Читать онлайн Луна прерий, автора - Осборн Мэгги, Раздел - Глава 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Луна прерий - Осборн Мэгги бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.48 (Голосов: 61)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Луна прерий - Осборн Мэгги - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Луна прерий - Осборн Мэгги - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Осборн Мэгги

Луна прерий

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 12

Раньше, до того как они остановились в Рокасе, Камерон ехал рядом с Деллой, но теперь стало ясно, что им следует соблюдать дистанцию, и он скакал впереди, как в первые дни путешествия. Горы становились все выше и выше, по мере того как путешественники въезжали в предгорье.
Ближе к полудню в миле к югу от них проехали двое мужчин, направляясь на восток. Камерон обменялся приветствиями с полудюжиной пастухов, державших путь к Форт-Уэрту. С Деллой же они не перекинулись и десятком слов до самого вечера. Вместе разбили лагерь, сели у костра и стали ждать, пока поджарится кролик.
– Я всегда думала, что в этом месте будет пусто – ни одной живой души, – заметила Делла, сняв шляпу. Она вынула несколько шпилек, и ее коса свободно упала на спину. – И меня сильно удивило, что с начала нашего путешествия мы встретили столько людей. По-моему, кофе готов. – Она хотела подняться.
– Не вставайте. Сегодня как раз подходящий случай, чтобы выпить виски. – Он ушел и вернулся с бутылкой и кружками.
Наполнив кружки и передав ей одну, он сказал:
– Вы почти не говорили со мной вот уже три дня, Делла. Давайте обсудим случай в Рокасе и навсегда забудем о нем, идет?
– Вы правы, сегодня действительно подходящий случай, чтобы выпить виски.
– Вы спросили, жалею ли я о том, что убил Мортона. Но я не ответил. Конечно, жалею. – Ему хотелось бы на этом закончить, но Делла предпочитала обсуждать вещи и события с разных точек зрения. Может, все женщины такие? – Мне так хотелось наслаждаться чудесным вечером, но этот сукин сын все испортил. И сам погиб. Хотя у него был выбор. Мне жаль, что пришлось его убить, но другого выхода не было.
– Вы совершенно правы.
– Придурок журналист, который написал обо мне, совершенно справедливо сказал, что, когда человек достаточно известен, чтобы стать всеобщей мишенью, он будет в относительной безопасности, лишь когда противник знает, что любое нападение, любое противостояние – это вопрос жизни и смерти. Кто-то обязательно должен умереть. И это естественно.
– Не понимаю, как вы можете так жить. Вы или герой, или мишень. Каждый, с кем вы встречаетесь, хочет либо пожать вам руку, либо всадить в голову пулю. Третьего не дано.
Она была золотой серединой. И именно это делало ее особенной. Она восхищалась им, возможно, уважала его, но Камерон не чувствовал, что она рассматривает его как героя или опасного человека. Она не видела в нем легендарного охотника за бандитами, недостижимого и неприступного. В его присутствии она не чувствовала себя скованно и не смущалась.
– А вы знаете что-нибудь о Харви Мортоне? – спросила она.
– Предпочитаю не знать.
– Женщина, которая принесла мне завтрак, рассказала, что он делал седла. Никто не знал, что у него есть оружие.
Она собиралась рассказать ему все. Камерон допил свое виски и налил еще.
– Они с друзьями начали пить вскоре после полудня. Друзья решили подшутить над Мортоном и подговорили его вызвать вас на состязание.
– Состязание? То есть собирались поставить в ряд бутылки и сбивать их в то время, как пытались пристрелить друг друга? Я и седельщик? – Камерон провел рукой по волосам. – Боже!
– Его дружки подумали, что вы откажетесь, и напоили Мортона, потому что он был единственным, отважившимся пойти к вам. Но что-то пошло не так. Вы могли стать жертвой простой глупой шутки!
Шансы такого исхода были невелики, однако существовали. У Камерона словно камень с души свалился. Делла понимала его!
– Но жертвой стал Мортон. – Она покачала головой. – Как печально!
– Убить – нелегко. Даже того, кто покушается на твою жизнь.
– Я никогда не видела, как убивают. Даже во время войны. Не знаю, может, мои слова задели вас за живое. Но мне казалось неправильным просто сидеть и есть как ни в чем не бывало. Как будто бы ничего не случилось!
– Вы с самого начала знали, кто я и чем занимаюсь.
– Одно дело – слышать о легендарном стрелке, а другое – видеть убийство собственными глазами.
В тот вечер, когда он повел ее ужинать в Рокасе, Делла выглядела просто восхитительно. С такой женщиной каждый мужчина мечтал бы пройтись под руку. Но для него она была еще прекраснее, одетая в свое обычное платье и занимающаяся повседневными делами.
