Читать онлайн Не бойся любви, автора - Осборн Мэгги, Раздел - Глава 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Не бойся любви - Осборн Мэгги бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.45 (Голосов: 132)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Не бойся любви - Осборн Мэгги - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Не бойся любви - Осборн Мэгги - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Осборн Мэгги

Не бойся любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 18

— Бабушка! Давай испечем сегодня торт, ладно? Может, па тогда хоть улыбнется?
Каждый раз, как Грасиела видела печальное лицо отца, ей делалось тяжело. Она отдала ему свой золотой медальон в надежде, что мамин портрет ему поможет, но он, кажется, не помог. Она не думала, что поможет и ее присутствие.
Из всех, кто жил на ранчо, Грасиела не чувствовала себя легко и просто лишь с отцом. Он держался отчужденно, погруженный в свое горе. Порою Грасиеле — не без чувства вины — хотелось, чтобы ее папой был дядя Тай, ей нравилось мечтать о том, как она, Дженни и Тай живут вместе. Ох, это было бы так славно, так здорово!
Грасиела заметила, что бабушка Эллен, вытирая о фартук руки в мыльной пене, обменялась взглядом с Дженни.
— Торт мы испечем завтра, деточка. А нынче утром Дженни собирается проехаться верхом вместе с тобой.
— Отлично! — Грасиела захлопала в ладоши. — Дженни, только ты и я? Больше никого?
— Только ты и я, — подтвердила Дженни странно хрипловатым голосом.
— Давай поедем к дому дяди Тая, можно?
Они ездили туда регулярно. Выпалывали сорняки вокруг крыльца, подметали ступеньки. Грасиеле нравилось ездить туда, потому что она любила думать о дяде Тае, и еще потому, что оттуда были видны черепичные крыши асиенды дедушки Барранкаса.
— Надень, пожалуйста, юбку с разрезом — мы сегодня не поедем на этих твоих дамских седлах для неженок, — сказала Дженни. — И поторопись, а я пока соберу корзинку с едой.
Поднимаясь по лестнице, Грасиела услышала, что бабушка предлагает Дженни взять с собой пистолет.
— Двое из наших парней говорили, что вчера и позавчера видели незнакомцев. Джейк было подумал, что это новые работники Барранкаса, но потом выяснил, что ничего подобного. Дженни, ты же знаешь, мне тревожно отпускать вас с Грасиелой одних к дому Тая. Возьми с собой Гризли Билла или Джейка.
— Ведь это в последний раз.
Наступило странное молчание, потом Грасиела услышала шепот, и еще ей показалось, будто бабушка и Дженни обнялись. Что-то с ними сегодня не то. Девочка испытывала непонятные уколы страха, какие-то предчувствия — так иногда бывает перед грозой.
Дженни и Грасиела подъехали к дому Тая в полном молчании.
— Что-то я не помню, чтобы ты так долго вела себя тихо, — пошутила Дженни.
Она обмотала поводья кобылы вокруг столба коновязи и проследила, чтобы Грасиела сделала то же самое. Потом сняла с лошади корзинку с едой и поставила на ступеньки. Грасиела уселась на ступеньку повыше Дженни.
— Почему ты взяла с собой пистолет и надела брюки?
— Пистолет взяла, чтобы успокоить бабушку. Она поставила условие: либо бери с собой пистолет, либо пускай с вами поедет Гризли Билл или Джейк. Но я не хотела брать кого-то с собой. Этот день только для нас двоих — для тебя и для меня. — Дженни достала из корзинки куриную ногу и протянула Грасиеле, но та покачала головой. — Да успокойся ты. Пистолет ведь только из осторожности.
— Я знаю, почему ты надела брюки. Ты снова привыкаешь их носить, потому что собираешься уезжать.
Дженни замерла и опустила кусок курицы, который уже поднесла ко рту. Она забыла, насколько умна Грасиела. Ничто не ускользало от ее острого взгляда. А Дженни надеялась еще немного оттянуть их прощание и просто провести вместе несколько славных и памятных послеполуденных часов.
Опустив голову, она тщательно вытерла пальцы о салфетку.
— Сандерсы мне не родня, милая девочка. Я достаточно долго пользовалась их гостеприимством. Убедилась, что ты будешь любима и всем обеспечена. Я подождала месяц, как пообещала Таю. — Она подняла голову и глянула в полные слез глаза Грасиелы. — Милая, мне надо уезжать.
— Дядя Тай приедет домой и с ума сойдет, если тебя здесь не окажется.
Сердитые слезы покатились у Грасиелы по щекам. Дженни глубоко вздохнула, прежде чем ответить.
— Я старалась убедить себя, что Тай мертв, хотя малая частица меня, — она дотронулась до сердца, — отказывалась верить. Но, милая моя Грасиела, если бы Тай был жив, он прислал бы весточку. Хоть одно словечко. Так тяжело потерять надежду. Это самое тяжелое из всего. Ты и я… только мы одни думали, что он выкарабкается, но мы принимали желаемое за действительное, потому что любили его. Наверное, надо примириться с худшим.
