Читать онлайн Да! Да! Да!, автора - Осборн Мэгги, Раздел - Глава 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Да! Да! Да! - Осборн Мэгги бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.2 (Голосов: 74)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Да! Да! Да! - Осборн Мэгги - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Да! Да! Да! - Осборн Мэгги - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Осборн Мэгги

Да! Да! Да!

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 16

Они рассчитывали остановиться на озере Глубоком на несколько дней, потому что все были измучены, но приняли решение двигаться дальше и провести Рождество на озере Линдерман, где был большой лагерь вокруг нескольких полуразвалившихся лачуг.
Спотыкаясь от усталости, Джульетта бежала за санями. Слезы катились у нее по щекам, оставляя разводы на вымазанном золой и салом лице, потом замерзали. Никогда еще в жизни она не чувствовала себя такой усталой и несчастной и промерзшей до мозга костей. Каждое утро она просыпалась от сильного озноба. Зубы ее стучали, и ей было страшно выползти из спального мешка, пока Клара и Зоя разжигали огонь в переносной печи. По утрам, когда наступала ее очередь готовить завтрак и варить кофе, она не раз кляла себя за то, что оставила солнечную Калифорнию.
Этот проникающий до самого нутра холод не мог ей присниться даже в страшном сне. И не важно, сколько слоев одежды она на себя навьючивала, - все равно невозможно было согреться, невозможно было спастись от этого пронизывающего холода. Казалось, она никогда не согреется. Ледяные когти ветра проникали под все слои одежды, и тогда она начинала пугаться, что пот, замерзая на ее коже, приведет к обморожению. Первое, что делал каждый после того, как к концу дня палатки были поставлены, - срывал с себя влажную от пота одежду, растирался досуха полотенцем, а затем спешил переодеться в сухое белье и одежду, приготовленные на завтра, и в них ложился спать. То. что они жались поближе к огню, не спасало от холода. Если удавалось согреться спереди, то спина все равно мерзла.
В прошлом она столько вещей принимала как должное! Тепло. Чистую одежду. Ежедневную ванну. Хорошую обильную и разнообразную еду. Прежде она бы хохотала до колик, если бы кто-нибудь высказал предположение, что она будет бежать по снегу за собачьей упряжкой милю за милей и милям этим не будет конца. Или что неделями она будет довольствоваться жалкими каплями воды, чтобы хоть как-нибудь поддержать видимость чистоты. Или что когда-нибудь она узнает, что такое снежный буран. Или что… Впереди послышался собачий лай, а это означало, что сани остановились. Должно быть, наступило время полуденной еды. Джульетта отерла слезы с лица, размазывая золу и жир рукавицей. Это не имело значения, потому что ее рукавицы все равно были такими же грязными, как лицо. Изо дня в день она меняла одежду, всего два комплекта, которыми располагала, но ни один из них нельзя было назвать чистым и свежим.
Однако она приободрилась при мысли об отдыхе. К тому времени, когда она догнала остальных, Том и чилкуты уже разожгли жаркий огонь, а суп и кофе булькали на лагерных походных печках. И сегодня вечером они должны были стать лагерем на озере Линдерман. Медведь рассказал Кларе, что там есть настоящий отель, и Джульетта мечтала о привале целые дни напролет.
Она подогнала свою упряжку к остальным и затормозила. Генри и Люк, двое чилкутов, замахали ей, прежде чем начали менять защитные повязки на ногах ее собак. Джульетта расправила плечи и попыталась избавиться от онемения в теле, делая наклоны то в одну, то в другую сторону. Ей давно требовалось смазать тело целебной мазью, но усталость в натруженных мышцах была слишком сильной.
Бен остановился позади нее и передал собак Генри. Бен сбрил бороду на следующий день после того, как она сказала, что это ему не идет, но ей трудно было судить о том, насколько лучше он выглядит, потому что его лицо, как и у всех остальных, было вымазано золой пополам с жиром. К этому времени Джульетта настолько привыкла видеть эти чудовищные маски на лицах своих спутников, что почти перестала их замечать. Но ей бы хотелось увидеть лицо Бена без бороды.
– Вы заметили лося, мимо которого мы проехали с милю назад? - спросил он, поравнявшись и теперь идя рядом с ней. Как всегда, он внимательно оглядывал ее, будто хотел убедиться, что с ней все обстоит благополучно.
– Я мечтала об отеле на озере Линдерман и ничего не замечала вокруг.
Это было правдой только отчасти, потому что, как и всегда, большую часть утра она думала о нем. Иногда ей казалось, что часть существа Бена Дира поселилась у нее в мозгу, чтобы дразнить и мучить ее. Следуя за собачьей упряжкой, она вспоминала каждое его слово, сказанное ей накануне вечером, гадая, думал ли он о том, как держал ее, обнаженную, в объятиях, и что бы она сделала, если бы он попытался поцеловать ее. Она теперь постоянно грезила о поцелуях.
