Читать онлайн Пока ты со мной, автора - Осборн Мэгги, Раздел - Глава 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Пока ты со мной - Осборн Мэгги бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.84 (Голосов: 156)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Пока ты со мной - Осборн Мэгги - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Пока ты со мной - Осборн Мэгги - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Осборн Мэгги

Пока ты со мной

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 13

Пока Энджи стояла, будто парализованная ужасом, с широко раскрытыми глазами, тонкие губы Винни выразили бесконечное презрение.
Она подобрала юбки, чтобы невзначай не коснуться платья Энджи, будто боялась испачкаться. Потом проплыла мимо, глядя прямо перед собой и излучая ледяную Отчужденность.
С десяток женщин шумно втянули в себя воздух, издав звук, похожий на шипение. Редко можно было видеть столь явное и нарочитое проявление снобизма и самодовольства, и уж, во всяком случае, не в таком захолустье, как этот густо населенный старательский городок. Об этом инциденте станут рассказывать еще несколько дней.
От потрясения мурашки побежали по спине Энджи. Никогда в жизни с ней никто так не обращался. Щеки ее будто обожгло огнем, кровь бросилась в голову. Это публичное и намеренное унижение заставило ее внутренне сжаться и пожелать, чтобы земля разверзлась у нее под ногами и поглотила ее. Она мельком взглянула на присутствующих женщин и заметила, что они опускают глаза или смотрят в сторону, но две или три из них посмотрели на нее со смущением и жалостью.
И от этой жалости в ней закипела ярость. Она непременно должна что-то предпринять, а иначе задохнется или лопнет. Приподняв юбки, она шагнула к двери и схватила Винни Гаунер за руку, когда та уже дотронулась до дверной ручки.
– Миссис Гаунер, я Энджи Холланд. Думаю, вы меня не узнали. – Темные глаза Энджи пылали гневом, но она старалась обуздать себя и говорить вежливо, притворяясь, что не поняла маневра Винни. – Меня это не удивляет. Должно быть, я выгляжу совершенно иначе, чем в нашу прошлую встречу, когда мы вместе пили чай.
Винни обратила к Энджи ледяной взгляд и посмотрела на ее пальцы, удерживавшие ее за рукав.
– Уберите руку.
– Если у нас не будет возможности поболтать позже, я хотела бы знать, когда вы собираетесь навестить своих внучек до отъезда в Колорадо-Спрингс. – За спиной Энджи гостиная погрузилась в такую тишину, что Энджи могла расслышать музыку за дверью в холл. – Если я буду знать заранее, когда вы хотите повидать девочек, мы будем готовы и они будут ждать вас. Я ведь знаю, как вам приятно побыть с внучками.
Этими словами, предназначенными для всех присутствующих, она давала понять, что печется о внучках Винни, и тем самым выставила ее в глазах леди мелкой и мелочной. Винни это тотчас же поняла. Теперь пришла ее очередь краснеть от смущения.
– Мы надеемся повести своих внучек обедать в субботу, – ответила она голосом, вибрирующим от ярости.
– Я позабочусь, чтобы девочки были готовы и одеты должным образом.
Женщины обменялись короткими кивками, и Винни вышла из гостиной, а Энджи прошла сквозь стену молчаливых дам к кабинке туалета. Убедившись, что осталась в одиночестве, она прижала кончики пальцев ко лбу, и плечи ее бессильно опустились.
В этом поединке с Винни Гаунер победителей не оказалось. И та и другая были прилюдно унижены и ощутили смущение и замешательство. Однако, должно быть, у Винни поубавилось спеси, после того как Энджи добилась своего. Из груди Энджи вырвался глубокий вздох. Ее мать сказала бы, что столь недостойным отпором она обязана итальянской стороне своей натуры. И возможно, так оно и было. Итальянская сторона ее темперамента побуждала ее к действиям, которые позже осуждала английская.
Сэм ожидал ее у дверей в дамскую комнату, и его красивое лицо было сумрачным.
– Винни Гаунер вышла отсюда всего минуту назад и выглядела так, будто готова плеваться ядом. Что случилось?
Выслушав ее рассказ, он безрадостно улыбнулся.
– Мы побеседовали с Маршем Коллинзом и встретились лицом к лицу с Гаунерами. Теперь худшее позади и можно получать удовольствие от вечера. – Она с благодарностью приняла предложенную им руку и позволила проводить себя в бальную залу. – А у тебя был разговор с Гербом Гаунером?
– Ну, если бы я приблизился к нему на такое расстояние, что мы могли бы обменяться парой слов, новой драки бы не избежать. – Глаза Сэма заблестели. – Мы издали обменялись свирепыми взглядами. Рад тебе сообщить, что он выглядит не лучше меня.