Она опустилась на колени и пыталась получше приладить вертел с кроликом. В свете костра ее лицо казалось розовым, длинная коса лежала на спине. На фотографии у нее были изящные ухоженные руки, теперь Делла коротко стригла ногти.
Он старался не думать о ее теле, но, конечно же, это ему не удавалось. На свадебной фотографии она была затянута в тугой корсет. И в тот вечер в «Гранд-отеле» на ней тоже был корсет. У себя на ферме и здесь, в прериях, она его не надевала. Камерон считал, что он совсем не нужен. Ее пышные груди отчетливо вырисовывались под белой тканью сорочки. Узкая талия и стройные бедра не оставили бы равнодушным ни одного Мужчину.
Стиснув зубы, Камерон отвернулся и стал смотреть на залитый лунным светом склон горы. Через два дня они двинутся через горы, и ночи станут холоднее.
– Я вовсе не осуждаю вас, – проговорила Делла. – Обществу нужны люди, готовые в нужный момент нажать на спуск. Просто я не привыкла к подобным ситуациям и болезненно реагирую на них.
Он подумал, что Делла, возможно, впервые в жизни видела убийство. Это поразило его. Он не мог себе представить, что такое возможно. Тем более на Западе. Видимо, стал циничным, охотясь на преступников. Делла напомнила ему, что есть другой мир, где убийство – событие из ряда вон выходящее.
– Камерон?
Когда он повернулся, она стояла у костра с тарелками в руках. В глазах ее была печаль.
– Я не смогла бы жить, как вы. Когда каждый день может оказаться последним. – Она сделала глубокий вдох и посмотрела ему в глаза. – Я не смогла бы так.
В ее словах ему послышалось: «Держись от меня на расстоянии».
Камерон ничего не ответил. Только кивнул. Так будет лучше, подумал он.
За долгие часы, проведенные под палящим солнцем, он многое обдумал. Быть может, не стоит рассказывать Делле, что он убил Кларенса. Ведь это ничего не изменит. И тогда они с Деллой останутся друзьями.
Он представлял себе, как заедет к ней в гости много лет спустя, как она обрадуется его приезду и к чему это может привести.
И тут все его аргументы рассыпались в прах, желание сказать всю правду брало верх. Единственно правильное решение – это рассказать Делле подробности смерти ее мужа. Разве не для этого он разыскал ее? Иначе эта тайна всегда будет стоять между ними непреодолимой стеной.
Но тот вечер в Рокасе… Она наклонилась к нему, освещенная свечами, ее губы были приоткрыты, глаза блестели. Тогда он понял, что ее к нему влечет.
Сколько раз за все эти годы он, рассматривая ее свадебную фотографию, представлял себе, что она смотрит на него вот так? В тот момент у него перед глазами промельк– нули совсем другой мир и совсем другая жизнь. И на мгновение та жизнь показалась ему вполне реальной и достижимой.
Теперь же он понимал, что, даже не расскажи он ей о Кларенсе, Делла никогда не сможет принять его образ жизни. Ни одна женщина не сможет. Но тогда, при свечах за столиком, Камерону хотелось думать, что он ошибается.
Когда он повернулся, Делла уже разложила по тарелкам крольчатину и рис и протягивала ему тарелку. Камерону показалось, что она хочет сказать что-то еще, но не решается.
Он взял у нее тарелку и сел на землю.
– Если уж стал легендой, с этим ничего не поделаешь. – Он старался говорить спокойно, скрывая горечь. Но ведь он не хотел другой жизни. До тех пор, пока Делла не оказалась рядом с ним.
– Я думала об этом. Даже если бы вы решили заняться чем-нибудь другим, слава о вас не даст вам покоя. Вы навсегда останетесь Джеймсом Камероном. И всегда найдется человек вроде Харви Мортона, или Джо Хаскера, или Люка Эппла.
Когда посуда была вымыта, Камерон сел по одну сторону костра, а Делла – напротив. Камерон занялся чисткой револьверов, Делла починкой вещей. Подняв глаза, Камерон заметил, что Делла наблюдает за ним. Они посмотрели друг другу в глаза и поспешили отвести взгляд.
В конце концов он расскажет ей о Кларенсе, и она возненавидит его. А пока он будет наслаждаться ее обществом и ее дружбой, не надеясь на большее.
Однако избавиться от этой надежды очень нелегко. Особенно сейчас, когда он знает, что она к нему неравнодушна. В том, что сам он ее желает, Камерон не сомневался. Один лишь ее запах вызывал в нем безумное желание.
Делла вытерла пот с висков и шеи. Камерон, как обычно, ехал впереди с такой легкостью, будто не ощущал изнуряющего зноя. Он указал ей на север, где на каменистом склоне паслось небольшое стадо оленей. Животные были почти такого же цвета, как окружавшие их камни и кустарник с золотой листвой.
