Читать онлайн Трилби, автора - Палмер Диана, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Трилби - Палмер Диана бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.83 (Голосов: 229)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Трилби - Палмер Диана - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Трилби - Палмер Диана - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Палмер Диана

Трилби

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Торн был на полпути к своему ранчо, когда его внезапно настигло облако пыли. Он повернул голову и увидел Наки, одного из двух апачей, работающих на его ранчо. Он натянул поводья и придержал коня. Апачи был высокого роста, длинные черные волосы свисали ниже плеч. На нем были бриджи и высокие кожаные мокасины, красная клетчатая рубашка, на лбу плотная с красивым узором лента, благодаря которой волосы не падали на глаза.
— Охотишься? — спросил его Торн. Мужчина кивнул.
— Нашел что-нибудь?
Апачи даже не взглянул на него. Он показал толстую переплетенную книгу.
— Я искал ее везде.
— Я имел в виду, подстрелил ли ты что-нибудь на ужин? — спросил Торн, глаза его заискрились смехом.
Наки удивленно поднял брови.
— Я? Подстрелил? — в голосе его звучал ужас. — Убить беззащитное животное?
— Ты же апачи, — напомнил ему Торн. — Ты охотник. Мастер лука и стрелы.
— Только не я. Я предпочитаю магазинную винтовку «Ремингтон», — ответил он на прекрасном английском.
— Я думал, что ты принесешь нам что-нибудь в своей кожаной сумке.
— Я принес, — он снова протянул книгу. — Рассказы об индейце Кожаный Чулок Джеймса Фенимора Купера.
— О Боже, — простонал Торн. — Какой же ты апачи?
— Образованный апачи, конечно, — вежливо ответил Наки. — Вам надо что-то делать с кузеном Джорджа, — добавил он уже более серьезным тоном, улыбка исчезла с его лица, он остановился и посмотрел на Торна. — Вы потеряли пять голов скота сегодня утром, и совсем не из-за засухи. Рикардо конфисковал их.
— Черт возьми, — выругался Торн. — Снова?
— Да, снова. Ему нужно кормить нескольких революционеров, спрятавшихся в горах. Я не виню его за равнодушие к своей семье, но он добьется того, что к ней применят экстремальные меры за украденное мясо.
— Да, я поговорю с ним, — Торн посмотрел на горизонт. — Эта чертова война отражается на нас все больше.
— Я согласен, — Наки засунул книгу в сумку у седла, а затем протянул Торну двух связанных кроликов. — Это ужин, — сказал он.
— А ты не собираешься разделить его с нами?
— Разделить ужин? — с ужасом спросил Наки. — Есть кролика? Лучше я умру с голоду.
— Что у тебя на уме, позволь узнать?
Белозубая улыбка осветила бронзовое лицо Наки.
— Поджаренная змея, — сказал он, и глаза его заискрились от смеха.
— Сноб, — оборвал его Торн.
Наки пожал плечами.
— Трудно ждать от человека европейского происхождения понимания такой древней и утонченной культуры, как моя, — сказал он с усмешкой. — Я пока поищу кузена Джорджа и приведу его к тебе.
— Пожалуйста, только не сделай ему ничего плохого.
— Я?..
— Не делай только такое невинное лицо, пожалуйста. Разве не ты посадил лекаря на муравьиную кучу, когда он продал тебе лекарство из яда змеи, которое не помогло?
— Доктор должен отвечать за свои лекарства.
— Он не знал, что ты такой ученый и знаешь латынь, — сказал Торн.
— Он знает гораздо меньше, чем я, о лекарствах.
— Его этому не учили.
— Зато он будет помнить об этом.
— Да, уверен, он не забудет, — согласился Торн. — Я думаю, что это он привел толпу, чтобы линчевать тебя.
— И ты был настолько добр, что спас меня от них, — напомнил Наки.
С этого времени началась их дружба, которая продолжается уже достаточно долго. Наки с тех пор изменился, но не очень.
— Привози свою змею, и я попрошу Тиза приготовить ее для нас.
— Он готовит так же, как ездит верхом.
— Ну, тогда я сам приготовлю ее.
— Я привезу к тебе Рикардо.
Индеец повернул лошадь и не спеша поехал прочь.


Конец недели прошел очень быстро. Трилби исколола все пальцы, готовя платье для вечера у Торнтона Вэнса. Ей совсем не хотелось ехать к Торну. Она боялась этого вечера, как не боялась еще никогда.
Ее единственное дорогое платье, которое она привезла из Луизианы, было бежевого цвета, кружевное. Пыльная буря испортила почти всю их одежду, когда они добирались на ранчо Блэквотер Спрингс. Даже сейчас Трилби чувствовала удушливый колючий желтый песок, накрывший их, как одеялом, и чуть не похоронивший на пути из Дугласа. Один из новых знакомых только улыбнулся, когда они рассказали об этом тяжелом испытании, заметив, что им придется привыкать к пыльным бурям.
