Читать онлайн Созвездие счастья, автора - Остин Несси, Раздел - Остин Несси в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Созвездие счастья - Остин Несси бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.15 (Голосов: 26)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Созвездие счастья - Остин Несси - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Созвездие счастья - Остин Несси - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Остин Несси

Созвездие счастья

Читать онлайн

Аннотация

Джулии достаточно было лишь взгляда, чтобы без памяти влюбиться в него - красивого, обаятельного француза. Десять лет спустя они встретились вновь. Стефан был все так же красив и обаятелен. Но она изменилась - из невзрачной молоденькой официантки превратилась в красивую, уверенную в себе женщину, главного редактора модного журнала. И теперь уже она заставила Стефана потерять голову от любви, пойти на все, лишь бы убедить ее стать его женой...


Остин Несси
Созвездие счастья

Несси ОСТИН
Созвездие счастья
Перевод с английского А.А. Пасечник
Анонс
Джулии достаточно было лишь взгляда, чтобы без памяти влюбиться в него - красивого, обаятельного француза. Десять лет спустя они встретились вновь. Стефан был все так же красив и обаятелен. Но она изменилась - из невзрачной молоденькой официантки превратилась в красивую, уверенную в себе женщину, главного редактора модного журнала. И теперь уже она заставила Стефана потерять голову от любви, пойти на все, лишь бы убедить ее стать его женой...
Глава 1
Безбрежное синее море, ослепительное солнце, легкий ласкающий бриз. Белоснежные яхты, тихий плеск волн... Безмятежность и покой. И под стать этому беззаботные мужчины и женщины, загорелые, стройные, шикарно одетые.
Обладатели не только роскошных яхт, но и самого великолепия, расстилающегося перед их взором. Любители вечеринок и всякого рода развлечений, баловни судьбы.
Джулия к их числу не принадлежала. Для нее, семнадцатилетней девушки из небогатой семьи, все это существовало лишь постольку, поскольку являлось средством заработать.
После смерти отца мать устроилась на работу, чтобы обеспечить всем необходимым уже взрослую дочь. Однако лишних денег на вещи, имеющие такое значение для любой девушки - модные платья и туфли, косметика, безделушки, в семье не оставалось. Поэтому Джулия несказанно обрадовалась, когда летом ей предложили поработать официанткой в яхт-клубе.
Хотя раньше она никогда не занималась подобного рода делом, ее отличали трудолюбие и старательность. Среди друзей и знакомых Джулия слыла серьезной девушкой, и никто не усомнился в том, что она согласилась на эту работу, потому что действительно нуждается в деньгах, а вовсе не из-за стремления подцепить богатого жениха.
А в них на яхтах недостатка не было. Подтянутые, бронзовые от солнца и морского ветра мужчины, каждый - олицетворение самых смелых женских фантазий.
Но вот появился Стефан Бланшар и затмил их всех. Француз, он обладал присущими людям этой национальности страстностью и особым шармом. Уже звук его голоса с бархатистыми нотками и акцент, придающие всему его облику какую-то неуловимую томность, заставляли учащенно биться женские сердца.
Неудивительно, что под власть обаяния Стефана попала и Джулия. При его появлении ловкость и сноровка оставляли девушку, она чувствовала себя неуклюжей.
Однажды она несла блюдо с креветками, как вдруг неожиданно перед ней вырос он. От смущения Джулия опрокинула блюдо, и дюжина отборных креветок образовала розовую горку на полу. Стефан улыбнулся и протянул девушке большую льняную салфетку.
- Быстро собери их и никто не узнает!
Никто, кроме него, разумеется. Джулия готова была провалиться сквозь землю от стыда.
Однако она быстро взяла себя в руки, подумав, что это лишь незначительный эпизод в ее жизни, который скоро забудется. Подумаешь, несколько секунд выглядела глупо в глазах мужчины, для которого ты всего лишь прислуга, утешала она себя.
В дальнейшем их общение сводилось лишь к двум-трем замечаниям по поводу погоды и дежурным фразам, которые Джулия обыкновенно произносила, обслуживая посетителей и членов яхт-клуба.
В конце лета было решено устроить грандиозную вечеринку в честь закрытия очередного сезона. Купить билет могли позволить себе лишь состоятельные люди. Джулии оставалось только мечтать, что кто-то ее пригласит. Но никто не обращал на бедную девушку ни малейшего внимания.
- Идешь на вечеринку в субботу? - спросил девушку Стефан, развалившись в соломенном кресле и лениво потягивая мартини со льдом.
В ответ Джулия, убирающая со столика, отрицательно покачала головой.
Его брови удивленно поползли вверх.
- Почему же? Кажется, все девушки обожают танцевать.
Джулия нервно затеребила оборки своего фартука.
- Конечно. Просто...
Взгляд блестящих черных глаз ожег ее.
- Просто - что?
Какое же унижение сказать, что ей просто. не с кем пойти, что никто ее не приглашает, а билет стоит в несколько раз больше ее месячной зарплаты! И вдобавок ко всему этот взгляд...
Хотя, как бы Стефан ни смотрел, у нее всегда замирало сердце. Тем не менее Джулия собрала всю волю в кулак и произнесла:
- Официантка не может позволить себе купить такой дорогой билет.
- А... - пробормотал он.
Однако когда вечером Джулия поднялась в свою комнатушку, чтобы забрать кое-какие вещи, она обнаружила конверт на столе. В нем оказалось приглашение на вечеринку и коротенькая записка:
Хотелось бы видеть, как ты танцуешь.
Безумная радость охватила Джулию. Ей показалось, что она попала в сказку о Золушке и Прекрасном принце, где главными героями были она и темноволосый француз. Для такого случая девушка попросила у подруги платье. Оно оказалось длинно, и подруги просидели весь вечер, подшивая наряд. Но как ни старались, даже после нескольких часов кропотливой работы видно было, что платье с чужого плеча.
Джулия взглянула на себя в зеркало, и сомнение отразилось на ее лице.
- Даже не знаю, стоит ли мне вообще появляться на этой вечеринке...
- Глупости! Ты выглядишь просто чудесно! - восторженно затрещала подруга. - Немного макияжа, и от тебя невозможно будет отвести глаз!
- Это уж вряд ли, - вздохнула Джулия.
- Послушай, Стефан Бланшар тебя пригласил или нет? Поверь мне, ни один мужчина не сделает этого, если женщина его не интересует. Ты же не хочешь выглядеть наивной девчонкой? Твоя мечта - протанцевать с ним всю ночь? Так ведь?
Конечно, так. Джулия больше не спорила.
Однако когда следующим вечером она вступила в красивый просторный зал, сияющий сотнями огней, то ощутила себя чужой. Приглашенные пришли парами, и только она одна.
А затем появился Стефан.., в сопровождении женщины, которая висла на его руке, женщины в сногсшибательном ярко-красном платье с открытой спиной и глубоким декольте.
Джулия помнила десятки пар глаз, с завистью взирающих на красивую пару, неразлучную весь вечер. Стефан и его спутница были настолько поглощены друг другом, что ни у кого не оставалось сомнений, что вместе они проведут и ночь.
Джулия тоже смотрела и смотрела на них, пока не заболели глаза...
Она почувствовала еще большее разочарование, когда Стефан поздоровался с ней и небрежно заметил, как очаровательно она выглядит. Про такие комплименты говорят, что они навязли в зубах. И Джулия удивлялась себе, как могла оказаться такой дурочкой, чтобы принять приглашение на вечеринку.
Вернувшись домой, она смыла макияж, осторожно сняла платье и повесила его в шкаф.
Вскоре Стефан улетел во Францию. И она даже не имела возможности с ним попрощаться, не говоря уж о том, чтобы поблагодарить за билет.
Но из этого происшествия Джулия извлекла для себя хороший урок. В ту ночь, когда боль обиды и разочарования терзала ее сердце, она поклялась себе раз и навсегда не доверять глупым мечтам. Исходить из реального положения дел. Рассчитывать на то, какая она есть, а не какой ей хотелось бы быть. А она, безусловно, не принадлежит к тому типу женщин, которые нравятся Стефану Бланшару. Что ж, пусть у нее нет шикарных платьев и дорогих украшений!
Зато она обладает умом и настойчивостью...
Джулия очнулась от воспоминаний. Перед ее глазами снова была небольшая уютная гостиная, полная гостей, где царила непринужденная дружеская атмосфера, словом, совсем другая, чем та, где десять лет назад Джулия столь остро почувствовала одиночество и разочарование. Или, быть может, это она сама изменилась...
Обернувшись, молодая женщина увидела хозяина дома, спешащего наполнить ее бокал шампанским. Хотя в ее планы не входило оставаться до конца вечеринки, и к тому же она дала себе слово, что выпьет не больше одного бокала, Джулия кивнула в знак согласия и поблагодарила Кеннета. Шампанское зашипело и заискрилось, переливаясь всеми цветами радуги.
Она подняла бокал.
- С днем рождения, Кен! Нашей Меган здорово повезло с мужем!
В распахнутое окно вместе с ароматом жасмина незаметно проникала приятная ночная прохлада.
- Отличная вечеринка! - добавила Джулия, оглядывая оживленно беседующих людей.
Кеннет улыбнулся в ответ.
- Да, но во многом благодаря тебе. Мало кто может похвастаться, что пригласил на свой день рождения знаменитость!
Джулия рассмеялась.
- Кен, ты все такой же шутник, каким я тебя знаю с детства. Подумаешь, знаменитость - редактор местного журнала!
- Не редактор, а главный редактор! И потом, ты же знаешь, откуда только не приезжают отдыхать в наш Борнмут, не случайно, кстати, прозванный английской Ривьерой. Следовательно, твой журнал отнюдь не местного значения. Тебя приглашают на телевидение, даже на улице узнают. И самое главное, - не хотел успокаиваться Кеннет, - всего этого ты добилась сама! Десять лет не пролетели впустую, как у меня, известного разгильдяя и лоботряса!
- Но это ты уже слишком! - рассмеялась Джулия.
И все-таки она не могла не чувствовать, что в словах друга есть немалая доля истины. Да, та Джулия в чужом укороченном платье, с наивной мечтой весь вечер танцевать с одним из самых красивых мужчин на свете и простодушной уверенностью в том, что он неспроста оставил для нее приглашение, та Джулия давно осталась в прошлом. Ее место заняла энергичная, целеустремленная молодая женщина, чье имя было прочно связано с названием модного глянцевого журнала "Борнмут Ай", лидера продаж.
Но почему же тогда мельчайшие подробности прошлого так отчетливо встали перед ней, едва только одно лицо в шумной толпе приглашенных показалось ей знакомым? Почему ее сердце сжимается оттого, что она все больше и больше убеждается: нет, это не ошибка, и мужчина, так резко выделяющийся на фоне остальных гостей, не кто иной, как Стефан Бланшар?
Вот уже час как она стоит словно зачарованная, не обращая внимания на гул голосов, прерываемый звоном бокалов. Джулия словно смотрела кино, где реальность постепенно растворяется в мире фантазий и грез. Вот он снова обернулся и посмотрел на нее. Джулии показалось, что она встретилась взглядом с тем, о ком говорят: мужчина всей моей жизни.
Нет, это глупые выдумки, ибо как можно, раз взглянув на человека, утверждать, что он и есть тот единственный и неповторимый, с кем ты мечтаешь провести всю оставшуюся жизнь?! К тому же вот он уже и не смотрит в ее сторону...
Джулия воспользовалась этим, чтобы лучше рассмотреть незнакомца. По крайней мере, даже если это и не Стефан, в том, что мужчина, привлекший ее внимание, француз, сомнений быть не могло. Темные, немного вьющиеся на концах волосы, лицо, словно выточенное из слоновой кости, гордый и вместе с тем бархатистый взгляд черных глаз, четко очерченные губы, которые таят в себе надменность и чувственность одновременно.
Среди других не менее богатых и не менее удачливых мужчин, присутствующих на вечеринке, он все же выглядел выходцем из иного мира, мира легенд о богах и героях. Казалось, стоит ему махнуть рукой, и все беспрекословно подчинятся его воле. Аристократ, явившийся из другой эпохи, и в то же время мужчина, который вряд ли мог выглядеть более современно.
Неудивительно, что Джулия, привыкшая быстро составлять мнение о человеке, так долго и пристально разглядывала его. Он носил одежду с небрежной элегантностью - рубашку светло-бежевого цвета, под которой угадывалось сильное тело, и простые темные брюки. Несмотря на внешнее спокойствие, в нем чувствовалась затаенная страстность, которая не оставляла другим мужчинам в гостиной никакого шанса на женское внимание.
Он слегка наклонил голову, слушая миниатюрную блондинку в блестящем платье. Воодушевление, с которым та что-то рассказывала, не оставляло сомнений: не одна Джулия ощутила незаурядность этого мужчины. Впрочем, не стоит удивляться. Женщина поистине должна быть каменной, чтобы не ответить на подобную чувственность и загадочность, исходящие от мужчины...
- Джулия, что с тобой сегодня? Ты витаешь в облаках. Готов поспорить, что ты прослушала все комплименты, которыми я осыпал тебя последние десять минут. Выходит, я зря старался?
- Прости, Кен, я задумалась, - ответила Джулия, пытаясь сосредоточиться и вспомнить, о чем же они только что говорили. - В чем-то ты прав. Добилась я многого, и в первую очередь того, что мне приходится до трех ночи править авторские материалы, а потом вставать в семь утра, чтобы вовремя оказаться в кресле главного редактора "международного" журнала! Поэтому, если не возражаешь, я ускользну незаметно.
- Возражаю, но боюсь, будет хуже, если толпа разъяренных читателей журнала набросится на меня из-за темных кругов под твоими прекрасными глазами!.. А что, если ты придешь завтра на ланч к нам с Меган? Ведь сегодня мы почти не поболтали...
Джулия улыбнулась. Неплохая идея. Кроме удовольствия посидеть с друзьями за чашечкой кофе, она получит возможность поиграть с крестницей, по которой уже соскучилась.
- С радостью. Загляну к вам в два?
- Будем ждать!
Ей очень хотелось узнать у Кеннета, что делает здесь этот француз, но она уже не маленькая девочка. К тому же что она спросит? Кто тот человек, разговаривающий с блондинкой в блестящем платье? Или кто этот высокий темноволосый красавец? Но даже если она наберется смелости задать вопрос напрямую, не Стефан ли Бланшар это случайно, все равно он прозвучит ужасно глупо.
То ли Кеннет заметил направление ее взгляда, то ли совершенно случайно, но он внезапно поинтересовался:
- Ты ведь знакома со Стефаном Бланшаром?
- Едва... - Джулия изо всех сил старалась, чтобы ее голос звучал как можно непринужденнее и не выдавал волнения. - Если не ошибаюсь, он приезжал сюда однажды, около десяти лет назад.
- Да, у него была такая роскошная яхта. Кеннет вздохнул. - И он отлично управлялся с ней: всех нас обставил в два счета.
- Не знала, что вы друзья.
Кеннет пожал плечами.
- Мы подружились тем летом и поддерживаем знакомство, хотя давно не виделись. Недавно Стефан написал мне, что приезжает в Борнмут по делам, и я воспользовался случаем, чтобы пригласить его на день рождения.
Джулию очень интересовало, как долго Стефан пробудет в городе, но она не спросила. Это не ее дело и может только породить ненужные подозрения у Кеннета. К тому же здесь и так много женщин, мечтающих узнать Стефана ближе. Доказательством тому блондинка, не отходящая от него ни на шаг.
Поэтому вместо того, чтобы продолжить разговор о Стефане, Джулия воскликнула, указывая на окно:
- Кен, посмотри, фейерверк!
Тот не успел насладиться зрелищем золотых искр, рассыпающихся по темному небу, потому что его окликнул кто-то из гостей. Это дало возможность Джулии отойти к окну и остаться наедине со своими воспоминаниями.
Стефан невольно залюбовался, как тяжелый шелк длинного ниспадающего платья обрисовывает линии тела молодой женщины, приблизившейся к распахнутому окну. Для него оставалось загадкой, почему гости весь вечер украдкой на нее поглядывают. Он-то обратил на нее внимание раньше их всех, отлично видел, как она смотрела на него, стараясь, чтобы он ничего не заметил, Стефан привык к постоянному интересу женщин к своей особе. Природа дала ему нечто такое, что притягивало представительниц противоположного пола, как мед - пчел. Достигнув определенного возраста, он вдруг осознал, что достаточно одного его взгляда - и понравившаяся женщина будет принадлежать ему, - Стефан! - Блондинка скорчила недовольную гримасу. - Ты совсем меня не слушаешь!
Она была права.
- Извини. Здесь столько мужчин, мечтающих поговорить с тобой, а я тебя не отпускаю.
- Ты единственный, с кем я хочу говорить! - заявила та, посмотрев Стефану в глаза.
- Но это несправедливо, - заметил он мягко. - N'est-ce pas? He правда ли?
Блондинка передернула плечами.
- Я просто без ума, когда ты говоришь по-французски!
Он взглянул в широко раскрытые синие глаза, глубокие, как горные озера, манящие окунуться и раствориться в них. Ее губы были полуоткрыты и тоже таили в себе приглашение. Это было так просто. Подай он знак, и она окажется в его постели через час. Знакомая ситуация. Настолько знакомая, что Стефан почувствовал усталость и скуку.
- Прости, мне нужно срочно позвонить.
- Во Францию?
- Нет, в Канаду.
- Вот это да! - воскликнула блондинка, словно речь шла о том, чтобы позвонить на Луну.
Он улыбнулся.
- Приятно было с тобой увидеться.
Он ушел, тем самым предупредив продолжение разговора, который неминуемо закончился бы просьбой блондинки о, встрече. Как долго он разговаривал? Еще две-три минуты, и она напросилась бы к нему в постель.
Женщина в шелковом платье все так же стояла у окна, и в ее неподвижности было что-то интригующее. Приглашенная на вечеринку, она не принимала в ней никакого участия. Одинокая фигура среди всеобщего шума и веселья.
Стефан пересек гостиную и остановился рядом с ней. В их глазах то и дело вспыхивали отраженные огни фейерверка.
- Великолепное зрелище, не так ли? - произнес он после минутного молчания.
Джулия ответила не сразу. Ее сердце бешено билось. Забавно, подумала она, какую реакцию может вызвать одно лишь приближение человека и ничего не значащие слова.
- Чудесное, - согласилась она наконец, но при этом не обернулась и не посмотрела на него.
- Вам не нравится вечер?
Джулия все так же продолжала стоять спиной к нему. Она мысленно готовилась к тому, что, обернувшись, окажется под обжигающим взглядом черных глаз и ее снова охватят беспомощность, растерянность и неловкость, как тогда, десять лет назад.
- По крайней мере, здесь, у окна, вы можете насладиться фейерверком, если вечеринка вам надоела...
- Уже нет, - сухо ответила Джулия, и в ее словах послышался вызов.
Его глаза странно блеснули.
- Хотите, чтобы я ушел?
- Разумеется, нет. Каждый имеет право наслаждаться видом из окна, и я не могу запретить вам делать то же самое.
Сейчас он был заинтригован еще больше.
- Вы все время смотрели на меня, - бросил Стефан словно бы невзначай.
Значит, он все же заметил. Ну конечно же заметил. Ведь он с пеленок привык к тому, что женщины смотрят на него!
- Поймана на месте преступления, - усмехнулась Джулия. - Что же, с вами этого никогда не случалось раньше?
- Не припомню, - ответил он тем же насмешливым тоном, каким был задан вопрос.
Джулия уже открыла рот, чтобы произнести какую-нибудь колкость, но вовремя остановилась. Когда-то Стефан проявил к ней участие. И если семнадцатилетняя девушка, еще только вступавшая во взрослую жизнь, не правильно расценила его поступок, его вины в том не было.
Он не виноват, что наивная девочка настроила воздушных замков. И не его вина, что он по-прежнему настолько неотразим, что в его присутствии взрослая рассудительная женщина чувствует себя провинившейся школьницей.
Джулия улыбнулась своим мыслям, а вслух сказала:
- Как вы находите Борнмут?
- Здесь я не в первый раз.
- Знаю.
- Знаете?
- Вы меня не помните, правда?
Все это время Стефан исподтишка изучал незнакомку. Она явно не в его вкусе. Высокая, с узкими бедрами, тогда как ему нравятся миниатюрные женщины с округлыми формами. И лицо красивым тоже не назовешь, хотя все же есть в нем что-то. Волевое выражение, серо-зеленые глаза, в которых светится ум, выступающие скулы, четко очерченные губы. Волосы собраны на затылке, и только одна шелковистая прядь спадала на длинную шею.
Как и прическу, платье женщины можно было назвать скорее строгим, чем нарядным.
Единственным украшением служили изящные босоножки с вставленными в них блестящими камешками.
Стефан покачал головой.
- Нет, не помню. А должен?
Конечно, он не помнит ее. Случайный эпизод десятилетней давности.
- Вовсе нет.
Джулия поежилась, но от окна не отошла, устремив взгляд в темноту ночи. Стефан дотронулся до ее руки там, где заканчивался рукав три четверти, и ей показалось, будто электричество пробежало по телу.
- Напомните, пожалуйста, - попросил он, понизив голос до шепота.
Джулия рассмеялась.
- Но мне нечего напоминать.
- И все-таки...
Молодая женщина вздохнула. И зачем она только затеяла этот разговор! Потому что терпеть не может недосказанности в отношениях?
Или просто сказались профессиональные навыки во всем доходить до самой сути?
- Вы приезжали сюда много лет назад. Тогда мы и встретились. Мы едва знали друг друга.
Стефан нахмурился, потом его лицо просветлело. Значит, это не одна из женщин, с которой он переспал и сразу же забыл о ней. Тем далеким жарким летом он помнил лишь одну женщину, и она была полной противоположностью этой, с проницательным взглядом и собранными на затылке волосами.
- Наверное, что-то с памятью.
- Я работала официанткой в яхт-клубе...
Он отрицательно покачал головой.
- Вы купили мне билет на вечеринку, которая устраивалась по случаю закрытия сезона.
Что-то начало подниматься из глубин памяти, освобождаясь от тумана и принимая все более четкие очертания. Симпатичная, неловкая от смущения девочка, всеми силами стремящаяся выглядеть старше своих лет. Как же девочки быстро вырастают!
- Да, теперь припоминаю.
- У меня не было возможности поблагодарить вас тогда. Поэтому говорю сейчас: спасибо!
Джулия подарила собеседнику очаровательную улыбку, которая нередко помогала ей добиться успеха в карьере.
- Не за что, - с задумчивым видом произнес Стефан, не переставая удивляться, как люди меняются со временем. Неужели эта холодная, уверенная в себе женщина и, та девочка - один и тот же человек?
Неожиданно Джулия почувствовала страшную усталость. Она не испытывала ни малейшего желания флиртовать или даже просто говорить с этим мужчиной. Его присутствие волновало, вселяло неуверенность и безотчетный страх.
Мужчина-идеал, пусть он опять пройдет мимо нее, как тогда, не нарушая спокойствия и размеренности налаженной жизни.
Подавив зевоту, Джулия взглянула на часы.
- Мне пора.
Стефан бросил на нее удивленный взгляд.
Обычно он диктовал условия, и никогда, никогда в жизни женщина не зевала, разговаривая с ним, если только не провела бурную ночь в его объятиях.
Он нахмурился.
- Но еще только девять.
- Мне завтра рано вставать.
- Не верю!
- Ваше право, мистер Бланшар.
Стефан замер от неожиданности и изумления.
- Так вы помните мою фамилию?
- У меня хорошая память на имена.
- В отличие от меня. Так что вам лучше напомнить мне ваше имя.
- Джулия. Джулия Стоулс.
- И чем же это вы так заняты по утрам, мисс Стоулс? Работаете няней или доите коров?
Неожиданно для самой себя Джулия рассмеялась.
- Не угадали!
Она изо всех сил сопротивлялась, чтобы не поддаться шарму мужчины рядом с ней. Нужно взять и уйти. Его присутствие лишало ее душевного равновесия.
А Джулия привыкла контролировать себя во всем, не давая чувствам взять верх над разумом.
Будучи спокойной и сдержанной, сейчас она ловила себя на том, что в голову ей приходят мысли, совершенно не свойственные рассудительной женщине ее лет. Джулия словно снова стала девушкой-подростком с присущими юности безумными фантазиями, безрассудными мечтами, словом, со всем тем, с чем она, кажется, распрощалась давным-давно. Она на миг представила себя в крепких объятиях Стефана, в кольце рук, обвившихся вокруг ее талии, в сладком плену, из которого ни одна женщина не пожелает выбраться.
Стефан заметил, как глаза Джулии потемнели, и моментально ответное чувство охватило его.
- Не уходите, - тихо попросил он. - Останьтесь еще хотя бы на час.
Джулия обратила внимание на то, как напряглись все мускулы его тела. Она улыбнулась, надеясь, что улыбка не вышла слишком вымученной.
Затем поставила бокал на подоконник и ответила:
- Не могу, мне действительно пора.
- Это ваше право, - передразнил ее Стефан.
Почувствовав, что решимости уйти может не хватить, Джулия поспешила сказать:
- Спокойной ночи! Рада столь неожиданной встрече!
- Bonne nuit, ma belle! Спокойной ночи, моя красавица!
Стефан стоял и смотрел, как Джулия пробирается сквозь толпу гостей. Лицо его казалось непроницаемым. Однако блондинка заметила, как долго он беседовал с этой женщиной у окна, не укрылся от нее и взгляд, которым Стефан провожал ее. Кажется, это Джулия Стоулс... Но она же совершенно не в его вкусе: длинная и плоская, даже без намека на аппетитные, пикантные формы, которыми обладает она, только что так бесцеремонно им покинутая! Больше так продолжаться не может...
Блондинка с решительным видом направилась к мужчине. Глаза ее метали молнии.
- Я думала, ты пошел звонить, Стефан, - недовольно протянула она, приблизившись к нему почти вплотную.
Неужели она никогда не оставит меня в покое? - подумал он с раздражением.
- Меня отвлекли. Но спасибо, что напомнила.
Блондинка не ожидала такого ответа и открыла рот, чтобы возразить. Но Стефана уже не было рядом, он направлялся в холл, подальше от шума и назойливой собеседницы.
Он не хотел признаться даже себе в том, что пришел сюда только для того, чтобы.., увидеть высокий темный силуэт молодой женщины, идущей по дорожке, залитой лунным светом.
Глава 2
Промозглый серый рассвет только забрезжил в окне, а Джулия была уже на ногах. Сегодня ей предстоял непростой день. Ее попросили принять участие в телепередаче, посвященной Дню города. Это была великолепная возможность привлечь новых читателей... Но Джулия тут же спохватилась: наверняка приглашены редакторы конкурирующих изданий, а она совсем не подготовилась!
С ней такое случалось крайне редко. Должность главного редактора обязывала делать тысячу дел в одновременно, ничего не упуская из виду. Джулия привыкла к самоконтролю и не позволяла личной жизни мешать карьере. Но неожиданная встреча со Стефаном Бланшаром выбила ее из привычной колеи. И самое главное, она предчувствовала, что так произойдет, предчувствовала, но ничего не смогла изменить...
Ветер пронзительно завывал на улице, и, подняв жалюзи, Джулия увидела, что идет мелкий скучный дождик. Вместо того чтобы понежиться в постели и насладиться теплом камина, она машинально приняла холодный душ и выпила чашку крепкого черного кофе, унесшего остатки сна. Когда в назначенное время за ней пришла машина с телестудии, никому и в голову не могло прийти, что эта излучающая энергию женщина провела бессонную ночь и задремала только на рассвете...
Джулия напрасно пыталась сосредоточиться и продумать ответы на возможные вопросы ведущего. Образ Стефана Бланшара, преследовавший молодую женщину всю ночь, не оставлял ее и сейчас. Словно сверкающий метеорит, он ворвался в ее безмятежный сон, заставив мучиться сознанием того, что вчера вечером она упустила прекрасную возможность, рано удалившись с вечеринки.
Сны - явление любопытное, до конца не изученное. Чувства, находящиеся днем под строгим контролем разума, выходят из повиновения ночью и воплощаются в самые причудливые образы. Накануне Стефан разбудил в Джулии давно, казалось, ушедшие чувства и желания, которые на самом-то деле никуда не исчезали, а дожидались часа, чтобы с новой силой напомнить о себе.
Джулия надеялась, что в суматохе дня сны, пригрезившиеся ночью, забудутся, оттесненные повседневными заботами. Но если ночные видения можно еще принять за плод фантазии, то щемящее чувство, испытываемое Джулией, лишь только она вспоминала Стефана, было вполне реальным. И как она ни старалась выбросить из головы вчерашнюю встречу, это ей не удавалось.
Теперь она даже жалела, что не спросила Кеннета, как долго пробудет Стефан в Борнмуте. Возможно, это всего лишь краткосрочный визит. Его жизнь протекает в другом месте, в другой стране, такой же загадочной и влекущей, каким он сам казался Джулии...
Слава Богу, передача оказалась всего лишь небольшим информационным выпуском, где каждому участнику давалось пять минут, чтобы кратко рассказать о своем издании. Для Джулии это не составило никакого труда. За годы работы в издательстве ей не раз доводилось участвовать и не в таких телевизионных "баталиях" и всегда она выходила победительницей. Это не могло не сказываться на рейтинге журнала, тираж которого неуклонно рос вместе со стопками писем от благодарных читателей.
И все-таки Джулия вздохнула с облегчением, когда передача подошла к концу и та же служебная машина доставила ее обратно, к небольшому домику на окраине города.
