Читать онлайн Вкус греха, автора - Папано Мэрилин, Раздел - Глава 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Вкус греха - Папано Мэрилин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.32 (Голосов: 38)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Вкус греха - Папано Мэрилин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Вкус греха - Папано Мэрилин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Папано Мэрилин

Вкус греха

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 13

Аннелиза соединила половинки разбитой тарелки и произнесла с тяжелым вздохом:
— Мой любимый сервиз… Я сама его раскрасила, ну, в то время, когда увлекалась посудой. Как раз до всяких стеклянных штучек… Или после? — Она опустила голову и отложила тарелку в сторону. — Ну что же, Селина, я должна сказать, что, по—моему, Уилл Бомонт не тот человек, который тебе нужен.
— А кто, по—твоему, мне нужен? Кто—нибудь вроде Ричарда? Человек, который прыгает в постель к другой женщине, едва представляется возможность?
— Нет, конечно. — Аннелиза опять поморщилась. — В истории с Ричардом тоже ничего хорошего не было. Я представляла себе мужчину с более сильным характером.
Теперь не выдержала Викки:
— Между прочим, вы говорите о моем муже. И у него с характером все в порядке.
— Он подходит тебе, Викки. А Селине — нет. Тебе нравится Уилл Бомонт?
Викки возмущенно фыркнула:
— Точнее будет сказать, ей нравится этот самец.
Аннелиза метнула на нее уничтожающий взор.
— Викки, ты не могла бы помолчать? Я сейчас разговариваю с твоей сестрой. Так что ты скажешь, Селина?
Селина встала и аккуратно пододвинула стул к столу. Пожалуй, такой разговор следовало бы вести наедине с матерью, но у нее хватило душевных сил на то, чтобы отбросить условности и махнуть рукой на Викки и ее вполне предсказуемые реакции.
— Мама, это гораздо больше, — начала она. — Я его люблю. Я понимаю, он не тот, кого бы ты хотела видеть рядом со мной. Я и сама не знаю, с кем я хочу быть, потому что Уилл в один прекрасный день уедет из города. Я отдаю себе в этом отчет и все равно люблю его.
Аннелиза крепко сжала руку Селины, и та опустилась возле матери на колени.
— Ты не сможешь убедить его остаться?
— А для чего? Чтобы о нас распространяли грязные сплетни? Чтобы все смотрели на него как на изгоя? Чтобы его винили во всем, что может случиться в Гармонии?
— Он мог бы остаться ради тебя. Ради того, чтобы начать нормальную жизнь с тобой. Создать семью, в конце концов.
Прежде чем Селина смогла что—нибудь ответить, Викки вскочила из—за стола.
— Мама, о чем ты говоришь? Ты согласна принять это дерьмо в нашу семью? Ты что, сошла с ума? Тебя заразила Селина?
— Викки!..
— Ничего в нем нет хорошего! — кричала, выйдя из себя, Викки. — Он врет и ворует. В полиции давным—давно завели на него досье! Да он сидел в тюрьме!
Селина очень медленно повернула голову в ее сторону.
— Надо полагать, шериф Франклин и об этом поведал Ричарду?
— Сели, это известно любому школьнику, — издевательски—сладким голосом пропела Викки.
Селине было больно услышать такое обращение из уст сестры.
— То есть любой школьник роется в его грязном белье? Нет, Викки, этим занимаются только тебе подобные.
Викки оперлась на стол; ее рыжеватые волосы красиво блестели на солнце.
— Мне подобные? Да кто бы говорил! Мама, тебе стоило их видеть Четвертого июля, когда был фейерверк! Он щупал ее, и ей это нравилось! Этот ублюдок хочет превратить Селину в дешевую шлюху, и ему это удается! И такого подонка ты хочешь принять в нашу семью!
Селина вырвала у матери руку и медленно выпрямилась.
— Викки, тебе ли учить меня морали, — сухо сказала она. — Я прекрасно помню, каковы твои моральные принципы. — Селина обняла мать за плечи. — Мама, прости, что так получилось.
Аннелиза опять взяла ее за руку.
— Что, он вправду сидел в тюрьме?
Селина ответила не сразу. Она была бы рада солгать ради Уилла, но слишком многие в городе знали правду.
— Несколько раз. Ничего серьезного.
— Но…
— Мама, честное слово.
Аннелиза отпустила ее руку и провела к двери, вначале сурово взглянув на Викки.
— Мы с отцом будем рады с ним познакомиться. — Жестом она не позволила Селине возразить. — Нам интересно поближе познакомиться с человеком, который свел с ума нашу трезвомыслящую Селину.
— Не знаю, не знаю, мама…
Селина подавила вздох. Зная упрямство Уилла, она не могла пригласить его в дом родителей, не могла даже обещать им якобы случайную встречу. Он ни за что не согласится. Ее рассеянные и легкомысленные родители скорее всего забудут, что роман Селины с Уиллом быстротечен и не имеет последствий. Они, чего доброго, станут готовиться к свадьбе. Они забудут, что Селине не суждено выйти замуж.


