Читать онлайн Невесты песчаных прерий, автора - Осборн Мэгги, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Невесты песчаных прерий - Осборн Мэгги бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.93 (Голосов: 120)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Невесты песчаных прерий - Осборн Мэгги - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Невесты песчаных прерий - Осборн Мэгги - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Осборн Мэгги

Невесты песчаных прерий

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

Из дневника.
Май 1853 года.
Проехали приблизительно миль триста. Нам приходится преодолевать усиливающуюся усталость и утомительное однообразие пути. Страсти накаляются. Мы начинаем лучше узнавать друг друга.
Сара Дженнингс.
— Я думаю, она уже видна. Самая вершина! — воскликнула Уна Норрис. — Посмотрите! Вон там, на горизонте, на южном берегу реки.
Августа сдвинула на затылок модную соломенную шляпку и посмотрела вдаль.
— Ничего не вижу.
— Мы не сможем увидеть гору Кортхауз. По крайней мере до завтрашнего утра, — настаивала Кора, ставя два ведра с водой у задних колес. Разогнувшись, она уперлась руками в поясницу. — Так сказал мистер Коут.
— Гм! — Августа махнула рукой. Однако все же глянула по сторонам в поисках высокой статной фигуры Уэбба Коута, хотя и знала, что его и Майлза Досона нет в лагере: они отправились охотиться на антилоп. Она видела, как они выехали сразу же после того, как рассеялся туман.
То, что она тратит попусту столько времени, наблюдая за Уэббом Коутом и постоянно думая о нем, приводило ее в недоумение. Августа полагала, что заинтересовалась им лишь потому, что впервые столкнулась с таким необычным человеком. Приходилось признать, что Уэбб Коут не соответствовал ее представлениям об индейцах. Он не бездельничал, не воровал, и до сих пер она не видела, чтобы он шатался в подпитии. Тем не менее Августа считала, что Коут прежде всего дикарь, почти нецивилизованный, как все индейцы, не заслуживающий доверия. Да поможет ей Бог, если она ослабит бдительность! Кто знает, чего от него ждать? Что-то появлялось в его глазах, когда он смотрел на нее, что-то опасное… и волнующее.
— Вам холодно, Августа? — спросила Уна. — Вы вся дрожите.
— Просто озноб. Пройдет. — Она взглянула на полуденное небо. — Теперь, когда снова показалось солнце, должно быть, потеплеет немного.
С тех пор как они вошли в долину Платт, погода стала причинять беспокойство. К полудню воздух прогревался, но каждый полдень набегали свинцовые тучи, и по долине разносился гром, подавая сигнал к началу холодного дождя.
Вчерашняя буря перешла в ровный косой ливень, который продолжался до следующего утра. Августа провела ужасную ночь, пытаясь заснуть под каплями дождя, сочившимися сквозь полотняную крышу палатки.
А сегодня утром они увидели, что по земле стелется густой молочный туман, делающий дальнейшее продвижение вперед невозможным. Женщины воспользовались свободным днем, чтобы убраться в фургонах, напечь лепешек и успеть сделать все те мелкие хозяйственные дела, которым, казалось, конца не будет.
Наклонившись над костровой ямой, Августа наполнила фарфоровый чайничек, принадлежавший еще ее матери, подождала, когда заварится чай, потом налила себе и Уне, стараясь даже здесь, в бесплодной прерии, внести грациозность в ритуал чаепития. Так как ее мать — да будет земля ей пухом! — никогда не приобретала дешевых вещей, чайный сервиз, конечно же, стоил немалых денег. Августа думала, за сколько сможет продать его, если, конечно, сумеет найти в дороге покупателя и решится расстаться с фамильной драгоценностью.
Августа размышляла также о том, не слишком ли она поторопилась, пригласив Уну Норрис, чтобы завязать с ней близкое знакомство. Ведь она очень мало знала о прошлом Уны.
— Я знаю, что вы приехали в Чейзити откуда-то издалека, с Востока… — сказала Августа, надеясь выведать все поподробнее. Повернувшись к Коре, она небрежно щелкнула пальцами, напоминая ей о том, что надо вынести из фургона еще один складной стул. Неужели эта тупоголовая не видит, что у них гостья?
