Читать онлайн Не бойся любви, автора - Осборн Мэгги, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Не бойся любви - Осборн Мэгги бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.45 (Голосов: 132)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Не бойся любви - Осборн Мэгги - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Не бойся любви - Осборн Мэгги - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Осборн Мэгги

Не бойся любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

Радость и смущение боролись на лице у Грасиелы. Она ехала домой. Домой, к тете Теодоре, к своей комнате, к удобствам асиенды и к слугам, которые создавали эти удобства, — одним словом, к спокойной жизни, как она ее понимала.
Но мамы там уже не будет. И значит, это уже другой дом. Слезы навернулись на глаза девочки. Обхватив колени руками, она сидела у костра и слегка дрожала: солнце уже ушло за горы, и вечерняя прохлада опустилась на просторы пустыни. Грасиела лениво наблюдала за тем, как кузен Тито снимает с седла крепко завязанный мешок и несет его к костру. Мысли девочки мгновенно собрались воедино. Шею покалывало. Грасиела резко выпрямилась, заметив, что в мешке что-то шевелится.
— Ты когда-нибудь ела змей? — улыбаясь, спросил Тито.
Не сводя глаз с мешка, Гарсиела встала. Больше всего на свете она боялась змей.
Придерживая мешок, Тито бросил жесткий взгляд на Хорхе, Карлоса и Фавре, и Грасиела внезапно ощутила ту же непонятную тревогу, которая время от времени посещала ее в течение всего этого дня. Широко раскрыв глаза, с пересохшими губами, девочка хотела отступить, когда Тито опустился возле нее на колени и положил мешок на землю, но дрожащие ноги ей не повиновались.
— Я выпущу одну змею, — объяснял Тито, улыбаясь странной улыбкой, — и убью ее. Потом мы снимем с нее кожу, а змеиное мясо поджарим на костре. Это мясо белое и сочное. Тебе покажется, что ты ешь цыпленка.
Грасиела конвульсивно сглотнула слюну. Она не могла отвести глаз от пугающих ее волнообразных движений, от которых ткань то приподнималась, то опускалась. Страх парализовал ребенка. Сердце у Грасиелы билось так громко, что она почти не осознавала, что вокруг нее мертвая тишина.
Тито стоял, наблюдая за движениями в мешке, потом поднял взгляд на кузена Хорхе. Грасиела не заметила, как они переглядываются, потому что все еще смотрела на мешок как прикованная. Ни шевелиться, ни говорить она не могла, только судорожно вздохнула, когда Тито усмехнулся и вытряхнул мешок прямо перед ней. Три большие и толстые гремучие змеи вывалились из мешка на землю у ног Грасиелы.
Ужас охватил девочку, она едва дышала. Ей казалось, что она сейчас упадет в обморок. Одна из змей проползла слева от нее и, оставив зигзагообразный след, скрылась в темноте пустыни. Вторая свернулась кольцом, подняла голову и зашипела, высунув раздвоенный язык.
Грасиела знала, что свернувшаяся в кольцо змея может ужалить в любую секунду; девочка пыталась унять дрожь, сотрясавшую все ее тело, каждый мускул, в то время как разум громко кричал ей, что надо бежать. С трудом шевеля сухими губами, Грасиела молилась, чтобы кто-нибудь из кузенов застрелил шипящую змею, пока та не ужалила. Но ни один из них не двигался.
Объятая страхом, девочка наблюдала, как третья змея подползает к ней. Бедняжку затрясло с новой силой, когда змея, скользнув по носкам ее туфель, скрылась позади Грасиелы. Девочке отчаянно хотелось оглянуться через плечо, чтобы убедиться, что змея уползла в пустыню. Она почему-то была уверена, что змея заползет к ней под платье, обовьется вокруг ноги и только после этого вонзит в тело смертоносные зубы. Грасиела надеялась лишь на то, что это произойдет не сию секунду, но посмотреть и убедиться не смела. Любое движение могло привлечь внимание самой опасной, свернувшейся в кольцо и громко шипящей змеи.
Выступив вперед, Фавре оттолкнул с дороги Тито и выстрелом размозжил голову змее, свернувшейся в кольцо. Грасиела невольно подпрыгнула при звуке выстрела. Страшное напряжение оставило ее, и девочка повалилась на землю, как мешок тряпья. Почти тотчас она вскочила на ноги и принялась отряхивать юбку, потом огляделась по сторонам, лихорадочно утирая слезы. Она снова начинала дрожать при одной мысли о том, что две змеи где-то здесь, может, совсем близко от костра.
Скривив рот, Фавре бросил Тито:
— Дурак!
Опустившись на колени, вынул нож из ножен на поясе и начал снимать кожу со змеи, которую убил. Кто-то из кузенов засмеялся, потом все как ни в чем не бывало занялись своими делами и скоро кончили обустраивать лагерь.
Грасиела смотрела на Тито, ожидая, что он извинится или хотя бы постарается развеселить и успокоить ее. Но он только поглядел на нее холодными глазами и процедил:
— А ты удачливая, малышка.