– Не стоит возлагать большие надежды на отель, - ответил он, когда они наполнили свои кружки горячим кофе и проглотили по ежедневной дозе лимонной кислоты, чтобы предотвратить цингу. - Медведь говорит, что от него не стоит ждать слишком многого. Там одно большое помещение, разгороженное пополам одеялом - для мужчин и для женшин, а походные кровати такие же, как у нас. Освещается помещение свечами, поставленными в пустые бутылки, стоящие на бочках. Что же касается еды… - Он пожал широкими плечами.
Горькое разочарование постигло ее.
– Это не подойдет, - сказала она наконец. Было совершенно неприемлемо спать рядом с чужим мужчиной, отделенным от нее всего лишь перегородкой из одеяла. - Я воображала, что это настоящий отель. - Она яростно боролась со слезами, не желая плакать при Бене. - Я мечтала выспаться в настоящей постели и поесть за настоящим столом. - Она надеялась согреться и полежать в горячей ванне так долго, сколько захочется.
– Это путешествие дается вам тяжело, верно? - спросил он мягко.
О Господи! Его сочувствие доконало ее. Она изо всех сил моргала, чтобы не показать своих слез, и ответила, стараясь, чтобы голос ее звучал отважно и бодро:
– Я должна немного передохнуть, и буду снова готова двигаться дальше.
Она начинала понимать, что имела в виду Зоя, когда рассказывала о том, что выросла, не имея возможности побыть в одиночестве. Невозможно блюсти скромность, когда разделяешь крошечную палатку еще с двумя женщинами. Она уже знала, что у Клары родинка на бедре и что Зоя каждый вечер сто раз проводит по волосам щеткой. Клара храпела во сне, а Зоя что-то бормотала. Клара полоскала горло соленой водой, производя громкие и неприятные для слуха звуки. Зоя фанатично чистила ногти, чтобы под ними не оставалось грязи. Они оставляли волосы на общих щипцах для завивки. Ни одна из них не помнила, что следует чистить и подрезать фитиль у их единственного фонаря. Джульетта тоже никогда не задумывалась о таких мелочах прежде, о привычках других женщин, и не особенно интересовалась ими и теперь. Неужели надеяться провести одну-единственную ночь в одиночестве было недопустимой роскошью?
– Может быть, мне удастся что-нибудь придумать. Об этом надо поразмыслить, - пообещал Бен, бросая на нее странно внимательный и проникновенный взгляд. По крайней мере ей так показалось. Трудно было правильно истолковать выражение его лица, когда глаза его были затенены синими очками, а лицо вымазано золой и жиром.
Клара присоединилась к ней возле печки, и они обе смотрели, как Бен двинулся к группе мужчин.
– Ну, - сказала Клара, шумно глотая суп, - он вас уже поцеловал?
– Вам обязательно так громко глотать, когда вы едите? И нет, он не целовал меня. И я не хочу, чтобы это произошло.
– Лгунья. И да, я не умею есть иначе. - Клара состроила гримаску. - Я ведь здесь не для того, чтобы обсуждать вопросы этикета за обедом. Меня беспокоит Зоя.
Насчет Зои они были единодушны. Джульетта обвела глазами присутствующих и увидела Зою, разговаривающую с Томом.
– Иногда мне кажется, что она выглядит счастливее, чем когда бы то ни было, но я слышала, как она плачет по ночам, уверенная, что мы спим.
– Это Том, - решительно заявила Клара. - Она любит его. Я уже ей говорила, что не стану возражать, если она раздумает убивать нашего мужа. Мы могли бы остаться на озере Беннетт до весны, а потом отправиться домой. Вы и Зоя скажете своим семьям, что Жан-Жак умер, и на этом дело закончится. Мы начнем жизнь заново.
Джульетта смотрела на Бена, и в глазах ее было томление. Клара нарисовала ей заманчивую картину будущего.
– Но это не сработает. Что, если мы выйдем замуж снова? Этот новый брак будет основан на лжи. А вдруг Жан-Жак снова появится? Мы окажемся двоемужницами. Могу себе представить, как мы будем себя чувствовать!
– Да. Зоя сказала то же самое. - Клара тяжело вздохнула. - Она говорит, что будет лучше, если мы будем знать наверняка, что эта гадюка мертва. Думаю, она настолько ненавидит его, что только и мечтает о том, чтобы застрелить.
– Я никогда не предполагала, что у меня могут быть злые чувства, но и я его ненавижу, - ответила Джульетта, глядя на Бена сквозь навернувшиеся слезы. - Как все было бы хорошо, если бы я не была замужем!
Клара посмотрела на Медведя, ответившего ей пристальным взглядом.
– Вы чуть не утонули, а я провалилась в яму, и это заставило меня изменить взгляды на многое. Зоя правильно поступает, что хватает счастье, которое ей подвернулось. - Она сжала руку Джульетты. - Вы ведь тоже об этом думаете? Всем заметно, что Бен Дир сохнет по вам.
– Что вы хотите сказать? - медленно произнесла Джульетта.
– Вы ведь знаете, о чем мы с вами передумали, когда Зою и Тома застигла снежная буря.
– Я не думала ни о чем таком! - Ее щеки вспыхнули от собственной лжи. Затронутая Кларой тема ее взволновала. Даже слой грязи на щеках не мог скрыть ее румянца.
