Читать онлайн Леди-бунтарка, автора - Осборн Мэгги, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Леди-бунтарка - Осборн Мэгги бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.06 (Голосов: 63)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Леди-бунтарка - Осборн Мэгги - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Леди-бунтарка - Осборн Мэгги - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Осборн Мэгги

Леди-бунтарка

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

Когда Блу в своем изумрудном шелковом платье появилась в хижине, все тотчас же умолкли и уставились на нее в изумлении. Мужчины, игравшие в кости при свете факела, подняли головы и невольно подались вперед, чтобы лучше рассмотреть чудесное видение. Но Бо Билли вдруг нахмурился и, отшвырнув в сторону кости, прорычал:
– Убирайтесь отсюда!
Мужчины молча переглянулись и бросились к щелям в стенах хижины – стенами служили циновки из пальмовых листьев. Рядом с Морганом остался только Моутон; гигант внимательно смотрел на девушку.
Схватив кружку с ромом, Бо Билли сел на скамью и окинул дочь пытливым взглядом. Не говоря ни слова, Блу тоже взяла кружку – они во множестве стояли на столах, – залпом осушила ее и утерла губы тыльной стороной ладони. Заметив, что Моутон потянулся к ножу, она отрицательно покачала головой.
– Нет-нет, никто меня не обижал. Ничего не случилось.
– Что, совсем ничего? – спросил Морган.
– Да, совсем, – со вздохом ответила Блу.
– Герцог отказался от тебя? Я убью этого мерзавца! – заорал Бо Билли. Отшвырнув кружку, он поднялся на ноги.
Блу в досаде махнула рукой.
– Просто мы еще не закончили. Дело в том, что… – Она снова вздохнула и рассказала, что произошло.
– И зачем ты это сделала? – Снова сев на скамью, Бо Билли с удивлением посмотрел на дочь. Моутон же заложил руки за спину и уставился в потолок; его глаза подозрительно блестели.
– Я просто пыталась ему помочь, – объяснила Блу. Мужчины переглянулись и опустили головы; они старались не смотреть на девушку. – Да прекратите же смеяться, черт вас возьми! Я пытаюсь понять, как исправить дело!
– Ты нас спрашиваешь, как распалить мужчину? – Бо Билли взглянул на Моутона и тут же отвел глаза.
Блу тихо выругалась.
– Дело в том, что Изабелла сейчас занята. Так что скажите мне, как правильно себя вести. Он меня ждет.
Бо Билли осклабился и подмигнул дочери:
– Тебе лучше спросить об этом Моутона. Этот пройдоха знает великое множество всяких женских штучек.
Моутон поднял вверх руки и отрицательно покачал головой. Потом втянул щеки и снова принялся созерцать потолок. Блу пристально посмотрела на отца.
– Ты ведь знаешь о женщинах больше, чем любой мужчина от Картахены до Санто-Доминго, разве не так?
Морган пожал плечами.
– Я не женщина, чтобы болтать о таких вещах.
– Но мне нужна твоя помощь!
– Мужчины не обсуждают такие вопросы.
– Но мне больше не с кем об этом поговорить, а Герцог ждет.
– Проклятие! – Бо Билли ударил кулаком по столу.
– Объясни мне, как его соблазнить, – упорствовала Блу.
– Что за черт?! – Морган снова взглянул на Моутона. – Лучше ты ей объясни.
Но великан сделал вид, что ничего не слышал; он по-прежнему рассматривал пальмовые листья у себя над головой.
Бо Билли вздохнул и выругался сквозь зубы.
– Папа, так как же?
– Сто чертей ему в глотку!
– Мне нужна твоя помощь, папа. Если ты не поможешь… – Блу закусила губу, и на глазах ее появились слезы.
Бо Билли повернулся к Моутону и заорал:
– Ты слышал?! Ей больше некого спросить! Но ты не должен никому об этом рассказывать, понял? А если сейчас какой-нибудь мерзавец подглядывает в щель, то вырви у него сердце!
Моутон ухмыльнулся и выскользнул из хижины. В следующее мгновение послышался топот, а затем треск сучьев; люди Бо Билли бросились врассыпную, ломая кустарник.
– Спасибо, папа, – сказала Блу.
Морган молчал. Взяв со стола кружку, он сделал несколько глотков и вытер рукавом губы. Потом в задумчивости поскреб ногтем золотой диск у себя на груди.
– Папа, почему ты молчишь? Скажи, как же мне соблазнить его?
– Не надо хватать его, как схватила ты.
– Это я уже поняла. А что же мне сделать?
Бо Билли горестно вздохнул, потом наклонился к дочери и шепотом проговорил:
– Для начала посмотри на него понежнее.
– Понежнее? Это как? Вот так? – Блу уставилась на отца.
– Ты что, так и смотрела на Герцога? – удивился Бо Билли. – Нет-нет, так не пойдет. Не надо смотреть на мужчину так, будто собираешься всадить в него нож!
Блу стиснула зубы.
– А теперь лучше?
Бо Билли покачал головой:
– Нет же, черт возьми! Ты хочешь его прикончить или лечь с ним в постель? Понежнее – это значит ласково, мягко. Как чайка машет крыльями. Как умеет только женщина. Понятно?
– Нет. – Блу тяжко вздохнула. – Покажи, как именно.
Морган выругался и хватил кулаком по столу.
– Показать? Я не могу тебе показать! И ни один мужчина не сможет. Это как раз и есть одна из великих женских тайн.
– Папа, ну пожалуйста. Иначе я не смогу понять, о чем речь. Нежно и ласково, как чайка? Да что же это значит? – Блу пожала плечами. Я совершенно ничего не понимаю. – Может, надо вот так на него посмотреть? – Блу изо всех сил старалась быть «нежной и ласковой, как чайка».
Бо Билли в отчаянии схватился за голову.
– Господи, девочка, да ты своим взглядом прожжешь мне дырку в черепе! Так это не делается.
– Так покажи, как это делается. Я же сказала тебе, что ничего не поняла!
