Читать онлайн Невесты песчаных прерий, автора - Осборн Мэгги, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Невесты песчаных прерий - Осборн Мэгги бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.93 (Голосов: 120)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Невесты песчаных прерий - Осборн Мэгги - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Невесты песчаных прерий - Осборн Мэгги - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Осборн Мэгги

Невесты песчаных прерий

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

«Это прохладное облачное утро больше напоминает зиму, чем весну», — подумала Перрин, наблюдая за работой мужчин. Гек Келзи и погонщики медленно двигались вдоль вереницы фургонов, законопачивая соломой доски и замазывая их дегтем, чтобы воды реки Платт не просочились сквозь щели. Обычно широкая, но мелкая, всего по колено, сейчас река достигла глубины четырех с половиной футов из-за таяния снегов. Переправа предстояла тяжелая.
Перрин догнала Хильду на берегу. Та смотрела на струившийся поток. Отсюда они отчетливо видели фургоны другого каравана, с трудом переправляющиеся через реку, и весь свой обоз. Они наблюдали, как Коуди Сноу громко отдавал распоряжения, наблюдая за работой погонщиков.
— Всю оставшуюся жизнь запах дегтя будет ассоциироваться у меня с сиростью и холодом, — пробормотала Перрин, зябко кутаясь в шаль. Она уже потеряла счет переправам, которые все были нелегкими.
— Да, — вздохнула Хильда и убрала выбившуюся прядь волос под венец из кос, напоминавший корону, чуть сдвинутую на затылок. — Мистер Келзи говорит, переправа займет весь день и вечер. — Обе поглядели на свинцовое небо. — Надеюсь, не будет опять снега или дождя.
Перрин боялась переправы. Несмотря на сравнительно небольшую глубину, Платт славилась своими непредсказуемыми течениями, зыбучими песками и берегами с оползнями. В сущности, Платт вовсе не река, а сплетение ручьев, своего рода водяная коса, между прядями которой проглядывают песчаные отмели. Каравану предстояло пересечь семь ручьев, каждый из которых имел свои особенности.
— Я слышала, как Копченый Джо говорил мистеру Сноу, что Платт слишком густа, чтобы ее выпить, и слишком жидка, чтобы ее распахать, — сказала Перрин, стараясь улыбнуться.
Она не сводила взгляда с Коуди, передвигавшегося вдоль фургонов. Увидев его, Перрин забывала о своих опасениях относительно трудностей путешествия, но ее охватывало беспокойство иного рода. Нет, она не станет анализировать свои чувства.
Перрин заметила, что он остановился, чтобы поговорить с Джейн Мангер. Она надеялась, что Джейн не станет беспокоить его из-за пустяков. Коуди занят предстоящей переправой и ждет, когда Уэбб Коут вернется из разведывательной поездки в форт Керни.
Перрин смотрела на Коуди, и ее надежда угасала. Он указывал в ее сторону и что-то говорил Джейн. Та, выслушав его, пошла в направлении Перрин и Хильды. Коуди, нахмурившись, смотрел на Перрин, смотрел, пока не удостоверился, что его недовольство замечено.
Она подавила вздох. В последнюю неделю ей пришлось решать множество мелких проблем — Коуди, направляя женщин к ней, каждый раз давал понять, что его отвлекают от важных дел. Ни одна из невест не привыкла обращаться со своими заботами к женщине — все они инстинктивно искали помощи у мужчины, который отвечал за них. И обижались, когда он отправлял их к Перрин.
Несмотря на это, Перрин помогла расстроенной Люси Гастингс отыскать семейную Библию — та боялась, что забыла ее на предыдущем привале; она нашла сбежавшую корову Хильды; она обменяла пузырек касторки на пузырек ментолового масла, чтобы вылечить уши Уны Норрис; она попросила Копченого Джо ответить на вопросы Тии Ривз о бизонах, которых им вскоре предстояло увидеть.
Все эти мелочи казались женщинам серьезными проблемами. Но Перрин вполне могла их разрешить. Она сделала для себя открытие: помощь другим удовлетворяла глубоко сидящую в ней потребность. Но, как она подозревала, пока что ни одна из проблем не была настолько серьезной, как та, с которой шла к ней сейчас Джейн Мангер.
