Читать онлайн Великолепный любовник, автора - Орвиг Сара, Раздел - Глава четвертая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Великолепный любовник - Орвиг Сара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.15 (Голосов: 41)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Великолепный любовник - Орвиг Сара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Великолепный любовник - Орвиг Сара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Орвиг Сара

Великолепный любовник

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава четвертая



Колин подошел к окну, выглянул наружу, а затем вернулся и сел рядом с Кэтрин.
— Звонили мои друзья, которым очень не понравилось, что какие-то чужаки выспрашивают об одном из местных жителей.
— Должно быть, это те, кто гоняется за мной.
— Стилуотер небольшой город, и здесь все про всех знают. Им уже сказали, что я живу на ранчо.
Кэтрин посмотрела на окно, и по одному этому взгляду Колин понял, что она снова боится.
— Слушайте, Кэтрин, я уже устал повторять вам, что смогу вас защитить. Вокруг дома забор, сигнализация и собаки. Кроме того, у меня есть оружие, и я неплохо стреляю. Наконец, пока продолжается метель, эти ребята просто не смогут до нас добраться. Так что в моем доме вы можете чувствовать себя спокойно.
Отчасти Кэтрин признавала справедливость его слов, но, тем не менее, ее нервы были напряжены до предела.
— В ту ночь, когда Слоун меня изнасиловал, — заговорила она, — все началось с того, что еще днем я убежала от него и сняла квартиру в Новом Орлеане. Тогда мне тоже казалось, что я могу чувствовать себя в безопасности. Однако он взял ключи у владельца дома, и когда я ночью проснулась, то увидела его у изголовья собственной постели!
— Но почему вы потом не позвонили в центр реабилитации и не рассказали, что он с вами сделал? — Эх, как ему сейчас хотелось побыть пять минут наедине с этим чертовым Слоуном!
— Да потому, что та ночь закончилась для меня в приемном покое больницы. Он сломал мне ключицу. Сначала это было зафиксировано в журнале регистрации, но потом запись исчезла.
— Она не могла исчезнуть бесследно! Если бы вы позволили мне провести расследование...
— Нет, я не собираюсь с ним бороться! Я просто не хочу возвращаться назад!
— Успокойтесь. В любом случае вам следует написать мне дату, когда все это случилось, и имена тех, кто мог быть свидетелем. У меня есть связи, я многое смогу сделать. Если те ребята вас все-таки схватят, то должен хоть кто-нибудь встать на вашу защиту!
Она так странно посмотрела на него, что Колин невольно удивился — неужели до сего дня никто не предлагал ей свою помощь? Но до чего же красивы ее изумрудные глаза, оттененные густыми рыжими ресницами!
— У вас и так слишком много проблем, — мягко продолжал он, — так позвольте мне хоть в чем- то вам помочь!
Она облизнула пересохшие губы и отрицательно покачала головой. Колин будто зачарованный следил за тем, как розовый кончик языка медленно прошелся по пухлым губам, оставляя на них влажные следы. Как сильно ему хотелось ощутить эту влагу собственными губами!
— Рано или поздно вам все равно потребуется надежный друг... Ведь вы же не хотите, чтобы Слоун заполучил вашего ребенка? Дайте мне все необходимые сведения, и тогда, даже если с вами что-то случится, я начну действовать. Разумеется, с вашего согласия, как только вы сообщите мне, что вам нужна моя помощь.
Договорив до конца, он вдруг вздохнул и подумал, что с этой женщиной окончательно потерял голову. Ну что он ее так уговаривает? Раньше, когда он помогал незнакомым людям, то делал это по их собственной просьбе. И никогда еще он добровольно не соглашался разворошить осиное гнездо. А ведь борьба с таким человеком, как Слоун Манчестер, была делом крайне рискованным.
— Даже если бы я нуждалась в вашей помощи, то не захотела бы обращать его гнев против вас, — твердо заявила Кэтрин. — Еще учась в колледже, Слоун изувечил немало ребят, но его всегда прикрывал отец. Он заплатил отступного семьям тех парней, и они не стали обращаться в полицию. У Слоуна совершенно бешеный нрав, который он тщательно скрывает от окружающих. Тем более что, когда захочет, он может быть сверхобаятельным.