Детские слезы терзали Дженни, просто убивали к чертовой матери, самое доводили до слез. Ей казалось, что она задыхается от соли и желчи; она не была готова к тому, что Грасиела бросится к ней на колени и обовьет руками шею. Несколько секунд они раскачивались и едва не свалились с крыльца.
— Если ты должна уезжать, то и я уеду с тобой.
— Нет, милая девочка, ты не можешь уехать. — Господи Иисусе, это все равно что нож в сердце. Право слово, лучше бы Чуло полоснул ее еще раз ножом в живот, чем сидеть вот так и чувствовать, как слабые детские ручонки обнимают шею и детские слезы увлажняют щеку. — Это твои люди, твоя семья. Они тебя любят, и ты любишь их. Тебе здесь будет хорошо.
— Я твой человек! Я люблю тебя, и ты тоже меня любишь, хоть и не говоришь, я это знаю, Дженни! Ты должна взять меня с собой. Кто даст тебе чистый носовой платок? Кто тебя зашьет? — Руки Грасиелы сжались крепче. — Кто научит меня новым словам и новым вещам? Если ты уедешь, кто научит меня быть такой, как ты?
— О Господи, Грасиела! — Дженни обнимала девочку так крепко, что боялась причинить ей боль, но тут Грасиела отпрянула, чтобы посмотреть на Дженни, и та ослабила объятия.
— Дженни! Ты плачешь? О!
Они снова обнялись и плакали вместе — плакали долго, пока не иссякли слезы, а после этого они просто сидели, предаваясь общей печали. Дженни устроила Грасиелу поудобнее у себя на коленях и прижалась плечом к волосам девочки. Никогда она не забудет запах этих волос и вес теплого маленького тела. Как ей жить без этого ребенка? Потеря Тая отняла у Дженни половину сердца; она оставит здесь другую половину, когда уедет завтра.
— Я очень люблю тебя, Грасиела, — хрипло пробормотала Дженни. — Нет, не смотри на меня. Мне нужно кое-что сказать, и говорить мне будет легче, когда ты не смотришь на меня.
— Я поеду с тобой. Ты меня не оставишь.
— Я не хочу, чтобы ты так сделала. — «Маргарита! Если ты слушаешь, то прошу тебя… пожалуйста, помоги нам обеим». — Дорогая девочка, поверь мне. Я уж думала, прикидывала по-разному, как бы нам остаться вместе. Ничего не получается.
— Ты можешь выйти замуж за моего папу.
Дженни думала о такой возможности. И решила, что, даже если Роберт принял бы столь нелепое предложение, это привело бы к катастрофе. Она не терпела его за то, что он чуждался дочери, презирала за слабость, прошлую и настоящую.
— Твоя мама — единственная женщина, которую твой папа мог бы любить.
Грасиела вырастет без матери и фактически без отца, и ни черта лысого с этим нельзя поделать.
— Но почему ты не можешь взять меня с собой?
Дженни боролась с горячим комком, угрожающим задушить ее.
— Потому что я люблю тебя и хочу дать тебе такую жизнь, о которой мечтала для тебя твоя мама. Я не хочу, чтобы ты росла на улицах, как я. Хочу знать, что ты в безопасности, счастлива и любима. Хочу знать, что ты чистая, хорошо питаешься и спишь в кровати на подушке. Когда я стану думать о тебе — а я стану думать о тебе, Грасиела, каждый день до самой моей смерти, — я хочу думать, что ты здесь. Если ты желаешь мне счастья, то оставайся здесь с папой и бабушкой Эллен и будь счастлива.
— Я не могу…
Звук выстрела взорвал тишину ясного весеннего утра. Щепки от столба пролетели у Дженни над головой.
Прежде чем обломки дерева упали на крыльцо, Дженни перебросила Грасиелу через перила и сама нырнула следом за ней, выхватив пистолет. Приподняв голову, она выглянула из-за перил и всмотрелась в кусты и подлесок.
— Ты кого-нибудь видишь?
Грасиела выглянула, ахнула и спряталась снова.
— Это Луис! И мой кузен Эмиль, а еще я, кажется, узнала братьев Кортес.
Дженни облегчила душу потоком безмолвных ругательств, от которых любой проповедник возвел бы очи к небесам. Теперь она уже видела мужчин, пробирающихся между деревьями и кустами, человек шесть, и один из них напоминал обличьем Луиса Барранкаса, так что Грасиела скорее всего права. Это Луис. Сначала Дженни подумала: не может быть. Потом решила: может. Ублюдок выследил их и в Калифорнии.
Дженни выстрелила несколько раз подряд по деревьям и подлеску, мысли у нее путались. Дом Тая слишком далеко от ранчо Сандерсов, и нет надежды, что там услышат выстрелы. Оттуда нечего ждать помощи. А без помощи исход предрешен. Она в меньшинстве, и у нее всего лишь один пистолет.
— Детка, слушай меня. У нас только один шанс.
Да, шанс один. И тот ненадежный. Дженни выстрелила. Грасиела смотрела на нее расширенными от страха глазами.
— Когда я встану и побегу вон к той низкой каменной стене, ты побежишь как можно быстрее в другом направлении — к коновязи. Поняла?
Грасиела кивнула.
— Ты хочешь, чтобы я уехала на ранчо?
— Нет, детка, это слишком далеко. Скачи как дьявол к дому твоего дедушки Барранкаса. Скажешь ему, что это его вонючие родственники и его вонючая проблема, только говори вежливо, не ругайся.
Пуля пробила поля ее шляпы и сбила шляпу с головы еще до того, как Дженни успела пригнуться.