Если Сэм считал, что выглядит непрезентабельно, значит, он не замечал взглядов, которые бросали на него женщины, когда он шел по зале. Было нечто экзотическое в высоком мужчине с синяком под глазом и длинными блестящими волосами, подвязанными ремешком на шее, одетом в парадное вечернее платье. Сначала Энджи хотела обратить внимание Сэма на интерес, проявляемый к нему леди, потом передумала.
Бальная зала сверкала зеркалами и огнями. Высокие французские двери были распахнуты навстречу прохладному вечернему ветерку. Грациозные пары кружили по комнате под музыку вальса, развевались юбки дам, в свете канделябров сверкали их бриллианты.
– О, Сэм. Это потрясающий праздник, самый замечательный из всех, на которых мне довелось побывать.
Его темная бровь приподнялась.
– Я готов держать пари, что ты побывала на десятках подобных балов.
– Сэм, мой отец был каменщиком. Мои родители и я посещали балы каменщиков и разные благотворительные вечера с целью сбора средств. Бывали, конечно, празднества и в домах друзей, музыкальные вечера или лекции, организованные дамами из клуба моей матери. Но никогда не было ничего столь роскошного и богатого, как этот вечер. – Вполголоса она добавила: – Я выросла в довольстве, но у нас был самый обычный дом и непритязательный образ жизни, да и родители мои были самыми ординарными людьми.
– Мне так не казалось, – ответил Сэм, глядя ей в глаза сверху вниз. – Ты была прекрасной принцессой, живущей в кирпичном доме. Однажды я услышал, как ты играла на фортепьяно. И обещал себе, что когда-нибудь у меня будет дворец и фортепьяно.
– И прекрасная принцесса? – спросила она шепотом. Он не отрывал взгляда от ее лица, будто пытался прочесть ответ в ее глазах.
– Тебе не хватает фортепьяно?
– Иногда я скучаю по нему. Молотить по клавишам – один из способов успокоиться, и гораздо лучший, чем гнаться за кем-нибудь по улице и швырять в него чем попало.
– Хватит говорить о прошлом. Посмотрим террасу? – улыбнулся Сэм.
– Если хочешь. Разве мы не будем танцевать?
Музыканты были первоклассными. Энджи обратила тоскующий взгляд к бальной зале и парам, кружившимся в калейдоскопе музыки, красок и движения.
– Я ужасный танцор. – Сэм прижал ее руку к груди, и они двинулись к двери на террасу. – Я только буду мешать тебе.
– Но ведь ты заполнил всю мою карту для танцев!
– Я не хотел, чтобы ты танцевала с кем-нибудь, кроме меня. – Он усмехнулся, прежде чем сделать знак лакею, разносившему шампанское. – Знаю, я был непростительно эгоистичен.
С бокалами шампанского в руках они медленно миновали французские двери и оказались на каменной террасе, залитой романтическим светом китайских фонариков, развешанных гроздьями. Аромат красных и розовых гвоздик в десятках горшков тотчас же окутал их, а резные скамьи будто приглашали посидеть на них и насладиться музыкой и видом бархатного вечернего неба.
Энджи улыбнулась ему, глядя на него из-за края бокала с шампанским.
– Значит, мы отправились на танцы, не имея намерения танцевать?
– Мы потанцуем, – ответил Сэм, забирая у нее бокал из-под шампанского и ставя вместе со своим на одну из скамеек. – Но не в присутствии всех этих гостей.
– У меня такое ощущение, что ты слишком скромничаешь. Вероятно, ты замечательный танцор, – сказала Энджи, обвивая свою талию его рукой и кладя руку ему на плечо.
Он помедлил, выжидая, когда музыка позволит ему вступить, нахмурился, собираясь с силами, и ступил вперед.
– Раз, два, три, раз, два три.
Отец Энджи был отличным танцором, как и Питер Де Грут. Оба они двигались с природной грацией, казалось, без малейших усилий. По правде говоря, именно во время танцев Энджи впервые заподозрила, что Питер относится к ней не только как друг. Она заметила в его глазах нечто такое, что заставило ее внезапно и остро почувствовать, что его рука как-то по-особому обнимает ее за талию, а другая сжимает ее руку.
Ей хотелось ощутить это и с Сэмом. Они могли бы вальсировать по террасе, овеваемые ароматами цветов, мечтательно глядя в глаза друг другу, погруженные в мир грез. Ее щеки зарделись бы от его близости и прикосновений. Его взгляд был бы полон нежности, оттого что она оказалась в его объятиях.
– Раз, два, три, раз, два, три.
– Погоди, Сэм. Твои «раз, два, три» не совпадают с ритмом музыки.
Они остановились, и он запрокинул голову, глядя на звездное небо.
– Почему они не играют польку? Если человек сделает шаг невпопад в польке, никто и не заметит.