Она давно потеряла счет дням, но предполагала, что уже наступил сентябрь. Чем выше они забирались в горы, тем холоднее становились ночи. Однако днем горное солнце все еще палило нещадно.
В пути Делла размышляла о многом. Но чаще всего о Камероне.
Камерон обернулся и, удостоверившись, что она не слишком сильно отстала, свернул в расселину между двух скал.
Делла снова вспомнила их романтический вечер в «Гранд-отеле». Неизвестно, чем бы он окончился, не появись там Харви Мортон с оружием в руках. Быть может, утром она проснулась бы полная сожалений и разочарований.
После того вечера их отношения с Камероном сильно изменились. Делла постоянно напоминала себе, что Камерон в любую минуту может погибнуть.
А что, если бы она была в другом настроении? Сказала бы что-то злое или резкое незадолго до того, как Харви Мортон ворвался в столовую?
При этой мысли Делла сжалась от ужаса. Если они с Камероном когда-нибудь станут чем-то большим, чем просто друзья ми, ей придется взвешивать каждое слово. Она не сможет быть самой собой, вести себя непринужденно. Неизвестно, как он поведет себя, если она разозлится и наговорит ему лишнего. Она просто не успеет сказать: «Извини, я вовсе не это имела в виду».
Она не сможет принять его образ жизни. Камерон прав – он навсегда останется легендой.
Ее размышления прервал шум впереди. Делла пришпорила Боба, и тот пустился рысью. Еле заметная тропа между скал становилась все шире, переходя в широкую долину.
Камерон рассматривал открывшуюся его взору картину. Возле четырех ярко раскрашенных повозок собралось человек двенадцать. Мужчины, женщины, дети – все говорили одновременно, на повышенных тонах, яростно жестикулируя. Вокруг них бегали собаки, невдалеке Делла заметила козу.
– Семейство Балдофини, – объяснил Камерон, когда Делла поравнялась с ним. – Уверяют, что они – румынские цыгане.
Кибитки были замысловато расписаны, на одной надписи гласили, что целительный бальзам графини Блатски быстро избавит от чесотки, сыпи, женских проблем, бессонницы, храпа, сифилиса и простуды. На другой была изображена женщина, колдующая над хрустальным шаром, а под картинкой написано, что можно узнать будущее за десять центов.
Когда Делла и Камерон приблизились, цыгане на мгновение умолкли, но тут же снова загалдели.
– Балдофини, – проговорила Делла. – Это румынская фамилия?
– Понятия не имею. Не могу определить национальность по фамилиям. Но я не удивлюсь, если окажется, что это имя кто-то выдумал, полагая, что оно похоже на румынское. Ведь неизвестно, так ли это на самом деле.
– А вы их знаете?
– Видел раза два или три.
Делла знала, что он больше ничего не расскажет, а для расспросов сейчас неподходящее время.
– О чем они спорят? – поинтересовалась она минуту спустя. – И почему мы сидим тут и смотрим на них?
Цыгане были людьми красивыми. У темноглазых мужчин точеные профили, тонкие руки и гладкая кожа. Женщины были просто красавицами, даже самая пожилая, стоявшая в самом центре. На них были яркие юбки и платки, в ушах – золотые серьги, руки увешаны браслетами.
Камерон бросил на Деллу взгляд.
– Цыганский барон, должно быть Бернард Мартинес, считает, что мы с вами должны заплатить пошлину, чтобы пройти мимо их кибиток. Барон считает, что мы предпочтем заплатить, потому что о цыганах ходит дурная слава, будто они всегда и везде стараются раздобыть денег и никогда своего не упустят. И он думает, что мы с этим согласимся.
Делла недоверчиво нахмурилась.
– Но ведь эта дорога им не принадлежит. Давайте просто проедем мимо. Здесь достаточно свободного места.
– Если мы попытаемся проехать, не заплатив, они поставят последнюю кибитку поперек дороги, загородив ее.
– И что, они спорят насчет того, должны мы платить или нет?
Камерон кивнул:
– Те, кто на нашей стороне, говорят, что если они пропустят нас так, без уплаты пошлины, то я буду у них в долгу, и когда в следующий раз они приедут в город, где я ношу значок, я не стану их арестовывать. Делла с изумлением посмотрела на него.
– А что, вы раньше арестовывали Балдофини? Он усмехнулся:
– Раз или два.
В этот момент вперед вышла знойная темноглазая красавица и, положив руки на бедра, проговорила:
– Джеймс Камерон. Если мы пропустим вас, не взяв денег, вы не арестуете нас при следующей встрече?
– Если вы будете красть в моем городе, то я арестую вас. – Он пожал плечами. – Как велик размер вашей пошлины?
– Подождите. – Красавица смерила его взглядом, после чего, откинув назад прекрасные волосы, вернулась к группке людей у кибиток. Спор возобновился, но на этот раз был не таким яростным.
