Читать онлайн Леди-бунтарка, автора - Осборн Мэгги, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Леди-бунтарка - Осборн Мэгги бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.06 (Голосов: 63)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Леди-бунтарка - Осборн Мэгги - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Леди-бунтарка - Осборн Мэгги - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Осборн Мэгги

Леди-бунтарка

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

На мгновение Блу растерялась, не понимая, куда попала. Если бы не знакомые тростниковые стены, она могла бы подумать, что ее каким-то чудесным образом перенесли туда, где ей еще никогда не приходилось бывать – о таких местах можно было прочитать лишь в книжках Месье.
Вместо соломенного тюфяка, который она ожидала увидеть, Герцог велел доставить сюда кровать, такую же огромную, как у Бо Билли, только с более высокой спинкой, украшенной изящной резьбой. Это роскошное ложе было покрыто красновато-коричневым бархатным покрывалом. Блу с изумлением заметила, что грязный пол хижины скрывал толстый турецкий ковер; его красивый узор составляли два цвета – темно-красный и синий.
Она с удовольствием рассмотрела бы поближе и ковер, и ложе, но ее внимание привлек небольшой столик, на котором стояли свечи. Герцог по какой-то непонятной причине набросил на столик отделанный кружевом отрез дорогой парчи. Конечно же, он допустил оплошность, причем довольно опасную. Ведь свечки могли опрокинуться и поджечь ткань. Шагнув к столу, Блу стала рассматривать фарфоровые тарелки и массивные серебряные и хрустальные кубки. Рядом стоял еще один столик, а на нем – источающие ароматы блюда с едой. И все они тоже были прикрыты кусочками ткани. Должно быть, корабельный повар Герцога сам приготовил закуски, потому что ни на одном из блюд не оказалось знаменитого рагу Черного Днища – его уж не спутаешь ни с чем.
Но закуски нисколько не интересовали девушку; от волнения у нее совсем пропал аппетит. Да, Блу была слишком возбуждена, слишком взволнована, чтобы думать о еде; ей хотелось немедленно приступить к обещанному «ужину», хотелось наконец-то выяснить, что это такое и сумеет ли она получить удовольствие от «ужина»?
– Могу я предложить вам бокал вина?
Блу вздрогнула от неожиданности, когда из затененного угла рядом с кроватью вышел Герцог. Господи, как он был красив! Но можно ли верить собственным глазам? Слишком уж удачно все складывалось. В пламени свечей черные волосы Герцога отливали красным огнем, и Блу заметила, что он сменил платье. Сейчас на нем был темно-красный бархатный камзол, надетый поверх расшитого серебром жилета. Пышное кружевное жабо наподобие того, что носил Месье, украшало его грудь. Волосы же по-прежнему были стянуты шелковой лентой.
– Попробуйте бургундское, мисс Морган. Оно очень недурное, я позаимствовал его из личных запасов одного французского капитана.
Герцог улыбнулся, и девушка судорожно сглотнула; ей казалось, что она не в силах вымолвить ни слова.
– Мисс Морган, так как же?
– Да-да, – прошептала Блу, очарованная тем, как двигались губы Герцога, когда он произносил слова. Внезапно девушка почувствовала, что ноги ее стали точно ватные. «Неужели так бывает со всеми? – подумала она. – И как же другим удается все это пережить? Надо будет непременно спросить у Изабеллы».
Герцог взглянул на нее с недоумением и сказал:
– Мисс Морган, мы с вами говорили о вине. Не хотите ли бокал бургундского?
Но Блу не собиралась терять время на какое-то вино.
– Если вы не возражаете, – вежливо, но твердо сказала она, – я бы предпочла немедленно приступить к «ужину».
«Скорее всего, в такую жару он будет только рад сбросить с себя всю лишнюю одежду», – мысленно добавила Блу; ей не терпелось узнать, как выглядит обнаженный Герцог.
– Как вам будет угодно, мисс Морган.
К ее удивлению, Герцог даже не взглянул в сторону постели. Вместо этого он шагнул к столу и отодвинул стул, затем вопросительно посмотрел на гостью. «Кажется, он хочет, чтобы я села, – размышляла Блу. – Но зачем ему это? Если он сначала хотел поесть, то тогда почему согласился сразу же начать «ужинать»? Может, он чего-то не уловил?»
Девушка нахмурилась и кивнула в сторону кровати.
– Я с нетерпением жду «ужина», – заявила она. Кажется, яснее выразить свою мысль было просто невозможно, и все же Герцог явно ничего не понял.
– Когда вы только пожелаете, – произнес он, глядя на нее все с тем же недоумением.
– Я желаю прямо сейчас. – Блу снова кивнула в сторону кровати. На сей раз ее жест был столь красноречив, что даже самый тупоголовый болван сразу бы понял, что она имеет в виду.
– Мисс Морган, вы только что сказали, что хотели бы поужинать, причем немедленно. Я правильно вас понял?