Он, оказывается, не скромничал. Он действительно был ужасным танцором.
– Давай начнем сначала, – предложила Энджи.
Они заняли прежнюю позицию – его рука на ее талии, ее – на его плече.
– Ладно. Раз, два, три, раз, два, три, раз, два, три.
Сэм с силой наступил на ее ногу, на самый носок атласной туфельки, так что она споткнулась и застонала. Он тотчас же рассыпался в извинениях.
– Ладно, все в порядке, – солгала Энджи, пошевелив отдавленными пальцами. Похоже, ни один не был сломан, но нога болела.
– Попробуем еще раз.
Они остановились, выжидая удобного момента вступить, и сделали новую попытку. На этот раз Энджи споткнулась о камни террасы, и, если бы Сэм не подхватил ее и не прижал к своей груди, она бы опрокинулась на спину и упала плашмя.
– Черт возьми! Я совсем не гожусь для этого! – Стоило Сэму взять в руки молоток, и он бы построил что угодно. Возьми он кирку и лопату, он мог бы проложить шахту до самого Китая. Он умел драться, готовить пищу, знал, как заставить смеяться маленьких девочек. Онмогтак поцеловать женщину, что ноги ее становились ватными, а колени подгибались. Но в танцах он был безнадежен.
Было нечто пленительное в слабости этого уверенного мужчины. Нечто волнующее и притягательное в его непривычной беспомощности. Но Энджи не могла обдумывать это, когда Сэм прижимал ее к груди и их дыхание смешивалось. Эта минута была романтической, если не считать отдавленных пальцев, которые саднило. Теперь она хромала и пыталась восстановить равновесие на грубом каменном полу. Эти неуклюжие попытки провальсировать показались ей забавными, и она рассмеялась.
Сэм помог ей прочно встать на ноги и отступил назад. Он стоял и смотрел на нее, подняв бровь.
– Ты смеешься надо мной?
– Да! – В ее ушах звучал его угрюмый голос, отсчитывающий такты. И ей это казалось смешным. – Ты был прав. Ты самый худший танцор, какого я когда-либо знала.
– Ну, есть и такие вещи, где я не промах.
Он схватил ее за талию, рванул к себе, и его губы впились в ее рот. У его поцелуя был вкус шампанского. Он был жарким. Ее губы полураскрылись, и она покорилась этой властной силе, исходившей от его мускулистой груди и крепких бедер. Ее руки скользнули вверх по его груди, обвились вокруг его шеи, и она отдалась тем ощущениям, которые пробудили в ней его губы и язык.
Поцелуи Сэма вызывали в ней такое ощущение, будто ее голову обвила золотая нить, которая прошила все ее тело, не оставив нетронутыми ни одной клеточки, ни одного нерва. Время замедлило свой бег. Его поцелуй вызвал такой отклик ее тела, о каком она не могла даже подозревать. Ничего подобного Энджи не испытывала прежде. У нее сперло дыхание, груди налились тяжестью, она ощутила влагу между бедрами. Его поцелуй вызвал в ней потребность в новых поцелуях.
Они оторвались друг от друга, только услышав деликатное покашливание мужчины, а вслед за ним тихий женский смех. Отчаянно покраснев, Энджи отвернулась и принялась оправлять свои юбки. У нее было такое чувство, будто ее поймали за постыдным и неприличным занятием. Какая нелепость!
Бросив взгляд на Сэма, она заметила, что он улыбается. В его синих глазах отражался свет китайских фонариков. И тут их обоих охватил неудержимый смех. Они хохотали, подавшись друг к другу, пока на глазах не выступили слезы. Они отпрыгнули друг от друга, как вороватые любовники, пойманные с поличным. Но ведь пара, прервавшая их занятия, увидела только, что мужчина сорвал поцелуй под звездным небом.
И все же Сэм оказался прав. У него был особый талант, и целовался он очень хорошо. Настолько хорошо, что весь вечер утратил смысл, и Энджи теперь могла думать только о стоявшем рядом с ней мужчине. Остальное время они бродили по отелю, но позже все, о чем Энджи могла вспомнить, был свет канделябров, золотивший волосы Сэма. Она едва заметила, как они ужинали в полночь, но зато ей отлично запомнились руки Сэма на серебряных приборах, форма его губ и его глаза, устремленные на нее. Казалось, она и Сэм были в собственном, отделенном от других пространстве. Музыканты играли для них одних, и этот полуночный ужин был только для них. Чары не были нарушены до тех пор, пока не подали десерт.
– Постой, – сказала Энджи, мгновенно возвращаясь к реальности. – Сэм, не ешь этого.
Он с изумлением уставился на свою вилку, занесенную над клинышком сливочного торта.
– Почему?
– Дейзи.
– Дейзи?
– Мы обещали принести ей кусочек торта, если его подадут.
Но как донести его до дома?
– Мы обещали?
Энджи подалась к нему и приблизила губы к его уху:
– Нам придется украсть наши салфетки.
Сэм отодвинулся и воззрился на нее, но она снова притянула его к себе.
– Заверни свой кусок торта в салфетку для Люси. Я свой кусок приберегу для Дейзи.
– Анджелина, сколько шампанского ты выпила?
– Много, – ответила она, обдумав его вопрос. Она посмотрела ему в глаза и решила, что никогда не видела столь яркого синего цвета.
– Я буду тебя подстраховывать.
Банкетный зал был полон болтающих гостей, но она не думала, что кто-нибудь из них смотрит на них с Сэмом.
– А ну-ка поскорее. Поставь тарелку себе на колени и заверни торт в салфетку. Я свой тоже заверну.
Сэм оглядел зал, потом со вздохом поставил тарелку себе на колени. Но это все, что он смог сделать. Энджи пришлось заворачивать оба куска торта и прятать их в свою сумку. Потом она поставила на стол их пустые тарелки и потянулась за своим бокалом с шампанским.
– Пока что все хорошо. Может быть, тебе достаточно шампанского?
– Еще нет. Погляди-ка на сувенир!
Перед каждой тарелкой стояла скульптурная фигурка высотой в три дюйма, изображавшая фасад отеля и отлитая из расплавленного сахара.
– Нам нужно четыре таких. Наши две и еще две.
– Энджи.
– Для Молли, Тилли, Эбби и Дороти. – Она подмигнула ему с заговорщическим видом и снова потянулась к его уху: – Каждому из нас придется стянуть такую штуку у наших соседей.
– И что потом? Стянем в придачу еще серебро и пару тарелок?
– Нет, только торт и эти штучки. Пока миссис Финн разговаривает со своим мужем, ты можешь стянуть ее леденец. А впрочем, погоди. Может быть, лучше попросить у нее.
Чтобы проверить действенность своего обаяния, Энджи повернулась к мужчине справа от себя и постучала веером по его руке. Когда он повернулся к ней, она встретила его взгляд ослепительной улыбкой, показав ему все ямочки на щеках.
– Простите, не отдадите ли мне вашу фигурку из сахара? Вот этот маленький сахарный фасад отеля. Мне он очень нужен.
Мужчина удивленно заморгал, потом брови его взметнулись, и он бросил взгляд на Сэма мимо Энджи. Но все-таки отдал ей свою фигурку, которую она добавила к двум уже покоившимся в ее раздувшейся сумочке.
– Видишь? – Теперь ее украшенная ямочками улыбка была обращена к Сэму.
Он не сводил с нее глаз, потом рассмеялся и отодвинул свой стул.
– Моя дорогая миссис Холланд, думаю, нам пора домой, подальше от лакеев, разносящих шампанское.
– Нет, нет. Еще не пора. Нам нужен еще один подарок. – Ее глаза округлились от огорчения.
Сэм под столом разжал руку и подмигнул Энджи.
– Ты взял его! Блестяще!
Она запихнула фигурку в сумочку и позволила Сэму помочь ей подняться.
– Нам надо найти хозяев этого очаровательного приема и поблагодарить их за прекрасный вечер.
Сэм взял ее под локоть и повел в раздевалку.
– Отправим им записку.
Он набросил ей на плечи вечерний плащ.
– Рад, что не заставил экипаж ждать нас. Прогулка пешком по свежему воздуху пойдет нам на пользу.
Прежде чем выйти из отеля, Энджи бросила последний восхищенный взгляд на роскошный вестибюль.
– Право же, это великолепно! Я не хочу упустить ни одной подробности. Хочу все сохранить в памяти.
Сэм разглядывал ее оживленное лицо – сияющие глаза и разрумянившиеся щеки. Сегодня вечером она вся светилась счастьем и приковывала к себе взгляды. Даже стараясь изо всех сил казаться чинной и полной достоинства, Энджи сияла очарованием. Она не могла оставаться неподвижной. Когда что-нибудь нравилось ей или удивляло ее, она хлопала перчатками, сложенными вместе. Слыша музыку, она начинала притопывать в такт ногой и чуть поводить плечами. Ее лицо излучало свет, ямочки на щеках были особенно милы.
Взяв ее под руку, Сэм повел ее на улицу и поддерживал, пока они поднимались по крутой Карр-стрит, Он выслушивал ее непрестанные вопросы о том, видел ли он это и заметил ли то. Как он думает, цветочные вазы в самом деле из китайского фарфора, как заметил кто-то? Правда ли, что над верхним этажом есть еще пентхаус? А какого же все-таки цвета мраморные узоры в вестибюле, и сколько музыкантов было на помрете в бальной зале?
Она раскинула руки и закружилась, пока он открывал дверь.
– О, Сэм! Это был чудесный вечер!
– Я все еще слышу в твоем голосе пузырьки шампанского.
Смеясь, Сэм вошел в дом и зажег лампу на кухонном столе, потом улыбнулся, глядя, как она, пританцовывая, впорхнула в кухню. Ее руки все еще были подняты, будто она обнимала воображаемого партнера. Впервые в жизни Сэм пожалел, что не умеет танцевать. Когда Энджи, продолжая кружиться, скользнула мимо него, он сорвал с ее плеч плащ и бросил на спинку стула. Продолжая кружиться, Энджи швырнула ему свою сумку, и Сэм положил ее на стол.