— А если дедушка не захочет приехать?
Дженни потрепала девочку по щеке.
— Если он решил принять тебя, то приедет. Если он все еще упирается, как осел, то не приедет. Все очень просто.
Грасиела будет в безопасности. Эллен достаточно много рассказала Дженни о доне Антонио Барранкасе, чтобы стало ясно, что он человек чести. Эллен намекнула, что вражда между семьями возникла по вине Кола Сандерса, а не дона Антонио. Дженни не сомневалась, что кузены явились сюда без ведома дона Антонио.
— Пусти в ход все свое очарование, о котором ты мне постоянно твердишь, иначе пропала моя задница. Ну, теперь поцелуй меня на счастье и давай за дело.
Грасиела крепко поцеловала Дженни в губы. Потом они обе с минуту смотрели друг другу в глаза.
— Давай по счету три… Ну, раз, два… три!
Размахивая пистолетом и петляя, Дженни понеслась по двору; пули вырывали траву вокруг нее, но до стены она добежала невредимой. Она перевалилась через камни и залегла по ту сторону стены. Дженни слышала, как где-то позади прорывается сквозь кусты пони Грасиелы, и молила небеса, чтобы на этой стороне дома не оказалось ни одного из Барранкасов. Если она предположила правильно, то есть если кузены здесь без ведома дона Антонио, то вряд ли они станут рисковать тем, чтобы их заметили с асиенды. Но кто скажет, о чем думают ненормальные ублюдки?
Перевалившись на спину, Дженни перезарядила пистолет и выстрелила раз и другой по кустам. Один из мексиканцев вывалился из зарослей, упал, дернулся и затих.
Стрельба поднялась такая, что Дженни не слышала, как к ней подскакал конь, и не видела человека, пока он не повалился на землю совсем рядом с ней, в то время как лошадь перескочила через каменную стенку. Человек выбил пистолет у нее из руки и в одно мгновение прижал Дженни к земле всем своим телом.
— Почему это каждый растреклятый раз, как я вижу тебя, ты непременно с кем-то воюешь? Что-то с тобой не так, женщина!
— Тай!
Дженни широко раскрыла глаза и обмякла, успев удержаться и не пнуть Тая в пах. Совершенно ошеломленная, она только смотрела на него, не веря глазам. Но он был тут как тут и усмехался, глядя на Дженни сверху вниз сияющими голубовато-зелеными глазищами, такими же красивыми, опасными и полными чертовщины, как и всегда.
— Тай!
Дженни обхватила руками его шею и притянула вниз, укрывая от ливня пуль и целуя, целуя, целуя. Потом снова уставилась на него, сжала кулак и ударила Тая с такой силой, что он свалился на землю рядом с ней.
— Ты скверный вонючий кусок коровьего навоза! Себялюбивый бессмысленный ублюдок! — Пуля шевельнула волосы у Дженни на голове, прежде чем Тай притянул ее к себе. — Ты что, никогда не слыхал о паршивом телеграфе? Да имеешь ли ты представление, что ты заставил всех нас пережить? Мы ведь думали, что ты к дьяволу помер!
— Я же говорил тебе, что вернусь через месяц! Думаешь, ты одна умеешь выполнять обещания? К тому же я хотел тебя удивить. — Тай осторожно дотронулся до пятна крови, расплывающегося у Дженни по рубашке. — Тебя все-таки задело, дорогая. Клянусь, мы просто никак не можем встретиться, чтобы ни один из нас не был ранен пулей или ножом.
Улыбка Тая стала еще шире.
— Мы здесь в подавляющем меньшинстве, ты, идиот! Нас двое, а их четверо или пятеро! О чем ты болтаешь? Нам суждено погибнуть! — Дженни покрыла его лицо поцелуями. — О Господи, как же я рада видеть тебя! — Слезы ослепили ее. — Давай берись за дело и подстрели нескольких кузенов. Тогда мы по крайней мере не умрем с позором.
— Радость моя, ты просто оставайся там, где ты есть, а именно в моих объятиях, потому что у меня было много времени для раздумья и у меня есть что тебе сказать. Помощь следует непосредственно за мной, и ты не поверишь, кто ведет отряд.
Едва он успел выговорить эти слова, как сквозь деревья и кусты галопом пронеслось больше десятка всадников. Тай оттолкнул Дженни в сторону, и через несколько секунд вороной жеребец дона Антонио взлетел над каменной стенкой, а за ним проскакала целая цепочка всадников.
— Он приехал, — прошептала Дженни, закрывая глаза и припадая к Таю на грудь. — Он приехал ради Грасиелы.
— Говори погромче, — сказал Тай, прижимая ее к себе.
Но перестрелка уже удалялась от них. Лишь одна шальная пуля ударила в каменную стенку.
Опустив голову на выступающий нижний камень, как на подушку, Тай посмотрел Дженни в глаза.
— Я люблю тебя, Дженни Джонс. Слушай меня и не перебивай. Я понимаю, что мы оба не годимся для семейной жизни, но нам придется плюнуть на это и пожениться.
Часто-часто моргая, Дженни в изумлении смотрела на него.
— Ты мне делаешь предложение в самый разгар этой чертовой перестрелки? Когда кровь из моей раны стекает тебе на грудь? Тай Сандерс, ты явно оставил мозги в мексиканской пустыне.