И они как-то уже привыкли. Но иногда Трилби тосковала по прохладным зеленым озерам и местному южному говору, который она слышала на улицах, отправляясь в булочную за сладостями или в магазин за новыми платьями.
Было приятно ездить в город с полным кошельком на своей машине, которой управлял их шофер Рене Маркус. Все кузены и кузины были ее друзьями, они часто устраивали вечеринки, или послеобеденный чай, или пикники… а потом вдруг появился Ричард. Но еще до того, как он смог бы позволить большее, чем подержать ее за руку, умер ее дядя, и отец заявил, что семья переезжает в Аризону.
Трилби плакала целыми днями, но это не поколебало решения родителей. Ричард с семьей уехал в Европу, тоже сопротивляясь, что льстило ей, и обещал писать. Но Трилби написала уже дюжину писем, а получила в ответ только одну открытку из Англии, которая даже отдаленно не напоминала любовное письмо. Просто дружеское послание.
Иногда она отчаивалась, сомневаясь, что может завоевать его любовь.
Она заставляла себя не думать об этом. И действительно, какая польза жить прошлым. Ее дом был теперь здесь. Она должна стать настоящей жительницей Аризоны и привыкнуть к совершенно другой жизни. Ричард, может быть, приедет к ним в гости, и, возможно, при встрече у него возникнут к ней нежные чувства. Она мечтательно вздохнула.
Трилби надела платье, грустя о тех днях, когда у нее было много красивой одежды. Теперь у них не было денег на наряды. Ей хотелось распустить волосы по плечам, но мистер Вэнс — это мистер Вэнс, и будет лучше, подумала она, выглядеть скромнее, чтобы не дать ему лишнего повода насмехаться над ней. Иногда он смотрел на нее так, будто считал женщиной легкого поведения. Это обескураживало ее и причиняло боль, хотя она старалась этого не показывать.
Она заплела мягкие светлые волосы в косу, вплела голубую ленту и уложила косу вокруг головы, хмуро глядя на свое исхудавшее суровое лицо. Жара измучила ее, у нее не было аппетита, и она стала еще более изящной.
Одевшись, она пощипала немного щеки и губы, чтобы они не были такими бледными, и накинула черную кружевную шаль, которую мексиканки называют «мантилья». Отец привез ей эту шаль из Мексики, когда ездил туда в прошлый раз, чтобы закупить скот.
— Ты очень хорошо выглядишь, Трилби, — тепло сказала ей мать.
— Ты тоже, — она обняла мать, с удовольствием глядя на ее элегантное черное платье.
Отец был в черном костюме. Тедди в коротких штанах и куртке. Они чувствовали себя неловко в парадной одежде. Вся семья села в автомобиль, один из работников завел его. Трилби потом молилась до самого ранчо мистера Вэнса, чтобы автомобиль не сломался, не заглох, не прокололась шина на дороге с глубокой колеей. Моросил дождь, и не хватало еще промокнуть, если автомобиль сломается.
К счастью, они добрались без задержки, выехав на пыльный тракт, который вел на ранчо Лос Сантос. Это был новый двухэтажный дом из необожженного кирпича, с балконами вдоль всего второго этажа, внутренними двориками и палисадниками, примыкающими к первому этажу. Казалось, что все растения вокруг цвели, цвели даже высокие тонкие деревья окотилло, образуя естественную ограду у входа в дом. Трилби впервые увидела это дерево в цветении и была просто очарована. Большинство домов, которые ей пришлось видеть в Аризоне, были сделаны из необожженного кирпича, но обычно это были небольшие дома. А дом Вэнса — как с обложки журнала, дорогой и роскошный.
Торнтон Вэнс ждал их на длинной веранде. Здесь было прохладно, с одной стороны веранды стояли складные стулья, с другой — удобные кресла. Дул легкий ветерок, но вечер был теплым, несмотря на небольшой туман после дождя. Дом выглядел уютным и приветливым. «Невероятно, как неприветливо по сравнению с домом выглядит его хозяин» — подумала Трилби, когда он взглянул на нее. В темном костюме и белой рубашке он выглядел элегантно, как джентльмен из Нового Орлеана, хотя и несколько напыщенно. Его черные волосы были аккуратно причесаны. Трилби удивилась, как он красив, когда хорошо одет.
— Как мило с твоей стороны, Торн, пригласить нас, — вежливо сказал отец, помогая выйти из машины сначала жене, потом Трилби.
— Для меня это удовольствие. Осторожно выходи, Трилби, ты можешь ступить в грязь, — вдруг сказал он. — Тед, подержи это.
Он передал свой стакан Тедди и быстро подхватил Трилби на руки — для нее это было полной неожиданностью, а ее родители постарались скрыть свою радость. Он повернулся и так легко понес ее на веранду, как будто она была невесомой. Казалось, его не волнует, что она так близко. Но ее это определенно волновало. От него исходил еле уловимый запах одеколона. Его сильные и теплые руки обнимали ее, она чувствовала силу его мускулов сквозь рубашку и пиджак. Дыхание его было ровным, будто он совсем не замечал ее веса.