Морган пристально взглянул на дочь. Его грудь тяжело вздымалась, а лицо налилось кровью и приобрело оттенок темной сливы.
– Хоть ты и плоть от плоти моей, но я убью тебя собственными руками, если ты проболтаешься и хоть одна живая душа узнает об этом. – Он с подозрением осмотрел все стены хижины, потом вновь заговорил: – Господь в мудрости своей не дал мне сына, и мне суждено было иметь дочь. – Золотой диск на груди у Моргана закачался, как обломок кораблекрушения на гребне штормовой волны. – Твоя мать никогда не ввалилась бы сюда, топоча, точно мул. И она не стала бы приставать ко мне с глупыми вопросами.
Блу нахмурилась.
– Точно мул? Я так хожу?
– Тебе надо научиться ходить красиво и грациозно. Соблазнительно покачивая бедрами. Только не так, как ты пытаешься сейчас изобразить. Ты должна движениями своей задницы дать понять, что заинтересована.
– Задницей? – Блу вытянула шею, пытаясь рассмотреть себя сзади.
Бо Билли кивнул.
– Изабелла покажет тебе, как это делается. Но главное – надо смотреть на мужчину ласково.
– Я и смотрела на него ласково.
– Ты смотрела на него, как крысолов на мышь. – Морган сокрушенно покачал головой. – Вот как это делается. – Подняв могучую руку, он чуть расслабил кисть и помахал ею, затем кокетливым жестом подпер ладонью подбородок. Склонив к плечу косматую голову, Бо Билли устремил на дочь мечтательный взгляд, а потом медленно опустил и поднял ресницы.
Блу замерла, ошеломленная этим небольшим представлением. Она никогда прежде не замечала, какие красивые глаза у ее отца. Она представила себе Бо Билли с аккуратно подстриженными волосами и бородой, и у нее захватило дух от изумления. Теперь Блу поняла, почему все женщины на острове всегда провожали Моргана восхищенными взглядами.
Бо Билли было явно не по себе.
– Ты все запомнила, девочка? Я второй раз показывать не стану.
Блу не сказала бы, что взгляд отца показался ей нежным, да он, наверное, и не мог быть таким, но жест был исполнен скрытого значения, и в нем таилась какая-то притягательность. Пытаясь подражать Бо Билли, Блу изящным движением склонила голову к плечу и быстро-быстро заморгала, стараясь, чтобы ее длинные ресницы трепетали, как крылья чайки в полете.
– Точная копия твоей матери! – воскликнул Бо Билли, но в эту минуту Блу было совсем не до леди Кэтрин Паджет.
– Отлично, – кивнула она. – Теперь, когда мы разобрались с нежностью, покажи мне, как разговаривать при помощи задницы.
Морган хлопнул ладонью по столу.
– А уж тут, девочка, я вынужден вложить свою шпагу в ножны. Тебе придется самой осваивать это искусство.
– Ты хочешь, чтобы я всю свою проклятую жизнь так и оставалась девственницей?
Бо Билли пожал плечами – было заметно, что вопрос застал его врасплох.
– Если ты останешься девственницей, то так тому и быть. Я не стану становиться из-за этого на дыбы и впадать в ярость – даже ради моей единственной дочери! По правде говоря, я еще не решил, как будет лучше.
– Наверное, я уже узнала достаточно, – с сомнением в голосе проговорила Блу. – Вот только когда же он теперь оправится?
– Довольно быстро. Но больше не хватай его так, ясно?
Блу молча кивнула и, наклонившись, поцеловала отца в щеку. Затем подобрала свои юбки и танцующей походкой направилась к выходу. Теперь, когда она узнала кое-что о нежных взглядах и об искусстве разговаривать при помощи кормы, дело представлялось ей вовсе не безнадежным. Конечно, придется повозиться, но ничего сложного здесь нет. Все еще можно поправить. Они начнут с того самого места, на котором остановились, и Герцог сделает ее женщиной, как и обещал.
Но когда Блу вернулась в хижину, там было темно и пусто. Прекрасный турецкий ковер, тонкий фарфор и роскошная кровать исчезли. Блу немного постояла, прислушиваясь к ночным звукам. Из кустов доносились любовные песни лягушек. Герцог ушел, даже не попрощавшись.
На глаза девушки навернулись слезы. Ее щеки вспыхнули от гнева и унижения. Томас не стал ее дожидаться. Он бросил ее. Резко развернувшись, Блу подхватила ненавистные юбки и побежала к своей хижине, пока никто не заметил ее позорного отступления.
Бо Билли бросил взгляд поверх кружки с ромом, и его брови поползли вверх – в хижину вошел Герцог. Поскольку Блу явно не успела еще добраться до хижины гостя, Морган понял, что у нее ничего не вышло, и эта мысль неожиданно доставила ему облегчение. Он прекрасно знал, что Кэтрин не одобрила бы того, что должно было случиться нынешней ночью. Но что же теперь делать, как поступить? Может, все-таки следовало наказать Герцога за то, что он так оскорбительно пренебрег дочерью самого Моргана?
При появлении гостя люди Бо Билли повскакивали со своих мест и выскочили из хижины. Герцог же подошел к столу и уселся на скамью напротив хозяина острова. Перед тем как заговорить, он осушил кружку крепкого пива. Поставив кружку на стол, взглянул на Моргана и заявил:
– Я не тронул вашу дочь.
– Я знаю, – кивнул Бо Билли. – Похоже, она чуть не оторвала тебе кое-что.
– Так она призналась?..
Морган снова кивнул.
– В этих делах Блу ничего не смыслит. Она хотела как лучше.
Герцог невольно улыбнулся, и Бо Билли ухмыльнулся в ответ – этот парень ему нравился. Более того, он заслуживал уважения. Ведь многие на его месте предпочли бы побыстрее поднять паруса и покинуть остров.
Какое-то время оба хранили молчание. Наконец Бо Билли хлопнул Герцога по спине и сказал:
– У меня к тебе дело, приятель.
– Боюсь, оно меня не заинтересует, Билли. Отсюда я направляюсь в Англию.
– Так мне и говорили, – подтвердил Морган. – И я хочу, чтобы ты взял с собой мою дочь.
Томас решительно покачал головой:
– Нет. При всем моем к вам уважении я вынужден отказаться.
– Я не могу доверить ее никому другому. Только тебе.
– Не хочу обидеть вас, Билли, но ваша дочь – настоящая дикарка. Я не желаю видеть ее на своем корабле, и это мое последнее слово.
– С ней отправятся трое моих людей, – продолжал Морган. – Так что можешь не беспокоиться. Ты высадишь ее в лондонской гавани, а дальше она справится сама.
– Нет. – Герцог вновь покачал головой.
– Я хорошо заплачу тебе.
– Предложите мне хоть все сокровища короны – я все равно не изменю своего решения.
– Похоже, ты не уловил сути, парень. Или ты доставишь мою дочь в Лондон, или я спалю твое судно и отправлю твои потроха на корм рыбам. Так что ты выбираешь?
Томас пристально посмотрел на Моргана.
– Не думаю, что мои люди будут спокойно смотреть и ждать, когда вы спалите мой корабль.
– Пойми, парень, у меня гораздо больше людей. Сила на моей стороне.
Томас пожал плечами.
– Наверное, вы правы. Но почему вы так уверены, что я не выброшу ее за борт, как только Морганз-Маунд скроется из виду?
– Ты человек чести. – Бо Билли усмехнулся. – Может, тебе и захочется выбросить ее за борт, но ты этого не сделаешь.
– Проклятие! – Герцог сокрушенно покачал головой. – А почему так важно, чтобы она отправилась прямо сейчас, на моем корабле?
– Твое дело – доставить ее в Англию, вот и все. Но если Блу захочет, то сама объяснит, что собирается там делать.
В ответ Герцог разразился потоком ругательств. Бо Билли ухмыльнулся и добавил:
– Вот уж не думал, что ты побоишься взять на борт мою Малышку.
– Малышку? – Герцог поморщился. – А в Англии ведь и по сей день обещают неплохую награду за вашу голову, не так ли? – спросил он неожиданно.
Бо Билли кивнул и громко расхохотался.
– Да разве только в Англии, парень? Есть немало мест, где за мою голову очень неплохо заплатят.
– Не сомневаюсь. Но в Англии к Билли Моргану проявляют особый интерес. Кое-кто недавно повысил плату за вашу поимку. Были названы и другие известные пираты.
– Знаешь, парень, я, кажется, понял, к чему ты клонишь, – сказал Бо Билли, немного поразмыслив. – Ведь именно поэтому ты не хочешь иметь дело с моей дочкой, верно?
– Мне ни к чему выставлять напоказ свои связи. Откровенно говоря, вам тоже незачем оставлять след, который, возможно, приведет к вам охотников. К тому же ваша дочь может оказаться в опасности, если ее опознают.
Бо Билли откинулся на спинку скамьи и глубоко задумался, глядя прямо перед собой. На Морганз-Маунд насчитывалось сотни три жителей. И все они скоро узнают, что Блу отправилась в плавание вместе с Герцогом. А ведь у него, у Моргана, достаточно врагов… Правда, об одном из них он уже позаботился: Моула сейчас обгладывали рыбы. Но к сожалению, от всех врагов так просто не избавишься.
Так что же делать с Блу? Бо Билли знал, что ее не бросят в тюрьму. По английским законам дочь не могла отвечать за преступления, совершенные отцом. Да и стоило ли оставлять дочь при себе? Какое будущее ждало ее здесь, на острове? Если она останется здесь, то так никогда и не встретится со своей матерью и не узнает о том, что где-то существует совсем другая жизнь.
– Моя дочь отправится в Англию, – решительно заявил Морган.
– Это довольно рискованно. Ее могут схватить, чтобы использовать против вас.
Бо Билли кивнул:
– Да, знаю. Что ж, тогда меня вздернут. Но ты видел уже наш остров, Герцог, и знаешь, какая тут жизнь. Если бы у тебя была дочь, ты бы оставил ее здесь? Ты бы луну с неба достал, лишь бы дать ей что-нибудь получше.
– Но я не могу…
– Нет, парень, можешь.
Мужчины посмотрели друг другу в глаза, и оба рассмеялись.
– Тебя непременно повесят, и правильно сделают, – сказал Герцог, поднимаясь.
– Все может случиться, парень. – Морган снова рассмеялся. – Отчалишь послезавтра утром. С тугим кошельком, с провизией и с моей дочкой.
Мужчины обменялись рукопожатиями, и Герцог вышел из хижины. Ночь была теплой и чарующе тихой. Казалось, она была создана для того, чтобы шептать слова любви, переплетаясь телами. Направляясь к своему кораблю, Томас думал об этой странной девушке, думал о Блу. Теперь, когда после происшествия в хижине прошло достаточно времени, он мог непредвзято взглянуть на события сегодняшнего вечера. Господи, ну и приключение… Его друзья в клубе надорвали бы животы от смеха.
Добравшись до своей каюты, Томас снял камзол, усевшись в кресло, закинул ноги на стол. Закурив тонкую карибскую сигару, он выдохнул дым в открытое окно и ненадолго задумался. Да, решено, он непременно доставит Блу в Англию. И вовсе не потому, что его испугали угрозы Бо Билли, а потому, что Морган прав: здесь у Блу нет будущего. Но какое ему до нее дело? Томас не мог ответить на этот вопрос, но что-то в ней его глубоко тронуло. К тому же теперь его очень забавляло недоразумение с «ужином».
Томас рассмеялся и, выпустив клубы ароматного дыма, покачал головой. Да поможет ей Бог. Но что она будет делать в Лондоне? Что ее там ждет? Тут ему вспомнилась рана на плече Блу, вспомнился огонь в ее темных глазах, и он решил, что такая девушка сумеет преодолеть любые трудности. Пожалуй, даже следовало пожалеть тех, с кем столкнет ее судьба в Англии.