– Совершенно верно. – Девушка облегченно вздохнула. Наконец-то до него дошло.
– Тогда садитесь же, ради Бога.
Блу насторожилась. Предложение Герцога ей не понравилось. Дело принимало довольно странный оборот. Неужели для того, чтобы начать «ужинать», нужно сесть? Изабелла никогда об этом не упоминала. Но может быть, подруга далеко не все ей рассказала? При мысли об этом девушку охватила паника.
– Вы уверены, что все идет как надо? – спросила она, с тревогой глядя на Герцога. – Надеюсь, вы знаете, что делаете. Ведь знаете?
Он внимательно на нее посмотрел и ответил:
– Вы ведь сами сказали, что хотели бы поужинать, так?
– Ну да, именно этого я и хочу.
– Понятно. – Герцог еще немного постоял, придерживая стул, затем покачал головой и направился к другому концу стола. – Так как же? Вы собираетесь садиться? – спросил он, усаживаясь.
Поскольку Герцог явно тянул время, Блу приблизилась к столу и присела на краешек стула.
– Вы могли бы предупредить, что хотите сначала поесть, – проговорила она с раздражением в голосе.
– Мисс Морган… – Герцог сделал глубокий вдох. – Мисс Морган, поскольку у меня нет выбора, я готов во всем идти вам навстречу. Но ведь именно вы настаивали на том, чтобы мы немедленно приступили к ужину. А ужин – это и есть еда, – добавил Герцог, немного помолчав. – Вам ведь это хорошо известно, не так ли?
Щеки Блу вспыхнули.
– Конечно же, известно.
– Рад слышать, – кивнул Герцог. – Вы сами обслужите себя? Или мне это сделать?
Блу молча потупилась, а в желудке у нее появилось ощущение тяжести, как будто огромный якорь тянул ее вниз. Сейчас она не смогла бы проглотить ни крошки, даже если бы от этого зависела судьба всего мира. Бросив украдкой взгляд в сторону постели, девушка тихонько вздохнула и приготовилась к мучительному ожиданию. Почему же Месье ничего не говорил ей про «ужин»? Впрочем, может, он и говорил, но это, вероятно, происходило в один из тех дней, когда она мечтала на уроке и не очень-то прислушивалась к объяснениям своего учителя.
– Мисс Морган, так как же? Прикажете вас обслужить?
– Да-да, пожалуйста, если вам не трудно. Скажите, а как мне вас называть?
В эту минуту Герцог, стоявший к Блу спиной, накладывал еду на тарелки. Он так долго молчал, что девушка уже решила, что он не расслышал вопроса.
– Если хотите, можете называть меня Томасом, – ответил он наконец.
Она подняла на него глаза.
– А это ваше настоящее имя?
– Да.
Девушка была поражена. Те, для кого Карибское море – дом родной, редко раскрывают свое настоящее имя. Польщенная доверием собеседника, она улыбнулась.
– А мое имя Блузетт. Все называют меня Блу.
После этого воцарилось молчание, и ей оставалось лишь терпеливо ждать. Поглядывая на Герцога, Блу заметила, что он умудрялся есть, не пачкая при этом усов. И все в нем было настолько безупречно, что бедняжка совершенно растерялась.
С берега же доносились звуки губной гармошки и слышался громкий смех. Веселая пирушка была в самом разгаре. Блу попыталась представить, что сейчас происходит у костров. Впрочем, она прекрасно знала, что произойдет в ближайшие часы. Вскоре Изабелла и остальные женщины с веселым смехом разбредутся по своим домикам, а матросы тотчас же последуют за ними.
Блу снова взглянула на Герцога. Он ел молча и, казалось, не обращал на нее никакого внимания, словно она была жалкой попрошайкой, ожидавшей, когда ей бросят кость. Девушка не выдержала и спросила:
– Скажите, разве я вам не нравлюсь?
Герцог взглянул на нее с удивлением и, пожав плечами, ответил:
– Я не испытываю к вам ни симпатии, ни антипатии, мисс Морган.
– Называйте меня Блу.
– Но я вас совсем не знаю.
– И никогда не узнаете, черт вас подери, если будете продолжать делать вид, что меня здесь нет. – Блу выдернула из волос цветок и в гневе швырнула его на ковер.
Серые глаза, которые так нравились Блу, прищурились; теперь они напоминали не серебро, а скорее сталь.
– Сегодня у меня был очень тяжелый день, мисс Морган. То есть Блу. Может, мне хотя бы позволят поесть, прежде чем я получу приказ начинать.
– Думаю, вы это заслужили, – неохотно признала Блу. – Но вы все-таки могли бы проявить чуть больше заинтересованности… Вы меня поняли, верно?
– Честно говоря, мне всегда казалось, что если мужчине приставить нож к горлу, то у него несколько угасает желание. – Герцог отставил тарелку и откинулся на спинку стула, пристально глядя на Блу. – Особенно когда речь идет об особе, больше напоминающей мужчину, чем женщину.
Блу едва не задохнулась от гнева. С трудом овладев собой, она заявила:
– Так я обычно одеваюсь.
– В этом трудно усомниться, – с усмешкой заметил Герцог.
– Черт побери, что это значит?! – закричала Блу. Издевательский тон Томаса привел ее в бешенство.
Герцог пристально посмотрел ей в глаза.
– Вы хотите услышать правду?