— Крепче держись, — пробормотал он с легкой улыбкой. Она была так напряжена, как будто боялась, что ее уронят, и он чувствовал, что она едва дышит. Его очень удивило, что такая женщина, как она, так нервничает в мужских руках. Он не мог себе представить, чтобы она нервничала в объятиях Курта!
— Здесь крутые ступеньки, — предупредил он.
Его голос стал тихим, она ощущала на лице его легкое дыхание. Никогда раньше мужчина не был так близко, а сила мистера Вэнса действовала на нее даже на расстоянии. Вряд ли это было прилично, и она хотела протестовать, но родители были недовольны, что она так испугана.
— Не бойся, девочка, — отец усмехнулся. — Торн тебя не уронит.
Ей пришлось смириться, и она перестала упираться, положив руки ему на плечи.
Он повернулся к ней. Его глаза встретились с ее глазами при слабом свете, льющемся из окон. Звуки музыки, смех и разговоры внезапно смолкли. Он шел уверенно, не спотыкаясь, хотя и не смотрел под ноги, медленно поднялся с ней на веранду. И перед тем как остановиться и опустить ее, вдруг сильно прижал ее к своей груди.
Она задрожала от этого неожиданно возбуждающего объятия, на нее это так подействовало, что она не в силах была скрыть свое волнение. Он молчал. Чуть наклонившись, медленно поставил ее на пол. Его губы оказались совсем рядом с ее губами. Он смотрел ей прямо в глаза, и она почувствовала, как ее обдало жаром, когда она увидела выражение его лица. Лицо было бесстрастным, но в глазах были тоска и желание. Он выпрямился, отпуская ее, а она продолжала беспомощно стоять, не в силах двигаться, говорить.
Торн с любопытством наблюдал за ней. Для такой женщины она была на удивление чувствительной к его прикосновениям. Он не думал, что такая воспитанная и скромная на вид мисс Лэнг польщена вниманием грубого скотовода. Совершенно очевидно, что она просто притворяется, так как хорошо знает, что он богат.
— Не хотите ли немного пунша, Трилби? — спросил он, глядя на ее губы. Казалось, он сейчас поцелует ее.
Трилби с трудом перевела дыхание. Она была так потрясена, что чуть не уронила сумочку.
— Да, — заикаясь, ответила она. — Я бы выпила.
Хоть бы он перестал смотреть на ее губы! Он заставил ее трепетать, таких эмоций она еще не испытывала. Она едва держалась на ногах. Ей было трудно дышать. Ее сердце стучало, как крылья колибри о железные прутья клетки. И все потому, что Торнтон Вэнс смотрел на ее губы!
Он взял ее за руку, заметив, что ее родители обменялись улыбками. Итак, они думали о том же. Он улыбнулся про себя. Он был рад, что так действовал на Трилби. Он находил ее очень привлекательной, а у него уже давно не было женщины. Он не пытался развлечься, где бы то ни было, с тех пор, как умерла жена. Становилось трудно от такого воздержания. Он знал, что представляла собой Трилби. Ему не нужно было заботиться о ее репутации. А если она немного влюбится в него, это делу не повредит. Он может с ней развлечься и порвать, если она захочет чего-то серьезного. Трилби разрушала брак его кузена. Сплетня стала известна не только ему. Жена Курта Лу не один раз плакала на его плече. Лу не знала имени тайной любовницы Курта, но ей было известно, что та блондинка. Вэнс был совершенно уверен, что это Трилби. В конце концов, Сэлли сама видела ее с Куртом.
Как плохо, что Джек Лэнг унаследовал это ранчо. Если бы семья Лэнгов не приехала сюда и не предъявила свои права на ранчо Блэквотер Спрингс, Торн мог бы купить его. И тогда бы он не терял скот направо и налево из-за засухи. На его землях в Мексике была вода, но сейчас слишком опасно перегонять туда скот. Он уже делал это несколько раз с тех пор, как началась война, но с каждым днем это становилось все более рискованным. А здесь была вода. Торну нужно было найти какой-то выход, чтобы спасти ранчо Лос Сантос.
Земля была на первом месте. Его отец и дед внушили ему чувство огромной ответственности за землю, за наследство, которое он получил, необходимо было сохранить ее любой ценой. На мгновение у него мелькнула мысль, что он сможет решить все проблемы, женившись на Трилби. Но он тут же отогнал эту мысль. Ему не нужна была в доме такая женщина. Он не был уверен, хочет ли он вообще жениться. Сэлли клялась ему в вечной любви, пока он не женился на ней и не переспал. Но впоследствии он получал от нее только бесконечные отказы. Она наслаждалась обеспеченной жизнью, а не своим горячим мужем. Через несколько недель ее откровенной холодности, у него пропали почти все чувства, беременность была последней каплей. Она совсем не хотела ребенка и впоследствии так и не смогла привыкнуть к материнству. За несколько месяцев до гибели она стала совсем другой. В ее глазах появился блеск, лицо светилось радостью, но только не в присутствии мужа. Она ненавидела его и использовала любую возможность, чтобы показать это. Даже Саманта страдала от ее враждебности.