Первым делом Джулия смыла яркий макияж, стянула строгий костюм и залезла в горячую ванну, где айсбергами плавала ароматная пена.
Снова почувствовав себя человеком, Джулия надела черные джинсы и тонкий шерстяной свитер, вышла из дому и села в машину. По дороге к Кеннету и Меган она заехала в детский магазин, где купила книжку-раскраску и набор цветных карандашей для крестницы Стейси.
Дверь открыла Меган. На ее лице не было видно никаких следов усталости, словно бы вечеринка не закончилась в четыре часа утра.
- Джулия! Отлично выглядишь!
- Перестань! В старых-то джинсах и без косметики!
- В любом случае, сегодня на экране ты смотрелась потрясающе. Кен того же мнения. К сожалению, сейчас он вышел со Стейси погулять, но они должны скоро вернуться. Их нет уже больше двух часов.
- Как она поживает? - спросила Джулия, входя в нарядную, ярко освещенную гостиную. - Я хотела чем-нибудь ее порадовать и купила раскраску и цветные карандаши. Подумала, что...
Но то, что она подумала, мигом вылетело у нее из головы, едва ее взгляд упал на диван. Там, небрежно развалившись на больших мягких подушках, сидел Стефан.
Он поднял глаза на замершую от неожиданности Джулию, и в них заплясали чертики. Но помимо озорства в них было и что-то другое, одновременно насторожившее и возбудившее Джулию. Интересно, он привык так смотреть на каждую женщину? И каждую этот взгляд приводит в замешательство? Вполне возможно. Но от этого вывода у Джулии только сильнее поползли мурашки по спине.
- Мы подумали, что было бы неплохо пригласить заодно и Стефана, объяснила Меган, заметив замешательство подруги.
Мужчина поднялся с дивана, наблюдая, как изумление на лице Джулии уступает место подозрению. Хотелось бы знать, эта женщина ведет себя подобным образом со всеми мужчинами или только с ним? Напряженная поза Джулии таила в себе вызов, и это возбудило его.
- Вы, надеюсь, не против моего присутствия?
Что могла она ответить? Что против? Но это не правда. Не правда, потому что сердце замирало от чувства, очень похожего на радость. Ведь вот он здесь, перед ней, и вокруг не толпятся люди!
- Конечно нет, - сказала она.
Меган нахмурилась, чувствуя, что все это неспроста, а почему именно, определить не могла.
Чтобы разрядить обстановку, она спросила:
- Принести вам шампанского? Со вчерашнего дня осталось несколько бутылок.
Сначала Джулия хотела отказаться, но передумала. Она пребывала в растерянности, она, привыкшая непринужденно чувствовать себя в любой обстановке! А сейчас ей явно требовалось приободриться и преодолеть замешательство.
- Было бы чудесно.
- Стефан?
- Да, пожалуйста.
Но он едва слушал, что говорит Меган. Ему не терпелось оказаться наедине с Джулией, сломать каменную стену, которую та воздвигла между ними, как только вошла и увидела его.
Как и она, Стефан был одет в джинсы и светлый свитер, подчеркивающий смуглый цвет кожи и темные глаза. Волосы его были взъерошены, он улыбался. Джулия поймала себя на мысли, что десять лет назад она просто еще не имела четкого представления о мужчинах и их власти над женщинами. Теперь-то она знает об этом. И она также знает, что найдется мало мужчин, способных сравниться с Бланшаром.
- Ну и как, Джулия, вы успешно справились с вашей работой?
- Да, успешно.
- Но ведь вы совсем не выспались.
У Джулии на миг перехватило дыхание при мысли о том, что он догадался о проведенной ею бессонной ночи.
- Напротив, - машинально ответила она.
- Как нехорошо обманывать, - заметил Стефан и, протянув руку к ее лицу, слегка дотронулся до ее щеки. - Вас выдают темные круги под глазами, так отчетливо выделяющиеся на светлой коже.
Неожиданное прикосновение одновременно и разозлило ее, и заставило вздрогнуть от удовольствия. "Да что вы себе позволяете!" - хотелось крикнуть ему прямо в лицо. Но она была убаюкана, очарована мягким французским акцентом, медовыми нотками в его голосе.
- На мне даже нет макияжа, - беспомощно пробормотала Джулия, словно это что-то объясняло. Она все еще ощущала нежность его прикосновения.
- Вижу.
Ее чистая кожа, ровный цвет лица притягивали взгляд. Должно быть, она этим гордится, а самоуверенность - еще одно оружие в ее руках, вдруг подумал Стефан.
- Я сам не спал всю ночь, если, конечно, это имеет для вас какое-то значение.
- Почему меня должно это интересовать?
- Хотя бы потому, что мы не спали по одной и той же причине.
Джулия внутренне собралась, как пантера, готовящаяся к прыжку.
- Из-за неудобной кровати? Или из-за плотного ужина накануне вечером?
Стефан рассмеялся.
- Нет.
- Тогда, быть может, по какой-то более приятной причине?
- По какой же?
- Ну, я не знаю. Женщина, с которой вы вчера разговаривали весь вечер, кажется, неравнодушна к вам. Может, это она не давала спать всю ночь?
- Ревнуешь, та belle? - спросил Стефан, внезапно переходя на "ты".
Сердце Джулии, казалось, вот-вот выпрыгнет из груди. Да, только Богу известно, что чувствовала она, глядя на приторно-сладкую улыбку блондинки, вьющейся весь вечер вокруг Стефана. Но Джулия лишь бросила на него гордый и чуть презрительный взгляд.
- Не смеши меня.
Он продолжал улыбаться, затем произнес с еле заметной иронией в голосе, растягивая слова:
- Этой ночью я спал один.
- Мои соболезнования!
Стефан удивленно взглянул на Джулию. Немного помолчав, он спросил:
- А ты?
- Ты всегда расспрашиваешь незнакомых людей об их личной жизни?
- Я действую напрямую.., в отличие от тебя.
Ты же, по моим наблюдениям, предпочитаешь узнавать волнующие тебя подробности окольными путями, через намеки и недомолвки.
- Если полагаешь, что меня волнует, с кем ты спишь, то глубоко ошибаешься. И я также не собираюсь делиться с тобой подробностями моей интимной жизни! - отрезала Джулия и густо покраснела, так как именно в эту минуту в комнату вошла Меган.
Она несла бутылку шампанского и четыре бокала. Услышав последние слова Джулии, Меган в нерешительности остановилась.
- Я, кажется, помешала, - пробормотала она. - Может, мне выйти?
Стефан взял бутылку из рук Меган и стал открывать.
- Ни в коем случае! Просто мы с Джулией, как оказалось, оба любим выяснять все до конца.
Джулия чувствовала, как горят ее щеки. Еще бы! Подобный разговор между едва знакомыми людьми любому покажется по меньшей мере странным, если не шокирующим. Объяснить подруге, что сама не понимает, как могла завязаться такая беседа? Но это выглядело бы так, будто она оправдывается.
- Да, наверное, это следует из особенностей профессии Джулии, - сказала между тем Меган.
Стефан налил всем шампанского. Он слегка улыбался. Его словно забавляло неловкое положение, в котором оказалась молодая женщина, и ее смущение.
- Что же это за профессия? - лениво протянул он, сделав глоток пенящегося напитка.
Глаза Меган озорно блеснули.
- Попробуй угадать сам!
- Неужели Джулия занимается юриспруденцией?
Сама того не желая, молодая женщина почувствовала себя польщенной. Названная профессия требовала компетентности, незаурядного ума и красноречия.
Тем не менее Джулия терпеть не могла говорить о своей работе. Лишь только тебе удается добиться успеха, мелькнуть пару раз на экране телевизора - и сразу же все вокруг начинают интересоваться мельчайшими деталями твоей жизни.
Поначалу Джулия, прошедшая все карьерные ступени от внештатного корреспондента до главного редактора, радовалась этому вниманию. Но потом поняла, что окружающих интересует не сам человек, добившийся успеха, а успех как таковой, успех, дающий власть. И некоторые при этом надеются заполучить многое, но не долгим упорным трудом, а через выгодное знакомство. В результате Джулия научилась не доверять людям до тех пор, пока не удостоверится, что интересует их сама, а не то, чем она занимается.
Вместе с тем молодой женщине не хотелось корчить из себя скромницу или же, наоборот, создав ореол тайны, затем гордо заявить, что она главный редактор известного журнала. Поэтому Джулия сказала просто:
- Нет, я редактор.
Меган постаралась ответить за нее:
- Журнал, в котором работает Джулия, продается повсюду. Ты, наверное, его видел - яркая глянцевая обложка, "Борнмут Ай". У меня есть свежий номер. Многие материалы Джулия пишет сама. Принести? - обратилась она к Стефану.
- Мегги, пожалуйста, не надо! - запротестовала Джулия.
В ее голосе звучала такая отчаянная мольба, что Стефану стало ясно: это не ложная скромность. Так вот почему все смотрели на нее на вечеринке! Ее колкие ответы и настороженный взгляд тоже во многом объяснялись особенностями профессии.
Он покачал головой.
- Думаю, это придется Джулии не по душе.
Молодая женщина вздохнула с облегчением.
Она действительно не любила, когда друзья начинали обсуждать ее статьи, и тем более чувствовала себя неловко, когда близкие начинали вслух восторгаться ею. Это как-то отдаляло их от нее, заставляло чувствовать себя посторонней, будто она принадлежит к какому-то другому кругу. И все-таки было немного обидно, что Стефан отказался даже взглянуть на журнал.
Выходит, ему это просто неинтересно?..
В прихожей хлопнула дверь. Послышался топот бегущих ног. И в гостиную влетела девочка лет пяти-шести с копной рыжих курчавых волос и с веснушками на лице. Никого более в комнате не замечая, она подбежала к Джулии.
Та подхватила ее и, крепко обняв, закружила.
- Крестная Джулия!
- Здравствуй, дорогая Как поживаешь?
- Я поцарапала коленку, - заявила девочка.
- Давай посмотрим. Думаю, ничего страшного, - сказала Джулия ободряющим тоном и села вместе со Стейси на диван.
- Вот!
Девочка с серьезным видом показала микроскопическую ранку на ноге.
Следом за дочерью в гостиную вошел Кеннет.
- Пьете шампанское? Ну-ну... Надо чаще приглашать тебя, Стефан, тогда и мне достанется глоток-другой за ланчем, иначе от Мегги не дождешься, шутливо сказал он, нежно обнимая и целуя жену.
- Перестань, Кен, - отмахнулась та. - Просто со вчерашнего вечера осталось много шампанского.
- Спасибо, друзья, вы оба наговорили мне столько комплиментов, сказал, улыбаясь, Стефан, и все дружно рассмеялись.
- Я умираю от голода! - заявил хозяин дома. Два часа прогулки по набережной, и мы со Стейси нагуляли аппетит.
- Не жалуйся, - сказала, продолжая смеяться, Меган. - Между прочим, я уверена, что Джулия не ела с самого утра, если не считать ее традиционной чашки кофе.
Стефан посмотрел на молодую женщину, лицо которой пряталось в золотых кудряшках Стейси.
- Когда вчера ты сказала "рано", я подумал, ты шутишь. Извини. С таким распорядком дня ты, наверное, очень устаешь.
- Наша Джулия - бизнес-леди и потому мало обращает внимания на подобные пустяки, - вступилась за подругу Меган.
Джулия наматывала на палец шелковистый локон Стейси. Поспешность движений выдавала то, что она нервничает. Наконец она не выдержала.
- Можно мне сказать за себя? Я ненавижу выражение "бизнес-леди" и прошу не употреблять его по отношению ко мне. Для меня работа это не карьера в ущерб всему остальному в жизни, а любимое занятие.
- Стейси, иди вымой руки перед тем, как сесть за стол, - перевела Меган разговор в другое русло.
Девочка лишь крепче прижалась к крестной.
- Не хочу уходить от Джулии!
Для самой Джулии это была отличная возможность хоть на некоторое время укрыться от насмешливых черных глаз Стефана.
- Пойдем вместе! - предложила она девочке. - Мы вымоем твою бедную коленку и заклеим ранку пластырем. Как тебе идея?
Стейси радостно кивнула и обхватила Джулию за шею. Та понесла ее в ванную, чувствуя на себе неотрывный взгляд Стефана.
Когда они вернулись, ланч был уже на столе.
Кеннет и Стефан что-то оживленно обсуждали, и последний едва удостоил взглядом Джулию С ребенком на руках. Это подчеркнутое безразличие заинтриговало ее.
Она усадила Стейси за стол и нахмурилась, увидев немой вопрос в глазах Меган: что с тобой сегодня происходит? Только бы высидеть ланч и она больше никогда в жизни не увидит Стефана! Самое главное вести себя как обычно, как если бы она оказалась в обществе любого другого человека. Просто поддерживать беседу за столом, и ничего более.
Однако это ей удалось плохо. Почти все время Джулия проболтала со Стейси, которую любила так, как будто та была ее ребенком. Когда Кеннет и Меган попросили ее стать крестной их дочери, Джулия приняла предложение с огромной радостью. Она прекрасно знала, что при существующем распорядке дня ей вряд ли удастся обзавестись семьей в ближайшее время. А девочку можно было воспитывать как свою, одновременно избегая некоторых неудобств, связанных с нехваткой времени.
Джулия взяла салфетку, чтобы вытереть Стейси рот, как вдруг почувствовала, что Стефан снова смотрит на нее. Она поняла, что девочка не может больше служить оправданием ее поведения, что нельзя весь ланч заниматься только ею. Тогда Джулия заставила себя наконец включиться в беседу.
- Стефан, где ты живешь во Франции?
Он пристально посмотрел на нее. В уголках его губ притаилась насмешливая улыбка. За столом Джулия почти все время общалась только со Стейси, словно не замечая его присутствия.
Интересно, она отдает себе отчет, как замечательно выглядит, так заботясь о ребенке? Но, может быть, он просто поддался стереотипу, и потому ему странно видеть холодную, неприступную англичанку, так открыто проявляющую свою любовь к детям?
- Я живу в Париже, хотя родился в Ницце, там у меня дом, - ответил Стефан, отодвигая тарелку.
- Ты отправляешься в Ниццу, когда хочешь поплавать на яхте? Кеннет говорил, что в этом тебе нет равных.
Он не стал отрицать, что это действительно страсть всей его жизни.
- Да, если выпадает такая возможность. Но в настоящее время у меня, к сожалению, много дел.
- Чем ты занимаешься?
Теперь настала очередь Стефана загадывать загадки.
- А ты как думаешь?
Ну, в нем чувствовалась сила воли и склонность быть лидером, об этом свидетельствовали самоуверенный вид и гордый взгляд. Однако отсутствовало тщеславие, свойственное знаменитостям.
- Могу предположить, что ты удачливый бизнесмен.
- Почти угадала.
Стефан посмотрел на слегка приоткрытые губы Джулии, и ему вдруг захотелось поцеловать ее.
- Я работаю в ресторанном бизнесе. Скучное занятие, правда?
Джулия холодно взглянула на него.
- Не для тебя, иначе бы ты этим не занимался.
- Стефан! - вступила в разговор Меган. Перестань скромничать!
Она перегнулась через стол к Джулии, наклонилась к ее уху и громким шепотом, чтобы все слышали, произнесла:
- Стефан - владелец сети ресторанов в Париже.
При этих словах у Джулии упало сердце. Владелец сети ресторанов! Так, значит, он принадлежит не просто к богатым, а очень богатым людям. Со всем, что из этого следует. А она-то думала поразить его своей профессией!
Джулия знала, что Стефан смотрит на нее, ожидая реакции. Наверняка он привык, что люди удивляются и восхищаются, услышав, чем он занимается. Ей это было хорошо знакомо. Но она обманет его ожидания, она очень хорошо научилась скрывать эмоции, и это умение ей сейчас здорово пригодится.
- Знаешь, я впервые встречаю человека, владеющего не одним рестораном, а сразу многими, - сказала она спокойно.
- Да, нас таких немного, - подтвердил он не менее спокойно.
- Обладать таким богатством... Это не может не вскружить голову, правда? - спросила Джулия.
У Стефана создалось впечатление, будто у него берут интервью.
- Да, так оно зачастую и происходит: женщины теряют голову, когда узнают об этом.
Ее ответная реплика обманула его ожидания.
- Я имела в виду совсем другое, - сказала Джулия.
- В каждом деле есть свои плюсы и минусы.
Впрочем, как и в жизни вообще. Она одинакова для всех, независимо от того, официант ты или хозяин ресторана, нужно только суметь поймать удачу.
- Сомневаюсь, - возразила Джулия.
- Почему! - удивился Стефан. - Все мы люди, и все мы едим и спим, работаем и занимаемся любовью, не так ли?
Молодая женщина изо всех сил старалась не покраснеть. Только французу могло прийти в голову сказать такое за ланчем в доме добропорядочной английской семьи.
- Ну, если так на это посмотреть, - протянула она и сменила тему разговора:
- Как долго ты здесь пробудешь?
А это уже интереснее! Что же заставило ее пойти на попятный? Упоминание о сексе или осознание того, чем он занимается?
- Я еще не решил. - В глазах Стефана горел вызов. - Почему тебя это интересует?
Хочешь показать мне город? - насмешливо спросил он.
- Разумеется, нет. Ты же был здесь, - напомнила Джулия. - Я вдруг подумала, что, может, ты согласишься прийти как-нибудь к нам в редакцию. Уверена, нашим читателям будет интересно узнать, каково это быть владельцем сети ресторанов. Мы как раз готовим большой материал о бедности и богатстве в современном мире.
Стефан смерил Джулию ледяным взглядом.
Он что - второсортная звезда мыльной оперы, чтобы заинтересовать читателей какого-то журнальчика!
- Не думаю, что это возможно, - сказал он холодно.
Джулия внезапно поняла, что оскорбила Стефана до глубины души, поставив на одну доску с собой. Лучший выход из создавшегося положения - встать сейчас же и уйти.
- Жаль, - вздохнула она. - Если все же передумаешь, дай мне знать.
Она отодвинула стул.
- Мегги, Кен, большое спасибо за чудесный ланч! Стейси, ты не хочешь поцеловать крестную на прощание? - Джулия прижала девочку к груди. - До свидания, Стефан.
Он поднялся, взял ее руку, медленно поднес к губам и, пристально глядя Джулии в глаза, слегка дотронулся губами до кончиков пальцев, холодных как лед.
Сердце молодой женщины на миг замерло.
Более романтического прощания она не удостаивалась ни разу за всю свою жизнь. Интересно, он опять смеется над ней? Но даже эта мысль не помешала ей пожалеть о своем поспешном уходе. Какая досада, что она не осталась, тогда бы... Да, и что тогда бы?
Это всего лишь мимолетный эпизод в ее жизни, который скоро забудется, утешала себя Джулия, как и десять лет назад, когда от смущения опрокинула блюдо с креветками, случайно столкнувшись со Стефаном.
- Всем пока! - сказала она как можно веселее, но голос ее прозвучал неуверенно и глухо.
Глава 3
Холодный ветер немного остудил пылающие щеки Джулии. Но сердце продолжало биться так, будто она долго бежала. Голова слегка кружилась, вероятно от того, что она почти ничего не съела за ланчем, стараясь скрыть свое волнение за заботой о ребенке.
Джулия упорно не желала признать истинную причину своего состояния, убеждая себя, что всему причиной бессонная ночь. Однако в глубине души уже шевелились подозрения, что настоящим виновником был Стефан Бланшар.
Но вряд ли любая другая женщина на ее месте чувствовала бы себя иначе. В нем было столько мужского обаяния, которое притягивало, властно подчиняя себе. Тем более что Стефан использовал данное ему природой оружие в полную силу. Быть может, у нее не слишком много опыта, но не заметить, что он флиртовал с ней, мог только слепой...
Дождь все не прекращался. На лужах то и дело появлялись большие пузыри, которые тут же лопались. Порывы ветра мешали идти, сбивая с ног.
Созвучная природе буря бушевала в груди Джулии, буря противоречивых чувств, готовых смести все на своем пути. Не то чтобы в жизни Джулии было мало мужчин, просто ей очень редко... Да нет же, никогда не встречались такие, как Стефан. Но, собственно, чему здесь удивляться?! Хотя Борнмут известный приморский курорт, все же здесь не разгуливают толпами обаятельные страстные французы!
Сейчас она вернется домой и примется за какую-нибудь домашнюю работу. Еще мама говорила, что ничто так не помогает от депрессии и навязчивых мыслей, как обыкновенная уборка квартиры.
Джулия натянула старые спортивные штаны, заляпанные краской, изношенную футболку с надписью "Привет, моряк!" и розовые резиновые перчатки. Наполнив ведро мыльной водой и вооружившись тряпкой, она с воодушевлением принялась за работу...
Молодая женщина уже заканчивала мыть пол в кухне, когда в дверь позвонили.
Она нахмурилась. Непрошеные гости лидировали в черном списке нелюбимых ею вещей.
Дом для Джулии являлся, как для истой англичанки, крепостью, и она не любила, чтобы в него вторгались.
С недовольным видом она распахнула дверь... и остолбенела. Перед ней, улыбаясь, с взъерошенными от ветра волосами, засунув руки в карманы, стоял Стефан.
- К-какая неожиданность, - только и смогла проговорить она.
- Ты действительно никого не ждешь?
Джулия беспомощно развела руками. Заметив, что на ней все еще дурацкие розовые перчатки, она поспешно их стянула.
- Если бы кто-то должен был прийти, я оделась бы по-другому.
Глаза Стефана внимательно изучали Джулию.
Наконец они остановились на веселой надписи на футболке.
- А я уж было подумал, что ты надела эту майку специально для меня.
- Ты же сам сказал, что слишком занят, чтобы плавать на яхте, возразила Джулия, хотя внутри опять все сжалось от непонятного ей сладкого чувства.
Стефан рассмеялся, обнажив ряд ровных белых зубов. Вместе с тем он чувствовал, как напрягается все его тело, и это было неожиданно и досадно. Он давно не мальчик, чтобы женщина производила на него такое впечатление. И все же, когда за ланчем Джулия неожиданно встала и объявила, что уходит, он ощутил странную пустоту в душе.
- Может, пригласишь меня войти? - спросил Стефан мягко.
Собрав всю волю в кулак, Джулия с непроницаемым лицом поинтересовалась:
- Зачем?
Наступило тягостное молчание.
- Ну, выпить чашечку кофе.
Она прекрасно знала, что кофе как раз не входит в его планы. Они оба знали. Об этом свидетельствовал блеск его агатовых глаз и голос, который стал глуше и чуть дрожал от нервного напряжения.
Джулия могла ответить, что занята. Это правда.
Или что ей необходимо принять ванну. Что тоже правда. И какова будет тогда его реакция?
- Мне нужно принять ванну после уборки.
- Прямо сейчас? Именно в эту самую минуту?
- Ну, не совсем, - согласилась она.
Стефан взглянул на Джулию с любопытством.
- Что ты делала?
- Мыла пол в кухне, - ответила она и не без удовольствия отметила, как любопытство на его лице сменилось удивлением. Уж этого он никак не ожидал услышать!
- Мыла пол? - переспросил Стефан, не веря своим ушам.
- Ну да, а что удивительного в том, что люди иногда занимаются уборкой?
- Разве у тебя нет домработницы?
- Есть, но она приходит по утрам и не каждый день. К тому же я люблю физическую работу. Это полезно и сосредоточиться помогает.
На все у этой женщины готов ответ! Да, Джулию Стоулс не так-то легко сбить с толку!
Он решил изменить тактику.
- Что, если нам поужинать вместе?
Джулия собралась было сказать, что в девять ей нужно быть в постели, но почувствовала, что лучше про постель не упоминать, так как напряжение между ними возрастало с каждой секундой.
Поэтому ответ ее прозвучал несколько иначе:
- Насчет ужина - проблематично из-за моей работы, если, конечно, это не будет очень ранний ужин. Но я сомневаюсь, что после ланча у Кена и Мегги мы быстро проголодаемся.
Она шире открыла дверь, убеждая себя, что приглашает Стефана только потому, что он когда-то принял в ней участие. И вдруг поняла, как глупо было так долго стоять на пороге. На самом-то деле ей просто не хотелось, чтобы Стефан уходил.
- Ладно, заходи. Так и быть, я сделаю тебе кофе.
Приглашение, на которое он уже и не рассчитывал, застигло врасплох Стефана, и так потрясенного тем, что его предложение поужинать отвергнуто.
Он посмотрел Джулии в глаза. Казалось, они предостерегают.
- Только ненадолго.
- Можешь выставить меня, когда пожелаешь, - ответил он с видом человека, которого еще никто и ниоткуда не осмелился выставить.
Стефан победно захлопнул за собой дверь, хотя и не мог припомнить, когда получить приглашение на чашку кофе ему удавалось с большим трудом.
Небольшая кухня сияла чистотой. Из окна открывался прекрасный вид на море - серое, неспокойное, с бегущими белыми барашками.
- Красиво, правда? И картина всегда меняется, ведь море непостоянно. Что ты чувствуешь, вернувшись сюда после десятилетнего перерыва?
Его взгляд был устремлен куда-то вдаль, то ли на беспокойное море, то ли в далекое прошлое, когда он, совсем еще молодой и беззаботный, впервые очутился здесь.
- Осознаешь, как быстро летит время и что нужно наслаждаться каждой минутой. - Стефан тряхнул головой, стараясь отвлечься от нахлынувших воспоминаний. - Симпатичный домик у тебя! Даже несмотря на низкие потолки.
- Спасибо. Это довольно старый особняк. Я прожила здесь всю жизнь.
- Я по-другому себе его представлял.
Джулия поставила чайник на плиту.
- Как же?
- Что-то чересчур современное...
И совсем иначе выглядела женщина его мечты - стильная, роскошно одетая, не в поношенной одежде, испачканной краской, и розовых резиновых перчатках!
Однако в эту минуту Стефан мог думать только о стройном теле, спрятанном под этим старьем, о нежной коже, прикрытой грубой тканью рабочей одежды.
Пока молодая женщина варила кофе, в кухне царила тишина. Но Джулии казалось, что бешеный стук ее сердца слышен и ему. Еще никогда она не чувствовала себя так неловко в присутствии мужчины. Может, она так и не перешагнула черту, отделяющую юность от зрелости, и в душе по-прежнему застенчивый подросток?
- Какой кофе ты предпочитаешь?
- Какой приготовишь.
Джулия оглянулась на Стефана. Он невозмутимо сидел за столом, подперев рукой подбородок и наблюдая за ней. От его взгляда у Джулии закружилась голова. Чужим показался ей собственный голос, когда она наконец решилась произнести:
- Ну и...
- Почему я здесь? - подхватил Стефан. - Я не смог удержаться, - сказал он, словно сознаваясь в не свойственной ему слабости.
Джулия тщетно пыталась вернуть себе обычную самоуверенность. Ей же постоянно приходится на работе общаться с мужчинами. Многие из них тоже неотразимо обаятельны. Но в Стефане было что-то еще - какой-то магнетизм, присущий ему одному, несмотря на гордый и неприступный вид. Чувственность волнами исходила от него. Джулия ощущала себя беззащитной перед его чарами, а ей, сильной и независимой, этого совсем не хотелось.
В ней словно боролись два разных человека.
Один, выступающий с позиции разума, упрекал в том, что она вообще впустила Стефана в дом. Второй же настоятельно требовал оставить все предрассудки и правила, выработанные обществом на протяжении всей истории его развития и отделившие его от остального животного мира. Он звал подчиниться чувствам и желаниям, забыть обо всем на свете в объятиях этого мужчины.
Джулия знала, что Стефан хочет того же.
Однако не позволила древним как мир инстинктам взять верх над здравым смыслом.
- Я не понимаю, что ты имеешь в виду.
Но слова здесь были бессильны объяснить что-либо. Стефан встал и подошел к женщине.
Она не остановила его. В ее глазах он прочитал недоверие и одновременно желание. Как будто она все еще не отдавала себе отчета в том, что он делает. Стефан взял Джулию за подбородок.
Его горячее дыхание опалило ее. Она вздрогнула, почувствовав, как его руки обвиваются вокруг ее талии, властно прижимая к себе. Губы его были совсем рядом.
- Что ты делаешь?
- Ты не догадываешься? Собираюсь тебя поцеловать, та belle.
- Ты не должен этого делать.
- Почему же?
- Потому что.., ну, хотя бы потому, что мы едва знакомы. - - Ты никогда не целовалась с незнакомцем?
С незнакомцем! Что-то запретно-сладкое прозвучало в этих словах. Джулия попыталась сосредоточиться на них, но жар, который исходил от тела Стефана, дурманил, уносил все ее мысли куда-то далеко. Слабая попытка оттолкнуть Стефана ни к чему не привела.
- Но почему ты так уверен, что у меня никого нет?
Он тихо рассмеялся. Затем провел пальцем по ее губам.
- Даже если есть, он ничего не значит для тебя. Потому что ты не хочешь его. Ты хочешь меня.
Безжалостно. Жестоко. Но это была правда.
В ее расширившихся зрачках он видел теперь лишь желание и приник к ее губам, приоткрывшимся в знак согласия. Джулия все больше и больше растворялась в объятиях Стефана, чувствуя, что силы оставляют ее и она еле держится на ногах. Она ощущала его неровное дыхание и тем сильнее теряла голову от наслаждения, чем крепче он прижимал ее к себе.
Когда после долгого поцелуя Стефан оторвался от ее губ, Джулия судорожно вздохнула.
- Пожалуйста, не надо больше...
Он смотрел на нее сверху вниз.
- Что?
- То, что мы делаем, - сумасшествие. Я не должна была...
- Ты уже сделала это, - произнес Стефан с нотками высокомерия в голосе. - И тебе хочется еще...
Да, хочется! Своим страстным поцелуем он настолько подчинил себе ее волю, что теперь Джулия спрашивала себя, так ли хорош он в постели. Впрочем, властный взгляд его темных блестящих глаз не оставлял в этом никакого сомнения.
- Да, хочется, - засмеялся он, почувствовав, что Джулия сделала слабую попытку высвободиться из его объятий.
Это был не вопрос, а констатация неоспоримого факта. И Джулия не ответила, а лишь сильнее прижалась к нему бедрами, почувствовав его пульсирующую плоть. Она услышала легкий стон, невольно сорвавшийся с его губ. Стефан не припоминал, когда в последний раз чувствовал нечто подобное. Он не задавался вопросом, почему именно эта женщина так действует на него. Он покрывал поцелуями ее губы, лицо, шею. Волна желания, поднявшаяся изнутри, захлестнула Джулию и унесла туда, где ничто не имело значения, кроме этих губ, ласкающих ее.
