Читать онлайн Трилби, автора - Палмер Диана, Раздел - Глава 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Трилби - Палмер Диана бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.83 (Голосов: 229)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Трилби - Палмер Диана - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Трилби - Палмер Диана - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Палмер Диана

Трилби

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 12

— Торн, ты не можешь…. — задохнулась она, когда поняла, что произошло.
Но он мог, и он это сделал. Он достиг удовлетворения, потеряв контроль над собой, ослепший от желания, которое невозможно было выразить словами. Он крепко держал ее и двигался над ней сильными энергичными толчками, пока, наконец, не достиг высшей точки наслаждения.
— О… мой Бог! — тело его дрожало, он на секунду остановился, а затем произошло его опустошение в нее.
Он затих в изнеможении, тело его расслабилось, в голове была лишь пустота. Он почувствовал такое удовлетворение, которого уже давно не испытывал.
Трилби заплакала. Она понимала, что он счастлив, но, что касается ее, она чувствовала себя обманутой. Ей было больно, нестерпимое желание, которое она испытала, когда он ласкал и целовал ее, было не удовлетворено. Он все еще лежал на ней, тяжело прижимая ее к земле. Ей стало холодно от пота на его груди, от ночного воздуха, который она вдруг ощутила. Ей казалось, что внутри нее все разорвано, ей было мокро и очень неприятно… там.
Слезы текли по ее щекам, она чувствовала себя жалкой.
— Пожалуйста, позволь мне уйти…
— Нет, малышка, не сейчас, — нежно прошептал он.
Удовлетворив свою бешеную страсть, Торн начал понемногу приходить в себя, начал понимать, каково сейчас Трилби.
— Я знаю, тебе больно, и ты разочарована, — он целовал ее лицо, осушая слезы и возбуждая опять. — Я дам тебе такое же наслаждение, которое сам испытал сейчас.
Продолжая нежно целовать ее лицо, шею, грудь, он опустил руку между ее бедер и начал поглаживать ее. У нее перехватило дыхание, она попыталась оттолкнуть Торна, но его прикосновения были так нежны, что ее тело снова полностью подчинилось ему. Сладкая истома охватила ее, пальцы впились ему в плечи, она перестала отталкивать его. Его руки ритмично двигались по ее телу, губы скользнули к ее груди, он целовал ее соски, лаская их языком. Ее наслаждение возрастало, и она кусала его губы, тихо постанывала и извивалась под его руками и губами, она хотела большего и стала умолять его закончить эту муку, прекратить это напряжение.
— Пожалуйста… пожалуйста… сделай это полностью…
— Скоро, — выдохнул он прямо ей в губы, — мы не должны торопиться. Это нужно делать медленно, чтобы твое тело было полностью готово принять мое, тогда я возьму тебя…
Он продолжал ласкать ее, ее тело задрожало, из горла вырвался короткий глубокий стон, в этот момент он вошел в нее, и она ощутила себя в раю. Не было ни боли, ни прошлого, ни будущего, только наслаждение от мужского тела в ее теле, только дрожь страсти. Она была полностью в его власти, ее бедра двигались навстречу его движениям. Еще… еще… немного еще… Она вскрикнула и потеряла сознание.
Потом он долго держал ее в своих объятиях, нежно гладя волосы, ее податливое мягкое тело, в то время как дождь продолжал увлажнять землю вокруг палатки. Он не пытался одеться, она тоже. Они оба были поражены происшедшим.
— Я… должна вернуться в свою палатку, Торн, — жалобно сказала она. Слезы текли по ее щекам, и он поцелуями осушал их.
— Ты не должна плакать, любимая. Ты отдала мне свою девственность, — его голос, шептавший ей на ухо, был глубок. — Когда ты отдала ее мне, я почувствовал это.
Его губы прижались к ее губам, и она захотела его снова. Это было непостижимо. У нее все болело, но она все равно хотела его. Она задрожала и прижалась к нему, начала гладить руками его стройное тело.
— Нет, — прошептал он, — нет, Трилби. Больше нельзя. Теперь тебе будет больно.
Она зарыдала, но он прижал ее к себе, качая в своих руках как ребенка, пока она не успокоилась.
— Ты должна выйти за меня замуж, — наконец сказал он. — Ты понимаешь это, не так ли?