Несчастный случай, в результате которого она погибла, произошел дождливой ночью, когда она ехала в открытой двухместной коляске. Она ездила навестить больную соседку. Утром она не вернулась, Торн поехал искать ее и нашел ее тело в коляске, упавшей в ручей. Это была заброшенная дорога, поблизости не было никакой соседки. Он решил, что она заблудилась ночью, и совесть мучила его за то, что он отпустил ее одну. В их браке не осталось любви, но он любил ее до тех пор, пока она не стала откровенно эгоистичной и корыстной. Это окончательно убило его чувства.
Он взглянул на дочь Саманту, которая стояла у стены. Вид у нее был затравленный. Какая она хрупкая, подумал он. Странно, она стала менее напряженной с тех пор как умерла ее мать, но постоянно грустила. И, что еще более странно, она нервничала, когда гостила у Курта и Лу. Он заботился о своем ребенке, но в нем осталось мало любви. Что такое любовь, думал он, как не иллюзия. У брака по расчету гораздо больше шансов на успех. А что касается постели, то нет недостатка в женщинах, желающих удовлетворить его голод. Для этой цели нет необходимости жениться. Он посмотрел на Трилби. Потемневшим взглядом по-мужски оценил ее стройность и грацию.
Саманта робко приблизилась к взрослым, смущенно улыбнувшись Трилби.
— Здравствуйте.
— Здравствуй. Ты Саманта, не так ли? Ты очень хорошенькая, — ласково сказала Трилби.
— Спасибо, — с достоинством ответила она. — Можно мне пойти спать, папа? — спросила она с болезненной робостью.
— Конечно, — голос его был строгим и неприветливым. Совсем не как у любящего отца Трилби.
— Мария проводит тебя.
Он кивнул экономке, которая тут же подошла, чтобы отвести девочку наверх.
— Разве не вы укладываете ее спать? — машинально спросила Трилби.
— Я? Нет, — он не хотел больше говорить об этом. — Вы хотите лимонад или фруктовый пунш?
— Лимонад, пожалуйста.
Он наполнил чашку и поставил ее на блюдце. Ее руки дрожали, и он должен был помочь ей, чтобы лимонад не разлился. Их глаза снова встретились, он оценивающе сощурился.
— Ваши руки, как лед. Не может быть, чтобы вы замерзли.
— Почему бы и нет? — защищаясь, ответила она. — Я более чувствительна к холоду, чем другие.
— В самом деле, Трилби? — он понизил голос, его глаза смотрели прямо в ее глаза. Он накрыл своими руками ее руки. — Или это другое?
Он повернул к себе ее влажную ладонь и провел по ней большим пальцем. Это был чувственный жест, его взгляд вызывал в ней страх. Лимонад разлился, к счастью, не испортив ни ее платья, ни его брюк.
— О… Я… Извините меня, — заикаясь, сказала она и покраснела.
— Ничего страшного, — он кивнул одному из официантов и увел ее в другое место, в то время как слуга все убрал. Ее родители и Тед уже смешались с многочисленными гостями, и, казалось, никто не заметил инцидента.
— Я никогда не была такой неловкой, — Трилби сильно нервничала.
Он потянул ее под небольшой навес, который выходил в освещенный двор, украшенный бумажными фонариками. Они сверкали в темноте, как искусственные лунные диски. Он обхватил ее лицо и повернул к себе.
— Я не думаю, что это была неловкость.
Затем он наклонился, и она впервые в жизни почувствовала тепло мужских губ на своих губах. Даже Ричард никогда не пытался поцеловать ее. Она только мечтала об этом… Она беспомощно напряглась от такой близости и чуть не задохнулась от изумления.
Торн поднял голову. Выражение ее лица и глаз было таким, что она вряд ли притворялась. Это было изумление, смешанное со страхом. У него было достаточно опыта, чтобы понять то, что она чувствует, и что это было у нее впервые. Невероятно, подумал он, чтобы женщина с ее опытом была так ошеломлена. И если это не притворство…
Он снова наклонился к ней, но она резко отпрянула, закрыв рукой губы. Ее серые глаза были похожи на блюдца, нежно очерченное лицо побледнело от страха.
Торн разозлился на нее за такой трагический вид. Его лицо омрачилось. Он молча смотрел на Трилби, его поза выражала презрение, когда он окинул взглядом ее стройное тело.
— Не говорите мне, что вы обычно так реагируете на мужскую ласку, — сказал он, насмешливо улыбаясь. — Нет необходимости притворяться, Трилби. Мы оба знаем, что мужчины целовали ваши губы и даже ваше тело.
От такого бесстыдного замечания ее руку свело судорогой. Глаза сверкнули, и она выпрямилась.
— Если бы у меня было ружье, я бы застрелила вас. Клянусь, я бы это сделала! Как вы осмелились сказать мне такое?
Он удивленно приподнял брови.
— А какого обращения вы ожидали, мисс Лэнг? Вы думаете, что ваше чопорное поведение обмануло меня?
