Читать онлайн Дочь игрока, автора - Оуэн Рут, Раздел - Глава 20 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дочь игрока - Оуэн Рут бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.38 (Голосов: 16)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дочь игрока - Оуэн Рут - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дочь игрока - Оуэн Рут - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Оуэн Рут

Дочь игрока

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 20

Леди Рамли с решительным видом поставила на стол чашку.
– Пруденс, мне кажется, ты не слышала ни единого слова. Ты меня совсем не слушала.
Сабрина подняла голову и виновато улыбнулась:
– Прости, Касси, я витала в облаках.
– Ну наверное, эти облака очень высоко, – с добродушной улыбкой заметила леди Рамли, снова наполняя свою чашку. – Возможно, тебе следует прилечь, последовав примеру бабушки.
– Нет. Со мной все в порядке, – солгала Рина.
Касси улыбнулась и, протянув руку, обтянутую черной элегантной перчаткой, взяла с тарелки сандвич.
– Я не могу винить тебя за рассеянность. Ведь все эти неприятности в Уил-Грейсе, к тому же преступник, который бродит по графству… Удивительно, как вы тут в Рейвенсхолде еще с ума не сошли. Я уверена: ты все еще тревожишься за лорда Тревелина.
Сабрина поспешно поднесла к губам чашку, стараясь скрыть смущение. Невинное замечание Касси попало точно в цель. Прошло шесть дней с тех пор, как они с Эдуардом стояли на утесах, шесть мучительных дней, в течение которых она старалась не оставаться с ним наедине ни на минуту. Впрочем, граф почти все время находился у себя в комнате, так что Рине без труда удавалось избегать откровенных разговоров с ним. Но она понимала: скоро ей придется остаться с графом наедине.
Нынешним утром Чарльз сообщил, что вечером заканчивает лечение Эдуарда. Доктор собирался на несколько дней в Труро, чтобы пополнить запас лекарств, и после его отъезда граф получит свободу и сразу найдет ее, Ведь скрываться от больного – совсем не то, что давать отпор решительному, полному сил мужчине. И к тому же она в него влюблена…
– Пруденс, ты опять размечталась!
Рина тщетно пыталась придумать приемлемое объяснение своей рассеянности. Но тут Касси заявила:
– Дорогая, так не пойдет. Я не в силах смотреть, как ты печалишься. Надо отвлечь тебя от забот. – Она задумалась. И вдруг оживилась, глаза ее вспыхнули. – Придумала! Это именно то, что нужно. Мы расскажем друг другу одну какую-нибудь тайну, каждая свою. Чья тайна окажется интереснее, та и выигрывает.
Рина снова поднесла к губам чашку.
– О, мне это не очень нравится.
– Почему же? Думаю, тебе это пойдет на пользу. И кроме того, у меня есть страшная тайна, и я просто умираю от желания с тобой поделиться. – Касси осмотрелась. Потом кивнула в сторону открытой двери – Эми и мистер Фицрой беседовали на залитой солнцем садовой террасе. – Когда мы ехали сюда, мой брат признался, что сегодня тот самый день.
– Какой день?
– Решающий. Сегодня он собирается попросить леди Эми стать его женой. Между ними давно установилось взаимопонимание, но сегодня они назначат дату.
Сабрина взглянула, на парочку на террасе и прикусила язык. Эми была в простеньком белом платье из муслина и походила на скромный весенний цветок. Парис же, напротив, облачился в шикарный синий фрак, совершенно безвкусный и даже нелепый в корнуолльской глуши. Хотя Эми в последнее время была с ней холодна, Рина невольно посочувствовала ей – ведь этой милой и доброй девушке предстояло провести всю жизнь с самодовольным и наверняка не очень умным Парисом.
Но это не ее, Сабрины, дело. Пусть кто-то другой беспокоится… а она – Сабрина Мерфи, беглянка, самозванка, воровка.
Рина подняла голову и снова взглянула на террасу. И тут, при виде Париса, она кое-что вспомнила. Она повернулась к гостье:
– Знаешь, Касси, когда я была на утесе вместе с Сарой, она рассказала мне, что Парис заявил: в письме Изабеллы говорилось о бегстве не только от мужа, но и от детей. Парис сказал, будто бы она написала, что дети ее «обременяют». Но ты же мне говорила, что Изабелла в своем письме называла детей «любимыми». Зачем Парису придумывать такое?