— Торн…
— У тебя может быть ребенок, Трилби, — прошептал он ей на ухо.
Она замерла. Это не приходило ей в голову. Она пыталась представить себе, как она будет носить его ребенка.
Трилби лежала в темноте в его объятиях, ее голова лежала на его груди, и она только сейчас поняла, что безвозвратно сожгла все мосты. Да, может быть ребенок. А они не женаты.
— О… о, Боже, — начала она неуверенно.
— Доверься мне, — голос его стал твердым. — Перестань сопротивляться. Я хочу тебя больше жизни. Я смогу дать тебе все, что ты хочешь. Замужество еще не конец света, а сейчас у нас нет выбора, — он говорил очень серьезно.
— Нет выбора, — повторила она, и на сердце у нее стало тяжело. Теперь уже не оставалось надежды на брак с Ричардом, даже если она еще пыталась обманывать себя тем, что Ричард еще может полюбить ее, когда рядом была Джулия. Теперь счастье с Ричардом стало невозможным. Торн заставил ее вести себя недостойно леди. Он открыл ей ее темную сторону, которая потрясла ее. Слезы опять потекли у нее из глаз.
У Торна мысли были совсем другие. Он получил Трилби и доступ к воде на земле ее отца. А, кроме того, он испытал самое сильное сексуальное блаженство в своей жизни. Он даже представить не мог, что такое возможно с девственницей! Все его планы осуществились без всяких усилий с его стороны. Но он лишил Трилби выбора, и она теперь плакала. Он почувствовал себя виноватым.
— Саманта станет твоей подружкой. И если Сисси согласится остаться, она станет подружкой на твоей свадьбе. Ты хочешь этого?
Трилби закусила губу от страха. Саманта. Замужество. Дети. Но Торн даже ни разу не говорил о любви. Он только сказал, что хочет ее. А она, как идиотка, позволила чувствам захватить ее. Она… с ним…
— Это будет скоро, — добавил он спокойно. — Очень скоро.
Трилби покраснела.
— О, Боже…
— Перестань строить из себя падшую женщину, Трилби. Мы поженимся. Мы занимались с тобой любовью, но это еще не конец света. Хорошо?
— Хорошо, — отозвалась она безучастно. Ему хотелось успокоить ее, но не удалось. Она действительно чувствовала себя падшей женщиной. То, что он говорил… и что она говорила ему в ответ! Она покраснела и освободилась из его объятий, чтобы одеться.
Через минуту он оделся тоже. Когда они были готовы, ей стало еще более стыдно. Он зажег фонарь и, крепко держа ее за руку, проводил к свободной палатке, которая была предназначена для снаряжения. Они остановились у входа.
— По крайней мере, здесь будет сухо.
Она взглянула на него в первый раз после того, как они были вместе. Торн выглядел совсем другим. Моложе. Более человечным, без жесткости и сурового выражения лица, к которым она привыкла. Она чувствовала себя неловко и поморщилась. Возможно, ему вовсе не хотелось жениться на ней. Но он был честным человеком, а она позволила своим чувствам дойти до такого предела, что возврата назад уже не было. Он заставил ее пообещать выйти за него замуж, несмотря на то, что она считала, что испытывает любовь к Ричарду.
Сейчас Торн сожалел, что не сделал ей предложение так, как должен благородный человек. Трилби всегда будет чувствовать, что попалась в ловушку. А что, если она действительно любит Ричарда? Он лишил ее возможности быть счастливой. Как все шло хорошо. Ну а теперь, кажется, все уже не так хорошо. Он проклинал свою несдержанность и эгоизм.
— Трилби, постарайся не волноваться. Мы будем жить с тобой хорошо. Я буду заботиться о тебе и твоей семье. У тебя не будет причин для сожаления.
Но она сожалеет о случившемся, думала печально Трилби. Потому что между ними было только физическое желание, он не любил ее. Кроме того, существовал Ричард. Даже если он предал ее с Джулией, он был для нее всем в течение долгого времени. Трилби с болью чувствовала свою вину и одновременно испытывала стыд.
Торн видел беспокойство на ее лице.
— Постарайся не возненавидеть меня, — сказал он тихо.