— Я жила в Вашингтоне еще десять месяцев назад, — сказала Уна. — После смерти моей кузины я переехала на Запад, в Чейзити, чтобы жить с дядей и его женой.
— Понимаю, — вежливо промурлыкала Августа, узнавшая лишь немногим больше, чем знала до того, как задала вопрос. Не важно. Она все равно узнает историю Уны. Хотя, конечно же, жизнь Уны не представляет особого интереса. Едва ли ее семья имеет такую же славную историю, как семейство Бойдов.
— Ну наконец-то! — Кора плюхнула еще один стул рядом с Уной и, криво усмехнувшись, посмотрела куда-то в сторону.
— Сколько раз тебе повторять, чтобы ты нас не перебивала? — резко проговорила Августа. Сегодня был как раз один из таких дней, когда общение с Корой выводило ее из себя. Постоянное хныканье, жалобы и грубые замечания — от всего этого и у святого терпение бы лопнуло. — Разве ты не видишь, что я и моя гостья… — Она встала так резко, что опрокинула свою чашку и блюдце. Нет, она не ошиблась. Перрин Уэйверли направлялась прямо к ним. Нельзя было ошибиться в ее намерениях.
Августа повернулась, бросив пронзительный взгляд на Кору. Та самодовольно ухмылялась.
— Ты что-то об этом знаешь, не так ли? Почему она идет сюда?
Темные глаза Коры сверкнули.
— Я просила вас расплатиться со мной, но вы не желаете. Поэтому я хочу, чтобы капитан Сноу сам вам это сказал. Я поделилась этой заботой с нашей представительницей и попросила миссис Уэйверли помочь мне получить мои деньги!
Ужас объял Августу. Почувствовав головокружение, она покачнулась и оперлась о спинку складного стула.
— Ты сказала этой… твари… что я должна тебе деньги? — Хотя Августе казалось, что она кричит, она произнесла это шепотом, и голос ее дрожал.
— Может, теперь вы заплатите мне четыре доллара, что задолжали! — Скрестив на груди руки, Кора повернулась к хозяйке спиной и стала ждать, когда подойдет Перрин.
Августа, мельком взглянув на Уну, заметила, что та с любопытством ее разглядывает. Она перевела взгляд на Кору. Ей безумно захотелось наброситься на предательницу, заставить ее просить пощады.
— Как ты смела так поступить?! — Схватившись за спинку стула трясущимися руками, Августа молила Бога, чтобы «и удалось сохранить вертикальное положение. Ярость и ненависть, казалось, лишали ее последних сил.
Перрин подошла к костру и остановилась. Облизав губы, она сдержанно кивнула Уне и Коре:
— Пожалуйста, извините, но мне бы хотелось переговорить с мисс Бойд с глазу на глаз.
Кора отошла, разочарованная тем, что не станет свидетельницей неприятного разговора, виновницей которого была она. Не сказав ни слова, Уна подобрала юбки и тоже отошла.
Перрин немного подождала. Потом, сложив перед грудью ладони, тихо заговорила:
— Пожалуйста, поверьте мне, я отдала бы все на свете, чтобы не было этого разговора. Но у меня нет выбора. Кора обратилась ко мне как к представительнице, и…
Августа уже ничего не слышала. Гнев ослепил и оглушил ее. Ее собирается поучать Перрин Уэйверли, виновница всех ее бед!
— Кора понимает, что оплачивает дорогу своим трудом. Но она утверждает, что вы должны ей за…
— Ах ты шлюха! Убийца! Если бы не ты, мой отец был бы сейчас жив! — Обвинения брызнули сквозь стиснутые зубы, словно гной из надрезанного скальпелем фурункула. — Ты соблазнила его, потом обобрала до последнего пенни, а теперь осмеливаешься… Да как ты смеешь прийти сюда и требовать от меня деньги?!
У Августы перехватило дыхание. Она не в силах была вынести такое оскорбление. Ее трясло как в лихорадке. Ей хотелось кусаться, царапаться, рвать, терзать. Ей хотелось выть на луну и требовать справедливости от самого Господа Бога.
Перрин снова заговорила. Голос ее дрожал:
— Я никогда ничего не просила у Джозефа. Все, что он давал, он давал по собственному желанию.