Она непонимающе уставилась на него.
— Чопорное поведение?
Он уже не шутил.
— Такой женщине, как вы, это не поможет, — медленно произнес он. — Мы оба понимаем, что вам нужно гораздо больше, чем просто поцелуи.
Задыхаясь от негодования, она резко повернулась и бросилась прочь почти бегом.
Торн налил себе чашечку пунша и пошел к гостям, не переставая думать о Трилби. Ему не следовало так доводить ее: даже, если у нее действительно роман с Куртом, это еще не значит, что она женщина легкого поведения. Может быть, она в самом деле его любит.
Он не понимал, зачем высказал ей все это, но мысль о ней и кузене злила его. Он опять отыскал ее глазами. Ну, конечно, она танцует с Куртом. Курт был примерно его роста, но значительно полнее и мягче характером. Курт всегда улыбался и любил женщин. Женщины его тоже любили. У него были городские манеры, и он вел себя как джентльмен.
Торн обожал Курта до тех пор, пока жена не стала ставить его в пример как «цивилизованного человека». Ему надоело считать себя человеком второго сорта по сравнению с таким денди. Увидев, как Курт танцует с Трилби, он резко повернулся и тут же заметил, что Лу, жена Курта, с негодованием наблюдает за танцующей парой.
— Что вы думаете о мексиканской проблеме? — спросил Джек Лэнг, остановившись рядом. Он давно пытался завладеть вниманием хозяина.
— Проблема усугубляется, я считаю, — ответил
Торн. Он снова посмотрел в сторону Трилби и отвел взгляд. Он бы с удовольствием запустил в Курта стаканом, который держал в руке.
— Не отпускайте женщин далеко от дома. У нас уже украли много скота. Один из моих людей преследовал их до самой Мексики. Мы не поймали воров.
— Нельзя винить полицейских за то, что они становятся на сторону мятежников, — сказал Джек. — Условия при режиме Диаса невыносимы для мексиканского народа. Я сужу по рассказам мексиканцев, работающих у нас.
— Условия были невыносимы и всегда будут такими, — ответил Торн нетерпеливо. — За плечами среднего мексиканского крестьянина столетия угнетения, начиная от ацтеков и до Кортеса, испанцев, французов, а теперь еще и Диас. Этот народ угнетали веками. Их заставляли кланяться буквально все, а особенно испанцы. Потребуются поколения, чтобы избавиться от чувства угнетения. У них не было времени, чтобы изменить стереотипы.
— Кажется, Мадеро это удастся.
— Мадеро — это молодой петушок, — сказал Торн насмешливо. — Его сердце принадлежит народу. Я думаю, он еще удивит федералов. Они его просто недооценивают, но еще пожалеют об этом.
— В его армии всякий сброд, — не согласился Джек.
— Вам следует изучать историю, — последовал сухой ответ. — Во всех армиях полно сброда.
Джек сжал губы.
— Вы очень проницательны.
— А вы думаете, если я живу на ранчо, то трачу время только на скот и глотаю пыль? Я начитан, у меня есть друг, который о прошлом знает больше, чем о настоящем. Вы еще не познакомились с моим другом с Восточного побережья? МакКолум — антрополог, хотя он преподает археологию. Каждую весну он приезжает сюда со своими студентами.
Они беседуют с индейцами из местных племен и изучают древнюю культуру.
— Что вы говорите! Он ничего мне не сказал об этом, — Джек рассматривал высокого, грубоватого, уверенного в себе светловолосого человека, который в это время беседовал с местным бизнесменом.
— МакКолум обычно не говорит о своей работе. У него есть свое мнение обо всем, — Торн улыбнулся.
МакКолум взглянул на Торна и тоже заулыбался. Минутой позже, извинившись перед своим собеседником, он присоединился к хозяину.
— Вы говорили обо мне, не так ли? — прямо спросил он. — И, к тому же, за моей спиной.
— Я говорил моему соседу, как много ты знаешь о прошлом, — Торн улыбнулся. — Это Джек Лэнг, он владелец ранчо Блэквотер Спрингс. Джек, это доктор Крейг МакКолум.
— Рад познакомиться с вами, — приветливо сказал Джек. — Вы приехали, чтобы заняться здесь раскопками?
— Нет, к сожалению, я приехал по делу и решил повидаться с Торном. Что вы думаете о мексиканской ситуации?
Джек высказал свое мнение.
МакКолум язвительно поджал губы, прищурив темные глаза.
— Вы считаете, что у полицейских есть шанс?
— Да, а вы думаете по-другому? — спросил Джек.
МакКолум пожал плечами.
— Не знаю. Возможно, Торн говорил вам, что у него работают несколько мексиканских ковбоев. Их отцы работали на его отца. Подчиняться иностранцам вошло у них в привычку. Перемены требуют времени.
— Мадеро победит?
— Думаю, что да, — ответил Торн, подумав. — Он, действительно, любит свой народ и хочет для него лучшей жизни. Ему удалось завоевать поддержку большинства, и они будут бороться. Да, мне кажется, что он победит. Но прежде чем это произойдет, прольется много крови. И не только их крови, а возможно, и нашей. Мы здесь на границе в сложном положении.