Касси налила себе еще чаю. При этом пролила немного на блюдце, что было совсем для нее нехарактерно.
– Понятия не имею. Уверена, что он просто ошибся. Парис, не склонен к выдумкам. Он не… – Касси внезапно умолкла и покачала головой, – Господи, теперь я отвлеклась. Что же, теперь рассказывай свою тайну.
Сабрина судорожно сглотнула и машинально потянулась к медальону, спрятанному на груди.
– Э-э, мне ничего не приходит в голову. Да и нет у меня никакой тайны.
– Нет, надо играть по-честному, – сказала Касси, погрозив пальцем скрытной подруге. – У любой женщины есть тайна. По крайней мере одна.
Одна? У Рины их полным-полно. Она поднесла к губам чашку и увидела, что чашка пуста. И в голове у нее была полнейшая пустота.
– Но мне нечего рассказать. Нет у меня никаких тайн, честное слово.
– Ты это уже говорила. Несколько раз, – Касси прищурилась. Отставив чашку в сторону, она взяла Рину за руку. – Дорогая, я вовсе не собиралась устраивать тебе допрос. Но не могу не отметить твое волнение. Определенно, что-то тебя мучает. А опыт мне подсказывает: когда женщина так упорно отрицает, что у нее есть тайна, то эта тайна, как правило, связана с мужчиной.
Сабрина покраснела.
– Ну… Я хочу сказать, что была бы слишком самонадеянной, если бы могла… – Она умолкла, смутившись под пристальным взглядом Касси. Впрочем, какой смысл отрицать очевидное? Ведь все написано у нее на лице. Потупившись, Рина прошептала: – Значит, это так заметно?
Леди Рамли с чувством сжала ее руку.
– Не для всех, дорогая. Только для меня и леди Эми, которая сообщила мне о своих подозрениях, когда мы недавно были на прогулке. Но почему ты стараешься скрыть свои чувства? Нет причин стыдиться любви, особенно, если ты полюбила такого прекрасного человека.
– Ты знаешь, кто он?
Касси улыбнулась.
– Не могу сказать с уверенностью, но догадываюсь. Да и Эми того же мнения. Ты ведь была не очень осторожна. Последние две недели ты проводила в его обществе дни и ночи.
– Но у меня не было выбора. Он нуждался в моей помощи.
– Успокойся. Я не имела в виду ничего дурного. Ему действительно была необходима твоя поддержка, а твоя самоотверженность делает тебе честь. Сомневаюсь, что без твоей помощи граф так быстро бы поправился. Если ты любишь этого человека так же, как, я уверена, он любит тебя…
– Я люблю его, – призналась Рина. – Ох, Касси, я люблю его больше жизни.
В глазах Касси словно промелькнула какая-то тень, но в следующее мгновение она улыбнулась.
– Полагаю, что все закончится ко всеобщему удовлетворению. Он трезвый и рассудительный человек. Эми отзывается о нем только с похвалой, и я уверена, что все остальные члены твоей семьи также одобрят ваш брак.
Сабрина не сомневалась в том, что леди Пенелопа и дети отнесутся к их браку с одобрением. Но когда они узнают о ней правду… Когда правду узнает Эдуард… Она закрыла глаза; сердце ее пронзила боль. Конечно, Касси пыталась ей помочь, но каждое слово подруги вонзалось в сердце Рины, словно гвоздь в крышку гроба.
– Это невозможно. Безнадежно. Мы совсем разные. С таким же успехом я могла бы, пожелать луну.
– Глупости. У вас очень много общего. Ты умеешь сопереживать, у тебя острый ум. А чего ты не знаешь о лечении больных, тому научишься, я в этом уверена. Доктор, несомненно, сочтет твою помощь неоценимой.
Доктор? Сабрина нахмурилась. Какое отношение имеет ко всему этому Чарльз? И тут ей вспомнились слова Касси о том, что она проводила дни и ночи в обществе своего возлюбленного и что он трезвый и рассудительный человек. У Эдуарда много достоинств, но трезвость и рассудительность – не из их числа. Сабрина наконец поняла, что Касси имела в виду Чарльза.
– Ты думаешь, я влюблена в доктора Уильямса?
– Ну разумеется. Это очевидно.
– Ничего подобного! Мне нравится доктор, несомненно, но я вовсе не влюблена в него.
Касси с изумлением взглянула на Рину:
– Но если ты не влюблена в Чарльза, то тогда в кого же?