— Это понятно, — сухо заметил Колин, — иначе бы ваш брак не продолжался так долго. — Про себя он подумал, что надо навести справки об этом человеке.
— Кроме того, он тщательно следит за собой. У него изумительное тело атлета, которым он сам не устает любоваться. Он не просто неимоверно силен, но еще занимается каратэ.
— Да не боюсь я его! И сумею постоять за себя. Так что давайте данные и ничего не бойтесь.
Какое-то время они молча смотрели друг на друга.
— Ну хорошо, — неуверенно произнесла Кэтрин, — я постараюсь вспомнить, но не уверена, что у меня получится. Такое не хочется хранить в памяти...
— Минуту, я только возьму блокнот. — Колин встал и направился к письменному столу.
Она машинально следила за тем, как он наклонился и стал рыться в ящиках. Кэтрин залюбовалась его мускулистой фигурой.
Как здорово, что такой человек хочет о ней позаботиться! И все же не стоит доверяться раньше времени. Он слишком большой, взрослый и сильный, а потому может оказаться не менее опасным, чем ее бывший муж. Сейчас Уайтфитер делает вид, что готов ради нее на все. Но ведь в первые полгода брака и Слоун Манчестер вел себя так же! Кроме того, она не может менять свое отношение к мужчинам так легко, как включать и выключать настольную лампу!
Сытный ужин, теплота, ощущение безопасности, усталость — все вместе привело к тому, что Кэтрин начало клонить ко сну, и ей приходилось прилагать немало усилий, чтобы не свалиться с кресла и не заснуть прямо на полу.
— Ваши собаки заходят в дом только для того, чтобы их покормили? — с усилием разлепляя веки, спросила она.
— Разумеется. Для них есть специальная дверь в гараже, и когда я выхожу на осмотр территории, то вызываю их прямо оттуда. Кстати, им нравится такая погода, особенно Лобо. Наверное, в его подсознании сохранилась память о жизни его далеких предков.
— Да и в вашем, наверное, тоже... — шутливо заметила Кэтрин.
— Мне кажется, весь этот вечер я вел себя вполне цивилизованно! — изумленно заметил Колин.
— О да. Но все равно вы — полицейский и индеец...
Он присел рядом с ней. Кэтрин захотелось отодвинуться подальше, но сил уже не было. Возможно, он всегда говорит правду и ему можно доверять... Все может быть.
— Выслушайте меня внимательно и не перебивайте, — заговорил он. — Я могу позвонить одному репортеру и попросить его копнуть прошлое вашего мужа. При этом вы останетесь в стороне. Репортеры сами вынюхивают разные истории, как собаки — сырое мясо.
— Да Слоун переломает ему все кости!
— Но я позвоню не в местную газету, а в газету другого города.
— Все равно нет! — возразила она, и Колин поразился ее упрямству. — Обещайте мне, что вы не станете ничего предпринимать... ну пожалуйста!
Ему не следовало обещать ей не заниматься тем, что было в ее же собственных интересах, однако, глядя в эти чудные зеленые глаза, он был готов пообещать что угодно.
— Хорошо. И все-таки вы не правы.
— Нет, вы поклянитесь. Скажите, что обещаете не звонить репортерам.
— Я обещаю без вашего разрешения не звонить репортерам по поводу вашего бывшего мужа. Теперь довольны?
— Спасибо, — опуская ресницы, тихо произнесла Кэтрин. — Все, что нужно мне и моему малышу, — это спрятаться подальше от Слоуна.
Колин передал ей два календарика.
— Один за прошлый, другой за этот год, — пояснил он. — Вы сможете вспомнить хоть какую-нибудь дату? Начните с самого последнего раза.
— Это было в прошлом году, тридцатого мая. Меня доставили в приемный покой «Мемориал хоспитал» и зарегистрировали под именем Кэтрин Бенедетт, это моя девичья фамилия.
— Вы помните имя доктора? — поинтересовался Колин, отрываясь от блокнота.
— Бафорд Уайт, старинный друг отца Слоуна.