Прошла неделя, а неприятности в старой усадьбе Кендаллов продолжались. Миссис Роуз наняла охрану, но даже при этом на выходных кто—то порезал шины грузовика, а вчера произошла очередная кража со взломом.
Реймонд повернул кресло и посмотрел в окно. Френни сказала ему за завтраком, что он может быть доволен. Мать совершенно обескуражена; в воскресенье за обедом она не могла говорить ни о чем, кроме неприятностей на стройплощадке. Она даже обмолвилась о возможном прекращении работ.
Реймонд не стал напоминать жене, что срыв ремонтных работ ему, естественно, на руку, но не является его основной целью. Прежде всего ему необходимо раз и навсегда избавиться от Билли Рея. Весь город, говоря о последних событиях, только что не указывает на него пальцем, и тем не менее ни мисс Роуз, ни Митч Франклин не склонны предъявлять ему обвинения. Франклин дошел до того, что отказался рассматривать Бомонта в качестве главного подозреваемого. «Я рассматриваю все варианты. С таким же успехом я могу подозревать любого… даже вас, Реймонд». Сукин сын! Как только Билли Рея не будет, придется вплотную заняться Франклином.
А что до матери… Да с ней в эти дни вообще невозможно говорить. В воскресенье она, как всегда, приехала на обед и толковала только о своем чертовом доме. Но стоило Реймонду назвать имя Билли Рея, как она выходила из себя и говорила, что этот вопрос обсуждать не намерена.
Она отказывалась слушать; он обращался к ней, и она начинала клевать носом. Сослалась на плохое самочувствие, когда он отвозил ее домой. Все это, конечно же, притворство. Дьявольски своенравная старуха.
А Билли Рею неслыханно везет. Он опять заполз в дом Роуз и теперь жирует в свое удовольствие. У него есть крыша над головой, кусок хлеба с маслом, до смешного высокий оклад и сладчайшая Селина под боком. С легкой руки ее сестрицы о них с Билли Реем судачит весь город. Селина, эта священная корова, может быть, слегка пошатнулась, но не упала с алтаря. Викки, как ни старалась, не сумела скомпрометировать ее окончательно и бесповоротно.
Крепким орешком оказалась эта Селина Хантер. Наверное, все дело в том, что Билли Рей оказался рядом и сумел насытить ее голод. Или же, как утверждает Викки, она по уши влюбилась в эту сволочь. Так или иначе, это означает, что у Реймонда появились дополнительные проблемы. Селина стала первым человеком в Гармонии, кто безоговорочно доверяет Билли Рею. А ее в городе любят и уважают; до сих пор ее поведение было выше всяких похвал. Она нашла в Бомонте что—то хорошее; и это уже причина для того, чтобы в этом идиотском городе на Билли Рея стали смотреть чуточку более благосклонно.
Короче говоря, отныне ей доверять нельзя. За ней тоже, черт возьми, придется приглядывать. А впрочем, везению Билли Рея рано или поздно придет конец, в этом можно не сомневаться. Если шериф не заведет дело по безобразиям на строительстве… Что ж, Реймонд найдет другие пути. Один план уже осуществляется, скоро будет готов запасной.
В открытую дверь постучали. Не поворачивая головы, Реймонд бросил:
— Что такое?
— Вам звонили от Джона Стюарта, — сообщила ему секретарь. — Миссис Кендалл встречается с ним в одиннадцать тридцать и хочет, чтобы вы тоже присутствовали. Она тоже вам звонила. Сказала, что выезжает.
Реймонд небрежно поблагодарил девушку и глянул на часы. Одиннадцать пятнадцать. Это в стиле Роуз — проинформировать его в самый последний момент, тогда он не сумеет найти предлога для отказа от встречи. Ничего, он вынесет любой, даже самый трудный разговор.
Вот только какое дело может связывать его мать с Джоном Стюартом? Она никогда не была клиенткой Стюарта — возможно, из нежелания иметь деловые связи с сыном. Ей известно, что его интересует размер ее доходов, ее расходов, ее состояние. Он был бы рад знать заранее, сколько она намерена оставить ему и сколько — Мередит. И никому не известно, что у нее на уме. Но скоро Реймонд получит ответы на все вопросы.


