Читать онлайн Не бойся любви, автора - Осборн Мэгги, Раздел - Глава 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Не бойся любви - Осборн Мэгги бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.45 (Голосов: 132)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Не бойся любви - Осборн Мэгги - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Не бойся любви - Осборн Мэгги - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Осборн Мэгги

Не бойся любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 17

Сан-Франциско был самым большим городом, в котором довелось побывать Дженни. Тут немало возможностей для женщины, которая не чурается тяжелой работы и не боится испачкать руки. Сейчас, в элегантной шляпе, в перчатках и дорожном костюме, она не выглядела женщиной такого рода, но скоро все будет как прежде.
Она правила фургоном и, прищурившись, наблюдала за неистовой деловой суетой на причалах, вполуха слушая, как Грасиела, захлебываясь от восторга, что-то говорит об океане. Единственное, что Дженни знала об океанах, сводилось к тому, что на пристанях всегда нужны рабочие руки, а платят вполне достаточно, чтобы хватило на жизнь.
Довольная тем, что сможет строить какие-то планы, Дженни прищелкнула языком на мула и свернула на дорогу, уводящую от берега в глубь страны.
— Когда мы доедем до ранчо? — спросила Грасиела, опуская словарь, который читала вслух.
— Надеюсь, что завтра. Ты продолжай читать. И не наваливайся на меня.
Она выкатила глаза с выражением преувеличенного отчаяния, когда Грасиела не обратила ровно никакого внимания на ее последнее указание. Просто неразрешимая загадка — как это она успела превратиться в совершенную тряпку и в какой момент превращение произошло? Но еще более загадочно, что Грасиела в этом отлично разобралась.
— Дженни, — заговорила Грасиела, не поднимая глаз от словаря. — Мне страшно.
Дженни выдохнула воздух из легких и, ощутив в груди мгновенную острую боль, обняла Грасиелу за плечи свободной рукой.
— А я думаю, ты очень быстро почувствуешь себя так, будто знала папу и бабушку всегда. И они тебя полюбят. Встречала ли ты хоть одного человека, которого не могла очаровать?
— Мне нравится, когда ты говоришь приятные слова. — Сдвинув шляпу назад, Грасиела чуть приметно улыбнулась Дженни. — А тебя я очаровала?
— Ну как бы сказать? Не слишком. — Дженни засмеялась. — Так, иногда. Но я крепкий орешек. Твой папочка и бабушка Эллен — пустая задача для такого манипулятора, как ты. Помнишь, мы смотрели это слово в словаре?
Грасиела прижалась щекой к плечу Дженни.
— А как быть с дедушкой Барранкасом?
Дженни и сама немало думала о доне Антонио, но ни одно из ее умозаключений не годилось для детских ушей.
— Какое-то время тебе лучше подождать, не пошлет ли он сам за тобой. — Дженни бросила на девочку быстрый взгляд. — Он может этого не сделать, Грасиела. Он был очень рассержен на твою маму, и его неудовольствие, вероятно, распространяется и на тебя. Будь я на твоем месте, я не питала бы особых надежд.
— Если мне будет очень страшно встретиться со всеми ними, я представлю себе, что я — это ты, и подумаю, как бы ты поступила.
Дженни сжала зубы и уставилась мулу между ушей.
— Ну и что бы ты надумала? — спросила она немного погодя.
— Ты на моем месте держалась бы ужасно вежливо, со всякими там «будьте любезны» и «благодарю вас», а про себя плевать бы хотела, нравишься ты им или нет.
— Ну что ж, пожалуй, верно, — согласилась Дженни, по-прежнему не сводя глаз с головы мула. В душе у нее царил полный беспорядок. — Вообще не имеет значения, если ты кому-то нравишься меньше, чем самой себе. Да, сеньорита, только это и важно. Ты знаешь, что в тебе есть хорошего, и опираешься на это.
— У меня много хорошего. Дженни расхохоталась.
— Ты права, соплюшка ты маленькая! — Она крепче обняла плечи Грасиелы. — Ты сообразительная, хорошенькая, ты смелая и верная, а шьешь ты лучше всех, кого я знаю.
— И я теперь гораздо меньше плачу. Ты это пропустила. Потом еще мы с тобой обе перестали ругаться. Это тоже хорошо.
— Ох, Грасиела! — Несколько минут Дженни была не в состоянии разговаривать. — Ты сегодня вечером обязательно почисти ботинки. Мы тебе вымоем голову так, чтобы волосы скрипели. Отдадим наши платья почистить и погладить.
Грасиела уткнулась лицом Дженни в плечо, и по ее маленькому тельцу пробежала легкая дрожь.
— Дженни, они и вправду полюбят меня?
— Милая девочка, держи голову повыше, когда мы приедем на ранчо. Просто помни, что ты дочь Маргариты Барранкас, а твоя мама ни перед кем не склоняла голову. И ты не должна. Они пусть беспокоятся о том, полюбишь ли ты их.
Сдвинув брови, Дженни следила за дорогой. Если кто-нибудь только посмеет косо посмотреть ни Грасиелу, Дженни пронесется через ранчо Сандерсов, как торнадо.
Они приехали на ранчо вскоре после полудня на следующий день. Дженни натянула поводья возле главных ворот.
— Ну вот, — тихо проговорила она, — мы проделали долгий путь и наконец добрались до конца.
Дом стоял примерно в четверти мили от дороги. Из рассказов Тая Дженни знала, что дом двухэтажный, что его окружает веранда, но Тай не упомянул, насколько он большой. Размеры впечатляющие, особенно в сочетании со множеством флигелей и надворных построек, а также загонов, свидетельствующих о достатке Сандерсов. Глядя на все это, Дженни поняла, почему Роберт был не в состоянии отказаться от наследства. А бунт Тая приобретал теперь куда более серьезное значение.