- Стефан... - сдавленно произнесла она.
Это прозвучало как просьба. Мольба удовлетворить снедающее ее желание. Он ожидал яростного сопротивления и был потрясен тем, как быстро она сдалась. Хладнокровие полностью покинуло его. Им управлял теперь дикий, первобытный инстинкт.
Стефан заключил ее лицо в ладони и впился глазами в ее глаза.
- Пойдем! - От властного тона его голоса у Джулии еще больше закружилась голова.
Ей казалось, что она сейчас взорвется от желания оказаться с ним рядом, так близко, как только могут быть мужчина и женщина.
Но так не должно быть. Не должно! Кем она станет после этого в его глазах? И, что гораздо важнее, не перестанет ли она уважать себя?
С огромным усилием Джулия вырвалась из его крепких объятий.
- Нет! Перестань! Я не могу. Я это имела в виду.
Его будто окатили ледяной водой. На лице застыло недоумение и глубокое разочарование.
- Что? - отрывисто и резко спросил он. - Что ты имела в виду?
- Я не должна была этого делать. Извини, Стефан.
Он словно окаменел. Джулия понимала, что поступила отвратительно: разбудила в нем неукротимое желание и оставила его неутоленным.
- Но это же бессмысленно... - Она умоляюще взглянула на Стефана в надежде смягчить его.
- Бессмысленно? - переспросил он, смерив ее презрительным взглядом.
- Ну конечно, бессмысленно, потому что ни к чему не приведет. Ты живешь во Франции, я в - Англии. Мы не можем быть вместе...
Язвительный смех уколол Джулию.
- Я лишь думал, что мы проведем сегодняшний вечер в постели. А вовсе не собирался коротать с тобой всю оставшуюся жизнь.
- О, ты прекрасно умеешь воспользоваться любой удачно подвернувшейся возможностью!
- Только дурак не делает этого!
После таких слов только дурак не выставил бы Стефана из дому.
- Думаю, тебе лучше уйти, - сказала она тихо.
- Я тоже так считаю. - Теперь его глаза горели черным злым огнем. - Но хочу дать тебе совет на будущее. Не слишком благоразумно доводить мужчину до такого состояния, а потом резко останавливаться. Не каждый отреагирует на это, как я сегодня.
Джулия уставилась на Стефана.
- Что ты хочешь этим сказать? Что у меня нет права передумать? Что "нет" иногда означает "да"?
- Только то, что многие на моем месте постарались бы тебя.., переубедить.
- У них бы ничего не вышло, можешь не сомневаться!
Снова в его взгляде горел вызов, а в голосе зазвучала насмешка.
- Ошибаешься, Джулия! Мы оба знаем, что, если бы я продолжал тебя целовать, ты бы неизбежно подчинилась.
- Подчинилась?! - спросила она, задыхаясь от негодования. - В каком веке ты живешь? Когда я нахожусь в постели с мужчиной, я не подчиняюсь, впрочем как и он, мы оба получаем удовольствие, мы на равных! А теперь уходи из моего дома!
- Ухожу, - сказал он голосом, в котором еще чувствовалось напряжение. Но учти: иногда все заканчивается совсем по-другому. До свидания, дорогая!
Джулия посмотрела вслед Стефану и вдруг почувствовала, как сожаление все больше и больше закрадывается в сердце, по мере того как затихают его шаги. Неожиданно и непривычно громко хлопнула дверь. Как будто кому-то дали пощечину.
Глава 4
Хотя Стефан собирался вернуться в Париж не раньше чем через день, он поменял билет и был дома уже тем же вечером. Всю дорогу он ругал себя. И что это нашло на него? Прийти к почти незнакомой женщине без приглашения и вести себя как мальчишка, сгорающий от желания.
Стоя у окна мансарды, он наблюдал, как сумерки медленно опускаются на город. Тело по-прежнему глухо ныло, и он не переставал удивляться остроте желания, пробужденного в нем Джулией.
Ему стоило сказать лишь слово, и самые красивые женщины находили высшим счастьем оказаться в его объятиях. А эта англичанка совершенно не в его вкусе - так грубо ему отказала! Почему же его по-прежнему влечет к ней?
Потому ли, что она была холодна и даже невежлива с ним в первый раз, на вечеринке? Или же потому, что устояла перед его мужским обаянием? Не поддалась, осталась непокоренной?
Или все это вместе взятое делало в его глазах Джулию женщиной, которая еще никогда ему не встречалась, - неприступной, недостижимой?
Стефан принял душ, переоделся и по привычке позвонил Каролин, чтобы пригласить поужинать. Та несказанно обрадовалась его звонку, тем более что ей не терпелось рассказать Стефану про роль, которую она получила в новом мюзикле, уже сейчас обещавшем громкий успех. Поэтому, несмотря на поздний час, Карелии приняла приглашение не раздумывая. Это моментальное согласие и полная готовность исполнить любое его желание только охладили Стефана. Он даже стал сожалеть о том, что позвонил.
Черные блестящие волосы Каролин, ниспадающие до пояса, и дорогое платье невольно заставили его вспомнить старую, запачканную краской майку Джулии, ее потертые джинсы.
Стефан погрузился в изучение меню. Каролин, сидящая напротив, флиртовала с ним, даже не скрывая этого. Весь вечер она призывно улыбалась ему, пристально смотря в глаза, смеялась каждой его шутке, запрокидывая голову и демонстрируя жемчужный ряд зубов...
Когда они выходили из ресторана, папарацци толпой окружили их. С трудом пробравшись к машине, Стефан и Каролин уселись на заднее сиденье, так что округлое колено женщины тесно прижималось к ноге Стефана. Он вдохнул приторно-сладкий аромат дорогих духов и почувствовал некоторое раздражение.
- Ты специально предупредила их, где мы будем ужинать? - Стефан подозрительно посмотрел на очаровательную спутницу.
- Нет, дорогой, как такое могло прийти тебе в голову? Ты же помнишь, в прошлый раз я пообещала никогда этого больше не делать.
Разумеется, он ей не поверил. Женщины всегда плетут интриги, чтобы получить то, чего добиваются.
Каролин теснее прижалась к Стефану и обняла его. Он осторожно высвободился и отодвинулся.
- Я сказал шоферу, чтобы сначала он отвез тебя.
- Почему? Ты разве не пригласишь меня к себе? - недовольно спросила она.
Он не ответил. В эту минуту его мысли витали далеко. Стефан вспоминал Джулию, ее лицо, нежную кожу, неповторимый вкус губ... Какой неожиданный сюрприз: под маской жесткого самоконтроля и холодной сдержанности скрывалась страстная, чувственная женщина! А ведь ему довелось увидеть лишь отблеск этой чувственности.
Может, послать ей роскошный букет роз? Немногие могут устоять перед цветами, сердце женщины обычно тает. Но в таком подарке нет ничего оригинального. Нет, определенно не цветы...
Машина плавно замедлила ход, остановилась.
- Bonne nuit, Каролин. Спокойной ночи, - произнес он мягко.
Взбешенная женщина выскочила из автомобиля и хлопнула дверцей.
- Домой, и побыстрее! - скомандовал Стефан водителю, и машина помчалась дальше по ночному Парижу.
Джулия старалась не думать о Стефане, но это ей плохо удавалось.
Она прекрасно знала, что работа в редакции требует колоссальных затрат энергии и постоянного душевного равновесия. Малейшая ее неуверенность, сомнение в собственных силах или обыкновенная усталость могут отразиться и на коллективе. К тому же она достаточно известная личность в городе. Любое изменение - в одежде, в поведении, не говоря уже о том, что касается журнала, - станет известно всему Борнмуту в одночасье, поползут слухи...
Поэтому Джулия всеми силами пыталась выбросить Стефана из головы, убеждая себя, что он - далеко не главное в ее жизни. Просто она встретила мужчину, в которого была влюблена в юности, а сейчас воспоминания прошлого нахлынули на нее и разбудили былые чувства.
Но это скоро пройдет. Должно пройти.
В конце концов, у них мало общего. Стефан живет в другой стране и принадлежит к тому типу мужчин, в которых лучше не влюбляться. Он твердо уверен, что стоит ему только захотеть - и Джулия тотчас же прыгнет к нему в постель.
Слава Богу, она не поддалась искушению!
А сейчас ей надо чем-то заняться, больше встречаться с людьми, чтобы как можно быстрее забыть его...
В тот же день Джулия записалась на курсы итальянского языка и решила принять приглашение коллеги на вечеринку. А в воскресенье она составит компанию Кеннету и отправится с ним и Стейси на прогулку.
Но, вернувшись в свой маленький тихий домик, молодая женщина обнаружила в почтовом ящике открытку. Это было настоящим сюрпризом. Люди уже настолько привыкли пользоваться телефоном, предпочитая быстроту и удобство, что почти перестали писать письма. Однако как манит нераспечатанный конверт, белеющий в прорези почтового ящика! Сколько загадок таит он в себе! Как разжигает любопытство и сколько рождает надежд!
У Джулии перехватило дыхание, как только она поняла, от кого эта открытка. А догадаться было несложно. Фотография изображала красную мельницу, крылья которой отчетливо выделялись на голубом небе. В нижнем углу было напечатано:
Paris. Moulin Rouge. Она знала только одного человека, который мог прислать такую открытку.
Словно школьница, впервые в жизни получившая любовную записку, с бешено колотящимся сердцем взглянула Джулия на текст. Когда-то давно она уже видела этот почерк, и, несмотря на то что столько времени прошло с тех пор, он показался ей до боли знакомым. Джулия принялась жадно читать.
Думаю, ты слышала о знаменитом кабаре в самом сердце Парижа. Когда будешь во Франции, пожалуйста, загляни меня навестить. Буду рад пригласить тебя на представление в "Мулен Руж".
Не могу забыть нашу встречу.
Стефан.
И в самом низу - номер телефона.
Джулия перечитала эти строки второй раз. Как глупо! И все-таки как приятно! И нечего убеждать себя в обратном. К тому же это всего лишь почтовая открытка. И она вовсе, не собирается ему звонить.
Джулия поставила открытку на подоконник и долго смотрела на нее и улыбалась. Простой прямоугольник картона помог ей выбросить из головы вчерашнюю сцену, воспоминания о которой жгли ее с самого утра...
Стефан, напротив, несмотря на все усилия, никак не мог забыть Джулию. Возвращаясь домой, он первым делом спрашивал горничную," не было ли звонков в его отсутствие.
Но безрезультатно. Она не звонила ему. Она явно не осознавала, какой чести он ее удостоил, оставив свой номер телефона.
Стефан разделся и встал под душ. Прохладные, приятно покалывающие струи воды освежили его. Быть может, она играет с ним, женщины часто так делают. При этой мысли он улыбнулся. Хорошо, у нее есть время позвонить до конца этой недели, никуда она не денется...
Джулия садилась в машину, как неожиданно одна из коллег подбежала к ней.
- Джулия, тебе звонил какой-то мужчина.
- Он назвал свое имя?
- Нет.
- В любом случае, спасибо. Если что-то важное, перезвонит.
- Кажется... - девушка перевела дыхание, кажется, это был иностранец.
Сердце Джулии на долю секунды замерло, затем забилось быстро-быстро.
- Да? - переспросила она с деланным удивлением.
- У него был французский акцент, как мне показалось, - продолжала девушка. - Потрясающий голос! Такой сексуальный! Кто этот мужчина?
Да, Роуз славилась любопытством. Для журналистки это просто бесценное качество, но нельзя же и в повседневной жизни всюду совать свой нос!
- Понятия не имею, - с беззаботным видом ответила Джулия. - И терпеть не могу, когда человек не представляется, а я должна гадать, кто бы это мог быть.
Однако Джулию куда больше раздражала собственная реакция на этот дурацкий звонок. Ну почему она сразу подумала, что это Стефан? И если угадала, то зачем он звонил ей? Притом на работу? И позвонит ли снова? Домой?
Вдруг Джулия вспомнила, что у Стефана нет ее домашнего номера. Но она не сомневалась, что такой человек, как он, не может не раздобыть телефон привлекшей его внимание женщины. Для него это пара пустяков.
Все последующие дни Джулия вскакивала и бежала к телефону, как только слышала звонок.
Она ненавидела себя за это, но ничего не могла поделать. Наконец она потеряла всякую надежду.
В воскресенье она отправилась навестить крестницу и осталась у друзей на чашку чаю. Вернувшись, Джулия обнаружила в почтовом ящике срочное заказное письмо. Письмо от Стефана. Разорвав конверт, она нашла лишь короткую записку.
Джулия! На следующей неделе я приезжаю в Лондон по делам. Не согласишься ли ты поужинать со мной? Не волнуйся, у тебя останется достаточно времени, чтобы вернуться домой и лечь спать вовремя. Позвони мне.
Стефан.
Джулия пробежала глазами записку раза четыре, раздумывая, звонить или нет. Но глубоко в душе знала, что не устоит.
Тем не менее она выждала три дня, долгие три дня, показавшиеся ей вечностью.
Наконец она набрала заветный номер. На другом конце провода ответила секретарша:
- Будьте добры, подождите минуту, я узнаю, не занят ли месье Бланшар, Стефан взял трубку.
- Стефан... - начала Джулия, больше всего на свете мечтая повернуть время вспять и никогда не набирать этого номера.
Услышав голос молодой женщины, Стефан инстинктивно напрягся. Итак, она все же позвонила. Но заставила его ждать. Он не мог вспомнить, чтобы хоть раз в жизни ему приходилось чего-то дожидаться с большим нетерпением.
- Джулия?
- Да, это я. Ты мне звонил...
- Да. - Стефан замолчал. Интересно, как она выпутается из этого положения?
Джулия сжала трубку так, что побелели пальцы. Черт бы его побрал!
- Я.., насчет ужина...
- М-да.
Стефан нетерпеливо передернул плечами. Она всегда так ведет себя с мужчинами? Заставляет их ждать? Напряжение нарастало с каждой секундой. Наконец он не выдержал и спросил:
- Ты согласна поужинать со мной, когда я буду в Англии?
У Джулии от волнения пересохло во рту. Надо взять себя в руки. Если бы она могла послать его к черту, его и это дурацкое приглашение на ужин.
Но откажись она сейчас, мир перестанет существовать для нее, как только Стефан Бланшар положит трубку и она поймет, что все кончено.
- Да, было бы чудесно... Когда?
Она произнесла это таким тоном, будто ее приглашают на чашку чаю к старой тетушке, пронеслось у него в голове.
- Я приезжаю в пятницу вечером, - холодно ответил Стефан. - Как насчет субботы?
- Замечательно, - ровным тоном ответила она, в то время как сердце ее учащенно билось.
- Хорошо, я позвоню, как приеду. Au revoir, la belle! До встречи, моя красавица!
В трубке послышались гудки. От нервного напряжения ладони Джулии стали влажными.
Значит, в субботу. "Ранний" ужин, чтобы она могла выспаться.
Но она не работает в воскресенье. И она прекрасно это знает.
Так же, как и он.
Глава 5
Отель, где остановился Стефан, был одним из тех роскошных дорогих мест, которыми пестрят красивые глянцевые журналы. В то же время он располагался на тихой улочке Лондона, вдали от оживленных авеню, площадей, больших магазинов.
Перед Джулией автоматически распахнулись двери. Она вступила в небольшой, но уютный холл, стены которого были обиты красным бархатом. Наборный паркет отражал сияние хрустальной люстры. Стойка регистрации была наполовину скрыта от глаз посетителей вазами с цветами, а высокая блондинка, стоящая за ней, как будто сошла с обложки журнала.
Джулия, у которой и так замирало сердце в ожидании предстоящей встречи, совсем смутилась.
- Я могу вам чем-нибудь помочь? - спросила блондинка, заметив растерянное лицо молодой женщины.
- Да, то есть нет, то есть... - Джулия запнулась и тут же сама себе удивилась: она, каждый день беседовавшая с совершенно разными людьми, не может построить обыкновенную фразу из-за дурацкого смущения! - Я жду здесь мистера Стефана Бланшара, - наконец произнесла она.
На лице блондинки продолжала сиять дежурная улыбка, выражающая участие и желание всеми силами помочь.
- Месье Бланшар, - поправила она Джулию, - будет здесь...
- Сию секунду, - послышался сзади низкий голос.
Джулия вздрогнула и обернулась. Рядом с ней, улыбаясь замешательству обеих женщин, стоял Стефан.
- Привет, Джулия!
С чувством, похожим на обреченность, она подумала, как великолепно он выглядит. Светлый костюм и голубая рубашка, с расстегнутой верхней пуговицей, которая позволяет видеть сильную, бронзовую от загара шею.
- Привет, - сказала она тихо и тоже попыталась улыбнуться.
Он пристально посмотрел на нее. Джулия вела себя совсем не так, как женщина, желающая понравиться мужчине. У нее был такой вид, будто она ступает по раскаленным углям. Может, это из-за волнения? Волнения, причина которого он?
Стефан улыбнулся и поцеловал ее в щеку, слегка обняв за плечи. Всеми силами Джулия старалась не выглядеть скованной, хотя внутри нее все замирало.
Она вдохнула тонкий аромат дорогого мужского одеколона, ощутила еле заметное прикосновение его гладко выбритого подбородка к своей щеке. Это лишь усилило ее смятение. Снова она чувствовала себя наивной девушкой-подростком. Окажись сейчас в ее руках блюдо с креветками, оно неизбежно полетело бы на пол, как тогда, десять лет назад.
- Великолепно выглядишь, - сказал он.
Более чем великолепно, несмотря на смущение. Коричневая кожаная юбка, чуть прикрывающая колени, и золотистый жакет с глубоким вырезом. Немного строго, но в то же время необыкновенно сексуально.
- Спасибо.
- Ну что, пойдем? - Стефан взглянул на часы. - Во сколько тебе надо уезжать?
- Я еще точно не знаю, - ответила она уклончиво и тотчас же поправилась, встретив заинтересованный взгляд Стефана:
- Поезд уходит в половине десятого.
Все же и это сложно было назвать ответом на вопрос.
- Поужинаем здесь или пойдем куда-нибудь в другое место?
Джулия заметила откровенно завистливый взгляд блондинки за стойкой и поняла, что та отдала бы все на свете, лишь бы в эту минуту оказаться на ее месте. Это придало молодой женщине уверенности.
- Здесь вкусно готовят? - спросила она.
- Не знаю. Наверное, но за углом находится суши-бар. Ты любишь суши?
- Обожаю!
- Тогда идем туда.
Шум улицы помог Джулии вновь почувствовать себя уверенно. Уютная атмосфера суши-бара еще больше этому способствовала. Джулия улыбнулась.
- Неплохое местечко. Здесь можно расслабиться.
- Расслабиться?
Стефан подумал, что, даже если бы он принял таблетку снотворного, это не помогло бы снять напряжение, вызванное желанием, которое рождала в нем эта женщина. Хотя, быть может, причина его состояния - предвкушение и ожидание, которыми он жил всю неделю?
Официантка принесла меню, и они долго выбирали, что заказать. Вскоре столик стал заполняться вновь и вновь прибывающими блюдами.
Джулия старалась вести себя так, будто она просто в очередной раз ужинает с привлекательным мужчиной. А не с тем, которому стоит лишь улыбнуться - и начинает кружиться голова, очертания людей и предметов расплываются, и остается лишь пара темных блестящих глаз, взгляд которых пронизывает насквозь, сковывает, завораживает...
Джулия медленно потягивала вино. Она опять чувствовала себя семнадцатилетней. Оставалось только надеяться, что выражение ее лица спокойное и взрослое.
Стефан откинулся на спинку стула.
- Ну а теперь расскажи, как ты стала редактором такого... - он замялся, - такого известного журнала. Насколько я знаю, эту должность обычно занимают люди, когда им за тридцать.
- Если думаешь, что я стала редактором в "Борнмут Ай" по знакомству или через постель, то ошибаешься! - неожиданно для себя вспылила Джулия. Но, поймав насмешливый взгляд Стефана, смущенно добавила:
- Извини, порой я бываю немного резкой. Издержки профессии.
- Люди задают ненужные вопросы, стремясь узнать лишнее? - попробовал он угадать.
- Что-то вроде того. - Она сделала глоток вина. - Мне кажется, тебе тоже случается бывать жертвой людского любопытства и назойливости...
- Никогда жертвой, cherie, дорогая, - понизив голос, ответил Стефан. И это слово я бы так же не употреблял по отношению к тебе.
Но продолжай...
У Джулии сладко защемило в груди, когда она услышала, как мягко прозвучало грассированное р. Ей почему-то вдруг захотелось, чтобы он поговорил с ней по-французски, хотя она знала лишь пару слов.
- Я окончила филологический факультет университета. В поисках работы совершенно случайно наткнулась на объявление о том, что журналу "Борнмут Ай" требуется сотрудник, способный делать обзоры современной зарубежной литературы. Тогда я много читала, была в курсе всех новинок. Я пришла, и меня взяли, хотя я этого никак не ожидала.
- Почему?
- Претендентов было более чем достаточно.
Опытных журналистов, со стажем минимум пять лет. Но в литературе из них никто толком не разбирался. Я прошла испытательный срок, мне стали доверять. Потом стала сама писать статьи, оказалось, у меня способности к журналистской деятельности. В "Борнмут Ай" я занимала разные должности, прежде чем стать главным редактором. Работала одним из заместителей, когда неожиданно наш редактор заболела и мне предложили ее подменить, сначала временно. Я согласилась, а когда та вдруг уволилась, меня оставили.
Три года прошло с тех пор, а это немалый срок.
- И ты довольна своей работой?
Джулия заколебалась.
- Д-да, хотя иногда мне кажется, что это несерьезное занятие в отличие, скажем, от работы врача или юриста. Но я рада, что оно у меня есть. И в то же время я стараюсь смотреть правде в глаза, отдаю себе отчет, что это не может длиться вечно. Журналистика - особый вид деятельности. Здесь все течет и изменяется гораздо быстрее, чем где бы то ни было.
- И чем ты собираешься заняться, когда твоей редакторской карьере придет конец?
Джулия опустила глаза и пожала плечами.
- Кто знает?
- То есть у тебя нет пока никаких планов на будущее? Или ты об этом еще не думала?
Джулия не знала, стоит ли выдавать свои сокровенные мечты. Но принцип, что женщина должна оставаться непрочитанной книгой, давно уже устарел. Хорошо, она скажет.
- Конечно, как и любая женщина, я надеюсь, что когда-нибудь у меня будут дети.
Он молча кивнул, про себя отметив уверенное "конечно", а заодно то, что Джулия ничего не сказала о замужестве. Но он знал, что женщины стараются не говорить о таких вещах, дабы мужчина не подумал, что его хотят заманить в сети брака.
Джулия почувствовала, будто ее разоблачили, уличив в чем-то неприличном. Она уже столько всего рассказала, а он все молчит.
- Теперь ты расскажи о себе. Ты сразу собирался стать владельцем ресторанов? - усмехнулась она.
- Думаю, никто заранее не знает, кем станет в будущем. Я сразу собирался стать удачливым, - сказал Стефан, делая ударение на последнем слове. - И все же никогда не остаешься довольным достигнутым. Всегда появляются новые цели, которых нужно добиться, новые препятствия, которые надо преодолеть.
- Ты и так достиг многого, и все равно не собираешься останавливаться на этом?
- Нет. У меня осталась еще одна...
Он не договорил, оборвав фразу на полуслове. Какое-то беспокойство, мелькнувшее в его взгляде, подсказало Джулии, что Стефан и так сказал больше, чем намеревался.
Очевидно, он ждал, что Джулия скажет что-нибудь или задаст вопрос, но она молчала. Стефан вдруг почувствовал, что между ними снова нарастает напряжение.
- Заказать тебе еще чего-нибудь или я попрошу, чтобы принесли счет?
Джулия предпочла последнее. Извинившись, она встала из-за стола и направилась в туалетную комнату. Там открыла кран с холодной водой, надеясь, что ледяная струя хоть как-то освежит пылающие щеки и кровь перестанет стучать в висках так, будто за молодой женщиной гнались. Затем поправила макияж, набрала в легкие побольше воздуха, как перед прыжком в воду, и вышла, чтобы присоединиться к своему спутнику...
Через несколько минут они оказались на улице. Уже стемнело. Стефан повернулся к Джулии.
- Ты все еще хочешь успеть на поезд?
Она услышала, как мимо проехал автомобиль, затем прошла шумная компания подростков. Зная, что зависит от ее ответа, молодая женщина молчала. Свет фонаря делал ее волосы почти золотыми. Наконец она решилась посмотреть Стефану в лицо. Их взгляды встретились, и Джулия услышала, как странный, незнакомый ей голос произнес:
- Нет.
Он наклонился и поцеловал ее. Это было бы невозможно в Париже, где обязательно нашлась бы пара любопытных глаз, и тогда его репутации холодного делового человека пришел бы конец. Но Стефан находился в Лондоне, где никто не знал его в лицо. И все-таки он не переставал себе удивляться. Ему, мужчине, привыкшему получать все, что угодно, когда угодно и где угодно, не пристало целоваться на улице.
Но он не мог больше сдерживаться. Джулия поймала его в плен спокойным и умным взглядом своих серо-зеленых глаз, тем, как вела себя с ним, как заставила его ждать.
- Джулия, - прошептал Стефан, с трудом оторвавшись от ее влажных сладких губ.
Она запустила пальцы в его густые волосы и снова прижалась к нему губами. Он продолжал целовать ее, пока она не застонала от удовольствия.
С лихорадочно блестящими от желания глазами он отрывисто сказал:
- Пойдем! - И взял Джулию за руку.
Они молча пошли обратно по направлению к отелю. Блондинка за стойкой проводила их любопытным взглядом. Оказавшись в лифте, Стефан снова обнял молодую женщину и стал покрывать поцелуями ее губы, лицо, шею с такой страстью, что у той перехватило дыхание...
Джулия едва окинула взглядом его номер, отметив только, что он благоухает ароматом цветов и едва освещен, что создавало атмосферу интимности.
Стефан медленно провел рукой по плавным изгибам ее бедра, что-то тихо говоря по-французски. Джулии казалось, что еще минута - и она полностью потеряет над собой контроль...
Как вдруг ее пронзила одна мысль. Она слегка отстранила Стефана от себя.
- В чем дело? - с недоумением спросил он.
Неужели снова передумала?
Запинаясь, Джулия пробормотала:
- Я.., я ничего с собой не взяла.
Он нахмурился.
- Ты о чем?
Джулия покраснела, подумав, что сама поставила себя в неловкое положение.
- Я не принимаю таблеток. Я не подготовилась к нашей встрече.
Стефан медленно улыбнулся. Раз она не пьет противозачаточных таблеток, значит, не встречается с кем попало. Эта мысль обрадовала его больше, чем он мог предположить.
Он ничего не произнес, только провел рукой от ее округлого колена вверх, к бедру. Затем раздвинул плотно сжатые ноги, дотронулся до внутренней его стороны и коснулся самого чувствительного места, совсем уже влажного от желания.
У Джулии перехватило дыхание. Ей показалось, что пол уплывает у нее из-под ног.
- Напротив, у меня создалось впечатление, что ты очень хорошо подготовилась...
И его пальцы проникли глубже.
Джулия глубоко задышала.
- Стефан! - Ее голос задрожал от нетерпения.
- Не беспокойся, у меня все есть. - С этими словами он вынул из кармана брюк пачку презервативов.
Джулия была рада, что теперь может не волноваться, но в глубине души ощутила нечто похожее на разочарование. Ведь это значит, что он был уверен в своей победе. Или он всегда носит их с собой, как говорится на всякий случай? И разве это плохо? Не лучше ли заранее позаботиться о безопасности?
Стефан заметил тень сомнения, появившуюся на лице Джулии, и прошептал:
- Иди ко мне!
Он расстегнул золотистый жакет и глубоко вздохнул от предвкушения удовольствия, увидев, как сквозь ажурную ткань лифчика просвечивают коричневые соски.
- Какая ты красивая! Ты надела это белье специально для меня?
- Конечно, - выдохнула Джулия.
Ее рука проникла под его рубашку. Она ласкала его сильное тело, тугие соски, каждый мускул живота, опускаясь все ниже.
Стефан закрыл глаза. Джулия стала медленно расстегивать его рубашку. Наконец она сняла ее и швырнула на пол. Затем наклонила голову и осторожно сдавила зубами сначала один его сосок, затем другой. Стефан тихо застонал от удовольствия. И тоже принялся в свою очередь раздевать Джулию.
Ловким движением он расстегнул застежку лифчика, освобождая упругую, словно налившуюся желанием грудь. Не вытерпев, он приблизился к ней губами и осторожно дотронулся кончиком языка сначала до одного соска, потом до другого. Волна наслаждения прокатилась по телу Джулии.
- Пожалуйста, еще, еще, не останавливайся, - простонала она.
От этих слов Стефан совсем потерял голову.
Он так сильно хотел эту женщину, что мог бы овладеть ею полураздетой, но, стремясь продлить удовольствие, стал медленно снимать с нее юбку и шелковые чулки. В затуманившемся сознании Джулии мелькнула мысль, что только Стефан мог довести обольщение до степени высокого искусства.
Он положил ее на кровать и стал покрывать поцелуями пылающее тело. Джулия стонала, все сильнее прижимаясь к нему. Поцелуи становились все более страстными, более требовательными...
- Пожалуйста! Я больше не могу! - воскликнула она.
И он вошел в нее. Едва не задыхаясь от наслаждения, Джулия выгнулась, ее бедра задвигались в унисон с его. Ей казалось, что она тает от небывалого блаженства. Она обхватила его бедра, впиваясь ногтями в упругую кожу, и прижалась к нему так, что они как бы слились в единое целое...
- Ты все еще торопишься на поезд?
Она улыбнулась.
- Нет.
- Это был путь к отступлению, да, Джулия?
- М-да.
Сейчас у нее не было никакого желания говорить. Она лежала, закрыв глаза и положив голову ему на грудь. Приятная усталость разлилась по всему телу. Неожиданно Стефан привстал и посмотрел на часы. Чувствовалось, что он нервничает. Поцеловав Джулию в лоб, он поднялся с кровати.
