Читать онлайн Вкус греха, автора - Папано Мэрилин, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Вкус греха - Папано Мэрилин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.32 (Голосов: 38)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Вкус греха - Папано Мэрилин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Вкус греха - Папано Мэрилин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Папано Мэрилин

Вкус греха

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

Уилл дождался, пока машина Мелани скроется за поворотом, а пыль, поднятая ее колесами, уляжется. Он презирал Мелани, но и сочувствовал ей. На ее долю выпала столь же тяжелая жизнь. А может быть, ей пришлось даже тяжелее — ведь она была так молода, когда стала матерью.
Может быть, этот таинственный незнакомец поддастся ее шантажу и выплатит ей достаточно денег, чтобы она уехала куда—нибудь, обеспечив при этом сына. «Достаточно, чтобы она допилась до смерти, — мелькнула у Уилла циничная мысль. — Или чтобы умерла от передозировки».
«Она борется за выживание как может» — так выразилась Селина о Мелани. Увы, слишком часто оказывается, что мы можем бороться за выживание не лучшими способами. Этого урока Селина еще не усвоила. В отличие от него и Мелани.
Он пересек двор, но отправился не к себе, а к коттеджу Селины, которая как раз поднялась на веранду.
Селина склонилась над ящиком, где росли желтые цветы, и очищала стебли от засохших листьев. Шланг лежал у ее ног, и из него тонкой струйкой лилась вода. Уилл помедлил на ступеньках, любуясь изгибами ее тела, затем взошел на веранду и приблизился к Селине, шлепая босыми ногами по мокрому полу. Оказавшись рядом с ней, он обхватил ее за талию и прижал к себе. Она выпрямилась, но не оттолкнула его и не прижалась к нему, а только бросила ножницы и сухие листья и глянула на него так, что все его тело заныло от вожделения.
— Я не знала, что Мелани так подействует на тебя, — тихо сказала она.
— Это не Мелани. Это ты. С первого дня, как я приехал.
Прекрасные голубые глаза Селины, видевшие так много и все же недостаточно много, потемнели.
— И что же нам делать?
— Ничего. В том—то и беда, Сели. Нам с тобой нельзя что—либо делать вместе.
Она провела пальцем по царапине на его груди настолько небрежно, что это прикосновение нельзя было назвать лаской. Оно не было призвано возбудить Уилла, но произвело именно такой эффект.
— Как известно, ты всю жизнь делаешь то, что нельзя.
Свободной рукой он приподнял ее подбородок, заставив взглянуть ему в глаза.
— Зато ты всю жизнь делаешь только то, что можно.
— Может быть, пора менять привычки?
— Верно. — Он мрачно кивнул. — Мне пора перестать делать то, что нельзя. Но вот это я себе позволю.
Он поцеловал ее в губы — не по—дружески, как только что Мелани, и не неуклюже, как Селина в понедельник. Это был настоящий, властный, чувственный поцелуй, в котором участвовали не только губы, но и язык, руки, все тело.
Селина застонала, и звук неутоленной страсти пронизал все тело Уилла. Он еще сильнее впился в ее губы. Он целовал ее так, словно этот поцелуй был самым главным в жизни. И в то же время он знал, что ему будет мало, пока между ними не случится все. А все не случится никогда.
Усилием воли он оторвался от нее и откинул голову. Селина не сразу открыла глаза. Когда же она взглянула на него, он уловил голодный блеск в ее глазах. Уилл убрал с ее лба прядку волос и провел пальцем по ее губам.
Больше всего в эту минуту он желал быть другим человеком, тем, кто имеет право любить ее и рассчитывать на взаимность.
Он убрал руки Селины со своих плеч, сжал на секунду ее ладони и отпустил, отступив на шаг. Наверное, этот шаг, разрушивший близость между ними, был в его жизни самым трудным.
Селина не могла прийти в себя.
— Ты куда, Уилл?
Он остановился возле двери, но не обернулся.
— К мисс Роуз. Хочу попросить у нее машину.
— А потом куда?
Только сейчас он повернул голову.
— В какую—нибудь дешевую забегаловку. Напьюсь, найду женщину и лягу с ней. — Он помолчал, давая Селине время переварить его слова, затем добавил: — Сели, я намерен забыть, чего хочу от тебя. И тебе советую последовать моему примеру.
Лишь через несколько секунд Селина обрела способность двигаться. Она подошла к двери и увидела, что Уилл направляется к своему домику; наверняка он собирается умыться и переодеться, прежде чем предстать перед мисс Роуз.
Прежде чем найти женщину и лечь с ней.
При мысли об этом Селине захотелось ударить его так, чтобы он надолго забыл о том, что делают с женщиной, когда ложатся с ней.
Сукин сын!
Она выскочила на веранду и неожиданно для самой себя окликнула его. Уилл невольно остановился, но головы не повернул.
— Спасибо за совет, — подчеркнуто любезно произнесла она, — но не взыщи, если я им не воспользуюсь.
Он так и не обернулся, ничего не ответил и скрылся в доме. Через десять минут Уилл появился снова, с мокрыми после душа волосами, и направился к дому мисс Роуз, даже не взглянув в сторону Селины. В доме он провел минут пять, после чего вышел, сел в машину и уехал.
Селина прошла на западную часть веранды, где пышно цвели ноготки. Она не знала, куда отправился Уилл, и в самом ли деле он намерен исполнить то, о чем говорил. Может быть, он собирается встретиться с Мелани. И главный вопрос: может ли другая женщина помочь ему позабыть Селину?
— Надо срезать засохшие цветы, чтобы они не отнимали питательные вещества у молодых растений, — раздался за ее спиной голос мисс Роуз.
Селина молча взяла садовые ножницы и принялась за работу.
— Вы с Уиллом как будто не очень ладите? — с участием спросила ее мисс Роуз.
Селина с вызовом взглянула на нее.
— Почему вы так думаете?
Мисс Роуз пододвинула плетеный стул и присела — на самый краешек.
— Ты знаешь, что Уиллу в жизни пришлось нелегко.
— Мисс Роуз, зачем вы взяли его? — спросила Селина, не отрывая взгляда от переливающейся на солнце струйки воды. — Он не ваш родственник. Вы не несли ответственности за него.
— Никто ни за кого не отвечает, и это страшно. Мы видим на улице человека, которому негде преклонить голову, но не приходим к нему на помощь. Мы не ведем его к себе домой, у нас не возникает желания накормить и обогреть его. Но на самом деле люди ответственны друг за друга. Бог дал мне дом и пищу, а это значит, что я обязана делиться с теми, кого он обделил.
Селина подумала про себя, что у мисс Роуз, в отличие от тысяч и тысяч людей, слова не расходятся с делом.
— Клод Бомонт был достойным человеком, — продолжала мисс Роуз. — Уинн, а потом и я время от времени нанимали его для разных работ. Он любил жену и сына, которые, как это ни удивительно, были друг другу совершенно безразличны. Даже в раннем детстве Уилл, когда ему было плохо, звал отца, а не Полетту. Видимо, у этой женщины начисто отсутствовал материнский инстинкт. Клод всерьез беспокоился о том, что будет с сыном, если с ним самим что—нибудь случится. Он знал, что на Полетту рассчитывать нельзя.
— И вы обещали ему позаботиться о мальчике?
Мисс Роуз пожала плечами.
— У меня три дома, а жила я здесь совершенно одна. У меня были деньги. — Она пристально посмотрела на Селину. — И я ощущала ответственность.