– Да, конечно, вы думали то же, что и я. Я надеюсь, что они насладились ночью любви. - Клара посмотрела на нее с вызовом: - Если вы считаете меня шлюхой, значит, я и есть шлюха. Я много думала об этом и не считаю, что мы должны позволить Жан-Жаку Вилетту исковеркать наши жизни еще больше, чем он сумел это сделать. Мы заслуживаем того, чтобы быть любимыми и счастливыми!
– Клара Клаус! - Джульетта сделала шаг назад. Глаза ее были широко раскрыты. - Вы собираетесь соблазнить Медведя!
И конечно, успех был ей обеспечен. Если Джульетта когда-нибудь и видела мужчину, который так жаждал, чтобы его соблазнили, так это был Медведь Барретт. Он не сводил глаз с Клары. Внезапно она осознала, что то же самое можно было сказать и о Бене.
– Возможно, у меня и есть планы, - сказала Клара, вызывающе вздергивая подбородок. - И знаете что? Здесь никому нет до этого дела. Здесь живут по другим законам.
Джульетта фыркнула:
– Подлинные законы приличия одинаковы для уважающих себя леди во всем мире.
– Вы ошибаетесь, Джульетта. Здесь иначе - здесь живут и дают жить другим. И никому нет дела до того, чем занимаетесь вы, если это не мешает остальным. Когда вы провалились в озеро, были разговоры, но…
– Видите? Я же вам говорила!
Клара покачала головой, стряхивая лед с мехового капюшона, обрамлявшего ее лицо.
– Нет, вы не поняли. Речь шла не о вас с Беном, а о том, зачем вам понадобилось гулять по тонкому льду. А то, что с вас пришлось сдирать мокрую одежду, понимал каждый. И никто не позволил себе никаких двусмысленных разговоров о Томе и Зое и о том, что они заночевали в лесу, когда началась снежная буря. Мне потребовалось время, чтобы понять это, но теперь, думаю, я поняла. И свобода здешних нравов меня вдохновляет. - На ее губах появилась широкая улыбка. - Подумайте об этом. Здесь мы можем делать все, что хотим. Мы можем быть кем захотим. Здесь существуют только законы природы и естества.
Весь остаток дня Джульетта, бежавшая за собачьей упряжкой, размышляла о том, что думала Клара о Зое и Томе, и о намерении Клары соблазнить Медведя, которое она угадала. Джульетте вдруг стало жаль себя. Они хватали счастье обеими руками, а остальное было для них не важно. Они не позволили такой малости, как законный муж, испортить себе жизнь и встать на пути. Если, конечно, считать, что хоть у одной из них был законный муж. Возможно, что ни один из их браков не стоило принимать всерьез. И в этом случае не имело значения, что они кого-то любили или позволяли любить себя другому мужчине. Так почему бы Джульетте тоже не поддаться голосу чувства? Почему бы ей не наплевать на собственные правила? Потому что она считала недостойным пасть в объятия одного мужчины, в то время как на руке ее красовалось обручальное кольцо другого.
От этих мыслей у нее разболелась голова. Но разве роковой женщине стоило размышлять о подобных мелочах? Было ли похвально и достойно или просто глупо так следовать привитым с детства правилам? Она знала, как тетя Киббл и ее мать ответили бы на этот вопрос. Но тетя Киббл никогда не считала Джульетту хорошенькой и способной привлечь внимание мужчины. Любого мужчину, считала она, может привлечь только состояние Джульетты. Легко было стоять на твердых позициях нравственности, трезво оценивая отношения между мужчинами и женщинами, когда ни один мужчина не пытался ухаживать за тобой и добиваться тебя. Но ведь Бен ничего не знал о ее деньгах. И он считал ее красивой. Она видела свое отражение в его глазах, она замечала, что он ею восхищается, и это волновало ее, приводило в восторг, пленяло. Впрочем, все в нем волновало ее и приводило в восторг. И то, как он двигался, и то, как говорил, и то, как он принимал любой вызов и пытался сам решить любой вопрос, например, переносить свой груз, хотя мог бы этого избежать.
Ей нравились его деликатность и внимание. Она оценила то, что он не колеблясь бросился спасать ее в полузамерзшее озеро, когда она тонула. Ей нравилась его преданность усопшей жене и то, что он уважал права женщин. Ей нравилось смотреть на него, прикасаться к нему. Ей был приятен его запах.
О Господи! Она полюбила его. Внезапно Джульетта почувствовала, что кольцо Жан-Жака врезалось в ее палец, как и в ее сознание. Брак ничего не значил для Жан-Жака, но для нее он был всем. По крайней мере она так считала. Сначала боль, а позже сменившая ее ярость начали тускнеть и выветриваться из ее памяти. Она помнила, что Жан-Жак был красив, но не могла вспомнить черт его лица. А когда пыталась, память рисовала ей портрет человека, невероятно похожего на Бена Дира. И в памяти ее голос Жан-Жака тоже походил на голос Бена Дира. Но не было на свете двух столь непохожих друг на друга людей. Бен был честным и преданным, а Жан-Жак - полной противоположностью ему.
Она полюбила Бена.
О Господи! Что же ей теперь делать?