— Но ведь там наверняка находился еще какой-нибудь врач. Постарайтесь вспомнить... Кстати, а когда вас туда доставили?
— Я не помню.
— Ну же, сделайте усилие. Это было в начале вечера или в середине ночи?
— Нет, была уже глубокая ночь. Скорее всего — два часа ночи.
— Теперь вспоминайте имена медперсонала — врачи, медсестры, фельдшера?
— Там была медсестра... Деби... не помню фамилии. Невысокая блондинка с голубыми глазами. Я видела ее прежде, и она была со мной очень любезна.
— Отлично. Где вы жили?
— Батон-Руж. Но Слоун имел друзей по всей Луизиане, особенно в Новом Орлеане. Сейчас он является президентом «Манчестер энтерпрайзиз». Его отец — тоже важная шишка...
Кэтрин говорила с таким трудом, что Колин повнимательнее присмотрелся к ней.
— Вы устали?
Она кивнула.
— У меня был ужасный день, и я так долго не могла позволить себе расслабиться.
— Ну так давно нужно было сказать об этом! Пойдемте, я освобожу для вас свою комнату.
— Не надо, я лягу прямо на софе. Мне неудобно сгонять вас с кровати, — торопливо заявила она. Идея провести ночь в его постели обеспокоила Кэтрин не на шутку.
Заметив ее страх, Колин в очередной раз захотел обнять женщину за плечи и заверить в чистоте своих помыслов.
— В моей комнате вам будет гораздо удобнее, я даже не хочу обсуждать это. Кроме того, оставаясь здесь, я смогу надежнее контролировать ситуацию.
— Ах да! — воскликнула она и глянула в сторону окна.
Ее губы соблазнительно приоткрылись, и Колин, не желая поддаваться искушению, решительно направился в свою комнату. В тот момент, когда он доставал джинсы из стенного шкафа, в дверь осторожно постучали. Обернувшись, он увидел, что Кэтрин стоит в дверях и встревоженно смотрит на него.
— Не торопитесь, — сказала она. — И не надо менять постельное белье. Я привыкла спать в походных условиях.
— Хорошо, хорошо... Где находится ванная — вы знаете. Если вам понадобится что-то еще, скажете.
Взяв в охапку свою одежду, он направился к выходу, и Кэтрин пришлось посторониться.
— Я оставил на постели чистую рубашку, — сказал он, проходя мимо, — можете воспользоваться ею вместе пижамы.
— Колин...
— Да?
Она стояла за креслом-качалкой, отгораживаясь им как барьером.
— Я хочу вас поблагодарить.
— Все в порядке. Желаю хорошо выспаться.
Выйдя из комнаты и прикрыв за собой дверь, он шумно вздохнул. Весь этот вечер он словно балансировал на какой-то неуловимой грани, что было очень непросто и требовало немалых сил. Бросив одежду на ближайший стул, Колин выключил свет и подошел к окну. Слегка отодвинув занавеску, он выглянул наружу. Все вокруг было белым-бело — метель продолжалась. Если те негодяи и решились отправиться на поиски, то наверняка уже где-то застряли. Так что сегодняшняя ночь должна пройти спокойно.
Он снял рубашку, достал из стенного шкафа одеяло и растянулся на софе, положив пистолет рядом на журнальный столик. Мысли о Кэтрин кружились в его мозгу, как хлопья снега за окном. Что за ублюдок этот Слоун Манчестер! Как жаль, что он пообещал Кэтрин не звонить репортерам — они бы наверняка смогли раскопать в прошлом ее мужа немало интересного.
Впрочем, после того как она улетит в Калифорнию, ничто не помешает ему провести собственное расследование. Он восстановит всю цепочку событий и найдет неподкупных свидетелей. В конце концов, не все же подкуплены или запуганы этим чертовым Слоуном! Давно пора вывести его на чистую воду. Кстати, у такого человека, как Манчестер, наверняка есть множество врагов. Нужно только найти этих людей и убедить их дать необходимые показания.