— А вы ни о чем не жалеете? — спросила Селина, хотя заранее знала ответ.
Но мисс Роуз удивила ее.
— Почему же? Я всегда буду жалеть о том, что он покинул город.
— Но не по вашей вине! Во всем виноват только он сам — если не считать Мелани Робинсон.
— Ты же знаешь, Уилл всегда утверждал, что он не отец Джереда. Я никогда не забуду ту минуту, когда к нам явился Джок в сопровождении шерифа. Мелани тоже была с ними. Тогда она в первый раз высказала свои обвинения ему в лицо. Он был сначала поражен, а потом вышел из себя. Уилл поклялся, что не был с Мелани в постели, а потому не может быть отцом ее ребенка.
«И за шестнадцать лет его версия не изменилась, — подумала Селина. — Впрочем, и Мелани по—прежнему стоит на своем».
— Почему вы ему не поверили?
Мисс Роуз тяжело вздохнула.
— Потому что я их видела. Он привел Мелани в дом для гостей — тогда он жил со мной. Я увидела свет, решила, что в дом забрался вор, и пошла посмотреть. И увидела их. — Она искоса взглянула на Селину, и той почудился оттенок вины в ее взгляде. — Мне не хотелось его смущать. Ему было уже восемнадцать лет, он был мужчиной и… Я знала, что у него уже был опыт с девушками, что только естественно для мужчины его возраста. До меня доходили все слухи.
Селина даже не думала, что разочарование может быть настолько велико. Зачем он утверждал, что не ложился с Мелани в постель? Почему не сказал честно, что испугался ответственности за жену и ребенка? И почему он так упорно держится за свою ложь?
Но теперь получается, что против него может свидетельствовать не только Мелани, но и мисс Роуз. И у Уилла, и у Мелани были корыстные резоны, и потому каждый из них мог солгать; у мисс Роуз их нет.
Она подняла голову, намереваясь расспросить старую даму о подробностях — что именно она видела, но слова застряли у нее в горле, когда она заметила, что щеки мисс Роуз порозовели от смущения.
А Селина уже не знала, во что ей верить. Наверное, стоит спросить самого Уилла, что именно увидела мисс Роуз, и тогда ей что—нибудь станет понятно. Может быть, за его ответом она разглядит правду.
— Мне следовало иначе себя повести, — заговорила опять мисс Роуз. — Я не должна была отпускать его вот так, но если бы он остался, то оказался бы в тюрьме. К тому же, честно говоря, он меня страшно разочаровал. Я считала, что отец, а потом я сумели заложить в него основы добра. — Она вздохнула. — Уилл тогда впервые солгал мне. В первый и последний раз.
— Неужели его действительно осудили бы? Пусть Мелани была несовершеннолетней, она как—никак пошла с ним добровольно.
— По законам того времени он не имел права вступать в связь с несовершеннолетней, даже если она была согласна. А городской судья был приятелем Джока. Плюс кража…
Селина резко повернула голову и взглянула в глаза мисс Роуз.
— Что за кража?
Мисс Роуз смутилась еще больше. Она встала со стула и сделала шаг назад.
— Дорогая моя, вот что значит старость. Вечно выбалтываешь что—нибудь лишнее, когда предаешься воспоминаниям. Ладно… Раз нашего мужчины с нами сегодня не будет, может быть, ты поужинаешь со мной?
— О какой краже вы говорите, мисс Роуз?
Старуха выпрямилась и надменно взглянула на Селину.
— Я не намерена обсуждать этот вопрос. Так что же, ты идешь ужинать ко мне?
— Нет, если вы не ответите на мой вопрос, — твердо ответила Селина.
— Как хочешь. Спокойной ночи.
Мисс Роуз спустилась со ступеней веранды и направилась через лужайку к дому.
Селина несколько минут пребывала в задумчивости, потом скрылась в коттедже. Там она надела легкую хлопчатобумажную юбку и майку без рукавов, сунула ноги в сандалии, взяла сумочку и ключи от машины.
Итак, кража. Информацию о случившейся в городе краже можно почерпнуть из трех источников. Во—первых, мисс Роуз; но она ясно дала понять, что не скажет больше того, что сказала. Во—вторых, полицейский архив — если преступление было зарегистрировано официально. И наконец, газеты. Преступления в Гармонии даже сейчас случались так редко, что немедленно становились сенсацией номер один. А шестнадцать лет назад кража, совершенная Уиллом Бомонтом, непременно должна была стать новостью дня.
Машину она оставила не возле библиотеки, а в соседнем переулке. Едва ли, конечно, кто—нибудь из прохожих заявился бы в библиотеку, чтобы узнать, что Селина там делает в неурочный час, но предосторожность никогда не бывает излишней. Селине не хотелось, чтобы ее отвлекли.
Микрофильмы с содержанием старых газет хранились в коробках, аккуратно сложенных на нижних полках одного из стеллажей возле стойки. Единственная городская газета выходила раз в неделю, и ее объем никогда не превышал двенадцати полос, так что в одном шкафу без труда разместился весь архив за сорок с лишним лет.
Селина выбрала нужную пленку, вставила ее в аппарат и нажала на кнопку. Она не знала, когда в точности Уилл покинул город, поэтому начала с январских выпусков.
Интересующая ее газета была датирована третьей неделей марта.
«Дерзкое ограбление в нашем городе».
Скудные подробности были явно заимствованы репортером из полицейских отчетов. Украдены драгоценности на сумму приблизительно в пятнадцать тысяч долларов и около пяти тысяч долларов наличными. Пострадавшие — Роуз Кендалл и ее сын Реймонд. Подозреваемый — Билли Рей Бомонт.
Селина внимательно прочитала материал. В нем говорилось, что в ночь ограбления Билли Рея не было в городе. Газета отмечала, что он жил у мисс Роуз на протяжении восьми лет и, следовательно, имел свободный доступ в дом. Этот факт объяснял отсутствие следов взлома. Накануне вечером свидетели видели, как Билли Рей выходил из дома Реймонда Кендалла; на стеклянной двери были обнаружены отпечатки его пальцев.
Перечитав статью дважды, Селина поняла, что не верит ни единому слову.
Уилл ограбил мисс Роуз? Этого не может быть, потому что этого не может быть никогда. Какими бы плачевными ни были для него обстоятельства, он скорее отправился бы в тюрьму. Черт возьми, да он скорее женился бы на Мелани. Селина не сомневалась, что Уилл в своей жизни совершил немало более чем сомнительных поступков, но он не пошел бы на кражу драгоценностей у единственного на свете человека, которого по—настоящему любил.
Но кто же тогда украл деньги и драгоценности у Кендаллов?
Наверное, тот человек знал, что Уилл уезжает из города, и увидел возможность свалить на него еще одно преступление. Тот человек сообразил, что после обвинений, выдвинутых Мелани, весь город, включая шерифа, Реймонда и даже мисс Роуз, охотно поверит, что Уилл способен на все. Он верно рассчитал, что репутация Уилла поможет ему самому остаться в тени.
Селина достала десятицентовую монету, опустила ее в щель аппарата и получила печатную копию газетной страницы. Затем она аккуратно сложила лист, убрала его в сумку, вынула из аппарата пленку, положила ее на место, подошла к своему рабочему столу и сняла телефонную трубку.
Разговор с Реймондом занял не больше трех минут. Они договорились встретиться через полчаса в ресторанчике в двух кварталах от аптеки. За эти полчаса Селине нужно обдумать добытую информацию, отделить рациональные выводы от эмоций и понять, что она на самом деле думает.


