Читать онлайн Леди-бунтарка, автора - Осборн Мэгги, Раздел - Глава 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Леди-бунтарка - Осборн Мэгги бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.06 (Голосов: 63)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Леди-бунтарка - Осборн Мэгги - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Леди-бунтарка - Осборн Мэгги - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Осборн Мэгги

Леди-бунтарка

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 18

Если не считать тетушки Трембл и Сесил, с Блу никто почти не разговаривал. По дороге в гости или во время ежедневных прогулок по Гайд-парку леди Кэтрин молча отворачивалась к окну кареты и лишь изредка, когда этого никак нельзя было избежать, роняла короткие замечания. Моутон упорно опускал голову при виде Блу и старался не встречаться с ней взглядом. А Месье не отвечал на ее стук в дверь библиотеки.
Возможно, Моутон видел ее на конюшне. Блу была слишком взволнована, чтобы думать об этом в ту ночь – такая мысль пришла ей в голову лишь на следующее утро, когда ее верный страж отвернулся от нее и перестал отвечать на ее вопросы. Да, вероятно, Моутон проследил за ней. Скорее всего он и рассказал Месье о том, что ему удалось увидеть и услышать.
Блу догадывалась, о чем они думали и что переживали в последующие недели. Она чувствовала то же самое. Как и все, кто знал Сесил, Месье и Моутон были очарованы ее добротой и благородством. Они испытывали боль и гнев из-за предательства Блу. Хотя оба обожали свою воспитанницу, этого они не могли ей простить.
Мельком взглянув на леди Паджет, Блу опустила голову и уставилась на свои руки, обтянутые перчатками. Еще один визит, и можно будет возвращаться домой. Ей хотелось побыстрее оказаться у себя в комнате, чтобы не видеть сурово поджатых губ матери.
Гросвенор-Хаус больше не был ее домом. Находиться там стало невыносимо. Повсюду Блу подстерегали свидетельства ее предательства. Многие из обитателей дома не желали смотреть на нее, а сама Блу не могла смотреть в глаза Сесил. И самым мучительным, самым жестоким наказанием была ее неизбывная тоска по Томасу. Иногда из холла доносился его голос и тихий ответ Сесил, и у Блу сжималось сердце от отчаяния. Встретив Томаса в гостиной, Блу смущенно отводила глаза, зная, что никогда не сможет прикоснуться к нему или заговорить с ним под ледяным взглядом леди Кэтрин. И тогда нестерпимая боль словно стальным обручем стискивала ей грудь.
Девушка вздохнула и заморгала, стараясь удержаться от слез, которые жгли ей веки.
– Блузетт… – Сесил положила руку на локоть сестры и заглянула ей в лицо. – Блузетт, мы уже дома.
– Дома? Я думала, мы собираемся нанести визит леди Уолтер.
– Но мы уже заезжали к ней, дорогая. Разве ты не помнишь?
– Простите, я… Ну да, конечно.
– Нет, подожди. Задержись ненадолго. Я хочу поговорить с тобой.
Блу несколько секунд колебалась, затем кивнула и молча откинулась на подушки. Когда леди Кэтрин и тетушка Трембл выбрались из кареты, она вопросительно взглянула на сестру.
– Блузетт, умоляю тебя, скажи мне, что происходит.
Блу пожала плечами.
– Я не понимаю, о чем ты.
Сесил вздохнула и сказала мягко, но настойчиво:
– Извини, Блузетт, но ты прекрасно понимаешь, что я имею в виду. Ох, я так устала от того, что все меня постоянно ограждают от малейшей неприятности. Как будто я слишком хрупкая и слабая. Но я вовсе не такая!
– Я знаю, Сесил. Только…
– Нет, я не хочу слышать никаких отговорок. Только не на этот раз. И только не от тебя, Блузетт. Мы всегда были честны друг с другом. Я прошу тебя и сейчас быть откровенной со мной.
Блу молча опустила голову. Сесил же тем временем продолжала:
– Мама ведет себя очень странно. Сидит взаперти в своей комнате и почти не разговаривает. Месье чем-то ужасно взволнован. У Моутона какой-то отрешенный взгляд. Эдвард постоянно расстроен и смущен. Только тетя Трембл держится как обычно. Но она злится на остальных и предпочитает оставаться у себя, принимая лекарства. И наконец, ты тоже сама не своя, дорогая Блузетт. Что же происходит?
Блу и на сей раз промолчала.
– Дорогая, – Сесил взяла сестру под руку, – ты несчастна, этого невозможно не заметить. Я не слышала, чтобы ты смеялась после того вечера, когда мы давали бал. Пожалуйста, скажи мне, почему все такие печальные?
– Это моя вина, – прошептала Блу. – Все сердиты на меня. И они совершенно правы.
– Этого просто не может быть. Все тебя обожают.
Блу подняла голову и так крепко сжала руку сестры, что та поморщилась от боли.
– Ох, Сесил, пожалуйста, поверь, я очень тебя люблю. Я скорее умру, чем причиню тебе боль!
– Милая сестра, – с улыбкой заверила Сесил, – я знаю, что ты никогда меня не обидишь.
– Проклятие!.. – простонала Блу, Снова откинувшись на подушки. – Сесил, я никогда не встречала таких, как ты. Ты любишь, не требуя ничего взамен, и всегда готова простить. Ты предпочитаешь видеть в людях только хорошее и никогда не жалуешься, хотя у тебя для этого немало поводов. Ты… – Блу замолчала, подбирая нужное слово. – Ты – настоящая леди!
– Боюсь, ты перехвалила меня.
– Ты заслуживаешь всего самого лучшего в жизни, Сесил. Ты должна прожить долгую счастливую жизнь с Томасом, окруженная детьми.
– Блузетт!.. Ты плачешь? О Господи, дорогая, что я такого сказала, что…
Блу высунулась в окно кареты и махнула рукой Моутону:
– Леди Сесил готова выйти из экипажа.
Стараясь не смотреть на Блу, Моутон шагнул к дверце кареты.
– Ох, Моутон, – прошептала девушка. Ее сердце болезненно сжалось.
– Блузетт, ну пожалуйста… – взмолилась Сесил. – Ты так и не сказала мне, почему все вокруг в таком унынии. Ради Бога, объясни…
Притворившись, что ничего не слышит, Блу подхватила юбки и побежала к дому. Она пыталась убежать от своего горя, но горе следовало за ней, не отставая ни на шаг.