Уилл опустил полотенце в ведро с водой, отжал его и протер лицо, грудь и руки. Мисс Роуз терпеливо дожидалась его, чтобы ехать с ним в город.
— Объясните мне, ради Христа, с какой стати я должен бросать работу и тащиться с вами в город, — проворчал Уилл и потянулся за белой рубашкой, той самой, в которой он появился на похоронах Мелани.
— У нас деловая встреча.
Уилл застегнул рубашку, закатал рукава до локтей.
— И с кем же мне, по вашей милости, предстоит встречаться?
— Поторопись, я не хочу опаздывать. Может быть, ты еще успеешь пообедать с Селиной, когда мы закончим дела.
Уилл исподлобья взглянул на старуху.
— Мне вполне хватает Селины после работы.
Он солгал. Он и в самом деле проводил с ней много времени, но и двадцати четырех часов в сутки ему было бы недостаточно.
— Я это уже поняла, — насмешливо заметила мисс Роуз. — Идем. У тебя вполне приличный вид.
Уилл покорно проследовал за ней к машине. Итак, мисс Роуз известно, что вечера и ночи он проводит в коттедже Селины. По—видимому, она не слишком довольна этим обстоятельством.
Через несколько минут они уже миновали городскую библиотеку и баптистскую церковь. Мисс Роуз велела Уиллу остановиться возле банка. Деловая встреча в банке? Неужто с Реймондом? Да какого…
Уилл не успел высказать своих чувств.
— Напротив контора Джона Стюарта, — сказала она.
Уилл вышел из машины и зашагал следом за мисс Роуз.
— Мне не больше хочется встречаться с Джоном Стюартом, чем с Реймондом, — бросил он. — Скажите на милость, какие дела у меня могут быть с вашим адвокатом?
Мисс Роуз остановилась возле двери и серьезно посмотрела на Уилла.
— Что—то ты в последнее время перестал спрашивать, для чего я вызвала тебя в Гармонию.
— Я уже понял, что вы не скажете мне раньше, чем сочтете нужным.
К тому же Селина замечательно скрашивала дни и недели ожидания.
Мисс Роуз коротко кивнула.
— Сегодня пришла пора. — Она взяла его за руку, и он почувствовал в этом жесте едва ли не мольбу. — Ты должен обещать мне кое—что, Уилл. Дай мне слово, что не будешь принимать решения сгоряча. Обдумай как следует то, о чем я тебя попрошу, и не забывай, что я для тебя сделала.
Уилл внутренне напрягся.
— Обещай мне, Уилл.
Ему не хотелось брать на себя никаких обязательств. Он с легкостью мог бы обещать ей только одно, о чем он ей давно говорил: он не останется в Гармонии. Скоро он уедет из родного города и больше не вернется.
Но мисс Роуз ждала. Она выглядела такой маленькой, хрупкой. Ее голубые глаза, всегда проницательные и зоркие, потускнели, и впервые после своего возвращения Уилл осознал, как же она стара.
Он положил ладонь на ее руку и произнес слова, которых она ждала:
— Я все как следует обдумаю, мисс Роуз. Обещаю вам.
Конечно, она не может не понимать, что это обещание он может нарушить в любую минуту.
Но она кивнула и отступила в сторону, давая Уиллу возможность открыть перед ней дверь.
В кабинете адвоката Уилл сразу увидел Реймонда, который сидел напротив стола юриста. Рядом с ним была Френни, элегантная и свежая — несмотря на полуденный зной. Уиллу подумалось, что она красива, как породистая, холеная сука. В те времена, когда Уилл жил в доме мисс Роуз, Френни довольно сносно с ним обращалась, хотя в ее отношении и тогда сквозило что—то фривольное, словно она развлекалась, поддразнивая скверного парня. Она иногда отпускала рискованные шутки, слишком часто прикасалась к Уиллу, специально провоцировала его. Она стремилась к тому, чтобы смутить его как мужчину, и, безусловно, добивалась своего. Но если бы он, паче чаяния, распалился, она, разумеется, никогда бы не пошла на интимные отношения с ним. Посмеиваться над мразью — одно дело, опускаться до нее — иное.
Едва Уилл переступил порог, разговор утих, и все головы повернулись в его сторону. Мисс Роуз не стала сообщать Уиллу о том, что ему предстоит разговор с Реймондом и Френни, но и их она не предупредила о встрече с Уиллом. Френни холодно глянула на него и демонстративно отвернулась, показывая, что он не достоин ее внимания. Взгляд юриста был пуст, Реймонд был настроен явно враждебно. Реакция каждого из них оказалась вполне предсказуемой.
— Добрый день, — сказала мисс Роуз, как бы не замечая возникшего напряжения.
В кабинете оставалось два свободных стула, и старая дама заняла тот из них, который стоял около Френни. На долю Уилла достался стул, стоящий несколько в стороне; следовательно, он отлично видел лица всех присутствующих.
— Вот, значит, как, — проговорил Реймонд с еле сдерживаемой яростью. — Джон, что все это значит?
Но адвокат не проронил ни слова. С легкой усмешкой он лишь кивнул в сторону мисс Роуз. Постановщиком этого представления была, конечно, она. Она сидела очень прямо, высоко подняв голову, и в ее глазах опять появился привычный блеск. И она не выказывала никаких признаков волнения.
— Я собрала вас всех здесь, потому что поняла: настала пора ответить на вопросы Уилла. Я пригласила его в Гармонию и написала, что у меня есть к нему просьба. Когда он явился, я отказалась объяснять ему, в чем она состоит. Мне хотелось дать ему время обустроиться, я ждала, пока уляжется переполох в городе, вызванный его приездом. — Она с укором взглянула на Реймонда. — Я выжидала, думая, что со временем и ты начнешь относиться к нему более спокойно. Здесь я ошиблась. Этого никогда не произойдет. Раньше ты его презирал, теперь ненавидишь. А это значит… В общем, вы все должны узнать, что у меня на уме.
Уилл как будто бы уже начал понимать, в чем дело, но поспешно отогнал от себя пугающую мысль и обвел глазами всех. Джон Стюарт, единственный из всех, знал наверняка, что последует за этим вступлением, сидел, словно делая вид, что его вообще нет в кабинете. Френни притворялась, что ей скучно, но ее выдавали руки: она слишком сильно переплела пальцы. Реймонд подался вперед; ему не терпелось услышать сообщение, которое наверняка не понравится, и он приготовился ринуться в контратаку.
Уилл также знал, что ему не понравится то, что скажет мисс Роуз. Он не знал в точности, что это будет, — боялся задумываться, — но его крайне смущало присутствие адвоката и патетическое начало разговора.
После недолгой паузы мисс Роуз заговорила вновь, обращаясь исключительно к Реймонду:
— В твоем распоряжении, Реймонд, имеется доля семейного капитала Кендаллов, деньги Френни, и у тебя есть свой доход, так что ты, насколько я понимаю, можешь считать себя обеспеченным человеком. Даже при том, что Френни любит тратить деньги, ты имеешь достаточно средств. То же самое можно сказать о твоей сестре. Признаюсь, я не одобряла брак Мередит, но ее муж доказал, что зарабатывать он умеет. И она, и ее дети никогда не будут испытывать нужды. И поэтому я решила…
Голос ее оборвался, и на мгновение показалось, что она глубоко ушла в себя. Неужели мисс Роуз потеряла хладнокровие? На памяти Уилла такого не случалось ни разу, но, что ни говори, ей очень много лет, и теперь ей необходимо объявить о решении, которое вызовет взрыв гнева у ее сына. Вполне может быть, что она уже жалеет о том, что затеяла.
Но вот она взяла себя в руки и снова выпрямилась.
— И я решила завещать мое состояние — за вычетом нескольких сумм — специальному фонду, который будет использовать средства для благотворительных целей.
Реймонд приподнялся; лицо его побагровело. Его мать еще не договорила, а он уже открыл рот, чтобы разразиться потоком обвинений и упреков. Френни тоже была вне себя от ярости, но, в отличие от него, смертельно побелела. Уилл с отвращением подумал, что эта пара — самая жадная во всей Гармонии. Между прочим, старуха пока еще жива, а они уже обезумели при мысли о том, что им достанется только четвертая часть, а не половина ее собственности. По законам Луизианы после смерти человека половина его имущества в обязательном порядке переходит к его детям и распределяется между ними в равных долях, а второй половиной завещатель волен распоряжаться как ему угодно. Штат не вправе заставить мисс Роуз оставить Мередит и Реймонду больше половины. А судя по упрямому выражению ее лица, не только штат, но и ни один человек на Земле не в силах этого сделать.
Уилл с облегчением откинулся на спинку стула. Вот, значит, чего хотела старуха: оставить ему по завещанию известную сумму. А может быть, что—то из недвижимости. Может быть, она считает, что обладание собственностью подвигнет его осесть в Гармонии? Никоим образом; он остался бы (хотя ни за что, конечно, не останется) лишь из—за женщины. Из—за Селины.
— Это смешно! — воскликнул наконец Реймонд; он пришел в себя настолько, что сумел составить фразу из двух слов: — Это невозможно! Деньги и недвижимость — мои!
Мисс Роуз холодно взглянула на сына.
— Прошу прощения, Реймонд, но моя собственность принадлежит мне до той самой минуты, когда я умру. Закон есть закон, и свою долю ты так или иначе получишь. И твоя сестра, о которой ты, похоже, позабыл, тоже получит то, что ей причитается. Теперь об управлении фондом… — Она перевела дыхание. — Я рассматривала несколько кандидатур на должность управляющего. Мне нужен человек, который исполнит мои инструкции и не будет смотреть на благотворительность как на разбазаривание денег. Естественно, он должен разделять мои взгляды.