— Как по—твоему, что ей нужно?
Реймонд бросил на жену раздраженный взгляд.
— Откуда я знаю? Она сказала, что ей нужно поговорить со мной, и желательно сегодня.
— Может, она передумала и готова принять наше предложение насчет наблюдения за Билли Реем?
— Может быть.
Не слишком похоже на Селину, но разве возможно понять женщину? В то воскресенье, когда Реймонд предложил ей информировать его о действиях Билли Рея, Селина изобразила благородное негодование. Может статься, Бомонт успел настолько насолить ей, что она уже согласна шпионить за ним. Кое—что, в конце концов, изменилось с тех пор: Мелани Робинсон объявилась в Гармонии, и говорят, что первым делом она отправилась к Билли Рею. Не исключено, что в Селине проснулась простая женская ревность…
Реймонд вынул из стола несколько стодолларовых купюр и засунул их в бумажник — на всякий случай. Если Селина решила вступить в игру на его стороне, наличные не помешают. Они только помогут ей избавиться от дурацких угрызений совести.
— Я дождусь тебя. — Френни проводила Реймонда до двери и на прощание поцеловала его. — Возвращайся пораньше.
Путь до ресторана не занял много времени. В Гармонии все рядом.
Припарковав машину, Реймонд прошел в зал. Селина уже поджидала его за столиком.
— Вы хороши как никогда, — сказал Реймонд, усаживаясь напротив нее.
Предполагалось, что эти слова должны ей польстить, но в то же время они были истинной правдой. Селина была красива — хотя и не той яркой, экзотической красотой, что отличала Френни.
— Так что же вытащило вас из дома в такой жаркий вечер?
— Мне хотелось бы услышать ответы на некоторые вопросы. — Селина решительно отодвинула тарелку с остатками десерта. — Какое соглашение вы заключили с Уиллом Бомонтом шестнадцать лет назад, перед его отъездом из города?
Реймонд улыбнулся. Ему нравилось, что Селина сразу же взяла быка за рога. Ему самому слишком часто приходилось ходить вокруг да около, поэтому он не мог не оценить ее прямоту.
— А почему вы решили, что между нами было какое—то соглашение?
— В тот вечер, когда он приехал в город, вы были у нас и говорили с ним. Я сидела у себя на веранде и слышала, как вы сокрушались о том, что доверились Бомонту.
— О—о, Селина. — Улыбка Реймонда сделалась еще шире. — В воскресенье у церкви я обратился к вам с просьбой, но вы держались так холодно, что мне и в голову не могло прийти, что вы уже наблюдаете за ним.
Селина молчала.
— Хорошо, я вам скажу. Я заключил с Билли Реем Бомонтом сделку. Ему нужно было уехать из города, но у него не было денег. Джок Робинсон был исполнен решимости привлечь его к ответу за совращение несовершеннолетней дочери. Лично я к Билли Рею Бомонту добрых чувств никогда не испытывал, поэтому был рад, что кто—то еще желает его выдворить. Я дал ему пару сотен долларов в обмен на обещание, что он больше не появится в Гармонии и не предпримет попыток связаться с моей матерью.
— Где вы передали ему деньги?
— У себя дома. — Реймонд умолк, когда подошла официантка. Заказав кофе, он продолжил: — Да, признаю, в этом состояла моя первая ошибка.
— Почему вы считаете это ошибкой?
— Я всегда храню дома некоторую сумму — порядка тысячи долларов. Иногда больше. Случается, что Френни забывает заглянуть в банк, так что не мешает иметь сколько—то денег под рукой. В общем, когда я расплачивался с Билли Реем, он, должно быть, приметил, где я храню деньги. Вечером он вернулся. Проник в дом и прикарманил все остальное.
— А еще что—нибудь пропало?
Реймонд подобрался, и его голос зазвучал жестче:
— Да. Кольцо моего отца. Ничего особенного, триста или четыреста долларов, но для меня оно имело особое значение. Я был совсем юнцом, когда мой отец умер. От него осталось совсем немного, и в том числе это кольцо. Билли Рей украл его. — Помолчав, Реймонд добавил с горечью: — Скорее всего, он спустил это кольцо по дешевке, за несколько баксов.
Селина больше не задавала вопросов, и Реймонд воспользовался паузой, чтобы изучить ее лицо. Она смотрела на него холодно и бесстрастно. Он не знал, делит ли она постель с Бомонтом. Возможно, ее расспросы вызваны исключительно размолвкой с любовником. Скорее всего, он затащил ее в постель, после чего потерял к ней интерес; таким же образом паршивец действовал и в старших классах школы.
Реймонд не завидовал Бомонту ни в чем, кроме легкости, с которой тот завязывал отношения с женщинами. Билли Рею стоило поманить женщину пальцем…
По всей видимости, за шестнадцать лет ничего не изменилось. По словам Френни, Билли Рей был основным предметом разговоров в местном салоне красоты. О нем говорили те, с кем он в свое время спал, и те немногие, которых почему—то миновала эта участь. Легкомысленная сестра Селины треплет по всему городу, как ей хочется восстановить старые отношения с Билли Реем. Отношения, язвительно повторил про себя Реймонд. Как будто пара встреч на дискотеке и час на заднем сиденье автомобиля — это уже отношения. И даже Селина обратила на него внимание. Правильная, разумная Селина, не проявлявшая интереса к мужчинам с тех самых пор, как ее дебил—жених предпочел ей старшую сестрицу.
Ровный голос Селины прервал размышления Реймонда:
— Я слышала, у мисс Роуз тоже что-то пропало.
Реймонд не сумел скрыть охватившего его раздражения:
— Что-то?! Серьги, которые ей подарили родители к свадьбе. Камея, которая передавалась из поколения в поколение в течение двухсот лет. Уникальный изумрудный браслет. Не говоря уже о четырех тысячах долларов, которые исчезли из ее стола.
— Зачем она держала дома такую сумму?
— Наверное, в силу привычки. Моя мать пережила Великую депрессию. Она помнит те времена, когда банки закрывались и отказывались платить по счетам своих клиентов. Она была тогда ребенком, но впечатления сохранились у нее на всю жизнь. Наверняка у нее и сейчас пара тысяч отложена на всякий случай.
— Почему же его не арестовали? — продолжала расспрашивать Селина. — Куда смотрела полиция?
— Вмешалась мама. Она утверждала, что Билли Рей не пошел бы на такое, если бы не крайняя нужда. — Реймонд тяжело вздохнул. — Ну что я могу сказать? Билли Рей был ее слабостью. Она любила его всей душой, бог весть почему. А теперь… Позвольте мне задать вам пару вопросов. Чем он занимается?
— Что он делает днем, я, естественно, не знаю, так как днем я на работе. Вечера он проводит один. Два раза он выезжал в город…
— И оба раза — на свидание с вами. — Реймонд рассмеялся, заметив мелькнувшее в глазах Селины удивление. — В нашем городе информация распространяется с поразительной скоростью. Он с кем—нибудь общается?
— Нет. Но сегодня к нему приезжала Мелани.
— Трогательная, должно быть, получилась встреча, — язвительно сказал Реймонд. — Два сапога пара! И обоим наплевать на ребенка. Есть люди, которые просто недостойны иметь детей.
При этих словах Селина невольно посочувствовала Уиллу. Реймонд и Френни сознательно не заводили детей, хотя в городе поговаривали, что детей у них быть не может после того, как первая и единственная беременность Френни закончилась выкидышем. Реймонд, безусловно, знал об этих слухах, поскольку сам их распустил. На самом деле десять лет назад Френни забеременела по неосторожности, ни она, ни Реймонд не хотели детей, так как рождение ребенка нарушило бы привычный ритм их жизни, поэтому Френни поехала в Даллас и сделала там аборт. Реймонду и Френни не хотелось ни в чем себе отказывать, а дети требуют определенных жертв.
Все прошло бы благополучно, но мисс Роуз каким-то образом узнала о беременности невестки, и Реймонд предпочел солгать ей. Скрывая от матери аборт, он придумал историю с выкидышем. Аборт мог бы вызвать возмущение в обществе, тогда как пару, потерявшую ребенка по несчастной случайности, все жалели.
Реймонд несколько секунд вглядывался в лицо Селины. Она, несомненно, красивая женщина. Красивая, юная, свежая, но неопытная. Он подумал о своей жене, и недавно вспыхнувший интерес к Селине тут же пропал.
Невинность привлекательна, спора нет, но она не может сравниться с наслаждениями, которые может подарить ему Френни.
Реймонд вынул из бумажника сто долларов и несколько мелких банкнот и поднялся из—за стола.
— Селина, будьте добры, расплатитесь сами, я тороплюсь. — Он добавил с улыбкой: — Было приятно побеседовать с вами. Я бы не отказался снова с вами встретиться. Может быть, на следующей неделе?