– Да, это правда, – еле слышно сказала Блу. Она сцепила руки и глубоко вздохнула. Пол под босыми ногами казался ледяным. – Я люблю его.
Леди Паджет опустила книгу, которую держала перед собой, и откинулась на подушки. Пламя единственной свечи, стоявшей у изголовья ее кровати, отбрасывало тени на лицо Кэтрин, подчеркивая темные полукружья под глазами и впадины на щеках. Волосы же, рассыпавшиеся по плечам, отливали золотом. Отложив в сторону книгу, она с презрительной усмешкой проговорила:
– Любишь его? Но этим ты убьешь Сесил.
– Сесил никогда ничего не узнает, – возразила Блу, – и знаете… Мне кажется, вам пора узнать всю правду.
Девушка вновь заговорила, и леди Кэтрин не стала ее перебивать. Сначала Блу рассказала о том, как впервые увидела Герцога в подзорную трубу Бо Билли, затем – о том, как выбрала его для того, чтобы он лишил ее девственности, потому что ей хотелось таким образом наказать мать за предательство и выразить свое презрение к английским обычаям. Не умолчала Блу и о том, как провела время в хижине вместе с Томасом. В какой-то момент девушке показалось, что губы леди Кэтрин дрогнули в улыбке, но, возможно, это был лишь отблеск пламени свечи. Напоследок Блузетт рассказала о своем путешествии в Англию к о том, что происходило на борту судна. Заканчивая свой рассказ, она с грустью в голосе проговорила:
– Когда я сошла с борта корабля, я думала, что никогда больше не увижу Томаса, но… Остальное вы знаете.
Леди Кэтрин тяжело вздохнула.
– Я даже представить себе такого не могла. Что ж, теперь мне многое понятно. Но скажи, Блузетт, зачем ты мне все это рассказала?
– Как раз для того, чтобы вы кое-что поняли. И потому, что все очень расстроены и подавлены, а Сесил подозревает, что случилось что-то ужасное.
– Боюсь, она права. Ты поставила под угрозу ее будущее.
Блу до боли закусила губу.
– Вы можете мне не верить, но ни Томас, ни я… мы не хотим обидеть Сесил и причинить ей боль. Мы условились никогда не оставаться наедине. Мы обещали навсегда покончить с тем, что нас связывает. То, что вы видели на террасе, никогда больше не повторится. – Блу не смогла открыть матери всю правду и признаться в том, что произошло в конюшне. Эти волшебные мгновения полного и окончательного предательства были слишком дороги ей, чтобы разделить их с кем бы то ни было.
– Ты собираешься бросить его? И свадьба Сесил состоится в положенный срок, как и было условлено?
– Я… да.
В наступившей тишине было отчетливо слышно, как трещат угли в камине, рассыпаясь малиновыми искрами. Часы в коридоре пробили один раз. На карниз упала дождевая капля, за ней – другая.
– Ты выбрала очень трудный путь. – Эти слова матери оказались совершенно неожиданными, и Блу посмотрела на нее с удивлением. В усталых глазах леди Кэтрин она увидела глубокую печаль и… сочувствие. – Нужно обладать огромной силой воли, чтобы отказаться от того, кого любишь, Блузетт. Хватит ли у тебя мужества дойти до конца?
Блу со вздохом опустилась на скамью рядом с камином.
– О чем мы говорим? – прошептала она. – Вы хотите сказать, что вам было тяжело оставить Бо Билли и меня?
Ветер швырнул в окно пригоршню дождя. Капли с шумом ударили по стеклу.