– Думаю приготовить кофе.
– Не хочу, чтобы этот вечер кончался, – сказала Энджи, стоя в середине кухни с закрытыми глазами, покачиваясь в ритме музыки. На губах ее играла улыбка. Свет лампы золотил ее полуобнаженную грудь, выступающую над вырезом платья.
Сэм подумал, что не было на свете создания прекраснее и счастливее, чем эта женщина. У него перехватило дыхание. И, когда она открыла глаза и улыбнулась ему, он испытал сильнейшее волнение.
– Поцелуй меня еще раз, Сэм, – сказала она внезапно охрипшим голосом, вызвавшим отклик во всем его теле.
Он положил руки ей на плечи, примяв пышные рукава платья.
– Я не хочу воспользоваться твоим сегодняшним состоянием, Энджи, – сказал Сэм, пытаясь не обращать внимания на свое растущее желание. – Мы оба выпили слишком много шампанского. Мы можем сделать что-то такое, о чем утром пожалеем.
Подойдя ближе, она подняла руки и распустила шнурок, связывавший волосы у него на затылке. Запах пудры и розовой воды обволакивал его, завладевал его чувствами, и из его горла вырвался низкий глухой стон.
Его руки опустились на ее талию, скользнули ниже. Он прижал Энджи к себе и ощутил жар ее тела и близость бедер под несколькими слоями ткани – платья и нижних юбок.
Она подняла к нему лицо и смотрела на него своими черными глазами, не сводя их с его рта, и Сэм отлично сознавал, куда их заведет еще один поцелуй. Это пламя вспыхнуло на террасе отеля, когда он поцеловал ее, и с этого момента каждый взгляд, прикосновение, улыбка и любое движение усиливало напряжение и разжигало пламя.
Она запустила пальцы в его длинные волосы, освобожденные от связывавшего их шнурка.
– Сначала мне не понравилось, что ты носишь длинные волосы. Мне казалось, что они делают тебя похожим на пирата.
Его пальцы нащупали длинный ряд пуговиц на ее платье от шеи до самой талии. Он прижался губами к ее лбу и пробормотал, не отрываясь от ее кожи:
– Скажи «нет», Энджи, и продолжения не будет.
– Да.
Ее руки обвились вокруг него, она повернула голову и прижалась щекой к его груди под подбородком.
– Да, да, да.
– Ты понимаешь, что говоришь? На что ты решилась?
Он уже расстегнул ее платье на спине до талии и ощутил ее дрожь, когда его пальцы прикоснулись к теплой обнаженной коже.
Потом она запрокинула голову и посмотрела на него полузакрытыми глазами.
– Сэм?
Он наклонился, чтобы поцеловать ее в шею, вдохнул ароматную пудру на ее груди и почувствовал ее трепет под своими губами.
– Если ты не можешь сказать ничего романтического или приятного, лучше помолчи.
Он выпрямился и увидел улыбку на ее полураскрытых губах.
– Я хочу быть уверен, что ты знаешь, на что идешь. – Энджи прижала пален к его губам, вынуждая замолчать.
Поднявшись на цыпочки, она легонько куснула его в подбородок.
– Я взрослая женщина, в здравом уме и твердой памяти. Я полностью владею своими чувствами. Я знаю, что мы делаем.
Он все-таки не был вполне уверен в этом. Ее чувства и сознание были пропитаны шампанским, и она не могла в полной мере понимать, что они делают, потому что никогда не делала этого прежде. Но он вел себя честно, как и должен себя вести мужчина в подобных обстоятельствах. И теперь готов был отдаться собственным желаниям.
На этот раз он поцеловал ее, не отстранился. Страсть, испытанная им десять лет назад, вернулась с неожиданной и небывалой силой. Когда он оторвался от ее губ, они оба дышали хрипло и неровно. Энджи, едва переводя дух, смотрела на него широко раскрытыми глазами.
Он спустил вниз ее платье, и Энджи высвободила руки из рукавов. Атласное платье соскользнуло с ее бедер, как и нижние юбки, и они оказались на полу кухни.
Она стояла перед ним с украшением, подрагивавшим в волосах, в длинных вечерних перчатках и отделанном кружевами французском корсете, белых панталонах и белых же чулках. В свете лампы ее глаза блестели, а кожа светилась.
Сэм медленно снял вечерний пиджак и вынул запонки из манжет рубашки, не отрывая от нее глаз. Энджи подняла руки и сняла украшение с волос, потом принялась вынимать шпильки. Ее каштановые волосы стекли густой волной на плечи и спину, и у Сэма захватило дух от этого зрелища.
Она провела языком по губам, глядя, как Сэм стягивает рубашку и штаны, бросает их за спину. Потом повела бедрами и избавилась от своих панталон.