— Расправь юбку и сиди прямо, — отрешенно произнесла Дженни, продолжая разглядывать имение. Жилой дом затеняли эвкалипты и кедры, но поросшие густой травой выгоны были видны сквозь деревья и кусты. На выгонах пасся откормленный, гладкий скот.
Грасиела нервно теребила свой медальон. Потом поправила шляпу и сказала:
— Мы отлично выглядим. — Голосок у нее дрожал. — У тебя есть чистый носовой платок?
— Он все еще у меня в рукаве, там, куда ты его положила утром, — ответила Дженни.
Она взглянула на личико Грасиелы, гладкое, слегка загорелое, со сверкающими зеленовато-голубыми глазами, на ее пышные темные волосы, заколотые на затылке.
— Ты самая красивая маленькая девочка из всех каких я знала и видела, — негромко и сдавленно сказала Дженни.
Их долгое совместное путешествие закончится, как только откроются ворота ранчо. Новые люди войдут в жизнь Грасиелы и скоро станут важными для нее. Они займут место Дженни. Когда откроется эта дверь, то закроется другая.
— Грасиела… — прошептала она и запнулась. Разве может она сказать: «Ты дитя моего сердца, такой у меня больше не будет, и я люблю тебя»? Разве справедливо завладеть этим драгоценным ребенком и удерживать его при себе, в то время как надо его отпустить?
— Что?
— Я просто… Нет, ничего. — Прищелкнув языком, Дженни хлестнула мула поводьями. — Поцелуй твоего папочку и твою бабушку Эллен, даже если они оба страшны как смертный грех, слышишь? И пожалуйста, не болтай о Тае. Позволь мне рассказать о нем. И пока что не расспрашивай о доне Антонио.
Никто не вышел встретить их, словно никто и не ожидал приезда женщины с маленькой девочкой. Дженни была вынуждена постучать в дверь, а потом спросить у миловидной мексиканки, может ли она, Дженни, побеседовать с Эллен или Робертом Сандерс.
Она сразу узнала мать Тая, когда та подошла к дверям, вежливо улыбаясь и вытирая руки о белый передник. У Эллен Сандерс были точно такие же голубовато-зеленые глаза, как у Тая и Грасиелы, и точно такая же стройная осанка. Солнце и ветер подчеркнули тонкие черты лица. Дженни глубоко вздохнула. Эта женщина понравилась ей с первого взгляда. Набрав воздуха в легкие, она расправила плечи.
— Миссис Сандерс? Мое имя Дженни Джонс. — Она повела рукой в сторону маленькой фигурки, в тревоге ожидающей на сиденье фургона. — А это Грасиела Елена Барранкас-и-Сандерс. Ваша внучка.
— Грасиела Елена, — еле слышно прошептала Эллен. — О Боже мой! Маргарита нарекла ребенка именем своей матери и моим. — Она пробежала мимо Дженни, смеясь и плача и окликая Роберта и еще многих других. — Мария! Звони в колокол на дворе. Созывай всех! Скорее, скорее! Моя внучка приехала домой!
В поднявшейся вслед за тем суматохе о Дженни позабыли.
Рассказы Дженни звучали в течение всего этого радостного дня, омраченного скорбью. Роберт, настолько похожий на Тая, что у Дженни защемило сердце при первом взгляде на него, мгновенно понял: Маргарита не отпустила бы Грасиелу одну, если бы могла ее сопровождать. Когда его опасения подтвердились, глаза у Роберта погасли. Узнав о том, что и Тай не вернется домой, Роберт удалился.
Эллен выслушала новости в стоическом молчании, потом сказала:
— Мы надеялись положить конец вражде с доном Антонио ради Маргариты и ее ребенка. Не знаю, возможно ли это теперь, когда один из Барранкасов убил моего сына.
— Он сделал это намеренно, — произнесла Дженни.
Эллен посмотрела ей в глаза, потом отошла к западному выгону и простояла там почти час, после чего присоединилась к тем, кто принимал участие в импровизированном барбекю
type="note" l:href="#FbAutId_15">[15]
в честь ее внучки.
На памяти Дженни то был один из самых длинных дней. Она ела, когда ей вручали тарелку, пила лимонад, слушала ковбоя-скрипача, обменивалась любезностями с людьми, чьи имена тотчас забывала. Она держалась на заднем плане, наблюдая за Грасиелой, и по разрумянившемуся возбужденному лицу девочки поняла, что все идет прекрасно. С детской щедростью Грасиела открывала сердце членам своей новой семьи, которые, в свою очередь, готовы были приветствовать и нежно любить ее.
Дженни не сомневалась, что она свидетельница начала крепкой и сердечной связи между бабушкой и внучкой. Эллен Сандерс сразу полюбила девочку. Похоже, впредь именно Эллен заполнит брешь, именно она будет для Грасиелы примером и образцом для подражания. Вырастит ее, научит, станет делать ей выговоры и хвалить ее… И любить.
Дженни надеялась, что со временем и Роберт полюбит дочь. Сейчас он ранен, опален гибелью недавно возродившейся мечты. Но Дженни полагала, что он в конце концов сблизится с ребенком, который с такой гордостью показал ему крохотные портреты в медальоне.
Дженни опустила голову. Никогда и ни к кому она не испытывала такой яростной ненависти, как к Роберту Сандерсу в эти часы. В глубине души она надеялась, что, приехав сюда, узнает о его смерти. Она стыдилась этого чувства, но смерть Роберта позволила бы ей, в соответствии с обещанием, данным Маргарите, забрать с собой Грасиелу и вырастить ее.
Она забрала бы Грасиелу из большого, богато обставленного дома. Увезла от тысяч жирных коров. От прекрасной спальни, вообще от замечательной жизни, которая ожидала Грасиелу здесь.
Она забрала бы Грасиелу от всего этого, чтобы поселить в жалком, убогом домишке по соседству с вонючей пристанью? Неужели ее любовь к девочке так эгоистична?
С болью в желудке, с раскалывающейся головой проползла она через весь этот день, радуясь за Грасиелу и огорчаясь за самое себя. При этом она мучительно ощущала отсутствие Тая.