– Мы говорим о тебе, – ответила наконец Кэтрин. – Я выслушала твою историю и признаю, что была не права, когда подумала, что ты бросилась на шею его светлости, поддавшись бездумному порыву. Это любовь, и у нее есть своя история. Но скажи, Блузетт, сможешь ли ты отвернуться от того, кто тебе дорог? Сможешь ли отказаться от своей любви? Обладаешь ли ты мужеством и силой? Хватит ли тебе бескорыстия? Уверена ли ты, что никогда не упрекнешь Сесил?
Блу опустила голову и спрятала лицо в ладонях.
– Я молю Бога, чтобы мне хватило мужества.
– Боюсь, ты взвалила на себя непосильный груз, – мягко сказала леди Кэтрин. – У тебя такое же выразительное лицо, как у твоего отца. В твоем сердце легко читать. Если то, что ты сказала, – правда, как же ты сумеешь скрыть свои чувства, глядя на Герцога? Сесил добра, она готова простить любую обиду, но она вовсе не глупа. Рано или поздно она увидит то, что увидела я. Она заглянет тебе в глаза и все поймет. Как ты собираешься скрывать свои чувства, Блузетт?
– Не знаю, – ответила Блу с отчаянием в голосе. – Но я смогу. Я должна!
Леди Кэтрин немного помолчала, потом, отвернувшись к окну, вновь заговорила:
– Боюсь, у тебя ничего не получится. Ты будешь постоянно оглядываться назад, снова и снова сожалея о своем решении, Блузетт. Ты станешь терзать себя, говорить себе, что у тебя был выбор и все могло кончиться иначе. Будешь переживать и мучиться из-за того, что отступилась от своей любви, и будешь упрекать себя за то, что не воспользовалась случаем, когда могла воспользоваться.
– О Боже, – прошептала Блу.
– Заметив случайного человека в толпе, ты побежишь за ним, потому что тебе покажется, что это он. И чей-то жест, чей-то голос и взгляд напомнят тебе о нем. Он явится к тебе в звуках чужого смеха, в чьей-то походке, в знакомом движении. Солнечный свет напомнит тебе о нем, потому что ты видела его в лучах солнца. Дождь заставит тебя тосковать о нем, потому что вы вместе гуляли под дождем. Ты расплачешься от одного только запаха цветка, потому что когда-то он положил такой же цветок тебе на колени или воткнул его тебе в волосы. В облаке ты увидишь его улыбку, а летний ветерок принесет тебе его смех. Он будет являться к тебе во сне и наяву.
– Вы знаете… Вы понимаете…
Леди Кэтрин по-прежнему смотрела в окно.
– Тебе предстоит испытать боль, о которой ты сейчас даже не подозреваешь, И никто не сможет облегчить ее, потому что никто не должен знать о ней. И когда-нибудь другой мужчина, не он, прикоснется к тебе, и тебе придется подчиниться, уступить. И это станет для тебя новой мукой. Ты почувствуешь, что предаешь свою душу, и душа отомстит тебе за измену. Всякий раз, стоит тебе рассмеяться, тебя будет терзать чувство вины, потому что ты не заслуживаешь прощения. Без него не может быть счастья. А он потерян для тебя навсегда. Жизнь без него – медленная и мучительная смерть.
– Я не знала, – прошептала Блу, глядя на мать во все глаза. – Вы сказали, что никогда не любили его… но это неправда. Вы его любили.
– Оставь меня, Блузетт. Я очень устала.
В дверях Блу остановилась и оглянулась. Лицо ее матери было по-прежнему обращено к окну. Холодные дождевые капли катились по стеклу, точно слезы.
– Я прощаю вас, – прошептала девушка. Она вдруг почувствовала, как отступает боль, долгие годы не дававшая ей покоя. Как будто спал наконец тесный обруч, который сдавливал ей грудь и мешал дышать. – Вы достаточно выстрадали, покинув Морганз-Маунд.
Блузетт тихо выскользнула из комнаты и закрыла за собой дверь.