Но он любит ее, О Боже, он ее любит! Он сам сказал это! И внезапно его слова стали самым важным на свете. Если пальба еще продолжалась, то Дженни ее не слышала. Она слышала только его голос, видела только прекрасное загорелое лицо. Чувствовала только его сильное тело, упругое и жаркое. Яростный стук ее сердца песней звучал в ушах Дженни. Он любит ее!
— Опустись пониже и положи голову мне на плечо. Я был бы просто возмущен, если бы ты позволила себя убить в тот момент, как я делаю тебе предложение, да еще к тому же после того, что мне пришлось вынести, чтобы сдержать слово и вернуться сюда через месяц.
Дженни прижалась головой к его груди, с блаженной улыбкой внимая твердым ударам его сердца. Оно принадлежало ей. Его сердце стало теперь ее сердцем.
— А с какой стати ты решил, что мы должны пожениться? Почему это?
— Потому что я хочу спать с тобой, а брак решает все проблемы с твоей возможной беременностью. Потому что мне нужна женщина в постели и в доме. Потому что я люблю тебя, а ты любишь меня. И наконец, потому, что ма заявила: если я на тебе не женюсь, то, значит, Господь не дал мне хотя бы столько разума, сколько он дал муравью. — Тай рассмеялся. — Она послала меня сюда за тобой и не велела возвращаться, пока ты не скажешь «да».
Очень нежно Тай приподнял Дженни настолько, чтобы заглянуть в ее заблестевшие глаза.
— Скажи «да», Дженни. Обещай, что выйдешь за меня. Обещай, что останешься здесь, что будешь сводить меня с ума и любить меня в молодости и в старости, когда нас окружат внуки. Обещай, что позволишь мне любить тебя до последнего моего вздоха. Обещай.
— О Тай! Я обещаю. От всего сердца обещаю тебе!
Безразличные ко всему на свете, кроме друг друга, они лежали, тесно прижавшись один к другому, возле каменной стенки, целовались и что-то говорили одновременно, пока на них не упала чья-то тень. Растерянно моргая и только теперь обнаружив, что никакой стрельбы больше нет, они встали на ноги, обменявшись смущенными взглядами.
Дон Антонио снял шляпу и широким жестом отвел ее в сторону, кланяясь.
— Добро пожаловать домой, сеньор Сандерс.
Тай помедлил, потом протянул руку, и дон Антонио пожал ее. Мужчины смотрели друг другу в глаза, молча вспоминая враждебное прошлое и как бы примеряясь к иному будущему.
— У меня подарок для вас обоих.
Не поворачивая головы, дон Антонио поднял руку, и один из его людей подвел коня. Луис Барранкас, накрытый полотнищем, лежал поперек седла. Не в мире почил этот человек.
— Этот подарок не смывает пятно позора с моей семьи. Точно так же никакое извинение не может искупить обиду, нанесенную вам, мисс Джонс.
Он гордо держал голову, но Дженни понимала, насколько тяжела для него эта минута. — К моему стыду, я приехал сюда, вняв мольбам отчаявшегося ребенка, но не верил ни рассказу Грасиелы, ни вашему, пока не увидел Луиса собственными глазами. — Дон Антонио холодно взглянул на двух переживших сражение кузенов, которых его люди держали под прицелом пистолетов. — Еще до наступления ночи я выясню до конца степень предательства нашей семьи.
— А Грасиела? — спросила Дженни, начиная чувствовать боль в раненом плече; она прислонилась к Таю, и тот обнял ее.
Дон Антонио поглядел очень пристально на тело Луиса.
— Кажется, я во многом ошибался, сеньорита. — Он повернулся к Таю и сказал: — Ни один из Барранкасов больше не ступит на землю Сандерсов с дурными намерениями. Если вы согласны, вражда между нашими семьями кончается здесь.
Тай помолчал, потом кивнул:
— Согласен.
Мужчины снова пожали друг другу руки.
— Грасиела хочет любить вас, сеньор, — мягко произнесла Дженни. — Дайте ей эту возможность.
Она подозревала, что обаяние этого чертенка уже начало действовать на деда. Если он даст Грасиеле хоть полшанса — а Дженни понимала, что так оно и будет, — то внучка обведет дона Антонио вокруг пальца в самое короткое время.
— Девочка пообедает сегодня вечером на асиенде, — внезапно сообщил дон Антонио. — Кто-нибудь из моих людей привезет ее домой на ранчо еще до наступления темноты.
— Отлично, сеньор, — прошептала Дженни. Еще до того, как дон Антонио выпьет свой послеобеденный кофе или зажжет сигару, он целиком будет принадлежать Грасиеле. Опустив голову, чтобы скрыть улыбку, Дженни заметила, что кровь стекает у нее по руке и каплет с пальцев. Она подняла голову и сердито посмотрела на Тая.
— Должна сказать, ковбой, что в качестве кандидата в мужья ты никуда не годишься. Ты не послал мне телеграмму, когда должен был ее послать, за это я еще долго буду на тебя злиться. А теперь ты стоишь здесь и болтаешь, в то время как каждому ясно, что я истекаю кровью у тебя на глазах. Я возьму да и передумаю выходить за тебя замуж.
Тай со смехом поднял ее на руки.
— Слишком поздно. Ты обещала выйти за меня, а я еще не встречал женщины, способной столь твердо держать слово, как ты. Так что ты теперь моя независимо от того, какой я есть.
Дженни с улыбкой положила голову ему на плечо, пока он нес ее к лошадям.
