Читать онлайн Дочь игрока, автора - Оуэн Рут, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дочь игрока - Оуэн Рут бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.38 (Голосов: 16)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дочь игрока - Оуэн Рут - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дочь игрока - Оуэн Рут - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Оуэн Рут

Дочь игрока

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

Чарльз в изумлении смотрел вслед мисс Уинтроп, вихрем пронесшейся в сторону леса. Встревоженный, он хотел последовать за ней, но тут раздался голос графа:
– Пусть скачет. Оставьте ее. Она сама сумеет о себе позаботиться.
– Мне кажется, она плакала, Эдуард, – возразила Эми. – Что ты ей сказал?
– Ничего, кроме правды.
Да, он сказал правду, потому что хотел ранить ее так же, как она ранила его. И ему это удалось. Его слова лишили ее самоуверенности, заставили раскрыться, растеряться… Она мошенница и лгунья, жестоко обманувшая его родных. Но боль ее была подлинной…
– Почему она не придержит коня? – спросил доктор. – Она уже приближается к деревьям.
Эдуард поднял голову. Всадница действительно мчалась к лесу с пугающей быстротой. Но Эдуард знал, что она опытная наездница. Значит, сумеет остановить лошадь в любой момент, когда пожелает. Выходит, еще один обман. Граф усмехнулся.
– Не стоит зря беспокоиться. Мисс Уинтроп… Она… Какого дьявола?! Почему она не натянет поводья?..
И тут граф заметил, что она натягивает поводья изо всех сил. Но кобыла по-прежнему мчалась галопом. Раздался пронзительный крик Эми:
– У нее лопнули поводья! О Господи, если лошадь не остановится…
Эдуард не дослушал. Стиснув зубы, он пришпорил Брута. Конь несся по лугу, и из-под его копыт летели комья земли. Граф, припавший к черной гриве, то и дело подгонял своего стремительно несущегося жеребца.
А непокорная рыжая кобыла по-прежнему мчалась к лесу. Граф знал: вскоре лошадь доберется до извилистой лесной тропинки под низко нависшими ветками, и тогда, проскакав еще сотню ярдов, она, вероятно, остановится, но будет уже поздно… Много лет назад, на охоте, Эдуард видел, как всадника в подобной ситуации проткнуло веткой. Он до сих пор помнил запах крови…
Брут, похоже, нагонял кобылу. И все же расстояние сокращалось слишком медленно; граф видел, что опаздывает на несколько секунд. Всего несколько секунд могли решить судьбу всадницы. Конечно, она мошенница и лгунья, но подобной участи все же не заслуживает. Эдуард представил, как меркнут ее глаза, как ее поразительные зеленые глаза становятся безжизненными…
– Давай, мой мальчик, – прошептал он в самое ухо гунтера.
Могучий черный конь понесся еще быстрее. В следующее мгновение Брут поравнялся с кобылой, и граф, протянув руку, подхватил женщину и выдернул из седла. Кобыла же, устремившись в густые заросли, пронеслась под толстой веткой, промелькнувшей прямо над пустым седлом.
Сердце графа бешено колотилось, он судорожно хватал ртом воздух. Уставший жеребец медленно выходил из леса. Морда Брута была покрыта пеной, бока блестели от пота. Эдуард погладил коня по холке и что-то прошептал ему на ухо.
Сабрина, сидевшая у графа на коленях, обвила рукой его шею. Девушка со страхом и изумлением смотрела в сторону леса, словно все еще не верила в свое спасение. И действительно, все произошедшее казалось чудом. Чудом, заставшим врасплох их обоих.
Рина подняла голову и посмотрела ему в лицо. В ее глазах было искреннее удивление, был и немой вопрос.
Какая она хрупкая, подумал он, инстинктивно прижимая к себе девушку. Ветер растрепал ее волосы и привел в полнейший беспорядок костюм, прежде столь элегантный.
Но она жива, это самое главное, подумал Эдуард. И тут же удивился: почему ему в голову приходят подобные мысли?
– Вы… спасли меня, – прошептала девушка.
Тяжелый шелк ее волос, поднимающаяся и опускающаяся грудь, смущение и благодарность во взгляде – все это, казалось, опьяняло Эдуарда. И еще пьянил ее запах… Она так естественно прижималась к нему, словно была создана для него. Ее робкая улыбка что-то разбудила в его душе, а взгляд чудесных глаз притягивал его, как луна притягивает морские воды во время прилива. Ему казалось, этот взгляд его околдовал…
– Мисс Уинтроп!
Эдуард поднял голову и увидел доктора Уильямса, скакавшего через луг. Эми следовала за ним.
– Мисс Уинтроп, – проговорил Чарльз, – с вами все в порядке?
Она неуверенно кивнула:
– Со мной все хорошо… благодари лорду Тревелину.
– Да, Эдуард, ты настоящий герой, – кивнула Эми. – Не могу дождаться – так хочется рассказать бабушке о том, как ты спас нашу кузину.
Кузину?.. Граф вернулся к действительности. Женщина в его объятиях была самозванкой и мошенницей, самой опасной из всех, когда-либо появлявшихся в Рейвенсхолде. Она одурачила его родных, даже он едва не попал в ловушку!
Граф подхватил девушку, сидевшую у него на коленях, и спустил с седла так резко, что она, оказавшись на земле, едва не потеряла равновесие.
– Поезжайте с моей сестрой, – проворчал он, направляя Брута в сторону леса. – Я должен позаботиться о кобыле.
– Эдуард, но кобыла может подождать… – возразила Эми.
– Она поедет домой с тобой. Или пусть идет пешком, если ей так больше нравится! – Не обращая внимания на протесты сестры, Эдуард направил коня в густые заросли.
Несколько секунд спустя граф укрылся под зеленым навесом. О дьявол! Один взгляд этих зеленых глаз – и он забыл обо всем на свете. На мгновение он действительно поверил в искренность ее улыбки, почувствовал влечение к этому стройному, юному существу. А ведь она хороша. Чертовски хороша. Даже сейчас, после того как он вспомнил, кто она такая, ему хотелось поверить ей.
Эдуард оглянулся. Сквозь завесу ветвей он увидел, что доктор Уильямс спешился и галантно предложил своего коня мисс Уинтроп. Это то, что следовало сделать ему, Эдуарду. Так следовало поступить любому джентльмену. Но он не джентльмен. А «кузина», конечно же, не леди. Она лгунья, и он ее разоблачит, как разоблачил всех самозванок, пытавшихся претендовать на право называться мисс Пруденс Уинтроп. А потом неплохо бы узнать, дорого ли она готова заплатить за свою свободу…
Эдуард еще дальше углубился в лес. Да, он не джентльмен, зато весьма практичный человек. И поэтому считает, что не следует женщину с телом куртизанки и губами грешницы гноить в тюрьме. Это будет… дьявольская сделка… Он криво усмехнулся. Что ж, не в первый раз.