— Мы не должны вмешиваться, — упрямо отстаивал Джек свое мнение.
Торн снисходительно улыбнулся.
— Мы уже втянуты. Разве вы не замечаете, что некоторые из работников-мексиканцев время от времени исчезают на день или два?
Джек вскинул голову и пожал плечами.
— Да, они ездят повидать своих родственников.
Торн усмехнулся и выпил свой пунш.
— Они вместе со сторонниками Мадеро участвуют в набегах на соседние ранчо. Будьте осторожны, они могут приехать и к вам. Вы же потеряли недавно некоторое количество скота?
— Несколько голов. Ничего серьезного.
— Возможно, эти несколько голов они забрали, чтобы проверить, будете вы их преследовать или нет, — предупредил Торн. — Внимательно следите за стадом.
— Да, обязательно, — Джек тяжело вздохнул. Он перевел взгляд на жену, которая оживленно беседовала с соседями. — Я привез сюда свою семью, но не понимал серьезности ситуации, не имел представления, что мексиканцы могут восстать. Я вложил все до последнего пенса в это предприятие, но дела идут не так, как хотелось бы. Я теряю последнее, Вэнс.
— Время покажет, — сказал Торн, мысленно взвешивая шансы завладеть ранчо, если Джек считает, что может потерять его. — Дела часто налаживаются сами по себе.
— Да, если, к тому времени у меня что-нибудь останется.
— Не надо быть таким пессимистом, — сказал Торн. — Если ситуация обострится, у Соединенных Штатов хватит сил, чтобы отразить любую угрозу. Кроме того, есть местная милиция и поддержка из Форта Хуачука, если в этом будет необходимость. Не унывайте. Лучше я представлю вас своим банкирам. Вам когда-нибудь могут понадобиться друзья в коммерческих кругах. Крейг, ты можешь составить нам компанию.
Стоя рядом с Куртом, Трилби разговаривала с двумя молодыми девушками о предстоящем замужестве одной из них. Она наблюдала, как Торн Вэнс и Крейг МакКолум беседуют с ее отцом. Доктор МакКолум выглядел совсем неплохо, но именно Торн привлек ее внимание. Он по-настоящему красив, когда хочет этого, подумала она. Ему очень шел черный костюм, он был очень сильным и казался даже выше ростом.
Когда она смотрела на него, он внезапно повернул голову и перехватил ее взгляд. Холодный гнев заставил его сдвинуть брови, она покраснела и отвела глаза. Ее сердце забилось сильнее, у нее перехватило дыхание. Рядом с Ричардом она такого никогда не испытывала. Она обожала его, но у нее никогда так не слабели колени. Ради всего святого, она не могла заставить себя не думать о том, как бы она себя чувствовала, если бы Торн поцеловал ее с настоящей страстью, не то, что та слабая попытка, которая вывела ее из себя. Она почти желала уступить ему, но это было невероятно, недостойно леди и совершенно невозможно. Она не могла дать ему никакого повода.
Торн Вэнс вдовец, и он, конечно, пожелал бы большего, чем она смогла бы ему дать, а он едва ли собирается сделать ей предложение. Он любил женщин, к такому мнению она пришла после бесед с ним. И было похоже, что он считает ее женщиной легкого поведения. Она не понимала, что послужило поводом для этого и как изменить его мнение. Поэтому она чувствовала себя совершенно беспомощной и ничего не могла поделать с теми чувствами, которые он возбуждал в ней. Она просто решила впредь соблюдать Дистанцию.
— Посмотри на нее, — сердито говорила Лу несколькими минутами позже, когда Торн пригласил ее на танец. Она смотрела на Трилби, которая все еще стояла рядом с Куртом. — Разве у нее совсем нет стыда?
— Я займусь этим, — пообещал он — Не беспокойся.
— Так явно, — возмущалась она. — У него двое детей, а он и не волнуется, сколько сплетен вызывает своим поведением. У него не только она. Есть еще какая-то женщина в Дель Рио. — Лу смахнула слезы. — Я жалею, что встретила его.
— Что ты имеешь в виду, какая женщина в Дель Рио?
— Хорошенькая мексиканская крестьянка, отец которой владеет таверной, — сказала она охрипшим голосом. — Он проводит с ней свое время.
Это показалось Торну странным. Если Курт увлечен Трилби, как он может одновременно встречаться с другой женщиной? Да еще с бедной мексиканкой?
— Он хочет унизить меня, — прошептала Лу, глядя на мужа. — Ему нравится делать мне больно.
— Почему ты так считаешь? — мягко спросил Торн.
Лу покраснела.
— Я была… уже в положении, когда мы поженились, — сказала она, смутившись. — Он все время напоминает мне об этом. Он не хотел на мне жениться.
Торну стало все ясно.
— А ты уверена, что он встречается с Трилби?
Лу пожала плечами.
— Он исчезает почти каждую ночь. Может быть, он встречается с обеими. Откуда я знаю. Я ненавижу его.