Бар, куда судьба в этот вечер привела Уилла, расположенный на перекрестке двух дорог, ничем не отличался от прочих баров, в которых ему доводилось прежде сидеть. Здесь пахло потом и спиртным, было сильно накурено. Завсегдатаи бара — простые работяги, для которых выпивка здесь — одно из немногих доступных удовольствий. Пиво здесь дешевое и холодное, музыка громкая, официантки знают свое дело.
Уилл чувствовал себя здесь как рыба в воде. Он такой же, как все эти люди. Неудачник, ничего не достигший в жизни. Никому не нужный, никому не принесший счастья.
Четыре часа назад, выезжая из дома, Уилл был твердо намерен исполнить то, о чем говорил Селине: найти бар, напиться и завалиться в постель с какой—нибудь красоткой. Четвертый пункт — забыть о том, что ему нужно от Селины, — исполнить несколько труднее, но он попытается. Или сделает вид.
Пока исполнен только один пункт: он нашел бар. До сих пор Уилл выпил всего четыре кружки пива, а от такого количества он не только не опьянел, но даже не пришел в благостное расположение духа. И женщина, при взгляде на которую он мог хотя бы подумать о сексе, ему пока не попадалась.
Он прикрыл глаза и откинулся на спинку стула. Селина влияла на него так, что на других женщин ему даже не хочется смотреть.
— Можно к вам присоединиться?
Низкий горловой голос напомнил Уиллу о Селине, но если у Селины легкая хрипотца была следствием вожделения, то у этой женщины голос был просто пропитой и прокуренный. Она опустила руку на спинку стула напротив Уилла. Ногти у нее были очень длинные, неестественно яркие, хищные. Пожалуй, такими ногтями можно выцарапывать глаза.
Уилл кивнул, и женщина присела. У нее светлые волосы, лицо густо накрашено. Ей могло быть лет тридцать, а могло быть и пятьдесят. Сколько бы лет она ни прожила на свете, не оставалось сомнений в том, что это были трудные годы. Они наложили глубокий отпечаток на ее лицо, голос, душу. Уилл вдруг понял, что она чем—то напоминает Мела—ни. Такая же потрепанная и жалкая.
Женщина поманила бармена, прикурила и протянула Уиллу руку.
— Ива.
— Уилл.
Он пожал ей руку и заказал себе очередную кружку.
— Вы здесь в гостях?
— Можно и так сказать, — неопределенно ответил Уилл.
— Сегодня здесь тихо. По выходным бывает куда веселее. — Она взяла у официантки непочатую бутылку, налила себе порцию виски и, не моргнув глазом, опрокинула стакан. — Хочешь повеселиться?
Уилл невесело улыбнулся.
— Я даже не знаю, чего хочу.
— Проблемы с женщиной?
— Да, мэм, вы угадали.
— Жена?
Жена? Само это слово казалось ему незнакомым, чужеродным. Когда Уилл был моложе, ему казалось само собой разумеющимся, что в один прекрасный день он женится, потому что все рано или поздно женятся; все вырастают, идут на работу, женятся, рожают детей, умирают. Среди его знакомых не было ни одного человека, который не был бы женат по крайней мере однажды. Это нормально, потому что так заведено.
Нормальным перспективам пришел конец, когда Уилл покинул Гармонию. Все силы уходили на выживание. Он побывал в стольких передрягах, что хватило бы на несколько жизней. Что же он мог предложить женщине? Секс? Но для семейного счастья этого недостаточно.
— Я не женат, — усмехнулся он. — Еще ни одна женщина не захотела назвать меня своим.
— Значит, те женщины, с которыми тебе доводилось иметь дело, дуры. Где живешь?
— Да везде.
— Значит, много разъезжаешь? Так, может, в том и проблема? Женщинам обычно не нравится, когда их оставляют в одиночестве.
Ее невероятно длинный ноготь стукнул по сигарете, и пепел упал в пепельницу.
— А ты откуда? — спросил Уилл; ему, в сущности, не был интересен ответ, но он не хотел дальше говорить о женщинах со своей случайной знакомой.
— Новый Орлеан. Мемфис. Сент—Луис. Я всю жизнь прожила на берегах Миссисипи. — Она глотнула виски и захихикала. — И умру, наверное, здесь. А твоя семья… здесь живет?
Уилл помотал головой.
— И у меня никого тут нет. Я переехала из Сент—Луиса в Новый Орлеан с первым мужем. Моя старшая девочка так и осталась там. Со вторым мужем я жила в Мемфисе, и там у меня двое детей. А третий муж завез меня сюда; он, понимаешь, искал работу. Работу—то он нашел, а через полгода сбежал от меня с женой шефа. — Она опять хрипло рассмеялась. — Знаешь, что я тебе скажу? Все мужики сволочи. И ты тоже. Пьешь тут со мной какое—то дерьмо, а был бы человеком, пошел бы домой и договорился бы со своей бабой.
— Есть вещи, о которых договориться невозможно, — возразил Уилл без тени улыбки.
Некоторое время они молчали. Ива пила, а Уилл наблюдал за кольцами дыма, которые поднимались вверх от кончика ее сигареты и таяли. Вдыхая табачный дым, он думал о том, как бросил курить десять лет назад, когда ему до чертиков надоел запах, пропитавший его одежду и даже, кажется, кожу. Ему везде чудился этот запах, любая пища имела никотиновый привкус. Долгие недели ушли на то, чтобы избавиться от противных ощущений.
Ива бросила взгляд на часы над стойкой.
— Скоро они закрываются, — заметила она. — Едешь домой?
— Да.
Уиллу не хотелось домой. Его страшила перспектива провести еще одну ночь в доме для гостей, ворочаться с боку на бок на пропитанных испариной простынях, не в силах заснуть от жары. Его пугала перспектива вновь оказаться рядом с Селиной.
Постукивая ногтями по столу, Ива тихо проговорила:
— Если хочешь, можешь остаться со мной.
Он нередко получал подобные предложения от женщин. Иногда принимал их. А иногда отказывался, если мог себе это позволить.
Сегодня он мог позволить себе отказаться.
— Спасибо, Ива, но…
— Я не твой тип, так? — с досадой сказала она. — Такая у меня судьба. Я привлекаю козлов вроде моих бывших мужей, а не смазливых парней вроде тебя.
— Не в том дело, Ива. Просто у меня определенные планы.
— Ах да, твоя женщина. Она красива?
Она еще не договорила, а образ Селины уже встал перед ним. Спокойная, серьезная — и смеющаяся, взволнованная, возбужденная. Вот она расстегивает ночную рубашку в ночной темноте…
Уилл тряхнул головой, отгоняя видение.
— Да. Думаю, да.
Ива улыбнулась; черты ее лица смягчились.
— Давай—ка, Уилл, отправляйся домой, смой с себя здешнюю вонь, извинись перед ней и будь счастлив.
Уилл подозвал официантку и расплатился за себя и за Иву, затем поднялся.
— Счастье порой недостижимо.
— Милый мой, мне ли не знать. — Ива невесело рассмеялась. — Но попытаться все равно стоит.
— Спасибо за компанию.
Уилл протянул ей руку, и она с улыбкой пожала ее.
— Если захочешь повидаться, я почти всегда здесь по вечерам. В следующий раз угощаю я.
Выйдя на воздух, он немного постоял на стоянке, облокотившись о крышу машины мисс Роуз. Уилл не чувствовал себя пьяным и знал, что без приключений доберется до дома; просто ему не хотелось ехать.
Но куда еще ему деваться? На этой земле нет места для него. Он одинок, его никто не ждет дома. Много лет он старался убедить себя, что одиночество — это как раз то, что ему нужно, что именно так ему и следует жить. Фортуна сделала свой выбор за него, вот Уилл и уверял себя, что выбор ее удачен. Выходит, все эти годы он лгал самому себе.
Пробормотав ругательство себе под нос, он сел за руль и медленно двинулся в сторону дома мисс Роуз.
Света в окнах большого дома не было — как Уилл и предполагал, поскольку мисс Роуз предложила ему занести ключи от машины утром. Окна коттеджа Селины также не были освещены, но это ничего не означало: Уилл помнил о привычке Селины сидеть в темноте на веранде.
Он не стал выяснять, там ли она. Негромкий скрип, донесшийся оттуда, Уилл предпочел считать плодом воображения. Поднимаясь на свое крыльцо, он обманывал себя, будто это не дверь коттеджа скрипнула в ночи.
Но, оказавшись в доме, он уже не смог не подойти к окну, располагавшемуся напротив окна спальни Селины. Он увидел ее тонкий силуэт, но сам оставался невидимым. Долгие, долгие минуты он стоял и наблюдал за ней. Пока она не исчезла. Должно быть, отправилась в постель. Одна.
Наверное, не так уж он был не прав, когда повторял про себя: жизнь — сука.