— Я тоже виновата, Торн, — ее голос звучал неуверенно. Ей было непонятно то, что она чувствовала к нему. Трилби была воспитана в уверенности, что женщины позволяют проявлять мужчинам эти низкие чувства только для того, чтобы иметь детей. А теперь она понимала, что это был всего лишь миф, что женщины тоже испытывают наслаждение. Это потрясло ее. Торн крепко обнял Трилби и посмотрел ей в глаза.
— Пути назад нет. Мы не можем заставлять страдать наших родных за нашу ошибку в том случае, если будут последствия.
— У тебя уже есть Саманта, — начала она, понимая, какие трудности ждут ее в этом браке.
— Я совсем не против иметь еще одного ребенка. Думаю, ты тоже не против. Сразу же после этой поездки надо объявить о помолвке и найти священника.
— Я могу не понравиться Саманте, — настаивала Трилби.
— Саманта обожает тебя, — возразил он твердо. — Не создавай лишних проблем, — он отвел глаза.
Ему было трудно смотреть на нее после того, как прошел взрыв страсти. У него никогда так не было с Сэлли, он никогда так сильно не хотел ее, чтобы не суметь сдержать себя. Но Трилби почти сама требовала этого. Он все еще вздрагивал от удовлетворения, которое получил с ней.
— Я пойду, — смущенно сказала она. Тело ее болело, стыд все больше сжигал сердце. Трилби взглянула ему в лицо и посмотрела на его рубашку. Он не застегнул ее на все пуговицы, и в открытом вороте была видна широкая грудь, покрытая волосами. Она быстро отвела взгляд, вспомнив, какое воздействие он на нее оказывает. Ее тревожило, что она не может устоять перед ним физически. Она всегда считала себя довольно холодной женщиной, а теперь открыла в своем теле скрытую раньше сексуальность и была напугана и расстроена этим.
— Мне нужно идти, — нервно повторила она.
— В этой палатке сухо, и тебе будет удобно здесь. Хорошего тебе сна, Трилби. Если тебя это как-то успокоит, мне жаль, что я зашел так далеко.
Он был также обеспокоен, как и она, и выглядел суровым.
— Мне тоже, — сухо ответила она. — Спокойной ночи.
Он кивнул и ушел, даже не взглянув на нее. Трилби вошла в палатку, измученная страстью и печалью, и закрыла вход.
Отойдя немного, Торн долго стоял, размышляя. Он должен был позволить этому случиться, но выражение ее лица смущало его. С самого первого дня их встречи он все время приносил ей только боль. Ему было непонятно, почему он сам так реагировал на нее. Его поведение с Трилби было необъяснимо, как будто он любил ее. Торн усмехнулся при этой мысли. К старости я становлюсь фантазером, подумал он, возвращаясь в свою палатку.
Трилби почти не спала, когда наступило утро. Она чувствовала себя полностью разбитой, ее мучили угрызения совести. Джулия почему-то выглядела обиженной, а Ричард — холодным и неприступным. Когда Джулия подошла к нему, он отвернулся от нее и ушел, оставив свою хорошенькую кузину в слезах.
Джулия не поняла, что за одну ночь он потерял к ней и уважение, и любовь. Ее приход к нему в палатку шокировал его. Предложив себя ему, она, по его мнению, могла также предложить себя любому другому мужчине. А благородный мужчина, мужчина его класса, конечно, не женится на доступной женщине, опытной в таких делах.
Ричард взглянул на Трилби, и ему стало жаль, что он так игнорировал ее из-за Джулии с тех пор, как они приехали. Трилби как раз такая девушка, на которой мужчина хочет и мечтает жениться. Невозможно представить, чтобы она бродила ночью, предлагая себя. Да, да, Трилби именно такая девушка, которая ему нужна, и еще не поздно наладить с ней отношения. Джулия может возмущаться сколько угодно, он не обратит на это внимания. Он ее больше не хочет. И ему безразлично, что она думает об этом.
Когда они уселись вокруг костра завтракать, Ричард сел рядом с Трилби и был очень предупредителен с ней.
— Я плохо к тебе относился? — тихо сказал он. — Мне жаль, Трилби. Я был увлечен Джулией, но сейчас мои глаза открылись, — добавил он, презрительно глянув в сторону Джулии.