Блу не хотелось встречаться с Герцогом, с этим гнусным предателем, и она, чтобы не рисковать, поднялась на рассвете и отправилась вместе с ныряльщиками обследовать затонувшее недавно судно. Вообще-то избегать столкновений не в ее характере, но этот случай можно было считать особым. Ее отвергли, и это было ужасно, унизительно.
Если бы на месте Герцога оказался другой человек, истинный джентльмен, а не такой негодяй, он позволил бы ей исправить ошибку. Всего лишь одна маленькая оплошность, и он тут же брезгливо отстранился. Что ж, сам виноват. Такой шанс дается только раз в жизни, а он его упустил. Она должна быть необыкновенно хороша в постели, она это чувствует.
Блу перевела взгляд на длинную лодку, приближавшуюся к остову затонувшего корабля. На носу лодки сидел Месье; его редкие волосы выбивались из-под парика и раззевались на ветру, словно перья какой-то диковинной птицы. Держался он, как всегда, с необыкновенным достоинством, но на сей раз в его позе чувствовалась напряженность, поскольку Месье ужасно боялся воды.
Вскоре лодка причалила к борту затонувшего судна. Знаменитый парик Месье показался над поручнями в тот момент, когда ныряльщики, абсолютно голые, спрыгнули в воду. Маленький француз, осторожно продвигаясь по палубе, приблизился к девушке.
– Эта развалина – не место для леди! – Он в возмущении фыркнул, всем своим видом выражая крайнее неодобрение.
– Я и раньше видела голых мужчин, – заявила Блу. Но только не сегодня ночью, к ее бесконечному сожалению.
Месье достал из кармана отделанный кружевом платок, неспешно развернул его и расстелил на досках. Затем, усевшись на платок, проговорил:
– Впредь тебе лучше воздерживаться от упоминаний о голых мужчинах. Леди никогда не позволит себе заговорить о наготе. А если ей так уж необходимо упомянуть о подобных вещах, то она сделает это как можно деликатнее. Скажем, назовет голых людей «лишенными одежды».
Разговор о голых ныряльщиках заставил Блу взглянуть на них другими глазами. Теперь нагота этих людей казалась совершенно естественной и прекрасной.
– А я думаю, что обнаженные тела очень красивы, – заявила Блу с вызовом в голосе.
– Блузетт, подобные высказывания совершенно недопустимы! – воскликнул маленький француз. – Леди Кэтрин никогда бы не позволила себе затронуть столь вульгарную тему.
– К черту леди Кэтрин.
Месье задрожал от негодования; в уголках его губ показалась слюна.
– Я все равно никуда не поеду, – продолжала Блу. – Я не хочу встречаться с ней. Почему я должна стремиться стать такой же, как она?
– Леди Кэтрин – твоя мать!
– Она покинула меня. Она от меня избавилась… как выдирают гнилой зуб.
– Но ты должна…
– Я ничего не должна! – в гневе закричала девушка. – Может, вы хотите, чтобы я вышла замуж за какого-нибудь высокомерного мерзавца вроде этого Герцога? Нет уж, благодарю. Лучше спать с каким-нибудь ныряльщиком!
– Вот мы и подошли к событиям вчерашнего вечера. – Месье поджал губы, снял очки и протер стекла, воспользовавшись отворотами своих бриджей. – Нравится тебе это или нет, но я очень огорчен, что ты не поделилась со мной своими планами. Ведь ты могла погубить себя. Тебе следует возблагодарить Бога, что этого не случилось. – Снова водрузив на нос очки, маленький француз склонил голову к плечу и внимательно посмотрел на девушку поверх стекол.
– Дьявольщина! Остался ли хоть один человек на всех Бермудских островах, который еще не слышал о моем унижении?
– Тебе повезло. Судьба уберегла тебя от бесчестья и…
– Ты говоришь о бесчестье?! Но ведь именно этим все и закончилось! Черт возьми, я все еще девственница!
– Поблагодари за это провидение! Моя дорогая девочка, я никак не могу убедить тебя в том, что добродетель – великая ценность. Истинная леди хранит невинность, чтобы украсить ею свое брачное ложе.
Блу в раздражении передернула плечами.
– Я не леди и не собираюсь ею становиться, Кроме того, я не желаю выходить замуж. И скажи мне, какой мужчина польстится на башмак, только что с колодки сапожника? Нет, каждый предпочтет обувь уже разношенную и удобную. Так говорит Бо Билли. Знаешь, что-то я не встречала моряка, который потребовал бы, чтобы женщина украсила своей добродетелью тюфяк в хижине, куда он собирается ее затащить.
– Дорогая, ты должна забыть о том, что видела здесь, на этом острове. А там, – Месье указал в сторону бирюзового моря, переливающегося в лучах солнца, – там целый мир, который ты даже не можешь себе представить. И это – цивилизованный мир, населенный цивилизованными людьми. Поэтому тебе нужно вести себя так, как принято в том мире. Тогда ты тоже станешь цивилизованной.
– Я и так цивилизованная!
– Нет, дорогая, ты ошибаешься! Но это я во всем виноват, потому что я подвел тебя. – Маленький француз тяжко вздохнул, он был по-настоящему расстроен.
Девушка похлопала Месье по руке – ее раздражение сменилось сочувствием.
– Почему ты так говоришь? Ты вовсе не подводил меня.
– Нет, подвел. – Месье снова вздохнул. – Видишь ли, во Франции я был в услужении у маркиза де Лавобера. Я был камердинером его старшего камердинера. И однажды мне довелось побывать в Версале. – Хотя Месье уже не раз рассказывал эту историю, он сделал паузу, чтобы убедиться, что его слова произвели на Блу должное впечатление. Девушка не заставила себя упрашивать. Ее глаза округлились, а рот приоткрылся. Вполне удовлетворенный реакцией слушательницы, Месье продолжил свой рассказ: – Мы оставались там два дня, и мне дважды посчастливилось увидеть издали короля. А стоит человеку увидеть короля – хотя бы даже издали и мельком, и он уже не тот, что прежде. Нет, это уже другой человек, совсем другой. Такое событие способно изменить всю твою жизнь.
