Читать онлайн Дочь игрока, автора - Оуэн Рут, Раздел - Глава 21 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дочь игрока - Оуэн Рут бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.38 (Голосов: 16)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дочь игрока - Оуэн Рут - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дочь игрока - Оуэн Рут - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Оуэн Рут

Дочь игрока

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 21

Тяжелая дверь конюшни со скрипом распахнулась. Сабрина осмотрелась. Отбросив за спину свои распущенные волосы, она поплотнее запахнула на груди накидку, наброшенную прямо на ночную сорочку.
Босые ноги Рины ступали почти бесшумно. В воздухе висел запах влажного сена; слышалось тихое ржание и легкий перестук копыт. Внезапно звякнула уздечка. Заглянув в ближайшее стойло, Рина увидела черного жеребца графа.
Конь мотал головой, явно требуя к себе внимания. Девушка с улыбкой погладила его по шее.
– Ну-ну, – тихо проговорила она. – Ты такой же гордый, как и твой хозяин. И такой же красивый.
На нее нахлынули детские воспоминания: как-то раз, ночью, отправившись лечить заболевшую лошадь, отец взял ее с собой на конюшню. Рина помнила тихое ржание кобылы; ее огромные карие глаза доверчиво смотрели на девочку. Отец поражался – Сабрина одним прикосновением успокаивала взбудораженных животных. «У тебя волшебный дар исцеления, детка, – говорил он. – И я очень горжусь тобой».
– Ты не слишком торопилась, – раздался за ее спиной насмешливый голос.
Она обернулась. Квин, прислонившись спиной к ограде стойла, сидел верхом на старом седле, лежавшем на козлах. Рина поспешила к своему другу.
– Я пришла, как только смогла. Надо было подождать, когда все уснут.
– Да, конечно. Ты опять заставляешь меня томиться в ожидании.
Квин соскочил с седла и зажег сальную свечку. Огонек дрогнул на сквозняке, отбрасывая на стены призрачные тени.
– Ну, по крайней мере, ты сейчас здесь. Я… Помилуй, детка, неужели ты пришла в ночной сорочке?
Сабрина вспыхнула и взглянула на край сорочки, выглядывавший из-под подола накидки.
– Мне не хотелось рисковать. Ко мне в комнату могла войти камеристка. Она бы заметила, что я одета, и наверняка что-нибудь заподозрила бы.
Квин почесал затылок.
– Правильно. Ты быстро соображаешь, детка. Возможно, тебе все же удастся утащить ожерелье.
Рина потупилась:
– Я нашла твою записку. Квин, ты очень рисковал, оставляя ее на таком видном месте.
– Я ее сунул туда прямо перед тем, как ты начала разговаривать с этой болтливой девчонкой. Это было рискованно, я знаю, но твоя история кое у кого вызвала подозрения.
Сабрина оцепенела. Она знала, что когда-нибудь это произойдет. Придуманная Квином история о прошлой жизни Пруденс не могла не вызывать подозрений. И все же в глубине души она надеялась, что никто никогда не узнает правды.
Квин заметил, в каком она состоянии, но истолковал все по-своему. Он взял девушку за руку и ласково улыбнулся ей:
– Не вини себя. Ты тут ни при чем, просто один клерк в Дублине проболтался за выпивкой. Я знал, что мне следовало заплатить его хозяину. Ну, этого уже не исправить. Но у нас есть десять дней. Потом эта история выплывет наружу. Может, две недели, если повезет. Так что надо побыстрее утащить ожерелье.
– Но как? Графиня хранит его в сейфе, под замком где-то в своих комнатах. Но даже горничные не знают, где именно. Если только леди Пенелопа не достанет ожерелье сама и не отдаст мне, я не смогу до него добраться.
– Дорогая, именно поэтому меня называют Бубновым Валетом,
type="note" l:href="#n_7">[7]
– усмехнулся Квин. – Не только люди Тревелина умеют поставить пинту пива, чтобы развязать кое-кому язык. На прошлой неделе я отыскал одного из бывших слуг Тревелинов. Мне сказали, что он многое знает о своих прежних хозяевах и не питает к ним особой любви. Вот тут-то я и вытащил из колоды туза. Кажется, они его выгнали за то, что он помочился на куст каких-то очень редких роз, хотя это, возможно, и пошло им на пользу. Во всяком случае, парень быстро опьянел, и я его разговорил. И то, что он мне рассказал, стоило потраченных на выпивку денег.
– Он сказал тебе, где находится сейф?