– Да.
– Это значит, что ваши отвратительные лохмотья воняют. Да-да, от вас воняет.
Блу в изумлении раскрыла рот. Наконец пробормотала:
– От меня?..
– Да, от вас.
– Но это же наглая, бесстыдная ложь! Это неправда!
– К сожалению, правда.
Блу ужасно хотелось запустить в Герцога тарелкой, но она сдержалась.
– Раз уж вы такой умник, сэр, то ответьте на вопрос. Если от меня так мерзко пахнет, то почему же я не чувствую собственной вони, но чувствую, как воняет от других?
Томас пожал плечами:
– Понятия не имею.
Его полнейшая невозмутимость привела Блу в ярость. Пристально глядя в лицо обидчику, девушка подняла вверх руку и понюхала у себя под мышкой. Увы, Герцог оказался прав.
– Бьюсь об заклад, что от вас пахнет не лучше, – заявила она с вызовом.
– Принимаю пари.
– Каковы ваши условия, сэр?
– Ставлю серебряную тарелку против хорошего мытья для вас.
– Согласна, – кивнула Блу; она была почти уверена, что выиграет пари.
Весело рассмеявшись, Герцог встал, снял бархатный камзол и поднял руку. Блу заглянула в его серые глаза и, заметив в них насмешку, закусила губу от обиды. С уверенностью победительницы она подошла к нему и уткнулась носом ему под мышку. От Герцога исходил запах рисового крахмала, придававшего жесткость его полотняной рубашке. И еще Блу уловила аромат душистого мыла, но не более того. Девушка нахмурила брови и медленно попятилась.
– Надеюсь, вы не станете отрицать, что проиграли. – Герцог подошел к кровати, достал из-под нее небольшой мешочек и вынул оттуда кусок мыла. – А теперь идите, – напутствовал он Блу, вкладывая мыло в ее ладонь.
– Проклятие! – воскликнула Блу. Это мыло показалось ей очень подозрительным. Действительно, как Герцог мог заранее узнать, что она бросит ему вызов и проиграет? Неужели она позволила обвести себя вокруг пальца?
– Не забудьте про голову. – Томас подтолкнул девушку к порогу. – От ваших волос исходит тошнотворный запах чего-то прогорклого. – Он снова рассмеялся, сверкнув ослепительными зубами.
– Дьявольщина… – пробормотала Блу себе под нос.
– Если хватит мыла, вымойте заодно и лицо. – Широко улыбаясь, Томас вытолкнул девушку за порог и задернул занавеску.
– Ждите меня здесь, черт бы вас подрал! – Блу была вне себя от ярости.
– Я и не подумаю уйти, пока не увижу, что же скрывается за всей этой грязью и копотью.
Блу уставилась на занавеску и громко выругалась. Час назад она была абсолютно уверена, что к этому времени все уже будет кончено и она наконец-то станет настоящей, полноценной женщиной. Черт бы побрал этого Герцога! Неужели для того, чтобы расстаться с невинностью, надо непременно вымыться?
Крепко зажав в руке кусок мыла и стиснув зубы, Блу решительно зашагала в сторону пакгаузов. За ними протекал ручей, и там же был небольшой пруд из пресной воды. Спотыкаясь в темноте и постоянно ругаясь, девушка пробралась сквозь густые заросли кустарника и спустилась к пруду. Там она уселась в изнеможении на огромный камень у самой воды.
– Черт, черт, черт!..
Тяжко вздохнув, Блу принялась стаскивать сапоги. С трудом справившись с одним, она отшвырнула его подальше и перевела дыхание. Господь всемогущий, может, Герцог в чем-то и прав. Блу невольно поморщилась и помахала ладонью у себя перед носом, чтобы отогнать неприятный запах. Затем взялась за другой сапог. А потом ей пришлось помучиться, стаскивая прилипшую к ране блузку. Наконец она разделась догола и бросилась в пруд. Вода показалась Блу такой холодной, что у нее перехватило дыхание. Но довольно скоро это ощущение прошло, а вместе с ним исчезла и злость. Девушка немного поплескалась в воде, прежде чем достать мыло, спрятанное под камнем. Мыло пахло дикой розой. Блу в восторге поднесла его к лицу и вдохнула этот дивный аромат. Запах вызвал у нее какие-то смутные воспоминания, Она вдруг почувствовала радостное волнение – как будто ее ожидало что-то очень приятное.
Решив, что теперь она сама будет благоухать как роза, Блу принялась тщательно намыливаться. Вот бы статный красавец Герцог увидел ее сейчас, в серебряном свете луны. Ах, если бы он знал, какой эффект произведет его мыло, он никогда бы не променял ее на свою тарелку с едой. То, что Блу всегда считала тропическим загаром, исчезло без следа, и теперь кожа девушки обрела нежный оттенок слоновой кости.
Голову она отскребла на совесть, так что волосы чуть поскрипывали, если провести по ним пальцем. Наконец дошло дело и до одежды. Блу погрузила свои бриджи и блузку в воду и принялась яростно их полоскать. Когда она вылезла из пруда и отжала мокрые волосы, от прекрасного мыла остался лишь маленький кусочек. Девушка спрятала обмылок под камень – до следующего раза – и надела мокрую одежду. Свои сапоги Блу оставила там, куда их зашвырнула, когда снимала. Она заберет их завтра утром.