— Видно, так уж мне суждено, — сказала она. — Зато и ты теперь мой, и мне это по сердцу.
И Дженни, лежа у Тая на руках и пачкая кровью из раны ему грудь, решила, что нынче самый счастливый день в ее жизни.
Далеко не простые подводные течения сопровождали прием, который мать Тая устроила в честь его возвращения домой и помолвки с женщиной, занимавшей его мысли каждую минуту и каждый день его долгого и трудного выздоровления в мексиканской деревне, а потом пути домой, на север.
Люди Барранкасов и люди Сандерсов стояли по разные стороны решетки для барбекю и смотрели друг на друга с подозрением и недоверием. Эллен и дон Антонио обменивались любезностями и обращались друг к другу с чертовски изысканной вежливостью. Только присутствие других гостей препятствовало проявлениям открытой неприязни между двумя семьями.
Но этот день положил начало. Время принесет с собой новые встречи, и постоянные приятные соприкосновения изгладят из памяти былую вражду. Грасиела, которая весело перебегала от одной группы к другой, в конце концов приведет обе семьи к общему будущему.
Когда женщины увели Дженни от Тая, он направился к ограде выгона, чтобы присоединиться к Роберту и снова взглянуть на все то, что он любил. Землю и дом, где он стал мужчиной. А еще на женщину, которая вскоре станет его женой. Вот она стоит в сумерках и держит за руку ребенка. Эти драгоценные для него женщина и ребенок осветили его разум, изменили его привычки и в конечном итоге всю его жизнь. У него стеснилась грудь, пока он смотрел на них.
— Она прекрасная женщина, — тихо проговорил Роберт, — Ты счастливый человек.
Тай кивнул, гордо расправив плечи.
— Я не встречал такой, как она.
Дженни выглядела потрясающе красивой в этот вечер; разрумянившаяся от счастья, она помахала Таю рукой, и глаза ее засияли. Отросшие ниже ушей волосы отражали пламя заката и напоминали Таю о язычке пламени между ее стройных ног. Платье подчеркивало великолепную грудь и обтягивало бедра, способные выносить ребенка, зачатого от мужа. Кто-то — скорее всего Грасиела — приколол маленький букетик к перевязи, на которой теперь покоилась раненая рука Дженни. Господь всемогущий, как же он любит ее! Он не мог поверить своей исключительной удаче: он нашел ее, и она его полюбила!
К концу недели она уже поправится настолько, чтобы выдержать путешествие, и он намерен отвезти ее в Сан-Франциско, подальше от бдительного ока матери и ее настояний иметь отдельные спальни до свадьбы. Он станет заниматься с ней любовью, пока она не опьянеет от радости и желания. Он купит ей приданое и непременно — подвенечное платье абрикосового цвета.
— Я должен был уехать с Маргаритой в Мексику, — снова негромко заговорил Роберт, который тоже смотрел на Дженни. — Никогда не прощу себе, что не сделал этого. А ранчо должно было стать твоим.
— Я счастлив и на своих трех сотнях акров, — ответил Тай, зажигая две сигары и вручая одну из них брату.
— Я не люблю землю так, как любишь ее ты. И никогда не любил. — Некоторое время Роберт молча курил. — Я не могу этим жить. Я принял ранчо в угоду отцу, а может, и потому, что не хотел отдавать тебе то, что считал своим по праву. — Горечь и отвращение к самому себе свели ему губы. — Я был настолько бесхребетным, что не взял к себе жену и дочь. Просил об этом тебя, так как стыдился посмотреть в лицо Маргарите. Прости меня. Боже, но что-то во мне радуется тому, что мне не пришлось этого делать. Каково мужчине жить с этим?
Тай не находил ответа. Роберт ему брат, он его любит. Но они никогда не понимали друг друга, никогда не шли одной тропой.
— У тебя есть дочь, — сказал он наконец. — Дай ей шанс, Роберт. Я пробыл дома всего три дня, но успел понять, что ты не позволяешь Грасиеле стать частью твоей жизни. Она заслуживает большего.
— Да. Заслуживает, — согласился Роберт, по-прежнему глядя на Дженни и Грасиелу. — Я очень много думал все эти последние дни. И понял, что единственное, чем я могу искупить свои ошибки, — это дать Грасиеле любящую семью и счастье. — Он выпустил струйку дыма и долго смотрел, как она тянется к забору. — Я уезжаю, Тай. Поеду в Мексику сказать последнее прости своей жене. Потом переберусь в Южную Америку. Или осяду в Мехико-Сити, кто знает. — Он передернул плечами. — С уверенностью могу сказать лишь то, что сюда я не вернусь.
— А Грасиела? — резко спросил Тай.
— Тебя вряд ли особенно удивит, если я попрошу тебя в очередной раз принять на себя мои обязанности.
Некоторое время Тай не говорил ни слова. Он мог предполагать происходящее, и Роберт, к сожалению, прав. Это его не удивило.