***



Первые два дня на озере Линдерман прошли в лихорадочной суете и в возобновлении прежних знакомств. Миссис Эддинггон принесла им кекс на патоке, а другие леди, которых они встречали и останавливались, чтобы с ними поздороваться, отвечали на приветствия, и они делились с ними впечатлениями от тягот путешествия. Джульетта помогала Зое и Кларе растапливать снег в больших горшках и кипятить воду для стирки. Все три женщины готовы были плакать от счастья и благодарности за то, что могли надеть чистое белье и одежду, сменить чулки и панталоны. Они проветривали свои спальные мешки, одеяла, куртки и пальто, шарфы и шляпы. Чинили свою одежду и штопали чулки. По очереди мыли голову и сушили волосы у огня.
Так как на некоторое время они зажили оседлой жизнью, то поставили свою походную печь в палатке и впервые за долгое время согрелись. Чтобы отпраздновать это событие, Клара отварила огромный двухфунтовый кусок солонины и сделала гарнир из кислой капусты. Зоя испекла кукурузный хлеб. Джульетта приготовила пирог с начинкой из сушеных яблок, что вызвало у нее прилив законной гордости. Три месяца назад она не сумела бы испечь пирога, даже если бы судьба всего мира зависела от этого. Они ели, сидя на своих походных кроватях. На них были чистые шерстяные панталоны, и чувствовали они себя много лучше, чем когда-либо после Чилкутского перевала.
– Я пыталась купить немного масла к кукурузному хлебу, - сказала Зоя, - и мне удалось его найти. Но продававший его человек запросил двадцать долларов за фунт. Я решила, что мы можем съесть хлеб с салом и джемом.
– Это чудесно, и у нас ведь есть еще солонина.
– Давайте-ка поспешим и покончим с едой. Я хочу по-пробовагь ваш пирог. Он так вкусно пахнет. И на этот раз не пригорел, - с улыбкой заметила Клара.
Они все посмотрели на клапан палатки, услышав, как кто-то зовет Джульетту. Она удивленно нахмурилась:
– Похоже, это Люк. Чего он хочет?
Было не в обычае чилкутов приходить и звать кого-нибудь из них.
– Вы высуньте голову из палатки и узнайте, в чем дело, - посоветовала Клара.
Джульетта опустила глаза на свои неприбранные волосы, струившиеся вдоль ее бесформенных красных панталон.
– Я не могу показаться в таком виде!
– Ну, значит, вы так никогда и не узнаете, чего он хочет.
– Черт возьми! - Вот она снова выбранилась, понимая, что все это влияние дурной компании. Дурная компания со смехом смотрела на нее. - Чего вы хотите? - крикнула она в сторону входа в палатку.
– У меня послание для мисс Джульетты Марч.
Брови ее удивленно поднялись.
– Что за послание?
– Оно в конверте, мисси. Я не могу его прочесть.
Изнывая от любопытства, Джульетта просунула руку в щель между клапаном и стенами палатки. От внезапно налетевшего ледяного ветра тело ее покрылось гусиной кожей.
– Слава Богу! - воскликнула она, втаскивая конверт в палатку.
На конверте твердой мужской рукой печатными буквами было начертано ее имя.
– Кто бы мог его прислать?
– Понятия не имею! - одновременно воскликнули Зоя и Клара, широко раскрывая глаза и откидываясь назад на своих походных кроватях.
– Право, кто бы это мог быть? Мистер Эддингтон? Или, может быть, эта крыса Джек Хорват?
– О, я, кажется, знаю! Вероятно, королева посетила Канаду и захотела поболтать со своей ровней.
– В этом нет ничего смешного, - сказала Джульетта своим самым благопристойным и ханжеским тоном. Она вертела конверт в руках так и этак, изучала свои инициалы на нем и печать из красного воска, на которой красовались буквы - Б. Д. Д.
– Да его прислал Бен! - выкрикнула Клара, обмахивая разгоряченное лицо. - Ой, это убило меня наповал! Ну кто бы мог догадаться?
Зоя каталась от смеха на своей кровати.
– И что же он там пишет?
– Не ваше дело.
Но Джульетта не могла устоять перед искушением прочесть письмо вслух:
– «Мистер Бенджамин Дир просит мисс Джульетту Марч оказать ему честь и составить компанию на обеде восемнадцатого декабря в семь часов вечера. Адрес - Мэйн-стрит, 12». - Она заморгала. - Он приглашает меня на обед. Что мне делать?
– Давайте-ка ближе к делу, - сказала Зоя, приподнимаясь на кровати. - Что вы наденете? Не можете же вы идти на обед в той самой одежде, в которой он видит вас каждый день в пути.
Клара кивнула:
– Мы должны перерыть все наши ящики и найти что-нибудь подходящее. - Прищурив глаза, она смотрела на Джульетту. - Конечно, зола и жир помогают от обморожения, но ваше лицо все еще красное, и кожа шелушится. У нас есть в запасе двадцать четыре часа, чтобы поработать над вами. Лярд - вот что нам требуется, для смягчения кожи нет ничего лучше лярда.
– Я могу намолоть риса и приготовить из него пудру, а также сделать лимонный ополаскиватель для волос из таблеток лимонной кислоты.
– Мисс Марч! - раздался голос Люка, все еще стоявшего перед входом в палатку. - Мне поручено получить ответ.
– Пожалуйста, подождите минутку!
Вспорхнув с места, Джульетта принялась копаться в своем несессере, разыскивая письменные принадлежности. Хмурясь, она подняла голову и посмотрела на Клару и Зою:
– Вы думаете, мне следует принять предложение?
Они взглянули на нее так, будто внезапно она лишилась разума, потом как ни в чем не бывало продолжили обсуждение ее туалета и прически ввиду столь редкого обстоятельства. Здесь царят иные законы, напомнила она себе. Нет ничего дурного в том, что она пообедает с Беном. Кому какое дело? Когда она нашла письменные принадлежности и флакон чернил, то написала: «Мисс Джульетта Марч с радостью принимает любезное приглашение мистера Бенджамина Дира пообедать с ним восемнадцатого декабря в семь часов вечера».
О Боже! Могла ли она упустить хоть одну мелочь, обязывающую леди к достойному поведению? Нет, конечно! Ни в коем случае! Получить приглашение и ответить на него должным образом было так важно, и от этого по всему ее телу разлилось приятное тепло. После того как она передала свой ответ Люку через щель в клапане палатки, Джульетта снова уселась на свою кровать, вполуха слушая болтовню Зои и Клары и мысленно удивляясь тому, откуда этот старатель мог научиться правильно составлять приглашение на обед. Она могла бы сказать, что уже достаточно хорошо изучила характер Бена, но, судя по всему, в этих знаниях о нем были существенные пробелы.
– Номер двенадцатый на Мэйн-стрит - это не адрес отеля? - обеспокоенно спросила Джульетта. Она надеялась, что Медведь мог ошибиться насчет отеля, и рискнула туда заглянуть. Отель оказался много хуже, чем его описывал Медведь. Расстроенное фортепьяно в салуне на первом этаже терзало слух. Она собрала всю свою отвагу, просунула голову внутрь и тотчас же заметила дырки в потолке, сквозь которые можно было видеть ножки кроватей. Сознание того, что постояльцы отеля могут, глядя себе под ноги, видеть шумный салун, было почти столь же неприятным, как ужасающий затхлый запах застоявшегося пива и табачной жвачки.
Она не могла себе представить обед в столь чудовищной обстановке.
– Кто знает? Здесь ни на одном доме нет номеров, - ответила Клара, возвращаясь к своему разговору с Зоей о том, что требуется Джульетте, чтобы достойно выглядеть в торжественный вечер.
Джульетта вдруг посмотрела на них с неожиданной для себя симпатией и признательностью. Сама бы она, вероятно, не приняла приглашения Бена. Ее удивило, какое значение она придавала их одобрению и насколько это влияло на принятие ею решений.
Глубоко вздохнув, она подвинулась и села на кровать Зои:
– Ну что же вы мне посоветуете? Стоит ли мне надевать свои бриллианты?
Двумя часами позже, когда Зоя делала ей маникюр и они пришли к единому решению относительно туалета, Джульетта осознала, как ей недоставало сестер. А она даже не подозревала об этом!