Наконец, уже в десять часов, Дженни, по настоянию Грасиелы, присутствовала при ее купании в особо для этой цели предназначенной комнате, выслушала ее молитвы и своими руками уложила девочку в постель. В этот вечер в списке тех, за кого молилась Грасиела, появились новые имена.
Грасиела поцеловала ее, потом откинулась на пышную подушку и подняла к потолку сияющие глаза.
— Они вовсе не уродливы как смертный грех. Папа такой же красивый, как дядя Тай. И бабушка Эллен красивая, правда, Дженни?
— Да, она красивая, — согласилась Дженни шепотом, укрывая Грасиелу до самого подбородка полотняной простыней. — А где же твой медальон?
— Я дала его папе. Он так хотел. Папа очень печальный из-за мамы, он сказал, что мы с ним познакомимся позже. Мне нравится Хуана. И Гризли Билл.
— Кто еще этот Гризли Билл, черт побе… — Дженни не договорила, потому что Грасиела вздернула свою знаменитую бровь.
— Он старший рабочий. Он сказал, что у него есть лошадка по моему росту. О, Дженни, все меня любят!
— Ну разумеется, любят. — Дженни встала, посмотрела на темный ореол волос, рассыпавшихся на белоснежной подушке, и попыталась улыбнуться. — Ты слишком возбуждена, чтобы спать? Могу уложить тебя ударом в челюсть. Мне доставило бы эта истинное удовольствие.
— Я люблю тебя, Дженни. Спокойной ночи, — засмеялась Грасиела.
— Спокойной ночи, детка.
Дженни погасила свет и задержалась на пороге, окинув взглядом комнату, в которой Грасиеле предстояло вырасти и стать женщиной. Легкий ветерок шевелил кружевные занавески на окнах. Плетеные ковры устилали пол. Обои в цветочках на стенах, плед и покрывало в тон этим обоям. Это напоминало картинку в каталоге.
С ничего не выражающим лицом Дженни закрыла дверь и направилась к лестнице.
Роберт и Эллен ждали ее внизу.
Они уселись в кухне возле массивного стола с ножками в форме когтистых лап, потому что Эллен разделяла мнение Дженни, что новости, плохие или хорошие, все равно, лучше выслушивать на кухне. К тому времени, как она кончила свой рассказ, дедовские часы в гостиной пробили полночь.
Роберт встал, лицо у него было бледное. Дженни не думала, что он слышал многое, кроме звука пуль, ударяющих в стену и в хрупкое женское тело.
— Я весьма признателен вам, мисс Джонс. Наша семья перед вами в долгу. Приглашаю вас побыть на ранчо, сколько вам захочется. И уедете вы отсюда с толстым кошельком.
Дженни нахмурилась.
— Мне не нужны ваши деньги, сэр. Доставить Грасиелу домой не было работой. Это было обещание.
Они с Эллен смотрели, как Роберт вышел в ночь, громко захлопнув за собой дверь. Эллен тяжело вздохнула. Повернув голову, посмотрела в окно.
— Думается, вы здесь многого не понимаете.
— Это не мое дело.
— Вам случалось выпивать, Дженни Джонс?
— Приходилось иной раз, — небрежно ответила Дженни.
— Хорошо. — Эллен подошла к шкафу, передвинула несколько пакетов и коробок и вернулась к столу с бутылкой бурбона и двумя высокими стаканами. — Я чувствую, что вы многое недосказали о себе и о моем сыне, — сказала она, наполнив стаканы. — Я хочу это услышать.
Дженни сделала добрый глоток жидкой храбрости и подождала, пока внутри у нее не вспыхнул огонь. Тогда она рассказала о Тае.
Когда она кончила, Эллен разлила остатки бурбона.
— В последний раз я это пила, похоронив Кола, — проговорила она и внимательно вгляделась в лицо Дженни. — Вы любили моего мальчика?
— Это уже не имеет значения.
Эллен откинулась на спинку стула; лицо ее оставалось в тени.
— Из двух мальчиков Тай больше походил на Кола, только ни отец, ни сын не замечали этого и не признавали. Оба жесткие и упрямые. — Эллен улыбнулась, глядя на свой стакан. — Еще совсем несмышленышем Тай заявлял, что, когда вырастет, станет защищать гонимых и спасать красивых женщин.
Если мужчине суждено погибнуть, лучше, чтобы он встретил смерть, занимаясь тем, чем хотел. — Эллен подняла глаза. — Вы мне по сердцу, Дженни Джонс. Вы дали настоящее обещание. Это была высшая похвала у моей матери. Она бы так и выразилась: «Эллен, ты дала настоящее обещание».
— Благодарю вас, мэм. Но вы меня не знаете.
— Вы так думаете? — Эллен рассмеялась, потом лицо ее снова сделалось грустным. — Вы не стали лгать во имя спасения собственной шкуры… но вы солгали ради того, чтобы пощадить чувства ребенка. — Она снова улыбнулась и продолжала мягко: — Я хорошо понимаю вас. У вас сердце такое же большое, как ваша смелость, и вы любите малышку, которая сейчас спит там, наверху.
— Я должна уехать, — сказала Дженни, заглянув в свой стакан. — Завтра.
Слова сорвались с языка, продиктованные болью оттого, что ей нравилась мать Тая, оттого, что она сидит здесь за столом. Тай ходил по этим комнатам, может быть, держал в руке этот самый стакан. Всюду, куда ни глянь, ее сердце видело его. И Грасиелу.
— Милая, я понимаю, что вы хотите оставить все позади и уйти. И понимаю, что рубить сразу не так больно. Но эта маленькая девочка такого не понимает. И маленькая девочка еще нуждается в вас. Прошу вас, останьтесь до тех пор, пока она не перестанет чувствовать себя среди чужих. — Эллен потянулась вперед и накрыла руку Дженни своей рукой. — Расставаться через месяц не больнее, чем завтра.
Дженни подумала, потом неохотно кивнула.
— Наверное, вы правы. И я обещала Таю, что подожду месяц. — Запрокинув голову, она смотрела в потолок, смаргивая непрошеные слезы. — Но это так тяжело.
— Это любовь, милая. Это любовь.