Джейн вышагивала по грязи, не заботясь ни о подоле, ни о ботинках. Лицо ее было хмурым. Когда Перрин впервые увидела Джейн на собрании в зале у Брейди перед самым отъездом, ее привели в восхищение цвет лица и блестящие темные волосы Джейн; она сочла ее красивой. Теперь же щеки Джейн побледнели, лицо казалось усталым. Под глазами появились темные круги. И волосы ее уже не блестели. А губы дрожали.
Джейн заговорила прежде, чем приблизилась к ним:
— Я всю жизнь прожила в городе. Я никогда не ездила в крытом фургоне, никогда не управляла мулами, никогда не готовила на костре, никогда не спала под открытым небом. Я знакома с жизненными тяготами, но со мной еще не случалось ничего подобного!
Хильда, бросив быстрый взгляд на Перрин, отошла в сторонку.
— Я закончу упаковываться к переправе, — бросила она напоследок и поспешила к фургону.
— Я никогда бы не согласилась присоединиться к этому каравану, если бы знала, что мне придется делать всю работу одной! Мне сказали, что у меня будет компаньонка по фургону, с которой мы разделим обязанности!
— Джейн…
— Я не могу больше. Я выбилась из сил! Только посмотрите на мои руки. — Сдернув перчатки, она показала свои ладони, покрытые кровавыми мозолями. — И на это посмотрите! — Она приподняла юбку, чтобы показать Перрин прожженные дыры на подоле, куда попали искры от костра. — Все остальные отдыхают время от времени, когда идут за фургоном. И время от времени ходят друг к другу в гости. Только не я. Уинни не может править, ей нельзя этого доверить, даже если она и попытается. И все остальные готовят по очереди, или по очереди стирают, или устанавливают палатку, или доят коров по утрам, или пекут хлеб, или собирают сучья для костра. Но мне приходится делать все одной, потому что Уинни Ларсон не может делать ничего! — Джейн закрыла лицо ладонями, плечи ее затряслись. Она продолжала хриплым шепотом: — Так несправедливо!
— Конечно, — ласково сказала Перрин.
Сделав шаг вперед, она обняла Джейн за плечи и повела к ручью. Усадив ее на лежавшую на берегу бочку, Перрин опустилась рядом с ней на колени.
— Только три недели прошло, а я так устала, что боюсь заснуть с вожжами в руках. У меня нет сил даже на то, чтобы поесть. Прошлой ночью дождь промочил насквозь нашу палатку и постели, а я спала и ничего не заметила. — Джейн прикрыла глаза дрожащей рукой. — Сейчас мне нужно расстелить наши одеяла и простыни, чтобы просушить. Но, похоже, пойдет снег или опять дождь, и они никогда не высохнут. Значит, нам придется спать, завернувшись в холодные сырые одеяла, и я просто… я просто… я больше не могу!
Она схватила Перрин за руку и сжала ее с такой силой, что Перрин поморщилась от боли.
— Пожалуйста! Я не могу вернуться, просто не могу! О Господи, я не знаю, что делать! Я не могу возвратиться, но я больше не могу продолжать путь в Орегон, делая всю работу за двоих!
Высвободив свою руку, Перрин погладила Джейн по плечу.
— Я еще раз поговорю с Уинни, — сказала она, хмуро глядя в сторону выстроившихся в ряд фургонов.
Уинни Ларсон сидела в задке своего фургона. Расстояние было слишком большое, и Перрин не удалось разглядеть, что за предмет Уинни держала в руке, но, похоже, он занимал все ее мысли, и она не видела ничего вокруг. Уинни, казалось, не замечала всеобщих приготовлений к переправе. На ней не было ни шали, ни шляпки, и она не обращала внимания ни на ветер, ни на холод.
— От разговоров толку не будет! — закричала Джейн. — Теперь я наконец скажу! Единственное, что может помочь… Надо отобрать у нее настойку опия!
Перрин встрепенулась:
— О чем вы говорите?!
— Уинни пристрастилась к опию! — Джейн вытерла глаза и недоверчиво посмотрела на Перрин. — Вы разве не знали? — От смущения она насупила брови. — Но я думала… вы все знаете друг друга, поэтому я решила…
— О Джейн! Вы подумали, что мы повесили на вас Уинни, потому что никому из нас не хотелось делать дополнительную работу и заботиться о ней?
Когда Джейн кивнула, опасливо наблюдая за выражением лица Перрин, та покачала головой и взяла ее за руки.