Джулия вспыхнула и отвела взгляд. Она представить себе не могла, что Ричард так прореагирует на ее чувство. Ведь она хотела только, чтобы Трилби узнала, что они были вместе. И было так приятно с ним целоваться. Но он фактически выгнал ее из своей палатки, после того как Трилби прошла мимо.
Ричард расценил поведение Джулии как неприличное. Он презирал ее и не хотел иметь ничего общего с девушкой с такими представлениями о морали.
Она вернулась в палатку к Сисси и долго плакала, пока не уснула. Сисси ничего об этом не знала, так как давно крепко спала. Ее раздражало чувство жалости в глазах Трилби и то, что Ричард внезапно стал проявлять к ней внимание.
Трилби догадывалась, что послужило причиной охлаждения Ричарда к Джулии, но о таком невозможно говорить между мужчиной и женщиной. Она не поднимала глаз от тарелки с яичницей. Все, что она столько лет чувствовала к Ричарду, умерло в эту ночь.
Торн уже готовил к охоте лошадей. Когда он вернулся, рядом с Трилби сидел Ричард и мило с ней беседовал. Торн чуть не выругался.
Страшно разозлившись, он ушел довольно далеко от всех и долго чистил и заряжал ружье. Трилби заметила его отсутствие, и ей стало казаться, что, добившись ее близости, он потерял к ней интерес.
Может быть, он уже решил, что не хочет на ней жениться, и это было самое ужасное. А вдруг у нее будет ребенок, что ей делать? Это настоящая катастрофа. Инцидент между Джулией и Ричардом подогревал ее страх.
День шел своим чередом. Торн продолжал ее игнорировать, лишь изредка бросая на нее косые взгляды.
До Трилби не доходило, что поведение Торна объясняется ревностью к Ричарду. Она решила, что он испытывает к ней презрение за ее поведение этой ночью.
Чувствуя, что отчасти сама виновата в случившемся, она стала также избегать его, что, конечно, еще больше осложнило ситуацию.
После обеда мужчины отправились на охоту. Сисси и Трилби остались одни. Униженная и оскорбленная, Джулия ни с кем не разговаривала и не выходила из палатки.
Трилби с сожалением объяснила Сисси, что произошло между Ричардом и Джулией.
— Они были всю ночь вместе? — спросила Сисси.
— Честно говоря, я не знаю. Я почти уверена, что Джулия специально что-то сделала с моей палаткой, чтобы та протекла. Торн пришел посмотреть, как я устроилась, и мы оба видели их вместе в палатке Ричарда. Я не знаю, что случилось, но Ричард очень зол на нее.
— Теперь ты сама убедилась, что собой представляет мой братец, не так ли?
Трилби кивнула в ответ.
— Боюсь, что да.
— Наконец-то.
— Я собираюсь замуж за Торна. По крайней мере, я… Он сделал мне предложение.
— Поздравляю! Торн будет очень любить тебя.
Трилби пожала плечами.
— Он не любит меня. Я имею в виду Торна. Меня еще никто из известных мне мужчин не любил. Но Торн богат, и мы будем жить обеспеченно. Я думаю, что все устроится.
— А ты любишь его? — мягко спросила Сисси.
Трилби безучастно посмотрела на нее.
— Это не имеет значения.
— Конечно, имеет.
Трилби изучающе посмотрела на подругу.
— А куда ты исчезла после ужина?
— Мне пели серенады. Разве ты не слышала звуки флейты? — с наигранным весельем спросила Сисси.
— Флейты?
Та кивнула.
— Это традиция апачей, — ее лицо погрустнело, и вся ее притворная веселость полностью исчезла. — Я не знаю, что мы будем делать. Он чувствует ко мне то же, что и я к нему, но мы живем в мире, который не поощряет людей различных рас влюбляться друг в друга.
— Бедняжка.
Сисси вздохнула.
— Мне еще больше не повезло, не так ли?
— Но вчера он игнорировал тебя весь день.
Сисси улыбнулась ей.
— Это еще одна традиция. Они просто замечательные люди. Я рассказывала ему, что доктор МакКолум — один из моих профессоров. Он был очень удивлен. Весной я собираюсь пройти еще один курс археологии, и если все будет так, как я рассчитываю, то я смогу приехать сюда еще раз с моим курсом. Мы уже заручились согласием родителей на это поездку и приедем на целых две недели. И я снова смогу увидеть его — в ее голосе была боль от предчувствия скорого расставания.
