Читать онлайн Мое сердце — твое, любимый!, автора - Палмер Диана, Раздел - ГЛАВА ПЕРВАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мое сердце — твое, любимый! - Палмер Диана бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.33 (Голосов: 101)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мое сердце — твое, любимый! - Палмер Диана - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мое сердце — твое, любимый! - Палмер Диана - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Палмер Диана

Мое сердце — твое, любимый!

Читать онлайн


Следующая страница

ГЛАВА ПЕРВАЯ

За его спиной перешептывались и усмехались, а он, делая вид, что не замечает, и с трудом сдерживая улыбку, шел по коридору к кардиологическому отделению. Теперь всей больнице Святой Марии, да что больнице — всему городу, стало известно, что он, всемирно известный кардиохирург, доктор Рамон Кортеро, неравнодушен к рок-группе «Десперадо». Утром на местном телеканале вышло в эфир интервью, где он разоткровенничался и поведал: песни этой группы поддерживают его и помогают проводить операции.
И вот сейчас, отвечая на все насмешки и издевки лишь хитрым и очень выразительным взглядом карих глаз, он направлялся на встречу с женой своего пациента.
Операция была уже позади, на сердце поставлен новый клапан, и сообщить такую новость всегда радость для хирурга.
Однако женщины в приемной не оказалось. Должно быть, дежурная сестра что-то перепугала и по ошибке отправила ту в другое отделение больницы.
А ситуация выдалась не из легких: бригаде пришлось сильно постараться, когда на операционном столе оказался пожилой господин с дисфункцией клапана, к тому же осложненной пневмонией. Но Рамону к больным в критическом состоянии не привыкать, и он снова сумел совершить чудо, зато каково же сейчас было его разочарование, когда оказалось, что обрадовать некого.
Вдруг двери лифта открылись, и в коридоре появилась дама преклонных лет в окружении многочисленной родни. Женщина была вне себя от страха и горя: глаза ее покраснели и припухли от слез и выражали полное отчаяние.
Увидев ее, Рамон шагнул ей навстречу и широко улыбнулся, отвечая на вопрос, который замер у нее на устах.
— Ваш муж в порядке. Господь подарил ему сильное сердце.
— Слава Богу! — прошептала она. — Спасибо, доктор! — Женщина пожала Рамону руку.
— Рад, что удалось помочь, — произнес тот добродушно.
Лицо кардиолога, стоявшего за его спиной, тоже озарилось счастливой улыбкой: именно он встретил эту женщину в приемной и в общих чертах рассказал о проведенной операции. Она с благодарностью пожала руку и ему.
Однако доктор Вэн Копланд лишь пожал плечами:
— Это наш долг. Сейчас вашего мужа поместили в отделение интенсивной терапии. Как только подключат оборудование, вас пропустят в его палату, и вы сможете побыть с ним.
Снова слова благодарности, снова слезы, и вот уже все семейство удалилось вслед за санитаркой. Бэн подошел к Рамону:
— Случаются же чудеса. Я бы и на чашку кофе не поспорил, что у больного был хоть один шанс.
— Точно, — сухо согласился тот. — Но иногда нам в самом деле везет. — Потянувшись, Рамон зевнул. — Думаю, я мог бы проспать целую неделю, но дежурство еще не закончилось. А ты небось домой сейчас пойдешь? — (Вместо ответа Бэн расплылся в улыбке.) — Везет же людям!