От этой мысли Колин беспокойно пошевелился, затем сел и посмотрел на белевшую в темноте дверь спальни. Кто бы ему объяснил, какого черта он принимает такое участие в судьбе этой женщины, рискуя свернуть себе шею в схватке со столь опасным соперником, как Слоун Манчестер? Ведь никто не заставляет его проводить какие-то расследования или искать свидетелей...
Он снова растянулся на софе, закинув руки за голову. Как бы то ни было, проводив Кэтрин в Калифорнию, он немедленно отправится в Луизиану. Человек с таким прошлым, как у Слоуна Манчестера, просто не имеет права становиться губернатором. Да, но ведь ему еще предстоит благополучно доставить ее в аэропорт — а это не так просто. Как только метель утихнет, погоня возобновится...


Проснувшись, Кэтрин потянулась и чуть не замурлыкала от комфорта и уюта. Прищурившись, она огляделась — типичная мужская спальня с классическим холостяцким беспорядком. Вспомнив о хозяине спальни, она подумала, что именно ему обязана тем, как славно выспалась.
Почувствовав движение ребенка, Кэтрин положила руку себе на живот и улыбнулась.
— Спокойнее, малыш, уже совсем скоро ты появишься на свет.
Затем она повернула голову и посмотрела в окно. Во всю стену — от пола до потолка — оно открывало великолепный вид на заснеженный пейзаж. Откинув одеяло, Кэтрин встала с постели. Двигаться было тяжело, а в спине ощущалась какая-то неприятная, ноющая боль.
«Скоро я буду там, где солнечно и тепло, — подумала она, вспомнив о Калифорнии и ожидающей ее там подруге, — как раз к твоему выходу в свет, — и Кэтрин погладила свой живот. — Все это будет скоро, совсем скоро. Подожди еще недельку, пока я приготовлю тебе все необходимое, от колыбельки до подгузников, договорились? Да, но мне ведь еще нужно придумать тебе имя... Эмилия? Джейкоб? Кэйд?»
Подойдя к окну, она залюбовалась пейзажем — голубое небо и ослепительно белый снег, сверкающий в ярких лучах солнца. Метель утихла, но это не предвещало ничего хорошего — теперь ничто не мешало людям Слоуна найти ее. Разволновавшись, Кэтрин отошла от окна.
Голубая рубашка Колина доставала ей почти до колен. Она была изрядно поношенной — рукава протерты на локтях, а воротник исцарапан щетиной хозяина. Как все-таки странно складывается ее судьба: она провела эту ночь в комнате, в постели и рубашке малознакомого мужчины, которого не переставала опасаться!
Однако ночь прошла совершенно спокойно, значит, ему можно доверять. Но каждый раз, когда она уже была готова к этому, сознание напоминало ей о том, как она когда-то доверилась Слоуну, а он растоптал это доверие. Застилая постель, Кэтрин случайно взглянула на часы и, к своему немалому изумлению, обнаружила, что было уже девять утра!
Пройдя в ванную, она встала под душ и первым делом вымыла волосы. Сегодня нет необходимости маскироваться. Выйдя из душа и вытершись полотенцем, Кэтрин тщательно причесалась и оставила волосы распущенными — она не знала, есть ли в этом доме фен, а ей хотелось, чтобы они побыстрее высохли. Лишь надо лбом она стянула их лентой, чтобы они не падали на глаза.
Надев свои просторные джинсы, оставлявшие место для живота, и длинный свитер, Кэтрин отправилась искать хозяина.
Из кухни доносились аппетитные ароматы свежего кофе и корицы. В центре дубового стола белела записка.
«Я на работе. Скоро вернусь. Завтрак готов. Сигнализация включена. Снег слишком глубок, чтобы они могли добраться сюда».
Прочитав, Кэтрин невольно улыбнулась этим коротким предложениям. Автор записки явно не доверял цветистому стилю, предпочитая телеграфный. Оставив записку на столе, она подошла к окну. Убедившись, что снежный покров сияет нетронутой белизной, Кэтрин окончательно успокоилась и неторопливо прошлась по дому. Недаром же говорят, что по жилищу вполне можно составить мнения о характере хозяина.