– Более того, он сообщил мне комбинацию цифр! Когда-то этот парень помогал графине открыть сейф, потому что дверцу заело. Вот он и успел разглядеть цифры. Правда, он так и не смог добраться до бриллиантов – в комнатах графини всегда столько служанок, сколько пчел в улье. Любого, кому там находиться не положено, тотчас же заметят. Вот тут тебе и карты в руки, детка. Ты можешь пробраться в ее комнаты, когда она уйдет на ужин. Скажем, зайди, чтобы принести ей какую-нибудь безделицу, которую она где-нибудь забыла. А потом схватишь стекляшки – и исчезнешь.
Квин достал из жилетного кармана клочок бумаги и сунул в карман ее накидки.
– Вот комбинация. На этот раз получится, клянусь. Я нутром чую!
Все действительно могло получиться. Инстинкт подсказывал Рине, что план и в самом деле хорош. Но она не разделяла восторга сообщника. Ей хотелось расплакаться при мысли о том, что придется предать людей, которых она любит. К несчастью, у нее не было выбора.
Она вопросительно посмотрела на Квина:
– И когда я должна это сделать?
– В субботу. В этот день большинство слуг свободны и в Рейвенсхолде останется совсем немного людей. В субботу мы и сделаем наш ход. Червонная королева побьет проклятого черного короля.
Сабрина никогда не слышала в голосе Квина такого ожесточения. Она поняла, что, в сущности, почти не знает старого друга своего отца.
– Квин, мне кажется, ты охотишься за ожерельем не только из-за его ценности. Ты хочешь отомстить. Почему ты так ненавидишь графа?
Сначала она подумала, что Квин ее не слышал. Он уставился на свечу, и в глазах его была пустота.
– Потому что на руках Тревелинов кровь, моя девочка. Ее кровь. Черный Граф погубил женщину, которую я любил.
Ошеломленная словами сообщника, Сабрина молча смотрела на него, затаив дыхание. Эдуард – убийца? А жертва – возлюбленная Квина? Подобное просто не укладывалось в голове.
– Я знаю, что такое потерять любимого человека, знаю, что о любимых не забывают. Но ты не прав, обвиняя графа. Он не мог убить…
– Его близкий родственник стал причиной ее смерти. Как если бы он пронзил ее сердце кинжалом. Моя милая, застенчивая, доверчивая Лотта… – Он умолк; в глазах его было отчаяние. – Мне следовало сразу же рассказать тебе обо всем. Я собирался рассказать… Но боялся, что тогда ты не сумеешь сыграть свою роль как следует. Лотти… Ее полное имя было Шарлотта Уинтроп. Она мать той девочки, место которой ты заняла.
Рина сжала в руке медальон, который всегда носила на шее. Она и раньше недоумевала: откуда у Квина этот медальон, и почему он так много знает о детстве Пруденс? Однако ей даже в голову не приходило, что он знал эту девочку и ее мать.
– Но Пруденс и ее родители погибли, когда их дом сгорел. Ты мне сам так сказал.
– Я солгал тебе, девочка. Господи, я столько лгал, что уже трудно отличить ложь от правды! Но я действительно любил Лотти, и Тревелины действительно стали причиной ее смерти. – Казалось, Квин внезапно постарел на много лет. – Наверное, лучше рассказать с самого начала.
И Рина услышала печальную историю, похожую на ирландскую балладу. После того как Квин расстался с Дэниелом Мерфи, он несколько лет бродил по континенту, зарабатывая игрой, подряжался на случайную работу, когда не мог играть. В конце концов, оказавшись в Венеции, он занял должность камердинера у одного джентльмена, состоявшего на дипломатической службе. Дипломата звали сэр Энтони Уинтроп, и он был человеком грубым и вульгарным, склонным к распутству и пьяным загулам.
– Он ничем и никем не дорожил и думал лишь о развлечениях, – говорил Квин с презрительной гримасой. – Я бы уже десять раз ушел от него. Но не мог. Видишь ли, иногда, напившись, он вымещал свою злобу на молодой жене, и я единственный осмеливался встать между ними.
Сабрина знала, на что способны некоторые мужчины, когда пьяны, и ее сердце наполнилось жалостью к несчастной молодой женщине.
– Почему Шарлотта не ушла от него?
– Она боялась. Несмотря на все свои пороки, ее муж был могущественным человеком, он угрожал отобрать у нее ребенка, если она уйдет. У нее не было друзей в этом городе. И не было родственников, кроме Тревелинов, которых она не видела много лет. Она была одинока в этом мире, пока не встретилась со мной. Но я и пальцем ее не тронул, между нами не было ничего такого, в чем мы не смогли бы с чистой совестью признаться перед Всемогущим Господом. Я любил Лотту всем сердцем. И больше не мог смотреть, как муж медленно ее убивает.