– Ну как? – спросила Блу, решительно отдернув занавеску. Герцог сидел за столом, закинув ногу на ногу. Бутылка с вином перед ним была наполовину пуста. При виде девушки он поднялся, поднес свечу к ней поближе и тщательно осмотрел ее сверкающее чистотой лицо и влажные волосы, с которых еще капала вода. Его горячее дыхание коснулось щеки Блу. От Герцога пахло вином. Без лишних слов девушка подняла руку, приглашая Томаса понюхать у нее под мышкой. Немного помедлив, он наклонился. Затем выпрямился и с улыбкой прошептал:
– От вас пахнет розами. – Поставив свечу обратно на стол, Герцог поднял свой бокал. – Примите мои поздравления, мисс Морган. – Он окинул взглядом ее мокрую рубашку, плотно обтянувшую грудь, и в его серых глазах промелькнуло какое-то странное выражение.
«Наконец-то! – подумала Блу. – Неужели это все-таки произойдет?» Девушка заметила, как изменился взгляд Томаса, и тут же решительно шагнула к нему. Но Герцог внезапно поднял руку, и она в раздражении закричала:
– Что еще?! Вы поужинали, я вымылась… Чего же вы еще хотите?!
– Ваша одежда, мисс…
– Что с ней не так? Я же все выстирала.
Когда Блу заметила, с каким выражением Герцог разглядывает ее грудь, она поняла, что могла бы простить ему и вынужденное купание, и нелепые проволочки. Но он, похоже, снова собирался смошенничать, а этого она ему спускать не собиралась. Его наглость грозила перейти все границы. Она во всем пошла ему навстречу, и теперь он должен был, как честный человек, сбросить одежду и приступить к делу.
– На вас мужские бриджи и запачканная кровью блузка.
– Кровь мне не удалось отмыть. – Блу в недоумении развела руками. – Чего вам еще надо?
– Мне нужна женщина, похожая на женщину.
– На этом острове? – Блу едва удержалась от смеха. – Да, я именно так одеваюсь. Не могу же я сражаться в юбке. Вы и сами отлично это понимаете, – добавила она, заметив удивление Герцога. – Сегодня утром мне пришлось драться, чтобы защитить свою девственность. А теперь, похоже, мне никак не удается с ней расстаться.
– Так вы говорите, вам пришлось вступить в поединок? – Он посмотрел на Блу так, словно увидел какое-то диковинное животное.
– Да, пришлось. И я победила, советую вам это запомнить.
Герцог шагнул к девушке и внимательно осмотрел рану на ее плече.
– Выглядит скверно. Вам не больно?
– Вы что, слабоумный? – Блу в изумлении уставилась на собеседника. – Кто же задает такие вопросы? Конечно, мне больно. – От прикосновения к ране плечо Блу горело словно в огне. – Но послушайте, Герцог… Томас, я уже начинаю терять терпение. Мы когда-нибудь начнем наше плавание?
Сделав еще один глоток вина, Герцог внимательно посмотрел на девушку:
– Подождите, мисс Морган, я сейчас.
– Что? Подождать? Куда это вы собрались? Немедленно вернитесь! – Но Герцог уже скользнул за занавеску и растворился в ночи. – Блу плюхнулась на стул и уронила голову на руки. – Черт возьми, будь все проклято! Лучше бы я осталась там, на берегу!
Она взглянула на свои босые ноги, благоухающие дикой розой„и ей неожиданно пришло в голову, что Герцог мог оказаться одним из тех нарядных хлыщей, что предпочитают мужчин женщинам. Немного поразмыслив, она решила, что не права. Хоть он и гладко выбрит и кожа у него чистая и нежная, прямо как у женщины, он настоящий мужчина, это уж точно. Видно по глазам, по манере держаться. Так что же, черт возьми, с ним не так? Блу смачно выругалась и поднесла к губам бокал с вином.
К тому времени как вернулся Герцог, она уже прикончила початую бутылку и открыла новую.
– Вот, наденьте это.
Поймав платье, которое ей бросил Герцог, Блу принялась с удивлением рассматривать ворох изумрудного шелка и буфы из тончайшего атласа. Корсаж, рукава и подол платья были расшиты жемчугом и украшены крошечными шелковыми розами.
– Должно быть, от жары у вас совсем расплавились мозги, – произнесла наконец девушка. Она тяжело вздохнула и, надеясь урезонить Герцога, добавила: – Да стоит мне надеть это на себя, как я тут же вспотею, точно подавальщик в трактире. И тогда зачем мое купание? К тому же мне почти сразу же придется все это с себя снимать. Так к чему же мне такая корабельная оснастка?
Блу полагала, что она абсолютно права, но Герцог почему-то нахмурился и заявил:
– Я был бы вам очень признателен, мисс Морган, если бы вы надели это платье.
– Вот дьявольщина… Не одно, так другое… – проворчала Блу. Она вертела в руках платье, пытаясь сообразить, как же его надевать. – Черт побери, да за это время я уже десять раз могла бы расстаться с девственностью! – в сердцах закричала девушка. С отвращением отшвырнув от себя платье, Блу подбоченилась и уставилась на Томаса. – Что за блажь на вас нашла? Если бы все мужчины вели себя так же, как вы, у нас на острове были бы одни девственницы. Нет, так подобные дела не делаются. Даже я это знаю, хоть у меня и нет никакого опыта. Где это видано, чтобы люди надевали еще больше одежды, вместо того чтобы ее снимать?