Судя по выбору книг, Колин предпочитал документальные детективы, основанные на описании подлинных преступлений. В доме хранилось оружие и рыболовные принадлежности. На полке стенного шкафа Кэтрин нашла несколько трофеев с родео — оказывается, Колин умел мастерски арканить бычков. В одном из выдвижных ящиков одежного шкафа она обнаружила фотографию хозяина, обнимавшегося с какой-то женщиной — судя по всему, его покойной женой. Это была гибкая улыбающаяся блондинка, которая смотрела прямо в объектив, в то время как Колин глядел на нее.
«Бедняга!» — подумала Кэтрин и осторожно положила фотографию обратно. В том же шкафу были грудой свалены трусы, носки, майки, ременные пряжки, веревки и ковбойская амуниция. Несмотря на то, что в доме было чисто убрано, его хозяин не слишком заботился о том, чтобы содержать свои вещи в порядке. Закрыв дверцу шкафа, Кэтрин случайно прищемила белые хлопчатые трусы. Чтобы подвинуть их на место, ей пришлось снова открыть шкаф. И тут вдруг она представила себе обнаженного Колина, надевающего эти самые трусы. К немалому изумлению, эта мысль вызвала в ней целую волну смятенно-сладостного возбуждения. Неужели она снова начала реагировать на мужчин как настоящая женщина? И это в ее положении, когда до родов остается всего неделя!
Покончив с исследованием дома, Кэтрин возвратилась на кухню и села завтракать. Повернувшись лицом к окну, она рассматривала хозяйственные постройки, которые прошлой ночью были скрыты за пеленой метели. Большая, старинная конюшня, к которой примыкал загон, где находилось три лошади. За конюшней виднелось длинное и низкое строение — наверное, дом для рабочих... В тот момент, когда она подносила к губам стакан апельсинового сока, у нее за спиной зазвонил телефон.
Кэтрин поспешно обернулась и машинально подняла трубку.
— Дом Уайтфитера.
Ответом было молчание, а затем короткие гудки. Не надо было отвечать! — запоздало сообразила она, холодея от ужаса. Зачем, ну зачем она это сделала? События последних месяцев должны были приучить ее к осторожности. Стоило ей на минуту расслабиться и потерять бдительность, как она тут же допустила роковую ошибку!
— Проклятье! — произнесла она вслух, закрывая глаза и прислоняясь к стойке, на которой стоял телефон. — Какая же я дура!
Впрочем, теперь уже поздно: если это были они, то теперь им известно, где она находится. Кэтрин вновь подошла к окну, испытывая паническое желание немедленно бежать отсюда куда глаза глядят. И лишь постепенно, наблюдая за одиноким дубом, который был полностью засыпан снегом и походил на огромный сугроб с торчащими из него ветками, она начала успокаиваться. Из дома открывался вид на много миль вокруг, так что подобраться к нему незамеченным было невозможно. И лишь с запада обзор закрывали хозяйственные постройки.
Кэтрин испытывала противоречивые чувства. С одной стороны, ей не хотелось покидать это казавшееся безопасным убежище и отправляться в рискованное путешествие. Но, с другой стороны, каждый день отсрочки приближал дату родов. Насколько лучше ее малышу будет родиться в солнечной Калифорнии, а не среди бесконечных сугробов Оклахомы!
Посмотрев на небо, на котором не было ни единой тучки, Кэтрин вернулась к стойке с телефоном и сняла трубку. Набрав номер аэропорта, она спросила о рейсах на Сан-Франциско и хотела забронировать одно место, но получила вежливый отказ. Стоило ей положить трубку, как снаружи послышался шум мотора. С бешено колотящимся сердцем Кэтрин метнулась к окну — и вздохнула с облегчением. Это был Колин в своей широкополой шляпе. Подкатив на тракторе к заднему крыльцу, он выпрыгнул из кабины и заговорил с собаками.
Готовясь к встрече с ним, Кэтрин вдруг подумала о том, насколько же непривлекательно она выглядит — беременная, с мокрыми волосами, в этой мешковатой одежде...
Когда Колин открыл дверь, собаки проскользнули в дом вслед за ним.