Так вот где зарыта собака! Уилл заерзал на стуле. Не могла она так поступить с Реймондом — и тем более с Уиллом! Ничем он не заслужил такого, с позволения сказать, подарка.
— Мне горько подумать, как мало людей соответствуют этим требованиям, — продолжала мисс Роуз. — Мередит — нет. Френни — тоже нет. Не говоря уже о тебе, Реймонд. Поэтому я остановила свой выбор на Уилле. После моей смерти он — управляющий фонда, а до того — мое доверенное лицо. Если ты, Реймонд, вынашиваешь планы объявить меня недееспособной, то имей все это в виду. У тебя ничего не выйдет.
Реймонд вскочил на ноги и приблизился к матери.
— Послушай, мама, я в самом деле объявлю тебя недееспособной и сам стану твоим опекуном! Я докажу, что ты попала под влияние хитрого негодяя! И будь я проклят, если допущу этот бред. Деньги принадлежат семье Кендалл, и я позабочусь о том, чтобы грязному выскочке не досталось ни цента! Ты меня хорошо понимаешь?
Мисс Роуз медленно поднялась со стула и хладнокровно посмотрела сыну в глаза. Она была почти на фут ниже его, но ничуть не испугалась его напора.
— Это ты ничего не понимаешь, Реймонд, — сказала она устало. — Повлиял на меня не Уилл, а ты. Я воспитывала тебя как могла, и все—таки ты вырос жадным эгоистом. Ты злой, Реймонд. Всю свою сознательную жизнь ты думал исключительно о себе. Ты жил в роскоши и отказывал десятилетнему ребенку в праве на кров и пищу. Ты не сделал ни одного по—настоящему доброго дела. Даже сейчас все твои мысли сводятся к одному: я, я, я. — Она тяжело вздохнула, и плечи ее поникли. Силы изменяли ей. — Много лет своей жизни я заботилась о тебе. Позволь же мне перед смертью позаботиться о других.
Она отвернулась от Реймонда, и тут поднялся Уилл.
— Мисс Роуз, я…
Она жестом остановила его.
— Уилл, ты обещал все обдумать. Ты дал мне слово.
Он чувствовал с самого начала, что ему придется это слово нарушить. Но только не здесь, не перед ненавидящими глазами Реймонда и Френни. Он честно выждет какое—то время, но никакие размышления не изменят его ответ. Он не возьмет на себя такую ответственность. Нет, это невозможно.
— Мистер Стюарт. — Мисс Роуз протянула адвокату руку. — Мы еще вернемся к этому разговору. Реймонд, Френни, увидимся в воскресенье. Идем, Уилл. Мы с тобой пообедаем, потом ты вернешься на работу.
Она взяла Уилла под руку и вышла из кабинета с таким видом, словно заключила удачную, хотя и малозначительную сделку. На улице она предложила Уиллу пройтись два квартала до закусочной.
— Мисс Роуз…
— Никаких споров. Тебе требуется время, чтобы все как следует осознать.
— Мне не нужно время. Вы просите…
Слишком много. Он обязан этой женщине, да, возможно, даже жизнью, но разве он обязан приносить в жертву остаток своих дней? Принести в жертву Селину? Если он примет предложение мисс Роуз и останется в Гармонии, то не сможет расстаться с Селиной, и рано или поздно она дорого за это заплатит.
— Я прошу о том, о чем любая мать вправе просить взрослого сына. Я прошу тебя стать взрослым. Не бегать от ответственности. Устроиться на одном месте, жениться. Оставить бродячую жизнь, которую ты когда—то избрал, и решать свои проблемы так, как подобает мужчине.
Закусочная помещалась в глубине торгового зала аптеки и состояла из стойки с высокими табуретами и четырех небольших кабинок.
— Если уж вы чего—то требуете, мисс Роуз, то, согласитесь, просите немало. Если я соглашусь, то буду вынужден полностью переменить образ жизни и стать другим человеком.
— Это сделает тебя счастливее.
— Да с чего вы взяли?
Мисс Роуз кивком указала на угловую кабинку, где в одиночестве сидела молодая женщина. Селина.
Боже, снова Уилла перехитрили.
Селина улыбнулась, увидев их, и подвинулась, приглашая Уилла присоединиться к ней. Оставшиеся столики, как и почти все табуреты у стойки, были заняты. Наверное, Селина окончательно потеряла рассудок, если решила, что он согласится сидеть рядом с ней под жалящими взглядами множества глаз.
Возле стенда с журналами Уилл приметил еще одно знакомое лицо. Он пробормотал извинение и приблизился к Джереду. Мисс Роуз с неудовольствием взглянула на него, а улыбка Селины исчезла.
— Привет, парень. Я думал, ты читаешь только в библиотеке.
Мальчик оторвал глаза от страницы и едва заметно улыбнулся.
— Здравствуйте.
— У тебя все в порядке? — поинтересовался Уилл, стараясь не смотреть в сторону Селины.
— По—моему, да. Уже почти две недели…
Джеред пожал плечами.
— Я слышал, у вас на строительстве опять что—то случилось.
— Да. — Уилл помрачнел. — Новости у вас тут быстро распространяются, как я погляжу. Послушай, тебе нужна работа?
Джеред очень серьезно посмотрел на него.
— У вас?
Уилл кивнул. Немного подумав, подросток тоже кивнул.
— Мне бы хотелось сейчас поменьше времени проводить дома. Бабушка целыми днями плачет. А дедушка…
Селина рассказала Уиллу, что несчастье изменило Джока в самую худшую сторону. Каждое утро он отправлялся на работу, но вместо того, чтобы работать, напивался, чтобы заглушить горе. Над ним уже нависла угроза увольнения. А что в этом случае будут делать его родные?
Уилл понимал старика. Смерть ребенка переносится куда тяжелее, чем потеря отца или матери. К тому же Мела—ни убили, и тот, кто это сделал, все еще оставался на свободе.
С другой стороны, Джок принадлежит не только себе. У него есть жена. Более того, на нем ответственность за Джереда.
— Приходи завтра с утра к усадьбе. Мы потолкуем с Роджером, — предложил он. — Надо бы что—то придумать.
Джеред опять кивнул, потом нерешительно оглянулся на Селину и мисс Роуз.
— Знаете, Уилл, вы сказали, что у нас новости быстро распространяются… — сказал он очень тихо. — Так вот, то же самое относится и к новости о вас и мисс Селине.
Уилл прикрыл глаза. Да, этот день не из удачных. Ему становилось тошно при мысли о том, что Селина станет объектом гнусных сплетен, в которых будет фигурировать его имя.
Открыв глаза, он спросил:
— И что же о нас говорят?
— Что вы… — Джеред покраснел и умолк. — Ну, вы понимаете.
Уилл до боли стиснул зубы. О да, он понимает.
— Где ты это услышал?
— Везде говорят. Болтает весь город. — Джеред обвел рукой обедающих в кафетерии. — Все они только и хотят посмотреть, что вы будете делать, когда сядете с ней рядом. А потом все перескажут друзьям. — Он вновь пожал плечами. — Уилл, мне это совершенно неважно, это ваше личное дело, просто я… просто я хотел вас предупредить.
Оглянувшись, Уилл убедился в правоте Джереда. За ним откровенно наблюдали жадные глаза. Он выругался про себя. Все происходящее касается только его и Селины и тем не менее заботит всех и каждого. Все готовы безжалостно ее осудить. Что ж, сегодня они разочаруются. Им не о чем будет перешептываться. И они не станут пачкать имя Селины.
— Джеред, пообедай с нами. Садись рядом с Селиной.
— Классно. Теперь разговоры пойдут не только о вас, но еще и обо мне.
Уилл, который уже взял было Джереда за локоть, внезапно остановился. Грязь, которую эти люди будут бросать в Селину, полетит и в Джереда. Что ему сказал Реймонд на похоронах Мелани? «Выходит, в тебе наконец проснулись отцовские инстинкты? И пятнадцати лет не прошло?».
Он неохотно отпустил локоть Джереда.
— Помоги мне, парень. Пойди скажи мисс Роуз, что я передумал и решил поехать на работу.
Он ожидал, что Джеред без промедления исполнит его просьбу, но просчитался. Мальчик с необыкновенной серьезностью заглянул ему в глаза.
— Зачем вы так? Неужели вы боитесь ерундовых сплетен?
— Я не хочу, чтобы каждый встречный имел повод прохаживаться на счет Селины.
— О ней уже говорят. Кстати, и обо мне тоже. Так что дальше? Вы этих людей не уважаете. Какое вам дело до того, что они подумают?
Уилл не нашелся что ответить. Голова у него шла кругом, и он не был уверен, что сможет заставить себя съесть хоть кусок. Больше всего ему сейчас хотелось переодеться и поехать на работу, оказаться там, где никто не станет докучать ему многозначительными разговорами. Рабочим Роджера нет никакого дела до того, где и с кем он обедает и о чем разговаривает.
И все—таки он попытался объясниться:
— Пойми, Джеред, меня всю жизнь…
Джеред прервал его:
— Вас всю жизнь смешивали с дерьмом. Так плюньте на них. — В его голубых глазах мелькнула грусть. — Как хотите, конечно. Можете позволить им опять прогнать вас из города. Пусть они заставляют вас прятаться в норах. Я передам мисс Роуз то, что вы просили.
Джеред повернулся на каблуках и отошел. Господи, только что его упрекала в незрелости и безответственности семидесятилетняя старуха, а теперь пятнадцатилетний подросток обвиняет в трусости. В этот день ему суждено проигрывать все поединки.
Ну ладно, да, он трус. Он сделает именно так, как предлагает Джеред: немедленно отправится на стройку, туда, где будет чувствовать себя в своей тарелке. Он спрячется там, где сплетни не достигнут его ушей, где ему не придется выносить презрительные взгляды. Он сдается. Он согласен проиграть. Чтобы вместе с ним не осталась в проигрыше Селина.