Вот сука!
Мелани Робинсон — алчная, грязная, бессовестная сука, которая почему—то решила, что имеет право на какие—то деньги. Как будто забеременеть и произвести на свет этого щенка — бог весть какая заслуга, которая дает ей законное право на вознаграждение.
Она явилась вечером, делая вид, что все так же хороша, как и шестнадцать лет назад. Как будто она все еще может произвести впечатление на мужчину! И всего—то ей тридцать два, а выглядит на все сорок пять. Разжирела, волосы высветляет так, что они похожи на мочалку, а мешков под глазами не скроет никакая косметика.
И требует пятьдесят тысяч долларов; иначе, мол, расскажет, как ее, бедняжку, соблазнили и какие извращенные штуки с ней выделывали, как она оклеветала Билли Рея Бомонта, как ей заплатили за то, чтобы она уехала из города до рождения ребенка и не возвращалась как можно дольше.
Пятьдесят тысяч! Она вообразила, что на эти деньги начнет новую жизнь. Ох, как она ошибается. С ее образом жизни ей и пятидесяти тысяч ненадолго хватит. Что она не пропьет, то потратит на машину, тряпки и побрякушки. Дура! Возомнила, что деньги приобретут ей положение в обществе, а может быть, и благосклонность какого—нибудь состоятельного кретина. Но никакие платья, пусть самые дорогие и модные, не скроют ее сущности. Она сука. Дешевая шлюха. Так что она совершила серьезную ошибку.
Пятьдесят тысяч долларов протекут у нее сквозь пальцы, и тогда она заявится опять, с новыми требованиями. Еще пятьдесят тысяч, потом сто, и еще, и еще — до последней капли. Значит, ее нужно остановить. Во что бы то ни стало.
Он велел ей возвращаться в Новый Орлеан и ждать. Деньги, пообещал он, придут недели через две, не позже.
Она оставила адрес и даже номер телефона и убралась, довольная собственной предприимчивостью, в полной уверенности, что ее план сработал, что в один прекрасный день в ее квартирке во Французском квартале раздастся звонок, и пятьдесят тысяч приплывут к ней в руки.
Наслаждайся, Мелани, пока не поздно.
Денег тебе не будет.
И откровений твоих не будет.
Публичного скандала не будет.
Потому что очень скоро не будет никакой Мелани.