— Клянусь вам, я первый раз слышу об опии. Мне известно, что отец Уинни — аптекарь в Чейзити, и я встречалась с Уинни и ее матерью в магазинчике у Брейди, но до этого путешествия я не была лично с ней знакома, мы с ней и словом-то не перекинулись! — Перрин на несколько секунд задумалась. — Я могу только догадываться, но мне кажется, что и все остальные не очень-то хорошо ее знают.
Джейн высвободила одну руку и утерла слезы.
— Если это правда, то я поступила несправедливо. Я так злилась, потому что думала, что… — Она махнула рукой и покачала головой. Потом заглянула в огромные глаза Перрин. — Я не знаю, что мне делать!
Перрин с великим трудом подавила первое же возникшее у нее желание — броситься к фургонам и обрушить эту проблему на голову Коуди.
— Вы рассказали мистеру Сноу об Уинни?
— Не успела, он направил меня к вам.
«Обдумай все хорошенько, — уговаривала себя Перрин. — Как бы Коуди поступил на твоем месте?»
Опустившись на корточки, она внимательно смотрела на темные облака, гонимые ветром низко над землей. Небо было серым, река поблескивала, как унылые полоски серых лент, и мысли Перрин тоже были унылыми. Она понятия не имела, что ей следует предпринять в сложившейся ситуации. Однако прекрасно понимала: она должна самостоятельно разрешить эту проблему, не спрашивая совета у Коуди.
— Вы не могли бы продержаться еще немножко? — спросила она наконец. — Мне нужно подумать…
Джейн обратила усталый взгляд на низкий берег реки. Каждый дюйм переправы чреват опасностями. Другим невестам помогут компаньонки. По крайней мере они их будут подбадривать. Но ей придется нести это тяжелое бремя одной рядом с Уинни, погруженной в сон наяву.
Джейн опустила голову; она разглядывала кровавые мозоли на ладонях.
— Я так устала, — прошептала она. — До последней косточки. Но я смогу еще немножко потерпеть, если буду уверена, что скоро этому придет конец. — Подняв голову, она пристально посмотрела в глаза Перрин. — Я не могу вернуться в Миссури. Это невозможно. Но если все будет продолжаться по-старому, я заболею. Пожалуйста, помогите мне.
— Постараюсь, — пообещала Перрин и сжала руки Джейн.
Оставшись в одиночестве на берегу реки, она проследила, как Джейн вернулась к фургону. Та шла, еле волоча ноги. «Что же делать?» — думала Перрин. Но в голову ничего не приходило. Задача была слишком сложной, чтобы решить ее с ходу.
И тут она увидела, что Коуди наблюдает за ней. Он стоял рядом с одним из погонщиков, держа в руке ведро с дегтем. Долгое время они смотрели друг на друга через широкое пространство грязной земли.
Коуди снял шляпу и помахал ею, подавая сигнал Копченому Джо. Тот ударил в обеденный гонг, извещая, что настало время вернуться в фургоны. Направляясь к своему фургону, Перрин заметила, что Коуди все еще смотрит на нее. Его пристальное внимание беспокоило ее, но в то же время доставляло какое-то странное удовлетворение.
Сердце ее затрепетало. Ее постоянно влекло к грубоватым мужчинам; возможно, привлекало их упрямство — они не позволяли манипулировать собой, а может, привлекала их самоуверенность, их пренебрежительное отношение ко всяким условностям.
Перрин поспешила забраться в фургон, откуда уже не могла его видеть.
Несколько обозов собралось у форта Керни. Люди отдыхали после тяжелой переправы, сушили провизию, намокшую от дождя и речной воды; многие толпились в гарнизонных лавках, чтобы пополнить свои запасы. После трех недель пути все переселенцы поняли, что переоценили значимость одного и серьезно недооценили необходимость другого. Лавочники давали путешественникам понять, что следующая возможность закупить припасы появится у них не раньше чем через пять недель, и, бессовестно взвинчивая цены, имели очень неплохой доход.
Безысходность словно клещами сжимала сердце Августы, слезы отчаяния комом стояли в горле. Все шло из рук вон плохо. И деготь плохо держался на днище фургона, и речная вода просочилась в телегу, намочив ее лучшее постельное белье. Более того, двадцать фунтов сахара, весь ее запас, вывалился из гуттаперчевого мешка, в котором, как предполагалось, он должен был хорошо сохраниться. Сахар растворился в воде. Двадцатифунтового мешка хватило бы на все путешествие, а теперь у нее ничего не осталось.