Помахав другу на прощанье рукой, Рамон Кортеро направился проверить состояние двух других пациентов. Судьба к нему сегодня была поистине благосклонна: три срочных операции за одно воскресное дежурство и все три с благополучным исходом.
Он проверил своих больных, раздал санитаркам поручения, переоделся и отправился в городскую больницу, находившуюся на другой стороне улицы. Там тоже лежали несколько человек, которых он недавно прооперировал. Затем маршрут доктора пролегал в больницу Университета Эмори, где он должен был осмотреть перед выпиской одного пациента. И только затем — домой.
Его просторную квартиру скорее можно было назвать жилищем отшельника, чем домом процветающего, богатого хирурга. Однако Рамона такое положение вещей вполне устраивало. Еще в детстве, в Гаване, родители научили его ценить простоту и скромность.
С грустной улыбкой он взял с полки томик Пио Барохи. «Рамону от Изадоры, с любовью».
Пио Бароха-и-Неси (1872-1956) — испанский писатель, автор 66 романов, объединенных в циклы: «Земля басков», «Фантастическая жизнь», «Города» и др.
Эта надпись всегда стояла у него перед глазами, он знал ее досконально, цвет чернил, каждый изгиб до боли знакомого почерка. Его жена два года назад умерла от воспаления легких, умерла, когда он был за границей, умерла по чудовищной случайности, по недосмотру. Двоюродная сестра оставила ее одну на всю ночь, и высокая температура, лихорадка, отек легких сделали свое черное дело. Судьба сыграла злую, шутку: его не было дома именно в тот единственный раз, когда в нем действительно нуждались. Он оставил Изадору с молоденькой кузиной, Норин, дипломированной медсестрой, считая, что опасаться нечего, что та сможет обеспечить ей необходимый уход и заботу. Но — ошибся. Когда Рамон вернулся, было уже слишком поздно — дома его ждало страшное известие о смерти жены. Норин пыталась вымолить его прощение, пыталась что-то объяснять, только горе было слишком велико, а ее вина так очевидна, что он не смог, заставить себя даже выслушать ее. И не он один — родители Изадоры тоже не находили племяннице никаких оправданий.
Нежно похлопывая книгу по обложке, он отложил ее в сторону.
Бароха, известный испанский прозаик начала двадцатого века, тоже был врачом. Рамон чувствовал в этом авторе родственную душу и коллекционировал книги о нем, о его жизни в Мадриде. Бароха жил еще до изобретения антибиотиков. Его творчество, полное боли, ужаса, трагизма одиночества и в то же время надежды, вызывало у Района интерес. Он так же, как и герои его любимого автора, умел надеяться. Когда жизнь не оставляла ничего другого, он продолжал верить во Всевышнего и молиться о чуде. Сегодня оно свершилось для пожилой дамы, мужа которой Рамон оперировал, и чужое счастье согревало его душу. Крепкий брак, взаимная любовь, как было когда-то и у них с Изадорой. По крайней мере, с этого начиналось…
Вздохнув, он зашел на кухню и открыл холодильник. В это время прозвучал телефонный звонок.
Рамон возвратился в прихожую, поднял трубку:
— Кортеро.
После непродолжительной паузы раздался тихий голос:
— Рамон?
В ту же секунду лицо его окаменело, стало жестче.
— Да, Норин, — ответил он холодно, — что тебе нужно?
Снова молчание, потом:
— Тетя просила узнать, придешь ли ты к дяде на день рождения.