— Кэтрин! — нетерпеливо позвал он и через мгновение заметил ее, застывшую посреди комнаты. От первого же взгляда у него бешено забилось сердце. Каскад сверкающих рыжих волос, тонкие брови, густые ресницы, румяные щеки, изумительная кожа лица, без малейших следов вчерашней нелепой косметики, — да она была просто прекрасна! А какой стройной она станет, когда родит, как изумительно будет выглядеть обнаженной...
— Доброе утро, — приветливо улыбаясь, поздоровалась Кэтрин.
— Доброе, — чуть смущенно буркнул он, отводя глаза.
Метнув шляпу прямо на крючок, он принялся стягивать куртку. Вбежавшие вместе с ним собаки уже ластились у ног Кэтрин.
Раздевшись, Колин направился к ней, но по мере его приближения она начала бледнеть и пятиться назад.
— Что с вами? — озадаченно спросил он, остановившись и хмуря брови. — Я вас чем-то напугал?
Она нервно затеребила ворот свитера и заметно порозовела.
— Нет, просто вы возникли так внезапно и посмотрели на меня так странно... Извините, я растерялась.
— Черт возьми, ну сколько же можно повторить, что я не нарушаю своих обещаний! — в сердцах заявил он. — Пока вы в моем доме, вам ничто не угрожает... ни изнутри, ни снаружи.
В благодарность за это заявление он получил чудесную улыбку, мгновенно согревшую его сердце.
— Мой взгляд показался вам странным лишь потому, что я был озадачен, — заявил Колин, медленно подходя к ней.
— Чем? — удивилась она, и он едва сдержал улыбку.
— Вашим естественным видом.
— Ах да, я не стала закалывать волосы, — спохватилась Кэтрин, поднимая длинные пряди.
— И не надо закалывать, — охрипшим голосом попросил он, останавливая ее руку. — Я просто потрясен — какая же вы очаровательная женщина.
— Не может быть, — пробормотала она, краснея. — Какое очарование на девятом месяце беременности, да еще у такой рослой дылды, как я? Вы надо мной просто смеетесь, Колин.
Вместо ответа он прижал к щеке прядь ее волос, чтобы ощутить их прохладную шелковистость. Черт, ну до чего же ему хотелось прижать к себе и поцеловать обладательницу этих чудных волос!
— Вы прекрасны даже беременная, — после небольшой паузы заявил он, — а что касается роста, то вы ведь не выше меня.
Она внимательно посмотрела на него, словно сомневалась, можно ли ее находить привлекательной. Затем, спохватившись, что слишком откровенно его изучает, Кэтрин порывисто отвернулась.
— Спасибо. Мне так давно не делали комплиментов.
Стиснув зубы от страстного желания развернуть ее к себе и впиться поцелуем в эти пухлые губы, он сунул руки в карманы и, поворачиваясь, случайно наступил на хвост Бастеру. Собака взвизгнула и подпрыгнула, Колин выругался и, наклонившись, погладил ее.
— Извини, приятель, я тебя не заметил.
Бастер немедленно завилял хвостом, а Колин отправился на кухню промочить горло.
— Я звонила в аэропорт, но мне не удалось забронировать место, — заговорила Кэтрин. — И теперь я не знаю, смогу ли сегодня выбраться отсюда.
— Я начал чистить дорогу на ранчо и связался по рации с дорожным патрулем. Дорогу на Тулсу еще не расчистили, но до завтра это должны сделать. Так что я смогу отвезти вас. Купите билет прямо в аэропорту.
Она молча кивнула.
— А вы не боитесь родить в самолете?
— Нет, — улыбаясь, заявила она. — Это же будет не завтра!
— Да, я знаю, вы рассчитываете, что это произойдет через шесть дней, — сухо заметил он. — Остается лишь надеяться, что ваш ребенок согласен с этим графиком.
— Я тоже на это надеюсь.
Посмотрев в окно, Колин отметил, что ранее безоблачное небо уже затянули серые тучи.
— Колин, — нерешительно позвала Кэтрин, и он порывисто оглянулся на нее. Судя по тону, в ней что-то изменилось. Как же ему нравится, когда она называет его по имени! И как быстро эта женщина вошла в его жизнь! А ведь все началось с того, что он распахнул перед ней дверцу своего пикапа, хотя его никто об этом не просил... — Я завтракала, и тут зазвонил телефон...