Суббота выдалась такой жаркой, что даже воздух обленился и не шевелился, несмотря на работающий под потолком вентилятор и включенный кондиционер. Селина лежала на диване и думала о том, как хорошо было бы жить где—нибудь на севере, на Аляске, например, или на далеком приполярном острове. Давным—давно мечтала она о переезде в неведомые края и всего несколько недель назад верила, что уже этим летом мечты ее сбудутся.
Но она скорее всего никуда не уедет; ей не хватит мужества. Она даже никак не наберется решимости подстричь волосы. Но в тот день, когда она увидела Уилла Бомонта, у нее появилась воля. Она готова была броситься в его объятия, она, которая ни разу не проявила инициативу с Ричардом. Увы, Уилл не откликнулся.
Наверное, отчасти в ее отчаянной смелости виновата жара. Стояла уже середина июля, и из—за безжалостного зноя жизнь сделалась невыносимой, тянуло к свежим ощущениям. В такую жару тело ежесекундно напоминает о себе, требует, требует чего—то свежего. Если бы Уилл приехал в теплый, мягкий осенний или прохладный зимний день, он все равно привлек бы ее внимание, но ее, наверное, не потянуло бы к нему с такой неодолимой силой.
Селина бездумно пялилась на вертящиеся лопасти вентилятора, когда раздался стук в дверь. К ней иногда приходили гости: мисс Роуз, Викки, изредка родители, еще реже — подруги из города. Но в этот раз инстинкт безошибочно подсказал ей, кто стучит. Не мисс Роуз, не родные и не подруга. Это Уилл.
— Входите, — крикнула она, даже не привстав.
Дверь распахнулась, и он вошел. На нем были все те же облегающие потертые джинсы и белая рубашка с засученными рукавами. Селина подумала, что для покорения женщин облегающие джинсы и белая рубашка — идеальная форма одежды. И эта одежда ни на одном мужчине не смотрится так безупречно, как на Уилле Бомонте.
— Классно выглядишь, — сказала Селина вместо приветствия.
Кожа Уилла блестела от пота, ко лбу прилипла влажная прядь. Селина поспешно отвела глаза, надеясь избавиться от наваждения.
— А ты разленилась. — Он вплотную подошел к дивану. — Я понятия не имел, что ты умеешь бездельничать.
— Лето. Люблю расслабляться летом.
— Ты расслабляешься так, что мне рядом с тобой расслабиться трудно. — Уилл обхватил пальцами ее лодыжку. — Обувайся. Пойдем прогуляемся.
Она пристально посмотрела на его длинные сильные пальцы, потом подняла глаза.
— Мисс Роуз не учила тебя хорошим манерам?
— Многие уроки мисс Роуз не пошли впрок, — откликнулся он, отпустил ее ногу и засунул руки в карманы. — Правда, самые важные из них я усвоил — к счастью для тебя и твоей белоснежной репутации. Обувайся.
— Уилл, командовать — дурная привычка. — Селина поднялась с дивана. Ее недовольное выражение резко контрастировало с его беззаботной улыбкой. — Мне больше нравится, когда меня просят.
— Я редко о чем—нибудь прошу.
— Знаю. Тебе редко приходится просить.
В ответ Уилл улыбнулся еще шире. Черт возьми, он знает, что она пойдет с ним, пойдет туда, куда он ее позовет или куда прикажет ей идти. Он уверен в себе на все сто. И уверен в ней.
Селина прошла в спальню и сунула ноги в полотняные туфли. Переодеваться было ни к чему — шорты ничем не лучше, чем просторная юбка, что была на ней. Но волосы она собрала и заколола на затылке.
— Куда мы идем? — поинтересовалась она, выходя на веранду.
— Никуда. В летний день приятно брести никуда и ничего не делать, правда?
Селина в ответ только пожала плечами.
Они углубились в лес. Ей вспомнились долгие летние дни ее детства, когда она занималась всем, что только приходило в голову, — ловила рыбу в реке, гоняла на велосипеде по пустынным дорогам на окраинах города, купалась в пруду старика Эпплгейта и лазала за ягодами в чужие сады.
Но любимым ее занятием было именно то, о котором заговорил Уилл, — ничегонеделанье, и предаваться ему она больше всего любила в хитросплетении ветвей столетнего дуба на заднем дворе родительского дома. Там, на дереве, скрытая листвой от назойливых глаз, она предавалась мечтам. Она вырастет, влюбится, выйдет замуж, нарожает детей… Самые простые, самые бесхитростные девичьи мечтания.
Уилл шел рядом, но она смотрела не на него, а на ковер из сосновых игл под ногами.
Наконец она подняла голову и взглянула на Уилла.
— У тебя как будто неплохое настроение. Удалось развлечься в четверг?
— Да, — подтвердил он все с той же безмятежной улыбкой. — Интересуешься грязными подробностями?
Ни один мускул на ее лице не дрогнул.
— Я лучше доверюсь воображению. Действительность, как правило, скверно пахнет.
Уилл остановил ее и провел пальцем по ее руке, от запястья до плеча. Это прикосновение отозвалось в ее теле волной желания.
— Даю тебе слово, Сели, — лениво проговорил он, — это не мой случай.
Селина резко отстранилась и двинулась дальше.
— Мне, конечно, трудно судить, — негромко заметила она, — но что такое скромность, по—моему, ты не знаешь.
Он ответил ей таким выразительным взглядом, что ее бросило в жар.
— Я тоже хорошо провела тот вечер, — с вызовом сказала Селина.
— По телевизору шла образовательная программа?
В его словах звучала издевка, но она не смутилась. Насмешка — это ей знакомо. Она знает, как себя вести в подобных ситуациях.
— Нет. Я ужинала с Реймондом Кендаллом.
Уилл опять остановился. Селина прошла еще пару шагов и обернулась. Пробивающиеся сквозь деревья солнечные лучи освещали его волосы и плечи, она же оставалась в тени.
На мгновение ревнивый блеск мелькнул в его глазах, затем ревность сменилась раздражением, досадой. Он очень медленно приблизился к ней — темный, неумолимый и красивый, как сам отец греха.
— Если ты, Сели, считаешь, что такой старик, как Реймонд, поможет тебе забыть обо мне, то ты жестоко ошибаешься, — проговорил он очень мягко.
Она намеренно не отступила, чтобы не дать ему ощущения выигранного поединка. Она не стала скрывать от него, что ей нравится находиться так близко, так опасно близко к нему. Она смотрела ему в лицо. Не на грудь, не на другие части его тела, которые порой лишали ее сна по ночам.