Дженни старалась быть полезной, помогая стирать и готовить, и удивила Гризли Билла и его подчиненных тем, что во время недели клеймения работала не хуже мужчин. Она варила студень, делала пикули и занималась починкой одежды вместе с Эллен.
И постепенно отдалялась от Грасиелы.
Теперь уже Эллен слушала болтовню Грасиелы во время купания. Эллен или Роберт слушали ее молитвы и укладывали ее в постель. В течение целого дня Дженни была уверена, что кто-то занимается Грасиелой; им уже не приходилось бывать наедине. Ее задевало, что Грасиела этого вроде и не замечает.
Однажды, полагая, что теперь она это вынесет, Дженни попросила для себя лошадь и поехала к дому Тая. Дом стоял мрачный и молчаливый, но чистые строгие линии напоминали Дженни о Тае. Это был дом, который он выбрал и построил для себя. Дженни чувствовала присутствие хозяина.
Опустившись на ступеньки крыльца, она сидела и смотрела на землю, по которой Тай ездил верхом и которую любил, вбирала в себя воздух, которым он дышал, и в конце концов горе овладело ею. Слезы потекли по щекам. Она закрыла лицо ладонями и заплакала так, как не плакала с детства и с того дня, как утонул ее любимый младший брат. Она оплакивала Тая, оплакивала себя и мечты, которым не суждено осуществиться.
Спотыкаясь, бродила она по двору и кричала, обращаясь к небесам, чтобы боль ее дошла до ушей Создателя. Это было несправедливо. Это было неправильно. Он должен был жить.
В конце концов она вернулась на ступеньки крыльца и села, недвижимая и опустошенная, вспоминая каждое слово Тая, каждый его жест. Перебирала в памяти каждую мелочь той ночи, которую они провели вместе, долгие поцелуи и жаркие ласки, сказанные шепотом слова и тихий смех.
Вопреки всему, вопреки долгим дням его молчания — ни слова от него! — в каком-то крошечном уголке ее сердца теплилась надежда. Это было самое больное — надежда, когда надеяться не на что. Нынче Дженни попыталась убить эту надежду. Но ее надежда была такой же упрямой, как она сама, и не умирала, хоть и уменьшилась.
К концу этого долгого дня Дженни вернулась в дом на ранчо с покрасневшими, опухшими глазами и дрожащими губами. Эллен поглядела на нее и взяла за руку.
— Помогло?
— Нет.
— Дженни! Ты не поедешь сегодня со мной? Джейк научил меня. Ты просто удивишься, как я могу теперь ездить верхом. Сама, без помощи!
— Хорошая мысль, — согласилась Эллен, прежде чем Дженни успела отказаться. — Я избавлюсь от вас обеих на то время, пока мне надо кончить с этими пирогами.
— Я хочу поехать в одно место, — сообщила Грасиела, понизив голос.
— Вот как! Что же это за место? — спросила Дженни, вешая фартук на гвоздь.
Грасиела бросила искоса взгляд на хлопотавшую у кухонного стола Эллен.
— Это секрет. Я скажу тебе потом.
— Подожди меня минутку. Я переоденусь во что-нибудь похуже.
— Нет, поезжай прямо в этом. Только надень шляпу.
Джейк, из которого Грасиела давно вила веревки, уже ждал с оседланными лошадьми.
— Ты вполне уверена в себе? — спросила Дженни, хмуро усаживаясь в дамское седло; она умела ездить боком, но терпеть этого не могла. Ну хорошо. Что это за секрет и вообще — что ты затеяла? Куда мы едем?
Они добрались до большой дороги. Грасиела повернула своего пони направо, и тут Дженни догадалась.
— Погоди-ка минутку. Остановись, малышка. — Она бросила взгляд на покрасневшее лицо Грасиелы. — Ты вообразила, что мы вот так прямо и поедем без приглашения в дом Антонио Барранкаса?
— Он мой дедушка.
— Да, но он не приезжал еще к тебе засвидетельствовать этот факт, не правда ли?
Грасиела тряхнула головой.
— Может, он не знает, что я здесь.
— Спустя три недели? Если даже я уже слышала о новом племенном быке дона Антонио, то можешь заключить пари на собственную попку, что он слышал о тебе. Здесь новости путешествуют быстро.
Грасиела изобразила взгляд школьной учительницы.
— Я хочу встретиться со своим дедушкой Барранкасом. Я знаю дорогу к его ранчо, Джейк мне объяснил. Но я боюсь ехать одна.
Дженни подумала. Она понимала, что Роберт и Эллен будут недовольны, но… почему бы и нет? Может, и настало время дону Антонио встретиться со своей внучкой. К тому же такая упрямица, как Грасиела, все равно рано или поздно отправится туда, невзирая ни на какие запреты. Лучше, если рядом с ней будет защитник. Дженни неохотно тронула своего коня вслед пони Грасиелы.
— Ладно, только это против моего желания. И если дон Антонио велит выгнать нас пинком под зад, не говори, что я тебя не предостерегала.
День был теплый, и легкий ветерок приносил с собой запах далекого моря и аромат цветов, растущих совсем близко. В такие ясные весенние дни сердце словно поет, сливаясь с природой.
— Дженни, ты меня все еще любишь?
— Что? — Дженни резко повернула голову и уставилась на Грасиелу. — Разумеется, люблю. К чему задавать такие глупые вопросы?
— Ты себя ведешь очень странно, с тех пор как мы приехали сюда. Сначала я подумала, что ты тоскуешь о дяде Тае. Но потом я подумала…
Что ж, это самое подходящее время, лучше не будет. Все, что ей следует сделать, — это объявить о своем скором отъезде.
— Послушай-ка, детка, — заговорила Дженни, глядя прямо перед собой и чувствуя невероятную тяжесть на сердце. — У тебя теперь есть семья. Тебе не нужна…
Но ей не удалось закончить речь, которую она составляла и бесконечно повторяла каждую ночь. Двое мужчин выехали из кустов при дороге и велели им с Грасиелой остановиться.
— Вы находитесь в частном владении, — произнес один из мужчин по-английски с сильным акцентом. — Это земля Барранкаса. Поворачивайте назад.