И еще одно несчастье… Кора слишком сильно натянула вожжи, и это стало причиной их остановки на песчаной отмели посреди реки Платт. Погонщики въехали в реку, чтобы помочь им, но ничего не смогли поделать с мулом, который — глупое животное — завяз в зыбучих песках. Пришлось освободить мула от упряжки и беспомощно наблюдать, как несчастное животное уходит подводу.
Потом, как будто неприятностей было недостаточно, с неба как из ведра полил дождь вперемежку со снегом. Они промокли до нитки, прежде чем завершили переправу. Кора попыталась приготовить ужин под проливным дождем, что оказалось совершенно невыполнимой задачей. Они легли спать голодными, и всю ночь на них падали капли дождя, сочившиеся сквозь палатку.
И наконец последнее разочарование: после стольких дней ожидания форт Керни оказался не чем иным, как унылым нагромождением бревенчатых лачуг, выстроенных вокруг площади, которая представляла собой море вязкой грязи, лошадиного помета и жевательного табака.
Августа ступила на дощатый тротуар, проложенный перед лавками, и посмотрела вниз, на отвратительную грязь, прилипшую к ее туфлям. Кисточки были испорчены, подол платья намок. Она судорожно сглотнула и заморгала, на глаза ее навернулись слезы. Нет, она не заплачет, она не будет плакать!
— Ну, мы заходим в лавку или нет?! — в сердцах воскликнула Кора. Дождь нанес значительный урон ее шляпке — поля осели и закрывали глаза.
При других обстоятельствах Августа бы рассмеялась, глядя на Кору. Но сейчас ей было не до смеха.
— Я еще не решила, стоит ли что-то покупать, — сказала она, с трудом отрывая взгляд от тех соблазнительных вещей, что были разложены на витрине. Солдаты и путешественники толпились неподалеку от лавки, чуть ли не по колено в грязи. Фургоны, груженные провизией, выезжали с площади, а пустые фургоны занимали их место.
Кора наклонилась, чтобы рассмотреть товары, выставленные в витрине. Потом развела руками.
— Мы не можем ехать всю дорогу до Орегона без сахара, — заявила она. — Возможно, вы считаете, что сможете подсластить кофе, просто опустив туда свой палец, но, поверьте мне, ничего у вас не выйдет. И еще нам нужно купить мула. Вместо того, что мы потеряли.
— А чья в этом вина? — огрызнулась Августа, отступая, чтобы дать пройти мужчине и женщине, выходящим из лавки. Прежде чем дверь закрылась, она мельком увидела очень соблазнительные на вид рулоны бинтов и всевозможные медицинские принадлежности, а также какие-то загадочные бочки и разные вещицы из кожи.
Кора уставилась на нее:
— Если вы хоть раз возьмете в руки вожжи, то, может, поймете, что не так уж просто управлять упряжкой мулов! Особенно когда фургон почти что плывет по воде, а вокруг тебя с ревом проносятся волны!
Августа вздернула подбородок:
— Некоторые управляются всего с шестью мулами, поэтому мы прекрасно обойдемся с семью.
— Хорошо, но сахар-то нам нужен. — Кора вошла в лавку и захлопнула за собой дверь.
Сжав зубы, Августа схватилась за ридикюльчик, свисающий с руки. Она отчаянно желала, чтобы он потолстел под ее пальцами. Сахар, как она узнала, продавался по жуткой цене — двадцать центов за фунт. Чтобы возместить то, что унесла река, следовало выложить четыре доллара. А чтобы купить свежих яиц, при одной мысли о которых у нее потекли слюнки, нужно было заплатить пятнадцать центов за дюжину.
Кусая губы, пытаясь унять слезы гнева и жалости к себе, она медленно прохаживалась по грязному деревянному настилу, снова и снова производя в уме подсчеты.
В ее голубых глазах застыл ужас. У нее всего тридцать пять долларов, которые нужно растянуть на пять месяцев пути.
— Ох! — Мем схватилась за руку Августы; они столкнулись у входа в лавку. Августа не извинилась, и это пришлось сделать Мем, которая холодно проговорила: — Прошу прощения. Я не заметила вас.
Августа приняла извинение, рассеянно кивнув головой. Потом повернулась на голос, раздавшийся над ее шляпкой:
— Добрый день, леди.
Обе женщины задрали головы и увидели улыбающееся лицо Уэбба Коута. Он приподнял шляпу. Августа затаила дыхание и почувствовала, что и у Мем перехватило дух. Женщины смотрели на развевающиеся темные волосы Уэбба, на его блестящие черные глаза, на сверкающие белые зубы на бронзовом лице.