— И вы подняли трубку? — спросил он, мгновенно вспомнив о ее преследователях. Если эти ребята будут настолько глупы, что попробуют добраться до них по занесенной снегом дороге, то получат от него хорошую взбучку. Интересно, знают ли они о том, что Кэтрин остановилась в доме бывшего полицейского?
— Извините, я сделала это не подумав, совершенно машинально.
— Что сделано, то сделано, и теперь уж ничего не изменишь.
— Но там никто не ответил. Только молчание, а затем щелчок и гудки.
— Не стоит обольщаться — девяносто девять шансов из ста, что это были они. Давайте исходить из факта, что теперь им известно, где вы находитесь. Однако вам все равно нечего беспокоиться, предоставьте это дело мне. Сегодня я уже вооружил своих рабочих, так что теперь у меня под началом маленькая армия. Кроме того, стоит только позвонить — и сюда примчится наряд полиции.
— Но я не хочу ничего рассказывать вашему шерифу!
— Вам и не придется этого делать. Если я обращусь к нему за помощью, то отнюдь не обязан объяснять, почему какие-то люди пытаются проникнуть в мой дом.
— Но если сюда приедет полиция, мне придется назвать свое имя.
— Ну и что? Мне же оно ни о чем не сказало. Но даже если шерифу что-то известно, вы заявите, что вас тайно разыскивает бывший муж. — Он поставил стакан с соком на стол. — Пойду чистить дорогу дальше.
Она проводила его до дверей.
— Если захотите прогуляться по снегу, — задержавшись в дверях, снова заговорил Колин, — то я могу снабдить вас более подходящей одеждой. Посмотрите в стенном шкафу и подберите себе пару ботинок. А в общем, берите все, что понравится.
— Спасибо.
Колин был не в силах противиться своему желанию. Слегка наклонившись, он коснулся ее щеки легким поцелуем. Она с любопытством, но на этот раз без страха взглянула на него. Свистнув собакам, он нахлобучил на голову шляпу и вышел из дома.
А Кэтрин, наблюдая в окно за тем, как он направляется к трактору, озадаченно потерла щеку. Он сделал ей комплимент и поцеловал ее, заставив снова ощутить себя привлекательной женщиной! Причем не просто привлекательной, а маленькой, беззащитной, но зато желанной. И ей нравилось ощущать себя такой! На щеке все еще пылал его поцелуй, да еще как пылал! — хоть прикладывай к этому месту кубик льда.
— А ты — неплохой парень, Колин Уайтфитер, — негромко произнесла она, следя за тем, как он забирается в кабину.
Взревел мотор, трактор тронулся по дороге, а за ним прямо по снегу побежали собаки.
А почему бы ей тоже не прогуляться? Она так давно не позволяла себе никаких вольностей, что теперь вполне заслужила небольшую прогулку! Решив так, Кэтрин подошла к стенному шкафу. Первым делом она вытащила оттуда пару самых старых ботинок, какие только смогла найти, а затем взяла пару кожаных перчаток. Облачившись в собственную парку, она почувствовала, что готова к «выходу в свет».
К этому времени Колин уже расчистил большую часть дороги и теперь находился довольно далеко. Его собаки первыми увидели Кэтрин и бросились к ней. Она радостно засмеялась и ступила прямо на нетронутый снежный покров. Ей захотелось вспомнить детство и слепить большую снежную бабу.
Когда она, запыхавшись, закончила свою работу, то уже сама походила на снежную бабу. Зато ее не оставляло прекрасное настроение! Сходив на кухню, Кэтрин принесла оттуда большую морковь для носа и два небольших уголька для глаз. Кроме того, она захватила с собой старый колпак. Сделав снежной бабе «лицо» и украсив голову колпаком, Кэтрин отошла подальше, чтобы полюбоваться делом своих рук.