Все еще испуганная и потрясенная, Грасиела протянула дрожащие руки к огню. Она старалась держаться подальше от мертвой змеи. Фавре установил две палочки и подвесил змею над огнем, чтобы зажарить. Грасиела не могла на это смотреть, а когда наступило время еды, желудок ее взбунтовался. Она проглотила несколько ложек риса, откусила кусок тортильи, но даже не притронулась к ломтикам змеиного мяса.
Когда тарелки опустели, кузены распили бутылку текилы. Грасиела надеялась, что змеи уползли далеко, но страх не оставлял ее.
Теперь, когда прошло какое-то время, Грасиела начала осознавать, насколько все это было ужасно. Ведь она могла погибнуть. Девочка гнала от себя подозрение, однако чем дальше, тем больше приходила к убеждению, что мешок со змеями был брошен к ее ногам вовсе не случайно. Перед тем как Тито его развязал и бросил, он посмотрел на Грасиелу жадными черными глазами и под усами у него промелькнула выжидательная усмешка.
Никто из кузенов не бросился спасать ее от змей. Никто не вытащил пистолет, пока этого не сделал Фавре. Грасиела посматривала на освещенное пламенем костра лицо Фавре и никак не могла решить, то ли он и вправду хотел спасти ее, то ли опасался, что последняя из змей уползет в пустыню и они все останутся без мяса и тогда им придется есть только рис и бобы.
— Твоя постель вон там, — сказал кузен Хорхе, махнув головой куда-то в темноту; дернувшись, Грасиела подняла на него глаза, полные безмолвного ужаса.
— Змеи давно уползли, — нетерпеливо добавил он.
Так как Грасиела не двигалась, Хорхе сам подошел к ней и взял за локоть. Пока она ждала, дрожащая и притихшая, он отвернул одеяло и показал Грасиеле, что никаких зубастых и ядовитых существ в постели нет.
— Немедленно ложись спать, — сказал Хорхе таким голосом, каким взрослые разговаривают с детьми, когда хотят обсудить что-то лишь между собой, чтобы дети их не слышали.
— Спокойной ночи, — прошептала она и почувствовала себя заброшенной и одинокой, когда Хорхе ушел от нее и вернулся к своим спутникам у костра.
Прежде чем забраться под одеяла, Грасиела, хоть и видела, как Хорхе проверял постель, походила по ней. Почувствовав, что под ногами нет ничего похожего на змею, она неохотно улеглась и стала смотреть на огонь.
Впервые за свою коротенькую жизнь Грасиела не чувствовала себя в безопасности в присутствии родственников. Что-то было не так. Этих кузенов в отличие от Луиса и Чуло она видела не так уж часто, но помнила, что они всегда были веселые и разговорчивые, не прочь похвастаться и пошутить.
В этот вечер никто не смеялся. Ни по дороге, ни у костра никто не веселился. Кузены ее не развлекали и не говорили ей комплиментов, как бывало на асиенде у тетушки. Они обращались с Грасиелой как с неприятной незнакомкой.
Наскоро пробормотав молитвы, Грасиела решила не думать ни о чем плохом и стала вспоминать свою мягкую постель дома и длинный ряд красивых кукол на полке. Книги, грифельную доску, маленькую шкатулку с украшениями, которые она уже и не надеялась снова увидеть. Эти воспоминания подбодрили ее.
Но потом она вспомнила, что уже никогда не прибежит в мамину комнату, чтобы выпить вместе с ней чашку шоколада, что никогда не будет молиться, стоя рядом с мамой на коленях, не поедет покататься в карете, вдыхая запах маминых духов, и сердце у нее стиснуло болью.
Мама умерла, а она сама боится людей у костра.
Зарывшись поглубже в одеяла, стараясь не плакать, Грасиела искала, о чем бы еще хорошем подумать. И стала думать о том, как будет рассказывать своей подружке Консуэло о своих приключениях.
Консуэло никогда не ездила на поезде и не видела такого большого города, как Дуранго. И разумеется, Консуэло никогда не проводила целый день одна-одинешенька, без сопровождения дуэньи или взрослой родственницы. Никогда не причесывалась сама, не купалась в ручье. Консуэло глаза вытаращит и дышать перестанет, когда узнает, что Грасиела обменялась платьем с уличной девчонкой, что она ела пищу, приготовленную на костре, и спала прямо на земле.
— Заснула наконец?
Когда кузен Хорхе тихонько подошел взглянуть на нее, Грасиела крепко зажмурила глаза и прикинулась, что не видит, как он стоит и смотрит на нее сверху вниз. Потом она услышала, как он уходит, позвякивая шпорами, и вернулась мыслями к Консуэло, пытаясь решить, что расскажет подруге о Дженни.
Дженни убила ее мать, и Грасиела ненавидела ее за это. Но ведь Дженни заботилась о ней, когда она заболела, и научила ее многим хорошим вещам. Грасиеле не нравилось, что Дженни обращается с ней как со служанкой, но похвалой и одобрением Дженни она дорожила.
Все это окончательно запутало Грасиелу, и она обратилась теперь к дяде Таю, гадая, увидит ли его когда-нибудь снова. Тут ее мысли стали разбегаться. Дядя Тай очень хорошо с ней обращался и очень нравился ей, только обидно, что он ее не полюбил.
Это очень задевало Грасиелу. Они привыкла, что все ее любят, развлекают и балуют. Она, без сомнения, была центром и смыслом жизни матери. Любимицей тети Теодоры. До сегодняшнего вечера она была убеждена, что и кузены ее любят и обожают.