Это было рискованно для нас обоих. У Энтони Уинтропа повсюду имелись шпионы. Но мы все же решили бежать, и однажды ночью я увез Лотту и ее дочь и посадил их на корабль, направлявшийся в Англию. В порту она дала мне в качестве талисмана медальон с портретом Пру. Потом поцеловала и пообещала, что выйдет за меня замуж, когда все уладится. Я попросил, чтобы не говорила глупости, ведь я игрок и совершенно никчемный человек. – Грустная улыбка тронула его губы. – Но моя Лотти сказала, что я самый отважный человек из всех, кого она знает. Я, нищий игрок, у которого в кармане полкроны. Когда корабль отплыл, они с Пру стояли на палубе, улыбались и махали мне руками, а я стоял на причале и рыдал, как глупый теленок. Это был самый трогательный момент в моей жизни.
Рина взяла его за руку и крепко сжала.
– Она любила тебя, Квин.
– Да, любила, только счастья ей это не принесло. Бедняжке было бы куда лучше, если бы я привязал ей на шею жернов и столкнул в колодец, чем отправлять на этом корабле. Но мы надеялись. Мы не знали, что игра уже проиграна.
Он прислонился к седлу, и плечи его сгорбились, словно придавленные непосильной тяжестью.
– Дальше ты почти все знаешь. Она пробыла в Рейвенсхолде около шести недель. Я работал в приморских городах, хотел побыстрее скопить денег, чтобы устроить жилье для нее и Пруденс, когда придет время. Она регулярно писала мне, рассказывала, как добры к ней родственники и бабушка, а особенно граф, – отец того графа, которого ты знаешь. Я думал, что кости наконец-то легли к удаче. Потом письма прекратились. Я знал, что это неспроста, без причины она бы не прервала переписку, поэтому бросился обратно, в Венецию. Приехал я ночью и порвался в дом сэра Энтони, но опоздал, черт побери!
– Мне так жаль, Квин. Ты можешь не продолжать, если не хочешь.
– Нет, хочу. Ради нее… и ради тебя. Негодяй в пьяном раже набросился на них обеих, но моя храбрая девочка, собрав все свои силенки, вонзила нож в его злое сердце. Малышка погибла, но в Лотти я еще застал искру жизни. Я обнял ее, и она, умирая, рассказала мне, как старый граф выдал ее мужу. Она призналась ему, что собирается выйти замуж за простого человека, но это привело графа в ярость. Он заявил, что не позволит ей опозорить имя Тревелинов, словно мерзавец муж не был куда худшим позором. Когда она умерла, я поджег дом, чтобы ее светлое имя не замарал скандал. Это по крайней мере я мог для нее сделать.
Рассказ Квина подошел к концу, но Рина понимала, что эта история никогда для него не кончится. И для нее – тоже. Заняв в жизни место Пруденс, она странным образом сроднилась с девочкой, погибшей так трагически. Рина почти чувствовала, что в ней тоже что-то умерло.
– Ты дал ей больше, чем думал, Квин. Ты любил ее, а это величайший дар, который может мужчина дать женщине. Твою душу будет всегда согревать память о ней.
– Мне не нужна память. Мне нужна она. Я хочу самого простого – чтобы она сидела у огня и штопала носки. Я бы покуривал трубку, а маленькая Пруденс играла с куклами на коврике у камина. Я хочу вернуть те дни и все годы, которые ее негодяй муж и этот проклятый граф украли у нас. И я собираюсь вытрясти все это из души Тревелина!
Сабрина могла понять его гнев, его непримиримость.
– Ты прав, что ненавидишь сэра Энтони и графа Тревелина, который предал твою Шарлотту. То, что они сделали, – чудовищно. Но лорд Эдуард совсем не похож на своего отца.
Квин бросил на нее острый взгляд:
– Не говори ерунду, детка. Они – аристократы, – все они одним миром мазаны. Никого не любят, кроме себя и себе подобных.
Рина покачала головой:
– Тревелины не такие. Граф – добрый и достойный человек.
– Добрый и достойный. – Квин выплюнул эти слова, словно они оставили у него во рту дурной привкус. – Тогда, детка, объясни мне, если он добрый и достойный, почему парни в деревенском пабе бьются об заклад, что у незаконного ребенка Клары Хоббз будут черные волосы лорда Тревелина?