— Лгунья! — Августа схватилась за спинку стула с такой яростью, что побелели костяшки пальцев. Глаза ее сверкали, сердце бешено колотилось в груди. — Мой отец платил ренту за твой дом. Он оплачивал твое пропитание. Платил твоей портнихе и аптекарю, оплачивал твои счета из галантерейного магазина Брейди! Он нанял для тебя кабриолет и платил за содержание конюшен. Он платил, платил и платил, пока наконец не оказался перед выбором: разорение или самоубийство. И все это твоих рук дело! Ты убила его!
— Нет!
Лицо Перрин побледнело. Но Августа не заметила этого. Ей почудилось, что на губах Перрин появилась торжествующая улыбка. Августа видела только жадность шлюхи и безразличие содержанки. Видела проститутку, которая сгубила ее отца.
— Я была так же поражена, как и все остальные, когда Джозеф… умер. Августа, я клянусь, это было не из-за меня. — Сделав шаг вперед, Перрин протянула руки, словно в мольбе. — Поверь мне, пожалуйста. Мы обе любили его, а он любил нас обеих. Разве мы не можем…
— Ты думаешь, мой отец любил тебя? Тебя?! Ты меня насмешила! Бойд никогда не унизил бы себя, обратив хоть малейшее внимание на пошлую шлюху! Он использовал тебя, только и всего. Использовал, как, несомненно, делали и будут делать многие другие мужчины! — Оскалившись, она отбросила протянутые руки Перрин.
Конечно же, она знала, что ее отец содержал Перрин. Да и как не знать, когда все в Чейзити шептались об этом? Это причиняло ужасную боль — знать, что она оказалась всего лишь на втором месте, что ее одной было мало обожаемому папочке и что ему потребовался еще кто-то кроме нее, потребовалась женщина, к которой он ходил по вечерам, оставляя дочь в одиночестве размышлять, чем же она не угодила ему.
И в конце концов Перрин нисколько не пострадала. Это ведь не Перрин Уэйверли пришлось в отчаянии метаться, заминая скандал с растратой. Перрин Уэйверли не пришлось продавать дом, где она выросла, и лишиться всех драгоценностей, чтобы оплатить долги. Перрин Уэйверли не пришлось падать с высоты в пучину отчаяния.
И теперь это путешествие… Трудности пути, которые она не желала терпеть. Пустые часы, утомительная монотонность, невозможность уединиться, ночи в палатке, еда вперемешку с песком! В конце этого проклятого перехода ее ждал муж» которого она не знала и не хотела знать. И всегда — всегда! — пронизывающий до костей страх и мысли о деньгах.
Перрин ухватилась за руку Августы, занесенную для удара, и прижала ее к своей груди.
— Твой отец был хорошим человеком. Августа, пожалуйста. Ему было бы больно видеть, что мы готовы вцепиться друг другу в глотку.
Августа, казалось, не замечала, что за спиной Уны и Коры уже собралась толпа. Она не сознавала, что ее голос возвысился до безобразного крика.
— Как ты смеешь?! — Слова слетали с ее губ, брызжущих слюной. — Как смеешь ты так говорить?! Я была его доверенным лицом, не ты!
Ярость кипела в ней, обжигающая и неистовая. Уныние по поводу тощего кошелька, нервное напряжение, вызванное тяготами путешествия, ненависть к Перрин Уэйверли — все взорвалось в душе Августы.
Сжав зубы, она вцепилась в спинку складного стула и, ослепленная ненавистью, швырнула его в виновницу всех своих бед.
Стул угодил Перрин в грудь. Она упала на землю. В следующее мгновение Августа набросилась на нее. Она била Перрин по лицу, дергала за волосы, царапалась и пинала ногами, пытаясь уничтожить чудовище, соблазнившее ее отца и разрушившее ее жизнь.
В какие-то моменты она понимала, что Перрин сопротивляется, но не чувствовала, как ее дергают за волосы, не чувствовала, что на руках ее появляются глубокие царапины, что у нее разбита губа. Августа забыла обо всем на свете, ее единственной реальностью была жажда крови, жажда мести.
