Читать онлайн Дочь игрока, автора - Оуэн Рут, Раздел - Глава 22 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дочь игрока - Оуэн Рут бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.38 (Голосов: 16)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дочь игрока - Оуэн Рут - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дочь игрока - Оуэн Рут - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Оуэн Рут

Дочь игрока

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 22

Эдуард бродил по утесам, что бывало почти каждую ночь после того, как его вынесли на руках со скал. Чарльз запретил ему выходить из комнаты, пока он окончательно не поправится, но Эдуарду море было необходимо как воздух. И он каждую ночь удирал из дома, бродил по краю утесов – бушующие волны и холодный соленый ветер, казалось, вливали в него больше здоровья, чем целая аптека различных лекарств. Возвращаясь домой, он заметил в конюшне свет. Решив, что надо непременно утром спросить об этом у старшего конюха, он уже прошел было мимо, но застыл на месте, услышав возглас – голос был знакомый.
Он толкнул дверь, готовый защитить женщину, ту, которую любил больше жизни. Но ее не нужно было защищать. Она стояла абсолютно спокойная, как море в штиль, из одежды на ней была лишь ночная сорочка, кое-как прикрытая накидкой, волосы свободно рассыпались по плечам… И вдруг она произнесла имя другого мужчины.
– Кто такой Квин?
– Ни… никто, – заикаясь, ответила она. – Тебе следует лежать в постели.
– К черту постель! Кто такой Квин?
Рина, опустив глаза, теребила край накидки.
– Никто. Здесь никого нет. Ты… не расслышал.
Черта с два! Она лжет, он видел это по ее опущенным плечам, по ускользающему взгляду. И доказательство ее двуличия он ощущал так, словно с него полосками сдирали кожу. Та же боль, которую он испытывал два года назад. Он заговорил убийственно тихим голосом:
– Я так тебе верил.
– А я тебе. – Она подняла голову и с вызовом посмотрела ему в глаза. – Я не обязана объяснять тебе свои действия. В конце концов, у тебя тоже есть тайны.
Да, у него есть тайны. Тайны разбитых сердец, горя и боли, которые почему-то все не кончаются и не оставляют надежды на избавление. Ему потребовались годы, чтобы выбраться из темноты и позволить себе поверить кому-либо снова и снова полюбить. Чтобы вновь столкнуться с предательством. Давящая тьма навалилась на него – он отвернулся, испугавшись того, что может натворить.
– По крайней мере у Изабеллы хватило порядочности покинуть Рейвенсхолд, когда она завела любовника.
Вызов погас в глазах Пруденс. Она встала перед ним, загородив ему выход из конюшни.
– Это совсем не то, совсем. Ты должен мне верить.
Он ей верил. Все время, пока был прикован к постели; он верил, что она ему верна. В ее глазах он видел отражение того человека, каким хотел быть, каким он мог стать. Но ее любовь оказалась ложью, как и доброта, порядочность – как все остальное. Пока он лежал, стянутый бинтами по рукам и ногам, она тайно отдавалась любовнику. Горечь от ее предательства поднялась к горлу, едва не задушив его. Она играла им, как грошовой свистулькой, а он верил всей сладкой лжи, которой она его потчевала. Господи, он даже просил ее стать его женой!
Он верил ей… И, глядя в ее необыкновенные глаза, лаская взглядом пухлые губы и нежное тело, к которому так долго запрещал себе прикасаться, Эдуард понял, что ему все еще хочется ей верить. Ему отчаянно хочется цепляться за свою веру, как он цеплялся за свою веру в Изабеллу, до тех пор, пока правда о ее предательстве постепенно не уничтожила его, оставив лишь пустую, кровоточащую оболочку…
– Нет! – зарычал он, сорвал с нее накидку и схватил за плечи, заставляя себя смотреть на тонкую ночную сорочку, на босые ноги, на водопад волос цвета заката, которые словно просили любовной ласки. Просили его ласки. Господи, он еще всеми фибрами своей души тянулся к ее милой невинности, хотя глаза говорили об обратном – она не была ни милой, ни невинной. Она отдалась другому мужчине, этому Квину, а может, и другим тоже. Наверное, она рассказывала о нем, лежа в их объятиях, смеялась над глупым влюбленным графом, которого удалось так ловко провести.
