиловал младшую из сестер, они и вовсе заявили, что вся вина за произошедшее лежит на Кейт. Родственники демонстративно перестали общаться с ней, не понимая, что Кейт ужасно тяжело без этого. А что касается друзей… то я – единственный друг Кейт… – После короткой паузы Трэвис поправился: – То есть был единственным до недавнего времени.
– Значит, Кейт с кем-то подружилась? Мне кажется, вам это не нравится, – удивилась Колин.
Странно, казалось бы, Трэвис должен радоваться, что у Кейт появился человек, дружески к ней настроенный и желающий ее морально поддержать! У нее мелькнула догадка. Возможно, когда-то Трэвис и Кейт были близки и теперь он ревнует ее к другому мужчине?
– После окончания судебного процесса от Кейт отвернулся весь город, – продолжил Макмастер. – Правда, были люди, которые в душе сочувствовали ей, но, опасаясь Траска, предпочитали не высказывать свои симпатии вслух и уж тем более не вставать открыто на ее сторону. Кейт несправедливо лишили права преподавать в школе, посмели даже намекнуть, что ей не стоит появляться по выходным дням в местной церкви. И вот теперь появился этот парень… – Трэвис не закончил фразы, видимо, желая прекратить этот разговор.
– Какой парень?
– Да так, один бывший заключенный! – нехотя ответил он. – Уголовник по фамилии Колдуэлл.
Услышав хорошо знакомую фамилию, Колин застыла от изумления. Не может быть… Такер Колдуэлл?
– Он отсидел шестнадцать лет за убийство, три месяца назад его досрочно освободили, – продолжал Макмастер, не замечая реакции своей спутницы. – Два месяца он где-то болтался, кажется в Литл-Рок, а теперь вот решил обосноваться в Фолл-Ривер.
Теперь у Колин не оставалось и доли сомнения, что речь идет именно о Такере Колдуэлле, которого шестнадцать лет назад защищал на суде ее отец. Да, все детали сходятся: убийство, длительный тюремный срок, досрочное освобождение… Неужели Такер живет теперь в Фолл-Ривер? А ведь это – счастливое стечение обстоятельств для Колин.
Но зачем он приехал сюда? Мстить Траскам, пытаться выяснить, почему он получил столь длительный срок за неумышленное убийство, или что-либо еще… Возможно, в тюрьме более искушенные уголовники просветили его, рассказав, что иногда адвокаты в силу тех или иных причин выстраивают линию защиты не в пользу обвиняемого. Берут взятки со стороны потерпевших или подвергаются шантажу…
Нет, вряд ли Такер Колдуэлл собирается докапываться до истинных причин своего длительного тюремного срока. Он ничего не понял, ни о чем не догадался. Он ни в чем не винил защитника, не удивлялся ложным показаниям своей девушки, он… только искренне переживал случившееся и горячо винил самого себя. И уж конечно, Такер не догадывался о вмешательстве в судебный процесс семейства Траск.
– Мне кажется, что, когда люди, которых ты знаешь всю жизнь, вдруг отворачиваются от тебя, начинают тебя незаслуженно презирать, это очень тяжело, – сказала Колин. – Я понимаю Кейт: она хочет иметь рядом с собой человека, который мог бы морально поддержать ее, ободрить, разделить с ней все горести, выпавшие на ее долю.
– Но поймите, Колин, люди и так шепчутся за спиной Кейт, осуждая ее во всех грехах! Если им станет известно о ее связи с бывшим уголовником, убийцей, они лишний раз похвалят себя за прозорливость! Дескать, вот, мы же говорили, что эта Эдвардс – та еще штучка, лгунья и распутница! Они станут презирать ее еще больше! – горячо воскликнул Трэвис. – Кейт окончательно погубит себя!
– А почему, собственно, Кейт должна жить с оглядкой на обывателей? – возразила Колин. – Пусть себе тешатся, пусть болтают за ее спиной все, что хотят. Она должна быть выше этого. И очень хорошо, что она сблизилась с человеком, который не прислушивается к грязным сплетням, а воспринимает Кейт такой, какая она есть. Уважает ее, поддерживает, скрашивает одиночество. Вот вы же, например, с уважением относитесь к Кейт?
– Конечно! Она – женщина, достойная всяческого уважения, – искренне произнес Макмастер. – Но дело-то не в этом: Такер Колдуэлл ей не пара.
– Но почему же?
– Да потому, что он – бывший уголовник, убийца, никчемный человек. Кто знает, что у него на уме? Если… снова с Кейт что-нибудь случится, она этого не переживет.
– Трэвис, вы не правы! Почему вы так настроены против Такера Колдуэлла, ведь вы его совершенно не знаете? Чем тогда вы отличаетесь от обывателей Фолл-Ривер, если судите о человеке так предвзято? А что, если Такер Колдуэлл такая же жертва несправедливости нашей судебной системы, как и Кейт Эдвардс? Вы не допускали такой мысли? Мне кажется, Трэвис, как ее старый друг, вы должны быть ему благодарны за это, что он подружился с Кейт и помогает ей пережить недавнюю драму.
Трэвис покачал головой, а потом пробурчал:
– Ну, не знаю, не знаю… Насчет благодарности – это, по-моему, уж слишком.
– В самый раз, – улыбнулась Колин.
Лицо Трэвиса смягчилось от улыбки.
– А вы, миссис адвокат, прекрасно умеете убеждать.
– Мои аргументы вас убедили?
– Не совсем, просто я оценил ваше красноречие.
– Если Кейт подружилась с Такером Колдуэллом, значит, им хорошо вместе.
«Да и Такер, проведший свои лучшие годы в неволе, тоже нуждается в обществе умной, порядочной, доброй женщины, – подумала Колин. – Он ее заслужил».



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Жертва клеветы - Папано Мэрилин

Разделы:
Пролог12345678910111213141516

Ваши комментарии
к роману Жертва клеветы - Папано Мэрилин



Отличный роман с детективной линией!!!
Жертва клеветы - Папано МэрилинMirta29
7.04.2013, 13.01





мне в этом романе чего то не хватила, а именно он мне показался слишком затянут и не хватает остроты и полноты сюжета, так то задумка не плохая! Нету особого впечатления от прочитанного!
Жертва клеветы - Папано МэрилинНаталья
3.05.2014, 6.57





Сильно не захватил, но в принципе понравился. Да, трудно бороться с сильными Мира сего, но , если хочешь добиться справедливости, это делать надо! Как бы трудно ни было! Я уважаю ГГ за её мужество, в жизни знаю её прототип.
Жертва клеветы - Папано МэрилинЛенванна
19.05.2016, 16.14





Сильно не захватил, но в принципе понравился. Да, трудно бороться с сильными Мира сего, но , если хочешь добиться справедливости, это делать надо! Как бы трудно ни было! Я уважаю ГГ за её мужество, в жизни знаю её прототип.
Жертва клеветы - Папано МэрилинЛенванна
19.05.2016, 16.14








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100