В тот день Уилл не вернулся с работы в обычный час. Селина долго расхаживала взад—вперед по комнате, то и дело выглядывая в окно. Шесть часов, семь, восемь; Уилла все еще нет. Дверь домика для гостей по—прежнему заперта, и света в окнах нет.
К половине девятого недоумение переросло в тревогу. Селина уселась в машину и отправилась к усадьбе Кендаллов. Старый дом, освещенный последними лучами заходящего солнца, показался ей зловещим. Невысокую траву колыхал легкий ветер, а на белых стенах лежали длинные тени деревьев. Даже голоса птиц — козодоев, воробьев, голубей — не оказали на Селину обычного умиротворяющего действия.
Поежившись, Селина вышла из машины и крикнула:
— Эй! Есть здесь кто—нибудь?
Из тени гигантского дуба вышли две фигуры — нанятый мисс Роуз охранник и Уилл. Охранник направился в дом для вечернего обхода, а Уилл подошел к Селине.
— Что ты здесь делаешь? — резко осведомился он.
— Я… Я беспокоилась, потому что тебя нет дома. Здесь столько всего случилось в последние дни, что я подумала…
Уилл взял ее под руку и подвел к машине.
— Правильно, тут много чего случилось, и именно поэтому ты сейчас же сядешь за руль и поедешь домой. Селина…
Она перебила его:
— Ты мог бы приехать домой. Тебе стоило только сказать, что ты не хочешь меня видеть сегодня, и я бы оставила тебя в покое.
Ее слова чувствительно задели его. Даже в сумерках Селина увидела на его лице горечь, злость, вину. Сегодня он в городе был недолго. Может быть, он не слышал, что говорят люди?
Она—то слышала достаточно. В пятницу в библиотеке. В субботу в овощном магазине. Сегодня в аптеке.
«Слышали, наша Селина спуталась с этим грязным Бомонтом? А была такая невинная и милая! И вот, оказывается, все одно притворство. Теперь понятно, какая она на самом деле».
Понятно, не все были настроены так сурово. Есть в городе люди, которые не помыслили бы о ней дурно, даже если бы она танцевала голой на улицах. Другие сказали бы в ее оправдание, что должна же она что—то получить в награду за детство, проведенное с полоумными родителями и эгоисткой—сестрой, и за предательство Ричарда. Слухи и сплетни были для горожан способом провести время. На прошлой неделе они чесали языки на тему Мелани. Теперь настал черед Селины и Уилла. Через неделю им подвернется кто—то или что—то еще. Селина понимала это и пропускала сплетни мимо ушей, так что ядовитые стрелы летели мимо цели. Уилл не мог снести все это так же легко.
Он вздохнул и нежно коснулся ее руки. Она прислонилась к его груди, и его руки привычно обняли ее.
— Мне очень жаль, что пошли разговоры, — произнес он.
— Знаю.
— Я не хотел, чтобы стало известно…
Селина опустила голову ему на плечо.
— Я сама виновата.
— Почему?
— На прошлой неделе я рассказала Викки и маме про нас.
Ответ, которого Селина ожидала секундой раньше, последовал сейчас. Уилл выпустил ее из объятий и отошел на пару шагов. Луна взошла уже довольно высоко и осветила виноватое лицо Селины. Ей же не нужно было смотреть на него, чтобы понять: он рассержен. Она это чувствовала по напряжению, исходившему от него.
— Ты им сама сказала? — медленно повторил он.
— Да.
И тут его гнев вырвался наружу:
— Объясни мне, ради всего святого, зачем? Ты же знала, что Викки тут же начнет болтать! Знала, что она расскажет каждому встречному и поперечному!
Селина попыталась улыбнуться, но улыбка ей не очень—то удалась.
— Видишь ли, я, пожалуй, на это и рассчитывала. Лучший способ довести что—нибудь до сведения всего города — это рассказать Викки. — Голос ее обрел уверенность. — Я уже говорила тебе, Уилл, что в секрете нужно держать только что—то постыдное. Мне нечего стыдиться ни тебя, ни себя.
— Они тебя в порошок сотрут, — обреченно сказал Уилл.
Она покачала головой:
— Это не в их власти.
Стереть ее в порошок во власти Уилла. Он вполне может наказать ее за то, что она осмелилась пойти против его воли. Она вправе разглашать свои тайны, но он точно так же имеет право на свои. А она не оставила ему выбора.
— Ты скоро придешь домой? — спросила Селина после долгой, тягостной паузы.
А он стоял неподвижно и смотрел на нее. Потом взял ее руку и медленно поднес к губам.
— Мне кажется, у меня есть средство уберечь тебя от бед… и вовлечь в куда худшие.
Он прильнул к ее губам. Долгий ленивый поцелуй постепенно становился все горячее. Вдруг Селина почувствовала легкий запах дыма; у нее мелькнула мысль, что охранник, наверное, закурил. Но когда она осознала, что запах чересчур силен для одной сигареты, Уилл отпрянул от нее и воскликнул:
— Ты чувствуешь?
Он схватил Селину за руку и потащил за собой за угол дома. Запах становился все сильнее, а когда они свернули за угол, послышался треск досок.
— О боже…
Уилл резко остановился, и Селина увидела, как груда досок пылает ярким пламенем, освещая близлежащий лес. Селина даже ощущала жар, стоя в добрых пятидесяти футах от огня. Сладковатый дым уже жег глаза.
Но не огонь заставил Уилла в ужасе остановиться. Он первый заметил темно—синие брюки и голубую рубашку с эмблемой охранной компании Батон—Ружа. Охранник неподвижно лежал на земле возле пылающих досок.
Селина шагнула к телу, но Уилл удержал ее и потащил обратно, к ее машине. Он распахнул дверцу, втолкнул Селину внутрь и приказал:
— Быстро домой и звони шерифу. Пусть он пришлет пожарных и «Скорую помощь». Потом позвони Роджеру в мотель, объясни, что случилось. И оставайся дома. Ясно? — Он нагнулся к ней так, что его лицо оказалось в нескольких дюймах от ее лица. — Ни в коем случае не возвращайся сюда, Сели. И запри у себя дверь. Обещай мне.
«Черта с два!» — подумала она, но времени на споры не было.
— Обещаю. — Она погладила его по щеке. — Будь осторожен.
Он захлопнул дверцу и помчался обратно за дом.
По мягкому песку ехать было трудно, и, только выехав на грунтовую дорогу, Селина нажала на газ. Ее снедала тревога за Уилла. Что, если тот, кто поджег древесину, все еще там? А если он нападет на Уилла? Насколько сильно пострадал охранник? И насколько очередное происшествие осложнит положение Уилла?
Показался дом мисс Роуз. Свет в окнах не горел, и дом в лунном свете казался заброшенным. Селина затормозила, выскочила из машины и взбежала на крыльцо своего коттеджа. Она так торопилась, что пальцы плохо ее слушались, поэтому она не сразу сумела найти нужный ключ и вставить его в замок. Потом она никак не могла набрать нужный номер дрожащими пальцами.
Дежурный полицейский заверил ее, что пожарная команда и «Скорая помощь» прибудут на место с минуты на минуту. Тогда Селина сделала над собой усилие, чтобы немного успокоиться перед звонком Роджеру Вудсону. Разговор занял меньше минуты, после чего Селина, невзирая на данное обещание, опрометью бросилась к машине, чтобы вернуться к усадьбе Кендаллов.
Машину она оставила в стороне, чтобы она не мешала проезду врачей и пожарных, боязливо огляделась и поспешила к дому.
Уилл тем временем успел оттащить охранника от огня. Тот пришел в себя и теперь стоял, прислонясь к одной из колонн у фасада. Он то и дело притрагивался к затылку. В нескольких ярдах от него Селина заметила Уилла. Он стоял неподвижно, глядя на пламя.