– Похоже, мы лишились сторонников, – проговорил Камерон.
– Вы знаете женщину, которая говорила с нами? – Делла старалась говорить спокойно, но не была уверена, что у нее это получается.
– Ее зовут Сильвана.
Было что-то вызывающее в позе цыганской красавицы, в том, как она смотрела на Камерона. Делле стало не по себе. На этот раз вперед вышел красивый седой мужчина:
– Разрешите представить вам миссис Уорд. Миссис Уорд, это барон Бернард.
Делла испуганно посмотрела на Камерона.
– Рада познакомиться, – пробормотала она.
– А я как рад. – У барона был мексиканский акцент. – Вам придется заплатить пошлину.
– Сколько?
– Мы никак не можем сойтись во мнении, должны ли вы заплатить вдвойне, потому что вас двое, или же втройне, потому что с вами трое животных.
Камерон опустил руку на пороховницу, притороченную к седлу.
– Но ведь нам не надо проезжать мимо вас, ведь все мы едем в одном направлении, в сторону долины.
Делла удивленно подняла брови. Она не могла понять ни по голосу Камерона, ни по выражению его лица, говорит он серьезно или просто забавляется ситуацией.
– Такую возможность мы сразу же отвергли, – ответил барон.
– Понятно. Итак, каков размер пошлины?
– Вы можете проехать, – лукаво проговорил мужчина. – Сумму мы обговорим потом. Приходите вечером на наш костер, тогда и узнаете.
Камерон кивнул.
– Что принести?
– Кофе, виски, сахар и табак.
– Мы принесем кофе и табак. – Он кивнул Делле: – Езжайте вперед.
Он не попросил ее вести мула, значит, не собирался воспользоваться револьверами. Но все же откинул полы куртки, выставив на всеобщее обозрение свой арсенал.
Цокнув языком, Делла пустила Боба шагом мимо цыган и весело раскрашенных кибиток. Мужчины улыбались, демонстрируя ослепительно белые зубы, дети ухмылялись, глядя на нее. Сильвана стояла, опершись о колесо. Ее груди распирали тонкую белую ткань блузки, ловкие пальчики поигрывали с золотым кольцом, продетым в ухо.
– Миссис Уорд. Делла Уорд!
Натянув поводья, Делла с растерянным видом оглянулась. Рядом стояла беременная женщина с огромным животом. Ее лицо было Делле знакомо, но она никак не могла вспомнить, где ее видела.
– Я Мари. Мари Сантос из «Серебряной подвязки». Это было очень давно, но…
– Мари! Конечно же! – Тогда обе они были моложе, измотанные и обессиленные, лишенные надежды, одетые в чрезмерно коротенькие и облегающие костюмы. – Ты прекрасно выглядишь! Это твой первый ребенок? – Делла улыбалась, глядя на вздернутую на круглом животике юбку Мари.
– Это наш третий, – с улыбкой сказала Мари. – Мы еще поговорим сегодня. – Она похлопала Деллу по ноге и отошла назад.
– Поистине, мир тесен, – сказала Делла Камерону, когда они разбили лагерь.
Прежде чем остановиться на ночлег, они проехали примерно треть пути до простирающейся внизу долины. Цыгане сделали привал на той же самой речушке, на расстоянии мили от них. Делла видела их кибитки, слышала гул голосов.
– Ваша подруга замужем за Эдуардо, – проговорил Камерон, подбросив хворост в костер.
Он рассказал, что Эдуардо играет на скрипке, хорошо ладите животными и скорее всего приходится племянником второй дочери сестры барона Бернарда.
– На самом деле мы с Мари не были подругами, – заметила Делла, сев на своей постели. – Мы мало общались. – Она обхватила руками колени. – Но я помню одну ночь. Было холодно, шел дождь, в баре находилось всего несколько посетителей. Мы с ней делились своими мечтами.
– И какова была ваша мечта?
– Привезти дочь домой. А Мари мечтала выйти замуж за богатого фермера.
Рассказывая, Делла расплела косу, расчесала волосы и заколола в пучок на затылке. Камерон, как обычно, в такие моменты старался не смотреть на нее. В благодарность она отворачивалась, когда Камерон брился по утрам.
Вдруг она заметила, что Камерон не стал доставать посуду и припасы.
– Мы что, будем есть с цыганами?
– Мы принесем с собой кофе и табак, так что ничего не будем им должны за еду.
– Спасибо вам за это путешествие, – тихо проговорила Делла. Слова эти шли от самого сердца. – За это время я повидала и сделала гораздо больше, чем за последние десять лет. Я никогда этого не забуду. Мне в голову не могло прийти, что проведу вечер с цыганами. – Или что проведет ночь в гостинице с мужчиной, не являющимся ее мужем. Или будет путешествовать с ним вдвоем. – Что ждет нас вечером?
– Вам понравится.
Цыгане расположили свои кибитки буквой «П», поставив их вплотную к склону горы, и развели огромный костер. Дни стали короткими, и уже сейчас зажгли фонари, прикрепленные к кибиткам. По всему лагерю витали запахи благовоний и готовящегося мяса, дыма и животных.