Он хотел бы посмотреть при свете до конца, как она раздевается, но понимал, что это ее первый опыт. Ей было бы уютнее в темноте. Он пересек комнату и приблизился к Энджи, потом подхватил ее на руки и понес в спальню. Он встал перед ней на колени, стащил с ее ног подвязки и чулки, сел на кровать рядом с ней и расшнуровал ее корсет.
– Не могу двинуться с места, – прошептала Энджи. – Чувствую себя слабой и отяжелевшей.
– Знаю.
Он поцеловал ее в веки, в виски, потом в губы. Когда его руки нашли ее груди и ладони с нежностью их прикрыли, она пошевелилась и дыхание ее участилось.
– Ты меня видишь? Пожалуйста, не смотри на меня.
– Ты прекрасна, Энджи. Так прекрасна!
Он сдвинул одеяла, нежно и бережно уложил ее на подушки.
– Просто лежи.
Его прикосновения были легкими, но руки, огрубевшие от тяжелой работы, заскорузлыми, покрыты мозолями и щекотали ее кожу. От их шероховатости она поежилась. Но ей было приятно, она изгибалась под его ласками, бесстыдно предлагая ему себя. Энджи столько раз представляла, как это произойдет, и как ошиблась. Она воображала нечто нежное, полное романтики и мечтательности, но вышло совсем по-другому, и она не хотела, чтобы было иначе.
Его губы, прикасавшиеся к ее коже, казалось, горели и обжигали, а руки, блуждавшие по ее телу, дразнили, завлекали, переставали ее ласкать, потом начинали снова и снова, дразнили, и это продолжалось до тех пор, пока она не стала задыхаться и извиваться, следуя за его пальцами. Он целовал ее в губы, в грудь, в живот. Ее голова металась по подушке, и она бездумно шептала: «Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста», – не понимая сама, о чем просит, зная только, что нуждается в нем.
Когда Энджи, купающаяся в поту и обезумевшая от дикого желания, утолить которое были не в силах его рот и руки, подумала, что умрет, если он сейчас же не овладеет ею, Сэм приподнялся над ней и сделал рывок вперед. От острой боли глаза Энджи широко раскрылись, а пальцы вцепились в его влажные плечи.
Но боль оказалась мимолетной и быстро прошла, а вслед за ней накатила волна страсти, вытеснив все мысли из головы Энджи и захватив все ее тело.
Ее руки метнулись к груди Сэма, обхватили его спину, бедра, потом дотронулись до его губ. Ее тело поднималось, приноравливаясь к его толчкам, и отвечало на них взрывчатой радостью, пронзавшей все ее существо.
Это было таинство, столь долго маячившее за пределами ее жизни. Теперь она познала его. Она ощущала биение сердца мужчины рядом с ее сердцем. Она ощущала его жаркое дыхание на своих губах и обнаженную кожу. Она познала полную опустошенность, удивление и наслаждение исполнения, осуществления.
Энджи уснула в объятиях Сэма с улыбкой на губах.
При первых же признаках рассвета Энджи проснулась и села на постели. Господи, она была совершенно обнаженной, как в день появления на свет. Рванув простыню, она натянула ее, прикрыв грудь, и испуганно уставилась на Сэма. Потом сильно тряхнула его за плечо.
– Ты все еще здесь! Ты провел в доме две ночи, и оба раза, когда девочек не было здесь. Что подумают соседи!
Сэм открыл один глаз.
– Они подумают, что Сэм Холланд спал в своей постели с собственной женой. Ну и негодяй! Его следовало бы вымазать в смоле, обвалять в перьях и изгнать из города.
– Я серьезно!
Энджи выпрыгнула из постели, таща за собой простыню.
– Убирайся из постели. О!
Он тоже был без всякой одежды. Повернувшись, Энджи оказалась стоящей лицом к бюро и попыталась обернуть вокруг себя простыню, чтобы прикрыть свой зад. Щеки ее обдало жаром. Он был совсем обнаженным, и теперь она видела всю его наготу при свете дня. Боже милосердный!
– Сэм, сейчас же вставай и убирайся отсюда. В любую минуту могут прийти Молли и девочки.
Если бы он встал с постели, как она требовала, то был бы вынужден пройти мимо нее и прошествовать в кухню нагишом, чтобы найти свои штаны.
– Погоди. – С трудом сглотнув, Энджи прижала простыню к груди. – Останься здесь на минуту. Я принесу твои штаны.
Увидев, что творится на кухне, Энджи громко застонала. Одежда была разбросана повсюду. Раскопав груду предметов туалета, Энджи нашла его штаны. Она метнулась в спальню, стараясь видеть только его лицо и не опускать глаз ниже, бросила штаны ему на колени и снова отвернулась к бюро.
Увидев свое отражение в зеркале, она вздохнула. Волосы ее были в диком беспорядке, пряди падали на плечи и грудь. Губы припухли от страстных поцелуев, а при воспоминании об этих поцелуях соски ее тотчас же отвердели, и это можно было легко заметить из-под обтягивавшей их простыни. Ее состояние было ясно как день.