Мысль о том, что далеко не все относятся к ней с любовью, оказалась для Грасиелы новой и пугающей. Грасиела стерла слезу со щеки и закрыла глаза; ей хотелось, чтобы усталость наконец-то вызвала желанный сон. Но едва мысли девочки улеглись, как до нее начали доноситься от костра негромкие, но напряженные голоса.
— Дело должно быть сделано, — говорил Хорхе, и резкость интонации привлекла внимание Грасиелы. — Со змеями не получилось, значит, самим придется.
— Побойся Бога, ведь она совсем ребенок! — Это голос Фавре, который застрелил готовую ужалить змею и который танцевал с Грасиелой в последний день ее именин.
— Не так громко.
— Луис и Эмиль решили, что некая особа должна умереть. — Фавре заговорил так тихо, что Грасиеле пришлось приподняться, чтобы слышать. — Пусть они ее и убивают.
— И пусть забирают все денежки дона Антонио? — резко возразил Тито. — Ты именно этого хочешь?
Грасиела затаила дыхание и прижала руку к сильно бьющемуся сердцу. Они заговорили о дедушке Антонио. И о ней. Дженни была права. Ее кузены хотят ее убить.
Сама мысль об этом была такой невероятной, такой чудовищной и невообразимой, что ее просто нельзя было понять. Оцепенев от страха и нового потрясения, Грасиела лежала в темноте, вцепившись в одеяло.
— Вы просто дураки, если воображаете, что мы увидим хоть один сентаво из денег дона Антонио. — Это встал Карлос, черным силуэтом выделяясь в свете догорающего костра; он резко взмахнул руками. — Луис и Чуло уже планируют поездку в Калифорнию, чтобы сообщить дону Антонио, что его дочь и внучка умерли. Как ты считаешь, кто станет новыми наследниками дона Антонио? Ты просто дурак, если вообразил, что Луис и Чуло хотя бы упомянут о нас.
Хорхе тоже встал.
— Вот потому я и говорю, что мы должны сами… Он бросил взгляд через плечо на то место, где находилась Грасиела. — Мы будем настаивать, чтобы кто-то из нас отправился вместе с Луисом и Чуло. Тогда они не смогут от нас избавиться. Если мы сделаем дело, — он бросил еще один взгляд через плечо, — тогда Луис и Чуло у нас в руках! — Он сжал кулак и ударил им по ладони другой руки.
— Она из семьи Барранкас, — возразил Фавре. — Как ты. Как я. Ты намерен убить члена собственной семьи? Плевал я на всех вас!
Во внезапно наступившей тишине Грасиела слушала громкие удары собственного сердца. Слезы потоком лились по щекам, руки, сжимавшее одеяло, дрожали, как сухие былинки. Она испытывала не только панический ужас, но и боль от предательства, которую в свои годы еще не могла понять и назвать.
Что было делать? Бежать некуда, спрятаться негде, Лихорадочно утирая мокрое от слез лицо, она думала, думала, думала, куда и как скрыться, но придумать ничего не могла.
— Помогите мне! — шептала она, сжимая в пальцах золотой медальон.
Она не знала сама, к кому обращается со своей мольбой. К Богу? К маленькому портрету матери? Или надеялась, что Дженни найдет ее, как однажды уже нашла в Дуранго?
Когда заря окрасила небеса в розовый и голубой цвета, Грасиела неохотно встала с постели с глазами, опухшими от бессонницы. Она теперь вела себя сдержанно и отчужденно и старалась не смотреть кузенам в глаза, чтобы они не догадались, как она напугана.
— Пора смываться, — объявил Хорхе, когда все поели и сложили седельные сумки.
Он протянул руки, чтобы поднять Грасиелу к себе в седло, но девочка отрицательно покачала головой.
— Я хочу ехать с Фавре, — сказала она.
— Как угодно. — Хорхе пожал плечами и бросил на Фавре пристальный взгляд, прежде чем сесть на лошадь.
Фавре склонился перед Грасиелой и поднял ее в седло, а сам уселся позади. Грасиеле очень хотелось поблагодарить его за сказанные в ее защиту слова, но она боялась признаться, что подслушала часть их разговора. Она почти слышала слова Дженни: «Береги спину, ничего не выбалтывай!»
Когда они в полдень остановились, чтобы укрыться в тени на самое жаркое время, Грасиела приложила ладонь козырьком ко лбу и всмотрелась в горизонт. Стервятники кружили над зарослями кактусов в северной стороне, да ястреб низко парил над землей по волнам горячего воздуха, но никаких всадников Грасиела не заметила.
— Ты беспокоишься, что рыжая ведьма гонится за тобой? — задал ей вопрос кузен Хорхе, передавая кожаный бурдючок с водой.
— Немного, — ответила она, не глядя на него. Хорхе рассмеялся и выпятил грудь.
— Они нас не догонят. — Когда он произнес «они», Грасиела вспомнила, что дядя Тай присоединился к Дженни. — Нас четверо. — Он выставил четыре пальца. — А их только двое. — Он выставил два пальца на другой руке и снова засмеялся.
Грасиела медленно наклонила голову. Сердце у нее упало после слов Хорхе. Прежде чем уйти в тень, девочка еще раз окинула взглядом волнистую линию горизонта, образованную невысокими холмами.
Ее кузены курили или дремали, надвинув на лица сомбреро. Иногда негромко переговаривались. Вялая от жары и оттого, что мало спала ночью, Грасиела выбрала местечко под невысоким кустом и погрузилась в легкую, неспокойную дремоту, как вдруг чьи-то руки сомкнулись у нее на горле.