Проклятие! Одно дело – соглашаться с Касси, когда она думала, что у нее нет иного выбора, и совсем другое – признаться в любви, которая может закончиться лишь полным крахом. Рина сделала глубокий вдох и в отчаянии взмолилась о чуде: «Леди Удача, мне нужен козырной туз, и побыстрее…»
В кои-то веки Леди Удача ее услышала. В ту же секунду в гостиную влетел мистер Фицрой; его обычно томное лицо было искажено гневом.
– Эта девчонка!.. Эта жеманная девчонка…
Касси вскочила со стула и поспешила навстречу брату.
– Парис, что случилось?
– Она мне отказала. Мне! – Он схватил графин с бренди и наполнил бокал. – После всего, что я для нее сделал. После всего, что я вынес…
Фицрой залпом выпил бренди, потом поправил кружевной шейный платок. Рина, хотя и радовалась столь своевременному появлению Париса, не могла ему сочувствовать. На ее взгляд, этот денди был больше обеспокоен состоянием своего костюма, чем отказом Эми. Однако его сестра, похоже, очень огорчилась.
– Этого не может быть! – воскликнула леди Рамли. – Ты ведь так предан леди Эми.
– Еще как предан, будь я проклят! Просто из шкуры вон лез, чтобы угодить этой глупой девчонке. Мирился со всеми ее глупостями, даже разрешил ей до свадьбы заниматься благотворительностью. А она мне отказала. Заявила, будто не любит меня. Как будто эта девчонка хоть что-то знает о любви.
– Она знает достаточно, чтобы желать любви, – заметила Рина.
Резко повернувшись к ней, Фицрой впился в нее взглядом.
– Это вы виноваты, вы и проклятый доктор. До вашего появления эта девчонка была более покладиста. Но тут явились вы… и испортили ее. Но вы мне за все заплатите, клянусь! – воскликнул он и пулей вылетел из комнаты.
– Пожалуйста, не обращай на него внимания! – с огорчением всплеснула руками Касси. – Он просто в отчаянии. Умоляю тебя, не передавай Эдуарду его слова. Парис совсем не то имел в виду.
Сабрина была абсолютно уверена, что Фицрой сказал именно то, что хотел, но она слишком любила леди Рамли, поэтому решила не огорчать ее.
– Я… мне, наверное, надо пойти к Эми. Она, несомненно, тоже в отчаянии.
– Да, я уверена, так и есть. А я должна поговорить с Парисом, – сказала Касси, провожая Сабрину к двери на террасу. – Пожалуйста, уговори Эми подумать как следует. Заставь ее понять, что она совершает серьезную ошибку. Очень важно, чтобы Эми вышла замуж за моего брата. От этого зависит все. Все!
И с этими словами Касси бросилась вслед за братом, оставив Рину гадать, что означает это «все».


Сабрина увидела Эми на скамейке под розовым кустом. Сидевшая совершенно неподвижно, Эми походила на прекрасную статую талантливого скульптора. На ее прелестном личике, казалось, вовсе не отражались эмоции, но роза в ее руке была разорвана и скомкана. Рина села на скамейку рядом с Эми; она очень переживала за девушку, которую полюбила как сестру. Ей хотелось ее утешить. Но как преодолеть отчуждение, возникшее между ними в последнее время? Эми заговорила первая.
– Я собиралась принять его предложение. Правда, собиралась. Мы были помолвлены чуть ли не с колыбели. Не считая моего брата, он самый завидный жених в графстве. Он дал бы мне вес, о чем бы я ни попросила, дал бы не задумываясь. Так легко было сказать «да», а я не смогла. – Она с трудом сдерживала слезы. – Эдуард и бабушка очень огорчатся. Скажут, что я глупая.
– Не глупая, а решительная, – мягко возразила Рина. – Ты не любишь Фицроя. Мне кажется, твои бабушка и брат будут рады, что ты не пошла на сделку, не согласилась на брак без любви. И когда-нибудь, очень скоро, я уверена, ты встретишь человека, достойного тебя, такого, которого сможешь полюбить всем сердцем.
Рина ожидала, что ее слова утешат девушку. Но Эми еще больше опечалилась. Она сорвала с куста еще один цветок и принялась обрывать лепестки.
– Я не хочу никого встречать. И собираюсь умереть старой девой.
– Дорогая, не говори глупости. Десятки молодых людей выстроятся в очередь, чтобы ухаживать за тобой.