Менее чем за сутки Энджи перешла от унылой респектабельности к вакханалии страсти и беспутства. Прищурив глаза, она изучала в зеркале свое лицо. Не так ли выглядит по утрам мисс Лили?
Сэм появился у нее за спиной, и их взгляды встретились в зеркале.
– Сожалеешь? – спросил он тихо.
– Не знаю, – ответила Энджи после минутной паузы. – А ты?
– Я? – Он рассмеялся и поцеловал ее в макушку. – Неужели можно сожалеть о том, что побывал в раю? Нет!
– То, что произошло между нами… – Ей было ненавистно то, что щеки ее предательски запылали. – Это было одноразовым приключением, Сэм. Думаю, что я не сожалею о том, что произошло. Я всегда хотела узнать, как это бывает. Но больше этого не должно быть.
– Понимаю. – Он положил руки на ее обнаженные плечи и сказал, обращаясь к ее отражению в зеркале: – Впрочем, по правде говоря, не понимаю.
– Как ты можешь не понимать?
Она выбросила вперед руки, потом поймала падающую простыню и снова набросила на грудь.
– Мы не можем делить постель. Это было бы непорядочно. Как только будет возможность, мы разведемся!
Его руки ласкали ее плечи, и от его медленных поглаживаний у нее по коже бежали сладкие мурашки. Он нежно отвел ее длинные волосы назад и теперь смотрел на ее возбужденные и видные сквозь простыню соски.
– Кстати, напомни мне, почему мы должны разводиться? – В течение одной лихорадочной минуты она не могла вспомнить, не могла думать. Потом резким движением отшатнулась от него.
– Почему? Во-первых, мы испортили жизнь друг другу. Во-вторых, ты предал меня с Лорой. Последнее – я собираюсь замуж за Питера Де Грута.
О Господи! Питер! Комната завертелась вокруг нее. Нет, она не должна думать о Питере. Сейчас она не должна о нем думать. Позже она накажет себя мыслями о Питере, но не сейчас. Почему такая простая вещь, как развод, должна оказаться столь сложной?
Но об этом она подумает потом, сейчас у нее более неотложные и важные дела. В заднюю дверь стучала Молли и звала ее.
– Эй, Энджи. Ты проснулась?
Энджи с широко раскрытыми от страха глазами повернулась к Сэму.
– Быстрее, быстрее! Я соберу в кухне одежду, а ты выпрыгнешь в окно.
– Что?
– Вон! Уходи!
Она сделала соответствующий жест руками, потом отпустила простыню и схватила свой пеньюар с крючка на задней стороне двери.
– Мы не хотим, чтобы Молли и девочки узнали что ты провел ночь в моей постели.
– Это моя постель.
– Мне все равно, чья это постель, но мы с тобой не должны были находиться в ней вместе, – прошипела Энджи. – Уходи!
Она опустила глаза, потом прикрыла их рукой, чтобы не видеть Сэма.
– Сначала надень штаны.
– Ты и в самом деле очень красивая, – сказал Сэм, когда она отвернулась, чтобы завязать пояс пеньюара.
– Черт возьми, Сэм. Иди же!
Метнувшись мимо него, она наклонилась и принялась собирать одежду, разбросанную на полу и стульях.
– Буду готова через минуту, – сказала Энджи, обращаясь к двери.
– Вы принесли нам что-нибудь? – крикнула Люси.
– Это торт? – вторила ей Дейзи.
– Через минуту вы узнаете.
Ринувшись в спальню, она бросила на кровать свою вчерашнюю парадную одежду, потом, задыхаясь, прижала руку к сердцу, когда на улице за окном появились обнаженные плечи Сэма.
Он поскреб подбородок и бросил на нее задумчивый взгляд.
– Когда у тебя выдастся свободная минутка, объясни, почему я тайком удираю из собственного дома.
– Подумай о своих дочерях!
Она задернула занавески, и Сэм скрылся из виду. У Энджи оставалась надежда, что он проявит благоразумие и подождет, пока Молли и девочки войдут в дом, прежде чем совершить перебежку до своей палатки.
Черт! Она ничего не могла поделать со своими взлохмаченными волосами, припухшими губами, голыми ногами или виноватым видом, выдававшим, что произошло здесь вчера.
– Энджи?
– Иду!
Когда Энджи открыла дверь, Молли оглядела ее с головы до ног. Она подняла брови, но не сказала ничего. И несколькими минутами позже она тоже ничего не произнесла, когда пришлось переложить две запонки, прежде чем Энджи поставила на стол тарелки для торта.
Когда кофе был готов, Молли опустилась на стул.
– Ну, расскажи нам во всех подробностях, что можно рассказать.
Взгляд ее был спокойным, но уголки губ подрагивали от едва сдерживаемой улыбки. Дейзи счастливо вздохнула:
– Торт на завтрак! Посмотрим, что скажет папа!
– Там была музыка? – спросила Люси. – А красивые платья? Папа танцевал с тобой? Хотела бы я научиться танцевать!
Энджи сжала ладонями кофейную кружку, посмотрела на Молли долгим взглядом, потом принялась в деталях описывать все, что можно было рассказать.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Пока ты со мной - Осборн Мэгги