— Мы приехали навестить дона Антонио Барранкаса, — холодным тоном заявила Дженни; она кивнула второму мужчине и перешла на испанский: — Пожалуйста, сообщите дону Антонио, что его внучка желает выразить ему свое почтение.
Мужчины уставились на Грасиелу, потом, спохватившись, повернули коней и поскакали галопом по дороге.
Дженни отмахивалась от пыли, которая садилась ей на шляпу и на плечи.
— Ну, через несколько минут мы узнаем, желанные ли мы гости.
— Мама говорила, что дедушка Антонио очень строгий, — возбужденно сообщила Грасиела. — Мне кажется, он не любит маленьких девочек.
— Значит, ты очень храбро поступила, отправившись сюда.
Если ранчо Сандерсов само говорило о его процветании, то имение Барранкаса просто кричало о богатстве. У Дженни дух захватило, когда она сквозь строи кедров разглядела крытую черепицей асиенду. сли бы она не знала, что это частное владение, то решила бы, что перед ней правительственное здание. Флигеля и надворные постройки были по крайней мере в два раза выше, чем на ранчо Сандерсов, и Дженни даже представить не могла, что в одном месте может находиться столько загонов.
Бессознательным движением расправив юбку, она смотрела на асиенду, испытывая сожаление, что не оделась получше и не надела более нарядную шляпу.
— Думаю, детка, что твоя мысль была не слишком удачной, — заметила она.
— Прекрати называть меня деткой, — прошипела Грасиела.
— Хорошо хоть, что они не вышвырнули нас отсюда сразу.
Мужчина, женщина и мальчик ждали их у ворот. Мужчина молча помог им спешиться, а мальчик увел в поводу кобылу и пони.
Женщина, увидев Грасиелу, ахнула и прикрыла рот рукой. Бросив беспокойный взгляд на Дженни, она снова повернулась к Грасиеле.
— Сюда, пожалуйста, — пригласила она и ввела обеих в дом.
Все здесь было массивно. Огромные балки поддерживали потолок. Широкая лестница вела на затененный второй этаж. На полу расстелены ковры, красивые, как гобелены, мебель тяжелая и блестящая.
Грасиела старалась держаться поближе к Дженни и крепко сжимала ее руку, пока они шли за женщиной через огромный холл, потом по выложенному плиткой коридору и в конце концов оказались в прохладной и красивой комнате со стенами, выкрашенными в кремовый цвет, и мебелью со светлой обивкой.
— Кофе, сеньорита? — промурлыкала по-испански женщина, не сводя с Грасиелы глаз. — Или что-нибудь прохладительное?
— Благодарю вас, не надо, — тоже по-испански ответила Дженни, неотрывно глядя на два портрета над камином.
На одном из них изображена была Маргарита, юная, полная здоровья, ошеломляюще прекрасная. Другая женщина, очевидно, мать Маргариты, выглядела старше, но тоже была необычайно красива. Обе женщины темноглазые, иначе Дженни могла бы себе представить Грасиелу в возрасте шестнадцати, а затем и сорока лет.
— Привет, дедушка. Я Грасиела.
Повернувшись, Дженни очутилась перед высоким красивым мужчиной, более моложавым, нежели она ожидала увидеть. На висках у дона Антонио пробивалась седина, постоянное пребывание на воздухе выдубило лицо, но Дженни сомневалась, что он намного старше Эллен Сандерс, которой, как она знала, было сорок лет.
Он смотрел на нее поверх головы Грасиелы без всякого признака дружелюбия в холодных черных глазах.
— Зачем вы сюда приехали?
Дженни откашлялась и выпрямила спину.
— Сеньор Барранкас, я Дженни Джонс. Я привезла вашу внучку из Мексики в Калифорнию. У меня есть новости о вашей дочери, если вам угодно их выслушать.
Он опустил хмурый взгляд на Грасиелу и заложил руки за спину.
— У меня нет дочери, — прозвучали жесткие слова.
— Нет, есть, дедушка. Разве ты не помнишь? — прошептала Грасиела. — Вот смотри. Это мама на портрете. Но мама умерла, и дядя Тай тоже. — Она придвинулась поближе к Дженни. — Кузены Хорхе и Тито хотели убить меня. Кузены Чуло и Луис тоже этого хотели. Чуло ударил Дженни ножом, но я зашила рану.
Дон Антонио вздернул голову, и глаза у него вспыхнули гневом.
— Что это за бредни? — Дженни была уверена, что видела выражение боли у него на лице при упоминании о смерти Маргариты, но сейчас дон Антонио был только разгневан. — Вы привезли сюда этого ребенка, чтобы порочить мою семью в моем собственном доме?
Глаза у Дженни превратились в щелочки, а позвоночник выпрямился, словно шомпол.
— Очевидно, ваши родственники к югу от Рио-Гранде полагают, что они имеют больше прав на ваше состояние, чем ваша внучка. Они сделали все от них зависящее, чтобы убить нас обеих. Они убили Тая Сандерса.
— Если бы у меня была внучка, то ни один из членов моей семьи не посмел бы причинить ей вред. Что касается незаконного отпрыска Сандерса, — дон Антонио сделал паузу и с презрением посмотрел на Грасиелу, — то ваша ложь попросту смешна. Незаконное отродье Сандерса не имеет никаких прав на собственность Барранкасов.
— У меня есть брачное свидетельство вашей дочери, сеньор. Грасиела, названная так по имени вашей покойной жены, не является незаконным ребенком. — Багровые пятна выступили у Дженни на щеках, но голос ее оставался твердым как скала. — Ваша дочь вовсе не была такой глупой, какой вы ее, может быть, считали. Она утверждала, что Грасиела и в самом деле ваша законная наследница, сеньор, независимо от того, признаете вы ее или нет. И даю вам слово, что только счастливая случайность уберегла вашу семью от такого несчастья, как насильственная смерть внучки.
Ярость свела его челюсти.
— Вы здесь нежеланная гостья, сеньорита. Заберите ребенка, кем бы он ни был, и немедленно покиньте мои владения.