– Мало кто может похвастать, что ему довелось увидеть короля.
– Совершенно верно. – Месье немного помолчал, потом снова заговорил: – Когда Бо Билли захватил меня в плен, я выдал себя за важную особу. Теперь-то, конечно, твой отец знает правду, но тогда я представился джентльменом. И Бо Билли поверил мне, потому что я был одет как джентльмен и держался с тем достоинством, которое отличает человека, видевшего самого короля. Вместо того чтобы перерезать мне глотку, твой отец сохранил мне жизнь в надежде на выкуп. Когда стало ясно, что маркиз де Лавобер не собирается выкупать меня, я уже знал, что у Бо Билли есть маленькая дочка, которая растет сама по себе, как дикая виноградная лоза.
– Я помню.
– Ты была слишком мала, чтобы что-нибудь помнить. В заключение истории скажу, что я получил жизнь в обмен на то, что стал твоим воспитателем. Пират, в отличие от меня, оказался человеком чести. Я же не относился к своим обязанностям всерьез. Не видел никакого смысла в том, чтобы давать образование девочке, обреченной жить на острове. И конечно же, я считал совершенно бессмысленным учить тебя этикету.
– Ты собирался сбежать?
– Когда я уже прожил здесь три года, мне представилась такая возможность. Но куда бы я отправился? – Месье в растерянности заморгал, глядя на Блу сквозь круглые стекла очков. – А тут… Впервые в жизни я почувствовал себя по-настоящему счастливым. Бо Билли, Моутон и все остальные – они относились ко мне с большим уважением, считали меня ученым человеком. Нужно ли говорить, что именно этого мне всегда недоставало в моей прежней жизни? И самое главное – я очень привязался к тебе.
– Ох, Месье…
– И вот я остался. Остался даже после того, как Бо Билли даровал мне свободу. Что же касается тебя, дорогая, то я научил тебя всему, что знал, но только не хорошим манерам. В этом я тебя подвел. Возможно, потому, что сам стал забывать правила этикета, утратил былое изящество и утонченность. Увы, мне не приходило в голову, что тебе когда-нибудь может все это понадобиться.
– Так мои манеры оставляют желать лучшего?
– Да, дорогая. Ты отправишься к своей матери в Англию, а у тебя не больше представлений о тамошней жизни, чем у песчаной блохи. Ты ведь совсем не умеешь вести себя в обществе. Не знаешь, что такое мода и как следует держаться леди, чтобы не выглядеть нелепой и неотесанной. Тебе неведомо, что такое изящество, элегантность, искусство правильно подать себя. Твое невежество столь велико, что ты даже не представляешь, насколько все это важно.
– Но если мне предстоит столкнуться с такими трудностями, то, может быть, лучше остаться здесь? Пожалуй, я останусь.
Месье заметил лукавые огоньки в глазах Блу и улыбнулся:
– Мы отплываем завтра утром во время отлива. Боюсь, пребывание на острове не идет тебе на пользу. Твои и без того чудовищные манеры становятся только хуже.
Блу вскинула голову.
– Завтра утром? Мы оправляемся в Англию завтра? – Блу нахмурилась, ей пришла в голову ужасная мысль. – С Герцогом?..
– Его светлость любезно согласился взять нас на борт.
– Черт бы его побрал!
– Дорогая, леди никогда…
– Ты, видно, плохо знаешь эту леди! Так вот, запомни: я никуда не поплыву вместе с Герцогом!
– Так решил твой отец, – со вздохом сказал Месье. – Он уже обо всем договорился.
– Плыть с этой свиньей?! – воскликнула Блу, и на глаза ее навернулись слезы. – Неужели я должна это стерпеть? Мало того, что меня вынуждают расстаться с теми, кого я люблю, и отправляют к матери, которую я презираю, так я еще должна путешествовать в обществе человека, который меня унизил и оскорбил.
– Малышка, подумай сама, кто еще из приятелей твоего отца может зайти в лондонскую гавань, не опасаясь, что его немедленно арестуют? Те, кто обычно заходит на Морганз-Маунд, носят на плечах не голову, а мешок с деньгами, назначенными за их поимку. А его светлость – человек надежный, и Бо Билли сделал правильный выбор.
Блу тяжко вздохнула. Она была вынуждена признать, что Месье прав. Да-да, Герцог являлся единственным человеком, которому можно было дать такое поручение. Осознав это, Блу горько пожалела, что не перерезала глотку этому мерзавцу, когда у нее была такая возможность.
– Я останусь здесь, – заявила девушка, хотя прекрасно понимала, что у нее столько же шансов настоять на своем, сколько шансов у хромой старухи Голуэй победить в беге наперегонки.
– Я уже собрал твои вещи, дорогая. Наши сундуки – в пакгаузе.
– Какие еще вещи? – Блу готова была презирать себя за то, что спросила об этом.
– Платья, шляпки и туфли, которые я выбрал для тебя. Думаю, леди Кэтрин будет довольна. – Месье вдруг помрачнел и добавил: – Возможно, все это уже вышло из моды, но… будем надеяться на лучшее.
– Платья? Да еще и шляпки? Проклятие!
Блу с трудом удерживалась от слез. Завтра утром ее отправят в Лондон, и она не в силах помешать этому. Что ж, хорошо… Бо Билли может сослать ее в Англию, но даже он не сможет превратить ее в настоящую леди. Да, она останется самой собой! И она задержится в Лондоне ненадолго. Ведь леди Кэтрин, разочаровавшись в ней, наверняка пожелает побыстрее от нее избавиться и отправит ее домой. Да-да, она непременно вернется домой!
Почувствовав себя гораздо лучше, девушка с улыбкой взглянула на Месье, в задумчивости ковырявшего в носу. Наблюдая за ним, она восхищалась изысканной точностью его движений. Наверное, даже леди Кэтрин была бы очарована изяществом Месье.