— Понимаю, — мягко сказала Трилби. — У тебя есть, о чем мечтать.
— О, да, за исключением того, что сначала нужно проститься, — Сисси была очень грустна. — Не знаю, как мне это удастся. Я люблю его, — горячо прошептала она. — Трилби, я так сильно его люблю.
Трилби не знала, что сказать. Она тепло обняла подругу за плечи, успокаивая ее, но тревога за Сисси отразилась в ее глазах.
— Ну, успокойся, — через минуту сказала Трилби, отвлеченная от своих тревог переживаниями Сисси. — Давай уберем и помоем посуду, я принесу воды из ручья.
Сисси вытерла глаза и заставила себя улыбнуться.
— О'кей.
Ричард с ружьем в руках оказался настолько опасным человеком, каких Торн еще не видел. Даже Бен нервничал из-за своего брата, когда тот наугад выстрелил в кустарник. Торн вовремя успел схватить ствол его ружья и поднял его вверх, иначе один из людей Торна был бы тяжело ранен — выстрел был направлен именно на него.
— Осторожнее — резко сказал Торн. — Если вы и дальше будете так небрежны, я отберу у вас ружье.
Ричард возмутился.
— Черта с два вы заберете его, сэр.
Торн, не мигая, смотрел на него.
— Я не позволю убивать моих людей. Если вы не будете осторожны с ружьем, мне просто придется вас обезоружить, — его рука угрожающе легла на рукоятку пистолета. Он больше не сказал ни слова. В этом не было необходимости. Жест и так был очень красноречив.
Ричард нервно засмеялся.
— Вы, конечно, шутите.
— Нет. — Боже мой, я не собираюсь никого убивать.
— Рад это слышать. Мы можем двигаться дальше?
Торн отъехал на лошади, в свободной руке он держал ружье. Наки, который был рядом, бросил на Ричарда холодный взгляд, прежде чем последовать за Торном.
— Он, конечно, не застрелил бы меня, — прошептал Ричард Бену.
Бен не был в этом уверен.
— В следующий раз, когда надумаешь выстрелить, сначала подумай, — тихо ответил он. — Мистер Торренс рассказывал мне о Торне Вэнсе. Мне кажется, он может застрелить человека, если его разозлить. Ему уже приходилось убивать. Лицо старшего брата побледнело.
— Такого дикаря нельзя держать на свободе.
— Это богатый дикарь, — ответил Бен. — И лучше не враждовать с ним. Если ты случайно кого-нибудь застрелишь, невозможно предугадать, что он может сделать.
До Ричарда, наконец, дошло. Торн Вэнс пугал его. У него жестокий характер, и Ричарду не хотелось испытывать его. На охоте он вел себя очень примерно и даже не выказывал презрения к другу Вэнса, индейцу. Но и поворачиваться к этому апачи спиной тоже опасно, сердито думал он. Может быть, он прекрасно знает язык, но взгляд у него такой же дикий, как эта пустыня.
В этот день только Бену удалось подстрелить белохвостого оленя. Он перебросил его через свое седло и гордо въехал с этим трофеем в лагерь. Остальные мужчины восхищались красотой оленя и тем, какое у него необыкновенно вкусное мясо. Ричард без особого энтузиазма сказал, что голова оленя будет прекрасным украшением над камином у них дома. Трилби не стала смотреть на трофей — ее тошнило, она очень любила животных.
Сисси тепло обняла брата и похвалила его мастерство. Джулия все еще оставалась в палатке. Во время ужина Сисси отнесла ей тарелку с едой в палатку, но девушка не стала есть.
Ричард понимал, что с ней. Ну и пусть сидит там, как курица на насесте. Она уже взрослая женщина, и не он, а она пришла к нему ночью. И если она решила строить из себя распутницу, пусть сама и отвечает за последствия. Ричард не чувствовал за собой абсолютно никакой вины. Он сел рядом с Трилби и начал оживленно с ней разговаривать, не вспоминая о конфликте с Торном. Он хвастался, как раньше ездил на охоту, какую богатую добычу привозил, надеясь произвести впечатление на окружающих.