Страдания Блу только начинались. По молчаливому соглашению леди Кэтрин, Месье и Моутон объединились в тайный союз. Блу благословляла и в то же время проклинала их за это. Когда Томас появлялся в Гросвенор-Хаусе, Месье тут же изобретал всевозможные причины, заставлявшие его увозить Блу в город, подальше от гостиной леди Кэтрин. На балах, торжественных приемах, званых вечерах и ужинах леди Паджет успевала увести за собой Блузетт, прежде чем вежливый обмен приветствиями с его светлостью мог перерасти в нечто большее. Моутон тщательно следил, чтобы герцог, нанося визит своей невесте, не встретился случайно с Блузетт в Гросвенор-Хаусе. Он намеренно переносил кресло леди Сесил в библиотеку или на застекленную террасу, куда редко заходила Блу.
Томас сдержал клятву, данную в конюшнях. Он вежливо поддерживал разговоры за обедом, не позволил себе ничего лишнего. Когда он помогал Блу сесть в карету, его прикосновения были мимолетными, в них не было страсти. Томас никогда не садился с Блузетт за карточный стол и тихонько выскальзывал из комнаты, когда тетушка Трембл принималась упрашивать Блу сыграть на фортепьяно. Они больше не танцевали на балах. Сесил не раз приглашала его провести время вместе с сестрой, но Томас всегда находил причины, чтобы отказаться. Когда Сесил предлагала отправиться втроем на прогулку в карете, он ссылался на срочные дела в городе.
Но иногда случалось неизбежное. Один неосторожный взгляд, и между ними вспыхивала страсть, подобная удару молнии. От нахлынувших воспоминаний становилось трудно дышать. В глазах темнело от боли. Блу вновь ощущала прикосновения Томаса – казалось, его пальцы скользили по ее бедрам, а губы прижимались к губам и покрывали поцелуями груди. И в такие мгновения Блузетт видела в глазах Томаса отражение своих чувств. Он страдал точно так же, как она.
– Прошу прощения. – Блу вскочила со стула. – Мне нужно… я должна… – Девушка мучительно искала повод, чтобы покинуть гостиную, прежде чем Сесил угадает по ее лицу подлинную причину.
Тетушка Трембл внимательно посмотрела на Блу и нахмурила брови.
– Но ты так и не выпила чаю, Блузетт! И Эдвард только что приехал. Почему тебе надо срываться с места всякий раз, стоит нам начать приятный разговор? В самом деле, Кэтрин, ты должна поговорить с нашей Блузетт. Она стала такой беспокойной, не может усидеть на месте. То она слишком много говорит, то вообще молчит, словно воды в рот набрала, а в последнее время всегда такая мрачная, будто ее тут голодом морят. Прямо не знаю, что и делать! Блузетт, сейчас же садись и выпей чаю. Эдвард, если Кэтрин не удается ее убедить, может быть, вы попробуете?
Воцарилась напряженная тишина, которую нарушило появление Сесил.
– Тетя совершенно права, – заметила она, оглядывая сидящих за столом. – Такое впечатление, что ты ищешь повод уйти из дома, как только появляется Эдвард. Похоже, вам двоим тесно под одной крышей.
– Я тебе говорила много раз и уверена, что его светлость это подтвердит, мы с герцогом Дьюбери вовсе не испытываем неприязни друг к другу, – сказала Блу. В ее голосе проскальзывали нотки раздражения. – Я отношусь к его светлости с глубоким уважением. И все же… прошу извинить меня. Я только что вспомнила, что приглашена на чай к герцогине Блайтшир. Я и так безнадежно опаздываю.
Блу поспешно сделала реверанс, попросила Месье распорядиться насчет экипажа, выбежала из гостиной и взлетела вверх по лестнице, чтобы захватить шляпку и накидку.