Подбородок Грасиелы взлетел вверх, а сама она бессознательно приняла ту же позу, что и ее дед.
— Дженни не лжет! — пылая возмущением, заявила она. — И я тоже! Тито напустил на меня змей, а Луис взорвал поезд, в котором мы ехали, и убил дядю Тая. И все они хотели убить твою внучку. Меня, дедушка!
Дон Антонио повернулся на каблуках и дошел почти до двери, когда чей-то резкий голос назвал его:
— Сеньор Барранкас!
Дженни обернулась и увидела, что в комнату входит Эллен в жакете и в шляпе, надетых с очевидной поспешностью. Она бросила на Дженни и Грасиелу рассерженный взгляд, подошла и уселась на стул, единственный здесь не обтянутый кожей.
— Может, вы принесете напитки? — обратилась она по-испански к женщине, остановившейся в дверях. — Кофе для взрослых, лимонад для внучки дона Антонио.
Женщина опасливо глянула на дона Антонио — и немедленно удалилась.
Улыбка Эллен не отразилась в ее глазах.
— Простите, что взяла на себя роль хозяйки, но, кажется, у вас сегодня несколько человек гостей.
— Сеньора Сандерс, — ледяным тоном обратился к ней дон Антонио, — примите мои соболезнования в связи с вашей утратой — смертью супруга.
— Я понесла новые потери, — мягко ответила Эллен, жестом приглашая Грасиелу сесть рядом. — Я потеряла сына и невестку.
Едва смея дышать, Дженни стояла у камина и наблюдала за натянутой, хоть и вполне вежливой сценой между членами двух семей, питающих одна к другой жестокую ненависть. Ее уважение к Эллен Сандерс и восхищение этой женщиной росло как на дрожжах. Эллен опиралась на прославленную мексиканскую любезность и при ее помощи управляла доном Антонио.
— Умоляю вас извинить меня за прямоту, но я сомневаюсь, что потеря упомянутой вами невестки ранит вас больше, нежели потеря Сандерса ранит меня.
Эллен посмотрела ему прямо в глаза.
— Вы ошибаетесь. Я с глубоким сожалением узнала о смерти Маргариты. Я намеревалась принять жену моего сына в свою семью — принять и любить ее. Женщины Барранкасов и Сандерсов никогда не разделяли вражду, которую питали друг к другу вы и мой покойный муж.
— У меня есть важные дела, — сдержанно проговорил дон Антонио. — Когда вы допьете ваш кофе, Чала проводит вас.
— Вы потеряли дочь, а я потеряла мужа и сына, — тихо проговорила Эллен. — Положим этому конец, Антонио. — Она обняла Грасиелу одной рукой. — Пусть наша чудесная внучка проложит путь к прекращению вражды между вашей семьей и моей. Грасиела приехала к вам по собственной воле и вопреки моему желанию, потому что она хочет познакомиться и с семьей своей матери. Я ошибалась. Она в той же степени ваша внучка, как и моя. Она имела право приехать к вам. Вы уже прогнали от себя одно дитя. Вы хотите ожесточить свое сердце и против этого ребенка?
Эллен только глянула на Дженни — и та сразу все поняла. Подошла к Грасиеле, взяла ее за руку и вывела из комнаты.
Весь следующий час они с Грасиелой бродили вокруг асиенды. Никто к ним не подошел. Никто не заговорил с ними. Как только они заметили паренька, ведущего их лошадей к тяжелым резным парадным дверям, они поспешили туда же.
Эллен вышла с твердо сжатыми губами и суровым выражением глаз. Ни слова не говоря, села верхом, подождала Дженни и Грасиелу и двинулась к дороге. Она не приближалась к Дженни и Грасиеле до тех пор, пока все они не выехали за пределы владений Барранкасов.
— Примет он ее? — решилась задать вопрос Дженни.
— Черт меня возьми, если я знаю! Это самый гордый, самый упрямый и непреклонный человек, какие мне известны, если не считать Кола Сандерса. Но он по крайней мере знает теперь всю историю. Не думаю, что старый осел поверил хотя бы половине из рассказанного ему, но я наговорила вполне достаточно, чтобы он призадумался. — Эллен сощурила глаза. — Кстати, об ослах: какого черта вы обе надумали пробраться сюда как воры, достойные суда Линча? Мне бы следовало выпороть вас обеих за вашу чудовищную глупость.
Начала Грасиела. Сперва она как будто онемела от удивления, потом звонко расхохоталась со словами:
— Дженни, бабушка выражается точно как ты!
Дженни старалась сохранить серьезное и даже сокрушенное лицо. Но заразительный смех Грасиелы снял напряжение последних двух часов. Губы у Дженни изогнулись. Плечи затряслись.
— Мы, наверное, попросту спятили! — выкрикнула она и захохотала так, что едва не свалилась с лошади. — Вам и вправду стоило бы выпороть нас.
— Точно, спятили, или пусть меня черти заберут!
— Бабушка, нельзя ругаться. Мы с Дженни с этим покончили. Ты тоже кончай.
После этого Эллен хлопнула шляпой о колено и расхохоталась до слез.
Весь остаток недели, стоило им взглянуть друг на друга, кто-то первым начинал хихикать, смех подхватывал другой — и пиши пропало! Смеялись до того, что начинало колоть в боках.
Но с каждым днем, полным дел и веселья, с каждой прогулкой с Робертом, совместной работой с Эллен и Марией, с каждым прикосновением маленькой ручки Грасиелы Дженни все труднее было думать об отъезде.
Но она должна была уехать, пока хоть частица ее сердца принадлежала ей самой. Она отдавала его частицу за частицей: Эллен, старому Гризли Биллу, обшитому тесом дому Тая и даже — совсем малый кусочек — Роберту, который сторонился всех в своей боли и тоске, погруженный в отчаяние, слишком хорошо понятное Дженни.
Назавтра истекал месяц, обещанный Таю. Послезавтра она уедет отсюда, опустошенная, страдающая как только может страдать человек, все еще обязанный жить, несмотря ни на что.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Не бойся любви - Осборн Мэгги