Он глубоко вздохнул, едва сдерживая ярость.
– Ты уедешь из Рейвенсхолда. Я обеспечу тебя, как того требует твое положение, но будь я проклят, если позволю еще одной бесстыдной потаскухе наставить мне рога.
По ее щекам и шее разлился яркий румянец.
– Но ведь я не сделала ничего плохого. Ты должен мне верить. Я не такая, как Изабелла. Я тебя не предавала.
Проклятие, она была так хороша! Ее прекрасные глаза сияли невинностью. При других обстоятельствах он, возможно, оценил бы ее искусство притворства по достоинству.
Его губы тронула ироничная усмешка.
– Ты говоришь, что невиновна. Что ж, очень хорошо. Подтверди, что не была здесь с любовником.
Ее румянец стал ярче, но она смело ответила:
– Я не была с любовником.
Его улыбка стала злой.
– Скажи-ка, что ты невинна.
Она опустила глаза, расчетливо изобразив девичью скромность:
– Я… невинна.
Его пальцы больно впились в ее плечи.
– Теперь скажи мне, что ты меня любишь.
Сабрина подняла голову, в ее прекрасных глазах сверкали слезы, она прошептала:
– Я люблю тебя.
Невинная. Прекрасная. И фальшивая насквозь. Безумие прошлого бушевало в нем, затмевало все, кроме боли, гнева и опустошенности. Он притянул ее к себе, не обращая внимания на сопротивление.
– Ты любишь меня, маленькая девственница? Так докажи это.
Он вцепился в ее волосы на затылке и впился в мягкие губы безжалостным поцелуем.
Эдуард уже целовал ее прежде, но всегда оставался по-джентльменски сдержан и мягок. Этот поцелуй был яростным и чувственным, он подкосил чувства, как серп косит траву. Сабрина зашаталась и ахнула. Потом застонала и обвила руками его шею, ведь именно этого она желала с самого первого мгновения их встречи.
Его язык и зубы терзали ее рот, проникали в нее с почти звериной яростью. Его руки гладили ее плечи и спину через тонкую ткань сорочки, ладони скользили по ее груди. Где-то внутри пульсировала тугая жаркая пружина, потом жар разлился по ее рукам, ногам. Он осыпал горячими поцелуями ее стройную шею, царапал колючей щекой нежную кожу. Она откинулась назад, чтобы ему было удобнее ласкать ее, принимая и наслаждение, и боль от него. Она его желала.
Сабрина поняла, что сейчас он хочет только ее тела – без нежности и без любви. Он использовал ее так, как, по его мнению, она использовала его. И она не могла бороться с этим так же, как не могла бы остановить волны, разбивающиеся о берег моря.
Эдуард крепко сжимал ее в объятиях, пока она помогала ему освободиться от фрака и сорочки, горя нетерпением прикоснуться к его телу. Она провела ладонями по твердым мышцам его плеч, по мощной широкой спине, по могучим, мускулистым рукам. От него пахло морем и ветром. Она почувствовала, как его губы у ее шеи сложились в улыбку.
– Господи, ты – ведьма, – проворчал он. – Твои руки способны даже отправить святого прямиком в ад. Неудивительно, что твой Квин рискнул проникнуть сюда, чтобы овладеть тобой.
– Он не мой… – Ее голос оборвался потрясенным вздохом, когда он накрыл рукой ее грудь. Медленно и безжалостно он мял ее сквозь сорочку, сжимая пальцами упругий сосок. Сладкое, острое напряжение пульсировало в ее теле. Она с готовностью выгнулась под его рукой, понимая, что ведет себя как проститутка, да он ее такой и считает. Но это не имеет значения. Ничто не имело значения, кроме чудесной, пронзительной магии, которую он создавал внутри ее. Которую они создавали вместе.
Слова, которые она не могла сдержать, сорвались с ее губ.
– Я люблю тебя! – тихо воскликнула она.
Граф замер. Он смотрел на нее сверху вниз с холодным равнодушием.
– Мне не нужна твоя любовь.
Сабрина вздрогнула, как от удара. Любовь – это единственное, что она могла ему подарить, единственной правдой во всем ее обмане. Но она не нужна ему.
– Тогда что же тебе нужно?