Леди Кэтрин… При мысли о ней Блу содрогнулась от отвращения. Ей не нужна мать, которая ее бросила. Правда, было время, когда Блу плакала в одиночестве, скучая по матери. Иногда она осторожно прикасалась к золотистому локону, который Бо Билли до сих пор носил в круглом медальоне у себя па груди, и пыталась представить себе смеющуюся женщину с золотыми волосами. Даже теперь в глубине сердца Блу все еще испытывала жгучее любопытство. Но к нему примешивались ненависть и презрение, и они были гораздо сильнее.
Когда наступило время обеда и Блу появилась у главной хижины, она сразу же заметила Герцога. На мгновение их взгляды встретились, и Блу тут же лизнула большой палец и презрительно сплюнула. Вот что она думает о таких мерзавцах, как Герцог! Они для нее – крысиное дерьмо!
Отвернувшись, девушка зашла в хижину, подошла к спящему отцу и бесцеремонно пнула его ногой. Бо Билли, мирно дремавший за столом, вскинул голову и проворчал:
– Видно, Месье тебе уже все сказал.
Девушка насупилась и молча кивнула; Ее переполняли обида и гнев. Бо Билли со вздохом поднялся, взял дочь за руку и вывел ее из хижины. Немного помедлив, он повел Блу вдоль берега. Они прошли с четверть мили, не произнеся ни слова. Наконец Бо Билли остановился и присел на обломок скалы. Блу опустилась рядом с ним и, немного помедлив, спросила:
– А на что похожа эта ваша Англия?
Бо Билли пожал плечами и с усмешкой ответил:
– Этого не описать никакими словами. Ты все равно не сможешь себе это представить, пока не увидишь. Помнишь Сент-Джордж? Так вот, Лондон гораздо крупнее, дома там выше, а шума больше.
Блу опустила ноги в воду и пошевелила пальцами.
– Почему же ты не остался там?
Морган посмотрел на дочь и тут же отвел глаза.
– Я не хотел строить корабли. Я хотел ими управлять. Третий сын в семье обречен тяжко трудиться всю свою жизнь, но ему не заработать даже на обломок судна, не то, что на целый корабль. Поэтому я захватил чужую посудину и отправился в море.
– А потом захватил и леди Кэтрин?
– Что было, то было.
– Я хочу узнать о ней побольше.
Морган потрогал золотой диску себя на груди.
– Когда я работал в доках, граф Мерриби иногда появлялся на верфи в сопровождении своей супруги и трех дочерей. Я снимал шапку и кланялся, но никогда не заговаривал с юными леди, хотя они и бросали на меня пламенные взгляды поверх веера. – Морган улыбнулся дочери. – Говорят, в молодости я был красивым парнем. Но впервые мне довелось заговорить с настоящей леди, когда я захватил корабль твоей матери. Видишь ли, как-то раз мне пришла в голову мысль стать пиратом-джентльменом. У меня был неплохо подвешен язык. Конечно, настоящего аристократа мне не удалось бы обмануть, но я мог легко одурачить простых смертных. О, я ужасно гордился своей внешностью и тщательно подбирал себе наряды. Я носил сапоги из Валенсии, жилеты непременно из Парижа, а чулки и панталоны – с Бонд-стрит.
Блу с удивлением взглянула на отца. Она не могла представить Бо Билли Моргана в чулках и с пышным платком на шее. Это было почти так же невероятно, как если бы он надел женское платье и шляпку.
– Я рассказываю тебе все это для того, чтобы ты поняла: леди Кэтрин знала меня совсем другим. Я тогда был не таким, как сейчас.
– Ты взял ее силой?
Морган в изумлении уставился на дочь.
– Бо Билли никогда в жизни не брал женщину силой! – воскликнул он в негодовании.
Блу немного подумала, потом спросила:
– Я похожа на мать?
– Ты пошла в нашу породу, ты настоящая Морган, У твоей матери волосы золотые, как солнечные лучи, а глаза – как вода в этой бухте. И двигается она грациозно, как кошечка. – Бо Билли тяжело вздохнул. – Ее родители в Англии сразу же предложили хороший выкуп, но к тому времени она уже была беременна. Чтобы они ни о чем не узнали, я стал затягивать переговоры. Бог свидетель, Блу, она так плакала, расставаясь с тобой.
– И все же она оставила меня.
– Твоя мама просто не могла поступить иначе. Это стоило бы ей жизни.
– Она могла бы остаться здесь.
Бо Билли сокрушенно покачал головой:
– Леди Кэтрин? На Морганз-Маунд? Нет, девочка моя. Твоей маме не место на этом острове. Она – настоящая леди.
Блу вспыхнула и резко повернулась к отцу.
– А если я стану леди, то мне тоже здесь нечего будет делать?
Бо Билли опустил глаза, и Блу поняла, что получила ответ на свой вопрос. На мгновение ей показалось, что она вот-вот задохнется; казалось, чья-то безжалостная рука сжала ей горло. Стараясь не выдать своих чувств, Блу спросила:
– Но я еще увижу тебя?
– У тебя будет счастливая жизнь, моя девочка. Ты выйдешь замуж за какого-нибудь лорда. – Бо Билли поднял голову и посмотрел на корабль Герцога. – Но ни один лорд и близко к тебе не подойдет, если узнает, что ты моя дочь.
Губы девушки скривились в презрительной усмешке.
– По-твоему, я должна отречься от родного отца?
Бо Билли крепко вцепился в скалу, так что костяшки пальцев побелели. Внезапно он резко поднялся и, не глядя на дочь, быстро зашагал вдоль берега. Блу молча смотрела ему вслед.
Если стать леди означает не вернуться домой и никогда больше не увидеть отца, то никому не удастся сделать из нее леди, это уж точно.
– Я вернусь, – прошептала она, закрывая глаза. – Я обязательно вернусь сюда.
По воде стелилась тонкая пелена тумана, и небо было таким же серым, как мысли Блу. Крепко стиснув зубы, она смотрела на толпу на пристани и твердила себе, что ни за что не расплачется. Она – дочь Бо Билли, а дочь Бо Билли высоко держит голову, что бы с ней ни происходило.