— Ранчо должно было достаться тебе. Теперь так и будет. Что касается моей дочери… Ты и Дженни дадите ей настоящий дом, я этого не могу. Каждый раз, как я гляжу на нее, я вижу перед собой Маргариту и думаю о своей несостоятельности в качестве мужа, отца, просто человека. Это несправедливо по отношению к ней. И я не могу с этим жить. Сделаешь ли ты мне такое вот последнее одолжение? Если Дженни согласится, примете ли вы от меня и это ранчо, и мою дочь?
— Ты знаешь ответ. — Тай понимал, что незачем даже обсуждать это с Дженни.
— Ты нашел в Мексике нечто, изменившее тебя, — продолжал Роберт, повернувшись к Таю и глядя на него испытующим взглядом. — Может, я там тоже что-то найду.
Тай молча курил и смотрел через двор на Дженни, вспоминая недели лечения в мексиканской деревушке на краю пустыни. Тогда он уже был другим человеком, но, пожалуй, до сих пор не осознал качества перемен. Имея время на раздумья, он понял, что Мексика породила предубеждения отца и похоронила его собственные. Он доверил свою жизнь людям в мексиканской деревушке. Без их доброты и великодушия, без их сочувствия к чужестранцу он бы не выжил. Мексика подарила ему жизнь. Дала Дженни и Грасиелу.
— Что ты скажешь Грасиеле?
— Что я надолго уезжаю. Когда ты сочтешь, что настало время, скажи ей, что я умер. Так будет легче.
— Я привязан к тебе, Роберт, но в данный момент мне хотелось бы заехать тебе как следует в челюсть.
На улыбку Роберта больно было смотреть.
— Между нами большая разница, Тай. Ты боец, а я нет. Пойми, что я буду чувствовать свою вину перед дочерью всю свою жизнь.
— Так оставайся и будь ей отцом.
— Не могу.
Роберт снял с шеи цепочку и вложил золотой медальон-сердечко брату в ладонь.
— Отдай Грасиеле это, когда я уеду, и скажи, что я ее люблю. Может, с годами она поймет, что я настолько любил ее, чтобы дать ей самых лучших родителей, которые вырастят ее.
— Есть ли что-то, что я могу тебе сказать, чтобы ты изменил решение?
— Нет.
Тай неохотно кивнул и, проглотив комок в горле, обхватил плечи Роберта.
— Я хотел бы попросить тебя остаться до свадьбы. Хочу, чтобы ты стоял рядом со мной. И потом, Роберт, пиши иногда маме. Давай нам знать, что ты… — У него снова перехватило горло. — Ты всегда можешь вернуться домой. Ты это понимаешь.
— Понимаю. — Они посмотрели друг другу в глаза. — Думай обо мне иногда. О том времени, когда мы были мальчишками, до того как все так глупо перемешалось.
Потом Дженни направилась к ним, и обещание счастья сияло в ее голубых глазах, и Тай забыл обо всем на свете, кроме того, что эта великолепная женщина принадлежит ему.
Перехватив на полдороге, он обнял ее и увел за дом, в тень между азалиями, а там крепко-крепко прижал к себе.
— Бог мой, какая же ты соблазнительная женщина!
Дженни порозовела, засмеялась и обняла его за шею здоровой рукой.
— Ковбой, надеюсь, ты этому никогда не доверишь, но ты единственный мужчина в мире, который так считает.
— Ты смотришься в зеркало, дорогая? — Он поцеловал ее и куснул мочку уха в надежде вызвать в ней неодолимое желание. — Ты сильно изменилась с тех пор, как я впервые положил на тебя глаз. Тогда у тебя вид был достаточно жалкий, но главные качества, разумеется, были те же.
Дженни прижала свой подбородок к подбородку Тая и спросила:
— Тай, иногда… я просто хочу знать… скажи, по-твоему, из меня выйдет хорошая жена?
— Думается, будут порой сложности, — пробормотал он, еще крепче прижимаясь к ней. — Но ты дала обещание, Дженни Джонс. И потом, ты ведь уже научилась самому важному.
Она тихонько рассмеялась глубоким грудным смехом и смежила веки, когда он покрыл ее прекрасное лицо зовущими страстными поцелуями. Дженни поймала руку Тая и притянула ее к своей груди.
— Как ты считаешь, нас кому-то будет не хватать, если мы уедем в твой дом?
Дженни хорошо выучила урок. Теперь уже она поддразнивала и подстрекала.
— Всем будет нас не хватать, — ответил Тай, целуя ее веки, а потом уголки губ. — Это же мы принимаем гостей.
Они посмотрели друг другу в глаза и расхохотались. Оба они ничуть не беспокоились о том, что о них подумают.
— Я не хочу ждать, пока мы уедем в Сан-Франциско, ковбой, — прошептала Дженни. — Слишком долго я ждала, пока ты сюда явишься и заберешься ко мне в постель.
— Давай наперегонки в конюшню, — охрипшим от сильного желания голосом произнес Тай. — Кто прибежит последним, снимет с меня сапоги.
Взявшись за руки и весело смеясь, они побежали, навстречу первым звездам, проступившим на ночном небе, побежали к конюшням, навстречу обещанию, которое дали друг другу.
Позже он расскажет ей о том, что Роберт собирается уезжать и просит их начать свою семейную жизнь вместе с шестилетней дочерью, которую они оба любят. Он будет держать ее в объятиях, а она заплачет от счастья. Но в эту минуту он думал только о том, чтобы остаться с ней наедине.
Дженни. Это имя, произнесенное шепотом, сохраняло ему жизнь в пустыне. Это Дженни сделает осмысленной и стоящей всю его дальнейшую жизнь.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Не бойся любви - Осборн Мэгги