— Нет, это неправда.
Она презрительно фыркнула.
— Да, неправда. Мне хотелось бы его ненавидеть. Почему я не полюбила тебя, Торн? Ты бы никогда не обманул свою жену.
— Да, это не в моем характере, — согласился он.
— Посмотри на нее, — пробормотала она, зло глядя на Трилби. — Такая воспитанная, городская и элегантная. Хотя внешне не на что смотреть. Одни кости, а лицо ни один мужчина не назовет хорошеньким. Я гораздо симпатичнее ее.
У Лу были темные волосы, и она была значительно старше Трилби.
— Успокойся, Лу, — мягко произнес Торн.
Она споткнулась и чуть не упала.
— Я говорю это со зла, я знаю. Но почему ее родители не смотрят за ней? Если бы она была хорошо воспитана, она бы не шлялась с моим мужем.
Это заставило Торна задуматься. Мери и Джек были людьми высокоморальными. Они не могли воспитать Трилби безнравственной. Разумеется, если бы они знали, что Трилби встречается с Куртом, они остановили бы ее. Конечно, они не знают об этом, — решил Торн.
Он подошел туда, где стояли Трилби с Куртом, и взял Трилби за руку.
— Ты нас извинишь, не так ли? — обратился он к Курту без улыбки. Его кузен удивленно поднял брови. Торн отвел Трилби в зал, где несколько человек танцевали медленный вальс под оркестр, который он нанял для вечера.
— Думаю, что Курт Должен уделить немного внимания своей жене, — тон его был ледяным.
Трилби покраснела от возмущения и холодно улыбнулась.
— Как мило с вашей стороны пожертвовать собой ради нее.
Он посмотрел в сторону Лу. Она уговаривала Курта потанцевать с ней. Это разозлило его. Его руки сжали Трилби, она напряглась.
— Мне кажется, что я танцую с деревяшкой, — заметил он во время второго тура вальса. Он крепко обхватил ее талию и слегка встряхнул. — Расслабьтесь.
Ее разозлили эти замечания, она была напугана своими ощущениями и не могла успокоиться. Ее рука в его руке была холодной и дрожала, она стала нервничать еще больше, когда он продел свои пальцы между ее пальцами и повторил это движение несколько раз. Колени у нее подкосились. Он был настроен так враждебно, а сейчас вел себя так, будто хотел соблазнить ее!
— Пожалуйста, прекратите это делать, — она вырвала руку.
— Что делать, мисс Лэнг? — невинно спросил он.
Она посмотрела в его смеющиеся глаза и снова отвела взгляд.
— Вы знаете, что.
— Расслабьтесь, и я перестану делать… это.
Она сжала губы.
— Вы имеете хоть малейшее представление о приличиях? — спросила она надменно.
Его глаза сверкнули.
— Я мужчина, — спокойно сказал он. — Может быть, вы не привыкли общаться с мужчинами?
Она гневно посмотрела на него.
— Разумеется, я знаю нескольких мужчин.
— Красивых городских юношей, — добавил он. — С хорошими манерами, наманикюренными ногтями и прилизанными прическами.
— Нет ничего плохого в хороших манерах, мистер Вэнс. В самом деле, я о них очень высокого мнения.
— Я вижу, вы очень возмущены. Наседка меньше волнуется, чем вы сейчас, — ответил он насмешливо. — И весь этот гнев потому, что я нелестно отозвался о вашем обществе, — улыбка исчезла с его лица, когда он взглянул на нее. — Я похоронил своих родителей вот этими руками.
Пораженная, она посмотрела ему в глаза.
— Их убили мексиканские бандиты во время набегов на Аризону. Я не испытываю любви к преступникам, но еще меньше — к благовоспитанным юношам с Восточного Побережья, которые судят о человеке по тому, как он одет, и умению говорить. А здесь, мисс Лэнг, мужчина оценивается по его способности сохранить то, что он имеет, по его способности защитить тех, кого он любит, и обеспечить их безопасность. Приятные беседы не остановят пуль и не создадут государство.
— Вы слишком критически относитесь к горожанам.
— Да, я отношусь к ним критически. Когда убили моих родителей, сюда приехали два чиновника из Вашингтона. Мы попытались объяснить им ситуацию в Мексике и необходимость защитить жителей пограничных районов, но ничего, кроме обещаний «рассмотреть ситуацию», не получили.
— Вашингтон довольно далеко отсюда, — напомнила она.
— Для меня пусть бы он был еще дальше. Я не смог получить никакой помощи и понимания ни от Вашингтона, ни от армии, поэтому я решил эту проблему сам.
— Проблему?
— Я выследил убийц моих родителей через границу, — объяснил он.
— Вы нашли их?
— Да, — он взглянул на оркестр и подал им знак продолжать. Мелодия полилась снова.
Трилби не стала расспрашивать дальше. Выражение его темных глаз было совершенно понятным. Она представила, как он застрелил этих людей. Ее охватила дрожь, он понимающе кивнул.