Герцогиня Блайтшир действительно ожидала Блузетт к чаю, но не в этот день, а во вторник. Поднявшись к себе, Блу в задумчивости обвела глазами комнату. У нее не было ни малейшего представления, куда отправиться.
Но к тому времени, когда она, выскочив из дома, села в карету, у нее уже готов был план. Она отыщет Изабеллу. Блу так не хватало ее жарких объятий и грубоватого смеха. Ведь Изабелла была той ниточкой, которая связывала ее с Морганз-Маунд.
Согласно установленным правилам, мисс Санчес могла посещать Гросвенор-Хаус, но Блузетт никогда, ни при каких обстоятельствах не должна была появляться в борделе Изабеллы. Блу понимала, что ее поступок не вызовет одобрения леди Кэтрин. И все же она запрыгнула в экипаж и крикнула кучеру мистеру Джеймисону, чтобы он поскорее трогал, пока Месье или Моутон не успели присоединиться к ней. Ни тот, ни другой не позволили бы ей отправиться в Ковент-Гарден.
На мгновение ей показалось, что мистер Джеймисон откажется.
– Ковент-Гарден, мисс? – переспросил он, недоверчиво глядя на девушку.
– Да-да, немедленно, – приказала Блу самым властным тоном, на который только была способна. Именно так отдавала обычно распоряжения леди Кэтрин, и голос Блу неожиданно прозвучал до того похоже, что девушке стало не по себе.
В следующее мгновение дверца захлопнулась, и почти тотчас же карета тронулась с места. Когда они были уже далеко от дома, девушка откинулась на подушки и закрыла ладонями лицо.
Неделя проходила за неделей, и Блу становилось все яснее, что она не может больше оставаться в доме леди Паджет. Ее положение, и без того невыносимое, ухудшалось с каждым днем. С лица леди Кэтрин не сходило выражение озабоченности. Моутон и Месье бесконечно о чем-то шептались. Тетушка Трембл снова принялась падать в обморок по малейшему поводу. Сесил постоянно пребывала в замешательстве. А она, Блу, чувствовала себя ужасно несчастной. К тому же было совершенно очевидно: рано или поздно сестра распознает обман и откроет горькую правду. И если она хочет оградить Сесил от разочарования, то ей следует покинуть Гросвенор-Хаус. Но куда ей идти? Кусая обтянутые перчаткой пальцы, Блу уставилась невидящим взором в окошко кареты.
Внезапно она поняла, что не может вернуться на Морганз-Маунд, не может вернуться домой. Это открытие потрясло ее. Тоска сжала сердце Блу, и на глаза ее навернулись слезы. Она очень изменилась, и теперь жизнь на Бермудах уже не могла стать ее жизнью. Блузетт Морган превратилась в леди, и воспоминания о прошлом заставляли ее краснеть. Разнузданные и грубые нравы обитателей острова претили ее тонкому и взыскательному вкусу. Она была бы чужой на Морганз-Маунд. Эта мысль показалась Блу чудовищной, и слезы покатились по ее щекам. Здесь, в Лондоне, на Гросвенор-сквер, она утратила какую-то часть себя. Она уже не та, что была раньше. И прежняя Блу – всего лишь тень, призрак, живущий в обрывках ее воспоминаний.
Что же ей теперь делать? Оставаться в Лондоне? Но это немногим лучше, чем возвращение на Бермуды. Сейчас она окружена толпой восторженных поклонников, ее имя у всех на устах, но пройдет время, ее образ утратит прелесть новизны, и интерес к ней пропадет. Капризный лондонский свет забудет о ней и найдет себе другого кумира.
Но Томас останется в Лондоне.
О Господи, что же делать? Она не может оставаться в доме матери и безучастно наблюдать, как ее сестра и Томас готовятся к свадьбе. Это было бы слишком мучительно. Сесил хочет, чтобы она стояла рядом с ней у алтаря во время венчания. Но это просто невозможно, немыслимо.
– Мне некуда идти. Всюду я чувствую себя лишней и чужой, – пробормотала девушка.