Ее ответ прозвучал очень твердо:
— Некоторым женщинам нравятся мужчины в возрасте.
— Но не тебе.
— Да, — согласилась она. — Мне нравишься ты.
Уилл замер. Между ним и Селиной оставалось от силы два дюйма. Он не дотрагивался до нее и не отступал в сторону. Руки он завел за спину, чтобы они не тянулись к ней, но что могла означать эта поза, если не капитуляцию?
— С чего ты вдруг решила гулять с Реймондом?
— Мы с ним не гуляли. Мы встретились в ресторане.
Теперь он отошел на безопасное расстояние и бросил ей тот же упрек, который она когда—то адресовала ему:
— Ты играешь словами, Сели.
Это было его ошибкой, потому что она шагнула к нему и повторила ему его же ответ:
— Может быть, мне будет приятно с тобой поиграть. Это можно устроить, Уилл.
Несколько секунд они смотрели друг на друга; затем Уилл расхохотался.
— У тебя язык подвешен.
— Он годится не только для болтовни.
Бросив на него вызывающий взгляд, Селина прошла — нет, прошествовала — мимо него, покачивая бедрами, и ее юбка, развеваясь, подчеркивала очертания ее длинных ног.
Да, давно он не испытывал такого наслаждения от созерцания движущейся женщины. Не от прикосновений, не от объятий или поцелуев — от созерцания. Должно быть, с тех самых пор, когда он вообще был в состоянии испытывать наслаждение. Он часами стоял бы здесь, смотрел и… Черт возьми!
Усилием воли Уилл отогнал непрошеные мысли, зашагал вперед и поравнялся с Селиной на поляне, там, где железнодорожные пути пересекали лес. Неожиданно Селина встала на блестящий рельс и пошла по нему, осторожно ставя одну ногу впереди другой. Уилл двинулся рядом, ступая по пропитанным креозотом шпалам.
— И чем вы с Реймондом занимались?
— Беседовали.
Селина вдруг оступилась, и Уилл подхватил ее за локоть, помогая обрести равновесие.
— О чем же?
Она тихо рассмеялась:
— О единственной личности, которая в последнее время занимает Реймонда.
Уиллу не нужно было уточнять, о ком идет речь.
Он мрачно глядел на рельсы и в сотый, а может, тысячный, раз жалел о том, что вновь оказался в Гармонии, штат Луизиана. Он здесь чужак. Это по его вине нарушилось привычное течение жизни Джереда и Мелани. И ему самому Реймонд не даст покоя. И Селина тоже.
Но Селина причиняет ему беспокойство совсем иного рода, нежели Реймонд. Селина подвергает его мучительно сладкой пытке.
— Он всерьез не любит тебя.
— Взаимно.
Она оступилась еще раз, неуклюже соскочила с рельса, приземлившись ему на ногу, пробормотала извинение и опять поднялась на рельс, опершись на его плечо.
— Берегись его.
Уилл посмотрел ей в глаза.
— Почему?
Она замерла.
— Я не верю ему. Он готов заплатить еще раз, чтобы избавиться от тебя.
Уилл вспомнил свое первое воскресенье в Гармонии, когда Селина сообщила ему, что Реймонд предлагал ей деньги за слежку. Реймонд не привык к отказам. В четверг он, вне всякого сомнения, повторил свое предложение.
— Сели, он снова предлагал тебе деньги?
— Да. Сто долларов. — Селина смотрела Уиллу в глаза без смущения. — И я взяла их.
На протяжении многих лет женщины не могли ничем его удивить. Пока он не встретил эту женщину. Уилл считал себя неплохим знатоком прекрасной половины человечества, но Селина всякий раз заставала его врасплох.
— Надо понимать так, что ты сейчас за мной шпионишь? — резко бросил он. — И перескажешь ему наш разговор?
Она ничуть не выглядела пристыженной.
— Он считает именно так.
Он. Значит, она так не считает. Следовательно, она вступила в опасную игру, навязанную ей Реймондом.
Уиллу это не нравилось. Плохо, что она вообще разговаривает с этим подонком, тем более плохо, что она намеревается перехитрить его. Если вывести Реймонда из себя, он становится опасен.
— А как же деньги?
— Я не собиралась их брать. Он просто оставил их мне, не сомневаясь, что я их возьму. Оставил как шлюхе, которая ждет платы за услуги. — Селина положила руки ему на плечи, как будто боясь упасть. Он не двигался с места. — Деньги я отдам Джереду, он копит на колледж. А Реймонд от этой сотни не обеднеет.
— Сели, ты обманула его. Он может тебе отомстить.
— Я уже большая девочка и могу сама о себе позаботиться, — беззаботно откликнулась она.
— Оставь этот тон, — произнес он раздраженно. — Ты в самом деле думаешь, что можешь переиграть такую акулу, как Реймонд?
— Я предпочитаю играть с тобой, — ответила Селина, игриво щурясь.
Она отпустила его плечи и двинулась дальше, а Уилл опять пошел рядом.
— Знаешь, Уилл, — задумчиво заговорила Селина, — я всю жизнь чувствовала себя в безопасности. Я имела дело только с порядочными мужчинами. Я поступала так, как полагалось. На мою долю выпало немного удовольствий. А теперь… я больше не хочу быть «в безопасности». Мне надоело быть безотказной, рассудительной, скучной Селиной. Я хочу другой жизни. Мне хочется бросить вызов Рей—монду Кендаллу. Мне хочется иметь такого мужчину, как ты. Я хочу… — Она вздохнула, прежде чем договорить: — Страсти.
Страсть? Это он в состоянии ей подарить. О страстях, желаниях и насыщении ему известно все. И об утратах тоже. И о любви и ненависти, о злобе и предательстве.
Она соскочила с рельса и тоже пошла по шпалам.
— Ты мне скажешь… правду?
— О чем?
— О Мелани.
Лицо его скривилось от досады. Чтобы она не успела это заметить, он наклонился и набрал горсть камешков. Первый из них полетел в глубь леса, второй, глухо звякнув, ударился о рельс. Третий камешек Уилл пустил так далеко, что его падения не было слышно.
— Мы с тобой уже обсудили этот вопрос, — холодно произнес он.
— Знаю. Но мисс Роуз рассказала мне кое-что, и… Я хочу знать всю правду.
Что же могла рассказать мисс Роуз? Что она не поверила Уиллу? Так это общеизвестно. Селине это было известно с самого начала.
Или она вдруг поверила ему и поведала об этом Селине? Крайне маловероятно.
— Что еще мисс Роуз могла тебе рассказать?
Селина отвернулась, не решаясь ответить, потом взглянула ему в глаза.
— Она сказала, что видела тебя и Мелани в постели.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Вкус греха - Папано Мэрилин