Шткарная книга.История сложных взаимоотношений, взаимное непонимание, гордость, любовь и страсть. И за всем этем тревога обудущем и стремление преуспеть. Конечно за любящими сердцами победа, а как иначе.Мне понравилась книга этого автора, прочитала уже вторую и не разочарована. Надо прочитать.
Пока ты со мной - Осборн МэггиОльга
21.10.2012, 4.00





Я отримала величезне задоволення прочитавши цю книгу:-)) Вона читається а "одному подиху", не можливо відірватися. Всім любителям романів - рекомендую!!!!
Пока ты со мной - Осборн МэггиІванна
1.11.2012, 0.20





Из всех романов этот понравился менее всего.Обычный роман,но хорошо читается.
Пока ты со мной - Осборн МэггиНатали
7.12.2012, 18.45





Очень приятный роман, чудесные герои, особенно герой - взвалить на себя воспитание 2 чужих детей, когда многие не хотят воспитывать собственных, такое не каждому под силу. Жаль только, что ни у героев, ни у их друзей нет своих детей. Перечитывать книгу не буду, но "послевкусие" было приятным: 7/10.
Пока ты со мной - Осборн Мэггиязвочка
29.03.2013, 17.31





Да...Роман очень хороший!Читала не отрываясь.Но всё-таки есть один минус - общий ребёнок.Я понимаю что у них были девочки.Но неужели гг(ня) за 20 лет совместной жизни не была беременна?
Пока ты со мной - Осборн МэггиАлеся
14.11.2013, 16.13





Да.Общий ребенок был бы кстати,но какая любовь,а?
Пока ты со мной - Осборн МэггиНаталья 66
12.04.2014, 6.55





Сожительница умерла, оставив своих маленьких дочек чужому мужчине, даже не отчиму, при наличии кровных ( и богатых )бабушки и дедушки. Да ни какой суд в мире не оставил бы ему этих детей ни при каких условиях, в том числе наш, российский. Это надуманно. Надо было по другому завернуть сюжет. Хотя бы одна дочка была бы от него, сестер нельзя разлучать. Так было бы реальней.
Пока ты со мной - Осборн МэггиВ.З.,66л.
5.05.2014, 10.49





Даже среди гор макулатуры, называемой любовными романами, встречаются такие добротные вещи. Прекрасный сюжет, читается легко. Не греки-миллионеры в главных героях, а вполне нормальные люди с весьма средним достатком. Читать нужно!
Пока ты со мной - Осборн МэггиВераника
27.11.2014, 22.14





Никакой тягомотины, очень интересный роман! Написан очень живо, читала будто кино смотрела! И чем больше читала, тем больше хотелось чтобы в нем было больше серий! Напомнил сериал "Эмиля" вроде назывался? В гл роли был Рой Дюпюи, котор с нимался в "Никите". Там тоже была тяжелая жизнь на грани нищеты, выживание каждый день, огромная выдержка, борьба характеров и сила духа главных героев... 10 баллов!
Пока ты со мной - Осборн МэггиСашенька С
8.07.2015, 12.31





. Книга произвела довольно приятное впечатление. Однако немного напрягали постоянные перепалки по поводу виновника расставания десять лет назад. Упорность и беспринципность в этом вопросе не оставляли место примирению. Но было интересно наблюдать за сближением главных героев, за их попытками узнать друг друга, за стирками, уборками и испытаниями в процессе воспитания детей у Энджи, тяжелыми рабочими буднями Сэма. За что люблю романы Осборн, т.к. это за реалистичность описания бытовой жизни героев: ярко и занимательно. 10
Пока ты со мной - Осборн Мэггис
28.03.2016, 23.31





Прошу помощи, ищу книгу, но помню немного и очень сумбурно. Помнится мне, что происходит все на диком западе(могу ошибаться), гл.героиня остается совсем одна(кто то умер, или муж, или отец) кажется остались долги, она стирала белье...ходила к хозяйке борделя(салуна), просила работу...заключила сделку с гл. героем местным богачем(кем он был тоже не помню), на какой то срок быть его любовницей... Помогите, кто чем сможет!
Пока ты со мной - Осборн МэггиОльга
5.06.2016, 16.18





Возможно, это Бренда Джойс "Неукротимое сердце".
Пока ты со мной - Осборн МэггиИрина
5.06.2016, 20.55





Ирина,спасибо за отзыв, но к сожалению нет, не тот роман.
Пока ты со мной - Осборн МэггиОльга
5.06.2016, 21.23








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100