Почувствовав, что начинает замерзать, она вернулась в дом и разделась. Прикинув, что Колина можно ожидать не раньше ужина, Кэтрин задумала устроить небольшую стирку. Она сняла с себя джинсы и вместе с другим бельем замочила в стиральной машине. Найдя и надев пару теплых шерстяных носков Колина, она решила проверить запасы провизии, чтобы выяснить, что можно приготовить на обед.
Но прежде всего она вновь позвонила в аэропорт Тулсы. На этот раз ей повезло, и она смогла забронировать билет до Сан-Франциско на завтра, вылет в три часа пополудни. После этого Кэтрин занялась обедом, размышляя про себя о том, что никогда в жизни не забудет этого странного полицейского. Собственно говоря, Колин был не столько полицейским, сколько фермером, поскольку именно этим зарабатывал себе на жизнь, однако Кэтрин думала о нем только как о представителе закона.
Он вернулся, когда уже стемнело, и, прежде чем открыть дверь, громко окликнул ее снаружи. Повернувшись от плиты, Кэтрин гладила собак, пока Колин стаскивал с себя куртку.
— Пахнет просто великолепно! — заявил он.
— Правда? Хорошо, если так, а то я уже давно не готовила. В морозильнике я нашла филе лосося и разморозила его.
Быстрыми шагами он прошел на кухню и поднял крышку над одной из кастрюль, откуда немедленно поднялось облачко пара.
— Это у нас рис? Прекрасно.
— Я заказала билет на завтра, — сообщила Кэтрин, следя за его реакцией.
Закрыв крышку, он невозмутимо кивнул.
— Ну что ж, если получится, я отвезу вас в Тулсу. Но дело в том, что ожидается новая буря. Если выглянете в окно, то увидите, что снова пошел снег.
— Не может быть, — упавшим голосом произнесла Кэтрин, подходя к окну и оттаивая пальцами небольшую дырку.
— Только без паники. Если вам придется остаться здесь, то я всегда смогу отвезти вас в больницу Стилуотера или Тулсы.
— Ну почему вы обо мне заботитесь? — спросила она, поворачиваясь. — Вы уже так много для меня сделали... Впрочем, извините, я должна лишь поблагодарить и ни о чем не спрашивать.
— Можете спрашивать все, что заблагорассудится, — великодушно разрешил он. — А помогаю я вам лишь потому, что вы нуждаетесь в помощи — только и всего.
Произнеся эту фразу, он улыбнулся такой ослепительной, белозубой улыбкой, что у Кэтрин задрожали колени. А Колин быстро подошел к ней и остановился совсем рядом.
— Только что я вам солгал, — медленно растягивая слова, признался он. — Вы — чудеснейшая из всех женщин, я вами просто ослеплен, а потому готов сделать для вас все, что вы пожелаете.
От такого признания она засмеялась и слегка покраснела.
— Благодарю вас, Колин. Приятно слышать, что тебе делают такие комплименты, когда выглядишь как бочка. — Она снова посмотрела в сторону окна и нахмурилась. — Но если мы не сможем выбраться отсюда, то я даже не знаю, что делать! Мне необходимо попасть в Калифорнию!
В этот момент раздалось громкое жужжание.
— Это сработала сигнализация главных ворот, — озабоченно заметил Колин, доставая пистолет из-за пояса джинсов.








Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Великолепный любовник - Орвиг Сара

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12

Ваши комментарии
к роману Великолепный любовник - Орвиг Сара



сильный мужчина,которяй способен,рискуя жизнью,защитить женьщину и при этом ещё и полюбить всем сердцем её и её ребёнка-это,безусловно,потрясающе!
Великолепный любовник - Орвиг Сараполночь
13.09.2011, 14.39





стоящий роман. читайте.
Великолепный любовник - Орвиг СараDiamond
28.09.2013, 18.50





Роман неплохой. но в средине романа диолги немного затянулись: кто кого переубедит
Великолепный любовник - Орвиг СараЛена
1.12.2013, 23.53





Роман неплохой, но вот в связи с чем такое название???
Великолепный любовник - Орвиг СараМария
11.06.2014, 14.16





Хорошенький гл. герой.................
Великолепный любовник - Орвиг СараКэтрин
2.05.2015, 10.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100