В эти мгновения сумасшествия и ярости она действительно считала, что если Перрин будет уничтожена, то все ее проблемы решатся сами собой. Когда Перрин не станет, ее отец появится в лагере и вызволит свою доченьку, избавит от многочисленных невзгод. Ее отец объяснит, что вышла ошибка, что он жив, что они по-прежнему владеют огромным поместьем на берегу реки и они все еще состоятельные и уважаемые Бонды. Он будет просить у нее прощения и скажет о своей любви, и он проведет остаток жизни, искупая свою вину за стыд и сердечную боль, от которых Августа так долго страдала.
Грубая рука схватила ее за ворот жакета и оттащила от Перрин. Железные пальцы прижали ее руки к бедрам. Все еще крича и брызгая слюной, пытаясь высвободиться, Августа видела, как Коуди Сноу приподнял Перрин за плечи и встряхнул, притянув к своей груди.
— Отпустите меня! — выкрикнула Августа. Глянув через плечо, чтобы посмотреть, кто осмелился поднять на нее руку, она увидела блестящие черные глаза Уэбба Коута. — Отпусти меня, ты, дикарь!
Перрин закричала:
— Она это начала! Она…
— Замолчите! Обе! — заорал Коуди; лицо его стало почти таким же темным, как смуглое лицо Уэбба. — Ради Бога, что тут происходит?
— Она набросилась на меня! — кричала Перрин, пытаясь высвободиться.
— Она была содержанкой моего отца! Она виновата в том, что…
— Говорите по очереди!
Но они не могли. Перебивая друг друга, стараясь вырваться, женщины выкрикивали обвинения и оскорбления. Наконец Коуди встряхнул Перрин с такой силой, что та невольно замолчала. Уэбб Коут последовал его примеру.
— Успокойтесь! Обе! — Коуди окинул взглядом толпу перепуганных женщин. Затем посмотрел на Сару Дженнингс, которая стояла как громом пораженная:
— Вы видели, что тут произошло?
Сара отрицательно покачала головой. Струйка растопленного сала лилась на землю со сковороды, которую она держала в руке.
Коуди задал тот же вопрос Хильде. Ему опять пришлось встряхнуть Перрин, когда та попыталась что-то сказать.
Хильда покачала головой:
— Нет.
— Эта шлюха пришла к моему фургону и…
Рука Уэбба закрыла Августе рот. Вперед вышла Уна Норрис.
— Миссис Уэйверли спровоцировала мисс Бойд, — твердо заявила она.
— Я видела совсем другое, — не согласилась с ней Джейн Мангер. Нахмурившись, она тоже вышла вперед. — Мисс Бойд ударила миссис Уэйверли по руке, а потом швырнула в нее стулом.
Все посмотрели на сломанный стул. После чего перевели взгляды на растрепанные волосы Августы, на ее порванный жакет. Затем уставились на разорванную юбку Перрин, на ее кровоточащие, заляпанные грязью щеки. Все молчали, потрясенные этим зрелищем.
Коуди с Уэббом переглянулись.
— Ладно. Вы все возвращайтесь к своим фургонам! Невесты внимательно посмотрели на его хмурое лицо и, перешептываясь, поспешно разошлись.
— И вы тоже! — рыкнул он на Перрин и Августу. — Я поговорю с каждой из вас позже!
Он оттолкнул от себя Перрин, готовый снова схватить ее, если она бросится на Августу. Но она развернулась и, разрыдавшись, со всех ног бросилась к своему фургону, то и дело спотыкаясь и наступая на разорванный подол.
Железные пальцы Уэбба разжались, и Августа почувствовала, как он отступил назад. Пуговица на его куртке с бахромой запуталась в ее распущенных волосах, и, рванувшись, она вскрикнула от боли. Понимая, что на нее все смотрят, она закрыла лицо рукой и побежала к задку своего фургона.
Оказавшись под навесом, Августа впилась зубами себе в руку и какое-то время стояла, напряженно прислушиваясь. Коуди и Узбб что-то неразборчиво говорили друг другу, потом ушли прочь. Только тогда она дала волю слезам.
Немного успокоившись, она попыталась осмыслить произошедшее. И пришла в ужас. Какое унижение! Она, Августа Джозефа Бойд, совершила нападение на человека! Она каталась в грязи, как свинья, как подзаборная девка! Она делала это на глазах у Коры Троп, Уны Норрис и Бути и остальных невест, которые сбежались на крики. На глазах у караванщика и проводника-индейца.