Уэбб критически оглядел изысканную шляпку Августы и газовый шарфик, завязанный под подбородком.
— Советую вам, дамы, купить шляпы с самыми широкими полями, какие только найдутся. Скоро наступит ужасная жара.
— Трудно представить, что скоро будет тепло и сухо. — Мем приподняла намокший подол и рассмеялась, глядя на складки своих юбок, слипшиеся от грязи. — Что ж, солнышко было бы прекрасным ответом на наши молитвы.
Уэбб улыбнулся:
— Если у вас нет с собой помады, стоит купить и ее, пока есть возможность. Солнце, которого вы так ждете, может испортить цвет вашего лица.
Августа судорожно вздохнула. Она не верила собственным ушам. Дрожа от негодования, она проговорила:
— Никто не хочет и не просит ваших советов. — Ее холодный взгляд свидетельствовал о нанесенном ей оскорблении. — Если вы и впредь будете делать нам столь интимные замечания, я пожалуюсь мистеру Сноу!
Уэбб внимательно посмотрел на нее, и что-то темное и угрожающее сверкнуло в его черных глазах. Он кончиками пальцев коснулся полей своей шляпы, кивнул и сошел с тротуара. И пошел через площадь к лавке, где продавались седла и где поджидал его Коуди.
Как только он повернулся спиной, пальцы Мем впились в плечо Августы.
— Вы самая грубая, самая надутая гордячка, какую мне только приходилось видеть!
— Прошу прощения! Этот полукровка упомянул наши губы и цвет наших лиц! Такие личные замечания мы не можем простить и белому, не говоря уж об индейце!
Мем наклонилась, и ее глаза оказались на одном уровне с глазами Августы.
— Никогда больше — слышите, никогда! — не говорите от чужого имени. Не смейте говорить «мы». Отвечайте исключительно за себя, мисс Бойд.
— Вот как? Хорошо!
Мем шагала по помосту с таким хмурым видом, что даже привыкшие ко всему солдаты поспешили уступить ей дорогу.
— Хорошо! — повторила взбешенная Августа. Теперь ей стало ясно, какая из сестер получила надлежащее воспитание.
Словно прочитав ее мысли, из лавки выбежала Бути. Остановившись в водовороте своих юбок, она принялась рассматривать брошь, приколотую к кашемировой шали Августы.
— О, дорогая! Я опаздываю на собрание, к Перрин. Мем будет вне себя. — Она подняла глаза и увидела, что Августа смотрит на нее с неприветливым выражением лица. — Вы не видели мою сестру?
Августа молча кивнула в направлении удаляющейся фигуры Мем.
Бути сделала несколько шагов вслед за ней, потом остановилась.
— А вы не идете? Собрание начнется через несколько минут.
Августа отрицательно покачала головой:
— Этой твари нечего мне сказать. Неужели вы примете ее приглашение? Может, лучше зайдете се мной в лавку?
Лицо Бути выражало нерешительность. Она бросила взгляд в направлении Мем, которая уже дошла до конца помоста, и по ее щекам разлился яркий румянец.
— Мне бы хотелось, правда, но… Мем заставила меня пообещать, что я приду на собрание миссис Уэйверли и… — Она беспомощно пожала плечами. — В любое другое время я бы…
Августа избавила ее от дальнейших объяснений.
— Тогда бегите за ней, — сказала она холодно.
Бути засеменила по дощатому помосту, унося с собой тайные надежды Августы. Та рассчитывала уговорить Бути купить ей дюжину яиц.
Августа невольно взглянула на золотые часики, приколотые к ее шали из настоящего кашемира. Собрание этой твари должно начаться через пятнадцать минут. Ну уж она-то не будет на нем присутствовать.
Войдя в лавку, Августа вдохнула всевозможные соблазнительные ароматы — запахи солений и лука, кофейных зерен и копченых колбас. Осмотрев горы товаров, громоздившихся на полках, она остановилась перед мешками с сахаром.
— А вы не идете на собрание миссис Уэйверли? — с невинным видом спросила Кора, появляясь из соседнего прохода.
— Вряд ли! — От Коры шел острый запах черной корицы. — И ты тоже не пойдешь! — Августа уставилась на пакет с лакрицей, который Кора сжимала в руке. Резкий пьянящий запах ударил ей в ноздри.
Кора прищурилась:
— Я-то пойду! Я считаю, что могу идти куда хочу, когда не работаю!
Резко повернувшись, она торопливо прошла по узкому проходу и вышла из лавки.