Очень,очень. Стоит прочесть.
Не бойся любви - Осборн МэггиНатали
7.12.2012, 18.38





Действительно стоит почитать. Очень увлекательный и трогательный роман с отличным юмором.
Не бойся любви - Осборн МэггиНастя
11.02.2013, 10.58





Стоит прочесть.8/10
Не бойся любви - Осборн Мэггитая
13.02.2013, 19.30





Очень интересный роман. Читайте
Не бойся любви - Осборн МэггиТатьяна
15.02.2013, 16.01





Герои удивительно живучи, 6-летняя девочка-хирург - это перебор, но несмотря на такие "чудеса" роман хорош: 8/10.
Не бойся любви - Осборн Мэггиязвочка
29.03.2013, 0.34





очень интересно.понравилось.!!!!!!!!!!
Не бойся любви - Осборн Мэггичитатель)
15.02.2014, 23.46





редко пишу СУПЕР! Но это стоит почитать 10
Не бойся любви - Осборн МэггиЛана
18.02.2014, 1.44





редко пишу СУПЕР! Но это стоит почитать 10
Не бойся любви - Осборн МэггиЛана
18.02.2014, 1.44





Прекрасный роман !!!
Не бойся любви - Осборн МэггиMarina
18.02.2014, 7.38





Потрясающий роман!Просто невозможно оторваться)Герои - сильные, волевые личности, сюжет-увлекательный и держит в напряжении. Какое противоборство характеров, какая страсть! Высший балл!)
Не бойся любви - Осборн МэггиСветА
22.02.2014, 15.50