Странно слышать такие слова от Норин. Она и раньше была не так уж близка со своей родней, а после смерти Изадоры дистанция только увеличилась. Во всяком случае, все семейные праздники проходили без нее.
— Когда?
— Ты знаешь.
Он сердито вздохнул.
— Если не буду дежурить в воскресенье, то приду. А ты придешь? — добавил он сухо.
— Нет, — в интонации звучали ледяные нотки. — Я занесла подарок сегодня. До конца недели их не будет в городе, поэтому меня и попросили связаться с тобой.
— Хорошо. Еще одна пауза.
— Я передам тете, что ты придешь. — И повесила трубку.
Его пальцы чувствовали холодную пластмассу телефона — холодную, как его сердце после ухода Изадоры из жизни. Сколько ни старался, он никогда не мог отделить воспоминания о ее смерти от образа Норин, которая спасла бы его жену, останься дома. Вероятно, он не имел права так злиться, и подсознательно понимал это, только поделать с собой ничего не мог: его злоба, его гнев и ненависть, казалось, заглушали боль и безысходность от потери жены. Он заставил себя забыть, что и Норин любила Изадору, что и ее горе и утрата ничуть не меньше. Он чувствовал к ней лишь жгучую ненависть и не старался это скрыть.
Надо отдать eй должное: Норин никогда не обвиняла его в несправедливом отношении. Она просто старалась не попадаться ему на глаза, хотя и работала через дорогу от больницы Святой Марии, где чаще всего проходили его операции. Дипломированная медсестра, она дежурила в интенсивной терапии и иногда следила и за его пациентами, но во время обходов он относился к ней как к пустому месту. Она окончила университет и могла бы даже стать врачом, но так и не сделала карьеру. И так и не вышла замуж. Сейчас ей двадцать пять — сдержанная, собранная и одинокая, как и Рамон теперь.
Он вернулся на кухню и сварил кофе. Спал он мало, всю жизнь посвящая работе, которая одна поддерживала его на плаву и давала силы после гибели Изадоры.
Он улыбнулся, воссоздав в памяти образ жены: ее утонченную красоту, светлые волосы, теплые огоньки в живых голубых глазах. Норин казалась лишь неудачной копией с божественного оригинала: тусклая блондинка с серыми глазами, ничего особенного. А Изадора была красавицей, тонкой и элегантной. И происходила из очень богатой семьи. Теперь все имущество достанется Норин — единственной наследнице Кенсингтонов. Но ей и деньги-то ни к чему: никаких нарядов, даже в свободное время, маленькая квартирка на окраине города — в общем, жизнь от зарплаты до зарплаты. Норин никогда и ничего не просила у родственников. Интересно, что бы они ответили, если бы она обратилась к ним с просьбой, подумал Рамон и удивился, что задает себе такие вопросы.
Шесть лет назад он вошел в семью Кенсингтонов и познакомился с двумя сестрами: веселой, общительной и всегда находившейся в центре внимания Изадорой и гадким утенком Норин. Та была загадкой: никогда не появлялась на людях, как мышка в норке, сидела за учебниками, стремилась получить диплом и подчинила всю жизнь одной этой цели.
Рамон нахмурился. Черт возьми, как женщина, до такой степени увлеченная медициной, могла быть столь беспечной по отношению к своей сестре?! Норин всегда так внимательно следила за пациентами, интересовалась даже тем, что выходило за рамки ее непосредственных обязанностей.
Может, она просто ревновала Изадору?
Но Рамон прогнал от себя эту мысль: ему не хотелось весь вечер посвящать Норин.