Перед Деллой появилась Мари, толкая впереди себя двух маленьких девочек.
– Это Рома, а это Элис.
Девочки неуклюже присели в реверансах, после чего, хихикая, убежали.
– Красавицы! Сколько им лет?
– Пять и три.
Мари подвела Деллу к одной из кибиток, и они сели на ступеньки, ведущие вверх и внутрь.
– Тебе удалось привезти свою дочь домой?
Делла осмотрела лагерь и наконец заметила Камерона. Тот стоял около лошадей и пил с каким-то мужчиной. Глубоко вздохнув, она объяснила, что едет в Атланту, чтобы разрешить ситуацию с дочерью.
– А ты? Ты счастлива с цыганами?
Мари рассмеялась и положила ладонь на свой огромный живот.
– Скоро мы повернем на юг. Направляемся в Мексику. Там живут родители Эдуардо, они хотят, чтобы мы поселились на их ранчо. Я буду тосковать по кочевой жизни, но давно пора где-нибудь осесть. Да, я счастлива. – Она посмотрела на мужчин. – Некоторые удивляются, почему ты путешествуешь с Джеймсом Камероном.
– Мистер Камерон был другом моего мужа. Он сопровождает меня в путешествии в Атланту.
Черт! Делла почувствовала, что краснеет, и заметила, что это не ускользнуло от Мари. Мари кивнула и поднялась.
– Пойдем поедим, потом мадам Блатски погадает тебе на картах, после чего будут музыка и танцы.
– Мари, есть здесь кто-нибудь по имени Балдофини? Мари рассмеялась:
– Бабушка барона Бернарда могла быть замужем за Балдофини, но я в этом не уверена. Да и какое это имеет значение? Все, кто кочует с нами в кибитках, считают себя Балдофини.
Цыганки обслужили своих мужчин, после чего поели сами вместе с детьми за другим столом в противоположном конце лагеря. Они радушно приняли Деллу, но в основном говорили сами или кричали на детей. Иногда им удавалось втянуть Деллу в разговор, но ей было достаточно слушать их и наслаждаться едой.
Она заметила, что Сильвана с нескрываемым пренебрежением разглядывает ее.
– Цыгане знают, что такое свобода, – сказала Сильвана пожилой женщине, сидевшей справа от нее. – Мы носим волосы распущенными. И не боимся ярких цветов.
Делла поняла, что это замечание в ее адрес. На цыганках были яркие юбки и платки, волосы ниспадали на спину, на руках и щиколотках позванивали браслеты. Сама же она сидела в бесцветном наряде, затянутая в корсет, с заколотыми волосами.
– Говорят, если мужчина переспал с цыганкой, другая женщина не сможет его удовлетворить.
– Правда? И кто же это сказал?
Женщины улыбнулись Тейле, посмевшей бросить вызов Сильване.
Черные глаза Сильваны блеснули.
– А ты уверена в своем мужчине, Тейла?
– Держись от Стефана подальше, не то я вырву у тебя сердце.
Мари положила руку Делле на плечо.
– Поела? Мадам Блатски хочет тебя видеть. – Когда они отошли от стола, она шепнула: – Не обращай внимания на Сильвану.
– Похоже, я не понравилась Сильване с самого начала, – произнесла Делла.
– Она злится, что ты путешествуешь с Джеймсом Камероном. Не много нашлось мужчин, отвергнувших Сильвану, и Джеймс Камерон один из них. Ей хотелось соблазнить его и бросить. Она удовлетворила бы свое тщеславие, а заодно насолила Раулю, заставив его ревновать.
– Мы с мистером Камероном просто друзья. Сильване не о чем беспокоиться.
И если Камерон настолько глуп, что позволит использовать себя, чтобы заставить ревновать другого мужчину, это его дело. Но Камерон не глуп, в этом Делла не сомневалась.
Мари провела ее в одну из кибиток, где за столом, освещенным единственной свечкой, сидела пожилая женщина. Почувствовав запах благовоний, Делла огляделась. Стены кибитки обиты дорогой шерстью, потолок задрапирован. Позади женщины, вероятно, располагалась жилая часть кибитки, отгороженная голубыми бархатными занавесками.
– Знаете, в этом нет необходимости, – нервно проговорила Делла. – Я не верю в предсказания.
Мари замерла у дверей:
– Возможно, поверишь.
– Садись, – сказала старая цыганка.
На голове ее красовался платок, скрывающий седые волосы. Но на лице ее не было морщин. Она оказалась не такой старой, как поначалу решила Делла. Как и все цыганки, она носила золотые серьги и браслеты, однако одежда не отличалась пестротой. Блузка, юбка и платок были белоснежными.
– Сначала перетасуй карты, а потом покажешь ладонь. Ее акцент мог оказаться румынским. Делла со вздохом принялась тасовать карты. Цыгане оказались весьма гостеприимными, и ей не хотелось обидеть женщину.
– А теперь дай мне руку.
Пальцы женщины оказались на удивление теплыми, почти горячими. Она повернула ладонь Деллы к свету и пробежалась большим пальцем по линиям.
– Ты потеряла всех близких, – проговорила женщина. – У тебя нет семьи, нет мужа.