Герцог отвернулся с ледяным равнодушием и налил себе еще вина. Блу должна была признать, что проделал он это очень изящно. За исключением Месье, все, кого она знала, имели привычку пить прямо из горлышка.
– Блузетт… – В голосе Томаса слышалось отчаяние. – Блузетт, если вы хотите спариваться, как животное, вам лучше присоединиться к тем, кто на берегу.
– Но я выбрала вас!
– Тогда мы будем вести себя как цивилизованные люди. Или расстанемся. – Блу насупилась, сверля Герцога взглядом. – Что ж, если мы пришли к соглашению, прошу вас одеться и аккуратно заколоть волосы.
Она должна уступить или уйти на берег. Блу с силой лягнула ножку стола, вложив в этот удар столько ярости, что едва не завопила от боли. Звон разбившегося фарфора принес ей некоторое удовлетворение. Но неужели придется плясать под дудку Герцога? Этого еще не хватало! Нет, дочь Бо Билли не привыкла, чтобы ей противоречили. Может, послать этого строптивого негодяя к дьяволу? Или сходить за шпагой и пустить кровь мерзавцу?
Немножко поразмыслив, девушка решила, что слишком многое поставлено на карту. Ведь она рискует навсегда упустить такой шанс. Выругавшись сквозь зубы, Блу сказала:
– Ладно, хорошо. Если это поможет вам распустить паруса, я сделаю то, что вы хотите, черт возьми. – И все же Блу осталась при своем убеждении: «Надеть эти ужасные юбки – что может быть глупее?» Она уступила лишь из желания хоть как-то ускорить дело.
– Благодарю вас, мисс Морган, – ответил Томас.
Невольно поморщившись от боли, Блу стащила с себя разорванную и окровавленную блузку и развязала веревку на талии, поддерживавшую бриджи. При виде ее обнаженного тела у Томаса перехватило дыхание. «Господь всемогущий, да она просто восхитительна!» – промелькнуло у него. Он никогда еще не видел такой красивой женщины. Когда же Блу наклонилась, чтобы снять бриджи, у Герцога от волнения пересохло во рту, и он, потянувшись к бокалу, осушил его одним глотком. Его тело было охвачено огнем желания, и он уже не помнил, что должен был лечь в постель с этой девицей под угрозой смерти. О Господи, ни один мужчина не смог бы отвергнуть то, что открылось ему в эти мгновения. Когда же она бросила на него быстрый взгляд, прежде чем взять в руки платье, Томасу пришло в голову, что сотни греческих кораблей направились к берегам древней Трои ради такой женщины, как эта. Любуясь ее наготой, он с изумлением подумал: «Как среди ядовитых колючек этого дикого острова мог вырасти такой изысканный цветок?»
Внезапно красавица заговорила:
– Вместо того чтобы стоять и пялиться на меня, лучше бы помогли мне справиться с этими проклятыми крючками, черт бы вас подрал.
Герцог тяжело вздохнул. Прекрасное видение, казалось, исчезло. Улыбаясь собственным фантазиям, он принялся застегивать крючки на спине у девушки. Господи, конечно же, она ничем не напоминала застенчивую дочь какого-нибудь провинциального графа. Перед ним – дочка Бо Билли, и она так же похожа на нежный цветок, как гремучая змея. И все же теперь девица казалась весьма соблазнительной – этого нельзя было не признать. Отступив на шаг, Томас невольно залюбовался ее изящной шейкой. Блу же подняла к макушке волосы и закрутила их в узел.
– Ну как? – спросила она, поворачиваясь к своему мучителю. – И как мне потом избавиться от всего этого такелажа?
– Блузетт… – Голос Герцога прозвучал неожиданно глухо. – Блузетт, пожалуйста, ничего не говорите. Просто стойте вот так, как стоите… и молчите.
– Молчать? Вот дьявольщина. Даже в королевском дворце меньше всяких нелепых правил, чем у вас!
Она была необыкновенно хороша собой. Пламя свечей отбрасывало золотистые отблески на ее высокую грудь и изящную шею; волосы же Блу переливались, словно черный шелк. Если бы такая красавица появилась в Лондоне, она, безусловно, покорила бы всех своей красотой. Впрочем, ей пришлось бы, наверное, немного припудрить нос, чтобы скрыть крошечные веснушки. Возможно, тронуть румянами щеки и подкрасить губы. Ох, какая жалость, что эта женщина совершенно лишена вкуса и воображения.
Представив себе Блу в окружении лондонской знати, Томас невольно улыбнулся. Вот что способны сотворить кусок мыла да несколько ярдов шелка. Медный грош вдруг обернулся сверкающей золотой монетой. Но позолота скоро сотрется. Если верить этой девице, сегодня она вступила в поединок и одержала победу над противником. В этом и заключается ее жизнь. Завтра она снова наденет свой излюбленный наряд и вернется к привычным занятиям, до которых ему нет решительно никакого дела. И уже через неделю от нее опять будет исходить невыносимая вонь, а ее прекрасное лицо покроется свежим слоем грязи и копоти.
– Скажите, Герцог, не могли бы мы все же приступить к делу? Ну пожалуйста… Согласитесь, я была достаточно терпелива…