Эдуард не ответил, но его взгляд горел такой страстью, что у нее перехватило дыхание. Человек, которого она знала, исчез, превратившись в мрачного незнакомца – безжалостного, холодного, без капли совести. Рина поняла, что смотрит в лицо безумца, каким он стал после предательства Изабеллы. Она инстинктивно шагнула назад и уперлась во что-то спиной. Оглянувшись через плечо, увидела, что он прижал ее к старому седлу.
Расправив плечи, она попыталась сказать как можно спокойнее:
– Эдуард, нам следует подумать о том, что мы делаем. Давайте все же сядем и подумаем, как…
Слова замерли у нее на устах, когда он, обхватив ее талию, поднял и бесцеремонно усадил верхом на седло. Она ахнула, ударившись о твердую кожу, и попыталась натянуть сорочку на обнажившиеся щиколотки.
– Я не это имела в виду, когда сказала, что нам необходимо сесть…
Жесткий рот графа растянулся в улыбке.
– Ты спросила меня, чего я хочу.
Ее смущение перешло в негодование.
– Ты хотел видеть меня в этой смехотворной позе?
– Не совсем. Вот как я хочу тебя видеть. – Он ухватил ворот ее сорочки и одним движением разорвал тонкую ткань до талии.
Эдуард считал, что богатый опыт общения с куртизанками за последние годы застраховал его от любых сюрпризов. Но он ошибался. Под целомудренной ночной сорочкой Пруденс Уинтроп скрывала потрясающее тело, самое прекрасное, какое он видел в жизни. Ее фигурка сужалась в талии, которую он мог легко обхватить двумя пальцами, а затем расширялась к бедрам, казавшимся весьма пышными для такой стройной женщины. Белоснежную грудь, высокую и полную, венчали соски, такие эротично темные, что он застонал. Эдуард смотрел, как поднимается и опускается ее грудь, и чувствовал, что уже не в силах бороться со страстью.
Он хотел ее. Хотел до боли. Его жадный взор впился в нее, наслаждаясь чистым сиянием ее обнаженной кожи, от которого у него захватило дух. Он у нее не первый, но видит Бог, станет тем, кого она запомнит. Эдуард намеревался взять ее жестко, быстро, любыми способами, каких пожелает его тело, и он без церемоний начал снимать брюки.
Рина тихо ахнула, он поднял глаза.
Волосы волной упали на лицо Пруденс, делая ее еще более эротичной. Но из-за волны волос на него глянули зеленые глаза, и то, что он в них прочел, перевернуло его душу. Страсть. Желание. И страх. Великолепные волосы и божественная фигура принадлежали женщине, но смущенное выражение лица напоминало о той невинной девушке, в которую он влюбился. О девушке, которой не существовало.
Это обман. Должно быть обманом. Доказательство тому прозвучало из ее собственных уст. Ей не нужна была мягкость и нежность, и у него не было настроения их проявлять. Его тело жаждало бурного, жаркого совокупления; дьявол, она обязана дать ему хотя бы это, ведь она так подло обманула его. Эта женщина не заслужила тех нежных любовных игр, которые он приберегал для той Пруденс, которую любил. Она не заслужила…
– А, дьявол, – пробормотал он и прильнул к ее губам нежным страстным поцелуем.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Дочь игрока - Оуэн Рут



хороший роман, в очередной раз доказывающий, что любовь может превратить дурнушку в ослепительную красавицу и что острый как бритва язык отпугивает лишь недостойных кавалеров. но как-то очень уж легко главный герой простил спесивой девице ее вранье... хотя... это ж любовь!)
Дочь игрока - Оуэн РутОльга Сергеевна
28.05.2012, 22.00





Ольга Сергеевна! Он простил обман , но не измену. А так...вспомните классика -обманываться рад....Роман интересный с элементами детектика-триллера ( Смерть в колодце). Рекомендую.
Дочь игрока - Оуэн РутВ.З.-64г.
17.07.2012, 11.00





Завязка романа выглядит очень надуманной, характер героини совершено не вяжется с ее поступками, а герой - просто само совершенство - вдруг прощает любимую за чудовищный обман, хотя до этого готов был растоптать ее в грязь за более мелкие проступки (конечно, я не не имею ввиду "измену"). Поэтому назвать роман интересным или захватывающим не могу: 5/10.
Дочь игрока - Оуэн Рутязвочка
15.02.2013, 21.35








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100