– Десятки, но не… О, я этого не вынесу! – Эми уронила растерзанную розу на дорожку и разрыдалась. – Я ужасно его люблю!
Сабрина заморгала в изумлении:
– Но ты ведь только что сказала, что не любишь мистера Фицроя.
– О, Парис тут ни при чем, Я его ни капельки не люблю и не верю, что он действительно меня любит. Я говорю о… ох, я не могу тебе сказать. Это слишком ужасно.
Рина осторожно убрала прядку волос с мокрой от слез щеки Эми.
– Я совершенно уверена, что тот, кого ты любишь, не может быть ужасным.
– Он не ужасный, – всхлипнула девушка. – Чарльз чу… чудесный.
– Чарльз? Доктор Уильямс? Но я думала, ты его терпеть не можешь.
– Так и было. Сначала. Я хочу сказать… он был ужасно грубый, всегда говорил то, что думает, не обращая внимания на то, что оскорбляет меня. Но потом я поняла, что он вовсе не грубый, а просто честный. Чарльз думает о людях, а не о титулах и деньгах. Он самый бескорыстный человек, которого я знаю. Я хотела, чтобы он мной гордился. Хотела доказать, что я не избалованная и глупая девица, какой все меня считали. Я и сама себя такой считала, пока не встретила Чарльза. Но я не понимала, что люблю его. Не понимала до той ночи, на руднике. А теперь знаю, что люблю его. А он… он любит тебя.
– Но Чарльз меня не…
Сабрина умолкла, ошеломленная своим открытием. Теперь-то стало ясно, что происходит, Ведь Касси была уверена, что она влюблена в доктора Уильямса. Так же думала и Эми. Именно этим объяснялось ее странное поведение в последнее время. Ситуация была нелепая, абсурдная. Рине почудилось, что она слышит смех своего отца.
– Эми, Чарльз – мой друг, но уверяю тебя, он меня не любит.
Эми взглянула на Сабрину и, казалось, задумалась. Потом глаза ее снова наполнились слезами.
– Ты говоришь так только для того, чтобы меня утешить. Но Чарльз любит тебя. Ведь он не взял меня, когда спасали Эдуарда, а предпочел твою помощь. Он прогнал меня, как надоедливую мошку. Сказал, что я никчем… ник-чем… ох!
Эми снова разрыдалась. Рина обняла ее за плечи, погладила по волосам.
– Эми, послушай меня. Чарльз не считает тебя никчемной. Он сказал это только для того, чтобы прогнать тебя, чтобы оградить от опасности. Он мне признался, что не вынес бы, если бы с тобой что-то случилось.
Эми подняла голову:
– П… правда?
– Это его собственные слова. Он сказал мне это, когда мы спускались в шахту.
В заплаканных глазах Эми загорелась надежда, но в голосе по-прежнему звучала грусть:
– А как же ты? Ты его тоже любишь, Я не могу отбить у тебя возлюбленного.
Сабрина начинала злиться:
– Говорю тебе в последний раз: я не люблю Чарльза.
– Но Касси тоже считает, что любишь. Не могли же мы обе ошибаться. Я все прочла по твоим глазам, когда ты смотрела на Чарльза, склонившегося над постелью моего брата.
Рина не сомневалась, что Эми видела в ее глазах любовь. Но она-то любила графа! Господи, этот клубок все больше запутывается с каждой минутой.
– Не знаю, что ты там прочла, – проговорила Рина, – но клянусь могилой моей мамы: я никогда не относилась к Чарльзу иначе чем к другу. И я абсолютно уверена, что и он меня никогда не любил.
Несколько секунд Эми сидела совершенно неподвижно. Затем вскочила, снова села, опять вскочила и, бросившись к Рине, крепко обняла ее.
– О, это чудесно! Чудес… Нет, это катастрофа! – воскликнула она, внезапно нахмурившись. – Из-за своих переживаний я так ужасно относилась к нему и к тебе все последние дни, Он меня никогда не простит!
– Простит, потому что я тебя уже простила. Уверена, что Чарльз все поймет, когда ты ему скажешь о своих чувствах.
– Но как я могу это сделать? Что скажу? Я даже не знаю, любит ли он меня! – воскликнула Эми, опускаясь на скамейку. – Кузина, ты должна мне помочь. Надо как-нибудь испытать его чувства. От этого зависит мое счастье.