Она открыла глаза, с трудом села и ухватилась за пальцы, сдавливающие ей шею.
— Это было бы так легко, — пробормотал Карлос у нее над ухом.
Пальцы сжимались все крепче; Грасиела задыхалась, борясь за глоток воздуха. Черные мушки запрыгали перед глазами, легкие горели, и тут она боковым зрением увидела что-то большое, промелькнувшее мимо.
Фавре врезался в Карлоса и отбросил его прочь от Грасиелы. Она опрокинулась на спину и лежала, хватая ртом воздух. Когда дыхание выровнялось, девочка села и уставилась на двух мужчин, катающихся в драке по земле. Хорхе и Тито стояли в стороне и наблюдали за дракой, держа руки на рукоятках пистолетов у бедра.
Грасиела не заметила, как потом все произошло: она отвернулась, потому что ее вытошнило. Послышался выстрел. Когда девочка решилась взглянуть, Фавре уже лежал на спине с лицом, сплошь залитым кровью. На спине лежал и Карлос, в груди у которого торчал нож Фавре.
Задыхаясь от ужаса и заливаясь слезами, Грасиела снова почувствовала неодолимую тошноту, и ее вырвало на куртинку низкорослых кактусов.
Хорхе выругался, когда Тито, ощупав Фавре и Карлоса, убедился, что оба мертвы. Тито прорычал что-то в сторону Грасиелы, но уши ее еще были заложены после выстрелов, и она ничего не услышала.
Она была слишком напугана, чтобы смотреть на него и на Хорхе; когда она попыталась заговорить, из горла не вырвалось ни звука. Девочка бросила полный ужаса взгляд на кровь, пропитавшую пончо Фавре, отбежала на несколько шагов и стояла, повернувшись спиной к лагерю и дрожа от легкого дуновения, словно от штормового ветра.
Ей было так же плохо, как во время болезни, жарко и холодно одновременно. Зубы выбивали дробь. Перед нею были вовсе не те веселые и ласковые кузены, которые танцевали с ней и шутили на асиенде. Этих мужчин она не знала, они казались совершенно чужими. Она осторожно потрогала те места на шее, где от пальцев Карлоса уже начали появляться синяки, и сглотнула горькую слюну.
Теперь, когда не стало Фавре, она была отдана на милость Тито и Хорхе. Раньше или позже они ее убьют. Грасиела понимала это. Даже знала.
В смертельном страхе глядела она на пустую землю, млеющую в знойном мареве. Дженни обещала, твердила девочка себе, а Дженни никогда не нарушает обещаний. Дженни придет и спасет ее. Надо верить в это. Дженни недалеко, она где-то здесь.
Когда Грасиела на слабых и дрожащих ногах вернулась к лагерю, Хорхе и Тито копали глубокие могилы в твердой почве пустыни. Она старалась думать о Дженни, но вскоре заметила, что время от времени то Хорхе, то Тито бросают на нее косые, подозрительные взгляды.
— Вон там!
Тай проследил за указующим перстом Дженни, и они оба пришпорили лошадей. Спустились в глубокое пересохшее русло, спешились и уже на собственных ногах вскарабкались на крутой склон. Тай вынул из футляра подзорную трубу.
Он обнаружил их сразу же: они отдыхали в жидкой тени невысоких деревьев. Молча передал трубу Дженни, потом сказал:
— Ее не тронули.
— Пока, — пробормотала Дженни. Она улеглась на живот и, опершись на локоть здоровой руки, пристроила трубу. Минутой позже голова ее обессиленно упала на руку.
— Слава Богу! — Она снова поглядела в трубу и вернула ее Таю со словами: — Там только двое мужчин.
— Но четыре лошади, — возразил Тая. — Наверное, другие двое куда-то отошли.
Тай соскользнул вниз по склону и отвязал от седла фляжку. Сделал большой глоток, потом смочил водой лицо и шею. Жара была градусов сто
type="note" l:href="#FbAutId_10">[10]
, не меньше! Рубашка у Тая промокла от пота. Он молча наблюдал, как Дженни сломала несколько толстых веток с дерева, воткнула их в землю и, накрыв попоной, устроила нечто вроде укрытия.
Подумав, что предложение помощи заденет самолюбие Дженни, Тай стоял и ждал, пока она сама все закончит. К тому же зрелище не было неприятным. Влажные от пота брюки рельефно облепили полные ягодицы женщины, а рубашка — соответственно груди.
Прогоняя от себя образы, такие же пламенные, как знойный воздух пустыни, Тай забрался к Дженни под импровизированный тент и протянул ей фляжку.
— Мы нападем на них ночью, — предложил он. Дженни запрокинула голову, чтобы напиться, Таю захотелось коснуться красиво изогнутой шеи.
Дженни вытерла губы рукой и кивнула.
— Но нам остается только нынешняя ночь. Завтра они успеют добраться до железной дороги.
— Как ты полагаешь: убить? Или лучше обезвредить?
Дженни нахмурилась и вытащила свой словарь. Через минуту ответила:
— Я бы предпочла обезвредить: связать их, а лошадей угнать. Если выбора не будет, придется убить. — Она громко захлопнула словарь и сунула в задний карман. — Обезвредить. Хорошее слово.
— Договорились. — Тай рывком расстегнул воротник.
На дне ущелья скопился знойный, неподвижный воздух. Все замерло. Сидя совсем рядом с Дженни, Тай чувствовал идущий от нее жар и запах приложенной к ране свиной кожи, которая впитывала выделения и предотвращала возможность инфекции. Тай вытер лицо и шею.