хорошая книга,интересная история любви. читала и как будто смотрела фильм,всё очень динамично: есть здесь всё-любовь и ненависть,добро и зло,совесть и грязь,радость и слёзы.конечно слегка где-то картинно,в реальной жизни было бы иначе. читайте девчонки,время потратите не зря.
Вкус греха - Папано Мэрилинпани-пони
15.11.2012, 3.53





Почитайте, думаю что многим роман понравится ....
Вкус греха - Папано МэрилинНадежда
8.08.2013, 19.11





Действительно, роман понравился. Очень хороший. И гг-я можно понять, не сразу он смог перебороть себя, но все таки справился со своими страхами. Молодец. Ну, а гг-ня так вообще умница, имеет удивительный талант не обижаться на оскорбления, поропускать сплетни мимо ушей, и не слушать мнения большинства. Большая редкость. Видимо влияние оказала ее семья, особенно сестра. Почитайте.
Вкус греха - Папано Мэрилин****
9.08.2013, 1.02





КНИГА ПРОСТО ПОТРЯСАЮЩАЯ. ОЧЕНЬ ТРОГАТЕЛЬНЫЕ ОТНОШЕНИЯ МЕЖДУ ГГ-МИ. В КОНЦЕ ДАЖЕ ПРОСЛЕЗИЛАСЬ.
Вкус греха - Папано Мэрилин====
11.08.2013, 23.07





Очень хороший романчик)))
Вкус греха - Папано МэрилинРада
12.08.2013, 11.12





Не без изъянов, но почитать можно. Напоминает многие романы, особых новых поворотов нет, сюжет предсказуем. Все как обычно.
Вкус греха - Папано МэрилинДуся
12.08.2013, 23.07





Дивная история любви, через что приходится пройти влюбленным чтобы всё таки остаться вместе.
Вкус греха - Папано МэрилинАнна
13.08.2013, 18.09





роман класс!!! люблю когда герои вот такие: без розовых соплей, адекватные! все понравилось.
Вкус греха - Папано Мэрилингалина
6.06.2014, 20.10





Сюжет сам по себе интересен, но с середины стало скучно уж больно затянуто.
Вкус греха - Папано МэрилинМаша
6.01.2015, 2.56





Гг-ня вся из себя такая положительная библиотекарша и конечно девственница. Гг-ой отрицательный персонаж. Большинство считают его распутником и вором. Гг-ня зная все это, не верит в его виновность, сама соблазняет его. Потом много чего... и выясняется, что он не виновен. Но все равно он решает уехать, потому что не достоин ее. И в самом конце - моментальная развязка - он увидел счастливую семейную пару ( Алилуйя!!) и решает вернутся к гг-не. Вообщем в течении всего романа он считал, что они не могут быть вместе, а в последней главе - бац и передумал!!! Откуда такой рейтинг? 6 баллов - максимум.
Вкус греха - Папано Мэрилинпрофи
21.07.2015, 11.27





Поменьше бы описаний жары и его бесполезных переживаний, а чувства описаны красиво. Ггня молодец решительная и не распускает сопли, а здраво рассуждает. Если кому-то нравится такое то читайте.
Вкус греха - Папано МэрилинЛуна
23.04.2016, 10.27








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100