Августа с тоской смотрела на мешки с сахаром. Лакрица! Кора потратила часть своего доллара на лакрицу! Она, Августа, отдала целый доллар, чтобы эта глупая расточительница могла купить себе лакрицы!
Ее захлестнули ярость и отчаяние, в глазах у нее потемнело. Она судорожно прижала к груди ридикюль. О Господи, что же делать?!
Коуди видел хмурое лицо Уэбба, когда тот лавировал между обозами на гарнизонной площади. Он пошел ему навстречу.
— По пути в лагерь заглянем на улицу Руж. Похоже, тебе нужно выпить.
Улица Руж находилась за гарнизоном и представляла собой скопище салунов, прачечных и притонов со шлюхами. Они зашли в один из салунов и заняли столик рядом с разбитым окном, смотревшим на въезд в гарнизон. Майлзу Досону, главному погонщику, надлежало оставаться у гарнизона до тех пор, пока последняя из невест, то есть Августа Бойд, не вернется в лагерь. Коуди не успокоится, пока все его подопечные не соберутся у обоза.
Откинувшись на спинку стула, он оглядел лица мужчин, окружающих стол, где шла игра в фараон.
— Я знавал командира этого форта по армии. Уиллис говорит, Джейк Куинтон миновал здешние места дня четыре назад.
Уэбб залпом опорожнил свой стакан.
— Я считал, что Куинтон достаточно навидался фортов.
— Уиллис думает, что Куинтон и его люди ограбили караван Джеда Лекси.
Уэбб кивнул:
— Скажу, чтобы сторожа смотрели в оба.
Они никогда не оставляли фургоны с оружием и мелассой без охраны. Кто-то все время находился на посту — и днем, и ночью. Оба были совершенно уверены, что груз, который они везли, являлся лакомой приманкой для таких мародеров, как Куинтон и его банда.
Коуди налил себе вторую порцию виски.
— Это не мое дело, но я повторяю: она та еще штучка, старик.
— Ты прав. Это не твое дело. И не мое дело напоминать тебе, что с тех пор, как умерла Эллин, ты всех женщин считаешь смертельно опасными. — Уэбб глянул в окно на въезд в гарнизон.
Коуди не ответил, но замечание Уэбба заставило его нахмуриться. Когда Эллин и ее только что родившийся сын умерли день спустя после родов, он чуть с ума не сошел от горя. Он отказался от карьеры в армии, но все это было давно в прошлом. Только одно теперь имело значение: он не хотел снова испытать подобную боль.
Уэбб повертел низкий стеклянный стакан в своих тонких пальцах.
— Я беспокоюсь за тебя, дружище.
— Беспокойся за себя. О себе я подумаю сам, — пробормотал Коуди.
— Прошлое отравляет твою жизнь. — Уэбб залпом выпил виски. — Вот почему ты собираешься поселиться в Орегоне.
Коуди усмехнулся:
— Потому что в Орегоне не так уж много женщин? Ты так думаешь?
Уэбб улыбнулся:
— Груз, который мы везем, — свидетельство того, что в Орегоне не много соблазнов.
Коуди выпрямился на стуле, потом поднялся и водрузил на голову шляпу.
— Гек и Майлз будут искать нас. Они вышли и зашагали по улице Руж, нисколько не удивляясь тому, что все встречные уступают им дорогу.
— Знаешь, Уэбб, — проговорил Коуди, когда они миновали дощатый помост и захлюпали по грязи, направляясь к лагерю, — я терпеть не могу, когда ты начинаешь анализировать мои поступки. Именно это в твоей индейской натуре мне не по душе.
Уэбб рассмеялся.
— Ты не любишь выслушивать правду, бледнолицый, — парировал он замечание приятеля.
— Что ты, краснокожий дьявол, знаешь о правде?
Оба расхохотались.
Когда они подошли к лагерю, Коуди заметил, что чейзитские невесты собрались неподалеку от фургонов. Складные стулья женщин образовывали полукруг.
— Что все это значит? — спросил Уэбб.
— Разрази меня гром, если я знаю. — Коуди вскинул брови.
Перрин Уэйверли занимала его мысли гораздо чаще, чем он сам себе в этом сознавался. Она была красивой, и она была отверженной — два обстоятельства, вызывающие у мужчин интерес. И кроме того, его удивляла и вызывала восхищение сила ее характера. Она твердо решила преуспеть в качестве представительницы, несмотря на пренебрежительное отношение невест.
Когда Коуди увидел Перрин, вышедшую к собравшимся женщинам, он подумал о том, что храбрость может принимать самые разнообразные формы.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Невесты песчаных прерий - Осборн Мэгги