В следующее воскресенье, в свой выходной, он отправился в гости к Кенсингтонам. Холу, отцу Изадоры, он приготовил в подарок золотые часы.
У порога Рамона встретила Мэри, мать его покойной жены.
— Рамон, как мило, что ты пришел! — Она энергично пожала ему руку. — Прости, что попросила Норин позвонить тебе. Благотворительность отнимает так много времени…
— Все нормально, — ответил он автоматически. Мэри вздохнула:
— Норин — крест, который нам суждено нести до конца дней. Хорошо, что мы встречаемся с ней только на Рождество и Пасху, да и то лишь в церкви.
Он удивленно поднял глаза:
— Вы же ее вырастили.
— Да, но это не означает, что я должна испытывать к ней какие-либо чувства, — Мэри холодно рассмеялась. — Она дочь единственного брата Хола, и мы были обязаны взять девочку, когда ее родители умерли. От нас ничего не зависело. Бедняга, по-видимому, так и останется старой девой… Понимаешь, она одевается старомодно, на вечеринках на всех нагоняет тоску… Она и в детстве была такой же. Ее с Изадорой и сравнивать нельзя: та такая ласковая, любящая, с самой первой минуты украшала собой нашу жизнь, а эта… Знаешь, пока бабушка не умерла, она не отходила от нее ни на шаг, все время проводила с ней… — Мэри поежилась. — В общем, Норин всегда была обузой: раньше и теперь.
Как ни странно, Рамон вдруг пожалел маленькую девочку, которой пришлось жить фактически с чужими людьми.
— Вы не любите Норин? — вдруг спросил он.
— Дорогой мой, как ее можно любить? — ответила Мэри вопросом на вопрос. — Это же настоящая пародия на женщину! К тому же я никогда не забуду, что она стоила нам Изадоры. Уверена, ты тоже, — добавила она, сжимая его руку. — Нам так ее не хватает…
— Да, — согласился он.
Их затянувшееся приветствие нарушил подошедший Хол.
— Рамон! Рад тебя видеть! — Он тепло пожал руку своему зятю.
— Я кое-что тебе принес. — Рамон протянул тестю небольшую коробочку.
— Как мило, — пробормотал Хол и принялся развязывать ленточку. Когда подарок был извлечен из упаковочной бумаги, он воскликнул: — Замечательные часы! Именно о таких я и мечтал! Самое оно для яхт-клуба. Спасибо.
— Рад, что тебе понравилось.
— А Норин подарила ему бумажник, — пренебрежительно заметила Мэри.
— Из крокодиловой кожи, — добавил Хол, покачав головой. — У бедняжки отсутствует воображение.
Рамон вспомнил, где живет Норин, как одевается. Вероятно, у нее не слишком много денег, ведь медсестры получают небольшое жалованье, а такие бумажники стоят недешево. Интересно, на чем ей пришлось экономить, чтобы купить дяде подарок, к которому он так высокомерно отнесся?
Ему вдруг пришло в голову, что так было всегда. На свадьбу Норин принесла Изадоре хрустальную вазочку, на которую та даже не обратила внимания. В это время она восхищалась ирландской льняной скатертью — подарком подруги. Норин молча проглотила обиду, но ее спутник, кто-то из больницы, громко заметил, что девушке пришлось отказаться от пальто, чтобы купить модную безделушку для своей неблагодарной кузины. Услышав это, Изадор» покраснела и принялась расхваливать вазочку. А Норин продолжала стоять с гордо поднятой головой, лишь глаза ее были полны невыразимой грусти…
— Рамон, ты слушаешь? — требовательно произнес Хол. — Я предлагаю морскую прогулку в выходные.
— С удовольствием, если будет время, — ответил он без энтузиазма.
В семье тестя Рамон чувствовал себя неловко: тут привыкли оценивать людей по размеру их банковского счета и положению в обществе. Его здесь приняли лишь потому, что он стал знаменитым. А тот Рамон Кортеро, который в десятилетнем возрасте бежал с Кубы вместе с родителями, пришелся бы им не ко двору. Он и раньше понимал это, а сейчас почувствовал еще острее. В гостях у родителей Изадоры он задержался ненадолго.
Возвращаясь домой, Рамон никак не мог избавиться от ощущения пустоты, охватившего его впервые после похорон жены с такой небывалой силой. Наверное, это усталость, решил он. Видимо, стоит немного отдохнуть, взять отпуск и на недельку уехать куда-нибудь, например на Багамы. Полежать на песочке, расслабиться…
За окном автомобиля малиновые лучи заходящего солнца пронизывали темное небо, и он опять вспомнил Изадору, ее великолепный профиль на фоне заката. Она была сама нежность, но однажды строго отчитала Норин за то, что та плохо сложила в шкаф ее вещи. Норин молча убрала одежду и выскользнула из комнаты, даже не взглянув на Рамона.
Изадора же рассмеялась и пожаловалась, как трудно найти действительно хорошую помощницу. Он заметил, что это звучало слишком цинично по отношению к двоюродной сестре, но Изадора лишь продолжала смеяться. Она и ее родители видели в Норин больше прислугу, нежели родственницу. Она всегда что-то готовила и убирала, кому-то звонила, организовывала приемы и рассылала приглашения. Требования и просьбы сыпались на нее нескончаемым потоком. Даже когда Норин сдавала экзамены, ее никак не могли освободить от домашних дел.
Рамон однажды намекнул, что ей нужно много заниматься, и все Кенсингтоны наградили его удивленными взглядами: никто из них не учился в университете. Норин выполняла свои обязанности, не надеясь на благодарность. Когда, после свадьбы Изадоры, она стала жить отдельно и сняла себе квартиру, ее тетя наняла домработницу.
Но тут он вновь вспомнил о невнимательности Норин, и злоба с новой силой нахлынула на него. Можно пожалеть бедняжку, которую никто не любил, но простить смерть Изадоры… Нет, он никогда не забудет, что по вине Норин лишился самого дорогого человека!