«Уильям Портер» стоял на якоре, готовый к отправлению, а трюм корабля был забит провизией. Месье и Изабелла первыми взошли на борт. Маленький француз уже чувствовал первые признаки морской болезни – был ужасно бледен. Изабелла же стояла у поручней и махала рукой собравшимся на берегу женщинам.
Когда Блу вышла на пристань, к ней тотчас присоединился Моутон. Он велел ей немедленно подниматься на борт, иначе они не успеют воспользоваться отливом. Девушка молча кивнула и шагнула к отцу. Еще накануне она твердо решила, что не станет плакать при прощании, если Бо Билли не наденет свою черную повязку. Но, увидев черный лоскут, закрывавший его глаз, Блу не смогла удержаться от слез и, рыдая, бросилась на шею отцу.
На сей раз Морган не оттолкнул дочь, стиснул Блу в объятиях и уткнулся лицом в ее волосы, чтобы не выдать своих чувств.
– Уважай мать и делай все, что она тебе скажет, – прошептал Бо Билли.
– Хорошо, отец. – В эту минуту Блу могла бы обещать ему все, что угодно.
– Помни о том, кто ты такая, и держи выше голову.
– Да.
– И если тебе случится драться, то дерись, чтобы победить.
– Да, папа, да.
Тут Моутон тронул девушку за плечо и увлек ее за собой вверх по сходням. Матросы на борту тотчас же убрали трап и принялись поднимать якорь. Послышался звон цепи, и палуба под ногами у Блу резко качнулась. А матросы уже проворно карабкались на мачты и распускали паруса. Вскоре огромные полотнища затрепетали, наполняясь ветром. Подгоняемый отливом, «Уильям Портер» неспешно покидал гавань.
Блу подбежала к борту и в отчаянии замахала рукой, только сейчас она заметила, что волосы и борода Бо Билли были тщательно подстрижены, а на ногах красовались его лучшие сапоги. Все это вместе с черной повязкой на глазу отца окончательно ее сразило. Рыдая, она поднесла ладони ко рту и крикнула:
– Я вернусь!
В этот момент к ней подошел Моутон, и девушка, всхлипнув, крепко прижалась к его груди. А минуту спустя она услышала ненавистный голос:
– Мисс Морган, мистер Пастор с удовольствием покажет вам вашу каюту.
Блу утерла глаза и нос тыльной стороной ладони и, посмотрев на Герцога, проворчала:
– Убирайся к дьяволу.
Томас улыбнулся и отвесил девушке изящный поклон:
– Вы, как всегда, очаровательны, мисс Морган.
– Чтоб ты подцепил французскую заразу от собственной сестры и подох в страшных мучениях! – выпалила Блу. – Посторонись! Дай дорогу леди! – Оттолкнув Герцога, Блу направилась искать себе подходящую каюту.
Моутон проводил ее бесстрастным взглядом. Затем, повернувшись к Герцогу, жестами показал, что путешествие будет долгим.
– Это верно, – согласился Томас. – Похоже, оно покажется нам бесконечным, – добавил он с улыбкой.
Моутон последовал за девушкой на нижнюю палубу, а Герцог закурил одну из своих любимых карибских сигар. Вспомнив, как Блу потребовала, чтобы он посторонился и «дал дорогу леди», Томас невольно усмехнулся. Легче было бы приготовить рождественский пудинг из обломка шпаги, чем превратить Блузетт Морган в леди.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Леди-бунтарка - Осборн Мэгги