Очень хороший вестерн, прекрасно прописаны характеры героев. И познавательно, как и все романы автора, впрочем.
Невесты песчаных прерий - Осборн МэггиИздалека
17.05.2012, 18.58





Очень интересный роман о доставке так называемых" невест " на Дикий Запад.
Невесты песчаных прерий - Осборн МэггиНатали
7.12.2012, 18.41





МАЛО СТРАСТИ..ПРИ ПЕРЕГОНЕ КАРАВАНА ОНА КАК ИЗГОЙ ХОДИЛА ПЕШКОМ ПОЛ ДНЯ И ОН НИРАЗУ НЕ ПОБЕСПОКОИЛСЯ О НЕЙ....НЕ ПОДАРИЛ НЕ ЦВЕТОЧКА...ВООБЩЕ НИ В ЧЕМ НЕ ПОМОГ..А УЖ КОГДА ЕЕ ПОХИТЕЛИ И ПОТОМ СПАСЛИ ОН ДАЖЕ К НЕЙ НЕ ПОДОШЕЛ, ТОЛЬКО ПОДРУГИ ОЧНУЛИСЬ И КРИКНУЛИ В ТРЕВОГЕ НЕ РАНЕЛИ ЛИ ЕЕ....ЕСЛИ ЧЕСТНО НЕ ЧИТАТЬ ВСЕ ЭМОЦИИ ОПИСАНЫ ВЯЛЕНЬКО ПРЕВЯЛЕНЬКО
Невесты песчаных прерий - Осборн МэггиЕЩЁ НАТАЛЬЯ
15.12.2012, 19.57





Понравился очень роман , красивый ,чувственный , но больше переживала за Уэбба и Мэм , Гг-й неплох , но слишком самокритичен , а не романтичен :)
Невесты песчаных прерий - Осборн МэггиВиктория
8.04.2013, 14.24





Мне тоже роман показался вяленьким. Еле дочитала. Как-то грустно все это... Даже оценивать не буду.
Невесты песчаных прерий - Осборн Мэггис
9.10.2014, 13.13





очень не обычно)))))мне понравилось)))
Невесты песчаных прерий - Осборн Мэггиюля
22.12.2014, 12.37





Это не легенькое чтиво на ночь и здесь нет страстных эротических сцен с подробным описанием. Однако, это довольно-таки интересное произведение про женщин, по разным причинам оказавшимся в караване невест. Интересно было следить за развитием характеров и отношений. 2 любовные истории проходят на втором плане, может быть по-этому некоторые комментарии говорят о "вялости" романа, но по-моему это просто несколько другой жанр любовных романов, поэтому возможно на любителя. Моя оценка 8/10.
Невесты песчаных прерий - Осборн МэггиВирджиния
29.12.2014, 20.27





Хороший приключенческий роман. В меру юмора,любви, переживаний. А самое удивительное то, что все это основано на реальных событиях. Читайте - не пожалеете.
Невесты песчаных прерий - Осборн МэггиНИКА
4.05.2015, 23.47





Согласна с комментарием ниже что это не легкий романчик для поднятия настроения. Событий много, любви, соплей и сльоз мало. Меня выбило из колеи послесловие к книге, вместо традиционных "бегал младший щекастый малыш кого-то там" грустное "та умерла через 3 года от огнестрельного оружия, тот через 20 лет замерз в горах". Знала бы не портила впечетление этим послесловием...
Невесты песчаных прерий - Осборн МэггиАнастасия
29.07.2015, 17.51








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100