- Извини, - протянул он, зевая. - Мне нужно срочно позвонить. Лежи, не вставай.
Этот незначительный, казалось бы, поступок вернул Джулию с небес на землю. Она лежала и слушала, как Стефан что-то быстро говорит по-французски. Одному Богу известно, о чем и с кем он разговаривает. У него своя жизнь, и она, Джулия, занимает в ней лишь крошечное место. И еще неизвестно, насколько долго будет его занимать.
Скорее всего, не дольше сегодняшнего утра.
Повернувшись набок, молодая женщина задремала.
Глава 6
Джулия открыла глаза и в первую минуту не поняла, где находится. Через незанавешенное окно на нее смотрели бесконечные крыши домов. Чуть повернув голову, она увидела рядом с собой спящего мужчину. События прошедшей ночи живо встали перед ее глазами. Улыбка заиграла на губах, и Джулия сладко потянулась.
Затем она снова посмотрела на Стефана. Он лежал, закинув руку за голову, темная прядь волос упала на лоб, черные густые ресницы оттеняли бронзовый, почти смуглый цвет лица. Грудь его мерно поднималась и опускалась. Удивительно красивый во сне, он напоминал бога-олимпийца, отдыхающего от забав в тени оливкового дерева, где ничто не может нарушить его покоя.
Джулия тихо вздохнула - отчасти от приятных воспоминаний, отчасти от сожаления, что ночь позади.
Подобное не случалось с ней давно, так давно, что она даже не могла припомнить. Да и случалось ли? Джулии никогда не доводилось оказаться в постели с человеком, которого она едва знает. По сути дела, она не встречалась с мужчиной уже...
При мысли о том, что целых три года была поглощена только работой, Джулия нахмурилась. К тому же все предыдущие отношения с мужчинами не шли ни в какое сравнение с тем, что происходило с ней сейчас. Чтобы спокойная, уравновешенная, привыкшая следовать голосу разума Джулия Стоулс забыла обо всем на свете в объятиях мужчины, которого видит всего лишь третий раз в жизни, - да быть такого не может! И нате вам...
Стефан же Бланшар, напротив, привык, что женщины сами вешаются ему на шею, и наверняка счел вполне естественным и закономерным подобное завершение вечера.
- Почему ты хмуришься, та belle? Надеюсь, причиной тому не ночь, которую мы так чудесно провели вдвоем?
Джулия вздрогнула. Поглощенная мыслями, она не заметила, как Стефан проснулся. Он долго наблюдал за ней из-под полуопущенных ресниц, ожидая ответа.
Молодая женщина молчала, вновь залюбовавшись его стройным крепким телом, телом хищника, лениво развалившегося на солнцепеке, но готового сейчас же вскочить, как только почует добычу.
- Тебе показалось, - наконец сказала она. Я не хмурюсь.
Стефан протянул руку и начал гладить ее длинные шелковистые волосы. Да, это была незабываемая ночь. Хотя он знал, что по-другому и быть не может. Как долго Джулия заставила его ждать! И как незнакомо было это для него предвкушение чего-то нового и неизведанного!
Однако теперь, когда пожиравший его голод желания был утолен, Стефан остался один на один со знакомой ситуацией. Обычное утро, женщина рядом. Он надеется, что она не собирается строить воздушные замки насчет их совместного будущего. Она не вправе чего-либо требовать от него. Он не дает никаких обещаний это его принцип в отношениях с женщинами.
- Иди сюда, поцелуй меня, - шепнул Стефан.
Но Джулия почувствовала еле заметную перемену в его поведении. Некую сдержанность, даже настороженность. Он словно ждал, что она скажет, что сделает дальше.
Уж не думает ли он, что она бросится к нему на шею с мольбами не оставлять ее, с упреками или требованиями, как делают некоторые женщины после ночи любви? Что же, если так, то ему нечего бояться.
Джулия посмотрела на Стефана с улыбкой, которая не раз выручала ее, помогая скрыть то, что происходит в душе. И невольно вспомнила, как ровно через месяц после смерти матери, с разрывающимся от боли сердцем, вернулась в редакцию и нашла в себе мужество продолжить работу. И как назло, именно тогда ее пригласили дать интервью для телепередачи.
Тем не менее ни один мускул не дрогнул на ее лице. На экране появилась спокойная Джулия с уверенным взглядом и ослепительной улыбкой. Никому бы и в голову не пришло, что творится в ее сердце, если бы ведущий не упомянул о тяжелой утрате. На следующий день редакция оказалась в буквальном смысле слова завалена письмами читателей с выражениями искреннего соболезнования...
- Почему бы тебе не поцеловать меня?
Стефан повернулся к ней. Любопытство снова загорелось в его глазах. Похоже, она не из тех женщин, которые все утро будут твердить, что лучшей ночи не было в их жизни.
Он поцеловал ее.
- Так?
От удовольствия Джулия даже зажмурилась.
- Именно так.
Стефан с облегчением вздохнул, когда она с легкой улыбкой поинтересовалась, когда он уезжает. Значит, Джулия не станет слезно умолять его остаться. Женщины, с которыми он встречался раньше, вели себя, как правило, иначе.
В его душе зашевелилось чувство, похожее на ущемленное самолюбие. Джулия осталась верной своему независимому характеру даже после проведенной с ним ночи. И хотя она уступила соблазну, ему не удалось полностью подчинить ее себе. Она даже не спросила, когда они увидятся в следующий раз и увидятся ли вообще. Стефан привык, что женщины его преследуют, и столь откровенное безразличие поразило его и вместе с тем заинтриговало еще больше...
Джулия уехала в три. Всю дорогу она находилась в приподнятом настроении. Ее щеки покрывал нежный румянец, глаза блестели, слегка растрепавшиеся волосы придавали всему облику еще большую привлекательность. Стоило лишь мельком взглянуть на нее, и становилось ясно: эта женщина еще недавно находилась в объятиях мужчины.
Сидя у окна поезда, мчавшего ее назад, в родной город, Джулия что-то тихо напевала себе под нос. Перед ее глазами стоял Стефан, проводивший ее на вокзал. Неотразимо привлекательный, с ослепительной улыбкой, он махал ей рукой.
Однако когда поезд тронулся, Джулия сразу же откинулась на сиденье. Она не собиралась провожать его умильным взглядом и посылать воздушные поцелуи. Джулия прекрасно понимала, что Стефан мужчина-одиночка, живущий в соответствии со своими собственными принципами, не любящий, чтобы кто-то их нарушал.
Не в этом ли сходство между ними? Так почему бы им не позволить себе легкое любовное приключение?
Джулия закрыла глаза и стала перебирать все мельчайшие детали сегодняшнего утра. Они провалялись в постели до полудня, а затем позавтракали в ближайшем кафе.
Не стоит только слишком увлекаться, чтобы игра не переросла в нечто более серьезное. А риск достаточно велик, если учесть, что противник - такой мужчина, как Стефан Бланшар. Потребуется немало силы воли, чтобы не влюбиться в него. Любовь часто влечет за собой страдания, особенно безответная. А Джулия не сомневалась:
Стефан принадлежит к тому типу мужчин, которые, заметив, что женщина не может жить без них, сразу же теряют к ней всякий интерес.
А она вовсе не желала страдать из-за неразделенной любви.
При прощании он сказал, что скоро позвонит. Так что она проявит терпение и будет ждать.
Да нет же, она не позволит своей жизни превратиться в сплошное ожидание! Она будет просто вести обычный образ жизни без тревог и бессонных ночей.
Так Джулия подбадривала себя в течение нескольких дней, в душе страстно ожидая звонка.
Но Стефан все не звонил, и с каждым днем молодая женщина все острее чувствовала одиночество и разочарование.
Ну почему ее угораздило связаться именно с ним, привыкшим играть женскими сердцами?
И почему она не может относиться ко всему происходящему легко и беззаботно, как он? Да, она смогла бы... Только бы он позвонил!
Прошла неделя, затем другая, прежде чем раздался долгожданный звонок. Услышав на другом конце провода знакомый низкий голос с певучим акцентом, Джулия едва удержалась от того, чтобы не дать чувствам выплеснуться наружу. Ей не терпелось спросить, почему он так долго не звонил, но она сумела подавить в себе это желание. Иначе он тотчас же ощутит свое превосходство и игра перестанет идти на равных.
- Джулия?
- Здравствуй, Стефан, - сказала она спокойно.
Он невольно восхитился тем, как сдержанно и небрежно произнесла Джулия слова приветствия. Как часто он вспоминал ее с момента их расставания! У Джулии был номер его домашнего и рабочего телефона, но она ни разу не позвонила.
Это было своего рода испытанием, которое она прошла великолепно. Джулия проявила выдержку и хладнокровие, и теперь ему не терпелось увидеть ее снова.
- Как дела?
- Как обычно, много работы. А у тебя?
- Я ездил в Ниццу.
- Как провел время?
- Отлично. - Он помолчал, затем произнес:
- Я скучал по тебе, Джулия.
Видимо, не настолько, чтобы хоть раз позвонить, подумала она, все же обрадовавшись его словам.
- Всегда приятно, когда о тебе помнят, - ответила Джулия, стараясь, чтобы голос звучал безразлично вежливо.
- А ты скучала по мне?
- Прекрати напрашиваться на комплименты!
Стефан засмеялся.
- Когда мы увидимся теперь?
- Это зависит от многих причин.
- От каких, например?
- Найдется ли у меня минутка свободного времени тогда, когда она будет у тебя.
- Ты имеешь в виду, что не отложишь все свои дела ради встречи со мной?
Какая самонадеянность!
- Разумеется, нет. А ты?
- Наверное, тоже нет. Так, когда мы сможем встретиться?
- Назови время, и я скажу, свободна ли я.
- Может быть, в следующие выходные? На эти я улетаю в Нью-Йорк.
- Хорошо. Где? Снова в Лондоне?
- Почему бы тебе не побывать в Париже? - предложил он.
Джулия никогда прежде не была в Париже. А то, что она приехала сюда по приглашению Стефана, сделало город вдвойне привлекательным в ее глазах.
Квартира Стефана находилась в одном из наиболее престижных кварталов Парижа. Она была обставлена в современном стиле: минимум мебели, максимум света и стекла. Мраморный пол в огромной ванной комнате. Из мансарды, уставленной цветами и небольшими деревьями в кадках, открывается великолепный вид на город.
Джулия подумала, что это квартира человека, больше всего на свете ценящего свободу и комфорт.
Стефан возил ее по городу до тех пор, пока у Джулии не закружилась голова от красоты дворцов, парков, готических соборов и современных сооружений. Поднявшись пешком по узким улочкам Монмартра, они очутились перед базиликой Сакре-Кер, чьи белоснежные купола величественно возвышались на фоне синего неба, своей монументальностью, цветом и стилем контрастируя с остальными постройками. У Джулии захватило дух.
- Как красиво! - прошептала она.
Стефан обнял ее.
- С тобой не сравнится, - шепнул он на ухо Джулии и увез ее обратно в квартиру, где они предавались любви, пока день медленно догорал, уступая место сумеркам.
Вечером они отправились в небольшой уютный ресторанчик, где их ожидал ужин при свечах. Джулия поймала себя на мысли, что впервые не чувствует напряжения и скованности в присутствии Стефана.
- Расскажи мне что-нибудь о себе, - попросила она. - Ты никогда не хотел жить где-нибудь еще?
- Зачем? У меня здесь есть все, что нужно.
И Джулия поняла, как он любит свою страну и гордится ею.
- А где твоя семья?
- Моя сестра тоже живет в Париже. Родители умерли.
Они оба помолчали. Отблески пламени свечи играли на их лицах. Стефан взял ее руку в свою и пристально посмотрел Джулии в глаза. В его взгляде светилась нежность, какой прежде она не замечала, и в то же время что-то похожее на тоску. Секунда - и его лицо приняло обычное выражение, так что молодая женщина подумала, что это была всего лишь неверная игра света в его глазах.
- Поехали, - вдруг сказал он. - Думаю, нам пора домой.
Стефан жестом подозвал официанта и попросил принести счет.
Они вышли на улицу и с наслаждением вдохнули свежий ночной воздух. Джулии показалось, что в эту ночь звезды горят особенно ярко, несмотря на все усилия большого города затмить их искусственным светом. Она тронула Стефана за рукав.
- Посмотри, можно даже различить созвездия! Мне кажется, в Англии они не так отчетливо видны... Наверное, это из-за географического положения, здесь южнее. Ты знаешь какие-нибудь названия, кроме Большой Медведицы, конечно?
Стефан взглянул на усеянное звездами небо.
Он долго молчал, прежде чем сказать:
- Мама говорила мне в детстве, что существует только одно созвездие созвездие счастья. И его можно увидеть в любой точке земного шара, в любое время суток. Но при одном условии: если находишься рядом с тем, кого любишь... Звезды будут светить обоим, пока длится их любовь...
Рев двигателя промчавшегося мимо мотоцикла прервал его. Словно устыдившись только что сказанного, Стефан нахмурился и отрывисто произнес:
- Садись в машину, Джулия. Поехали.
Всю дорогу молодая женщина молчала. Она вспоминала о проблеске нежности в глазах Стефана и его странных словах и сожалела, что это были всего лишь мгновения. Сладкие мгновения, но ненастоящие. В них можно только верить, как в созвездие счастья...
А как бы ей хотелось стать единственной женщиной в жизни Стефана, а не коротким эпизодом, чтобы созвездие счастья светило им всю жизнь!
Когда они вернулись в квартиру, Джулия по-прежнему хранила задумчивый вид. Заметив это, Стефан подошел к ней, взял за подбородок и провел пальцем по еле заметной Складке между бровей.
- Опять хмуришься. Знаешь, что после этого бывает? - поддразнил он ее. - Глубокие морщины появляются на лице и остаются там навсегда! Ни одна женщина не может спокойно вынести это!
Джулию это шутливое замечание почему-то разозлило.
- Конечно, если у мужчины морщины обозначают опытность, то у женщины это всего лишь признак старости! - произнесла она язвительно.
Джулия отвернулась и смотрела в окно, на яркие огни ночного города. От слов Стефана ей стало грустно. Такие мужчины, как он, больше всего ценят в женщине красоту, а разве красота не вечная спутница юности? Зачем же притворяться, будто это не играет для него никакой роли?
- Джулия...
Стефан, обняв за плечи, привлек ее к себе.
Она закрыла глаза.
- Да?
- Ты действительно обиделась? Или ты всегда так быстро вспыхиваешь?
Джулия засмеялась и посмотрела ему в лицо.
Ее глаза дразнили.
- Насчет последнего ты угадал!
- Так покажи мне, как это происходит.
Тогда она начала медленно расстегивать его рубашку...
Этой ночью ведущая роль в любовной игре принадлежала ей. Она, не торопясь, раздела Стефана и ласкала его, пока он не застонал от нетерпения. Затем села на него верхом, и копна густых волос свесилась вниз, закрывая ее лицо, касаясь его груди. Джулия не помнила, чтобы когда-либо вела себя более смело с мужчиной...
А после они долго лежали рядом и приятная усталость наполняла их тела.
Джулия первая прервала молчание.
- Тебе понравилось? - прошептала она.
Он посмотрел на нее с улыбкой и привлек к себе.
- Даже не представляешь насколько. Ты была такой страстной. - С этими словами он скользнул рукой между стройными ногами Джулии. Ее дыхание стало прерывистым. - А тебе это нравится?
- Да... О да... - Голос ее на миг прервался. Пожалуйста, не останавливайся!
Стефан засмеялся:
- Останавливаться? Да я еще и не начинал...
Выходные незаметно подошли к концу. В аэропорту Стефан страстно поцеловал Джулию в губы, оставляя ей надежду, что это не последняя их встреча.
- Останься еще на день, - вдруг предложил он.
Искушение было так велико! Огромным усилием воли Джулия отстранилась от Стефана.
- Не могу, - произнесла она с сожалением. У меня завтра сдача очередного номера в набор.
Он кивнул и поцеловал ее в лоб.
- Я улетаю в Штаты на месяц. Позвоню, когда вернусь.
- Хорошо.
Джулия сжала его руку в своей, резко повернулась и пошла прочь.
Как нелепо устроена жизнь! - размышлял Стефан, глядя вслед удаляющейся женщине. Почему всегда так хочется того, чего не имеешь?!
Если бы Джулия жила в этом же городе, он вряд ли попросил бы ее провести с ним еще денек.
Он шел обратно с рассеянным видом. Женщины, встречавшиеся Стефану по пути, заглядывали ему в глаза, но он едва их замечал.
Джулия приехала домой поздно вечером. Она приняла ванну и легла в постель с целым ворохом приятных воспоминаний.
В понедельник все в редакции обратили внимание, как прекрасно она выглядит, и это несмотря на то что в выходные времени, чтобы выспаться, у нее не было.
Джулия чувствовала себя на седьмом небе от счастья, и порой ей казалось, что проведенное со Стефаном время - всего лишь прекрасный сон. Все остальное как будто отошло на второй план, и молодая женщина всю следующую неделю жила в своем особом мире, мире воспоминаний и грез.
Однако спустя некоторое время на безоблачном горизонте стали собираться небольшие тучки. Сомнения все больше одолевали Джулию.
Сохранили бы их отношения ту прелесть новизны и романтики, если бы Стефан жил в соседнем доме? Не превратились ли бы они в серые будни? По-прежнему бы она чувствовала, как мурашки ползут по спине при одном лишь воспоминании о нем?..
Недели две спустя, готовя себе ужин, Джулия случайно взглянула на календарь, висящий на стене в кухне, и ее сердце замерло от страха.
То, что должно было уже давно начаться, не начиналось.
Она машинально продолжала жарить картошку, стараясь не обращать внимания на то, что ее руки дрожат. Но когда все было готово, поняла, что у нее начисто пропал аппетит.
Прежде у нее никогда не было задержки. Ни разу в жизни. Потому, наверное, она и не забеспокоилась раньше, что привыкла полагаться на свой организм, работающий с точностью часов. Или же потому, что все ее мысли были поглощены Стефаном...
Но этого просто не может быть! Они же всегда были осторожны!
Джулия попыталась не думать об этом, но безрезультатно. Чтобы как-то успокоиться, она отыскала книгу, автор которой утверждал, что современные методы контрацепции надежны и риск составляет не более трех процентов. Но беспокойство только возросло.
Она постаралась взять себя в руки, доказывая самой себе, что время еще терпит, но с каждым днем ее надежды таяли. Жизнь молодой женщины превратилась в череду бесконечно тягостных минут ожидания.
Позвонил Стефан, и Джулия сделала все возможное, чтобы голос не дрожал и не выдавал волнения, но внутри нее все замирало от ужаса, отказываясь принять пугающую реальность.
Они даже не договорились о встрече. Теперь Джулия об этом не думала. Больше всего ей хотелось, чтобы все с ней происходящее оказалось дурным сном.
Но она знала, что надо смотреть правде в глаза, какой бы страшной та ни была. И если сначала она позволяла себе еще сомневаться, то теперь надежды совсем не осталось.
Вероятность превратилась в неизбежность.
Джулия взглянула на себя в зеркало, пытаясь увидеть какие-то изменения в лице, но ничего не заметила. Щеки по-прежнему алели, глаза блестели. Быть может, даже слишком... Разве не говорят, что женщина, которая ждет ребенка, сияет здоровьем?
Теперь эти слова относились и к ней. Она сияла здоровьем и внутренне содрогалась, зная, что носит под сердцем ребенка Стефана Бланшара.
Глава 7
Джулия в очередной раз придирчивым взглядом осмотрела дом. Стефан приедет с минуты на минуту, и все должно выглядеть безукоризненно. Белоснежная скатерть, натертый паркет, цветы повсюду...
Джулия опустилась на кровать, смяв при этом покрывало, которое так тщательно разглаживала до этого. В сущности, ей было наплевать. Чем ближе становилась минута их встречи, тем сильнее у нее сжималось сердце. Она в сотый раз взглянула на часы. Через несколько минут ей придется сообщить Стефану нечто такое, после чего их отношения резко изменятся. И все же чем раньше она это сделает, тем лучше. Ничего скрывать Джулия не собиралась. И потом, как бы она могла смотреть ему в глаза и делать вид, что ничего не произошло?
Как ни старалась Джулия отвлечься от горьких мыслей, ей это плохо удавалось. Что скажут люди, когда узнают, что Джулия Стоулс, да-да, та самая Джулия Стоулс совершенно неожиданно забеременела, притом что в ее личной жизни никого не было! Вряд ли коллеги кинутся поздравлять ее с бутылкой шампанского и цветами, а восторженные читатели забросают письмами с бесконечными поздравлениями!
И все-таки больше всего ее сейчас волновало то, как сказать Стефану о своей беременности. Ошеломить его сразу, на пороге, или подождать, пока наступит подходящий момент?
Джулия даже не сомневалась, какова будет его реакция. Наверняка он придет в ярость. Что вполне естественно. А чего еще ожидать от мужчины, который узнает, что в скором времени станет отцом ребенка женщины, с которой встречался всего пару раз?
Шум подъезжающей машины, хлопанье дверцы, до боли знакомый голос. Через занавешенное окно спальни Джулия различила темный силуэт человека, расплачивающегося с таксистом.
Он здесь. Она должна быть вне себя от радости, но единственным чувством, в этот момент испытываемым ею, был страх. Страх перед неизбежностью.
Выйдя из такси, Стефан взглянул на окна дома, где жила Джулия. Они были занавешены.
Почему бы Джулии не открыть их и не выглянуть? Что она о себе вообразила? Сначала говорит с ним по телефону натянутым тоном, как если бы он обидел ее чем-то, а теперь не желает показываться? Она сердится? А если так, то почему?
В любом случае, не стоит забивать этим голову, решил Стефан. Что бы там ни было - дурное ли настроение или приступ высокомерия, все мигом пройдет, стоит ему обнять ее и поцеловать. Стефан представил стройное, упругое тело Джулии и почувствовал, как с каждой секундой в нем растет желание.
Он подошел к двери и нажал кнопку звонка.
Хотя Джулия ждала его с минуты на минуту, мелодичные переливы электрическим током прошили ее тело, заставив его напрячься до боли. В первую секунду Джулия не могла даже подняться, чтобы открыть дверь, и сидела на кровати, не шелохнувшись, в странном оцепенении.
Нет, это уже слишком, подумал Стефан. Они же договорились, что сегодня Джулия будет дома ждать его приезда. Может, ее срочно вызвали на работу? Но, насколько он знал, Джулия не работает по выходным. Или...
В этот момент дверь распахнулась и Джулия повисла у него на шее. Стефан не успел разглядеть ее лица, она спрятала его, уткнувшись ему в грудь, но почувствовал, как сильно бьется ее сердце. Так-то лучше!
Он улыбнулся и обнял ее.
- Ты соскучилась, та belle?
Веди себя, как обычно, подсказывал Джулии внутренний голос. И, изобразив на лице счастливую улыбку, она сказала:
- Соскучилась? Да будет вам известно, месье Бланшар, у меня столько дел, что мне некогда скучать по кому бы то ни было!
Прозвучало как заученный урок! Как будто она играет роль, роль независимой, эмансипированной женщины, у которой собственная жизнь, и любовь в ней занимает далеко не первое место. Отлично! Это то, что привлекло его с самого начала. Но вот что странно: теперь ему вдруг захотелось, чтобы она сказала обратное, чтобы через железную броню мелькнуло нежное, любящее сердце. Это дало бы ему возможность завоевать ее, как он привык поступать с другими женщинами. Покорить, а затем продолжить свой путь в одиночестве, к которому привык.
- Проходи. Что будем делать? Может, сначала я сделаю чаю, а затем пойдем прогуляемся вдоль берега...
Джулия не договорила. Слова утонули в поцелуе, от которого все внутри таяло, а мысли уплывали куда-то далеко-далеко.
Нет, она не может признаться. Не сейчас.
- Стефан! - оттолкнула его Джулия. - Такое впечатление, что ты приехал только с одной целью! - с деланным возмущением воскликнула она, по-прежнему не в силах преодолеть безотчетный страх перед предстоящим разговором.
- Не желаешь отправиться сразу в спальню и заняться любовью?
- Разве ты не хочешь выпить сначала чашечку? Ты находился в пути целый день! Пойдем, я поставлю чайник.
С этими словами Джулия повернулась и направилась в кухню.
Стефан последовал за ней, чувствуя нарастающее раздражение. Хорошо же она его встречает! Уж не думает ли она, что он проделал всю эту дорогу, чтобы его накормили и напоили, как проголодавшегося ребенка?
- Знаешь, француженка никогда бы не встретила своего возлюбленного подобным образом, - колко заметил он.
Джулия резко повернулась.
- Тогда советую тебе найти в качестве замены француженку!
- Ты так же гостеприимна со всеми твоими мужчинами? - совсем уже зло спросил он.
Как будто у нее армия любовников! Джулия неожиданно почувствовала себя плохо - закружилась голова, тошнота подступила к горлу. Это еще раз напомнило ей о тайне, из-за которой отношения со Стефаном не могли оставаться прежними. О маленькой тайне, которая жила у Джулии под сердцем и росла с каждым днем.
И вдруг она ясно осознала, что скрывать свое положение дольше не имеет смысла. Это значило бы обманывать Стефана, притворяясь, что все идет как обычно. Признаться потом, лежа в его объятиях? Это только усилит разочарование и, пожалуй, приведет его в еще большую ярость.
- Сядь, Стефан, - сказала Джулия устало.
Он внимательно посмотрел ей в лицо. Что-то не так. Он почувствовал это с самого начала, когда, подъехав к дому Джулии, обнаружил, что окна ее спальни занавешены, а сама она не торопится его встречать. Но тогда он решил, что Джулия просто волнуется, принимая его у себя.
Но Стефан был уже однажды у нее, и потом она не принадлежала к тем женщинам, которые жаждут одобрения обстановки их дома и переживают по этому поводу.
Так в чем же дело?
Стефан молча пододвинул стул и сел, вытянув ноги. Лицо его было бесстрастно.
- Сейчас. Только я налью чаю.
Он не произнес ни слова, сидел и ждал.
Джулия сняла чайник с плиты и стала заваривать чай, хотя прекрасно знала, что ни он, ни она к нему даже не притронутся. Но надо же было что-то делать! И почему Стефан ничего не говорит? Почему застыл как статуя, в холодном молчании? Мог бы и спросить, что случилось, и тем самым помочь ей.
- Я жду ребенка.
Словно удар грома раздались в мертвой тишине кухни ее слова. В первую секунду Стефану показалось, что он спит и видит кошмарный сон.
- Подойди и посмотри мне в глаза, а затем повтори еще раз то, что сказала.
Джулия оперлась о стол, словно в поисках поддержки. Набрав побольше воздуха в легкие, она, как он и просил, посмотрела ему в глаза.
Но не увидела в них ни гнева, ни ярости, как ожидала. Они вообще ничего не выражали. Стефан пристально смотрел на Джулию и чего-то ждал. Как будто перед ней сидел незнакомец. И действительно, таким она его еще никогда не видела.
- Я жду ребенка, - повторила она громче.
Стефан инстинктивно взглянул на живот Джулии, словно надеясь увидеть подтверждение ее слов, но серый шерстяной свитер был для этого слишком неподходящей одеждой.
- Поэтому ты не хотела заниматься любовью?
Спокойный, тихий голос подействовал на Джулию как бальзам. Впервые с момента его приезда страх немного отпустил ее. Стефан - умный мужчина, очевидно, он понял, что злиться не имеет смысла.
- Да, я подумала, что в нынешних обстоятельствах это было бы неуместно.
Улыбка, больше похожая на гримасу, исказила его лицо.
- Неуместно? Для кого? Для тебя или для ребенка? Или для того дурака, который приходится отцом этому ребенку?
Раньше Джулия думала, что негативные эмоции могут выражаться только в криках, громких обвинениях или проклятиях. Теперь она поняла, что ошибалась. Презрение, которое звучало в его словах, произнесенных еле слышно ровным тоном, оказалось куда страшнее. Она уставилась на Стефана в оцепенении, стараясь понять, в чем он ее обвиняет. Если он хочет найти виновного, то вина лежит на них обоих.
- Стефан, я...
Он холодно перебил ее:
- Ты уже была беременна, когда спала со мной в те выходные, в Париже, да? - Стефан так и впился в нее инквизиторским взглядом. Не думаю, что отец ребенка признает его своим, если узнает, что ты спала с другим мужчиной. Но не беспокойся, он не услышит этого от меня. Я унесу сию великую тайну с собой в могилу.
Какие безжалостные у него глаза, мелькнуло в голове у Джулии.
- И надеюсь, - продолжил Стефан, - я никогда больше не увижу тебя.
Словно наблюдая за всем происходящим со стороны, Джулия видела, как он поднимается со стула, поворачивается и уходит. Все как в замедленной съемке. Только когда Стефан оказался уже у двери, Джулия снова обрела дар речи и выкрикнула вслед:
- Но это твой ребенок, Стефан! Твой!
Он резко остановился. Джулии показалось, что наступившая тишина продлится вечно.
- Что? - Короткое слово прозвучало как выстрел. Тягостная тишина разбилась на миллиарды звенящих осколков.
- Ты - отец ребенка, - беспомощно повторила Джулия.
Он повернулся и громко рассмеялся.
- Это не правда!
Что-то в тоне его голоса, надменном и презрительном, задело Джулию и вернуло к реальности. Какое право он имеет так с ней разговаривать? Оскорблять ее? В Джулии вдруг проснулась обычная самоуверенность. Она снова стала той сильной, с твердым характером женщиной, какой ее знали друзья и близкие. Мысль о ребенке, которого она носит под сердцем и которого так упорно отказывается принять его отец, придала ей решимости. Накопившийся гнев вылился наружу. С гордо поднятой головой она произнесла:
- Можешь в этом не сомневаться.
- Как ты это докажешь?
- Я не имею ни малейшего желания что-либо доказывать, особенно тебе! Кроме того, мне не нужны доказательства, я и так знаю.
- Откуда?
- До тебя я ни с кем не встречалась два года.
- Думаешь, я поверю тебе?
- Ничего я не думаю! - отрезала Джулия. Я говорю тебе об этом, потому что ты имеешь право знать, хотя сейчас вижу, что только напрасно побеспокоила тебя.
Стефан кивнул, как будто в подтверждение какой-то мысли, только что пришедшей ему в голову.
- Разумеется, - произнес он.
Джулия несколько раз глубоко вздохнула.
Надо успокоиться, сказала она себе. Волнение лишь повредит мне и ребенку. Быть может, новость так поразила Стефана, что он повел себя со мной грубо. Но теперь, после того, что я ему сказала...
И молодая женщина с надеждой посмотрела на него.
- Разумеется - что?
Стефан снова кивнул.
- Теперь я все понимаю.
- Понимаешь?
- Да. Я прекрасно помню нашу первую встречу в Лондоне. Тогда ты говорила, как сильно хочешь иметь ребенка. Меня это поразило. Ты же бизнес-леди! Зачем тебе муж? А вот ребенок это то, что надо для создания имиджа заботливой мамаши, брошенной жертвы! И кто, как не я, один из самых богатых людей Франции, может лучше подойти на роль отца? Ведь это сенсация!
Как раз то, о чем больше всего любят читать!
Он говорил, не давая Джулии вставить и слова, смотря на нее как на бессловесное существо из другого, низшего мира, недостойное его.
- Мне только интересно узнать, как тебе это удалось. В любом случае, грандиозный план, поздравляю!
Джулии показалось, что он дал ей пощечину.
- Убирайся! - не выдержала она.
Но он не пошевелился.
- Сколько ты хочешь? Думаю, ты зарабатываешь немало, не так ли, Джулия? - Он обвел взглядом кухню. - Но тебе нужно больше. А с моими деньгами ты бы могла позволить все, что хочешь: хорошую няню, большой дом, дорогой автомобиль, путешествия! Правда, та belle?
- Никогда больше, не называй меня так! - закричала Джулия. - Я в последний раз говорю тебе: убирайся! Иначе я звоню в полицию!
Стефан увидел, как у Джулии сжались кулаки. Он сам был на пределе и понял, что ему действительно лучше уйти, в противном случае он тоже за себя не отвечает. А ведь она носит его ребенка, хотя сделала это обманным путем.
- Что ж, я ухожу, - ледяным тоном произнес он.
- И никогда не возвращайся! Слышишь? Нико-гда! Я не хочу больше тебя видеть!
Из заднего кармана брюк Стефан достал бумажник. На миг Джулии показалось, что сейчас он швырнет ей в лицо деньги. Но он достал визитную карточку и бросил ее на стол.
- Здесь телефон и адрес моего адвоката. Я сообщу ему, что ты позвонишь.
И с этими оскорбительными словами он ушел, громко хлопнув дверью. Джулия услышала звук быстро удаляющихся шагов. Огромная тяжесть словно упала с ее сердца.
Его реакция оказалась даже хуже, чем она предполагала. Но теперь все кончено. Она пережила и это. Что бы теперь ни случилось, хуже уже быть не могло.
Но внезапно Джулия вспомнила его холодное лицо, исполненный презрения взгляд, и слезы выступили на глазах. Она проглотила их.
Стефан не стоит того, чтобы о нем плакать.
Джулия вдруг почувствовала, что у нее засосало под ложечкой. Она не ела с самого утра.
Мне нужно кормить ребенка, сказала она себе и открыла дверцу холодильника.
Глава 8
- Мне никто не звонил?
Адвокат покачал головой.
- Никто, месье.
- А вы позвонили ей, как я просил?
- Я четыре раза дозванивался до мадемуазель Стоулс, но она упорно отказывалась со мной говорить.
Стефан подошел к окну и задумался. Этого он никак не ожидал. В тот раз он ни на йоту не поверил словам Джулии, что она больше не желает его видеть, подумав, что та просто ведет хитрую игру. Тогда он сомневался лишь в том, нужны ли ей его деньги или же он сам. Но Стефан был уверен, что в самое ближайшее время об этом узнает. Но прошел месяц, за ним другой, третий, четвертый, а от Джулии не поступало никаких вестей. Она даже не пыталась связаться с его адвокатом, а когда тот сам звонил ей, отказывалась с ним разговаривать.
Стефан продолжал смотреть в окно. Но он не видел, как заходящее солнце окрасило город в золотисто-багряный цвет. Перед его глазами стояло лицо Джулии - сначала умоляющее, потом презрительно-надменное. Он вспоминал ее голос, который, казалось, вот-вот сорвется, как лопнувшая струна.
И вдруг внутри него все похолодело. А что, если у Джулии больше нет причины к нему обращаться? Потому что и ребенка больше нет...
От этой мысли у него на миг закружилась голова, в глазах потемнело. Он обладал крепким здоровьем, и подобное прежде с ним никогда не случалось.
- Месье Бланшар? - Адвокат озабоченно смотрел на него. - Вам плохо? Может, позвать врача? Вы побледнели.
- Нет, спасибо, не надо. Мне уже лучше, - ответил Стефан.
Другая, не менее острая мысль пронзила его и заставила кровь прилить к лицу, отчего на щеках появился яркий румянец, а глаза лихорадочно заблестели. Настало время действовать! Сделать то, что он давно должен был сделать!
Джулия весело попрощалась с сотрудниками.
Но как только вышла из редакции, ее улыбка погасла. Как же тяжело притворяться, что ничего не происходит! Еще немного - и сила воли изменит ей.
Однако хочет она того или нет, но ей придется признаться коллегам, и лучше сделать это пораньше, пока тайна не раскрылась сама собой. А догадаться, что она беременна, с каждым днем становилось все проще. Хорошо еще, что стояла осень и Джулия может носить толстые свитера, скрывающие изменения в фигуре.
Дважды этим утром ей приходилось бежать в туалет, где ее сильно тошнило. Она стояла перед зеркалом, бледная, с дрожащими руками, нанося как можно больше румян на щеки, отчаянно надеясь, что никто не заметит, как плохо она выглядит. Хорошо еще, что большую часть времени она проводит у себя в кабинете. А что, если ее опять пригласят участвовать в какой-нибудь телепередаче и ей станет плохо прямо перед объективами камер!
И даже если приступы тошноты скоро прекратятся, как обещает врач, беременность никуда не денется и скоро станет заметной всем.
Нет, нельзя допустить, чтобы люди шептались за ее спиной и смолкали при ее появлении! Начнут еще чего доброго обсуждать ее на страницах журнала, который она же и возглавляет! Это испортит не только ее репутацию, но и имидж "Борнмут Ай". Что скажет издатель?
На свежем воздухе Джулия почувствовала себя чуть лучше. После душного кабинета осенний ветер приятно холодил лицо. Джулия по привычке обвела взглядом стоянку в поисках своей машины, но потом вспомнила, что сегодня добиралась на работу на такси, опасаясь, что ей может внезапно стать плохо за рулем.
Вдруг сердце ее замерло. Неподалеку она увидела незнакомый серебристого цвета автомобиль, облокотившись на который стоял высокий мужчина, стоял не шевелясь и смотрел на нее.
На секунду Джулии пришла в голову дикая мысль убежать. Но она остановила мгновенный порыв. Ей придется снова столкнуться с ним лицом к лицу.
Стефан внимательно изучал фигуру женщины в поисках хоть какого-нибудь намека на беременность. Но толстый свитер и спортивная куртка мягким бесформенным облаком окутывали Джулию, и Стефан разглядел только бескровное лицо и серо-зеленые глаза, которые смотрели на него откровенно враждебно.
Он подошел к ней.
- Здравствуй, Джулия.
- Уходи! Я не желаю тебя видеть! - Она оглянулась в отчаянной надежде обнаружить заказанное по телефону такси. Но на стоянке не было других незнакомых ей автомобилей, кроме серебристого "ягуара".
- Нам надо поговорить, - сказал Стефан с твердой решимостью в голосе.
Джулия повернулась к нему, пораженная воздействием, которое он оказывает на нее. Она должна была бы испытывать к нему только презрение, как, очевидно, и он по отношению к ней. Но вместо этого ощутила слабость в ногах.
Сердце ее бешено билось, готовое вот-вот выпрыгнуть из груди, по всему телу побежали мурашки.
Почему же ее так сильно влечет к Стефану?
Ведь он оскорбил ее, был с ней несправедлив, даже жесток! Надо было уйти сразу, как только она его увидела. Вероятно, это всего лишь физическое влечение. Все чувства умерли, едва за ним захлопнулась дверь.
- Думаю, ты не понял меня, Стефан, - произнесла Джулия, стараясь казаться спокойной, хотя голос ее предательски дрожал. - Нам не о чем больше разговаривать. Я еду домой. Одна. Без тебя.
- А вот здесь ты ошибаешься.
Джулия взглянула на него в недоумении. Стефан указал на "ягуар".
- Мы поедем вместе, куда захочешь, но прежде мне нужно поговорить с тобой, и я это сделаю. Ты должна выслушать меня!
- Я тебе ничего не должна после того, как ты обошелся со мной в прошлый раз, облив меня всей этой грязью.
Он кивнул.
- Знаю, я не имел права обвинять тебя.
Но я...
- Что - ты? - Ее глаза выражали насмешливое любопытство.
Стефан вздохнул.
- Когда ты сказала мне о ребенке, я почувствовал себя так, будто весь мой мир рухнул.
- Что, идея стать папочкой тебя не привлекает? - едко спросила Джулия, за колкостью фразы надеясь скрыть боль. - Больше говорить не о чем, правда?
Стефан похолодел.
- Хочешь сказать, что ребенка больше не существует?
Сначала Джулия не поняла, что он имеет в виду. Когда же смысл слов наконец до нее дошел, ее словно ударили молотом по голове.
Неужели.., неужели он и вправду мог подумать?.. Да как только такая мысль пришла ему в голову?
- Стефан, ты стал еще более низкого мнения обо мне?
- А что я должен был подумать? - не выдержал он. - Ты исчезла! Не отвечала на мои звонки!
- Звонки твоего адвоката, - поправила она его. - Хочу, чтобы ты знал: я не занимаюсь торговыми сделками.
- Ты не ответила на мой вопрос.
- Ребенок есть, но можешь не беспокоиться о нем. Для тебя его не существует, этот ребенок мой и только мой! Тебе понятно?
Стефан увидел, что Джулия вся дрожит.
- Садись в машину, - сказал он.
- Нет.
- Пожалуйста!
Его голос был таким умоляющим, а Джулия чувствовала себя такой разбитой после всего пережитого, что не могла сопротивляться.
- Хорошо, - вздохнула она и пошла к автомобилю.
Стефан открыл перед ней дверцу и хотел помочь сесть, но она оттолкнула его руку.
- Я не инвалид! Я всего лишь беременна!
И, тут же сжавшись от страха, что кто-то из коллег мог находиться рядом и слышать ее слова, испуганно огляделась. Слава Богу, стоянка по-прежнему была пуста! Джулия вздохнула с облегчением.
Стефан заметил ее странное поведение и вдруг понял, что она ничего никому не рассказала. Но почему?
Он завел мотор.
- Куда поедем?
- Домой.
Джулия откинулась на спинку сиденья и закрыла глаза. Пусть говорит, что хочет, пусть снова обвиняет и проклинает ее. Ей все равно Но, к ее удивлению, Стефан молчал. Тепло и плавная езда убаюкали женщину, и она задремала.
Время от времени Стефан посматривал на нее и видел, как ее дыхание становится глубже и спокойнее. Ему стало немного легче. Но когда взгляд его случайно скользнул по стройным ногам Джулии в обтягивающих брюках, он вдруг почувствовал, как в нем привычно растет желание. Что за наваждение! досадливо поморщился Стефан и стал, не отрываясь, смотреть на дорогу.
Машина остановилась, и Джулия открыла глаза. Она никак не могла понять, что с ней и где она находится. Почему она не у себя дома и рядом со Стефаном?.. Но так продолжалось не долее секунды.
Джулия взялась за ручку дверцы.
- Спасибо, что довез.
- Я пойду с тобой.
- Нет, ты...
Она остановилась на полуслове, по настойчивости, прозвучавшей в его голосе, внезапно поняв, что возражать бесполезно. И потом, ничего страшного не случится, если Стефан зайдет и скажет, что ему нужно. Все-таки она не ожидала, что он проделает такой путь ради нее...
Джулия разделась и поежилась. В доме было холодно. Стефан взял куртку из ее рук и повесил на вешалку в прихожей.
- Надо разжечь камин, - сказала она.
- Доверь это мне.
Ее брови поползли вверх от удивления.
- Ты знаешь, как это делается?
Стефан усмехнулся.
- Конечно, знаю. Я умею делать многое, о чем ты даже не подозреваешь.
- Тогда я пойду приготовлю чай, - сказала Джулия.
Когда она вернулась с подносом в руках, огонь уже ярко пылал. Джулия поставила поднос на столик.
- Не заметила, чтобы у тебя в квартире был камин.
- Ты права, его там нет, - подтвердил он. Но в детстве мы часто ездили в наш загородный домик, где я и научился разжигать камин.
Странно слышать, что этот гордый, независимый мужчина был когда-то маленьким мальчиком, подумала Джулия. Интересно, если у меня родится сын, будет ли он похож на Стефана? Красивый мальчик, живое напоминание о нашей страсти...
Стефан подошел к столику и стал разливать чай. Джулия так устала, что была этому только рада. Но дальше безропотно переносить то, что он все решает за нее, не собиралась. В прошлый раз он ясно показал свое к ней отношение. И она не могла забыть об этом. Вернее, не должна забывать.
Поэтому, превозмогая усталость, Джулия решительно произнесла:
- Говори быстрее, зачем приехал, и уходи. Я очень устала.
Стефан заметил темные круги под глазами Джулии.
- Ты хорошо спишь ночью?
- Как придется. Ты же знаешь, я рано встаю.
Она могла бы и не говорить об этом!
- Ты не позвонила моему адвокату, - перевел Стефан разговор на другую тему.
- Ты действительно полагал, что я так поступлю? - спросила Джулия.
Впрочем, стоило ли удивляться его цинизму.
Большое состояние наверняка притягивало женщин не меньше, чем он сам. Мысль о том, что и она, Джулия, хочет поживиться его деньгами, выглядела совершенно логичной.
- Да, - ответил он просто.
- Теперь, думаю, ты понял, что ошибался.
Твои деньги в целости и сохранности.
Каким бесстрастным тоном она произнесла последние слова! Как будто вместо сердца у нее кусок льда!
- Я хочу, чтобы ты ни в чем не нуждалась, Джулия.
- Но у меня есть все, что надо: дом, работа.
Хорошая работа!
Стефану припомнилось то, как она озиралась на стоянке, боясь, что кто-то услышит ее слова. Он был совершенно уверен в том, что Джулия никому не доверила своей тайны, и не смог удержаться от вопроса:
- Да, но как долго она у тебя будет?
Джулия уставилась на него.
- Прости, что?
- Ты сообщила о беременности на работе?
- Это тебя не касается.
- Я так не думаю. Ты можешь потерять работу из-за того, что ждешь ребенка.
Джулия усмехнулась.
- Существуют законы, охраняющие права женщин. Так что на мой счет можешь не беспокоиться!
Совсем другого ожидал Стефан. Возможно, даже благодарности с ее стороны. У Джулии было достаточно времени, чтобы обдумать свое положение, и теперь, когда он сам предлагает ей...
Нельзя же отрицать очевидное: с его деньгами она сможет спокойно растить ребенка.
- Я не хочу, чтобы ты не покладая рук добывала средства к существованию, в то время как у меня денег более чем достаточно.
- Но я не собираюсь ничего добывать! Я постараюсь...
- Не надо, чтобы ты старалась и напрягалась... Мне хочется, что ты растила ребенка в комфорте.
- Значение имеет не только то, чего хочется тебе.
- Но это и мой ребенок тоже.
Джулия изобразила на лице изумление.
- Да что ты говоришь? Ты перестал отрицать свое отцовство? Что же произошло?
- Джулия! - Вот упрямая женщина! - Позволь мне помочь тебе!
Ее по-прежнему жгла обида на все те оскорбления, которые он обрушил на нее тогда. Кажется, она никогда не сможет их простить и забыть.
- Думаешь, ты можешь купить все, да?
Наступило тягостное молчание.
- Ты не разрешишь мне даже видеться с моим ребенком, Джулия? - наконец спросил он тихо. И что-то в этом глухом голосе растопило ее сердце.
До сего момента Джулия думала о ребенке как о чем-то абстрактном, не имеющем никакого отношения к Стефану. Но сейчас ясно поняла, какой же наивной была.
Зачем она вообще сказала ему о ребенке? Их отношения были бы не более чем обыкновенным любовным приключением. Сколько бы они продлились? Несколько недель или месяцев?
Стефан не тот мужчина, который мечтает о семье и детях. Ему всегда нужно новое препятствие, которое он мог бы преодолеть, новая женщина; на которой он смог бы испытать силу своего магнетического обаяния.
Но, с другой стороны, как бы ей удалось сохранить все в тайне? Это его право - знать!
- Что тебе от меня надо? - спросила Джулия.
- Не знаю, - честно ответил он.
Первые в жизни Стефан Бланшар чувствовал растерянность. Сидя в кресле, он пристально смотрел Джулии в лицо, как будто стараясь запомнить на всю жизнь, до мельчайших деталей.
- Ты даже не сказала, на каком сейчас месяце.
- Почти на пятом.
- Уже на пятом?
Джулия встретилась со Стефаном взглядом и снова поняла, что все попытки забыть его, выбросить из своей жизни ни к чему не привели.
Быть может, ей бы это удалось, не появись он сейчас так внезапно.
- Счастливые часов не наблюдают! - язвительно произнесла она.
Неужели действительно прошло столько времени? Наверное, это случилось во время их встречи в Лондоне. С замирающим сердцем Стефан вспомнил, как был тогда неосторожен, думая лишь о том, чтобы в полной мере насладиться ее телом.
Он нахмурился. Как незаметно пролетели эти пять месяцев! После их разрыва он с головой окунулся в дела - чтобы забыть ее, чтобы не чувствовать боли. Тогда он не хотел признаться себе в том, как сильно подействовала на него новость о ребенке. Убеждал себя, что ему это безразлично. Но в глубине души никак не мог смириться с тем, что Джулия оказалась обыкновенной аферисткой. Он с нетерпением ждал ее звонка, чтобы окончательно разувериться в ней и забыть. И в то же время его сердце замирало каждый раз, когда адвокат звонил ему. Он привык предъявлять людям высокие требования и ждать, что они не оправдают ожиданий.
Только Джулия прошла испытание.
- Так что, если тебя волнует лишь финансовая сторона вопроса, не беспокойся. Обойдусь без твоих денег, - сказала Джулия сухо.
- Считаешь, что дело лишь в деньгах? Думаешь, я вот так просто уйду, не думая о тебе и моем ребенке?
"Моем ребенке"!
- А разве не так? - произнесла она холодно. Лучше скажи, чего ты хочешь от меня? Половых сношений?
Стефана передернуло.
- Какие ужасные слова!
- Ужасные, но они отлично отражают суть дела. Тебе так не кажется?
Он поднялся с кресла и сел рядом с ней на диван. Будь на месте Джулии другая женщина, ему стоило лишь заключить ее в объятия, как она тут же простила бы ему все. Но холодная замкнутость Джулии останавливала Стефана.
Он мог соблазнить любую женщину, заставить принять его образ мыслей. Любую, но только не Джулию Стоулс. Сейчас он понял это яснее, чем когда-либо.
- Ну, так как ты хочешь, чтобы это происходило? Каждые выходные? Или еще чаще? - безжалостно продолжала Джулия.
- Замолчи! - резко оборвал ее Стефан. - Существует один-единственный выход. - Его акцент стал заметнее, чем обычно. - Ты выйдешь за меня замуж, Джулия!
Глава 9
- Вот такие дела, - закончил рассказ Стефан и бросил на сестру вопрошающий взгляд.
- Ну и ну, - только и смогла произнести пораженная новостью Натали. Немного помолчав, она протянула Стефану десятимесячного малыша.
- Сыпешь соль на рану? - усмехнулся он, осторожно взяв младенца из рук сестры. - Уже начинаешь меня учить, как обращаться с маленькими детьми?
- Ты замечательно выглядишь с ребенком на руках! Ну же, обними покрепче своего племянника!
Малыш заворочался, и лицо Стефана внезапно смягчилось, в глазах засветилась нежность.
- Только вряд ли мне когда-то удастся обнять своего собственного ребенка.
- Ради Бога, Стефан! Ты рассуждаешь как пессимист. На тебя это совсем не похоже.
- Я не пессимист! - огрызнулся он, но, увидев, что малыш вот-вот заплачет, понизил голос. - Я всего лишь смотрю правде в глаза. Она живет в Англии, я во Франции. Факты говорят сами за себя.
- Но почему вам не жить вместе? - спросила Натали. - Ты же не можешь всю жизнь оставаться холостяком. Пора прекратить искать идеал, идеальных людей вообще не бывает. Женись на ней - вот лучший выход из создавшегося положения. Посмотри на других, у большинства твоих друзей уже семьи.
Стефан осторожно провел пальцем по щеке младенца - нежной, как лепесток цветка, затем взглянул на сестру с таким выражением лица, что та удивилась.
- Я просил ее выйти за меня замуж.
- Так ты уже сделал ей предложение?
Стефан кивнул.
- И что?
- Она отказалась.
На мгновение Натали потеряла дар речи, затем запрокинула голову и расхохоталась. Ребенок от неожиданности испугался и заплакал.
Стефан вернул его сестре и произнес с видимым раздражением:
- Не вижу здесь ничего смешного!
Натали вытирала выступившие от смеха слезы.
- Просто невероятно! Чтобы женщина отказала самому Стефану Бланшару! А знаешь, она мне нравится, хотя мы и незнакомы.
- Это не смешно!
- Конечно нет! Но ты не должен сидеть сложа руки. Действуй!
- Знаю, - ответил он хмуро.
Красные глазки на телекамерах погасли, и раздались бурные аплодисменты. Джулия увидела, как к ней спешит, сияя улыбкой, сам издатель "Борнмут Ай".
- Презентация прошла нормально?
- Джулия, ты была просто бесподобна! Я еще не смотрел рейтинг, но уверен, что мы на вершине успеха. К нам уже поступили сотни телефонных звонков, и, чувствую, скоро редакцию завалят письмами!
Да, пока все шло так гладко, что иногда Джулии хотелось ущипнуть себя, чтобы удостовериться, не спит ли она.
Выход из положения нашелся. Его Джулии подсказали коллеги. Постоянные отлучки в туалет и ее бледность не остались незамеченными.
На последнем совещании было решено, что на время беременности Джулии всю работу главного редактора "Борнмут Ай" будет выполнять один из ее заместителей. Для Джулии же был разработан специальный проект - приложение к журналу "Борнмут Ай: для будущих мам".
Проект изначально обещал быть успешным. А как же иначе, если ведет его женщина, более того - женщина, которая сама находится в положении, более того - эта женщина сама Джулия Стоулс! Уже презентация, на которой Джулия лично обратилась к читателям и особенно к читательницам, объяснив причину всех предстоящих изменений, не оставляла никаких сомнений в успехе. То, что на ней присутствовало по меньшей мере три местных телеканала и один региональный, говорило само за себя. Презентация, таким образом, прошла в прямом эфире...
- Потрясающе! - ответила Джулия.
Напряжение моментально оставило ее. Она положила руку на живот и почувствовала толчок. Ребенок требовал внимания к своей персоне и как бы говорил, что уже давно пора домой отдохнуть. Джулия взяла сумочку и уже собиралась уйти, как неожиданно рядом на столе зазвонил телефон. Машинально она сняла трубку.
Стефан!
Ребенок снова зашевелился в животе. Это твой папа, мысленно сказала ему Джулия.
Она ничего не слышала о Стефане с того самого дня, как отказалась от предложения выйти за него замуж. Тогда она была уверена, что больше он не объявится. Но оказалось иначе.
- Здравствуй, - произнесла Джулия, облизывая моментально пересохшие от волнения губы. - Извини, я не могу сейчас говорить.
- Почему?
- Потому что я в редакции, где только что закончилась презентация нового приложения к журналу. Вокруг полно людей.
- Ну так иди туда, где никого нет.
Стефан сказал это тоном, не допускающим возражений, и неожиданно для себя Джулия безропотно повиновалась. Она вышла в пустынный холл.
- Как дела? - спросила она.
- Самое главное, как твои дела. И что еще важнее - как поживает мой малыш?
Удивительно, но вопрос не разозлил Джулию, напротив, она испытала нечто вроде материнской гордости, услышав, как Стефан справляется о ребенке.
- Все в порядке. С сегодняшнего дня я веду новый проект...
- Знаю, - перебил он ее.
- Знаешь? - переспросила Джулия в замешательстве. - Но презентацию не могли показывать во Франции!
- Я не во Франции.
- А г-где же тогда?
- В Борнмуте;
Безотчетный страх охватил Джулию.
- Что ты здесь делаешь?
- Объясню, когда встретимся! - отрезал он. - Думаю, так будет лучше для нас обоих, не правда ли?
Последние слова прозвучали скорее как утверждение, чем вопрос, и Джулия поняла, что выбора у нее нет. К тому же в ней проснулось любопытство и какое-то необъяснимое чувство, которое заставляло ее сердце сладко замирать в предчувствии их встречи.
- Хорошо, давай встретимся. Где и во сколько?
- Жду тебя в "Капитане Флинте" ровно через два часа.
- Через два часа, - эхом отозвалась Джулия.
Время ползло так медленно, что Джулии порой казалось, что оно и вовсе остановилось.
Быть может, съездить домой и освежить макияж? Но зачем? Ей предстоит встреча с отцом ее будущего ребенка. Она беременна, и он это прекрасно знает, так что нет смысла краситься, чтобы как-то скрыть бледность.
"Капитан Флинт" по праву считался лучшим рестораном в городе. Там подавали блюда из рыбы, только что пойманной в море, на которое из окон открывался чудесный вид. Люди приезжали издалека, чтобы поужинать здесь, и обычно заказывать столик приходилось заранее.
Однако Стефану каким-то чудесным образом удалось это сделать.
При появлении Джулии" он встал. На нем был светлый кашемировый свитер, который выгодно подчеркивал его стройную фигуру и темные глаза.
Как обычно, при виде Стефана сердце Джулии замерло, а потом резко ускорило свой бег.
И по-прежнему она ощущала неловкость и смущение, чувствуя на себе его пристальный взгляд.
Стефан наблюдал за приближением Джулии с таким видом, будто от этого зависела вся его жизнь. От него не укрылось то, что, несмотря на бледность, лицо Джулии словно светится изнутри, а в глазах появился какой-то особый блеск, присущий только женщине, ждущей ребенка.
На ней были темные брюки и кардиган, который уже не мог скрыть ее большой живот.
Ни поцелуя при встрече, ни крепких объятий, ничего! Ничего, что бы хоть как-то выдало его чувства по отношению к ней. Джулии даже показалось, что Стефан слегка отшатнулся от нее. Но это не должно ее волновать.
Они поздоровались.
- Мы ведем себя как чужие, - горько усмехнулся он. - Кто бы мог подумать, что между нами вообще что-то было, не говоря уже о ребенке, которого ты носишь!
Эти слова показались Джулии невыносимо обидными. Какого черта он пригласил ее сюда?
Чтобы насмехаться над ее беспомощностью?
Чтобы лишний раз дать ей понять, как мало их связывает? Он хочет еще раз ранить ее сердце?
Какая самоуверенность светится в его взгляде! Каким непоколебимым он выглядит сегодня! Будто это не он, а совсем другой мужчина еще не так давно просил ее выйти за него замуж...
- Я не выйду за тебя! - ответила тогда Джулия. - Тебе это нужно, чтобы только забрать у меня ребенка. Очередная торговая сделка!
Он ничего на это не ответил. Только пристально посмотрел ей в глаза и спросил тихо:
- Это твое окончательное решение?
- Да.
- Значит, между нами все кончено раз и навсегда? Так?
И снова последовал утвердительный ответ, отрезающий все пути к отступлению. Хотя все внутри нее протестовало против бесповоротного решения, казавшегося ей единственно верным. Но она не собиралась выходить замуж за человека, который не любит ее...
Дрожащими руками Джулия взяла салфетку со стола и расправила на своих коленях. Ей вдруг пришло в голову, что она вряд ли сможет проглотить даже маленький кусочек под горящим взглядом черных глаз, неотрывно смотрящих на нее. Но она внутренне собралась и заставила себя посмотреть на Стефана.
Когда она заговорила, лицо ее выражало спокойствие.
- Кажется, - равнодушно протянула Джулия, - ты пригласил меня сюда, чтобы что-то сказать?
Неужели ее ничего не трогает? - мелькнуло у него в голове. Она ведет себя так, будто это деловая встреча с незнакомым человеком. Что скрывается под холодной маской безразличия?
О чем она думает сейчас, в эту самую минуту?
Что таится в ее сердце?
Стефан пожалел, что они встретились не на берегу моря, где ленивый плеск волн унес бы напряжение, которое накопилось в нем и вот-вот вырвется наружу. Но он должен держать себя в руках. Джулия - мать его ребенка, и, какие бы чувства ни бушевали в его душе, они не должна навредить ни ей, ни будущему малышу.
- Сегодня утром я видел тебя по телевизору, - совершенно неожиданно для себя сказал Стефан.
Уж конечно не это рассчитывала услышать Джулия. Она переспросила:
- Что?
В эту минуту к ним подошла официантка, но Стефан нетерпеливо махнул рукой, давая понять, чтобы их не беспокоили. Он перегнулся через стол к Джулии так, что молодая женщина ощущала его горячее дыхание, и прошептал:
- Ты очень хорошо смотришься на экране, та belle!
Это прозвучало как оскорбление, и она не сразу нашла, что ответить.
- Твои серо-зеленые глаза превращаются в океан, в котором готов утонуть любой мужчина! - продолжал меж тем Стефан.
Красивые слова, но каким тоном он произнес их! Тоном, в котором звучало и раздражение, и негодование на самого себя, желание бросить все и уйти и в то же время осознание того, что он никогда в жизни этого бы ни сделал.
- Если это комплимент, спасибо. Но перейдем к тому, из-за чего ты пригласил меня сюда.
Заметив официантку, проходившую как раз рядом с их столиком, Джулия позвала ее.
- Я хотела бы заказать запеченную рыбу и овощное рагу. Да, и стакан воды. Стефан, а ты что будешь?
- То же самое, - коротко ответил он.