Слишком взволнованная, чтобы усидеть на месте, Блузетт дернула шнур звонка, приказывая мистеру Джеймисону остановиться. Выглянув из окна кареты, она увидела рынок Ковент-Гарден с его шумной и пестрой толпой. Площадь со всех сторон окружали торговые ряды. Торговки рыбой громко расхваливали свой товар. В трактирах и борделях, несмотря на ранний час, царило заметное оживление. Жулики и карманники шныряли в толпе, высматривая какого-нибудь простака. Бродячие собаки и чумазые ребятишки сновали перед самыми колесами экипажей. На перекрестках разыгрывали роли актеры, на тротуарах стояли размалеванные шлюхи, зазывая мужчин. Шум, гвалт, пронзительные вопли дерущихся, крикливые перебранки, грохот проезжающих мимо карет – все сливалось в оглушительный гул.
Блу распахнула дверцу экипажа и ступила на мостовую.
– Мисс Морган, умоляю вас, вернитесь в карету! – в тревоге прокричал Джеймисон. – Ради Бога, мисс! Ни одна леди не осмелится разгуливать здесь без сопровождения.
– Леди? – Блу окинула задумчивым взглядом мистера Джеймисона, восседавшего на козлах. Бедняга чуть не плакал. – А я ведь вовсе не леди, мистер Джеймисон. Я не та, что прежде, но и совсем не то, что вы думаете.
Кивнув мистеру Джеймисону, Блу попятилась и растворилась в толпе. Проскользнув в шумную зловонную пивнушку, она тут же выскочила через заднюю дверь и оказалась в узком переулке, по обеим сторонам которого располагались бордели.
– Как мне найти Изабеллу Санчес? – обратилась Блу к размалеванной шлюхе, сидевшей у окна на втором этаже.
Окинув девушку взглядом, женщина отвернулась, будто и не слышала вопроса. Блу тихонько выругалась сквозь зубы. В это мгновение кто-то толкнул ее, и она с трудом удержалась на ногах, подхваченная людским потоком. В середине переулка ей удалось вырваться из толпы.
– Эй, мисс, вы не покажете мне, как пройти к Изабелле Санчес?! – крикнула она, задрав голову вверх. – Я ее подруга!
– Вы? Тогда я королева английская, черт побери!
– Проклятие! Да говорю же я вам, мы с ней знакомы! – Блу невольно нахмурилась. Неужели она так сильно изменилась, что теперь никто не может поверить, что Изабелла ее знакомая? – Слушай, ты, я ищу…
Кто-то грубо схватил Блу за плечо и заставил повернуться. В следующее мгновение она увидела перед собой красную физиономию с маленькими поросячьими глазками. Тусклые, песочного цвета волосы парня прикрывала рваная шляпа. От его засаленной куртки и грязных штанов разило, как из выгребной ямы.
– Я так и знал, что это ты, – сказал он, внимательно разглядывая девушку. Его губы растянулись в отвратительной ухмылке. – К тому же одна-одинешенька, подумать только. Ни кучера, ни мерзкого черномазого ублюдка поблизости. – Его бегающие глазки высматривали кого-то за спиной у Блу. – Глянь-ка, Джейко. Глянь-ка, кого занесло на наш берег. Нет, ты только представь, сама к нам пожаловала.
Блу сразу же узнала своего преследователя, хотя прежде видела его только на расстоянии.
– Вы следили за мной!
– Верно. Но больше не буду, хватит. Теперь тобой займется его светлость. А мы с Джейко голову ломали, все думали, как тебя достать. А ты сама пришла прямо к нам в руки. – На покрытом струпьями лице негодяя появилась зловещая улыбка, и Блу невольно попятилась. – Сегодня ночью мы будем спать в тепле, Джейко. Уж его светлость в долгу не останется, заплатит золотом.
– Держись подальше от меня, дерьмо крысиное! – Блу отважилась бросить взгляд через плечо и увидела похожего на крысу уродца, который пялился на нее, мерзко ухмыляясь. – Только тронь меня, и я вырву твое черное сердце из твоей жалкой груди!