У Деллы пересохло во рту. Что из ее прошлого известно Мари и что та поведала мадам Блатски? Делла с трудом сдержалась, чтобы не выдернуть руку из цепких пальцев цыганки.
– Ты здорова и сильна. Когда-то была уступчивой и покладистой, теперь стала упрямой и своенравной. – Женщина улыбнулась. – Вот отсюда и досюда многое изменилось. Теперь ты здравомыслящая, практичная, да?
– Возможно.
– О деньгах волноваться не стоит. Ты будешь обеспечена всю оставшуюся жизнь. – Женщина пожала плечами. – Дети. Трое. Двое из них будут очень близки.
Делла не поверила и улыбнулась, пока цыганка раскладывала карты.
– Как интересно. Карты показывают только твое прошлое. Оно окутало тебя, словно кокон. Никогда ничего подобного не видела. Даже твое будущее является твоим прошлым.
Делла посмотрела на карты.
– Так не бывает. – Она нахмурилась.
– Я вижу обвинения и гнев. – Цыганка постучала пальцем по одной из карт и нахмурилась. – Но все несправедливо. Упреки – давным-давно, упреки – в скором будущем, и все – несправедливо.
– Все справедливо, – заявила Делла, думая о том, что мистер и миссис Уорд украли ее дочь.
– Посмотри. – Женщина ткнула следующую карту. – Тебя окружают тайны. – Она с любопытством посмотрела на Деллу. – Могущественные тайны, понимаешь?
– Нет.
– Но ты многое чувствуешь. Тайны, которые могут уничтожить И ты не хочешь их знать.
Расстроенная словами гадалки, Делла решила уйти, но слишком велико было искушение узнать остальное.
– Оставим это. Продолжайте.
Цыганка склонилась над картами.
– Будущее снова возвращается. Я вижу смерть, но это вовсе не смерть. Еще одну тайну я вижу в будущем, но она уже не только твоя. – Женщина покачала головой.
– Что ж, спасибо, что уделили мне время.
– Покажи еще раз ладонь. – Она взяла руку Деллы – Вот здесь, видишь? Линия разветвляется. Ты пойдешь либо в одном направлении, либо в другом. – Она снова обратилась к картам. – Столько вины и упреков. Вслед за виной приходит прощение. Сможешь ты простить или нет, зависит от того, какое направление ты выберешь.
Делла порывисто поднялась, ее захлестнула волна гнева.
– Есть вещи, которые нельзя простить.
Она никогда не простит Уордов. И себе не простит, что оставила Клер.
– Это дело твое, – тихо проговорила цыганка.
Кое-что из того, что сказала мадам Блатски, было правдой. Делла действительно стала своенравной и практичной. Но остальное – просто бессмыслица. Например, то, что у Деллы будут дети. Многого она вообще не поняла.
– Ну что, повезло? – спросила Мари, когда Делла вышла из кибитки.
– Наверное, – ответила Делла. Она не хотела разочаровывать Мари. – Если верить мадам Блатски, у меня будут дети и мне не нужно беспокоиться о деньгах.
– Это большое везение!
Столы уже убрали, стулья расставили по кругу. Двое мужчин у костра играли на скрипках веселую мелодию. Дети танцевали и дурачились. Делла заметила среди малышей Рому и Элис и решила, что Эдуардо – один из красавцев скрипачей.
– Я так рада за тебя, – сказала она Мари, пожимая ей руку. Судьбы у них сложились по-разному. Делла потратила десять лет впустую на полуразрушенной ферме, Мари же все эти годы кочевала с цыганами. Вышла замуж за Эдуардо, родила детей. – Я тебе завидую.
– Мне тут нравится. Мне нравится быть Балдофини. – Глаза Мари сверкали. – Конечно, не так уж приятно, когда кто-нибудь, вроде шерифа Камерона, арестовывает одного из нас.
– А тебя…
– Нет, но Эдуардо… ну, мы заплатили штраф. Конечно, шериф Камерон всегда арестовывал нас заслуженно. Но некоторые придираются к нам просто потому, что мы – цыгане.
Делла посмотрела на мужчин. Те разговаривали и смеялись. Очевидно, цыгане не держали на Камерона зла. Все они были спокойны и расслаблены. Они подчинялись каким-то своим законам, которых Делла не могла понять. И ей невольно вспомнился Люк Эппл.
Недаром Камерон сказал, что Делле понравится этот вечер. Так оно и случилось. Детей отправили спать, после чего они с Мари вместе с остальными женщинами принялись за сладости, запивая их розовым вином. У костра начались танцы под одобрительные возгласы и аплодисменты.
На скрипках и гитарах исполняли трогательные мелодии, от которых сердце рвалось на части.
Сильвана что-то сказала музыкантам и начала двигаться прямо напротив Камерона, постепенно убыстряя темп и извиваясь под страстное пение скрипок. Ее глаза были закрыты, рот приоткрыт. Сильвана медленно сняла платок, освободив свои великолепные волосы, распахнула пламенные глаза и бросила страстный взгляд на Камерона. Улыбнувшись, она ударила в бубен, откинула назад волосы и подняла Руки над головой, тряся бубном и цокая кастаньетами. Она выписывала круги, потом вдруг замирала и снова выплясывала в бешеном ритме.