С горькими слезами — слезами стыда — Августа бросилась на колени. Она обесчестила многие поколения Бойдов. И пусть лучше она умрет, чем опять посмотрит в лицо кому-то из каравана.
***

Коуди ждал, когда лагерь приготовится к ночлегу. Женщины перебегали от одного костра к другому и забирались в свои палатки. Он проведал животных, перекурил с Геком Келзи и Джоном Боссом, которые дежурили этой ночью, потом прошелся по периметру квадрата, образованного фургонами, и подошел к палатке Перрин. Легонько провел пальцами по пологу.
— Вы спите?
— Нет.
Внутри послышался легкий шорох, и Перрин выбралась наружу. Он протянул ей руку и помог подняться на ноги. Она уже сменила порванную одежду, в которой он в последний раз ее видел, и сделала что могла, чтобы вычесать грязь из волос. Сейчас на ней было простенькое шерстяное платье, застегнутое до горла. Черная коса спадала по плечу на грудь.
— У кострища Копченого Джо еще тепло, — сказал Коуди, заметив, что ее пальцы, придерживавшие концы шали, дрожат.
Перрин молча кивнула. Затем подошла к костру и уселась на буйволиной шкуре, наброшенной на бревно. Избегая смотреть на Коуди, она уставилась на огонь. Нелепо, но сейчас она напоминает разрисованную индейскую скво, подумал Коуди. Одну щеку пересекали уже заживающие царапины, которыми наградила ее Уинни Ларсон. Другая щека была помечена Августой Бойд.
Он присел на край бревна, обдумывая, с чего начать разговор. То, что он задумался об этом, удивило его. Обычно он говорил напрямик, не заботясь о том, как воспримут его слова. Но эта маленькая женщина обладала сбивающей с толку способностью вывернуть наизнанку все его мысли.
Сначала он считал, что Перрин Уэйверли — слабая, замкнутая и чувствительная к обидам особа. Впоследствии понял, что она не уверена в себе и в том, как ее примут остальные, и причина тому была веская. Но она не слабая. Видя ее неутомимые попытки поставить на ноги Уинни Ларсон, наблюдая, как серьезно она относится к обязанностям представительницы и как смело выражает свое с ним несогласие, Коуди пришел к выводу, что Перрин — мужественная женщина.
Ему уже не раз приходилось слышать сплетни о ней, и все же для него было ударом услышать подтверждение того, что Перрин — бывшая любовница Джозефа. Бойда. Что с ней случилось, когда Бойд постучал в ее дверь? Почему она ему не отказала? Что же, черт возьми, заставило ее замарать свое тело и свою репутацию?!
Будто почувствовав, о чем он думает, она наклонилась вперед и, обхватив руками колени, тихо сказала:
— Мы с вами встречались раньше, но думаю, вы не помните.
Коуди бросил взгляд на ее профиль и мысленно выругался. Она никогда не делает того, чего от нее ждешь, редко говорит то, что он ожидает услышать. До этой минуты он поспорил бы на седло, что она тотчас же засыплет его объяснениями по поводу драки с Августой Бойд.
— Вы ошибаетесь. Я бы помнил, если бы мы с вами встречались.
Тускло-коричневые одежды и выцветшие шляпки не могли скрыть такую редкую красоту. Он не забыл бы ее, если бы видел прежде. Эта стройная фигура, эти светло-карие глаза остались бы в памяти любого мужчины.
— То была мимолетная встреча. Нас не представили, друг другу.
— Думаю, вы принимаете меня за кого-то другого.
— Года три назад мой муж взял меня с собой в деловую поездку в Сент-Луис. Джэрин и его брат владели складами в Чейзити. Вниз по реке. — Перрин замолчала; она пристально глядела на огонь, словно видела свое прошлое в пляшущих языках пламени. — Джэрин был властный и ревнивый мужчина. Он обычно… — Она покачала головой, машинально подняв руки, как бы защищаясь от удара. — Мы переходили улицу. Это был наш второй день в Сент-Луисе. Какой-то мужчина столкнулся со мной, и я чуть не упала, он придержал меня за плечи. Джэрин… — Закрыв глаза, она прижала кончики пальцев к нижней губе. — Джэрин чуть с ума не сошел. Я думаю, он решил… Я не знаю… Во всяком случае, он стал с ним драться. Прямо посреди улицы.