Очень,очень. Стоит прочесть.
Не бойся любви - Осборн МэггиНатали
7.12.2012, 18.38





Действительно стоит почитать. Очень увлекательный и трогательный роман с отличным юмором.
Не бойся любви - Осборн МэггиНастя
11.02.2013, 10.58





Стоит прочесть.8/10
Не бойся любви - Осборн Мэггитая
13.02.2013, 19.30





Очень интересный роман. Читайте
Не бойся любви - Осборн МэггиТатьяна
15.02.2013, 16.01





Герои удивительно живучи, 6-летняя девочка-хирург - это перебор, но несмотря на такие "чудеса" роман хорош: 8/10.
Не бойся любви - Осборн Мэггиязвочка
29.03.2013, 0.34





очень интересно.понравилось.!!!!!!!!!!
Не бойся любви - Осборн Мэггичитатель)
15.02.2014, 23.46





редко пишу СУПЕР! Но это стоит почитать 10
Не бойся любви - Осборн МэггиЛана
18.02.2014, 1.44





редко пишу СУПЕР! Но это стоит почитать 10
Не бойся любви - Осборн МэггиЛана
18.02.2014, 1.44





Прекрасный роман !!!
Не бойся любви - Осборн МэггиMarina
18.02.2014, 7.38





Потрясающий роман!Просто невозможно оторваться)Герои - сильные, волевые личности, сюжет-увлекательный и держит в напряжении. Какое противоборство характеров, какая страсть! Высший балл!)
Не бойся любви - Осборн МэггиСветА
22.02.2014, 15.50





Как только прочитала роман Осборн впервые, поняла ее индивидуальный талант. И этот роман - один из лучших, пронизан тонким юмором. Смеялась взахлеб (особенно про "огонек").Читайте Осборн. Ведь от герцогов и графов надо периодически отдыхать.
Не бойся любви - Осборн МэггиВ.З.,66л.
24.02.2014, 9.48