У Деллы перехватило дыхание. Никогда в жизни не слышала она такой музыки: она будоражила кровь, заставляя сердце учащенно биться. Никогда не видела ничего более прекрасного и соблазнительного, чем изгибающаяся в танце Сильвана. Ее волосы летали за ней черным покрывалом, кастаньеты неустанно стучали, тело двигалось в неистовом ритме. Безумная музыка сплеталась с чувственным телом Сильваны, с ее вызывающими, откровенно соблазнительными движениями, адресованными лишь одному мужчине.
Делла бросила взгляд на Камерона, и у нее упало сердце. Он смотрел на Сильвану, сощурившись, плотно сжав губы, но ни единый мускул не дрогнул на его лице. По мнению Деллы, именно такая женщина подходила Камерону.
Музыка стихла, и наступившая тишина показалась тягостной. Сильвана остановилась, юбки обвили ее ноги. Губы ее были приоткрыты, черные глаза пылали. Тоненькая струйка пота стекала с шеи к затемненной ложбинке между грудей. Она посмотрела на Камерона, вскинув одну бровь.
Делла задохнулась от ревности. Сейчас Камерон уведет Сильвану за кибитки, в темноту. Делла этого не вынесет.
Но вместо этого – слава небесам! – Камерон зевнул. Он повернулся к Делле, кивнул в сторону их лагеря и прошептал:
– Скоро?
– Сейчас, – ответила Делла, и сердце ее подпрыгнуло от радости.
Оба поднялись. Пока Камерон прощался и выказывал всяческое почтение хозяевам, не забыв заодно заплатить пошлину барону Бернарду, Делла поблагодарила женщин за гостеприимство. И почувствовала ярость Сильваны.
Она подошла к костру и встретила темный взгляд цыганской красавицы.
– Это был чудесный танец. – Она заставила себя улыбнуться. – Мне очень понравилось.
– Тебе не удержать такого мужчину, – злобно прошипела Сильвана и бросилась к одной из кибиток.
– Как замечательно, что мы встретились, – проговорила подошедшая сзади Мари.
– Я рада, что мы снова встретились. Желаю тебе удачи на ранчо в Мексике.
– А я желаю тебе того, что, как мне кажется, у тебя уже есть, – сказала Мари, сверкнув глазами в сторону Камерона.
Цыганская музыка все еще горячила Делле кровь, и она торжествовала, что Камерон остался с ней, а не ушел с Сильваной. Она не заметила, как они добрались до своего лагеря.
– Костер почти погас, – заметил Камерон, стоя над углями. – Разжечь его, или вы собираетесь спать?
– Думаю, пора отдохнуть. Если захотите вернуться в цыганский лагерь, я справлюсь одна, не беспокойтесь.
Он замер как громом пораженный.
– Я устал. Сегодня был долгий день, завтра будет не легче. – Он расправил плечи и потер шею. – Я тоже с удовольствием лягу спать.
– Сильвана танцевала для вас, – тихо проговорила Делла, желая увидеть его реакцию. – Неужели она нисколько не привлекает вас?
– Черт побери, нет! Сильвана обшарит карманы так искусно, что вы никогда не узнаете об этом. А в складках широкой юбки унесет бесчисленное количество драгоценностей. Полагаю, законнику она не пара. – Он улыбнулся. – А танцевала она вовсе не для меня. Глупец, увлекшийся Сильваной, не заметит, как Рауль пырнет его ножом в спину. Весь этот маскарад и был затеян, чтобы вызвать ревность Рауля.
«И мою», – подумала Делла, удивившись, как по собственнически относится к Камерону. Раньше она этого не осознавала.
Они стояли у тлеющего костра и вдруг оказались так близко друг к другу, что Делла ощутила исходящий от Камерона запах мыла, дыма и аромат цыганского вина.
– Я все еще слышу музыку. Дикую, сладкую, соблазняющую. Она струится по моим жилам.
Он провел пальцами по ее щеке, и на нее нахлынула волна желания. Дыхание ее участилось.
Камерон не сводил с нее глаз, потом обнял за талию и прижал к себе. Страсть заглушала голос рассудка, и Делла прильнула к Камерону.
Проведя руками по его груди, она обхватила Камерона за шею. У него были густые мягкие волосы. Она чувствовала его дыхание на своей щеке.
Когда он накрыл ее губы своими губами, у Деллы подкосились колени. Наконец-то! Казалось, этого поцелуя она ждала всю свою жизнь.
Камерон оторвался от ее губ.
– Делла… – Голос его звучал хрипло.
Она приложила палец к его губам и покачала головой:
– Спокойной ночи!
Если она не справится с собой, обратного пути не будет. Они только что перешагнули запретную грань. Ей надо поразмыслить о случившемся.
Спотыкаясь в темноте, она нащупала наконец свою постель и устало опустилась на землю. Кончиками пальцев коснулась дрожащих губ.
В ту ночь ей приснился катафалк, и Делла проснулась вся дрожа, со слезами на глазах.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Луна прерий - Осборн Мэгги