Однако он не произвел никакого впечатления на Торна, который сидел немного поодаль с чашкой кофе в руке. Торн был с ним очень холоден, так же, как и с Трилби. Он не разговаривал с ней и даже не смотрел на нее. Сразу после ужина он пошел спать, только раз обойдя лагерь вокруг. Он не пожелал Трилби спокойной ночи, что было замечено всеми. Она осталась сидеть с Ричардом, который облегчал ей боль и обиду своим живым интересом к ней. Странно, подумала она, еще только несколько дней назад Ричард был для нее всем. А сейчас он стал для нее ничем. Разве что служил в данный момент камуфляжем, чтобы не показать Торну, какой униженной она себя чувствует из-за его холодного безразличия.
Когда все в лагере легли спать, что-то нарушило тишину. Дождь давно перестал. Трилби почти засыпала в своей палатке, когда какой-то шум встревожил ее.
Высокая фигура появилась в палатке и склонилась над ней. Она вскрикнула, но чья-то рука нежно зажала ей рот.
— Тише, — приказал Торн, — он был очень встревожен. — Быстрее одевайся. Ты умеешь стрелять из ружья?
Она задрожала.
— Н-нет, — его встревоженный голос напугал ее.
Около палатки кто-то стоял с фонарем, и Трилби узнала Мосби Торренса.
— Быстрее поднимай остальных, — бросил Торн через плечо.
— Да, сэр.
Торренс ушел.
Трилби заметила, что в руках Торна сверкнул ствол револьвера.
— Что случилось?
— Мексиканцы, — отрывисто сказал он. — Наки объезжал окрестности нашего лагеря и наткнулся на их отряд. Они незаметно подкрались к нам. Мы можем успеть скрыться от них. Трилби, надеюсь, что у твоих друзей хватит выдержки. Все зависит именно от этого.
— С Беном и Сисси, думаю, все будет в порядке, — ответила Трилби. — Я… не знаю об остальных.
— Ты не знаешь, хватит ли выдержки у твоего любимого, ты это имеешь в виду? — холодно спросил он. — Я уверен, что он упадет на колени, и будет просить о пощаде, если что-то случится, но, должен заметить, я постараюсь, чтобы ничего подобного не произошло.
— А как насчет Сисси?
— Наки не пожалеет жизни, чтобы защитить ее. Я думаю, ты это уже знаешь, — добавил он.
— Ричарду это не понравится.
— К черту Ричарда. Вставай.
Она спала почти одетая. Вскочив и надев туфли и жакет, дрожа от холода и страха, она вышла с Торном из палатки. Он проводил ее в тень деревьев, где Мосби Торренс и молчаливый Наки собрали остальных.
— Послушайте, здесь чертовски неуютно, — заворчал Ричард. — Я не слышу ничего подозрительного.
— И не услышишь, пока вам не перережут горло, — заверил его Торн. — Это революционеры, и они очень отчаянные люди. У них нет ничего и им нечего терять. Если им удастся захватить одного из вас в плен и получить за это выкуп, поверьте мне, они сделают это.
— А не может армия с ними справиться? — спросил Бен.
— Армейских частей слишком мало, чтобы контролировать их многочисленные отряды, — объяснил Торн. — Протяженность границы слишком велика. Нужно уходить побыстрее и настолько тихо, насколько это возможно. Мы спустимся по заднему склону горы, и я надеюсь, что сможем уйти от них. Если нам не удастся уйти, значит, будет перестрелка.
— Я позабочусь о женщинах, — сказал Мосби Торренс. Джулия, Сисси и Трилби стояли рядом с ним. — Не беспокойся, — обратился он к Торну, держа ружье крепкой рукой. — Я ничего не упущу.
— Я уверен в этом, сэр, — Бен улыбнулся.
— Слава Богу, что мы оставили Тедди дома, — тихо сказала Трилби. — Было бы ужасно, если бы еще и он был здесь.
— Он будет в отчаянии, что не оказался здесь, — усмехнулся Торренс. — Пошли, леди.
Сисси бросила обеспокоенный, отчаянный взгляд на Наки, но она знала, что тот не ответит на ее взгляд. Традиции слишком глубоко владели им. Молясь о его безопасности, она последовала за другими.