И правда,классный роман!Особенно после романов с рафинированными графами или крутыми мультимиллионерами и вздорными претенциозными барышнями.Интересно и увлекательно.Всего в меру,даже живучесть героев,только девочка показалась слишком взрослой для своих шести лет.Возможно,в тех столетиях дети взрослели раньше нынешних.10.
Не бойся любви - Осборн МэггиСкорпи
24.02.2014, 23.44





Отличный роман!
Не бойся любви - Осборн МэггиГ.С.
17.07.2014, 12.52





очень хороший роман, в эпилоге я даже расчувствовалась, со мной такое в первый раз. Тут писали что девочка для 6 лет очень взрослая, мне показалось что тут все нормально, ведь говорилось что она очень развита. Я как то читала роман про миллионера итальянца и его глупую жену, так там близнецы 2х лет от роду составили план как помирить родителей и у них получилось. Ни хренова да? Так что здесь в плане девочки все ок)
Не бойся любви - Осборн Мэггилёлё
5.11.2014, 13.05





Я под впечатлением. Роман очень понравился. Герои такие живые и настоящие. Классно. 10 баллов.
Не бойся любви - Осборн МэггиЛАУРА
21.11.2014, 10.55





Очень понравился роман. Сама даже удивилась. И смеялась и плакала. Роман как глоток свежего воздуха среди романов про графов и избалованных леди))
Не бойся любви - Осборн МэггиAlissa
10.02.2015, 19.28





Класный 10+
Не бойся любви - Осборн Мэггимаша
20.02.2015, 0.59





Оооо!!!Это нечто!!!Читайте обязательно!Много юмора и одновременно трогательно и красиво!Даже сравнить не с чем.Очень рекомендую!
Не бойся любви - Осборн МэггиОля
21.02.2015, 2.52





у-ф-ф!Не могу опомнится от такого чудного романа!Пока ни чего не могу читать.
Не бойся любви - Осборн Мэггиева
22.02.2015, 15.53





Потрясающая интересная история.рада что бывают и такие романы после которых и грустно и радостно на сердце.
Не бойся любви - Осборн Мэггиамина
23.02.2015, 19.47





ВЕЛИКОЛЕПНО!
Не бойся любви - Осборн МэггиМила
9.03.2015, 20.19





Ай, какая карамелька!! Такая необычная героиня, столько симпатий вызывает! Читает словарь, чтобы знать значения слов! Имеет такое драгоценное сердце и разум, что нам всем стоит поучиться!( ". Секс будет, если не будет ребенка! "И точка! Так держать, девчонки, отвечаем за свою жизнь сами!), Сюжет лихой и типичный для Дикого Запада- ковбои стреляют от бедра, злодеи усатые и валятся, как карточный домик, герой с мускулистым телом и нежным сердцем, ( кстати, его теория покорения женщин ой, как хороша и действенна!) Уже за то,как он обставил первую ночь- спасибо ему от всех женщин!! В меру сантиментов, много любви, а в конце- награда!
Не бойся любви - Осборн МэггиЕлена Ива
20.04.2015, 21.16





Елена Ива, спасибо за отзыв! Точно, вкусный роман! В конце и смеялась и плакала!
Не бойся любви - Осборн МэггиАнна
27.04.2015, 18.39





Прекрасный роман. Очень редко в этом жанре встречаются романы с хорошим концом,в том смысле, что часто концовки получаются приторно сладкими, либо какими-то смазанными, оборванными. Это уже второй роман этого автора, что я прочитала (до этого читала Лучший мужчина),и оба романа очень понравились. Понравились своей завершенностью. Никаких глупостей, тупостей. Сильные, смелые герои, которые получили от жизни то,чего заслуживали. Однозначно читать. rnА я попробую почитать что нибудь еще у этого автора.
Не бойся любви - Осборн МэггиДиана
30.06.2015, 17.08





Чудесно! Великолепно! Некоторые моменты и эпилог просто не смогла читать без слез. Неужели такие чудесные книги еще существуют?! Высший балл! 10/10!
Не бойся любви - Осборн МэггиСашенька С
2.07.2015, 4.38





Роман отличный. Читала с огромным удовольствием. Читайте, не пожалеете.
Не бойся любви - Осборн МэггиТатьяна
7.07.2015, 22.32





Прекрасный роман!Всем читать!
Не бойся любви - Осборн МэггиНаталья 66
29.08.2015, 19.23





Вновь перечитала и в очередной раз не пропустила ни строчки,ни слова,ни буквы,как в первый раз.Истинное удовольствие. Один из лучших любовных романов которые я читала. Герои выше всяких похвал,я просто в них влюблена.Не много смутило умение шестилетней девочки но это не испортило впечатление от романа. 10+
Не бойся любви - Осборн Мэггис
27.03.2016, 22.34





Мне очень понравился,особенно характеры героев.
Не бойся любви - Осборн МэггиАся
30.04.2016, 12.07








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100