— Хочешь, чтобы я взглянул на рану?
— Я проверяла утром. Заживет. — Она приподнялась, отбросила в сторону несколько мелких камешков и прилегла спиной на седло. — Да ты не беспокойся. Ночью я сделаю все как надо.
— Я и не беспокоюсь, — сказал он неправду, потому что на самом деле ему было тревожно: двое противников против четверых — весьма невыгодное сочетание, тем более что Дженни владеет лишь одной рукой.
Она словно бы прочитала его мысли. Вынула руку из перевязи, скрипнув зубами, распрямила ее, поморщилась, согнула снова и притянула к груди, опять распрямила…
— Хватит пялиться на мою грудь, черт тебя возьми!
— Я смотрел на руку.
— Ничего подобного!
— Да, ничего подобного, ты права.
— Так перестань.
Дженни не двигалась, пока Тай не перевел взгляд на ее глаза, потом стала снова сгибать и распрямлять руку. Ей, очевидно, было зверски больно.
Тай хорошо понимал, что они не рискнут выбраться из лощины до глубокой ночи. Значит, у них впереди вся вторая половина дня, душная и потная, да еще часть ночи.
— Ночью нам спать не придется, — заговорила Дженни, продолжая разрабатывать руку. — Ты бы поспал сейчас хоть немного.
— Не могу. Слишком жарко.
Тай хотел стянуть с себя сапоги, но решил, что это потребует слишком большой затраты энергии, и просто вытянулся, положил голову на седло и закурил сигару. Заметив, что Дженни с удовольствием втягивает в себя дым, он предложил сигару и ей, даже не слишком удивившись тому, что она приняла ее весьма охотно. Он зажег другую для себя.
Почему ты так противишься тому, чтобы удовлетворить желание, — спросил он, в то время как Дженни положила раненую руку себе на бедро и с наслаждением затянулась сигарой.
— Я уже говорила тебе. Я попробовала, и мне не понравилось. И что гораздо важнее — я не хотела забеременеть. Ни в коем случае. — Дженни выпустила совершенно правильное колечко дыма и некоторое время смотрела, как оно уплывает и рассеивается в воздухе. — Кто же станет принимать на работу беременную женщину или, что еще хуже, женщину с малым ребенком на шее? Забеременеть — это самое худшее, что может со мной случиться.
— Но ведь существуют способы сделать так, чтобы женщина не забеременела.
Тай, в свою очередь, выпустил колечко дыма, и оно, подрагивая, поднялось в неподвижный воздух.
— Да, и если бы эти способы были всегда успешны, то в мире оказалось бы куда меньше народу. — Дженни кинула на Тая пренебрежительный взгляд. — Ты ведь говорил, что сам не из тех, кто женится, Сандерс. Ты из тех, кто спешит удрать. Использовал женщину, чтобы утолить похоть, а там — прощай, всего наилучшего? Премного благодарна за предложение использовать именно меня, я просто черт знает как польщена, но я сейчас не в настроении быть употребленной, а потом брошенной. Какая жалость, что мы с тобой не повстречались, когда я прямо жаждала пережить такое приключение!
Дженни наклонилась в сторону и плюнула на землю, искоса поглядев, заметил ли Сандерс ее жест. Тай уставился на попону у себя над головой, раздумывая, как бы возразить Дженни.
— У тебя односторонний взгляд, — несколько напыщенно заявил он наконец.
— Уж какой есть. Никогда в жизни ни одному сукину сыну я не позволю употребить меня, сделать ребенка, а потом удрать. Никакое вожделение не стоит подобных последствий.
— Мой брат не бросил Маргариту, когда она от него забеременела, — сказал Тай, следя, как струйки дыма тающими зигзагами скользят по нависшей над головой попоне.
— Ты — не твой брат! — огрызнулась Дженни, продолжая разрабатывать руку. — А если хочешь знать мое мнение, то он вообще не может служить примером. Да, он обвенчался с Маргаритой, но не был ей мужем и не был отцом ребенку. Благородный Роберт предпочел отправить ее в изгнание, только бы не потерять права на свое драгоценное наследство.
Она говорила, не выпуская из зубов сигару и глядя на свою руку. Капельки пота выступили у нее на лбу у самых волос. Тай посмотрел на Дженни и решил, что ему по душе женщина, способная оценить хорошую сигару. Его мать иногда курила — в День своего рождения или после ежегодного клеймения скота.
Ему вдруг подумалось, что Эллен Сандерс многим напоминает Дженни. Как и Дженни, она, пренебрегая условностями, носила брюки, живя на ранчо; не прочь была время от времени пропустить капельку спиртного и не напускала на себя чрезмерно женственный вид. Она бы тоже сказала «забеременеть», не подыскивая никаких смягчающих выражений. Зачем темнить?
— А ты бы уехала от трех тысяч акров превосходной калифорнийской земли? — спросил он, испытывая не вполне отчетливое желание, чтобы Дженни перестала двигать рукой: лоб у нее сильно вспотел от боли, а зубы чересчур крепко сжимали сигару.
— Дело не в том, как поступила бы я, — сказала Дженни. — Дело в том, что Роберт предпочел наследство, а не жену и ребенка.
Тай невесело рассмеялся.
— Ты бы все поняла, если бы знала моего отца.