Внутри него все кипело. Он не привык, чтобы в ресторане женщина заказывала за него! Что она хотела показать этим? Свое превосходство?
Или же то, что игра идет на равных?
В его мозгу промелькнула странная мысль: что, если он сейчас встанет, заключит Джулию в объятия и начнет целовать прямо здесь, на людях? Проснется ли в этой холодной и невозмутимой женщине былая страсть? Обовьет ли она руками его шею и прижмется к нему всем телом так, что он вновь почувствует ее упругую грудь и крепкие бедра?
- Стефан, с тобой все в порядке?
Сладостное видение исчезло. Джулия находилась не в его объятиях, а сидела напротив, внимательно глядя ему в лицо.
- Нет, Джулия. На самом деле я еле сдерживаюсь, чтобы не наговорить лишнего. Ты можешь объяснить мне, зачем взялась за этот дурацкий проект?
Джулия почувствовала раздражение. Какое его дело? Он мог бы претендовать на ребенка, но не на ее жизнь. Она свободная женщина и не обязана ни перед кем отчитываться! Тем не менее она ответила:
- Я неважно себя чувствовала, мне было тяжело выполнять обязанности главного редактора, ведь нужно следить буквально за всем... Но тебе-то какая разница?
- Ты не говорила, что плохо себя чувствуешь! - возразил Стефан, игнорируя ее вопрос.
- Но это же обыкновенное состояние беременной женщины!
- А как ребенок?
На мгновение лицо Джулии смягчилось при виде тревоги, загоревшейся в его глазах в ожидании ее ответа.
- Я была у врача. Он сказал, что с ребенком все в порядке.
Стефан облегченно вздохнул. До сих пор он и не подозревал, до какой степени может волновать его это крошечное человеческое существо, которое скоро появится на свет.
- В результате решено было выпускать приложение к нашему журналу, приложение специально для беременных женщин, - продолжала между тем Джулия.
- Чтобы вся страна следила за твоей беременностью! Все за исключением конечно же отца ребенка! - Раздражение вновь нахлынуло на Стефана.
- Не вся страна! "Борнмут Ай" издается только в нашем городе, ты же прекрасно знаешь!
- Ты намеренно уводишь разговор в сторону? Дело вовсе не в этом...
- А в чем? - перебила его Джулия.
Стефан вздохнул. Сказать - значило сознаться в чувствах, в которых он сам еще окончательно не разобрался, но которые заставили его прилететь в другую страну, чтобы только поговорить с женщиной, сидящей сейчас за столиком напротив него. Сказать и тем самым дать Джулии превосходство над собой? Но она, как Стефан убедился на этот раз окончательно, и так на редкость гордая и независимая женщина и он ей совсем не нужен.
- Кто знает о том, что я отец ребенка? спросил он.
Джулия молчала. Потом медленно подняла глаза. Их взгляды встретились.
- Я сказала только Меган. Даже Кеннет не знает.., хотя сейчас, наверное, жена ему все рассказала.
Джулия вспомнила реакцию подруги. Та была потрясена.
- И все же не могу винить тебя за это, сказала она и испытующе посмотрела на Джулию. - Ну и что дальше?
Бесполезно было делать вид, что она не понимает, о чем идет речь.
- А дальше ничего, - только и произнесла Джулия.
Меган не могла скрыть своего разочарования.
Она давно знала Джулию и все, что происходило с подругой, принимала близко к сердцу.
- И ты довольна таким положением вещей?
- Вполне! - бодро ответила Джулия.
А что еще ей оставалось делать?
- Чудесно! И что самое главное - очень современно... - начала Меган шутливо, но, увидев безучастное лицо подруги, крепко обняла ее и сказала серьезно:
- Не переживай так, Джулия. Конечно, в этом хорошего мало, но, как говорится, что Бог не делает, все к лучшему! К тому же он известный во Франции человек, богатый интересный мужчина...
Меган помолчала, и, вздохнув, заключила:
- В общем, совсем не тот человек, в которого следует влюбиться.
- Да, - согласилась Джулия. - Пожалуйста, Меган, поговори со мной еще. Мне просто необходимо чье-то участие сейчас...
Стефан удивленно смотрел на задумчивое лицо Джулии. Так она почти никому не сказала, кто отец ее ребенка! Этого он не ожидал!
- Ты что, стыдишься меня?
- Не говори глупостей!
- Тогда что?
- Просто я намерена воспитывать ребенка одна, и лучше никому не знать, кто его отец, тем более тем, кого это не касается. Не хочу, чтобы на меня показывали пальцем и шушукались за моей спиной. Люди будут болтать, что Джулия Стоулс хотела заполучить богатого мужа, но у нее ничего не вышло, и тому подобные гадости.
Стефан вдруг подумал, как все могло быть по-другому, если бы она согласилась выйти за него замуж. Это решило бы многие проблемы.
- Но так не может продолжаться вечно. Ребенок все равно должен будет рано или поздно узнать правду, поэтому разумнее, чтобы и остальные тоже узнали. И чем раньше, тем лучше.
- - Это не так-то просто, - заметила Джулия и, встретив вопрошающий взгляд Стефана, объяснила:
- Люди всегда суют свой нос в чужую жизнь, любят посмаковать подробности, посплетничать... На многие расспросы сегодня я ответила стандартное "без комментариев", и, поверь, это лучший выход из положения.
Как же просто было бы все изменить! Стоит сказать ей одно-единственное слово, и... Но Стефан вспомнил ледяное "нет" в ответ на сделанное им предложение, железную решимость в глазах...
Нет, сейчас еще не время повторить попытку. Он причинил Джулии боль, которую она не скоро забудет...
- Ты хорошо питаешься? - осторожно спросил он. - Твоя беременность малозаметна.
- Это всего лишь особенность моего организма, - ответила Джулия и подумала, что ее слова прозвучали так буднично, как будто до этого она бывала в подобном положении тысячу раз.
- Ты не ответила на мой вопрос!
Она поймала себя на мысли, как это приятно, когда кого-то интересует твое здоровье. Конечно, врач задает ей подобные вопросы каждый раз, но это его обязанность, а здесь совсем другое... И даже если Стефана совсем не волнует, как она себя чувствует, все же будущий ребенок ему явно не безразличен.
- Я ем, как волк! - улыбнулась она. - В моем рационе все необходимые беременной женщине витамины и микроэлементы. Овощи, фрукты, морепродукты и тому подобное. Ну что, ты доволен ответом?
Стефан налил воды. Да, ответом он доволен.
Но он не помнил, чтобы когда-то в жизни чувствовал себя более разочарованным, чем сейчас. Быть может, только раз, когда Джулия отказала ему.
Он поднял на нее глаза, и она прочитала в них нежность, хотя недовольная улыбка кривила его губы. И вдруг Джулия почувствовала непреодолимое желание броситься ему на шею, забыть обиду и разочарование и начать все сначала.
Но она прекрасно понимала, что это невозможно. Слишком многое произошло с ними за это время. К тому же теперь есть ребенок. И она должна оградить себя от всего, что может снова ранить ее сердце, не ради себя, но ради будущего малыша.
- Ты не сказал, что чувствуешь по отношению к ребенку. Разумеется, кроме раздражения, что он есть.
Стефан вспомнил, какой безудержный гнев охватил его, как только Джулия открыла ему свою тайну. Сейчас ему было стыдно за то чувство.
- Я не должен был так реагировать на твои слова тогда. Сейчас все прошло...
- Надеюсь, это, по крайней мере, честный ответ. Ну а что же осталось?
Для Стефана, не привыкшего анализировать свои переживания, ответить оказалось непросто.
Но еще тяжелее было признаться в своих чувствах.
- Гордость, - сказал он тихо. - И радость. Взглянув на изумленное лицо Джулии, он не удержался от вопроса:
- Ты удивлена?
- Да, я не ожидала услышать это.
- А что чувствуешь ты, Джулия? - неожиданно спросил он.
- Я тоже рада, очень.
Если не считать того, что она еще растерянна и испуганна. Но об этом он никогда не узнает. Признаться значило попросить о помощи, а ей от него ничего не нужно.
Стефан кивнул, но ему не давал покоя еще один вопрос.
- Ты сердишься на меня?
Джулия покачала головой.
- Нет, у женщин все совершенно иначе. Я чувствую себя обманутой...
- Но я не хочу, чтобы ты чувствовала себя обманутой и брошенной.
- Чего же тогда ты хочешь? - со злостью спросила она.
- Находиться рядом, когда ты пойдешь к врачу, видеть, как с каждым днем растет твой живот, иметь возможность хоть иногда приложить к нему руку и почувствовать, как там шевелится наш малыш!
На глазах Джулии показались слезы. Ей стало почему-то мучительно больно от его слов. Сдавленным голосом она произнесла:
- Ну и как ты себе это представляешь? Мы живем в сотнях километров друг от друга. Конечно, я могу звонить тебе иногда, сообщать о результатах обследования...
- Нет, это не то.
- А что - то?
- Дай мне знать заранее, и я приеду.
- Но твоя работа?
Стефан понял, что Джулия не имеет ни малейшего понятия о его образе жизни. Ей известно лишь, что он владеет сетью ресторанов, но она не знает, что из этого следует.
И скрывать от нее больше не имело смысла.
Она отказалась выйти за него замуж и тем самым дала понять, что ее совершенно не интересуют его деньги и высокое положение в обществе.
- У меня достаточно средств, чтобы не работать вообще. Я приеду в любой момент.:. Ради ребенка.
Глава 10
Стефан подошел к двери, без стука распахнул ее - и яркий свет на мгновение ослепил его. Он нахмурился, прищурил глаза. Привыкнув к свету и разглядев небольшое помещение, Стефан нахмурился еще больше.
Посередине комнаты на кушетке лежала Джулия. Рядом за столом, заставленным многочисленными приборами, сидел мужчина в белом халате. В тот момент, когда вошел Стефан, он как раз проводил обследование.
Однако кроме него вокруг Джулии суетились еще двое людей. Женщина с огромными серьгами что-то упорно доказывала полураздетому мужчине с фотокамерой в руках. В кабинете действительно было нестерпимо жарко. Виною тому были специально принесенные сюда лампы, яркий свет которых и ослепил Стефана вначале.
При его появлении спор прекратился. Женщина вежливо улыбнулась и, прежде чем Джулия успела ее остановить, сказала:
- Простите, но здесь идет фотосъемка.
На миг воцарилась напряженная тишина.
- И что же именно вы снимаете? - угрожающим тоном спросил Стефан.
Женщина в изумлении уставилась на него.
- Фотографии для приложения к журналу Джулии Стоулс. Вы видите, здесь и так много народу, будьте добры выйти! Не мешайте нам работать, пожалуйста!
У Джулии перехватило дыхание. Она догадывалась, что сейчас произойдет. И не ошиблась.
- Я не собираюсь никуда уходить. Боюсь, что уйти придется как раз вам! - рявкнул Стефан. И немедленно!
- Простите?
- Уходите или я сам соберу и выкину все ваши лампы и фотоаппараты за дверь!
Женщина в полнейшей растерянности повернулась к Джулии.
- Кто этот человек? - только и смогла она выговорить.
Джулия должна была бы возненавидеть Стефана за то, что он бесцеремонно ворвался в кабинет и поставил ее в неловкое положение перед коллегами. Но вместо этого испытала безмерную радость оттого, что снова видит его. К тому же идея снять сюжет о медицинском осмотре казалась и самой Джулии немного унизительной, поэтому она и не предупредила Стефана об этом очередном визите к врачу.
- Это...
- Отец ребенка, - снова вступил в разговор Стефан. - И я хочу присутствовать при обследовании. Один, без посторонних!
В его голосе прозвучало нечто такое, что никто не осмелился противоречить ему. Перешептываясь, мужчина и женщина начали быстро собирать оборудование. На пороге женщина обернулась и сказала Джулии:
- Ты позвонишь мне позже?
Та кивнула, и дверь захлопнулась. В кабинете стало тихо. Джулия чувствовала себя провинившейся школьницей, которая оказалась в кабинете директора и не знает, что сказать в свое оправдание.
Однако гнев Стефана мгновенно улетучился, как только врач, не вымолвивший ни слова во время разыгравшейся сцены, стал объяснять Джулии, что еще нужно делать, чтобы ребенок родился здоровым. Стефан, как всегда, старался не пропустить ни слова и все никак не мог поверить, что речь идет о его малыше.
В кабинете царила тишина, нарушаемая тихим голосом врача, словно совершалось некое таинство, а мужчина в белом халате был верховным божеством, от которого зависела судьба всех остальных.
Однако когда врач закончил обследование и велел Джулии одеваться, она снова почувствовала неловкость.
- Я подожду тебя за дверью, - сухо сообщил Стефан и вышел.
Натягивая брюки и свитер, Джулия пыталась убедить себя, что ей не в чем оправдываться перед ним. Она не обязана отчитываться за каждый свой шаг, а он не имеет права вмешиваться в ее жизнь, тем более если дело касается профессиональной карьеры...
Между тем со стороны все выглядело так, будто они со Стефаном счастливая семейная пара, с нетерпением ждущая появления на свет первенца. Стефан совершенно очаровал врача своей заботой о будущем малыше и его маме.
Он интересовался всем, что касается ребенка, не пропуская ни одного визита Джулии к врачу, и тот пребывал в твердой уверенности, что его пациентке повезло с мужем. Он и представить не мог, что Стефану приходится каждый раз перелетать через Ла-Манш, чтобы в точно установленное время оказаться в кабинете рядом с Джулией.
Она не могла не заметить, что Стефан все чаще и чаще звонит, чтобы справиться о ее здоровье. Понемногу она привыкла к этому и уже с нетерпением ожидала, когда же зазвонит телефон и в трубке раздастся низкий волнующий голос с мелодичным акцентом. В какой-то степени ей было легче говорить с ним по телефону. Так она не видела его аристократически гордого, красивого лица, ей не приходилось бороться с неловкостью, которая каждый раз охватывала ее при взгляде темных глаз. И наконец Джулии легче удавалось скрывать от себя самой, что ее чувства к Стефану остались прежними...
Нет, не прежними. Произошло то, чего молодая женщина боялась больше всего. Ее влечение к Стефану с течением времени усилилось настолько, что переросло в другое, более глубокое чувство. Она больше не представляла свою жизнь без него, хотя отказывалась признаться в этом даже себе...
Стефан ждал ее около кабинета, и выражение его лица не предвещало ничего хорошего.
- Ты приехала на своей машине? - отрывисто спросил он.
Джулия кивнула.
- Дай мне ключи.
Она покорно протянула ему ключи, подумав, что превращается в одну из тех слабых женщин, которые и шагу не могут ступить без мужчины.
Но тут же успокоила себя: просто иногда так приятно положиться на кого-то другого и ни о чем не волноваться, зная, что этот другой побеспокоится за тебя.
Стефан не произнес ни слова, пока они шли к машине, и в пути также продолжал хранить молчание. Только когда они приехали, он дал волю раздражению, накопившемуся за это утро.
- Не хочешь объяснить, что все это значит?
- Ты имеешь в виду сегодняшнюю съемку?
- Пожалуйста, не надо делать вид, что ты не понимаешь, о чем идет речь.
Джулия села на диван и вызывающе посмотрела ему в глаза.
- Это для приложения...
- Я догадался.
- Мы хотели рассказать о необходимости для беременной женщины часто посещать врача, вот и все.
- Вот и все?
- Не понимаю, что в этом такого предосудительного! - со злостью произнесла Джулия.
На лице Стефана появилась язвительная улыбка.
- Не понимаешь, что в этом такого предосудительного? В том, что полстраны будет пялиться на твой живот?!
- Не полстраны, и совсем не обязательно, что там будут именно такие фотографии. Мы отберем лучшие, - машинально начала оправдываться Джулия, но, увидев выражение его лица, осеклась на полуслове. - Мы подумали, что это пойдет на пользу женщинам, развеет их страхи, вселит уверенность. Знаешь, в некоторых письмах читательницы признаются, что бояться рожать...
- Да, забыл, как насчет родов? Вы тоже собираетесь снять весь процесс, чтобы женщины удостоверились, что и здесь им бояться нечего?
- Нет, конечно же нет! - горячо запротестовала Джулия.
На самом деле эта идея обсуждалась на одной из летучек, но Джулия отвергла ее.
- Уверен, что ты считаешь меня старомодным. - Стефан наконец-то взял себя в руки.
- Даже очень, - призналась Джулия, хотя втайне ей было приятно, что он проявляет такое беспокойство.
- Просто я не хочу, чтобы люди видели то, что в действительности касается только двоих - отца и матери, нас, Джулия!
Только вот этого "нас" не существует, с тоской подумала она. А как бы ей хотелось, чтобы все было так, как он только что сказал! Не в силах сопротивляться нахлынувшим на нее горьким чувствам, она закрыла глаза.
Стефан посмотрел на нее. Бледное лицо, темные круги под глазами. И снова в нем стал закипать гнев. О чем она вообще думает? Какого черта позволяет выставлять на всеобщее обозрение свою беременность?! И как он мог допустить это?
Чтобы снова не потерять самообладания, Стефан пошел в кухню заварить чай. Вернувшись, он сел рядом с Джулией, взял ее руку и стал нежно поглаживать.
Как много значит иногда простое прикосновение! С того момента, как Джулия узнала, что ждет ребенка, ей очень не хватало простого человеческого участия. Ей вдруг захотелось броситься Стефану на шею и расплакаться, чтобы он обнял ее и утешил, как маленького ребенка, вместо того чтобы мучить расспросами о дурацком приложении к журналу. Как он не понимает: ведь она взялась за эту работу, чтобы отвлечься от безотрадных мыслей, постоянно преследующих ее, чтобы забыть об одиночестве!
Но он сидел рядом, держа ее руку в своей. В его взгляде светились нежность и беспокойство.
- Как долго ты собираешься работать?
- Уже недолго. Уйду за два месяца до родов.
- А потом?
- Потом, это когда ребенок родится?.. - Она задумалась, затем ответила:
- Надеюсь, что меня оставят на должности главного редактора "Борнмут Ай", а приложение я поручу кому-нибудь другому. Если, конечно, оно себя оправдает.
Стефан взял за подбородок и повернул к себе ее уставшее лицо.
- Джулия, посмотри мне в глаза. И тебя все это устраивает?
- Ты говоришь о последнем проекте?
- Это только часть целого. Я имею в виду твою жизнь. Как ты представляешь себе будущее? Свое будущее, Джулия?
Она долго молчала, прежде чем тихо признаться:
- Мне кажется, что я попала в замкнутый круг и не представляю, как из него выбраться.
Ее вдруг перестало волновать, что она выглядит в его глазах слабой и отчаявшейся женщиной. Она устала быть сильной, независимой, уверенной в себе... Больше всего на свете ей хотелось опереться на кого-то... И чтобы этим кем-то оказался именно он, Стефан. Хотя бы ненадолго поверить, что он всегда будет рядом.
- Что касается моего будущего, - тут голос ее задрожал, - я еще не думала о нем. Но сейчас... - Джулия почувствовала, как ком в горле мешает ей говорить. - Сейчас не знаю, что мне делать. Я больше не могу...
Она закусила губу, чтобы не расплакаться, но с ужасом поняла, что слезы струятся по щекам.
Гримаса страдания исказила лицо Стефана.
Как мог он причинить ей столько боли? Он привлек Джулию к себе и крепко обнял, гладя ее длинные, рассыпавшие по плечам волосы.
- Тише, тише, не плачь, Джулия, не надо.
Все будет хорошо, обещаю тебе.
Она уткнулась в плечо Стефана мокрым от слез лицом.
Как же спокойно сидеть вот так, положив голову ему на грудь, чувствуя тепло его тела!
Можно позабыть обо всех проблемах и ничего не бояться. В его объятиях чувствуешь себя в безопасности. Однако самая главная опасность - она сама. Точнее, ее чувства к Стефану, которые неукротимым пламенем разгорелись в сердце и которые Джулия не в силах была погасить, как ни старалась.
Усилием воли заставив себя отодвинуться от Стефана, она вытерла слезы.
- Извини.
- Ты не должна извиняться. - Кончиком пальца он вытер последнюю слезинку, предательски катившуюся по лицу молодой женщины.
Как бы Джулия удивилась, если бы узнала, насколько приятнее ему видеть ее слабой, беспомощной как ребенок, ищущей защиты в его объятиях, чем гордой и неприступной деловой женщиной, которой никто не нужен. И хотя внешняя холодность Джулии была именно тем, что так сильно привлекло его внимание еще тогда, когда они встретились на вечеринке, и постоянно интриговало его, в то же время она не могла не уязвлять его мужского самолюбия.
- Что будет, если ты скажешь, что не собираешься возвращаться на работу, по крайней мере в ближайшее время?
- Это будет означать конец моей карьеры. На мое место найдется немало претендентов.
- Карьера! Опять эта чертова карьера! А ты подумала о ребенке, Джулия? Кто станет нянчить и воспитывать его, если изо дня в день ты, его мать, будешь уезжать из дому, чтобы одарить вниманием тысячи незнакомых людей?
Ведь он же окажется обделенным материнской лаской!
Она взглянула на Стефана. Он по-прежнему сидел так близко от нее, что захватывало дух.
- Я больше ничего не знаю, - прошептала Джулия. - Думаю даже, что теперь мне наплевать на карьеру. - В ее глазах блеснул вызов Тебя это шокирует?
Как долго Стефан ждал этих слов! Но он был достаточно умен, чтобы ничем не выказать своей радости.
- Почему это должно меня шокировать?
Джулия не ответила.
- Ты так и не сказала, что станет с ребенком, когда он появится на свет?
- У меня нет выбора, я должна работать, - со вздохом произнесла она.
- Вот в этом ты не права, Джулия. - возразил Стефан. - Ты ничего не должна, кроме одной вещи: поехать во Францию со мной. В качестве моей жены.
Прошло немало времени, прежде чем Джулия решилась сказать:
- Поговорим начистоту, Стефан. Ответь, только честно, почему ты делаешь мне предложение?
- Просто мне бы очень хотелось, чтобы ребенок родился во Франции и вырос на моих глазах. Я буду о нем заботиться, растить, воспитывать его...
Он хотя бы не стал врать, как делают многие мужчины на его месте. Рассказывать сказки, что любит, что не может без меня жить, подумала Джулия.
- Ты находишь, что этого достаточно для женитьбы?
- А почему нет? - спросил он. - В противном случае ты будешь воспитывать ребенка здесь и одна. - Помолчав, Стефан добавил:
- Ну, или не одна. Думай обо мне, что хочешь, но мысль о том, что другой мужчина растит моего малыша, мне невыносима.
Как же знакомо ей это чувство! Она точно так же не могла представить, что Стефан женится на другой женщине, а ей, Джулии, не останется ничего другого, как отправлять своего ребенка в чужую страну на выходные и праздники. Что у ее сына или дочки будет мачеха... Нет, инстинкт собственника развит у нее не меньше, чем у него!
Но было и еще кое-что. Если Стефан может допустить мысль о женитьбе на ком-то еще кроме нее, Джулии, то она просто не представляет рядом другого мужчину. После Стефана другому мужчине нет места в ее жизни!
Так, может, ей не стоит упускать шанс? Не ждать, пока время и пространство навсегда разделят их и сделают чужими?
- Но для меня это будет совершенно иная жизнь в другой стране, задумчиво произнесла она после долгого молчания.
- В замечательной стране! - подхватил Стефан, и голос его сразу смягчился. - Я сделаю все, чтобы Франция стала для тебя родной!
В этом Джулия ни на миг не сомневалась. Ему удалось сделать гораздо большее: не прикладывая ровно никаких усилий, заставить ее влюбиться в него без памяти.
Но существовала еще одна проблема, о которой Стефан не обмолвился и словом.
- И что же последует после того, как мы... узаконим наши отношения? медленно спросила Джулия.
Стефан сразу понял, что она имеет в виду.
Кровь громко застучала у него в висках.
- Ты боишься, что я начну предъявлять на тебя "права"? - усмехнулся он. - Я ничего не потребую от тебя, Джулия. Обещаю. Если это единственное, чего ты боишься, то не стоит беспокоиться.
Джулия и представить не могла, что этот ответ покажется ей настолько обидным. Разумеется, то, что произошло, воздвигло стену между ними. С того момента, как она объявила Стефану о беременности, он ни разу не проявил желания заняться с ней любовью. Сначала Джулия объясняла это тем, что он злится на нее, но теперь, когда он сам признался, что гнев давно прошел, вывод напрашивался сам собой. Стефан больше не хочет ее.
Правда, иногда она ловила на себе взгляд, полный желания, что на какое-то время убеждало ее в обратном. Но, принимая во внимание ее нынешний вид, скорее всего это ей только казалось.
И теперь он прямо заявил, что ему от нее ничего не нужно.
- У тебя есть другие соображения?
- Я еще не успела обдумать первые!
Стефан весело рассмеялся, и это решило все.
Она любит его, ждет от него ребенка, и он делает ей предложение. Почему бы не принять его?
Что удерживает ее здесь? Работа, которая потеряла теперь всякий смысл?
Джулия улыбнулась.
- Какой ты хочешь, чтобы была наша свадьба?
Глава 11
В хлопотах и приготовлениях месяц пролетел незаметно. Назначенный день наступил. День, которого Джулия так боялась и в то же время так ждала.
- Какая ты красивая! - воскликнула Меган, когда Джулия вышла к ней в подвенечном .платье.
- Не выдумывай! Толстая как корова!
- Только не говори глупостей! Ты замечательно выглядишь, почти не заметно, что ты беременна. Все-таки платье мы выбрали удачно.
Да и какое тебе дело до того, что подумают другие, ведь это ты выходишь замуж за Стефана, а не они! - Меган мечтательно вздохнула. - Он любит тебя независимо от того, как ты выглядишь!
Джулия не стала разубеждать подругу. Та только расстроится. Она вспомнила, с каким воодушевлением Меган доказывала известному лондонскому модельеру, какое платье нужно Джулии. Результатом ее восторженных объяснений, длившихся не один час, и внушительной суммы денег, которую Джулия, немало зарабатывавшая, держала в руках впервые, не говоря уж о Меган, явилось роскошное платье с завышенной талией, делающее незаметным уже большой живот. Нежно-кремовый цвет скрывал бледность невесты.
Стоя перед зеркалом в своей комнате, Джулия не могла не признаться, что модельер и в самом деле сотворил чудо, скрыв изменения в ее фигуре. Удастся ли ей скрыть за ослепительной улыбкой то, что их со Стефаном подвигла заключить брачный союз отнюдь не любовь, как думают все?
Но Джулия старалась отогнать от себя мрачные мысли. Она дала себе слово с честью пройти через это испытание.
На следующий же день после того, как приняла предложение Стефана, она объявила коллегам об уходе с работы. Новость моментально просочилась в местную прессу, и газеты запестрели яркими заголовками. Ее не переставали поздравлять с удачным замужеством, а Роуз даже сказала с нотками зависти в голосе:
- Я восхищаюсь тобой, Джулия! Бросить все ради любви!
Джулия снова только улыбнулась в ответ, не считая нужным ее разубеждать точно так же, как Меган и всех остальных.
В последнем выпуске журнала в редакторской колонке она попрощалась с читателями, объяснив, что выходит замуж и уезжает во Францию.
Свадьбу решено было устроить в яхт-клубе, где Джулия впервые увидела Стефана много лет назад. Блюда подавала молоденькая девушка. И когда Джулия увидела ее с огромным подносом креветок, сердце сжалось от воспоминаний. Ей показалось, что это она сама...
На свадьбу к брату из Парижа прилетела Натали, оставив мужа и маленького сына. Джулия втайне переживала и даже боялась встречи с ней, но и здесь профессиональное умение уверенно чувствовать себя с самыми разными людьми не подвело ее.
Иногда ей казалось, что все это происходит не с ней, а с кем-то другим, а она лишь сторонний наблюдатель. И хотя сердце Джулии было полно любовью к Стефану, клятвы, которыми они обменялись в ходе церемонии, прозвучали фальшиво. Пустая формальность! - мелькнуло в ее голове.
Джулия не раз ловила себя на мысли, что жизнь сыграла с ней злую шутку. Она, всегда считавшая себя современной, сейчас оказалась в положении, когда мужчина женился на ней только потому, что она забеременела от него.
Прямо как в викторианских романах...
Стефан обнял Джулию, едва прикоснувшись к ее губам, как того требовала традиция. Страсти молодоженов здесь нет места, нужно лишь соблюсти внешние приличия, подумалось Джулии. Точно так же, как сказать: "Ты бесподобно выглядишь, дорогая!"
Джулия вздохнула с облегчением, когда брачная церемония и последовавший за ней прием подошли к концу и гости стали разъезжаться. К ее удивлению, Натали на прощание обняла ее как сестру. А во взгляде француженки, устремленном на располневшую талию новобрачной, сквозила радость, словно здесь нечего было стыдиться.
- Надеюсь как можно скорее увидеть тебя у себя дома. Мне кажется, что наши дети подружатся, когда подрастут.
В ответ Джулия только слабо улыбнулась.
Тем же вечером частный самолет доставил их со Стефаном в Париж. Несмотря на все опасения, Джулия перенесла дорогу хорошо...
Когда они оказались у двери его квартиры, в глазах Стефана загорелся лукавый огонек.
- Я должен на руках перенести тебя через порог.
- Разве во Франции есть такой же обычай, как в Англии?
- А как же! - услышала Джулия в ответ и не успела опомниться, как он подхватил ее.
- Пусти, я слишком тяжелая! - запротестовала она.
- Только не для меня! - возразил смеясь Стефан.
Впервые после долгого времени они оказались так близко друг к друга. Джулия ощутила жар его тела, почувствовала, как напряглось оно под ее весом.
Будь это настоящая свадьба, Стефан отнес бы ее в спальню, где их ожидала бы ночь любви.
Но вместо этого он осторожно поставил ее на пол в гостиной, словно сосуд с драгоценным содержимым. Впрочем, для него она является чем-то вроде этого. Она носит его ребенка, а что может быть драгоценнее для человека, у которого есть все?