Как только прочитала роман Осборн впервые, поняла ее индивидуальный талант. И этот роман - один из лучших, пронизан тонким юмором. Смеялась взахлеб (особенно про "огонек").Читайте Осборн. Ведь от герцогов и графов надо периодически отдыхать.
Не бойся любви - Осборн МэггиВ.З.,66л.
24.02.2014, 9.48





И правда,классный роман!Особенно после романов с рафинированными графами или крутыми мультимиллионерами и вздорными претенциозными барышнями.Интересно и увлекательно.Всего в меру,даже живучесть героев,только девочка показалась слишком взрослой для своих шести лет.Возможно,в тех столетиях дети взрослели раньше нынешних.10.
Не бойся любви - Осборн МэггиСкорпи
24.02.2014, 23.44





Отличный роман!
Не бойся любви - Осборн МэггиГ.С.
17.07.2014, 12.52





очень хороший роман, в эпилоге я даже расчувствовалась, со мной такое в первый раз. Тут писали что девочка для 6 лет очень взрослая, мне показалось что тут все нормально, ведь говорилось что она очень развита. Я как то читала роман про миллионера итальянца и его глупую жену, так там близнецы 2х лет от роду составили план как помирить родителей и у них получилось. Ни хренова да? Так что здесь в плане девочки все ок)
Не бойся любви - Осборн Мэггилёлё
5.11.2014, 13.05





Я под впечатлением. Роман очень понравился. Герои такие живые и настоящие. Классно. 10 баллов.
Не бойся любви - Осборн МэггиЛАУРА
21.11.2014, 10.55





Очень понравился роман. Сама даже удивилась. И смеялась и плакала. Роман как глоток свежего воздуха среди романов про графов и избалованных леди))
Не бойся любви - Осборн МэггиAlissa
10.02.2015, 19.28





Класный 10+
Не бойся любви - Осборн Мэггимаша
20.02.2015, 0.59





Оооо!!!Это нечто!!!Читайте обязательно!Много юмора и одновременно трогательно и красиво!Даже сравнить не с чем.Очень рекомендую!
Не бойся любви - Осборн МэггиОля
21.02.2015, 2.52





у-ф-ф!Не могу опомнится от такого чудного романа!Пока ни чего не могу читать.
Не бойся любви - Осборн Мэггиева
22.02.2015, 15.53





Потрясающая интересная история.рада что бывают и такие романы после которых и грустно и радостно на сердце.
Не бойся любви - Осборн Мэггиамина
23.02.2015, 19.47





ВЕЛИКОЛЕПНО!
Не бойся любви - Осборн МэггиМила
9.03.2015, 20.19





Ай, какая карамелька!! Такая необычная героиня, столько симпатий вызывает! Читает словарь, чтобы знать значения слов! Имеет такое драгоценное сердце и разум, что нам всем стоит поучиться!( ". Секс будет, если не будет ребенка! "И точка! Так держать, девчонки, отвечаем за свою жизнь сами!), Сюжет лихой и типичный для Дикого Запада- ковбои стреляют от бедра, злодеи усатые и валятся, как карточный домик, герой с мускулистым телом и нежным сердцем, ( кстати, его теория покорения женщин ой, как хороша и действенна!) Уже за то,как он обставил первую ночь- спасибо ему от всех женщин!! В меру сантиментов, много любви, а в конце- награда!
Не бойся любви - Осборн МэггиЕлена Ива
20.04.2015, 21.16





Елена Ива, спасибо за отзыв! Точно, вкусный роман! В конце и смеялась и плакала!
Не бойся любви - Осборн МэггиАнна
27.04.2015, 18.39





Прекрасный роман. Очень редко в этом жанре встречаются романы с хорошим концом,в том смысле, что часто концовки получаются приторно сладкими, либо какими-то смазанными, оборванными. Это уже второй роман этого автора, что я прочитала (до этого читала Лучший мужчина),и оба романа очень понравились. Понравились своей завершенностью. Никаких глупостей, тупостей. Сильные, смелые герои, которые получили от жизни то,чего заслуживали. Однозначно читать. rnА я попробую почитать что нибудь еще у этого автора.
Не бойся любви - Осборн МэггиДиана
30.06.2015, 17.08





Чудесно! Великолепно! Некоторые моменты и эпилог просто не смогла читать без слез. Неужели такие чудесные книги еще существуют?! Высший балл! 10/10!
Не бойся любви - Осборн МэггиСашенька С
2.07.2015, 4.38





Роман отличный. Читала с огромным удовольствием. Читайте, не пожалеете.
Не бойся любви - Осборн МэггиТатьяна
7.07.2015, 22.32





Прекрасный роман!Всем читать!
Не бойся любви - Осборн МэггиНаталья 66
29.08.2015, 19.23





Вновь перечитала и в очередной раз не пропустила ни строчки,ни слова,ни буквы,как в первый раз.Истинное удовольствие. Один из лучших любовных романов которые я читала. Герои выше всяких похвал,я просто в них влюблена.Не много смутило умение шестилетней девочки но это не испортило впечатление от романа. 10+
Не бойся любви - Осборн Мэггис
27.03.2016, 22.34





Мне очень понравился,особенно характеры героев.
Не бойся любви - Осборн МэггиАся
30.04.2016, 12.07








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100