Следующую неделю Рамон провел на Багамах. Он поселился в маленькой гостинице на пустынном далеком острове и наслаждался полным одиночеством. Гулял по берегу, предаваясь болезненным воспоминаниям о безмятежно-счастливых днях медового месяца, когда-то проведенного здесь. Хотя их отношения с Изадорой не всегда были гладкими, он никак не мог привыкнуть к жизни без нее.
Однажды, разглядывая свое отражение в зеркале, он заметил пробивающуюся седину и впервые задумался о возрасте. Необходимо завести семью, вырастить сына, решил Рамон. Изадора не хотела иметь детей, а он не настаивал — ведь впереди была целая жизнь. По крайней мере, так казалось. Но теперь все иначе и, по-видимому, пришло время освободиться от прошлого. Мечты о любящей жене и веселых ребятишках, играющих в прибрежном песке, все сильнее овладевали Рамоном.


Вернувшись, он приступил к работе с большим рвением, чем когда-либо раньше.
Как-то раз после нескольких трудных операций, проведенных им в разных больницах, он получил вызов от дежурной сестры к больному в интенсивную терапию.
Дежурила Норин. Она холодно встретила его в ординаторской.
— Не знал, что ты сегодня здесь, — бросил ей Рамон.
— Я там, где следует быть. Твоего пациента, мистера Харриса, постоянно рвет. Он не может принимать лекарства.
— Где лечебный лист?
Она подошла к двери палаты, вытащила его из плетеной корзинки на стене и протянула ему. Рамон нахмурился.
— Тошнота началась во время прошлого дежурства. Почему до сих пор ничего не предприняли? — возмутился он.
— Сестры, если помнишь, работают по двенадцать часов, а в отделение за день поступило еще четверо больных. Все в критическом состоянии.
— Это не оправдание.
— Да, сэр, — ответила она автоматически и протянула ему шариковую ручку. — Напишите, что делать сейчас.
Рамон отправился взглянуть на пациента, потом составил инструкцию. Передавая ее Норин, он обратил внимание на яркий румянец ее щек при болезненной бледности лица. Ему вдруг пришло в голову, что так обычно выглядят пациенты-сердечники.
— Ты себя хорошо чувствуешь? — выдавил он вопрос.
И девушка моментально сжалась в комок, приняла неприступный вид и словно бы отгородилась от него непроницаемой стеной.
— Немного устала, как и все в сегодняшней смене, — коротко бросила она. — Спасибо, что посмотрели мистера Харриса, сэр.
Он пожал плечами.
— Сообщите мне, если рвота продолжится.
— Да, сэр. — Ответ по-прежнему холодный, сдержанный.
Карие глаза Рамона сузились.
— Ты меня терпеть не можешь? — спросил он прямо.
Раздался ледяной смешок.
— Это зависит от меня? — Она отвернулась и снова приступила к работе.
Дежурство закончилось, и Рамон ушел из больницы. Но всю дорогу что-тр подтачивало его изнутри, не давало покоя. Отпуск обычно помогает расслабиться, а у него, по-видимому, этого не получилось.
Оставшаяся в клинике Норин тоже с трудом приходила в себя. Она пыталась успокоиться после разговора с тем, кому давным-давно отдала свое сердце. Он никогда не знал об этом и никогда не узнает. Изадора привела красавца Рамона в дом, и сердце Норин раскололось на две половинки. Ей не предназначались ни теплый взгляд его карих глаз, ни полная нежности улыбка, хотя она была готова отдать жизнь за один его поцелуй. Свой секрет девушка хранила вот уже шесть долгих лет. Особенно трудно ей пришлосв в последние два года, когда на нее обрушился целый шквал обвинений.
Норин знала: ее сердце, истерзанное переживаниями, могло остановиться в любую минуту. Но какое это имело значение! Ее жизнь предназначена для жертв и лишений. Она забыла, что такое любовь, когда умерли ее родители. Одиночество стало постоянным спутником Норин. Даже приютившие ее родственники не подарили ей ничего взамен. Влюбившись в мужа Изадоры, она ничем не выдала своих чувств, ибо была слишком гордой. А теперь ей и вовсе не на что рассчитывать:
Рамон ненавидит ее, обвиняет в том, в чем ее вины нет.
Норин качнула головой и переключилась на работу, отгораживаясь от прошлого, от обид и боли. Как и прежде, она будет покорно нести свой крест.