По мере того как Коуди слушал, в его памяти всплывали картины давно забытого. Он вспомнил сцену, которую она описывала, вспомнил лошадей, встающих на дыбы в облаках пыли, повозки и всадников, пытающихся объехать дерущихся мужчин. Теперь он припомнил женщину в строгом черном платье с пелериной, напуганную и растерянную, стоявшую перед лошадьми и бранящимися возницами. Поля шляпки скрывали ее лицо.
Подняв голову, Перрин посмотрела в темноту за костром, пытаясь рассмотреть степного волка, который выл где-то у реки.
— Я не видела, как это случилось. Но у того мужчины был пистолет. Он выстрелил Джэрину прямо в живот. Мужчина продолжал стрелять, он, должно быть, сошел с ума, и один выстрел ранил человека, сидевшего верхом на лошади позади меня. — Она посмотрела в глаза Коуди: — Тогда вы выбежали из кузницы. И застрелили человека, который убил моего мужа.
Коуди вспомнил:
— Позднее я узнал, что его звали Джеймс Амберли. Он был торговцем лошадьми и славился своим вспыльчивым характером. Он бывал в переделках и до этого.
— Я так и не узнала его имени. И вашего также. Я не знала, кто вы, до тех пор, пока вы не побеседовали со мной перед этой поездкой.
Оранжевые тени, отбрасываемые костром, делали ее темные глаза слишком большими для изящного лица с мелкими чертами. К своему изумлению, он почувствовал желание погладить синюю жилку, которая билась под бледной кожей у нее на виске.
Она повернулась к кострищу.
— Брат Джэрина продал склады и отвез свою семью обратно на восток. Моей доли денег хватило мне на два года. А потом… — Она долго молчала. — У меня не было семьи, не было никого, к кому бы я могла обратиться за помощью. И работы тоже не было. Чтобы выжить, я бы вышла замуж за любого, кто бы ни предложил, но такого не нашлось. Я находилась в отчаянном положении. Отец Люси Гастингс, преподобный мистер Гастингс, делал все, что мог, чтобы помочь мне. Я бы голодала, если бы его прихожане не собирали для меня еду. Но были и другие расходы. Жилье, мыло, одежда, обувь… — Она коснулась пальцами лба.
Коуди наклонился и поворошил затухающие уголья.
— И тогда вы связались со святым мистером Джозефом Бондом, — сказал он. Она подняла голову:
— Джозеф Бонд не был святым, но он был добрым и щедрым. И он спас мне жизнь, мистер Сноу. Когда я встретила Джозефа, я была на краю гибели. Я не видела способа, как мне прожить следующую зиму, и уже подумывала, не проститься ли с жизнью. Из всех людей в Чейзити Джозеф Бойд оказался единственным, кто понял мое отчаяние и предложил мне реальную помощь!
— Сделав своей любовницей? — Коуди не знал, почему так разозлился, почему был так язвителен с ней. Он не мог объяснить, почему ее рассказ причинял ему боль, не мог бы, даже если бы успех этого путешествия зависел только от этого.
— Нет! — Она вскочила на ноги. — Джозеф ничего не просил взамен своей доброты, кроме дружеского общения. Это я уговорила его разделить со мной постель. Джозеф был так же одинок, как и я, он горевал о своей жене, как я о своем муже, вот только у него имелась для горя более веская причина… И все же он никогда не требовал ничего такого, что смогло бы скомпрометировать меня. Это была моя инициатива, и он не устоял. Да, я сама разрушила свою жизнь. И запятнала свою репутацию из самых лучших побуждений: я испытывала к нему благодарность, привязалась к нему.
Коуди поднял на нее глаза, удивленный такой откровенностью. Откровенностью и наивностью.
— Вам просто так кажется. Что это была ваша инициатива. Он использовал вас.
В ее карих глазах заблестели слезы.
— Он говорил, что любит меня, и я старалась полюбить его, но… — Перрин махнула рукой. — Не важно, я все равно вышла бы за него замуж, хотя ни один из нас не верил, что Августа потерпит другую женщину в своем доме. Тогда что-то произошло, я не знаю что, но Джозеф переменился. Он сделался таким беспокойным, подавленным… но все равно… я была потрясена, когда узнала, что он…
Коуди медленно поднялся.