Она не стала приближаться к нему, так как вдалеке послышался вой сирен. Селина не сомневалась, что на место происшествия мчатся не только пожарные и бригада «Скорой помощи», но и сам шериф Франклин. Серьезные преступления в Гармонии случаются нечасто, а поджог и насилие — скорее всего, покушение на убийство — это вовсе из ряда вон.
— Не знаю, что это было, — с усилием проговорил охранник, заметив Селину. — Я обошел дом и вдруг увидел, что доски занялись… — Он снова коснулся головы и поморщился от боли.
Селина осторожно дотронулась до его затылка. Ее пальцы стали липкими от крови, когда она нащупала рану. К тому же охранник при падении сильно расцарапал щеку.
— Потерпите немного, — сочувственно сказала она. — Сейчас здесь будут врачи.
Послышались чьи—то шаги, голоса, и перед Селиной из темноты возникли шериф Франклин и двое его помощников. Сразу за ними появился пожарный автомобиль, затем Роберт Вудсон и медицинская бригада.
Только после этого Селина решила подойти к Уиллу. Он так и не шевельнулся, так и не отвел взгляда от завораживающей картины пожара. Селина тронула его за плечо, и он вздрогнул.
— Я же сказал тебе не приезжать. Ты обещала…
— Правильно, оставить тебя здесь одного, когда поблизости бродит ненормальный!
Она прислонилась к колонне, глядя на него, а не на суматоху, что поднялась с приездом всех служб.
— Откуда тебе известно, что этот ненормальный — не я?
— Ты еще скажи, что это мисс Роуз. Очень может быть, что наша старушка под покровом ночи пробирается сюда и устраивает кавардак. Еше вариант — жена Джефферсона Кендалла. Ее призраку не хочется, чтобы дом восстановили. Ей нужно, чтобы он оставался в том же виде, в каком был, когда она умерла.
В конце концов Уилл поднял голову и посмотрел на Селину. Пожарные уже заливали огонь, но один из последних языков пламени бросил отблеск на лицо Уилла.
Но даже тогда Селина не смогла прочесть что—нибудь в его глазах.
— Сели, все это происходит из—за меня. Кражи, пожары, разрушения — все из—за меня. После моего приезда все в Гармонии пошло кувырком.
Такая аргументация Селине совершенно не понравилась: если неприятности начались после приезда Уилла, то закончиться они должны с его отъездом.
— Уилл, прости, но не стоит думать, что все события в городе вращаются вокруг тебя. Очень многих здесь твое присутствие абсолютно не волнует.
— Оно волнует этого человека.
Селина сглотнула слюну, подавляя желание спросить, есть ли у Уилла какие—нибудь подозрения. У нее самой они, увы, имелись. Едва он заговорил об «этом человеке», перед ней встал образ. Лицо. Имя. У «этого человека» имеются основания — во всяком случае, он сам так считает — люто ненавидеть Уилла.
— Этот человек…
Селина поспешно закрыла рот Уилла ладонью и прошептала:
— Не здесь. Потом.
В то же мгновение к ним приблизился шериф Франклин.
— Да, дела, — со вздохом сказал он.
Уилл выдержал долгий, тяжелый взгляд Селины, потом отвернулся и взглянул на огонь, предоставив ей отвечать шерифу.
— Слава богу, вы подоспели вовремя, — откликнулась она. — Охранник серьезно пострадал?
— Удар был не из слабых. Сейчас его отвезут в больницу и сделают рентгеновский снимок черепа. Не исключено, что ему придется провести ночь в больнице. — Он перевел взгляд на Уилла. — Насколько я понимаю, вы оба были здесь, когда это случилось?
— Да.
— Могу я поинтересоваться, что вы здесь делали?
Селина заметила, что нижняя челюсть Уилла непроизвольно подалась вперед.
— Мы целовались.
Франклин переступил с ноги на ногу.
— Ну, вы чересчур вдаетесь в детали… Что привело вас сюда? Ведь после окончания работы прошло несколько часов.
— Я остался, чтобы закончить кое—что и составить охраннику компанию, — пояснил Уилл, не глядя ни на шерифа, ни на Селину. — А Селина заехала, чтобы отвезти меня домой.
— Как по—вашему, что здесь произошло? — поинтересовалась Селина.
— Я полагаю, охранник застал этого человека на месте преступления, и тому ничего не оставалось, кроме как пустить в ход какой—то тяжелый предмет. — Франклин приподнял шляпу и провел пальцами по волосам. — Странно, конечно, что он решился ударить, когда вы были рядом. Впрочем, он мог решить, что вы уже уехали.
— Да, возможно, — негромко проговорила Селина.
Пожарный насос на мгновение перестал работать, и языки пламени тут же взметнулись вверх.
— Мисс Селина, если вы не возражаете, я хотел бы поговорить с вами с глазу на глаз.
Селина оглянулась на Уилла, но тот как будто не замечал ни ее, ни шерифа. Тогда она проследовала за Франклином к дальнему концу галереи, подальше от огня, пожарных и полицейских. Там Франклин вновь снял шляпу и разгладил волосы.
— У вас есть предположения относительно того, кто мог это сделать?
Предположения. Подозрения — вот более точное слово.
Сглотнув слюну, она отвела взгляд и постаралась ответить как можно более непринужденно:
— Мне казалось, строить гипотезы — ваша работа, шериф.
— Нам с вами известно, что Бомонт не может стоять за всем этим безобразием.
Селина молча вознесла хвалу Франклину за его объективность.
— Но еще нам известно, что каким—то образом все происходящее с ним связано.
— Послушайте, а если кому—то нужно навредить мисс Роуз или Роджеру Вудсону?
Франклин покачал головой.
— Я рассматривал и такой вариант. Маловероятно. Остается Бомонт. Кому в первую очередь выгодно прогнать его из города?
— Выгодно? — Селина помедлила. — Нет, шериф, я не могу предположить, кому бы это могло быть в прямом смысле выгодно.
Но она понимала, что шериф насквозь видит ее лукавство. Он знал, какое имя услышит, если будет настаивать на ответе.
— Тогда поставим вопрос иначе. Кто в городе зол на этого человека так, что не остановится ни перед чем, лишь бы изгнать его?
Селина заколебалась, потом уклончиво ответила:
— Согласитесь, мне нелегко называть имена, когда мы находимся в семейных владениях Кендаллов.
— Соглашусь. Более того, скажу, что вы совершенно правы.
Селина тяжело вздохнула.
— Мисс Роуз было бы очень нелегко услышать такое.
— Боюсь, вы и в этом правы.
Потом они стояли и молчали. Тем временем машина «Скорой помощи» увезла охранника. Его отправят в Батон—Руж, а завтра охранная фирма пришлет двоих, а то и троих или четверых человек. Естественно, Реймонду станет об этом известно, и в следующий раз он будет осторожнее.
В следующий раз… Да как же так? Она уже осудила Реймонда?
— Мисс Селина, может быть, вам стоит поехать домой? Вы бы отвезли Бомонта. На ночь здесь останутся мои ребята.
Она рассеянно кивнула и двинулась прочь, но Франклин остановил ее:
— Попросите его соблюдать осторожность и не появляться на стройке в одиночестве. Сегодня тот человек напал на охранника. Не исключено, что следующей жертвой он изберет Бомонта или вас.
Селина снова кивнула и пошла к Уиллу. Она боялась, что он будет спорить, но он не произнес ни слова, когда она предложила ему отправиться домой, он просто молча двинулся следом.
Когда Уилл отправился принимать душ в ее коттедже, она приготовила чай и сандвичи и присела за стол на кухне. Ее била нервная дрожь. Как и в первый день после приезда Уилла, у нее возникло ощущение, что надвигается буря. Остается лишь надеяться, что эта буря не принесет слишком много разрушений.