Скучноватая книга
Леди-бунтарка - Осборн МэггиДиана
26.01.2012, 12.02





роман интересный но как-то все предсказуемо можнобыло бы сделать его более преключенчиским...можно посмеяться от души... правда смушают некоторые моменты...читайте...
Леди-бунтарка - Осборн Мэггинастя
26.06.2012, 16.17





немного перебор конечно.но в целом мне понравился роман.
Леди-бунтарка - Осборн Мэггиинна
23.03.2013, 8.11





Почему бунтарка - леди? Момент с попыткой лишения девственности очень насмешил.Неужели бывают такие дурочки?Почитать,конечно,можно,но не захватывает.Сцена за столом,когда все по очереди изображают отрыжки неприглядна.Главная Героиня изображена уж очень дикой.
Леди-бунтарка - Осборн Мэггигандира
9.04.2013, 22.15





Местами забавно. Ггня глупая но с добрым сердцем. Но куски пропускала. Жаль для сессил ничего хорошего не придумали
Леди-бунтарка - Осборн Мэггииирина
6.10.2013, 18.08





Роман не плохой,читать можно:))
Леди-бунтарка - Осборн МэггиКарина
15.02.2014, 13.36





Местами смешной, местами скучный, иногда надуманный, в целом роман сгодится для одного вечера: 6/10.
Леди-бунтарка - Осборн Мэггиязвочка
17.02.2014, 12.23





Тупость.
Леди-бунтарка - Осборн МэггиОльга
11.08.2014, 11.59





Книга-супер!:))))))))))
Леди-бунтарка - Осборн МэггиВаля
4.12.2014, 9.41





Невозможно читать зачем столько мерзких подробностей. Гг грязнуля неряха и грубиянка да к тому же тупа как пробка. Такое ощущение что Гг выросла не на острове среди людей а в джунглях среди обезьян .Незаслуженно высокая оценка.
Леди-бунтарка - Осборн МэггиНатуся
10.03.2015, 13.51





А мне понравился роман,с юмором!
Леди-бунтарка - Осборн МэггиНаталья 66
30.08.2015, 19.55








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100