За прозрачными занавесками горели огни ночного города. Но Джулия ничего не замечала.
Для нее в эту минуту существовал только он. На нем по-прежнему был парадный костюм, хотя она настаивала, чтобы он переоделся перед дорогой. Сама Джулия отказалась остаться в пышном платье. Поднимаясь по трапу, она все еще не могла поверить, что выдержала бесконечные поздравления, которыми осыпали их на прощание как счастливых молодоженов, не подозревая, насколько далеко это от истины.
И вот сейчас она стоит здесь, на пороге дома, который должен стать для нее родным, на пороге новой жизни. А она даже не знает, одна или вместе с мужем проведет ночь.
Стефан увидел встревоженное лицо Джулии.
Как у загнанного зверька! - подумалось ему.
Неужели она может допустить мысль, что я потащу ее в спальню, настаивая на исполнении супружеских обязанностей?
- Хочешь посмотреть свою комнату?
- С удовольствием! - бодро произнесла Джулия. - Я так устала, что готова проспать целую вечность!
- Целую вечность? - сухо повторил он.
В любое другое время Джулия вскрикнула бы. от восторга при виде ярко освещенной, красиво меблированной уютной комнаты, куда он привел ее.
Но ей довелось быть в его спальне, спать на его широкой кровати, где сегодня он проведет ночь один. На какое-то мгновение она чуть было не схватила Стефана за руку, готовая умолять, чтобы он не оставлял ее в одиночестве. Но в этот миг он отошел от нее, чтобы задернуть тяжелые плотные шторы бежевого цвета. И Джулии вдруг показалось, что она очутилась рядом с чужим человеком, в чужой комнате, в чужом городе, в чужой стране...
Так оно и есть на самом деле, с горечью подумала новобрачная.
- Спокойной ночи, Джулия, - мягко произнес он.
- Спокойной ночи, Стефан, - эхом отозвалась она.
- У тебя есть все необходимое?
Нет!
- Да, спасибо.
Стефан ушел, осторожно прикрыв дверь, а Джулия все стояла посередине комнаты, с тоской слушая, как удаляются его шаги.
Затем она подошла к окну и, чуть отдернув штору, взглянула на небо. Оно хранило молчание и, казалось, равнодушно взирало на расстилающийся под ним город. Только на западе, прямо над горизонтом тускло поблескивала одинокая звезда, иногда исчезая за бегущими облаками.
Джулии вдруг вспомнились слова Стефана, те, которые он произнес, когда она впервые оказалась в Париже и они вышли из ресторана.
Слова о прекрасном созвездии, что светит любящим сердцам.
Только для нас этого созвездия не существует, подумала Джулия. Хотя вот она здесь, рядом со Стефаном, готовая разделить с ним всю жизнь...
Взглянув на обручальное кольцо на своем пальце, она тяжело вздохнула и начала раздеваться.
Солнечные лучи, возвещающие наступление нового дня, разогнали тоску и беспокойство Джулии, овладевшие ею накануне вечером. Она проснулась бодрой и отдохнувшей.
У нее перехватило дыхание, когда она взглянула в окно на расстилающийся перед ней город. Словно почтовая открытка, мелькнуло у нее в голове при виде множества невысоких аккуратных домов, из которых вырастал шпиль Эйфелевой башни. Да, здесь скучно не будет, столько открытий ждет ее в Париже!
Приняв душ и одевшись, Джулия спустилась в кухню, где ее встретил аромат крепкого кофе и свежеиспеченного хлеба.
Стефан бросил на нее тревожный взгляд. В одной руке у него был апельсин, в другой ножик, которым он старательно снимал ярко-оранжевую кожуру. Еще три апельсина лежали рядом на столе очищенные.
- Надеюсь, ты не против такого завтрака?
Джулия поспешила его успокоить. В ее памяти возникло такое же утро несколько месяцев назад, когда после ночи, проведенной с ним, она точно так же спустилась в кухню, ужасно голодная, и открыла холодильник. Кроме бутылки шампанского и баночки черной икры там ничего не оказалось. Стефан объяснил ей, что обычно не завтракает дома, и они отправились в ближайшее кафе.
- Ты изменил своей привычке? - поинтересовалась Джулия, наливая себе кофе.
Стефан с торжественным видом положил на стол очищенный апельсин.
- Думаю, что с этого дня здесь многое должно будет измениться. - Он весело засмеялся и добавил:
- Мне придется научиться ходить по магазинам и готовить.
Джулия невольно улыбнулась. Последние слова он произнес таким тоном, будто собирался покорить Эверест.
- Буду рада тебе помочь.
- Ты умеешь готовить? - Казалось, его удивлению нет границ.
Она с ласковым упреком посмотрела на него.
- Конечно. Я обожаю готовить. - Джулия помедлила. - Если хочешь, могу и тебя научить.
Чтобы женщина чему-то учила его!
- Разумеется, ты не потерпишь, чтобы женщина командовала тобой, улыбнулась она, словно прочитав его мысли.
Их глаза встретились.
- Тебе, Джулия, я готов подчиняться...
Она смущенно потупилась и поспешно отломила кусок мягкого, еще теплого хлеба.
Надо контролировать свои эмоции, если даже случайно оброненное им слово заставляет сердце биться так, словно он предложил мне звезды с неба в подарок, "созвездие счастья", усмехнулась про себя Джулия.
Стефан сидел напротив нее, ощущая непривычное умиротворение. Обычно завтракая с женщиной у себя дома после проведенной с ней ночи, он украдкой поглядывал на часы, с нетерпением ожидая, когда же та наконец уйдет и он останется один, снова свободный.
- Завтра утром ты должна сходить на обследование, я обо всем договорился. Тебя осмотрит лучший в городе врач.
В том, что отныне ей будет принадлежать все самое лучшее, Джулия не сомневалась. И ей надлежит радоваться этому, ведь нельзя же, чтобы все было идеально.
- И еще я думаю, что нам нужно устроить вечеринку, где ты сможешь познакомиться сразу со всеми моими друзьями. Как тебе эта идея?
Впервые он приглашал ее в свою жизнь. Ей придется встретиться с людьми, которые окружают его, наверняка такими же холеными, аристократически гордыми... Что они скажут, когда увидят ее? Как примут ее?
- Что они подумают?
Его брови удивленно поползли вверх.
- Что ты моя жена и ждешь ребенка. Что еще они могут подумать?
Вероятно, Стефан прав. Вряд ли он собирается рассказывать об истинных причинах своей женитьбы. А уж какие предположения будут строить его знакомые, ее не должно волновать.
Интересно, догадается ли кто-нибудь, что они со Стефаном спят в разных спальнях?
- Стефан...
Он поднял глаза. Ее волосы рассыпались по плечам, и солнечный свет делал их медово-золотистыми, почти рыжими. В сочетании с серо-зелеными глазами, смотрящими на него из-под длинных изогнутых ресниц, они придавали облику Джулии какую-то детскую непосредственность и в то же время необыкновенную сексуальность, несмотря на беременность. Этой ночью он не сомкнул глаз, представляя жену в соседней комнате. Интересно, беременные женщины укрываются на ночь одеялом?
- Ммм...
- Я бы хотела начать учить французский, и чем быстрее, тем лучше. - В ее голосе звучала железная решимость.
- Все мои друзья прекрасно говорят по-английски.
- Да, но...
- И наш ребенок тоже сначала научится говорить на родном языке его матери, - улыбнулся Стефан.
- Допустим. Но я не хочу принадлежать к той категории женщин, которые переезжают жить в другую страну и шагу ступить не могут без... - она запнулась, - мужа. - Как странно прозвучало это слово! - Потому что говорят только на родном языке.
- Хорошо, наймем преподавателя. В твоем положении частные уроки лучше, чем занятия в группе, правда?
Джулия кивнула. Как же легко разговаривать о посторонних вещах, обо всем, что не касается их отношений!
- Такое странное чувство, когда представляешь, что уже совсем скоро наш малыш появится на свет, затем научится ходить, говорить.., задумчиво произнес Стефан.
В эту минуту он думал также о том, что случилось бы, если бы Джулия не согласилась выйти за него замуж и осталась у себя на родине.
Скорее всего она не позволила бы ему видеться с ребенком. Страшно даже представить такое...
Неожиданно Стефан начал понимать, каким непростым шагом оказалась для нее эта свадьба, переезд в чужую страну, где все придется начинать сначала. И все только ради ребенка...
- Мы должны решить, как украсим детскую комнату, - произнес Стефан, заставляя себя отвлечься от предыдущих грустных мыслей.
- В голубых или розовых тонах? - спросила Джулия, внимательно изучая его лицо. Вдруг он мечтает о сыне, а она родит дочь, что тогда? Кого ты хочешь: мальчика или девочку?
Стефан нахмурился, словно вопрос удивил его.
- Для меня это не столь важно, я больше беспокоюсь о другом.
- Да?
Их взгляды встретились.
- О том, чтобы ребенок родился здоровым.
Все родители молят Бога об этом.
Джулия улыбнулась.
- Давай сделаем комнату желтой!
- Желтой? Jaune. - Стефан рассмеялся. - Повторяй за мной.
Как примерная ученица Джулия произнесла:
- Jaune.
- Это твой первый урок французского!
Стефан откинулся на спинку плетеного соломенного стула и спросил:
- Куда бы ты хотела пойти сегодня? Обзорная прогулка по городу тебя устроит?
Да, это было то, в чем Джулия нуждалась больше всего. Начать жить нормально. В последнее время ей часто казалось, что это уже превращается в несбыточную мечту.
- Прежде всего покажи мне, где ты живешь.
Я имею в виду магазины, которые находятся поблизости. Где я могу купить продукты, газеты, еще что-нибудь в этом роде. Нам как раз нужно подумать насчет ужина... - Джулия остановилась, не закончив фразу. Она как-то забыла, что Стефан не ужинает дома. - Извини, ты же вечером ходишь в ресторан. Хочу, чтобы ты знал: ты не должен сидеть дома из-за меня.
- Желаешь пойти куда-нибудь сегодня?
- В таком виде? - И Джулия кивнула на свой живот.
Стефан нахмурился.
- Намекаешь, чтобы я пошел один?
- Если хочешь. Просто я не собираюсь заставлять тебя менять привычный образ жизни.
Из-за меня ты не должен чувствовать себя связанным!
Стефан в изумлении уставился на Джулию.
Она что, оканчивала факультет психологии?
Откуда ей известно, что самый лучший способ приручить мужчину - это предоставить ему полную свободу, тогда у него уже не возникает ни малейшего желания ею воспользоваться?
- Я уже не подросток, - серьезно сказал он. И все эти ночные гуляния меня давно перестали интересовать. Я буду оставаться с тобой дома до тех пор, пока ты не сможешь сопровождать меня.
- Ты уверен, что тебе не будет скучно?
- Поживем - увидим... Я рад, что ты здесь, Джулия! - неожиданно произнес Стефан.
Дрожащей рукой она поставила чашку на стол.
Но ведь он всего лишь соблюдает правила хорошего тона, это, очевидно, у него в крови. И она должна ответить тем же.
- Я тоже.
Глава 12
- Нам придется прекратить ужинать дома, сказал Стефан однажды за завтраком.
Джулия ответила не сразу. С самого утра ребенок проявлял признаки беспокойства. Вот и сейчас она ощутила два легких толчка.
- Ты считаешь, что вчерашний ужин был кошмарным? Я так старалась...
Он неопределенно качнул головой. Конечно, то, что они ели, само по себе было превосходно. Джулия не зря целый час колдовала в кухне.
Да и время они провели как нельзя лучше - проговорили до полуночи, если не больше.
Однако все же здесь было что-то не так. Нельзя сказать, чтобы Стефан являлся ярым противником разговоров с женщинами вообще, но, как правило, это были деловые беседы. Исключение составляли те случаи, когда он ухаживал за женщиной, и это было своеобразной прелюдией к постели, или же болтал с женами друзей. Последнее оказывалось проще всего, так как те не рассматривали его как потенциального партнера.
И все-таки ему редко приходилось разговаривать с женщиной ради самой беседы. А именно так произошло прошлым вечером. Он уговорил Джулию рассказать о работе, на что она прежде соглашалась с неохотой. И наконец понял, почему она пользовалась такой популярностью в родном городе, почему у нее было столько друзей.
- Ты хотела бы снова пойти на работу? - спросил он ее, вспомнив их вчерашний разговор.
Джулия задумалась. Во Франции? Да еще с ребенком? Кто знает, чего ей вообще хочется?
И разве всегда люди знают, чего хотят? Но сейчас у нее была блестящая отговорка. Пока ребенок не родится и не подрастет, ни о какой работе не может быть и речи.
- Затрудняюсь сказать, - уклончиво ответила она.
Стефан внимательно смотрел, как Джулия прислушивается к тому, что происходит внутри ее. Нет, слово "кошмарный" по отношению к вчерашнему ужину звучит слабовато. Это было просто сумасшествие! А как еще назвать то, что после доверительной беседы они разошлись по разным спальням? Он проворочался всю ночь, думая о том, как красит женщину беременность.
Сейчас Джулия напоминала ему спелый сочный персик, несмотря на некоторую бледность, которая ей, кстати, шла...
Как ему хотелось лечь рядом с ней. Нежно обнять и прижать к себе, прикоснуться к теплому шелку волос, дотронуться до живота, где находится частичка его самого...
- Нет, Джулия, ужин был замечательный.
Просто я подумал, что с появлением ребенка мы уже не сможем уходить из дома по вечерам.
- Да, уже через несколько недель, - согласилась она.
- Так, может, воспользуемся оставшимся временем?
Возможно, и в самом деле им стоит меньше сидеть дома. Только Богу известно, до чего тяжело находиться рядом со Стефаном и в то же время бесконечно далеко! Ловить каждый миг, когда он случайно обнимет, небрежно чмокнет в щеку или холодно прикоснется губами ко лбу.
И при этом теряться в догадках, находит ли он ее по-прежнему привлекательной и желанной или же все это давно в прошлом.
Стефан показал Джулии совсем другой Париж, чем тогда, когда она прилетала к нему на выходные и их отношения еще не утратили легкости и беззаботности, свойственных любовному приключению. Тогда она увидела внешний облик города, его официальное лицо, хорошо знакомое туристам. Теперь Стефан открыл Джулии внутреннюю жизнь места, где родился и жил, со всеми его темными и таинственными закоулками, куда не придет в голову заглянуть ни одному туристу, но где скрывается самое сердце города. Так, сидя однажды в скромном уютном кафе, окруженном стеной зелени, где аромат роз смешивался с ароматом черного кофе, Стефан задумчиво произнес:
- Это и есть настоящий Париж. Для парижан...
Джулии вдруг стало больно, что ее ребенок вырастет здесь, с чувством принадлежности к этому городу, к этой стране, тогда как ей всегда будет не хватать этого.
- Джулия! Что с тобой?
"Мне страшно от мысли, что готовит нам будущее", - хотелось сказать ей. Но она промолчала. Надо учиться собственными силами справляться со страхом, а не искать каждый раз защиты у Стефана.
- Ничего, - вместо этого произнесла она.
Они пообедали вместе с Франсуа, другом детства Стефана, и Софи, его женой, которые изо всех сил старались, чтобы Джулия чувствовала себя непринужденно в их обществе. У них подрастала дочь, и Джулию обрадовало то, что у друзей ее мужа есть дети.
Постепенно она привыкала к новой жизни.
Одним прохладным вечером Стефан возвращался с женой после позднего ужина в тихом ресторанчике на набережной Сены. Они решили прогуляться, чтобы подышать свежим воздухом и полюбоваться на звезды, отражавшиеся в воде как в зеркале. Вдруг Джулия остановилась и схватилась за живот, вскрикнув от неожиданной резкой боли, пронзившей ее. Стефан обнял жену за плечи.
- Что с тобой?
В наступающих сумерках ему удалось разглядеть белое как полотно лицо молодой женщины.
- Нет, ничего. Должно быть, пирожное, которое мы ели... - Она не договорила, согнувшись от нового приступа боли.
- Parbleu! Черт возьми! - не выдержал и выругался он. - Надо было взять такси!
Стефан выбежал на дорогу. И в тот же миг перед ним затормозила машина, как будто шофер только и ждал сигнала, когда подъехать.
Заниматься французским языком Джулия начала только на прошлой неделе, но в быстром потоке слов, обращенных к водителю такси, сумела разобрать "l'hopital".
- Стефан, я не хочу ехать в больницу! - вырвалось у нее.
- Придется, дорогая.
- Нет! - упрямо повторила она. - Ребенок появится на свет не раньше чем через две недели! Я хочу домой!
Услышав слово "домой", Стефан внезапно смягчился.
- Ну хорошо. Но мы сразу же вызовем врача, и он решит, что делать дальше!
Джулия уже открыла рот, чтобы запротестовать, но Стефан повторил, делая ударение на первом слове:
- Он решит, Джулия.
- Но это пустая трата времени, - уже сдаваясь, все же пробормотала она.
Но Джулия ошиблась. Стефан не зря так беспокоился. Прибывший врач, осмотрев ее, сказал, что роды вот-вот начнутся и нужно немедленно ехать в больницу.
Дальше все произошло так быстро, что Джулия запомнила только острые приступы боли, становившиеся все нестерпимее, и озабоченные лица вокруг нее.
Акушерка что-то быстро говорила на непонятном Джулии языке. Стефан находился рядом и держал жену за руку.
- Стефан! Мне так страшно! Что она говорит?
- Она говорит "тужься", дорогая! И ты не должна бояться! Я здесь, с тобой!
Ее ногти впились в его руку, но он даже не почувствовал боли.
- Ты молодчина! Просто умница! - подбадривал он Джулию, хотя у самого от волнения срывался голос. Потом что-то быстро произнес по-французски, обращаясь к акушерке, и та моментально перешла на медленный английский с ярко выраженным акцентом.
- Дышите глубже, madame, так вам будет легче.
- Ну же, дорогая! - воскликнул Стефан, увидев, как что-то в лице Джулии стало меняться.
Она вырвала свою руку из его, ее голова запрокинулась, и почти одновременно с криком жены Стефан услышал крик другого существа.
Он понял, что кричит его малыш, только тогда, когда акушерка показала ему маленький мокрый шевелящийся комочек.
Джулия лежала не в силах пошевелиться, волосы упали на мокрое от слез лицо, глаза были прикованы к ребенку на руках акушерки.
- У вас сын, madame, monsieur, поздравляю! - И она положила новорожденного Джулии на грудь.
Стефан отвернулся, чувствуя, как к глазам подступают слезы. Но Джулии видеть проявления его слабости, тем более в такой момент, ни к чему. Он набрал в легкие побольше воздуха и постарался взять себя в руки. Еще минуту назад он видел все ее мучения, ее перекошенное от боли лицо, слышал, как она кричала. Впервые он почувствовал себя беспомощным. Все то, что он повидал в жизни, не могло сравниться с этим решающим моментом. Это чудо, настоящее чудо!
Джулия с нежностью взглянула на ребенка.
Она также заметила, как Стефан отвернулся и стал смотреть в окно. Легкая тень грусти пробежала по ее лицу. Как нужен он ей сейчас! И вдруг все показалось ей второстепенным по сравнению с тем, что только что произошло. Материнское чувство заглушило все остальные.
- Привет, малыш! Привет, мой маленький Фредерик! - Забавно, как подходит ему имя!
Стефан повернулся, все еще потрясенный случившимся, и посмотрел на жену.
Джулия выглядит сейчас, как Мадонна с младенцем на руках... Как будто вокруг них никого больше не существует, подумал он.
Не зря многие из его друзей говорили, что в первую минуту чувствовали себя лишними, когда у жены рождался ребенок. И это притом, что у них были нормальные отношения, не как у него с Джулией.
Стефан поморщился, внезапно устыдившись эгоистичных мыслей. Джулия родила ему красивого сына! О чем еще можно мечтать! И его сердце замерло от счастья.
Джулия видела, как он смотрит на нее, и вдруг ей стало неловко. Как ей теперь вести себя с ним? Как вообще вести себя в "этой совершенно новой для обоих ситуации?
- Хочешь.., хочешь взять его на руки?
- Он не голодный?
Акушерка засмеялась.
- Такой ребенок всегда будет просить есть!
Подержите его, monsieur, пусть он почувствует, кто его отец!
Стефану часто приходилось держать на руках сына Натали, но сейчас все было совсем иначе.
Какое-то незнакомое прежде чувство переполнило его сердце, когда он наклонился к Джулии и взял ребенка, которого ловкая акушерка уже успела вымыть и запеленать.
Джулию поразила осторожность, с которой сильный, большой человек держал слабое крошечное существо.
Новорожденный малыш открыл глаза и уставился на Стефана. В этот момент что-то перевернулось в сердце взрослого мужчины.
- За него я готов умереть! - вырвалось у Стефана. - Мой маленький Фредерик!
Джулия откинулась на подушки. Только сейчас она поняла, что с момента ее приезда во Франции в глубине сознания постоянно жила мысль, что, если этот ребенок не появится на свет, они со Стефаном по-тихому разведутся и она вернется в Англию. Но теперь ей нечего бояться. Достаточно увидеть счастливые глаза мужа, чтобы быть в этом уверенной. Он действительно отдаст жизнь за сына, если понадобится, будет сражаться за него. И чем бы ни казалось Джулии ее замужество, ребенок связал их со Стефаном неразрывной нитью и уж теперь-то он вряд ли отпустит ее.
Джулия закрыла глаза. По телу разлилась приятная усталость, и она моментально уснула.
Через неделю малыша забрали домой. Квартира благоухала цветами, расставленными повсюду. В детской кучами громоздились открытки и подарки в голубой упаковке. Желтые воздушные шарики, подобранные в тон мебели и обоев, делали комнатку еще более веселой и солнечной. Создавалось впечатление, что хозяева ожидают прибытия именитого гостя.
Стефан осторожно положил малыша в кроватку и долго смотрел на его безмятежно спокойное во сне личико. Затем взглянул на Джулию.
- Он спит спокойно, ты хорошо покормила его.
Джулия неожиданно почувствовала, что краснеет, и отвернулась. Как глупо! Что может быть естественнее, чем кормление ребенка? К тому же Стефан видел появление на свет малыша.
Он заметил реакцию Джулии на его слова и нахмурился. Пусть. Если она желает, чтобы между ними сохранялась дистанция, он не станет настаивать на обратном.
- Ты голодная?
Из какого-то неясного чувства противоречия Джулия собралась было сказать нет. Но есть хотелось, и она кивнула.
- Да, но сначала я бы приняла душ.
- Хорошо, пойду включу воду.
Она чем-то обидела его, но чем, не знала.
- Нет, я сама...
- Джулия, сиди. Ты и так многое перенесла.
Она села рядом с кроваткой Фредерика, с любовью глядя на сына. Все-таки иногда странным кажется, что вот этот младенец - их со Стефаном ребенок, тогда как они ведут себя как чужие и неизвестно, смогут ли когда-нибудь преодолеть стену, разделяющую их.
Вернулся Стефан.
- Все готово, можешь идти.
Джулия медленно встала. Она с беспокойством взглянула на малыша.
- Посмотришь за ним?
Взгляд Стефана стал жестким. А что, по ее мнению, он собирается делать? Уйти гулять по городу?
- Конечно, - коротко ответил он.
Джулия давно не видела Стефана таким взвинченным. Наверное, это из-за рождения ребенка. Для мужчины это тоже испытание, она не должна забывать.
После душа она почувствовала себя намного лучше. Ей казалось непривычным, что струйки воды текут прямо вниз, не встречая препятствия.
Конечно, по сравнению с объемом талии до беременности ее живот нельзя назвать плоским, но все же так лучше. Акушерка сказала, что через месяц-другой Джулия снова влезет в старые джинсы.
Во время беременности она хорошо питалась и сейчас не хотела расползтись, как часто бывает с женщинами после родов. Прежде всего ради собственного же здоровья, но также и из-за того, что не желает выглядеть коровой на фоне изящных женщин, знакомых Стефана.
А для него самого? - напомнил внутренний голос. Ты не стремишься хорошо выглядеть для Стефана?
Закутавшись в огромное махровое полотенце, она взглянула на себя в зеркало. Как будут развиваться их со Стефаном отношения? Попытается ли он сделать ее своей женой в полном смысле этого слова? Теперь, когда ребенок родился? Разумеется, не сегодня, но скоро?
Накинув легкий халатик, Джулия высушила волосы феном и вышла, по-прежнему погруженная в свои мысли.
Войдя в детскую, она ахнула от изумления.
Там стоял уже накрытый стол, а Стефан, покончив с открыванием бутылки шампанского, зажигал свечу.
- Как красиво, - в растерянности пробормотала Джулия.
Стефан увидел, что Джулия покосилась на пенящееся шампанское. Уж не думает ли она, что он собирается усыпить ее бдительность и затем воспользоваться этим?.. Он налил искрящийся на свету напиток и протянул жене бокал.
- За что будем пить? - спросила Джулия.
За любовь? - с иронией подумала она.
- За нашего сына. За Фредерика!
Конечно же.
- За Фредерика! - Джулия протянула бокал и, когда раздался хрустальный перезвон, решила, что никогда в жизни не слышала звука печальнее.
- Хорошо быть снова дома, правда? - осторожно спросил он.
Джулия оглядела комнату, где на всем лежала печать великолепного, хотя и строгого вкуса хозяина квартиры. Сможет ли она когда-нибудь считать это место своим домом, а не просто его квартирой? Ей вспомнились чудесные выходные, когда их со Стефаном не связывало ничего, кроме удовольствия. Кажется, это было сто лет назад.
Интересно, сколько женщин побывало здесь, беззаботно выпивая один бокал шампанского за другим, нетерпеливо ожидая предстоящей ночи с хозяином роскошного жилища?
Но ей, Джулии, придется одной спать на широкой, предназначенной для двоих кровати.
А ведь она жена Стефана!
Джулия сделала еще один глоток. Ледяное шампанское притупляло боль в ее сердце. Но надо быть осторожной, крайне неосмотрительно пить на голодный желудок. Она может потерять контроль над своими эмоциями, и кто знает, что случится тогда? Джулия поставила бокал и принялась за еду.
Только бы он не сидел и не смотрел на нее так, словно перед ним находится какой-то малоизученный вид растения или животного. Впрочем, в этом есть доля истины. Быть может, он просто не знает, как ему следует вести себя с женщиной, которая родила ему ребенка и которая называется его женой. Она не должна винить его за это. Он чувствует себя не менее растерянным, чем она.
- Когда ты вернешься на работу? - спросила Джулия, чтобы прервать неловкое молчание.
- Когда захочу. Я должен быть уверен, что ты счастлива и не чувствуешь себя одиноко в чужой стране.
Если бы он только знал! Куда исчезла та счастливая, веселая Джулия, которая подшучивала над ними и дразнила его? Осталась далеко позади, у себя на родине?..
- Как это мило с твоей стороны!
Стефану говорили много комплиментов, но так к нему не обращалась ни одна женщина. Он не хотел быть "милым"!
Опустив руку в карман пиджака, он достал оттуда коробочку и положил на стол перед Джулией.
Ее сердце замерло. Любая женщина знает, что обычно находится в таких бархатных коробочках.
- Что это?
- Открой и посмотри.
Содержимое ослепило Джулию - браслет, сплошь состоящий из бриллиантов! Не в силах произнести и слова от восхищения, Джулия любовалась переливающимися камнями. Вдруг она резко отодвинула подарок.
- Стефан, я не могу принять это!
- Можешь! Ты моя жена и родила мне ребенка! Давай я помогу тебе надеть браслет.
В ее душе все замерло, когда он дотронулся руками до ее кожи, такими горячими по сравнению с холодным, тяжелым украшением.
Многие женщины всю жизнь мечтают о таком подарке, но для Джулии он был всего лишь драгоценной безделушкой, принятой из рук человека, который не любит ее.
- Очень красиво, - сказала она, скорее потому, что того требовали правила приличия.
Малыш проснулся и заплакал. Стефан и Джулия оба вздохнули с облегчением.
- Я принесу его!
Джулия следила за мужем взглядом, и ее сердце замирало при виде его широких плеч и сильных рук. Когда же он нагнулся, чтобы взять ребенка, и джинсы обрисовали его упругие бедра, Джулия почувствовала желание. В действительности оно не оставляло ее и раньше, но как-то притупилось в связи с заботами о предстоящем рождении ребенка и новой обстановкой, в которой она оказалась.
Но теперь... Теперь больше всего на свете ей хотелось прикоснуться к нему...
Джулия попыталась переключить внимание на сына. Она взяла его из рук Стефана и стала баюкать.
- Преподнося такие подарки и предупреждая каждый мой шаг, ты скоро избалуешь меня!
- Но мне нравится дарить тебе подарки и заботиться о тебе, пока ты еще окончательно не поправилась.
И разве это не помогало хоть ненадолго отвлечься от неотвязной мысли, что теперь, после рождения ребенка, между ними нет преграды, что они мужчина и женщина, живущие вместе. И в то же время отдельно...
Джулия почувствовала, как напряжение растет с каждой секундой.
- Стефан...
Он понял, что должен что-то сделать, чтобы разрядить накаляющуюся обстановку, иначе он не отвечает за себя.
- Покорми его! - кивнул он на малыша и увидел, как потух взгляд Джулии.
Глава 13
Квадраты и прямоугольники полей всех оттенков, начиная от сочного зеленого и кончая золотисто-рыжим, проплывали мимо и оставались далеко позади. Иногда монотонность пейзажа, которая, впрочем, не утомляла, а скорее успокаивала, нарушалась ярко-красными крышами фермерских домиков или же стадом коров, быстро скрывающимися в дорожной дымке.
Джулия откинулась на спинку сиденья, продолжая смотреть в окно.
- Все дороги ведут в Париж, - мечтательно протянула она, перефразируя известную поговорку.
Стефан улыбнулся с видимым удовольствием. Наконец-то он видел прежнюю Джулию.
Когда же произошла перемена? Он даже не заметил, как бледность ее лица постепенно уступила место нежному румянцу и почти исчезла настороженность в глазах, с которой Джулия приехала во Францию.