– Не могу поверить, что Эдуард может быть таким бесчувственным, – заявила Эми; она держала своего коня за повод, шагая по тропинке вдоль утесов. – Сказать, чтобы ты шла домой пешком! После всего, что ты пережила!
– На этот раз я вынужден согласиться с леди Эми, – подал голос доктор Уильямс, направивший копя Рины в обход осыпи. – Ему не следовало так с вами обращаться. Странно… Граф человек очень порядочный. Даже более порядочный, чем я предполагал. Сегодня утром, например, он разговаривал с рабочими на руднике и искренне заботится об их благосостоянии и об условиях труда. Он даже спустился с ними в шахту, чтобы лично все проверить. Не часто увидишь такого заботливого хозяина…
Эми фыркнула:
– Доктор Уильямс, моя кузина не желает слушать рассказы о ваших грязных рудокопах. Смотрите, как она побледнела. – Эми подошла к Рине. – Дорогая, не хочешь отдохнуть? Мы можем остановиться, если пожелаешь.
Сабрина покачала головой. Она не хотела останавливаться. С моря дул резкий, пронизывающий ветер, и ей стало холодно. По-настоящему ей хотелось только одного: остаться в одиночестве и разобраться в своих мыслях и ощущениях.
– Господи, да она же бледна как привидение! Чарльз, мы должны остановиться.
– Нет-нет, со мной все в порядке, – проговорила Рина слабым голосом.
Доктор Уильямс отвел коня Сабрины в небольшую ложбинку, с одной стороны защищенную от ветра грядой скал, а с другой – лесом. Не обращая внимания на протесты девушки, он снял ее с седла и опустил на поросший травой пригорок.
– Вам следует отдохнуть, мисс Уинтроп. Хотя бы несколько минут, – проговорил Чарльз суровым «докторским» тоном. – А мы с леди Эми подождем за этими скалами. – Карие глаза доктора потеплели, и он, наклонившись к Рине, прошептал: – Пожалуйста, мне бы хотелось, чтобы хоть одна женщина меня послушалась.
Сабрина улыбнулась в ответ. Она видела, как ее спутники направились к бухте. Потом услышала, как они опять принялись о чем-то спорить, скрывшись за скалой. Рина вздохнула и откинулась на мягкое ложе из травы и полевых цветов. Да, ее спутники, конечно, правы, ей нужно отдохнуть. После этой дикой скачки у нее все тело ныло. Но не это самое худшее. Где-то в глубине души затаилась боль, и она казалась страшнее любой физической боли, потому что не утихнет так же быстро, как боль в мышцах.
Она неслась навстречу верной смерти… И вдруг оказалась в его объятиях. Он крепко прижимал ее к себе, так крепко, что она слышала его прерывистое дыхание, чувствовала запах мыла и пота, чувствовала, как бугрятся мышцы на его груди. Его объятия оказались такими… откровенными, но она была не в силах отстраниться, ведь он прижимал ее к себе с неожиданной нежностью…
Все ее тело сковало какое-то странное сладостное оцепенение. И казалось, сердце вот-вот остановится. Она льнула к нему, тонула в глубине его глаз, таких пронзительных, таких холодных. Всю жизнь она вела себя разумно, никому не доверяла и полагалась только на себя. Но в его объятиях, сидя у него на коленях, забыла обо всем на свете. Прижимаясь к его груди, она чувствовала себя желанной и прекрасной.
Но он сбросил ее с седла, словно мешок с картошкой.
Рина зарылась лицом в душистые травы, но по-прежнему ощущала лишь его запах. Она прижала ладони к прохладной земле, но ощущала жар его тела. Тревелин, казалось, заполнил все ее существо. Теперь она поняла, что имел в виду Квин, когда сказал, что граф опасен больше, чем она может вообразить.