— А что такое с твоим отцом?
— Три вещи. Во-первых, никто не говорил «нет» Колу Сандерсу. Во-вторых, он не хотел, чтобы я унаследовал ранчо. В-третьих, он сделал бы все от него зависящее, чтобы Роберт не уехал вместе с женой-мексиканкой. Суть не только в угрозе лишить наследства. Он уничтожил бы Роберта, и Роберт это понимал. Никто еще не перешел дорогу Колу Сандерсу, не поплатившись самым жестоким образом.
Дженни вытерла лоб рукавом и продолжала двигать рукой.
— А почему отец не хотел, чтобы ты унаследовал ранчо?
— Может, потому, что я сам от этого отказывался. — Для Тая это был единственный способ досадить отцу — отказаться от того, что было по-настоящему только и дорого старому Сандерсу. — Но мне сдается, что мы с тобой слишком отклонились от темы. Как нам быть с нашим взаимным влечением?
Он поднял руку и легко коснулся ее щеки кончиками пальцев.
— Нам следует о нем забыть, — отдергивая голову, сказала Дженни. — Обезвредить, — с улыбкой продолжила она. — Я люблю употреблять новые слова.
— Я заметил.
Дженни хмуро поглядела на свою руку и вдела ее в перевязь.
— Как бы не перестараться. — С этими словами она откинулась назад и оперлась о седло. — Была одна женщина в Эль-Пасо, которая одалживала мне книги. Когда у меня была хорошая упряжка, я могла читать даже в дороге. Если ты можешь читать, то не чувствуешь себя одинокой. А я могу читать, — с гордостью закончила она, посмотрев на Тая.
— Достойно восхищения.
Тай положил голову на седло и надвинул шляпу до самой переносицы, чтобы не глазеть на грудь Дженни.
— Дело в том, — заговорил он, сжимая зубами сигару, — что я свое влечение обезвредить не могу.
Опустив глаза, он увидел треугольник, обозначавший место, где сходились бедра Дженни. Стрела, обращенная к небесам. Тай почувствовал некое движение у себя в брюках и закрыл глаза.
Внезапно Дженни села и приподняла край его шляпы так, что могла теперь смотреть Таю в лицо.
— У тебя что, уши не в порядке? Сколько раз я должна повторять? Ты и я можем хотеть друг друга до тех пор, пока луна не свалится с небес, но все равно из этого ничего не выйдет! Ты, Сандерс, должен вбить это себе в голову. Мне, возможно, придется выращивать одного ребенка, Грасиелу, а я понятия не имею, как такое делается. К чему мне двое детей! Так что забудь про всякие свои влечения.
Она надвинула шляпу ему на лицо с такой силой, что выбила сигару у него изо рта. Тай сел и начал хлопать ладонью по искрам, рассыпавшимся по рубашке; потом нашел сигару и выбросил ее куда-то в сторону от их шалаша.
— Ты начинаешь меня злить, — сказал он, стараясь, чтобы его голос звучал спокойно. — Я сто раз тебе повторял, что Роберт собирается сам воспитывать дочь. А ты бубнишь, что это твое, и только твое, дело. В десятый раз говорю тебе, что Роберт жив и здоров и хочет получить свою треклятую Грасиелу.
Дженни наклонилась к нему так, что они едва не столкнулись носами. Таю в эту минуту хотелось одного: зажать ей рот поцелуем и целовать до тех пор, пока упрямство и боевой задор не оставят ее, пока она не покорится ему, дрожа от страсти.
— В ребенке половина крови Барранкасов.
— Ты думаешь удивить этим Роберта? Роберт был влюблен в Маргариту Барранкас с детских лет. Это для меня Барранкас — проблема, но вовсе не для него. — Тай недовольно скривил губы. — Именно сейчас Роберт старается положить конец вражде между нашими семьями.
Они с Робертом спорили о старике Барранкасе перед отъездом Тая в Мексику. Роберт не хотел, чтобы Маргарита разрывалась между отцом и мужем. Он хотел покончить с междоусобицей, тянущейся уже двадцать пять лет. Тай категорически не соглашался. Слишком много воды протекло под этим мостом. Слишком много скота похищено и прочего имущества оспорено в стычках и перестрелках, во время которых немало людей было ранено и с той и с другой стороны. Тай не собирался забывать и прощать и не мог понять, откуда у Роберта взялись подобные мысли.
Дженни отодвинулась и сощурила глаза.
— Ну ты и фрукт, я тебе скажу! Наверное, готов был плясать, когда узнал, что Маргарита Барранкас умерла.
— Я вовсе не радовался ее смерти, — помолчав, сказал он. — Однако и горя не испытывал. Она расколола нашу семью. — В гневе Тай стиснул челюсти. — После женитьбы Роберта мой отец никогда уже не был таким, как раньше. С того времени он относился к Роберту с таким же презрением, как и ко мне. Стал выпивать, забросил землю, не заботился о ранчо. Роберт все шесть лет после своего брака ненавидел себя за то, что не посмел бросить вызов отцу. И моя мать была втянута во все это.
— Это Роберт нанес удар вашей семье, Роберт, а не Маргарита, — резко проговорила Дженни. — Если бы Роберт держал причиндалы у себя в штанах, ничего худого бы не случилось. — Снова наклонившись вперед, она уткнула палец Таю в грудь. — Держу пари, что за все шесть лет, которые Маргарита ждала, не было ночи, когда бы она не пожалела, что не сказала «нет» в ту минуту, как Роберт признался ей в своем влечении!