***



Люк вызвал ее без четверти семь, помог надеть снегоходы и нес ее маленькую сумочку, в которой были нарядные туфли, запасной носовой платок, веер и другие принадлежности туалета. Решение было принято после того, как она внимательно осмотрела все, что Зоя и Клара сочли необходимым для торжественного вечера.
– А это что? - спросила она с любопытством, разглядывая розовую ленточку, привязанную к кольцеобразному складному предмету неизвестного назначения.
Зоя и Клара обменялись взглядами, потом Клара прошептала:
– Это женский презерватив, пессарий.
Шок вызвал у нее дрожь в руках, она уронила этот предмет и уставилась на него широко раскрытыми глазами, полными ужаса. Иногда замужние дамы, чью респектабельность можно было поставить под вопрос, шептались о таких вещах, но предполагалось, что порядочным женщинам не положено об этом знать.
– Где вы это достали?
– Нам помогла миссис Эддингтон.
Увидев выражение лица Джульетты, Клара развела руками:
– Миссис Эддингтон считает, что это для меня.
– Как вы осмелились! - Ее руки затряслись от гнева и унижения.
Зоя дотронулась до ее руки.
– Возможно, вы правы, - сказала она умиротворяюще. - Но на всякий случай…
– Не может быть такого случая. Мы с мистером Диром пообедаем, и это все! - На ее щеках запылали красные пятна, горло будто обожгло огнем. - Как вы могли подумать, что я… Кем вы меня считаете?
– Невзирая на то, кем вы склонны считать себя сами, вы не святая, - сказала Клара внезапно охрипшим голосом, запихивая пессарий в сумочку Джульетты. - Никто из нас не может на это претендовать.
Лицо Зои стало почти таким же красным, как у Джульетты.
– Если - а все, что я позволила себе сказать, это «если» - ваши отношения зайдут так далеко… что сейчас вы и не предполагаете насколько, тогда вам следует… - Она бросила беспомощный взгляд на Клару.
– Вам следует защитить себя, - закончила Клара твердо.
Зоя кивнула:
– Я уверена, что многие женщины желали бы быть достаточно предусмотрительными, чтобы принять меры предосторожности, если обстоятельства окажутся сильнее их настолько, что… - Она прижала руки к пылающим щекам. - Ну, вы и сами знаете, о чем я…
Джульетта посмотрела на нее и поняла, что Зоя и Том были близки. Клара тоже поняла, что ее подозрения обрели почву. Это смутило всех. Если женщина, которую Джульетта считала достойной и респектабельной, могла оказаться в постели с мужчиной, не будучи его женой… то…
– Понимаю, - сказала Джульетта нерешительно, не зная, как поступить. - Спасибо, что вы подумали обо мне, но мне не потребуется… это… этот… - Она не могла заставить себя произнести это слово. - Мне не нужны такие вещи.
Хмурясь, она сосредоточила свое внимание на других предметах туалета: гребне и шпильках для волос, губке для тела, пудре, запасных пуговицах… О Господи помилуй! Все это было бы нужно, если бы у нее появилась необходимость переодеваться.
– Джульетта, - обратилась к ней Клара, сурово глядя на нее, - неужели вы навсегда останетесь близорукой идиоткой? Если вам все это не понадобится, прекрасно. Но если возникнет необходимость… все-таки не помешает иметь это под рукой. - Она закрыла сумочку Джульетты, считая, что разговор окончен.
Теперь, когда Джульетта все знала о Зое и Томе, она не могла играть роль неприступной и беспорочной, не обидев и не поставив в ложное положение Зою. Покусывая губы, она сказала со вздохом:
– Мне это не нужно, но я благодарна вам за вашу заботу о моем благополучии. - Лучше было оставить все как есть. - Как я выгляжу?
– Красавица! - ответили они обе в один голос.
Их ответ вызвал у нее улыбку. Она никогда не была красивой, но сегодня вечером, как ей казалось, приблизилась к этому счастливому состоянию, насколько это было для нее возможно. Они долго расчесывали ее волосы щеткой, пока они не приобрели блеск и яркий каштановый цвет, потом сделали ей высокую прическу, украсили ее принадлежащими ей бриллиантами и завили ниспадающие на плечи локоны щипцами. Под тяжелым зимним плащом у нее оказался другой, черный, а под ним - единственное нарядное платье, которое она захватила с собой, из черного бархата с атласной отделкой цвета сливок. Платье было со столь низким вырезом, что для обеда наедине с мужчиной она предпочла бы что-нибудь поскромнее, но гораздо больше ее беспокоили пышные рукава с буфами, а точнее, расстояние между длинными, до локтя, перчатками и местом, где кончались рукава. Она не думала, что выглядит наилучшим образом, когда тело ее сотрясает дрожь и зуб на зуб не попадает от холода. Но с другой стороны, ее успокаивало то, что ей не надо было тащить по грязи длинный трен: Зоя взяла в руки иглу и принялась за работу, укоротив трен до приемлемой длины.
Когда Джульетта в сопровождении Люка шествовала по шумной Мэйн-стрит во всем своем блеске, от ее глаз не мог укрыться грязный снег в пятнах от табачной жвачки, и она молча мысленно благодарила Зою за ее предусмотрительность. Ей не пришлось волочить свой трен по грязи. И благодаря Кларе щеки ее обрели здоровый блеск, потому что лярд смягчил и разгладил кожу и скрыл грубые пятна, оставленные непогодой и маской из жира и золы.