— Значит, Августа ненавидит вас, потому что вы были любовницей ее отца.
Перрин съежилась от этих слов. Она прижала ладони к своим исцарапанным щекам:
— Драка с Августой, катание в грязи… это самое унизительное, самое постыдное, что происходило со мной, я не могла даже вообразить такое…
Коуди вдруг представил ее густые темные волосы, рассыпавшиеся по белой подушке. Его захлестнула волна ярости. Он стоял так близко от нее, что ее юбка касалась его ног; он почувствовал запах кукурузного крахмала, которым она пользовалась, чтобы вычесать грязь из своих волос, почувствовал тепло ее тела. Он ощутил напряжение в паху; им овладело страстное желание обнять ее.
Но он не мог себе этого позволить. Кулаки его сжались. Пришлось напомнить себе, что с женщинами у него все кончено.
— Я не могу допустить, чтобы между моими подопечными возникали скандалы.
Перрин содрогнулась и зажмурилась. Ее густые ресницы подрагивали, оттеняя бледность щек.
— Я знаю, — прошептала она.
— Мне все равно, как вы уладите это дело с Августой, но либо вы обе приходите к соглашению, либо я отправляю вас обратно. Я уже сказал Августе то же самое. Я не потерплю драк и скандалов.
В ее глазах промелькнул страх. У нее нет родных, иначе она обратилась бы к ним после смерти мужа. Ей некуда пойти, иначе она не была бы здесь. В Орегоне ее ждет человек, который может оказаться не таким добрым, как Джозеф Бойд, и более вспыльчивым, чем Джэрин Уэйверли. Но другого выхода у нее не было.
— Я найду способ умаслить ее, — прошептала Перрин, отступая на шаг. Она прикрыла рот ладошкой и проговорила сквозь дрожащие пальцы: — Как-нибудь. Я постараюсь.
— Мем Грант и Хильда Клам подходили ко мне, чтобы попросить за вас, — сказал он, раздосадованный тем, что не сумел умолчать об этом. — Уинни Ларсон поправляется, и они говорят, что своим возвращением к жизни она обязана вам. Не стану говорить, что они поддерживают вас только из-за Уинни, но вы делаете определенные успехи.
— Успехи? В чем? В том, что меня начинают принимать? Эти женщины никогда не примут меня в свой круг. Я представляю для них все то, чего они боятся и ненавидят. — Она отвернулась. — У меня нет подруги, мистер Сноу. Я уже потеряла надежду завести друзей.
У него не нашлось ответа.
Щеки ее залились румянцем, огромные темные глаза наполнились слезами.
— Но… то, что они просили за меня, Мем и Хильда… это очень великодушно с их стороны. Я им благодарна. — И тут она снова его удивила: — Я надеюсь, что кто-нибудь вступился и за Августу.
Коуди внимательно посмотрел на нее. Потом кивнул:
— Уна Норрис и Бути Гловер.
— Ну и хорошо. — Перрин глянула куда-то в темноту. — Если это все, тогда… доброй ночи. — Она споткнулась о камень, остановилась и посмотрела на него. — У вас есть секреты, Коуди Сноу? Или вы единственный человек в этом обозе, у которого их нет?
Казалось, она не ожидала услышать ответ. Да он и не собирался отвечать. Она подобрала юбки и зашагала в направлении своей палатки.
Тихонько выругавшись, Коуди вернулся к бревну у костра. Пламя угасло. Остывающие уголья мигали, точно оранжевые огоньки. Похлопав себя по карманам в поисках курева, он обнаружил, что в кармане жилетки что-то лежит, что-то такое, чего там раньше не было. Нахмурившись, он выудил оттуда какой-то желтоватый комок размером с пряжку на его ремне.
Наклонившись к огню, Коуди разворошил уголья и поднес странный комок, чтобы рассмотреть получше. Повертел его в руках. Черт побери, что же это такое? Он увидел какие-то крошки на кончиках пальцев и лизнул одну из них.
Пирог. Это был засохший кусок пирога. Но откуда? Уж он-то знал, что утром его не было в этом кармане.
— Пропади все пропадом! — Коуди был удивлен не меньше, чем если бы нашел у себя золотой самородок.