Выпалив это, Дженни улеглась на бок спиной к Таю.
— Мне надоело болтать. Я хочу немного поспать.
Сердито глядя на нее, Тай подумал: как же все это по-женски! Только бы последнее слово осталось за ней! Он лег на спину и, скрестив руки на груди, и снова уставился на попону.
Немного погодя он пришел к выводу, что все же намечается прогресс. Определилось препятствие на пути к успешному завершению их взаимного желания. Надо обдумать иное решение. Во всяком случае, он должен начать процесс ухаживания. Придя к такому выводу. Тай вдруг вспомнил о миссис Макгоуэн и улыбнулся.
Миссис Макгоуэн уложила его к себе в постель, когда ему исполнилось шестнадцать, а похотлив он был, как жеребец. Жена коновала научила его удивительным вещам — таким, какие и не чудились его воспаленному юношескому воображению. Если подумать, то все, что он знал о том, как ублажить женщину, шло от Элис Макгоуэн, и она же дала ему самый лучший совет в жизни.
«Обращайся со всеми женщинами как с настоящими леди». Это сказала Элис, перед тем как он уложил ее на простыню, и добавила: «И с каждой женщиной веди себя так, словно она единственная на свете, а ты один из миллиона мужчин, которые ее добиваются».
Ничего удивительного, что он вспомнил этот совет, попав в теперешнее положение.
Да, сэр, Дженни Джонс пока что этого не поняла, но она уже на пути к тому, чтобы покориться. Любопытно, лениво думал Тай, знает ли она слово «капитуляция».
Всю свою жизнь Дженни хотелось таких вещей, которые она не могла получить. Обычно она в подобных ситуациях пожимала плечами и проходила мимо желаемого. Но на этот раз судьба сыграла с ней ловкую штучку.
Она свела Дженни с красивым ковбоем, мужчиной с твердым взглядом и крепкими мускулами, при одном виде которого у нее внутри все начинало гореть. И словно такой пытки еще недостаточно, бесенята, прислужники фортуны, внушили ему сильную страсть к ней.
Взаимное влечение втайне пугало ее и одновременно злило, потому что она не могла отдаться ему.
Надо иметь в голове песок вместо мозгов, чтобы рисковать забеременеть от мужчины, который загодя объявил, что не способен на чувство, что ему от женщины нужно лишь одно. Нельзя сказать, что сама она стремится к браку. Черт побери, она для брака годится не больше, чем он. Не говоря уже о том, что ей нечего ждать, чтобы сын хозяина ранчо, богача выбрал в жены необразованную, корявую, грубую погонщицу мулов. И все же… Она бы стащила с себя штаны в одну секунду, если бы была совершенно уверена, что не забеременеет.
Мысли о том, каково ей будет растить и воспитывать Грасиелу, не давали Дженни спать по ночам. Еще один ребенок попросту прикончил бы ее жизнь. Прежде чем они все трое умерли бы от голода или от холода, Дженни испытала бы все стадии полного падения, через которые может пройти женщина.
Она этого не заслуживала и не хотела, чтобы Грасиела и второй ребенок стали свидетелями ее падения.
Размышления о том ужасе, с каким она, не в состоянии найти работу, будет смотреть, как голодают ее дети, довели Дженни до того, что она повернулась и пнула Тая.
Он в мгновение ока пробудился и уставился на нее.
— Что это, дьявол меня забери, такое? — произнес он, наклонившись вперед и потирая подбородок.
— Я твержу всем и каждому, что во мне нет материнских чувств! А вы думаете, что я могу творить чудеса и добывать пищу из воздуха. Я не желаю, чтобы меня использовали, и я не намерена торговать собой или выпрашивать милостыню. И никаких детей, умирающих от голода у меня на глазах! Ты слышишь меня? — Она сжала кулак и ударила Тая по плечу. — Ты мне даже не нравишься!
Если «бы она могла работать обеими руками, то построила бы второй шалаш и перетащила туда свое седло. Но жара подавляла самую мысль о такой попытке. Все, что она могла, — это лечь на свое место и отодвинуться как можно дальше от ковбоя.
Минутой позже Дженни услышала, что Тай снова приподнялся.
— Кто-нибудь говорил тебе, что у тебя прекрасные глаза?
— Заткнись! — Она уставилась на луку седла. — Зачем ты это сказал?
— Затем, что это правда, — спокойно ответил он. — У тебя красивые глаза, красивая грудь, красивые бедра.
О Господи! Это выше ее сил. Еще ни один мужчина не говорил ей таких слов. А у нее слабость к приятным словам. Лихорадочный жар где-то в животе подтверждает, что у нее слабость к красивым ковбоям, чтоб им пропасть!
— Разбуди меня, когда придет время поужинать, — попросила она, и голос ее прозвучал глухо и сипло.
Чтобы прогнать желание, она попробовала вообразить себя с орущим младенцем на руках. У младенца рыжие волосы, как у нее самой, и голубовато-зеленые глаза, как у ковбоя. Картина была забавная и одновременно пугающая… но внутри у Дженни что-то вдруг смягчилось.
Застонав от разочарования, она уткнулась лицом в сгиб локтя. Если бы Грасиела не сломала ей жизнь, это мог бы сделать Тай Сандерс.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Не бойся любви - Осборн Мэгги