Похоже, она потихоньку привыкала к новой жизни. Во многом, конечно, благодаря рождению их сына, ставшего для нее стимулом, ради которого стоит жить и радоваться всему окружающему. И если даже во время беременности Джулия выглядела в глазах Стефана по-прежнему привлекательно, то что можно было сказать сейчас о ней, преображенной радостью материнства?
- И все дороги, ведут из Парижа, - засмеялся он. - Эй, малыш! Ты спишь? - И Стефан бросил быстрый взгляд на заднее сиденье, где в специальной дорожной кроватке лежал Фредерик.
Ребенок целое утро плакал, предчувствуя первое в своей жизни путешествие, но дорога усыпила его, и сейчас он улыбался во сне. На нем была крошечная распашонка, расшитая золотыми якорями.
- Будущий моряк! - с гордостью говорил Стефан, выбирая одежду для сына вместе с Джулией. - Вот немного подрастет и я возьму его на яхту!
Сама Джулия купила бы ребенку что-нибудь попроще, но она быстро постигла страсть французов наряжать своих малюток и решила не спорить с мужем. Тем более что они ехали в гости к Франсуа и Софи, в их загородный дом, где кроме них будет много приглашенных.
- Посмотри на него, Джулия, он смеется во сне! Наверное, он слышал, о чем мы говорили, и все понял!
Джулия не ответила. Несмотря на то что с каждым днем она все больше и больше привыкала к новой обстановке, временами на нее нападала тоска. Обычно это случалось тогда, когда она словно со стороны наблюдала за их со Стефаном отношениями и перед ней вырастала безоблачная картина семейного счастья. В душе она знала, что это далеко не так.
Как можно так долго вести себя только как друзья и любящие родители и притворяться, что так и надо, словно супружеским отношениям и места не должно быть между ними? Сколько еще это будет продолжаться?
Джулия украдкой взглянула на мужа, который что-то напевал себе под нос. Через приоткрытое окно врывался свежий ветерок, ероша его черные волосы. Рукава рубашки были закатаны, из-под них виднелись сильные загорелые руки.
Любая женщина мечтает оказаться в таких объятиях. Так почему же она, его жена, продолжает мечтать о том же? Неужели ее мечтам не суждено никогда осуществиться?
Джулии известны его страстность, горячий темперамент. Но прошло уже полгода с рождения малыша, а со стороны Стефана не было даже намека на желание близости с ней.
Как долго он может вести жизнь, которую иначе как "монашеской" не назовешь? И странное дело, чем больше проходит времени, тем сложнее становится разорвать этот замкнутый круг. Как будто это грозило разрушить взаимное доверие и дружбу, установившиеся между ними.
Но не ей же делать первый шаг! Хотя почему бы и нет? Чего она боится? Того, что Стефан оттолкнет ее? Или же того, что нарушит подсознательную веру в то, что ему нужен от нее не только секс, но и настоящая любовь, та, что живет в ее сердце и лишь становится сильнее с каждым днем?
От этих мыслей голову Джулии словно сжимало стальным обручем. В такие минуты ей казалось, что она сама себя загоняет в тупик, из которого не знает, как выбраться.
Стефан повернулся к ней.
- О чем задумалась? Наверное, уже проголодалась? Потерпи немного, скоро приедем.
Джулия опустила голову, боясь, что Стефан прочтет ее мысли. Интересно, какова будет его реакция, если она вдруг скажет сейчас, чтобы он остановил машину, и бросится ему на шею?
- Я думала о том, какие у тебя хорошие друзья...
- Они и твои друзья тоже.
- Да.
Но Джулия прекрасно знала, что с ней общаются только потому, что она жена Стефана, и ужасалась при мысли: вдруг они узнают правду? Ужасную правду, что кроме ребенка ее ничего со Стефаном не связывает! Как тогда они станут относиться к ней?
Машина замедлила ход и свернула на дорогу, которая привела их к тихому домику с красной кирпичной крышей, утопающему в зелени и цветах. Первое, что поразило Джулию после шума города, была тишина, нарушаемая только воркованием голубей.
Пока Джулия отстегивала ремень безопасности, Стефан пристально наблюдал за ней. Простая светлая юбка, чуть прикрывающая колени, и легкая блузка. Он снова почувствовал знакомое напряжение во всем теле, возникающее при одном лишь взгляде на жену. Даже если бы на ней был надет мешок, он все равно не смог бы противиться желанию, просыпающемуся в нем помимо его воли.
- Ты стала такой же стройной, как и до родов, - заметил он. - Отлично выглядишь в этой блузке.
Ну зачем говорить такое перед обедом! Сделать комплимент и заставить на протяжении нескольких часов гадать, сидя за столом, почему он сказал именно это, что побудило его похвалить ее внешний вид.
- Ты возьмешь сына или предоставишь сделать это мне?
Его темные глаза сверкнули.
- Тебе доставляет удовольствие время от времени бросать мне вызов?
Джулия взяла сумку и поспешно вышла из машины. Неужели ей так и будет слышаться намек во всем, что он говорит?
- Можешь взять ребенка сам, - быстро ответила она.
Остальные гости уже были в сборе. Взрослые сидели под навесом из виноградника за тяжелым деревянным столом и о чем-то оживленно беседовали. Дети бегали по саду, исследуя тенистые заросли жасмина.
- Настоящая идиллия! - вздохнула Джулия.
- То, о чем ты мечтала? - спросил Стефан, обняв жену, но не успел дождаться ответа, так как приветственный гул голосов сидящих за столом людей заглушил все остальные звуки.
Франсуа и Софи поднялись навстречу им с гостеприимной улыбкой.
- Джулия! Стефан! И даже Фредерик! Как здорово, что вы взяли малыша с собой!
Вслед за хозяевами стали подходить и остальные. Каждый наклонялся к малышу и начинал говорить то, что обычно говорят младенцам.
Джулия снова отметила про себя, что слышит в основном английскую речь. Так происходило всегда, когда появлялась она. И хотя Джулия упорно занималась и к тому же прекрасно знала, что требуется время, чтобы начать свободно говорить на иностранном языке, порой ее охватывало чувство безнадежности и ей казалось, что она никогда не сможет беззаботно болтать по-французски, как муж и его друзья. Но она должна смочь. Она не собирается быть матерью ребенка, родной язык которого навсегда останется чужим для нее.
Мысли о будущем наполняли ее сердце безотчетным страхом, и Джулия постаралась прогнать их.
- Джулия, проходи к столу. Кое-кого из гостей ты не знаешь, давай я представлю тебе их.
И Софи усадила Джулию, наполнив ее бокал красным вином, и познакомила ее с людьми, чьи имена прозвучали как сладостная мелодия в ушах Джулии: Робер и Катрин, Андре и Изабель, Антуан и Жюли.
Одна гостья была особенно красива, настолько красива, что даже женщины не могли оторвать от нее глаз. Ее звали Каролин, она выглядела моложе остальных и сидела с мужчиной, которого Джулия тоже никогда не видела.
- Кто эта женщина? - спросила она у Стефана шепотом.
Он взглянул в том направлении, куда кивнула Джулия, и нахмурился.
- Ее зовут Каролин, а мужчина с ней рядом один из самых известных во Франции продюсеров. Она очень популярная актриса мюзик-холла.
Да, она и выглядит как актриса, решила Джулия.
Когда-то она вела рубрику "Жизнь звезды" и ей довелось вдоволь насмотреться на них. Всем им была присуща особая манера держать себя на людях, самоуверенность и некоторое превосходство во взгляде, походке и речи, хотя с такой внешностью, как у Каролин, чувствовать себя уверенной особого труда не составляло.
На ней было короткое черное платье, подчеркивающее безупречность фигуры.
Джулия пыталась немного поговорить по-французски с Франсуа, который бессовестно подшучивал над ее акцентом. Она медленно потягивала вино и краем глаза наблюдала за мужем, играющим в мяч с каким-то веснушчатым карапузом.
- Скажу вам по секрету, madame, Стефан страстный футболист в душе, засмеялся Франсуа, увидев, куда смотрит его собеседница.
В этот момент Стефан отвлекся от игры и взглянул прямо в глаза Джулии. Все внутри нее замерло.
Он не только страстный футболист, но и страстный любовник, пронеслось в ее голове. Не менее страстный, чем она... И она хочет его. Безумно. Когда же наконец прекратится весь этот бред?
Что, если она попытается?.. Что может быть хуже этого невыносимого, бесконечного ожидания? Стефан оттолкнет ее? Нет, этого он не сделает! Джулия уже не сомневалась в том, что таит в себе его взгляд, который она иногда, а в последнее время слишком уж часто, ловила на себе.
Так чего же она все-таки боится? Что ее любовь никогда не найдет ответного чувства?
В любом случае, хватит скрывать от Стефана, как она относится к нему. Она сделает первый шаг, каковы бы ни были последствия.
Софи принесла огромный шоколадный торт, и только Каролин отказалась от десерта.
- Возьми хоть маленький кусочек! - уговаривала Софи, но та лишь отрицательно покачала головой.
Джулия вдруг вспомнила, как читала однажды, что мужчины любят смотреть, когда женщина ест с аппетитом. У них возникают ассоциации с сексуальным голодом.
На месте Каролин я все же взяла бы кусочек и "поиграла" бы с ним, она же актриса, мелькнуло у Джулии в голове. Но она тотчас же спохватилась, что не ее дело давать здесь всем советы.
В это время Франсуа предложил гостям посмотреть недавно купленную им лошадь. Мужчины сразу же согласились, а женщины остались за столом.
Стефан тоже ушел, даже не взглянув на Джулию. То ли от жары, то ли от беспрестанно терзающих ее мыслей, но ей вдруг стало невыносимо сидеть среди чужих людей. Хотя друзья Стефана как нельзя лучше приняли ее, она все же порой чувствовала на себе косые взгляды, а поскольку еще плохо знала язык, то едва начинали говорить тише, как ей казалось, что сплетничают именно о ней.
- Спасибо, больше не надо, - вежливо отказалась Джулия от очередного бокала легкого розового вина.
От выпитого и от жары ее стало клонить ко сну. Еще чуть-чуть, и она задремлет прямо здесь, за столом.
Но проснулся Фредерик и начал плакать.
Джулия пошла посмотреть на малыша. Несмотря на то что кроватка стояла в тени, его лобик покрылся испариной. Поцеловав сына, Джулия обратилась к Софи:
- Нет ли места попрохладнее, где я могла бы покормить и переодеть Фредерика?
- Конечно, пойдем, я покажу тебе.
В тихой полутемной от разросшейся за окном зелени комнате ребенок сразу успокоился.
Джулия одела его в новые штанишки и распашонку, не переставая удивляться крохотным рукавчикам и воротничку, потом покормила малыша, после чего он быстро уснул.
Джулия уже собиралась вернуться к остальным гостям, как вдруг в комнату вошла Каролин.
- Привет! - дружелюбно начала разговор Джулия. - Тоже прячешься от жары?
Каролин улыбнулась с чувством превосходства.
- Я привыкла.
Джулия ждала, что Каролин попросит разрешения взять ребенка на руки, но та стояла и молчала, словно изучая женщину.
- Ты ведь англичанка?
В тоне ее голоса послышались высокомерные нотки, но Джулии не раз приходилось брать интервью у людей из шоу-бизнеса, и она знала, как себя вести в подобных ситуациях.
- Это вроде бы очевидно...
Каролин встретила ее вежливую улыбку презрительным молчанием. Внезапно без всякой связи со словами Джулии она сказала:
- Тебе должно быть известно, что ты совсем не та женщина, которую все мы ожидали увидеть в качестве жены Стефана!
Сердце Джулии забилось сильнее. В один миг все ее самообладание исчезло, уступив место неуверенности.
Главное - не подавать виду, мелькнуло у нее в голове.
- Думаю, Стефан сам этого не ожидал! - попыталась она исправить положение шуткой. Но в глубине ее души все трепетало. Как бы восторжествовала Каролин, узнай она правду об их со Стефаном свадьбе и совместной жизни, вернее об ее отсутствии.
- Ты была беременна?
Вот оно, самое страшное! Неужели эта женщина о чем-то догадывается?
- Да.
- Этот способ обычно плохо действует, но в случае со Стефаном ты попала в цель. Надо хорошо его знать, чтобы понимать: он не допустит, чтобы его ребенок рос без отца.
- Мне кажется, тебя это мало касается! - огрызнулась Джулия и, взяв Фредерика, прижала к груди, стараясь сосредоточиться на его нежном личике в надежде, что Каролин уйдет.
Но у той, видимо, были совсем другие намерения. Злорадство загорелось в ее глазах.
- Если уж говорить начистоту, я сама подумывала об этом, - язвительно произнесла она. Но ты меня опередила!
- О чем это ты?
Каролин улыбнулась с таким видом, словно вся эта сцена доставляла ей огромное удовольствие.
- Ты разве не знала, что мы со Стефаном встречались?
У Джулии потемнело в глазах, но она взяла себя в руки. Конечно же у Стефана была куча любовниц, таких же красивых, как эта женщина!
- Нет, не знала, - тихо произнесла она.
- Вот на этом снимке, - с этими словами Каролин достала из сумочки вырезку из модного журнала, - мы в последний раз вместе. Хочешь посмотреть? - И она протянула фотографию Джулии.
Если бы на снимке был запечатлен кто-то другой, взгляд вряд ли бы остановился на нем.
Но это были Стефан и Каролин! Оба загорелые, стройные, с выразительными черными глазами, в дорогой модной одежде - не люди, а олицетворение успеха.
Красивая пара, невольно подумала Джулия.
Стефан на фотографии чуть прищурился.
Джулия знала этот взгляд, говорящий о раздражении человека, которого застали врасплох.
Каролин же, напротив, сияла голливудской улыбкой.
И внизу дата.., увидев которую Джулия обмерла.
Тот самый день...
Тот самый день после вечеринки у Кеннета.
Тот самый день, когда Стефан неожиданно пришел и чуть было не соблазнил ее, но она устояла. Значит, потерпев поражение, он отправился за утешением к этой шлюхе!
Джулия почувствовала, как кровь приливает к лицу. Но она сделала над собой невероятное усилие и улыбнулась.
- Вы хорошо смотритесь вместе!
Очевидно, Каролин ожидала другой реакции.
Она положила фотографию обратно и резко захлопнула сумочку.
- Да, - сказала Каролин изменившимся голосом. - Все так говорят. - И театрально вздохнула:
- Это была незабываемая ночь!
Затем повернулась и вышла.
Джулия не помнила, как провела остаток дня.
Она играла с детьми, непринужденно болтала с остальными гостями... И старательно избегала общества мужа, делая все возможное, лишь бы не встречаться с ним взглядом.
Она продолжала притворяться и в машине.
Ей не хотелось устраивать сцен, пока Стефан за рулем, а на заднем сиденье спит их сын.
Стефан почувствовал что-то неладное.
- С тобой все в порядке?
Джулия закрыла глаза.
- Все отлично. Просто я устала.
- Поспи немного, уже скоро будем дома.
Мысли Стефана снова вернулись к прошедшему дню. И какого черта Франсуа пригласил Каролин? Она следила за ним весь вечер, словно разъяренная кошка, так что ему даже стало неловко за ее спутника...
Джулия не спала, все ее мысли вертелись вокруг Стефана. Так, может, здесь разгадка его холодности по отношению к ней? Где он бывает, когда отлучается в магазин или на работу? У красотки вроде Каролин, заменяющей ему жену?
Приехав домой, Джулия первым делом приняла душ, переоделась и покормила Фредерика.
Стефан молчаливо наблюдал за ее движениями и все больше убеждался, что в них сквозит напряженность, если не нервозность. Подождав, когда Джулия уложила малыша спать, он спросил:
- Может, все-таки скажешь, в чем дело?
- Думаю, ты и так знаешь!
- Я не собираюсь играть в загадки!
- Ну хорошо. - Джулия повернула к нему лицо, на котором читался еле сдерживаемый гнев. - Главная проблема - это я.
Какое-то время он молчал. Затем медленно произнес:
- Продолжай.
И Джулия не выдержала. Все накопившиеся чувства хлынули наружу.
- Ты спал с Каролин в тот самый день, когда я отказала тебе! Не получилось с одной побежал к другой?
Глава 14
Когда Стефан заговорил, в его голосе звучало ледяное спокойствие.
- Вот, значит, какое мнение сложилось у тебя обо мне. Мужчина, который ждет не дождется, когда окажется в постели женщины, причем любой первой попавшейся женщины? - Выдержав паузу, он продолжил:
- Но ты сама себе противоречишь. Если бы я был таким, то уже давно настоял бы на выполнении супружеских обязанностей! А ведь у нас не было даже первой брачной ночи!
Джулия непонимающе уставилась на него. Где же стыд? Угрызения совести? Раскаяние? Уж в том, что он будет оправдываться, она ни капли не сомневалась!
И постепенно сквозь алый туман ревности и накопившейся обиды за свое безответное чувство до нее стал доходить смысл его слов. Как же она, бесконечно твердившая себе о своей великой любви к нему, могла поверить словам незнакомой женщины, которую раньше никогда не видела?
- Так.., у тебя.., у тебя с ней ничего не было? - произнесла Джулия таким голосом, как если бы вся ее жизнь зависела от ответа Стефана.
Он взглянул на нее и прочитал в огромных серо-зеленых глазах страх и одиночество. Как же он был слеп, что не замечал этого раньше! Или же делал вид, что не замечает?
- Разумеется, нет, - мягко сказал он.
Но ведь могло быть, пронеслось у него в голове, будь я менее разборчивым... Или же не окажись я незаметно для самого себя в плену таинственного обаяния зеленоглазой незнакомки, сводящей меня с ума своей загадочной холодностью...
- Конечно, я очень разозлился на тебя тогда, - признался Стефан. - Но еще больше я был зол на себя за то, ты так странно действуешь на меня, что я готов забыть все на свете, лишь бы оказаться в одной постели с тобой.
Подобного не случалось со мной раньше! Я сказал себе, что ты ничего не значишь для меня, и согласился поужинать с Каролин. Думаю, она предупредила журналистов заранее. Но ничего не было. После ресторана я отвез ее домой и поехал к себе. Один.
- Почему тогда она утверждает обратное?
- Каролин слишком высокого о себе мнения и не может смириться с поражением. Она даже не ревнует, она просто-напросто завидует тебе.
- Мне? - в усталом голосе молодой женщины зазвучало удивление. Чему здесь завидовать? подумала Джулия.
- У нас с Каролин была короткая любовная интрижка. Все, больше ничего.
- То, что должно было быть и у нас! - с болью в голосе воскликнула Джулия. - Не правда ли?
Стефан помолчал, словно тщательно подбирая и взвешивая в уме каждое слово.
- Кто знает? Никому не дано заглянуть в будущее так же, как и изменить прошлое. Но судьба распорядилась по-своему. Ты забеременела, и...
- И мы поженились, - закончила Джулия. Комедия... Даже нет, фарс, а не свадьба!
- Ты так считаешь?
- А разве нет?
- Я представлял себе по-другому наши отношения в браке... - осторожно начал Стефан.
- Хочешь сказать, что пора бы уже дополнить их сексом?
В ответ он горько усмехнулся.
- Зачем ты говоришь такие слова? Хочешь ранить меня? Или разозлить? Настолько, чтобы я потерял контроль над собой и занялся с тобой любовью прямо здесь и сейчас?
Он заметил, как из нежно-розовых, словно лепестки роз, щеки Джулии стали пунцовыми, а глаза заблестели.
- Да, вижу, тебе этого хочется...
Пора посмотреть правде в глаза! Хватит притворяться! - решила Джулия.
- Да, я очень хочу этого... А ты разве нет?
- Нет, Джулия, нет! Как ты не понимаешь? - вырвалось у него.
Ее словно окатили ледяной водой. Этого-то ответа она и боялась в глубине души. Но вот он прозвучал и положил конец нелепости, которая длилась со дня их свадьбы, если не дольше.
Может, так даже лучше. По крайней мере, не надо больше терзаться догадками и тешить себя иллюзиями. Все предельно ясно. Осталось лишь набраться мужества и принять правду такой, какая она есть.
Дрожащим голосом Джулия спросила:
- Чего же ты хочешь тогда?
- Я хочу только одного: чтобы ты знала, как я люблю тебя, Джулия. Я очень тебя люблю!
Слышишь? Je t'aime! Я люблю тебя!
Зачем он издевается над ней?
- Пожалуйста, не говори этого больше.
- Почему? - К удивлению Джулии, в его голосе не было и тени насмешки. Ты разве не хочешь, чтобы я тебя любил?
О чем она только что думала? Кажется, о мужестве?
Стефан скорее увидел, чем услышал, как ее губы произнесли:
- Хочу.
- Повтори, Джулия!
- Да-да, хочу, очень! Потому что я люблю тебя и хочу, чтобы ты любил меня так же сильно, как я тебя. А ты только играешь моими чувствами!
- Но я не играю. - Более серьезным Джулия Стефана не видела никогда. Просто для меня самого это новость. Прежде, до тебя, я ничего подобного не испытывал...
И Джулия увидела, как в глазах Стефана, всегда уверенного в победе, высокомерного Стефана, заблестели слезы, а лицо приняло по-детски беспомощное выражение.
- Никогда?
Он только покачал головой, чувствуя, что боль в сердце становится сродни физической.
Впервые в жизни он ощущал пустоту в душе и заполнить ее могла лишь Джулия.
- Дорогая...
На миг их взгляды встретились. Это решило все. Джулия бросилась Стефану на шею, и он крепко прижал ее к себе, спрятав лицо в копне душистых волос. Стена, разделявшая их столь долгое время, рухнула.
- Не плачь, дорогая, не плачь! Обещай, что никогда не будешь плакать! говорил Стефан, покрывая поцелуями мокрое от слез лицо жены. - А то я сейчас тоже заплачу, - улыбнулся он.
- Ты? Такой большой и сильный? - И Джулия крепче прижалась к нему. Стефан, пожалуйста... - прошептала она.
Стефан знал, чего хочет Джулия и он сам. Он ждал так долго, что, кажется, не смог бы выдержать больше ни секунды.
Он подхватил ее на руки и понес в свою спальню.
- Сколько ночей я лежал один и мечтал о тебе! Как давно я не видел твоего тела! - С этими словами Стефан стал расстегивать ее блузку.
- Я.., я знаю. Я тоже мечтала о тебе... - только и смогла выговорить Джулия.
Стефан взял ее руку и приложил к левой стороне груди.
- Слышишь, как бьется мое сердце? - Джулия ощутила исходящую от Стефана жаркую волну, которая опьянила ее, заставив закружиться голову. Она прильнула к нему всем телом. - Оно твое! Твое и только твое навсегда!
Когда вся одежда оказалась на полу, Стефан опрокинул Джулию на подушки и, осторожно убрав волосы с ее лица, посмотрел в потемневшие от желания глаза.
- Я хочу тебя, - выдохнул он.
- Тогда поцелуй меня!
- Я покрою поцелуями все твое тело... - Но он медлил, стремясь продлить это чудесное мгновение и навсегда запечатлеть его в памяти.
Джулия потянулась к нему губами.
- Не заставляй меня ждать так долго, - почти простонала она.
Стефан провел языком по ее губам, затем стал опускаться ниже, ниже, пока Джулия не вскрикнула от удовольствия.
И когда оба они достигли пика блаженства, Стефана озарила мысль, что слиты не только их тела, но и души, то, о чем он много слышал, но никогда не верил, считая пустыми выдумками.
А после он лежал, чувствуя себя обновленным, словно заново родившимся.
- О, Джулия, - только и сказал он.
Она поцеловала его в плечо.
- Стефан...
- Ммм...
- Как давно ты меня любишь?
Стефан взял прядь ее золотистых волос и стал перебирать пальцами.
- Если ты просишь, чтобы я назвал тебе число и месяц, то не смогу, потому что сам не знаю, - засмеялся он.
Потом лицо его снова приняло серьезное выражение.
- Это чувство постепенно росло во мне...
Знаешь, как падает дождь? Сначала одна капля, затем вторая... Ты делаешь вид, что не замечаешь их, пока они не переходят в изморось, потом в сильный дождь. И вдруг ты обнаруживаешь, что попал под настоящий ливень.
- Я, по-твоему, ливень? - рассмеялась Джулия.
- Смывающий все на своем пути!
- Но ты знал, что я люблю тебя?
Стефан улыбнулся. Как часто любовь женщины заставала его врасплох и пугала своей силой и неожиданностью. Но на этот раз он стремился не убежать от чувства Джулии к нему, не спрятаться, а удостовериться, нуждается ли он в ее любви. И так увлекся, что не заметил, как новое, незнакомое ему прежде чувство завладело им.
- Да, знал.
- И как долго ты собирался держать в тайне то, что любишь меня? - не унималась Джулия.
- Наверное, я ждал удобного момента, чтобы признаться тебе в этом. Но вышло так, что все произошло само собой. И помогли здесь не цветы и шампанское, а недоразумение, причиной которого явилась женская ревность...
- Но это недоразумение расставило все на свои места!
- Да, - согласился Стефан.
- Значит, наш медовый месяц только начинается?
Стефан кивнул.
- И сколько он продлится?
Стефан обнял Джулию.
- Как насчет того, чтобы всю жизнь?
Эпилог
Зазвенел будильник.
Стефан открыл глаза и посмотрел на часы.
Половина восьмого. Джулии пора вставать. Хотя после бурной ночи, что была у них, вполне возможно, что она не услышит пронзительного звона. Они уснули всего лишь три часа назад.
Стефан тихонько тронул ее за плечо.
- Джулия, - шепотом позвал он, нежно целуя жену в затылок.
- Слышу, слышу, сейчас встаю.
Она приоткрыла глаза и сонно потянулась.
- Как же тебе удавалось вставать в семь утра в Англии, когда рядом не было никого, кто бы мог тебя разбудить? - улыбнулся Стефан.
Сон мигом слетел с Джулии.
- Это ты меня избаловал! - засмеялась она, легонько ткнув мужа кулаком в грудь. - За шесть лет совместной жизни я совершенно разучилась просыпаться без поцелуя!
Удивительно, как он еще терпит то, что каждое утро, кроме выходных, его будит оглушительный звон будильника, подумала Джулия. Сам Стефан собирался идти в офис только к двенадцати.
Сначала он долго сопротивлялся решению Джулии снова пойти работать, тем более что тогда Фредерику исполнилось только три годика. Но многочисленные доводы в пользу того, что жена Стефана Бланшара может спокойно сидеть дома, ни о чем не беспокоясь, разбивались о железную решимость Джулии. В конце концов он сдался, придя к выводу, что только пытается подавить те качества, которые больше всего ценит в ней, - независимость и силу воли.
В сущности, сам он такой же и хочет, чтобы их сын унаследовал лучшие черты характера родителей. А Джулия, ведя активный образ жизни вместо того, чтобы целыми днями слоняться по дому в ожидании мужа, как это делают жены богатых людей, подает Фредерику прекрасный пример... И кажется, он не проходит даром. Начать хотя бы с того, что мальчик учится лучше всех в классе и свободно болтает на двух языках.
Джулия зевнула. Как же хочется еще поспать!
Но холодный душ, напоминающий былые времена, вернул ей бодрость. Взглянув на себя в зеркало, она улыбнулась: на нее смотрело смеющееся лицо счастливой женщины. Да, у нее снова есть любимая работа, хотя она и отличается от редакторской, но это даже интереснее...
Через час Джулия вошла в телестудию. Привычный слепящий свет софитов, гул голосов.
Увидев коллег, Джулия приветливо улыбнулась и поздоровалась на безупречном французском.
- Удивительная женщина! - раздался восхищенный шепот режиссера передачи за ее спиной. - За три года достичь того, чего достигла Джулия, мало кому удается, не говоря уж о том, что она иностранка! Выучить за короткий срок иностранный язык так, чтобы писать тексты для еженедельных обзоров новостей в области литературы и искусства! Не удивлюсь, если завтра увижу ее в кресле телеведущей...
Постепенно в студии воцарилась тишина. Заработали камеры. Каждый раз Джулия немного нервничала и постоянно ругала себя за это. Она пристально смотрела сквозь стекло аппаратной за участниками передачи. Казалось, в эту минуту все ее внимание поглощено происходящим в студии.
Неожиданно, когда до конца передачи оставались уже считанные минуты, она почувствовала на себе чей-то взгляд. Занятые каждый своим делом режиссер, звукооператор и их ассистенты не заметили, как дверь аппаратной тихонько отворилась и вошел высокий темноволосый мужчина. Одна Джулия обернулась.
Стефан! Он стоял и пристально смотрел на нее. В его взгляде читались такая нежность и любовь, что сердце Джулии на миг замерло, а потом забилось с удвоенной скоростью.
Какие-то люди вошли в аппаратную, принялись что-то обсуждать, о чем-то спорить, задавать друг другу вопросы и отвечать на них. Только Джулии было уже не до них. Сейчас для нее больше не существовало ничего. Кроме его глаз...
Вот оно, созвездие счастья! - мелькнуло у нее в голове.
Неслышно, чтобы не привлекать ничьего внимания, Джулия встала и подошла к Стефану.
Через минуту дверь тихонько закрылась за ними.




Читать онлайн любовный роман - Созвездие счастья - Остин Несси

Разделы:
остин несси

Ваши комментарии
к роману Созвездие счастья - Остин Несси



не очень
Созвездие счастья - Остин НессиМарго
22.07.2012, 16.21





Классный роман)))
Созвездие счастья - Остин НессиЛаура
7.01.2013, 8.38





Читала роман только герой был итальянец, надоело натыкаться на переписанные романы.
Созвездие счастья - Остин НессиИрина
10.03.2013, 15.28





"Читала роман только герой был итальянец, надоело натыкаться на переписанные романы." А знаете, почему писатели копируют свои романы и издают под псевдонимом? Всё очень просто. Муж мне объяснил, у него тётка в Америке живёт, не знаю, как в российских издательствах, а в американских строго - писатели должны сдавать рукописи точно к сроку, если задержат - их выгоняют из издательства, иногда с "волчьим билетом". Вот, допустим, срок поджимает, а писательнице на ум никакой сюжет не приходит, не знает, о чём писать, вот и копирует, чтобы не выставили вон...
Созвездие счастья - Остин НессиКошечка Джози
27.12.2014, 14.09





Можно почитать.
Созвездие счастья - Остин НессиКэт
1.05.2015, 15.46








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100