Рина закрыла глаза, сдерживая слезы, не позволяя себе заплакать. Граф высокомерен и жесток, как и говорил Квин. Он заслужил, чтобы «Ожерелье голландца» увели у него из-под носа. Она выставит его на посмешище, как он выставил ее. И сделает это с удовольствием…
– Господи помилуй, да это же лесная нимфа.
Рина открыла глаза. В нескольких шагах от нее стоял красивый породистый конь, на котором восседал модно одетый джентльмен. Очевидно, он подъехал по лесной тропинке, но она, поглощенная своими мыслями, не слышала его приближения. «Чудесно, Рина. Продолжай мечтать, и твой план провалится очень скоро». Она встала, с ужасом думая о том, как странно, наверное, выглядит после всего пережитого.
– Простите, – пробормотала Сабрина, пытаясь привести в порядок прическу. – Я не слышала, как вы подъехали.
– А я и не хотел, чтобы вы услышали… Ведь если очаровательная лесная нимфа услышит топот копыт, то ее не застанешь врасплох.
Сабрина окинула взглядом незнакомца, одетого в расшитый золотом темно-лиловый фрак и кремовые лосины. Каштановые кудри джентльмена были тщательно напомажены и завиты, а белоснежный шейный платок завязан до смешного сложным узлом. При этом незнакомец был просто дьявольски красив, и, судя по выражению его лица, он в полной мере осознавал это.
Самодовольный болван, подумала Сабрина. Она ежедневно видела подобных хлыщей, разъезжающих в изящных каретах по лондонским улицам.
– Мне жаль вас разочаровывать, сэр, но я не лесная нимфа, – проговорила она, с вызовом глядя на красавца денди.
Тот прижал руку к сердцу и трагически вздохнул.
– Прекрасное видение, ты ранила меня. Ты вдребезги разбила все мои мечты. Тем не менее… Встретить в лесу вместо нимфы девицу без сопровождающих – в этом тоже есть известные преимущества. – Он склонился над девушкой и самым бесцеремонным образом провел ладонью по ее подбородку. При этом в глазах его промелькнуло выражение, совершенно несовместимое с положением джентльмена. – Возможно, в другой раз и в другом месте мы сможем обсудить эти преимущества…
– Господи, перестань приставать к бедной леди со своей болтовней, – раздался женский голос.
Рина повернула голову и увидела еще одного породистого коня, выходившего из леса. Всадница была одета так же модно, как и красавец денди: ее фигуру облегал элегантный черный костюм, на голове красовалась шляпка с белоснежными страусовыми перьями. Было очевидно, что незнакомка состоит в родстве со своим спутником – об этом свидетельствовали тонкие черты лица и цвет волос. Но голубые глаза молодой леди светились добротой, в них не было ни намека на высокомерие или заносчивость.
Незнакомка тихо прищелкнула языком, подавая команду своему коню, и направилась к Рине.
– Вы не должны на него обижаться, дорогая. Он… но вы попали в беду! Брат, взгляни на ее костюм!
– Парис! – В следующее мгновение из-за скалы появилась леди Эми. Она оглянулась, словно проверяя, следует ли за ней доктор Уильямс. Потом подбежала к нарядному джентльмену. Лицо ее сияло от восторга. – Ох, я так рада, что ты вернулся! Но что случилось? Вы должны были вернуться из Бата только через неделю.
– Мы с Касси узнали о том, что нашлась ваша кузина, поэтому сократили свой визит. Кроме того, – добавил он, наклоняясь и приподнимая указательным пальцем подбородок Эми, – я ведь не мог долго оставаться вдали от моей куколки.