Когда Уилл вошел на кухню, Селина сидела, подобрав под себя ноги и обхватив руками колени. Такая нежная и беззащитная. Уиллу захотелось обнять ее и подбодрить, но он не чувствовал себя вправе давать невыполнимые обещания. Он для нее — источник опасности. Спасти ее он может только одним способом — уехать навсегда.
Только где взять сил на это?
Ужин прошел в молчании. Селина нервничала, и Уилл это чувствовал. Сегодня пострадал человек, и Уилл не мог избавиться от ощущения, что несчастье произошло по его вине.
— Что ты сегодня делал в городе? — спросила Селина, пристально глядя на Уилла.
— Мисс Роуз пригласила меня к адвокату. Там был и Реймонд со своей Френни. Наконец прояснилось, зачем мисс Роуз вызвала меня в Гармонию. По завещанию она оставляет Реймонду и Мередит половину имущества, а вторая половина пойдет на благотворительность. Мисс Роуз хочет, чтобы я был распорядителем благотворительного фонда. Как тебе это нравится?
Селина как будто вовсе не удивилась.
— С этими обязанностями ты справишься лучше любого другого.
Не любого: Селина справилась бы лучше. Когда он скажет мисс Роуз окончательное «нет», то попросит ее возложить обязанности по фонду на Селину, ибо она и только она подходит для такой работы.
— Да—да, конечно. — Он саркастически хмыкнул. — Именно человеку с моим прошлым и с моей репутацией надо бы поручить заботу о сотнях тысяч — а то и миллионах — долларов.
— У тебя доброе сердце. Ты как никто поймешь голодных и бездомных, тех, кому не на кого рассчитывать. Ты сумеешь отличить правду от обмана.
— Как, например, сейчас?
Селина проигнорировала его реплику.
— Мисс Роуз сделала правильный выбор.
— Я не намерен этим заниматься, — упрямо сказал Уилл.
В этом он был твердо уверен, невзирая на данное обещание все обдумать и взвесить. Он не хотел ответственности, которую ему навязывала старуха. Он не собирался тратить ни гроша из ее денег.
Селину не удивил его отказ. Уилл, наверное, рассчитывал, что она начнет спорить, постарается переубедить его, будет уговаривать остаться в Гармонии. Но она молчала. Разумеется, ей давно известно, что он не хочет оставаться. Он ясно дал ей это понять. Она только вздохнула и понесла тарелки в раковину.
Чтобы переменить тему, Уилл поинтересовался:
— О чем с тобой говорил шериф?
— Он спрашивал, нет ли у меня предположений, кто устраивает безобразия на стройке.
— И что?
Селина целиком сосредоточилась на своем занятии и с усердием мыла посуду. Лишь расставив по местам тарелки и стаканы, она повернулась к Уиллу.
— Помнишь, ты спрашивал меня: если отец Джереда — не ты, то кто?
Он кивнул.
— Мы тогда неверно поставили вопрос. Мы искали мужчину соответствующего возраста, ровесника Мелани. А следовало спросить, кто из жителей Гармонии достаточно богат, чтобы заплатить ей.
Селина не была на все сто процентов уверена в своих подозрениях и все—таки не могла отделаться от пугающего чувства. Уилл видел неуверенность в ее глазах, напряжение, сковавшее ее изящную фигурку. И все же пришла пора произнести вслух имя.
— Всему городу известно, что Мелани намеревалась потребовать денег — и больших денег — у отца Джереда. Вероятно, никто из горожан не задумывался о том, что с тебя взять нечего. — Она понизила голос: — Так что искать отца Джереда надо среди состоятельных мужчин Гармонии.
Уилл был совершенно согласен с доводами Селины. В городе не так много людей, способных выплатить шантажистке значительную сумму в течение короткого времени. Мисс Роуз — раз. Реймонд — два. Черт побери, все нити так или иначе ведут к Реймонду.
Уилл покачал головой:
— Не надо, Сели. Выкинь это имя из головы.
— Кто грозил отправить тебя в тюрьму в случае, если ты вернешься в Гармонию?
Реймонд.
— У нас нет доказательств…
— Кто все эти годы находился рядом с Джеком и распалял его, настраивал против тебя? — продолжала Селина, не обратив внимания на его возражения.
Реймонд. Они с Джеком дружат с незапамятных времен — странная, между прочим, дружба. Джок значительно старше, он, как ни крути, простой работяга и далек от тех кругов, в которых вращается Реймонд.
— Мелани забеременела в шестнадцать лет, — напомнил Уилл Селине и добавил сквозь зубы: — Реймонду было тогда лет тридцать.
— И он был женат. Это очень веский резон переложить вину на другого. Он уговорил Мелани оговорить тебя, после чего от тебя избавился. Он заплатил тебе, устроив так, чтобы тебя немедленно арестовали в случае возвращения.
— Он почти что годился ей в отцы.
Уилл понимал, что хватается за соломинку. Селина верно заметила, что возраст не имеет значения. Мелани наверняка была на седьмом небе от счастья, когда на нее обратил внимание солидный мужчина.
— Уилл, Реймонд — видный и обаятельный мужчина. Викки говорила, что Мелани как раз в то время намекала на какого—то необыкновенного кавалера, но ни разу не назвала его имени. Многих ли в нашем городе могла шестнадцатилетняя девочка считать необыкновенными?
А в самом деле, кого, кроме Реймонда Кендалла? Реймонд — привлекательный мужчина из аристократической семьи. У него всегда водились деньги, он мог позволить себе все, чего душа пожелает. Если он положил глаз на Мелани, соблазнил ее… Боже, да тогда она должна была сходить с ума от радости. Подумать только — ею, шестнадцатилетней простушкой, увлекся зрелый и богатый человек, способный дать ей то, о чем она и мечтать не могла.
— Как же он мог соблазнить ее при такой разнице в возрасте? — не сдавался Уилл. — И каким образом им удалось скрыть свои отношения?
— Молчание Мелани было куплено, — напомнила Селина. — Она молчала много лет. Возможно, он расплатился с нею крадеными деньгами.
Уилл не мог не признать, что предположение весьма и весьма разумно. Было заявлено о похищении пяти тысяч долларов наличными и драгоценностей на пятнадцать тысяч. Какая часть этих средств досталась Мелани? Продал ли Реймонд драгоценности или Мелани удовольствовалась пятью тысячами? Четырехзначная сумма наверняка представлялась ей колоссальной, а заглядывать далеко вперед она никогда не умела. Если дело было именно так, то не исключено, что драгоценности до сих пор у Реймонда. Вряд ли он решился расстаться с фамильными украшениями.
— Когда мисс Роуз в первый раз отвезла нас к усадьбе, ты удивилась. Ты не знала, что дом стоит до сих пор. А вот Джеред знал. Ему об этом доме рассказывала мать.
Наконец Селина отошла от раковины и присела за стол напротив Уилла.
— А она могла знать потому, что ей рассказал Реймонд. Может быть, он водил ее туда. Может быть, как раз там они встречались.
Уилл откинулся назад и уставился в потолок. Если сидеть вот так долго—долго, может, весь этот кошмар развеется? Он не хочет, чтобы отцом Джереда оказался Реймонд. Как парень, так и мисс Роуз такого не заслужили. Но все сходится, что ни говори. Остается только одно звено.
— Ну да, — медленно заговорил Уилл. — Может быть… Пусть отец Джереда — Реймонд. Может, он потому так стремился отделаться от меня, что без меня ему было легче сохранить тайну. Допускаю, что он заплатил тогда Мелани, и к нему она обратилась в этот раз. Может быть, он нанял кого—то, чтобы устроить кавардак на стройке. Но сегодняшнее… Сели, ведь этот охранник мог умереть.
Селина долго молчала, прежде чем тихо произнести:
— Мелани ведь тоже убили.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Вкус греха - Папано Мэрилин