хороший роман, как и другие этого автора
Луна прерий - Осборн Мэггиарина
26.04.2012, 13.43





Очень хороший роман!
Луна прерий - Осборн МэггиТатьяна
22.11.2012, 16.08





Так себе, даже скучновато.rnЧитается вынужденно и тяжело.
Луна прерий - Осборн МэггиPOLINKA-UKRAINKA
3.09.2013, 10.37





Ну нельзя назвать этот роман скучным...тут есть и секрет и любовь и страсть и юмор....ах извините нет круглосуточного стояка и насилия...есть зато уважение и боготворение женщины....здесь настоящий мужчина со своими скелетами и страхами и истенная женщина которая и сильная и слабая...и посмеялась и поплакала...быть может мне роман понравился лишь потому что я люблю читать быт того времени..и лицезреть адекватных героев без ложной скромнсти и истерик..где любовь перевешивает ненависть..и на это не требуется раздумий и метаний на пол книги.....он убил ее мужа на войне..обыскав труп он нашел письма и свадебное фото..десять лет он в тайне шлет ей немного денег и его мучит совесть он влюблен в образ на фото и решает приехать и рассказать как погиб ее муж...но но каждый день он откладывает признание желая побыть с ней еще хоть чуть чуть....читайте
Луна прерий - Осборн Мэггиеще наталья
18.09.2013, 2.27





Ну нельзя назвать этот роман скучным...тут есть и секрет и любовь и страсть и юмор....ах извините нет круглосуточного стояка и насилия...есть зато уважение и боготворение женщины....здесь настоящий мужчина со своими скелетами и страхами и истенная женщина которая и сильная и слабая...и посмеялась и поплакала...быть может мне роман понравился лишь потому что я люблю читать быт того времени..и лицезреть адекватных героев без ложной скромнсти и истерик..где любовь перевешивает ненависть..и на это не требуется раздумий и метаний на пол книги.....он убил ее мужа на войне..обыскав труп он нашел письма и свадебное фото..десять лет он в тайне шлет ей немного денег и его мучит совесть он влюблен в образ на фото и решает приехать и рассказать как погиб ее муж...но но каждый день он откладывает признание желая побыть с ней еще хоть чуть чуть....читайте
Луна прерий - Осборн Мэггиеще наталья
18.09.2013, 2.27





удивительная история,обязательно читайте, 10/10
Луна прерий - Осборн Мэггисветлана
5.10.2013, 21.05





Прекрасный роман.Удивительная история любви.Читается легко,интересно,а ГГ,ВООБЩЕ,классный парень!Обожаю такие романы!Удовольствие получила огромное,так что - читайте и наслаждайтесь!
Луна прерий - Осборн МэггиНаталья 66
9.10.2013, 11.39





Замечательный, цельный, а главное логичный роман! Без всяких надуманных историй и ненужных "глубокомыслий". Герои - молодцы. Они заслужили друг друга и свою любовь. Конечно, встреча Деллы с бывшим тестем и то, что мы узнаём, было неожиданно... грустно. Но мне очень понравилось чтение этого романа. Мне тут посоветовали "Его прекрасные жёны" - сейчас посмотрим )
Луна прерий - Осборн МэггиПсихолог
31.10.2013, 6.58





"И однажды в дверь Деллы постучался Джеймс Камерон" и предложил сняться в продолжении "Титаника"...
Луна прерий - Осборн Мэгги...
3.11.2013, 13.21





Великолепный роман. Мне очень и очень понравилась эта история, она такая живая и жизненная. Интересный главные герои со своим характером и прошлым, ошибки и трагическое стечение обстоятельств, утраты и боль, осознание неизбежности и примирение. Всё приходит к концу и из этого родиться новое начало. Это второй роман этой писательницы, который я читаю и второй её роман, который я считаю великолепным. 10/10.
Луна прерий - Осборн МэггиОльга К
12.11.2013, 19.18





Честно говоря я не в восторге.Главный герой,конечно хорош, не спорю,но героиня,ну даже слов не подберу. Не мое,наверное.
Луна прерий - Осборн Мэггис
27.11.2014, 22.40





Роман хорош и гл.герой тоже! Но "Лучший мужчина" понравился больше!
Луна прерий - Осборн МэггиЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.03.2015, 20.52





Очень интересная история, советую! 10/10
Луна прерий - Осборн МэггиСамозванка
23.03.2015, 9.30





Хороший роман! Война калечит судьбы...
Луна прерий - Осборн МэггиЭля
24.03.2015, 20.40





Zamechatelnij roman! Napisan zhivim jazikom, interesno propisivajetsja tselij spektr chuvst i emotsij gerojev po otnosheniju k drug drugu i miru vokrug. Ja v vostorge! Eto bolshe chem obichij lubovnij roman potomu, chto zdes vse ochen pravdivo i maksimalno chestno. Objazatelno prochtite. 10/10
Луна прерий - Осборн МэггиZzaeella
27.03.2015, 16.32





С большим удовольствием прочла повторно!
Луна прерий - Осборн МэггиНаталья 68
27.08.2015, 11.38





Роман понравился - 9 баллов, но он "тяжелый" с точки зрения психологии. Нас учат ответственности, доброте и п.т., но к сожалению не учат любить, жалеть, защищать и ПРОЩАТЬ СЕБЯ. И поэтому каждый сам себе устраивает свой собственный ад, а хотелось бы, чтобы мы не тратили на такое обучение драгоценные годы жизни.
Луна прерий - Осборн МэггиНюша
29.08.2015, 1.25








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100