Тут послышалось покашливание – доктор Уильямс давал знать о своем приближении. Эми смерила его уничтожающим взглядом, а потом посмотрела на Сабрину:
– Пруденс, позволь представить тебе мистера Патрика Фицроя и его сестру, леди Кассандру Рамли. Касси и Парис, это мисс Пруденс Уинтроп, моя кузина.
Рина вспомнила недавние рассказы Эми. Парис и Касси были соседями Тревелинов. Более того, мистер Фицрой считался женихом Эми, а леди Рамли – невестой графа.
– Так вы действительно не лесная нимфа? Увы, мое сердце разбито! – вскричал Парис; на сей раз в его манерах не было ни намека на развязность – перед Риной был просто веселый молодой джентльмен.
– О, Парис, не валяй дурака.
Леди Рамли строго взглянула на брата. Потом повернулась к Сабрине и посмотрела на нее с искренней симпатией. Рине вспомнились слова, сказанные Эми утром: «После этой истории он много дней не выходил из своей комнаты… Только Касси могла к нему войти».
– Мой брат – совершенно невыносимый человек, мисс Уинтроп, – продолжала леди Рамли. – Но у него добрые намерения. Мы оба очень рады с вами познакомиться. Но, простите меня за прямоту, похоже, с вами что-то случилось…
Эми принялась рассказывать о лопнувших поводьях и о мужественном поступке графа. Рина предпочла бы услышать менее красочное описание своих приключений, но, когда она попыталась остановить Эми, та начала хвалить ее за бесстрашие и за скромность. Так что Сабрине пришлось набраться терпения и выслушать историю до конца. При этом она старалась не вспоминать, как испугалась, когда не смогла остановить кобылу. И старалась не думать о том, что почувствовала, когда оказалась в объятиях Тревелина…
– И мы остановились на несколько минут, чтобы кузина могла отдохнуть, – закончила Эми. – Доктор Уильямс рекомендовал. Вы помните доктора Уильямса, не так ли? Брат нанял его для рабочих на руднике.
Фицрой вытащил кружевной платочек и вытер пот со лба.
– Ах да… Аптекарь, – пробормотал он.
Сабрине показалось, что Чарльз вот-вот набросится на Париса с кулаками. Но доктор, очевидно, сдержался. Приосанившись, он проговорил:
– Собственно говоря, сэр, я практикующий доктор и имею лицензию. Я обучался в Оксфорде, являюсь выпускником Королевского колледжа…
– Да-да, конечно, – кивнул Парис. Он взмахнул платочком, как бы давая понять, что разговор с доктором окончен. Затем, спрятав платок в карман фрака, обратился к Сабрине: – Мадемуазель, мой боевой конь в вашем распоряжении.
Рина вопросительно взглянула на Чарльза, но тут вмешалась леди Эми:
– Доктор Уильямс уже уступил Пруденс своего коня.
Парис пожал плечами:
– А теперь она поедет на моем. Прекрасная женщина должна сидеть на породистом коне. Кроме того, я уверен, что у аптекаря есть дела, которыми ему необходимо заняться.
– Я доктор, сэр, – процедил Чарльз сквозь зубы.
Кивнув женщинам, он вскочил на коня и поскакал в сторону рудника. Сабрина смотрела ему вслед; девушка искренне сочувствовала этому человеку и прекрасно его понимала. Она и сама всю жизнь сносила оскорбления, знала, как жестоки бывают люди, которые считают, что деньги и знатное происхождение возносят их над остальными смертными. Дед Рины не помог своей умирающей дочери, потому что она полюбила игрока, человека низкого происхождения. А Альберт, сводный брат, едва ее не изнасиловал. Граф же… Он держал ее в объятиях так, словно она была величайшей драгоценностью – а затем сбросил на землю и ускакал, даже не оглянувшись…