Следующая страница

Читать онлайн любовный роман - Мое сердце — твое, любимый! - Палмер Диана

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11

Ваши комментарии
к роману Мое сердце — твое, любимый! - Палмер Диана



понравился,без раздражающего "сюсюканья",присущего многим любовным романам. Читается легко.
Мое сердце — твое, любимый! - Палмер Дианамаша
11.02.2011, 20.29





Бедную святую героиню несправедливо обвиняют в смерти кузины, убитый горем муж не так-то и убивается, героиню и хочет, и ненавидит. Справедливость, конечно, торжествует, герой спасает героиню, все счастливы: 3/10.
Мое сердце — твое, любимый! - Палмер ДианаЯзвочка
1.12.2011, 9.17





оооочень нравится этот роман))советую почитать.В конце все получают по заслугам и признают свои ошибки))
Мое сердце — твое, любимый! - Палмер ДианаRoxana
3.03.2012, 12.05





интересный роман но как много времени потрачено зря из-за первой женитьбы как легко мужчины попадаются на крючок к женщинам которым они совсем не нужны а нужны их деньги положение но с другой стороны тогда не было бы таких интригующих романов которые читаешь и ждешь счастливого конца
Мое сердце — твое, любимый! - Палмер Диананаталия
3.03.2012, 14.15





мне понравилось, прочитать можно
Мое сердце — твое, любимый! - Палмер Дианааня
3.03.2012, 16.29





Мне не понравилось, причём сильно не понравилось... Зачем якобы умный, добрый и образованный герой так злобно хамил ГГ-не ещё до трагедии с женой?! Непонятно... Воспитанный человек держался бы корректно, а потом выясняется, что это он её так любил... Боже ж мой, ну и любовь, однако....
Мое сердце — твое, любимый! - Палмер ДианаИрэна
3.03.2012, 18.34





интересно и быстро читаемо
Мое сердце — твое, любимый! - Палмер Дианаatevs17
20.03.2012, 16.55





Романы Палмер интересны ,но не берут за душу один раз прочитать можно
Мое сердце — твое, любимый! - Палмер ДианаХельга
10.07.2012, 15.24





чушь парамедицинская и собачья. не понравилось. кол
Мое сердце — твое, любимый! - Палмер Дианаpotam
17.02.2013, 22.43





Хороший роман.Читается легко.Рекомендую 9/10
Мое сердце — твое, любимый! - Палмер ДианаЛеля
30.03.2013, 23.12





Вроде бы начало ничего так, все развивается в меру, и тут после операции бац понеслось, как то все быстро очень, такое ощущение, что конец собран кусками лишь бы побыстрей закончить книгу!! Поэтому 5/10
Мое сердце — твое, любимый! - Палмер ДианаМария
9.10.2013, 14.08





Галопом по Европе- это еще мягко выразиться! Не покидает ощущение, что эта книга лишь краткое содержание какого-то, довольно заурядного романа!rnОчень очень легкое чтиво....
Мое сердце — твое, любимый! - Палмер ДианаПАТИНА
9.10.2013, 23.39





Замечательный роман! Обычно я не читаю романы без аннотации, но зная другие книги Дианы Палмер, решилась прочесть. Сразу же погрузилась в эту историю, читается быстро и послевкусие превосходное.
Мое сердце — твое, любимый! - Палмер ДианаДина
9.02.2014, 15.59





Скучно, нет слов даже описать. Можно не , читать и не тратить время. Есть много интересных романов. А это сбор каких-то событий и романом-то назвать нельзя. Ерунда какая-то.
Мое сердце — твое, любимый! - Палмер ДианаГалина
9.02.2014, 18.43





А мне понравилось, мило героиня хорошенькая
Мое сердце — твое, любимый! - Палмер Дианаэля
28.04.2014, 14.22





А мне понравилось, мило героиня хорошенькая
Мое сердце — твое, любимый! - Палмер Дианаэля
28.04.2014, 14.22





Не очень,но прочитать можно.
Мое сердце — твое, любимый! - Палмер ДианаАнастасия
29.06.2014, 8.47





роман на один раз читайте 6из 10
Мое сердце — твое, любимый! - Палмер ДианаРада
16.08.2014, 16.42





Жаль, что не получили по заслугам тетя с дядей и этот неадкватный любящий муж кузины, от этого финал выглядит нелепо. И в чем обвиняли героиню - тоже непонятно, если уж так любили эту Изадору, то и сидели бы возле нее втроем сами. В общем, роман не удался.
Мое сердце — твое, любимый! - Палмер Диананадежда
12.04.2015, 17.50








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100