Тут он вдруг впервые заметил, что девушка нервничала – ее пальцы сжимались и разжимались, а в глазах появился страх. Да, Блузетт явно побаивалась предстоящего, хотя пыталась скрыть это, причем весьма неумело. Тут Томасу неожиданно пришло в голову, что она, быть может, действительно девственница. Неужели подобное возможно? Но если это действительно так, то тогда он, как джентльмен, обязан проявить такт и внимание, пусть даже здесь, на острове, никто не знает, что это такое. А потом ему в голову пришла другая мысль: «Возможно, вскоре Блузетт Морган будет встречать матросов на берегу вместе с другими женщинами…» Как ни странно, эта мысль опечалила Томаса.
– Сколько вам лет? – спросил он неожиданно.
Блу со вздохом закатила глаза.
– Почти девятнадцать. А вам сколько?
– Почти тридцать.
– Вполне достаточно, чтобы знать, как это делается. – Она склонила голову к плечу и с подозрением посмотрела на Герцога. – Вам ведь доводилось спать с женщиной прежде, правда? Или я у вас первая? Если так, то тогда, конечно…
Томас запрокинул голову и громко расхохотался.
– Моя дорогая Блузетт, я лишь пытался получше узнать вас. Вы ведь сами этого хотели, не так ли? Поскольку это ваш первый опыт, я подумал: если бы вы не были так напряжены и сумели расслабиться…
Блу издала такой громкий вопль, что Томас невольно вздрогнул.
– Я не хочу расслабляться! Я хочу поскорее покончить со всем этим! Я хочу стать настоящей женщиной, хочу наконец увидеть вас голым! Вы когда-нибудь прекратите ходить вокруг да около?!
– Я чрезвычайно польщен, мисс Морган. – Герцог с трудом удерживался от смеха. – Что ж, давайте и в самом деле прервем нашу беседу. – Он уселся на кровать и жестом пригласил Блу последовать его примеру. – Идите сюда. И захватите с собой вино.
– Наконец-то! Слава Богу! Теперь-то я могу снять с себя все это?
– Когда надо будет, я вас сам раздену.
Это звучало многообещающе. Радостно улыбнувшись, Блу подбежала к столу, подхватила два бокала для вина, сунула их под мышку и потянулась за бутылкой. Конечно, с Герцогом пришлось повозиться. Он оказался ужасным привередой, и на все его капризы ушла уйма времени. Но теперь, кажется, дело наконец-то сдвинулось с мертвой точки, так что можно было надеяться, что в дальнейшем затруднений не возникнет. О Господи, да она уже не в силах ждать! Каждый раз, стоит ей заглянуть в его серые глаза или увидеть его чудесные губы – о, ее бросает в дрожь! А когда она теряет контроль над собой и начинает представлять, что произойдет дальше, ее колени становятся мягкими, словно морские водоросли, и ей кажется, что она вот-вот упадет. А тут еще это вино – стоит ли тратить на него драгоценное время?
Блу совершенно не хотелось вина, ей хотелось побыстрее приступить к тому, ради чего она пришла сюда. Бутылка выскользнула из ее пальцев. Она подняла руку – и бокалы упали на ковер. Бросив взгляд на Герцога, она подхватила свои пышные юбки и ринулась к кровати. Запрыгнув на Томаса, она повалила его на кровать и оседлала. Прижавшись к нему, она ощутила тепло его тела и почувствовала, как ее снова охватывает сладкая дрожь. Упершись ладонями в плечи Герцога, она уткнулась лицом ему в шею и шумно втянула носом воздух.
– О, мне так нравится ваш запах!
– Блузетт, это не лучший способ…
– Как только я сниму с вас одежду, вы должны будете встать передо мной, чтобы я смогла вас как следует рассмотреть – как вы уже рассматривали меня. А потом я хочу, чтобы вы меня поцеловали. – Прошло всего несколько часов, а Блу уже казалось, что всю свою жизнь она ждала именно этой минуты и мечтала именно об этом мужчине. Крепко прижавшись к нему, она подергала его шейный платок. – Черт возьми, да как же снимается эта проклятая штука?
– Да слезьте же с меня, ради всего святого! Куда вы так торопитесь?
– О, да я уже почти…
– Проклятие! Вы его порвали!
Нимало не смущаясь тем, что шейный платок оказался безнадежно испорчен, Блу сдернула его с шеи Герцога и швырнула на пол, после чего с удвоенной энергией принялась срывать с него расшитый серебром жилет, обрывая пуговицы из слоновой кости.
– Прекратите! Ради Бога, остановитесь! У меня такое чувство, что на меня напали грабители. Неужели вы не можете подождать? – Обхватив руками запястья Блу, Томас оторвал девушку от себя и сел на кровати. Его глаза метали молнии.
Но ведь Герцог сам предложил, чтобы они разделись, так что Блу не обратила никакого внимания на его хмурый вид. Она перекатилась на живот, завела руки за спину и попыталась расстегнуть крючки у себя на платье.
– Помогите же мне, сэр. И поторопитесь.
– Черт побери, Блу, это же не скачки. У нас вся ночь впереди.
Не в силах скрыть разочарования, Блу отодвинулась от Томаса и с ужасом посмотрела на него.
– Опять какие-то уловки, – сказала она тоном обвинителя. – Да у меня просто ангельское терпение! Но и ему пришел конец. Сэр, какого черта?! Давайте же, делайте то, что обещали!
– А не то – что? Позовете Бо Билли, чтобы он перерезал мне глотку?
– Да я и сама перережу, если вы сейчас же не возьметесь за дело!