Рина возвращалась в Рейвенсхолд с улыбкой на устах; она смеялась шуткам Фицроя и с благодарностью поглядывала на Эми и леди Рамли. Но девушка знала, что никогда не забудет: она – Сабрина Мерфи, дочь игрока. И она явилась в Рейвенсхолд лишь для того, чтобы завладеть ожерельем, только для этого…
Когда они наконец добрались до Рейвенсхолда, Фицрой помог ей спешиться. На мгновение Рина оказалась так же близко от него, как совсем недавно от Тревелина. И снова она заметила похотливый блеск в глазах денди. Но не почувствовала при этом того смятения, которое охватило ее в объятиях графа.
Только один Тревелин мог смутить ее, заставить забыть о цели, ради которой она затеяла столь рискованную игру. И это делало графа еще более опасным.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Дочь игрока - Оуэн Рут



хороший роман, в очередной раз доказывающий, что любовь может превратить дурнушку в ослепительную красавицу и что острый как бритва язык отпугивает лишь недостойных кавалеров. но как-то очень уж легко главный герой простил спесивой девице ее вранье... хотя... это ж любовь!)
Дочь игрока - Оуэн РутОльга Сергеевна
28.05.2012, 22.00





Ольга Сергеевна! Он простил обман , но не измену. А так...вспомните классика -обманываться рад....Роман интересный с элементами детектика-триллера ( Смерть в колодце). Рекомендую.
Дочь игрока - Оуэн РутВ.З.-64г.
17.07.2012, 11.00





Завязка романа выглядит очень надуманной, характер героини совершено не вяжется с ее поступками, а герой - просто само совершенство - вдруг прощает любимую за чудовищный обман, хотя до этого готов был растоптать ее в грязь за более мелкие проступки (конечно, я не не имею ввиду "измену"). Поэтому назвать роман интересным или захватывающим не могу: 5/10.
Дочь игрока - Оуэн Рутязвочка
15.02.2013, 21.35








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100