У Наки на поясе висел большой нож, в руке он держал ружье. Нетрудно представить, подумал Торн, глядя на него, почему первые поселенцы боялись одного упоминания слова «апачи». В своих высоких мокасинах и кожаных штанах Наки выглядел настоящим дикарем. На нем была еще рубашка, но она едва ли смягчала его устрашающий вид. Когда стало известно, что возможна перестрелка с мексиканцами, он опустил палец в небольшую сумку, висевшую у него на поясе, в которой находилась липкая жидкость красного цвета, и нанес себе воинственные знаки на лицо. Цвет этих знаков соответствовал красному цвету повязки вокруг лба. Он был таким же угрожающим, как и создавшаяся ситуация.
— Сколько их? — спросил Торн.
— По меньшей мере, десять, — тихо ответил Наки. — Все верхом.
— Вы один вернулись в лагерь, не так ли? Может быть, вы привели их за собой, — сердито обвинил Ричард.
Наки гневно повернулся к нему.
— Мистер Бейтс, даже безграмотный дикарь никогда не сделает ничего подобного в отношении своего хозяина.
Ричард покраснел. Было невероятно слышать из уст индейца такую литературную речь. У него даже не было акцента!
— Сможем ли мы удрать от них? — спросил Бен.
— Сомневаюсь, что это можно сделать на этих неповоротливых вьючных лошадях, — ответил Наки.
Торн свирепо глянул на него.
— Давай, давай. Оскорбляй моих лошадей.
— Я вынужден это делать, — ответил тот. — Несмотря на… неопытность наших гостей, было бы благоразумнее ехать на хороших лошадях.
— Разве я виноват в том, что с хороших лошадей некоторые из них свалились бы через пять минут? — проворчал Торн. Он положил руку на кобуру револьвера. — Давайте отправляться. Бен и вы, Ричард, не отставайте от Торренса, пожалуйста, прикрывайте их отход.
— А где будете вы? — саркастически спросил Ричард.
Торн улыбнулся. Но улыбка его была далеко не приветливой.
— Наки и я встретим гостей в лагере.
Ричард насмешливо выслушал эти слова, но последовал за другими. Когда они поравнялись с Торренсом, он подошел к Трилби и взял ее за руку с видом ее единственного защитника. Торн резко взглянул на него, но сейчас было не до ревности. Он дал знак Наки, и они скрылись среди деревьев.
— Они действительно собираются встретить мексиканцев, мистер Торренс? — спросила Сисси, когда они спускались вниз, где в загоне находились лошади.
Торренс посмотрел на нее. Она была ближе всех к нему, остальные переговаривались между собой. Эта девушка рассуждает, как мужчина, весело подумал он, она не проявляет никакого страха. Ей можно сказать правду, она поймет и не испугается.
— Нет, мэм, они постараются их как можно больше убить, а остальных заставить отступить вниз, чтобы дать нам возможность уйти отсюда.
У Сисси перехватило дыхание. Она с беспокойством обернулась на гору. Она знала, что Наки сможет позаботиться о себе, но представить его убитым было выше ее сил.
— Апачи очень осторожные люди, мисс Бейтс, — понимающе сказал Торренс.
Сисси обернулась и покраснела.
— Я волнуюсь за обоих.
— Да, мэм. Конечно.
Сисси последовала за ним, на нее успокаивающе действовали его уверенные движения. Некоторые на ранчо, кажется, считали, что мистер Торренс слишком стар для серьезных дел, но она бы не стала списывать его со счетов. У него было гораздо больше сил, чем казалось.
Трилби не стала оглядываться. Она боялась, что ее лицо выдаст ее. Торн пришел сначала к ней, чтобы позаботиться о ней, это кое-что значило. Но сейчас она волновалась лишь о том, чтобы с ним ничего не случилось.
— Не волнуйся, все будет в порядке, — сказал, улыбаясь, Ричард. — Я позабочусь о тебе.
— Какой же ты непостоянный, Ричард, — упрекнула его Джулия. Она плохо выглядела, была измученной и грустной.
Ричард повернулся и взглянул в ее покрасневшее лицо.
— Большинство мужчин воспринимают женщину так, как она сама себя оценивает, — коротко сказал он. — Женщины, которые ведут себя неприлично, сами себя унижают.
У Джулии перехватило дыхание, она вспыхнула.
— Как ты можешь? Как ты можешь так говорить? Я люблю тебя. Я только хотела, чтобы ты знал, что я люблю тебя. Ничего ведь не случилось.