хорошая книга,интересная история любви. читала и как будто смотрела фильм,всё очень динамично: есть здесь всё-любовь и ненависть,добро и зло,совесть и грязь,радость и слёзы.конечно слегка где-то картинно,в реальной жизни было бы иначе. читайте девчонки,время потратите не зря.
Вкус греха - Папано Мэрилинпани-пони
15.11.2012, 3.53





Почитайте, думаю что многим роман понравится ....
Вкус греха - Папано МэрилинНадежда
8.08.2013, 19.11





Действительно, роман понравился. Очень хороший. И гг-я можно понять, не сразу он смог перебороть себя, но все таки справился со своими страхами. Молодец. Ну, а гг-ня так вообще умница, имеет удивительный талант не обижаться на оскорбления, поропускать сплетни мимо ушей, и не слушать мнения большинства. Большая редкость. Видимо влияние оказала ее семья, особенно сестра. Почитайте.
Вкус греха - Папано Мэрилин****
9.08.2013, 1.02





КНИГА ПРОСТО ПОТРЯСАЮЩАЯ. ОЧЕНЬ ТРОГАТЕЛЬНЫЕ ОТНОШЕНИЯ МЕЖДУ ГГ-МИ. В КОНЦЕ ДАЖЕ ПРОСЛЕЗИЛАСЬ.
Вкус греха - Папано Мэрилин====
11.08.2013, 23.07





Очень хороший романчик)))
Вкус греха - Папано МэрилинРада
12.08.2013, 11.12





Не без изъянов, но почитать можно. Напоминает многие романы, особых новых поворотов нет, сюжет предсказуем. Все как обычно.
Вкус греха - Папано МэрилинДуся
12.08.2013, 23.07





Дивная история любви, через что приходится пройти влюбленным чтобы всё таки остаться вместе.
Вкус греха - Папано МэрилинАнна
13.08.2013, 18.09





роман класс!!! люблю когда герои вот такие: без розовых соплей, адекватные! все понравилось.
Вкус греха - Папано Мэрилингалина
6.06.2014, 20.10





Сюжет сам по себе интересен, но с середины стало скучно уж больно затянуто.
Вкус греха - Папано МэрилинМаша
6.01.2015, 2.56





Гг-ня вся из себя такая положительная библиотекарша и конечно девственница. Гг-ой отрицательный персонаж. Большинство считают его распутником и вором. Гг-ня зная все это, не верит в его виновность, сама соблазняет его. Потом много чего... и выясняется, что он не виновен. Но все равно он решает уехать, потому что не достоин ее. И в самом конце - моментальная развязка - он увидел счастливую семейную пару ( Алилуйя!!) и решает вернутся к гг-не. Вообщем в течении всего романа он считал, что они не могут быть вместе, а в последней главе - бац и передумал!!! Откуда такой рейтинг? 6 баллов - максимум.
Вкус греха - Папано Мэрилинпрофи
21.07.2015, 11.27





Поменьше бы описаний жары и его бесполезных переживаний, а чувства описаны красиво. Ггня молодец решительная и не распускает сопли, а здраво рассуждает. Если кому-то нравится такое то читайте.
Вкус греха - Папано МэрилинЛуна
23.04.2016, 10.27








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100