Рина уже решила: она больше не станет вмешиваться в семейные дела Тревелинов – риск был слишком велик. Но отчаянный взгляд Эми поколебал ее решимость. Рина видела, как страдает бедняжка.
– Хорошо, – вздохнула она. – Вот что ты должна сделать. Во-первых, хорошенько выспаться, чтобы исчезли темные тени под глазами, А потом… Насколько мне известно, доктор Уильямс уехал в Труро за лекарствами. Но как только он вернется, ты должна пойти к нему в больницу и признаешься в своих чувствах.
Эми побледнела.
– Ты хочешь сказать, просто так ему признаться? Но я не могу. Что, если он не… Я умру, я просто умру от стыда.
– Лучше умереть, чем жить, не зная правды. Тебе не придется терпеть и гадать, как он к тебе относится, мучить себя вопросом, любит ли он тебя. – Рина внезапно замолчала и откашлялась. – В общем, ты понимаешь, как надо действовать. Ты должна сказать ему правду – или сама никогда не узнаешь правды. И еще знай: я с тобой, я буду молиться за тебя.
– Да, ты права, – согласилась Эми. – Это единственный выход. Я должна сказать ему все. И должна надеть самое красивое платье. И ленты. Думаю, цвет барвинка подойдет. И гребни из слоновой кости – он мне однажды сказал, что восхищен ими. А еще…
Рина рассмеялась. Ей даже стало жаль чопорного доктора: сам Веллингтон
type="note" l:href="#n_6">[6]
не устоял бы перед таким очаровательным противником.
– Думаю, что Чарльзу будет безразлично. Даже если ты наденешь платье из мешковины. Гребни из слоновой кости и ленты – это совсем не то, что заставляет мужчину влюбиться.
– Но если он еще… не совсем меня любит, то следует немного его расшевелить. – Эми снова обняла Рину. – Когда я была моложе, то просила Бога подарить мне сестру. Если бы мое желание исполнилось, она была бы в точности похожа на тебя.
– И я тебя люблю, – пробормотала Сабрина, глядя на Эми, направляющуюся к дому. Она действительно любила эту девушку, любила всем сердцем и надеялась, что Чарльз поймет, какое сокровище даровала ему судьба.
Сабрина со вздохом поднялась со скамейки. День выдался утомительный. Всего лишь за несколько часов она ухитрилась солгать Касси, нажить себе врага в лице Фицроя и успокоить Эми. И при этом она постоянно думала об Эдуарде. Размышляла о том, что произойдет, если он узнает о ней правду.
– Что за день, – пробормотала она, направляясь к лестнице, ведущей на террасу. – Что ж, по крайней мере можно с уверенностью сказать одно: дело не может усложниться еще больше, чем уже…
Тут она заметила клочок бумаги за решеткой розария. Рина осмотрелась, но никого не увидела, кроме двоих работников, которые вышли из дома, чтобы помыть окна. Мужчины приподняли кепи в знак приветствия, и она помахала им рукой. К счастью, работники находились слишком далеко и не заметили, как она взволнована.
Рина сняла с куста записку. Подписи не было, но она сразу же узнала почерк Квина.
«В полночь. На конюшне».
Она ошибалась. Внезапно все еще больше усложнилось.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Дочь игрока - Оуэн Рут



хороший роман, в очередной раз доказывающий, что любовь может превратить дурнушку в ослепительную красавицу и что острый как бритва язык отпугивает лишь недостойных кавалеров. но как-то очень уж легко главный герой простил спесивой девице ее вранье... хотя... это ж любовь!)
Дочь игрока - Оуэн РутОльга Сергеевна
28.05.2012, 22.00





Ольга Сергеевна! Он простил обман , но не измену. А так...вспомните классика -обманываться рад....Роман интересный с элементами детектика-триллера ( Смерть в колодце). Рекомендую.
Дочь игрока - Оуэн РутВ.З.-64г.
17.07.2012, 11.00





Завязка романа выглядит очень надуманной, характер героини совершено не вяжется с ее поступками, а герой - просто само совершенство - вдруг прощает любимую за чудовищный обман, хотя до этого готов был растоптать ее в грязь за более мелкие проступки (конечно, я не не имею ввиду "измену"). Поэтому назвать роман интересным или захватывающим не могу: 5/10.
Дочь игрока - Оуэн Рутязвочка
15.02.2013, 21.35








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100