— Твое поведение просто неприлично, — бесстрастно сказал он, даже не повернувшись. — Ты унизила себя, какой бы ни был у тебя мотив.
Джулия закрыла лицо руками и разрыдалась.
— Это жестоко, — обратилась Сисси к брату. — Ты ведешь себя не по-джентльменски.
— Кто ты такая, чтобы говорить со мной о манерах, когда ты позволила краснокожему индейцу дотронуться до тебя своими отвратительными руками! — воскликнул Ричард.
Глаза Сисси гневно сверкнули.
— Ты паршивый грубиян!
— Пожалуйста, — вмешалась Трилби. — Нам грозит большая опасность. Сейчас не время ссориться.
— Трилби права, — Ричард улыбнулся ей, стараясь скрыть огорчение, которое доставил ему неожиданный взрыв гнева сестры.
— Давайте быстрее вернемся на ранчо, пока это еще возможно.
— Надеюсь, что с Торном и Наки все будет в порядке, — сказала Сисси подавленно.
— Я тоже надеюсь, — согласилась Трилби.
Вместе с несчастной Джулией они продолжали путь к лошадям. Трилби неудачно села на лошадь так, что смирное животное чуть не сбросило ее на землю. Через несколько минут они уже ехали по пыльной дороге, спускаясь с гор. Внезапно вдали разразилась стрельба, выстрелы следовали один за другим. Было ясно, что начался бой.
Трилби начала молиться. Она представила Торна раненым, вокруг него враги, и некому о нем позаботиться.
— С ним ничего не должно случиться, — молилась она, ее глаза были обращены туда, где шел бой.
Пожалуйста, Боже милостивый, пусть с ним все будет хорошо!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Трилби - Палмер Диана



Не самая удачная попытка подражать "Унесенным ветром", но это самое лучшее произведение Палмер. Автор не втискивала всю книгу в свои обычные 11 глав, и роман от этого только выиграл. Очень хороши герои второго плана, а вот главным героям можно было бы уделить и побольше внимания. Также многовато ляпов и ненужных скучноватых экскурсов. Но в целом, мне понравилось: 8/10.
Трилби - Палмер ДианаЯзвочка
4.12.2011, 10.33





Никакого подражания "Унесенным ветром" здесь нет. Просто даже не пахнет. Диана Палмер меня приятно удивила: не ожидала такого яркого страстного исторического любовного романа от автора современных "малышек" объемом в 11 глав.
Трилби - Палмер ДианаЛярошель
17.03.2014, 20.53





Очень даже неплохо для Палмер. Можно сказать, что этот роман меня приятно удивил. Прочитала с удовольствием, возможно, через какое-то время даже захочется перечитать
Трилби - Палмер ДианаМарина
22.04.2014, 21.49





Очень классный роман! И при чём здесь "Унесённые ветром"даже нисколечко.И любовь красиво описана и хорошо что наконец герои пришли к взаимопониманию и что у индейца с Сисси тоже всё обошлось и даже у Лайзы с доктором всё хорошо, мне это очень понравилось, но всё равно конец какой то скомнанный можно было бы немногои получше расписать.Так что читайте и наслаждайтесь чтением.
Трилби - Палмер ДианаАнна Г.
18.09.2014, 12.18





Очень даже недурно.
Трилби - Палмер Дианаren
8.02.2015, 15.54





Прекрасный,прекрасный роман!Прочитала на одном дыхании.Палмер приятно удивила.(и это слабо сказано)))) А,что касается комментария по поводу подражания "Унесенных ветром"(на самом деле очень смешно,там этого и близко нет ВООБЩЕ)совет автору комментария-прочитать или хотя бы фильм посмотреть,что бы глупости не писать...ДЕСЯТОЧКА))твердая)
Трилби - Палмер ДианаЛёля
16.10.2015, 8.56





Хорошая книга, не заезжинный сюжет, сильные и умные герои. Правда многовато исторических подробностей и г.героиня под конец немного взбесила, когда собралась уехать от мужа, вместо того, что бы обьясниться с ним. Все проблемы в семье от недосказанности и недопонимания...
Трилби - Палмер Дианасамозванка
25.01.2016, 14.03








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100