Тихое ржание лошадей из ближних стойл доносилось до Сабрины, словно с расстояния в миллион миль. Квин ушел из конюшни четверть часа назад, а она все стояла, прислонившись спиной к старому седлу, и смотрела на огонек свечи… И думала, как ей спасти свое готовое разорваться сердце.
Она вспомнила слова Эми, которая говорила, что, по ее мнению, любовником Клары был человек из высшего общества. И вспомнила тот день, когда застала графа за составлением распоряжений, в которых он проявлял заботу о молодой женщине. Она решила тогда, что он просто добрый человек. Но что, если это не щедрость души? Что, если это элементарное чувство вины. Он сначала использовал невинную девушку для своего наслаждения, а затем вышвырнул вон, бросив вслед подачку, когда она перестала быть нужна. Рина знала, что так случается, но Эдуард не такой. Он не может быть негодяем…
Ребенок Клары… Черные волосы Тревелина… Незаконнорожденный ребенок Тревелина.
– Прекрати! – Рина прижала кулаки к пульсирующим от боли вискам. Это грязные сплетни, не более того. Неверным любовником Клары мог быть хоть зеленщик – откуда кто знает. Но даже если бы она узнала, что граф – отец ребенка Клары, это все равно не имело бы значения. Никакого! Не пройдет и недели, как она навсегда уйдет из жизни Эдуарда. «Я больше никогда его не увижу. У нас с ним не может быть будущего».
Она услышала слабый скрип двери в конюшню, той самой двери, за которой всего несколько минут назад скрылся Квин. Очевидно, ее партнер вернулся, чтобы дать ей новые указания по поводу ограбления или привести новые причины, по которым ей следует ненавидеть Эдуарда и его семью. Ни того, ни другого ей слушать не хотелось. Устало вздохнув, она повернулась к нему:
– Квин, я тебя очень люблю, но я просто не в силах…
Из тени шагнул человек, его сапоги гремели по каменному полу, словно удары молота, а разъяренный взгляд пронзил ее, словно меч.
– Кто такой Квин? – спросил граф Тревелин.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Дочь игрока - Оуэн Рут



хороший роман, в очередной раз доказывающий, что любовь может превратить дурнушку в ослепительную красавицу и что острый как бритва язык отпугивает лишь недостойных кавалеров. но как-то очень уж легко главный герой простил спесивой девице ее вранье... хотя... это ж любовь!)
Дочь игрока - Оуэн РутОльга Сергеевна
28.05.2012, 22.00





Ольга Сергеевна! Он простил обман , но не измену. А так...вспомните классика -обманываться рад....Роман интересный с элементами детектика-триллера ( Смерть в колодце). Рекомендую.
Дочь игрока - Оуэн РутВ.З.-64г.
17.07.2012, 11.00





Завязка романа выглядит очень надуманной, характер героини совершено не вяжется с ее поступками, а герой - просто само совершенство - вдруг прощает любимую за чудовищный обман, хотя до этого готов был растоптать ее в грязь за более мелкие проступки (конечно, я не не имею ввиду "измену"). Поэтому назвать роман интересным или захватывающим не могу: 5/10.
Дочь игрока - Оуэн Рутязвочка
15.02.2013, 21.35








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100