Очень,очень. Стоит прочесть.
Не бойся любви - Осборн МэггиНатали
7.12.2012, 18.38





Действительно стоит почитать. Очень увлекательный и трогательный роман с отличным юмором.
Не бойся любви - Осборн МэггиНастя
11.02.2013, 10.58





Стоит прочесть.8/10
Не бойся любви - Осборн Мэггитая
13.02.2013, 19.30





Очень интересный роман. Читайте
Не бойся любви - Осборн МэггиТатьяна
15.02.2013, 16.01





Герои удивительно живучи, 6-летняя девочка-хирург - это перебор, но несмотря на такие "чудеса" роман хорош: 8/10.
Не бойся любви - Осборн Мэггиязвочка
29.03.2013, 0.34





очень интересно.понравилось.!!!!!!!!!!
Не бойся любви - Осборн Мэггичитатель)
15.02.2014, 23.46





редко пишу СУПЕР! Но это стоит почитать 10
Не бойся любви - Осборн МэггиЛана
18.02.2014, 1.44





редко пишу СУПЕР! Но это стоит почитать 10
Не бойся любви - Осборн МэггиЛана
18.02.2014, 1.44





Прекрасный роман !!!
Не бойся любви - Осборн МэггиMarina
18.02.2014, 7.38





Потрясающий роман!Просто невозможно оторваться)Герои - сильные, волевые личности, сюжет-увлекательный и держит в напряжении. Какое противоборство характеров, какая страсть! Высший балл!)
Не бойся любви - Осборн МэггиСветА
22.02.2014, 15.50





Как только прочитала роман Осборн впервые, поняла ее индивидуальный талант. И этот роман - один из лучших, пронизан тонким юмором. Смеялась взахлеб (особенно про "огонек").Читайте Осборн. Ведь от герцогов и графов надо периодически отдыхать.
Не бойся любви - Осборн МэггиВ.З.,66л.
24.02.2014, 9.48





И правда,классный роман!Особенно после романов с рафинированными графами или крутыми мультимиллионерами и вздорными претенциозными барышнями.Интересно и увлекательно.Всего в меру,даже живучесть героев,только девочка показалась слишком взрослой для своих шести лет.Возможно,в тех столетиях дети взрослели раньше нынешних.10.
Не бойся любви - Осборн МэггиСкорпи
24.02.2014, 23.44





Отличный роман!
Не бойся любви - Осборн МэггиГ.С.
17.07.2014, 12.52





очень хороший роман, в эпилоге я даже расчувствовалась, со мной такое в первый раз. Тут писали что девочка для 6 лет очень взрослая, мне показалось что тут все нормально, ведь говорилось что она очень развита. Я как то читала роман про миллионера итальянца и его глупую жену, так там близнецы 2х лет от роду составили план как помирить родителей и у них получилось. Ни хренова да? Так что здесь в плане девочки все ок)
Не бойся любви - Осборн Мэггилёлё
5.11.2014, 13.05





Я под впечатлением. Роман очень понравился. Герои такие живые и настоящие. Классно. 10 баллов.
Не бойся любви - Осборн МэггиЛАУРА
21.11.2014, 10.55





Очень понравился роман. Сама даже удивилась. И смеялась и плакала. Роман как глоток свежего воздуха среди романов про графов и избалованных леди))
Не бойся любви - Осборн МэггиAlissa
10.02.2015, 19.28





Класный 10+
Не бойся любви - Осборн Мэггимаша
20.02.2015, 0.59





Оооо!!!Это нечто!!!Читайте обязательно!Много юмора и одновременно трогательно и красиво!Даже сравнить не с чем.Очень рекомендую!
Не бойся любви - Осборн МэггиОля
21.02.2015, 2.52





у-ф-ф!Не могу опомнится от такого чудного романа!Пока ни чего не могу читать.
Не бойся любви - Осборн Мэггиева
22.02.2015, 15.53





Потрясающая интересная история.рада что бывают и такие романы после которых и грустно и радостно на сердце.
Не бойся любви - Осборн Мэггиамина
23.02.2015, 19.47





ВЕЛИКОЛЕПНО!
Не бойся любви - Осборн МэггиМила
9.03.2015, 20.19





Ай, какая карамелька!! Такая необычная героиня, столько симпатий вызывает! Читает словарь, чтобы знать значения слов! Имеет такое драгоценное сердце и разум, что нам всем стоит поучиться!( ". Секс будет, если не будет ребенка! "И точка! Так держать, девчонки, отвечаем за свою жизнь сами!), Сюжет лихой и типичный для Дикого Запада- ковбои стреляют от бедра, злодеи усатые и валятся, как карточный домик, герой с мускулистым телом и нежным сердцем, ( кстати, его теория покорения женщин ой, как хороша и действенна!) Уже за то,как он обставил первую ночь- спасибо ему от всех женщин!! В меру сантиментов, много любви, а в конце- награда!
Не бойся любви - Осборн МэггиЕлена Ива
20.04.2015, 21.16





Елена Ива, спасибо за отзыв! Точно, вкусный роман! В конце и смеялась и плакала!
Не бойся любви - Осборн МэггиАнна
27.04.2015, 18.39





Прекрасный роман. Очень редко в этом жанре встречаются романы с хорошим концом,в том смысле, что часто концовки получаются приторно сладкими, либо какими-то смазанными, оборванными. Это уже второй роман этого автора, что я прочитала (до этого читала Лучший мужчина),и оба романа очень понравились. Понравились своей завершенностью. Никаких глупостей, тупостей. Сильные, смелые герои, которые получили от жизни то,чего заслуживали. Однозначно читать. rnА я попробую почитать что нибудь еще у этого автора.
Не бойся любви - Осборн МэггиДиана
30.06.2015, 17.08





Чудесно! Великолепно! Некоторые моменты и эпилог просто не смогла читать без слез. Неужели такие чудесные книги еще существуют?! Высший балл! 10/10!
Не бойся любви - Осборн МэггиСашенька С
2.07.2015, 4.38





Роман отличный. Читала с огромным удовольствием. Читайте, не пожалеете.
Не бойся любви - Осборн МэггиТатьяна
7.07.2015, 22.32





Прекрасный роман!Всем читать!
Не бойся любви - Осборн МэггиНаталья 66
29.08.2015, 19.23





Вновь перечитала и в очередной раз не пропустила ни строчки,ни слова,ни буквы,как в первый раз.Истинное удовольствие. Один из лучших любовных романов которые я читала. Герои выше всяких похвал,я просто в них влюблена.Не много смутило умение шестилетней девочки но это не испортило впечатление от романа. 10+
Не бойся любви - Осборн Мэггис
27.03.2016, 22.34





Мне очень понравился,особенно характеры героев.
Не бойся любви - Осборн МэггиАся
30.04.2016, 12.07








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100