Пока Герцог раздумывал над угрозой девушки, Блу барахталась в ворохе изумрудного шелка. Наконец ей удалось высвободить ноги и встать на колени. Обвив руками шею Томаса, она крепко вцепилась в него и успела запечатлеть несколько поцелуев на его щеках и подбородке, прежде чем они снова не повалились на кровать.
«Несомненно, его нужно как-то подстегнуть», – решила девушка. Она подозревала, что Томас в делах любви не такой уж опытный, как ей думалось поначалу. Более того, теперь ей даже казалось, что она, Блу, – его первая женщина. К счастью для них обоих, у нее в арсенале имелось средство как раз на этот случай. Изабелла как-то сказала, что некоторых мужчин необходимо подтолкнуть, то есть помочь им преодолеть нерешительность, и Блу прекрасно помнила, как это делается. Правда, она находила метод Изабеллы довольно странным, потому что, по словам Месье, «такой прием позволяет надолго вывести мужчину из строя». Но Блу доверяла подруге. Изабелла знала, что говорила.
После непродолжительной борьбы Блу удалось оседлать Томаса и просунуть руку меж его ног. Удостоверившись, что он уже почти готов приступить к своим обязанностям, девушка решила, что некоторая помощь с ее стороны приободрит его и ускорит дело. Мысленно благословляя многоопытную Изабеллу, Блу сжала пальцы и стиснула как можно сильнее все, что сумела захватить.
Сначала Томас издал нечто вроде рычания, но в следующий миг его вопль едва не снес крышу хижины, а Блу оказалась на полу, в нескольких метрах от кровати. С трудом распутав пышные юбки, Блу поднялась и в изумлении уставилась на Герцога – тот лежал на краю кровати, прикрывая ладонями пах.
– Ты… злобная маленькая дикарка! – прохрипел Томас сквозь зубы. Что-то проворчав себе под нос, он спросил: – Почему ты это сделала?
Сообразив, что совершила ошибку, Блу воскликнула:
– Господи, я сделала вам больно?!
Девушка приблизилась к кровати, но Герцог закричал:
– Нет, не прикасайтесь ко мне!
Блу отдернула руку и спрятала ее за спину.
– Мне очень жаль, Томас. Мне в самом деле жаль. Простите меня. – Блу говорила вполне искренне и надеялась, что Герцог это поймет. – Поверьте, я всего лишь хотела вас подбодрить. Хотела помочь вам…
– Хотели помочь?.. – удивился Томас.
– Ну да. Понимаете, все так долго тянулось, и я подумала…
Герцог со стоном поднялся на ноги и, пошатываясь, направился к столу. На сей раз он сделал глоток вина прямо из горлышка.
– Проклятие!
Заметив, как в глазах Томаса закипает ярость, Блу нахмурилась. Теперь она опасалась, что он может передумать и откажется иметь с ней дело. Эта мысль показалась ей невыносимой.
– Не беспокойтесь, Томас. Вы скоро придете в себя, и тогда мы могли бы…
– Нет. Это невозможно. – Глаза Герцога сверкали гневом. Худшие опасения Блу начали сбываться.
– Бо Билли вряд ли обрадуется, когда узнает об этом, – продолжала девушка без особой надежды на успех.
В ответ Герцог хрипло рассмеялся:
– Можете передать отцу, что я готов сразиться с любым мужчиной на этом проклятом острове, но я не желаю ложиться в постель с его неотесанной дочерью!
Блу показалось, что Герцог сказал что-то ужасно оскорбительное, хотя она и не была до конца в этом уверена. «А если сейчас броситься за шпагой? – подумала девушка. – Нет-нет, таким образом едва ли удастся исправить положение. Тогда можно будет забыть о том, чтобы расстаться с девственностью». Даже сейчас Блу не оставляла надежда, что ей удастся осуществить задуманное.
– Томас, я же сказала, что сожалею. Может, вам просто нужно немного отдохнуть?
Герцог взглянул на нее так, что она невольно попятилась.
– Вон! Убирайтесь отсюда немедленно!
– Томас, я совершила ошибку и честно это признаю. Но если вы немного подождете, то я постараюсь узнать, как ее исправить.
Блу повернулась и выбежала из хижины. Оказавшись под открытым небом, она в изнеможении прислонилась к стволу каучукового дерева и сделала глубокий вдох, наполняя легкие свежим ночным воздухом. По ее щекам катились слезы гнева и отчаяния. Он был так красив, так элегантен, и ей так хотелось его заполучить. И вот все безнадежно испорчено, и она осталась такой же нетронутой, какой пришла к нему.
А ведь она сделала все, что он требовал, – помылась и даже надела это ужасное платье. Когда же наконец-то настал самый ответственный момент и он, кажется, был уже готов приступить к делу, она совершила небольшую ошибку. Но ведь все делают ошибки… Так почему же Томас так разозлился?
В конце концов Блу решила, что ей надо немедленно найти Изабеллу и узнать, как все исправить.
Над морем висела огромная лимонно-желтая луна, заливавшая берег бледным призрачным светом. Повсюду горели костры и раздавались громкие возгласы, крики и взрывы смеха. Блу почти сразу же заметила мужчин, собиравшихся перед хижинами женщин. Ожидая своей очереди, они горланили песни и мерились силой. Сообразив, что в такое время едва ли стоило искать Изабеллу, Блу направилась к общей хижине. Ей нужно было получить ответы на кое-какие вопросы, причем немедленно.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Леди-бунтарка - Осборн Мэгги