Некоторое время ей казалось, что Люк что-то перепутал, потому что он провел ее мимо последнего ветхого здания в конце улицы и они ступили на санный путь, освещаемый только светом месяца. Как раз когда она собралась задать ему вопрос, они свернули с дороги, и она увидела неяркий свет в окнах дома. Люк довел ее до бревенчатой хижины и постучал в дверь. Тотчас же дверь распахнулась, и Джульетта увидела улыбающегося Бена. На одну секунду ей показалось, что это не он. Бен выглядел на много лет моложе без своей неопрятной бороды старателя. Ей подумалось, что ему тридцать с небольшим, а она-то воображала, что он лет на десять старше. Она ведь редко видела его без мехового капюшона или шляпы. Но сегодня его волосы были аккуратно причесаны, разделены пробором посередине и обрамляли лоб двумя темными крыльями. На нем был черный костюм-тройка, и впервые после Сиэтла она увидела мужчину в накрахмаленном воротничке и с такими же манжетами. У нее захватило дух, и целую минуту она не могла как следует вздохнуть. Этот Бен Дир, представший перед ней, был ослепительно красивым незнакомцем. Ощутив внезапную робость, она молча ждала, пока Бен возьмет ее сумочку, поблагодарит и отпустит Люка.
– Сегодня вечером вы мне больше не понадобитесь, Люк. Благодарю вас, - сказал он вежливо, потом обратил свои синие глаза на нее, и сердце ее на мгновение остановилось и пропустило удар. - Позвольте мне снять с вас ваши снегоступы.
Он встал перед ней на колени, и ей пришлось для устойчивости опереться о его плечо. Под дорогой шерстью пиджака она ощутила крепкое, как скала, жилистое тело Бена, которого знала. После того как ее снегоступы были поставлены у двери, он повел ее в теплую хижину. Дощатый пол был покрыт вязаным ковром, лежавшим прямо перед ярко горевшим огнем в камине. Это она заметила в первую очередь. Теперь она могла не опасаться, что будет дрожать от холода во время обеда.
– Окна! - воскликнула она, и глаза ее округлились от изумления.
– Это всего лишь глыбы льда, - ответил он смеясь.
Медленно поворачиваясь, она оглядывала хижину. Меблировка была скудной, но ей показалась вполне комфортабельной. Кто-то повесил на стенах цветные вырезки из журналов в рамках, а на низком ящике была целая стопка книг. Крохотная кухонька была отделена от стола на гнутых ножках, заканчивавшихся когтистыми лапами, разделочной стойкой. Хотя хижина эта была бедной и маленькой, она казалась уютной и обладала неким особым очарованием.
– Кому она принадлежит? - спросила Джульетта. Она боялась, что ее взгляд до неприличия долго задержится на нем.
– Эта хижина принадлежит Биллу Пратеру, владельцу самого большого склада. Он согласился сдать мне ее на три дня.
Джульетта знала цену вещам в этой части света.
– Должно быть, это стоило целое состояние!
Если фунт масла стоил здесь двадцать долларов, то сколько же он должен был заплатить, чтобы арендовать целую хижину?
На три дня. Внезапно во рту у нее пересохло, а руки задрожали.
Три дня. И он не просил Люка вернуться и проводить ее обратно до палатки.
– Бен…
– Спальня вон за той дверью, - сообщил он, подхватывая ее сумочку с туалетными принадлежностями. - Если вы хотите привести себя в порядок…
Они оказались наедине в хижине со спальней, которую он арендовал на целых три дня.
«Порядочная женщина никогда бы не поставила себя в столь двусмысленное положение», - подала голос крохотная, полная негодования тетя Киббл. «Да, она удалилась бы немедленно!» - вторила ей мать Джульетты.
– Когда вы вернетесь, мы выпьем шерри у камина, - сказал Бен, прерывая поток их нотаций. Он наклонился и легонько коснулся губами ее губ.
Ее тело будто пронизало электрическим током. С минуту она не могла двинуться с места, не могла думать, была не способна ни на какое действие. Будто в нее ударила молния и парализовала ее. «Уходи отсюда немедленно!» - потребовала возмущенная тетя Киббл. «Этот человек не джентльмен! - зашипела ее мать. - Его интересует только твое наследство!»
«Заткнитесь!» - молча, но решительно произнесла Джульетта. За всю ее жизнь столько вечеров и столько возможностей было упущено из-за того, что она поступала правильно, то есть в соответствии с представлениями Других людей о том, что следует делать и чего не следует. Но сегодня вечером она не собиралась оставаться маленькой робкой и чопорной Джульеттой Марч.
Сегодня вечером она была современной женщиной, дерзкой и свободной от ограничений, уместных в покинутой ею иной жизни. Сегодня она будет вести себя согласно собственным правилам.
Она потрогала свои губы, подняла голову и проследовала в дверь спальни.
Сегодня она была светской женщиной, и, слава Богу, в сумочке у нее был пессарий. Она была готова к любой случайности.
Бен поцеловал ее, и мир изменился до неузнаваемости.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Да! Да! Да! - Осборн Мэгги