— Если хочешь выжить в этой стране, надо быть жестким.
— Я никогда не говорила, что хочу здесь жить, мистер Вэнс, — заметила она немного высокомерно. — Я приехала сюда потому, что у меня не было другого выбора.
— Но кое-что, кажется, вам здесь все-таки нравится, продолжал он с легким сарказмом.
— Совершенно верно. Я очень люблю желтую пыль. Я уже подумываю, не начать ли мне бизнес по вывозу ее за границу, — она не нашла другого объекта для насмешки. — Может, перестанем танцевать?
— Почему? — ее слова заставили его гордо выпрямиться. Для нее пустыня была враждебной и не желанной землей. Он чувствовал себя рядом с ней дикарем. Ну что ж, возможно, он им и был, но ему не нравилось ее чувство превосходства. Не ей судить его, имея в виду ее отношения с его женатым двоюродным братом.
Его рука напряглась, и он так крепко прижал ее к себе, что она почувствовала грудью теплоту его груди даже через несколько слоев одежды.
— Разве тебе не нравится, когда я прижимаю тебя к себе, Трилби? — он явно насмехался, глядя в ее изумленные глаза.
— Это самое худшее, что может быть.
Она перестала танцевать. Ни один мужчина никогда с ней так не разговаривал. Она смотрела на него так, будто не была уверена, правильно ли она расслышала его слова.
— Вы так хорошо умеете себя вести, — заметил он цинично, — что почти убедили меня в том, что я шокировал вас.
От гнева у нее перехватило дыхание. Он заставлял ее чувствовать то, чего она совсем не хотела.
— Вряд ли слово «шок» здесь подходит. Пожалуйста, отпустите меня, — потребовала она.
— Очень хорошо, — он отпустил ее руку. — Но не думайте, что вам удастся уйти от меня Я никогда не отказываюсь от того, что меня интересует.
Это прозвучало угрожающе.
— Я предпочту быть предметом интереса какого-нибудь бродяги, — возразила она.
Эти слова рассмешили его.
Трилби повернулась и направилась к родителям и Теду, проклиная его.
Был только один выход — смело встретить обвинение и ответить на него. Но Торн Вэнс делал только смутные намеки, и она не знала, как отвечать на них. Она не могла даже себе представить, почему он так плохо к ней относится.
Если бы это было важно для нее, она могла бы настоять на его ответе. Но единственным мужчиной для нее был Ричард. А если это так, то какое значение имеет мнение мистера Вэнса?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Трилби - Палмер Диана



Не самая удачная попытка подражать "Унесенным ветром", но это самое лучшее произведение Палмер. Автор не втискивала всю книгу в свои обычные 11 глав, и роман от этого только выиграл. Очень хороши герои второго плана, а вот главным героям можно было бы уделить и побольше внимания. Также многовато ляпов и ненужных скучноватых экскурсов. Но в целом, мне понравилось: 8/10.
Трилби - Палмер ДианаЯзвочка
4.12.2011, 10.33





Никакого подражания "Унесенным ветром" здесь нет. Просто даже не пахнет. Диана Палмер меня приятно удивила: не ожидала такого яркого страстного исторического любовного романа от автора современных "малышек" объемом в 11 глав.
Трилби - Палмер ДианаЛярошель
17.03.2014, 20.53





Очень даже неплохо для Палмер. Можно сказать, что этот роман меня приятно удивил. Прочитала с удовольствием, возможно, через какое-то время даже захочется перечитать
Трилби - Палмер ДианаМарина
22.04.2014, 21.49





Очень классный роман! И при чём здесь "Унесённые ветром"даже нисколечко.И любовь красиво описана и хорошо что наконец герои пришли к взаимопониманию и что у индейца с Сисси тоже всё обошлось и даже у Лайзы с доктором всё хорошо, мне это очень понравилось, но всё равно конец какой то скомнанный можно было бы немногои получше расписать.Так что читайте и наслаждайтесь чтением.
Трилби - Палмер ДианаАнна Г.
18.09.2014, 12.18





Очень даже недурно.
Трилби - Палмер Дианаren
8.02.2015, 15.54





Прекрасный,прекрасный роман!Прочитала на одном дыхании.Палмер приятно удивила.(и это слабо сказано)))) А,что касается комментария по поводу подражания "Унесенных ветром"(на самом деле очень смешно,там этого и близко нет ВООБЩЕ)совет автору комментария-прочитать или хотя бы фильм посмотреть,что бы глупости не писать...ДЕСЯТОЧКА))твердая)
Трилби - Палмер ДианаЛёля
16.10.2015, 8.56





Хорошая книга, не заезжинный сюжет, сильные и умные герои. Правда многовато исторических подробностей и г.героиня под конец немного взбесила, когда собралась уехать от мужа, вместо того, что бы обьясниться с ним. Все проблемы в семье от недосказанности и недопонимания...
Трилби - Палмер Дианасамозванка
25.01.2016, 14.03








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100