Рука девушки привычно потянулась к шпаге, но пальцы схватили лишь пустоту. Дьявольщина! Проклятие! Блу в отчаянии посмотрела наверх. Перед окнами стояли шлюхи, безучастно наблюдавшие за происходящим.
– Помогите! – закричала Блу. – Эти двое угрожают мне!
Одна из шлюх громко зевнула. Другая же лишь усмехалась.
– Хватай ее, Джейко!
– Помогите! Пожалуйста, помогите!
В переулке было довольно много людей, но никто не обращал на Блу ни малейшего внимания, никто даже не глядел в ее сторону. То, что происходило с девушкой, постоянно случалось в этом районе Лондона. Молодые женщины исчезали и появлялись потом в каком-нибудь борделе.
Сильные руки грубо схватили Блу. К ее лицу прижали какую-то грязную тряпку, закрыв нос и рот. От тяжелого сладковатого запаха у девушки все поплыло перед глазами. Блу пыталась сопротивляться, но вскоре силы покинули ее, и она лишилась чувств. Мужчина по имени Джейко подхватил бесчувственное тело и закинул на плечо.
Теряя сознание, Блу успела подумать: «Если бы только у меня была шпага… если бы была шпага…»
Блу очнулась на полу какого-то грязного подвала, на соломенном тюфяке, кишащем насекомыми. Перед глазами по-прежнему стояла пелена, голова кружилась. Единственное окно было забито досками. Сквозь щели проникал тусклый зимний свет.
Сдерживаясь, чтобы не застонать, Блу прижала руку к горлу и попыталась сесть. Постепенно в голове у нее прояснилось, и она услышала приглушенные голоса, доносившиеся из-за двери. Подобравшись к ней поближе, Блу приложила ухо к доскам.
– Его светлость велел привести ее в доки. Там для нее все готово. Его светлость сказал, что если это не она, то нас с тобой непременно вздернут.
– Это она, не гони.
– А вдруг нет? Может, она просто похожа на нее? Все эти знатные леди – на одно лицо. Что, если мы не ту прихватили? Подумай об этом, вместо того чтобы хвастать.
– Говорю тебе, это она. Зря, что ли, я выслеживал ее десять недель? Я ее сразу узнал, как только увидел, истинный крест. Да-да, это она. И хватит об этом.
Дверь неожиданно распахнулась, и Блу едва успела отскочить. От резкого движения голову пронзила боль. Вне себя от ярости и отчаяния, девушка осмотрелась в поисках какого-нибудь оружия, но так ничего и не нашла. Все, что у нее было, – это тонкая шляпная булавка. Выдернув ее из волос, Блу приготовилась сразиться с двумя мужчинами, появившимися в дверях.
– Подождите! – выкрикнула она. – Я не та, кого вы ищете. Вам нужна другая. – Мужчины молча переглянулись. – Я Блузетт Морган, племянница леди Кэтрин Паджет. Если вы сейчас же отпустите меня, я сделаю вид, что ничего не произошло, и забуду об этом похищении.
К ужасу Блу, ее слова произвели совсем не тот эффект, на который она рассчитывала. Мерзавцы облегченно вздохнули и ухмыльнулись.
– Ну, что я тебе говорил, Джейко? Я же сказал, это она.
– Я?.. – прошептала Блу, совершенно ничего не понимая. – Так вы меня ищете? Но почему?
– За вас нам отвалят целый мешок золотых гиней, миледи. За живую или за мертвую.
Блу все-таки успела ранить в руку Джейко, прежде чем его приятель повалил ее на пол. Грязно ругаясь и прижимая к груди окровавленную руку, Джейко склонился над девушкой и закрыл ей лицо своей вонючей тряпкой. Проклиная себя за беспомощность, Блу храбро защищалась, пока не начала терять силы.
– Черт, вот дьявольщина… – прошептала она, проваливаясь в темную звенящую пустоту.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Леди-бунтарка - Осборн Мэгги