.Отличный роман. Искрометный юмор.Смеялась до слез.Интересно описана золотая лихорадка на Аляске и призлючения 3-х таких разных ГГ.Сюветую.
Да! Да! Да! - Осборн МэггиВ.З.-64г.
17.07.2012, 10.53





Очень понравился роман! Малость перебор в сценах любви (как по мне) но в целом просто класс!Не пожалеете.
Да! Да! Да! - Осборн МэггиОльга
27.02.2013, 9.36





Я в ауте. До чего же можно опустить женщину, и не одну. Он женат, еще на множестве женился, взял у них деньги, трое его ищут, он "вовсе не такой плохой"- письма им оставил, лучше бы деньги, подонок, вернул-и это должно быть весело
Да! Да! Да! - Осборн МэггиЛиза
27.02.2013, 12.18





Не знаю за что 10?! Прочитала практически все романы этого автора...напоминает ,,Луна прерий,,- героини однотипные, только шкурки разные... То что преодолевают препятствия как внешнего мира, так и своего-это плюс, но все остальное.. Особенно конец-одни сопли... Фи. 6
Да! Да! Да! - Осборн МэггиМаруся
26.08.2013, 20.05





Роман понравился.Смеялась от души.9баллов.
Да! Да! Да! - Осборн МэггиНаталья 66
7.12.2013, 17.12





Замечательный роман,местами скучный,но мне понравился:)читайте!:))
Да! Да! Да! - Осборн МэггиКарина
23.02.2014, 21.01





О-оооочень хороший роман. Супер 10++++++++
Да! Да! Да! - Осборн МэггиАля
3.10.2014, 20.45





О-оооочень нудный и скучный, особенно первая половина... не понравился.rnСтранный какой-то сюжет....
Да! Да! Да! - Осборн МэггиОльга
21.10.2014, 21.24





Хороший роман, мне очень нравится когда сюжет и места деслакаций ГГев меняется, а не когда они весь роман сидят в четырех стенах. Очень понравилось что в романе 3 любовных линии, они очень хорошо прописаны и переживаешь за каждую пару
Да! Да! Да! - Осборн Мэггилёлё
17.11.2014, 22.33





советую прочесть.необычный сюжет.легко читается.хоть и есть некоторые недочеты. но это ж не исторический трактат , а любовный роман.люблю хеппи энды 9 баллов
Да! Да! Да! - Осборн Мэггилилианна
21.11.2014, 15.19





Роман просто супер,давно так не наслаждалась.Его можно читать и перечитывать.Советую. 10
Да! Да! Да! - Осборн Мэггис
27.11.2014, 10.25





Можно читать для разнообразия.
Да! Да! Да! - Осборн МэггиТаня Д
5.04.2015, 23.22





Сюжет заинтриговал, но автору не хватило таланта описать все эти приключения более интересно. Мне не понравилось. Какая-то совершенно несерьезная книга. Все время толкли воду в ступе, все события можно было вместить на 3-х страницах.
Да! Да! Да! - Осборн МэггиВасилиса
12.05.2015, 10.34





Начало показалось скомканным и неестественно-мелодраматичным (это я про моменты знакомства трех героинь). Но дальше пошло интересней. Интересно было читать про путешествие по Аляске. Я всегда думаю о том как же тяжело было первопроходцам и первооткрывателям в прошлые века, и особенно женщинам! Даже поискала в интернете картинки, связанные с Клондайком и нашла фото того как люди взбирались вверх по Чулкутскому Перевалу: совсем как описано здесь! rnПозабавило описание выреза платья Клары: "открывал для обозрения значительную часть груди и верхнюю часть сосков" - как-то тяжело укладывается в голове последняя часть:) rnКто-то выше обвинил писательницу в копировании героинь из одного романа в другой - соглашусь с этим мнением. Клара, например, это Мэм из Невест Прерий.
Да! Да! Да! - Осборн МэггиВирджиния
21.05.2015, 0.01





ОЧЕНЬ ИНТЕРЕСНЫЙ И НЕ ОБЫЧНЫЙ СЮЖЕТ. ЧИТАЙТЕ!!!
Да! Да! Да! - Осборн МэггиИРИНА
24.05.2015, 7.35





классный роман!девочки подскажите серия романов про пятерых незаконнорожденных дочерей железнодорожного магната,каждая счастливо вышла замуж пройдя немалоиспытаний
Да! Да! Да! - Осборн Мэггиольга
7.07.2015, 10.44





Для Ольги АВТОР Джо Гудмен правда названий всех раманов не помню. Только один название Любовница бродяги
Да! Да! Да! - Осборн Мэггисолнышко
7.07.2015, 12.10





Отличный роман...лично я получила огромное удовольствие читая его...очень живые герои...хорошие диалоги...нет пошлости...
Да! Да! Да! - Осборн МэггиАся
11.10.2016, 21.26





Не дочитала. Бред какой-то.
Да! Да! Да! - Осборн МэггиСвета
17.10.2016, 16.31








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100