Поднявшись на ноги, он вглядывался в темноту, высматривая удаляющуюся фигуру Перрин. Но разглядел лишь ее колеблющийся силуэт. И чего ради она засунула кусок высохшего пирога ему в карман? И когда она умудрилась это сделать?
Недоуменно покачав головой, он вспомнил, что нужно сгрести уголья в кострище Копченого Джо, а уж потом можно пойти к фургонам с оружием и мелассой — к здравомыслящей мужской компании. Прежде чем подойти к Геку и Джону, он швырнул кусок пирога туда, где по-прежнему выл на луну степной волк.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Невесты песчаных прерий - Осборн Мэгги



Очень хороший вестерн, прекрасно прописаны характеры героев. И познавательно, как и все романы автора, впрочем.
Невесты песчаных прерий - Осборн МэггиИздалека
17.05.2012, 18.58





Очень интересный роман о доставке так называемых" невест " на Дикий Запад.
Невесты песчаных прерий - Осборн МэггиНатали
7.12.2012, 18.41





МАЛО СТРАСТИ..ПРИ ПЕРЕГОНЕ КАРАВАНА ОНА КАК ИЗГОЙ ХОДИЛА ПЕШКОМ ПОЛ ДНЯ И ОН НИРАЗУ НЕ ПОБЕСПОКОИЛСЯ О НЕЙ....НЕ ПОДАРИЛ НЕ ЦВЕТОЧКА...ВООБЩЕ НИ В ЧЕМ НЕ ПОМОГ..А УЖ КОГДА ЕЕ ПОХИТЕЛИ И ПОТОМ СПАСЛИ ОН ДАЖЕ К НЕЙ НЕ ПОДОШЕЛ, ТОЛЬКО ПОДРУГИ ОЧНУЛИСЬ И КРИКНУЛИ В ТРЕВОГЕ НЕ РАНЕЛИ ЛИ ЕЕ....ЕСЛИ ЧЕСТНО НЕ ЧИТАТЬ ВСЕ ЭМОЦИИ ОПИСАНЫ ВЯЛЕНЬКО ПРЕВЯЛЕНЬКО
Невесты песчаных прерий - Осборн МэггиЕЩЁ НАТАЛЬЯ
15.12.2012, 19.57





Понравился очень роман , красивый ,чувственный , но больше переживала за Уэбба и Мэм , Гг-й неплох , но слишком самокритичен , а не романтичен :)
Невесты песчаных прерий - Осборн МэггиВиктория
8.04.2013, 14.24





Мне тоже роман показался вяленьким. Еле дочитала. Как-то грустно все это... Даже оценивать не буду.
Невесты песчаных прерий - Осборн Мэггис
9.10.2014, 13.13





очень не обычно)))))мне понравилось)))
Невесты песчаных прерий - Осборн Мэггиюля
22.12.2014, 12.37





Это не легенькое чтиво на ночь и здесь нет страстных эротических сцен с подробным описанием. Однако, это довольно-таки интересное произведение про женщин, по разным причинам оказавшимся в караване невест. Интересно было следить за развитием характеров и отношений. 2 любовные истории проходят на втором плане, может быть по-этому некоторые комментарии говорят о "вялости" романа, но по-моему это просто несколько другой жанр любовных романов, поэтому возможно на любителя. Моя оценка 8/10.
Невесты песчаных прерий - Осборн МэггиВирджиния
29.12.2014, 20.27





Хороший приключенческий роман. В меру юмора,любви, переживаний. А самое удивительное то, что все это основано на реальных событиях. Читайте - не пожалеете.
Невесты песчаных прерий - Осборн МэггиНИКА
4.05.2015, 23.47





Согласна с комментарием ниже что это не легкий романчик для поднятия настроения. Событий много, любви, соплей и сльоз мало. Меня выбило из колеи послесловие к книге, вместо традиционных "бегал младший щекастый малыш кого-то там" грустное "та умерла через 3 года от огнестрельного оружия, тот через 20 лет замерз в горах". Знала бы не портила впечетление этим послесловием...
Невесты песчаных прерий - Осборн МэггиАнастасия
29.07.2015, 17.51








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100