Скучноватая книга
Леди-бунтарка - Осборн МэггиДиана
26.01.2012, 12.02





роман интересный но как-то все предсказуемо можнобыло бы сделать его более преключенчиским...можно посмеяться от души... правда смушают некоторые моменты...читайте...
Леди-бунтарка - Осборн Мэггинастя
26.06.2012, 16.17





немного перебор конечно.но в целом мне понравился роман.
Леди-бунтарка - Осборн Мэггиинна
23.03.2013, 8.11





Почему бунтарка - леди? Момент с попыткой лишения девственности очень насмешил.Неужели бывают такие дурочки?Почитать,конечно,можно,но не захватывает.Сцена за столом,когда все по очереди изображают отрыжки неприглядна.Главная Героиня изображена уж очень дикой.
Леди-бунтарка - Осборн Мэггигандира
9.04.2013, 22.15





Местами забавно. Ггня глупая но с добрым сердцем. Но куски пропускала. Жаль для сессил ничего хорошего не придумали
Леди-бунтарка - Осборн Мэггииирина
6.10.2013, 18.08





Роман не плохой,читать можно:))
Леди-бунтарка - Осборн МэггиКарина
15.02.2014, 13.36





Местами смешной, местами скучный, иногда надуманный, в целом роман сгодится для одного вечера: 6/10.
Леди-бунтарка - Осборн Мэггиязвочка
17.02.2014, 12.23





Тупость.
Леди-бунтарка - Осборн МэггиОльга
11.08.2014, 11.59





Книга-супер!:))))))))))
Леди-бунтарка - Осборн МэггиВаля
4.12.2014, 9.41





Невозможно читать зачем столько мерзких подробностей. Гг грязнуля неряха и грубиянка да к тому же тупа как пробка. Такое ощущение что Гг выросла не на острове среди людей а в джунглях среди обезьян .Незаслуженно высокая оценка.
Леди-бунтарка - Осборн МэггиНатуся
10.03.2015, 13.51





А мне понравился роман,с юмором!
Леди-бунтарка - Осборн МэггиНаталья 66
30.08.2015, 19.55








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100