Скучноватая книга
Леди-бунтарка - Осборн МэггиДиана
26.01.2012, 12.02





роман интересный но как-то все предсказуемо можнобыло бы сделать его более преключенчиским...можно посмеяться от души... правда смушают некоторые моменты...читайте...
Леди-бунтарка - Осборн Мэггинастя
26.06.2012, 16.17





немного перебор конечно.но в целом мне понравился роман.
Леди-бунтарка - Осборн Мэггиинна
23.03.2013, 8.11





Почему бунтарка - леди? Момент с попыткой лишения девственности очень насмешил.Неужели бывают такие дурочки?Почитать,конечно,можно,но не захватывает.Сцена за столом,когда все по очереди изображают отрыжки неприглядна.Главная Героиня изображена уж очень дикой.
Леди-бунтарка - Осборн Мэггигандира
9.04.2013, 22.15





Местами забавно. Ггня глупая но с добрым сердцем. Но куски пропускала. Жаль для сессил ничего хорошего не придумали
Леди-бунтарка - Осборн Мэггииирина
6.10.2013, 18.08





Роман не плохой,читать можно:))
Леди-бунтарка - Осборн МэггиКарина
15.02.2014, 13.36





Местами смешной, местами скучный, иногда надуманный, в целом роман сгодится для одного вечера: 6/10.
Леди-бунтарка - Осборн Мэггиязвочка
17.02.2014, 12.23





Тупость.
Леди-бунтарка - Осборн МэггиОльга
11.08.2014, 11.59





Книга-супер!:))))))))))
Леди-бунтарка - Осборн МэггиВаля
4.12.2014, 9.41





Невозможно читать зачем столько мерзких подробностей. Гг грязнуля неряха и грубиянка да к тому же тупа как пробка. Такое ощущение что Гг выросла не на острове среди людей а в джунглях среди обезьян .Незаслуженно высокая оценка.
Леди-бунтарка - Осборн МэггиНатуся
10.03.2015, 13.51





А мне понравился роман,с юмором!
Леди-бунтарка - Осборн МэггиНаталья 66
30.08.2015, 19.55








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100