Читать онлайн Даже не мечтай, автора - Ортолон Джулия, Раздел - Глава 27 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Даже не мечтай - Ортолон Джулия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.46 (Голосов: 37)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Даже не мечтай - Ортолон Джулия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Даже не мечтай - Ортолон Джулия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Ортолон Джулия

Даже не мечтай

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 27

Утро того дня, когда должна была состояться свадьба Рори, выдалось словно по заказу — ясным и безоблачным. С залива тянул легкий ветерок. Вскоре после восхода солнца на лужайке в тени столетних дубов стали собираться гости. Эллен и Норман Чанселлор с полугодовалой Лорен на руках появились первыми. Вслед за ними приехали Пейдж и Бобби. Эллисон, стоя между братом и тетушкой Вивиан, кусала губы, стараясь не плакать. Зато ее младшая сестра так и сияла счастьем. И хотя было видно, что Рори нервничает, она казалась такой ослепительно красивой, что в тот момент, когда преподобный торжественно произнес: «Возлюбленные чада мои…» — на глаза Эллисон мгновенно навернулись слезы.
Рори с Чансом стояли рядом с преподобным возле украшенного охапками роз алтаря, который они позаимствовали специально для этого случая. Кружевное платье Рори, хоть и старомодное, но красивое, придавало церемонии романтическую окраску. Вуали на ней не было — вместо нее несколько розовых бутонов украшали ее волосы. Рядом с ней Чанс, высокий и невероятно элегантный в строгом темно-сером костюме, выглядел на редкость импозантно. В глазах его сияла любовь. Эллисон смотрела на эту пару, и сердце ее пело от радости.
Ради такого дня она дала себе слово забыть о собственной боли.
Наконец церемония подошла к концу, и гости вереницей потянулись в дом, где в музыкальном салоне стараниями Эллисон и Эйдриана был сервирован свадебный завтрак с шампанским. Им пришла в голову мысль накрыть рояль старинной кружевной скатертью, и в результате у них получился стол, на котором сейчас красовался свадебный пирог, приготовленный Эйдрианом по одному из его экстравагантных рецептов. Пока его разрезали, Лорен, сияя улыбкой, скакала на руках у Рори, как дергунчик на веревочке, запрокидывая голову и радостно хохоча при каждой вспышке фотоаппарата.
— Ах ты, глупышка, глупышка! — рассмеялась Эллисон, глядя на племянницу. — Они ведь не тебя фотографируют!
Лорен заскакала еще пуще. А когда ее двоюродная бабушка пристроилась рядом, просто завопила от восторга.
— Нужно было назвать ее Джой
type="note" l:href="#FbAutId_3">[3]
, — засмеялась тетушка Вив.
— Точно, — засмеялась Эллисон, когда Лорен протянула ручонки к свежим цветам, вплетенным в ее прическу. На свадьбе она была подружкой Рори, и такой же венок, как у невесты, только в тон ее нежно-голубому платью, украшал ее волосы. — Нет-нет, милая, не нужно их трогать, хорошо?
Лорен ненадолго нахмурилась. Но потом заметила Сейди, вертевшуюся у них под ногами, и снова заулыбалась во весь рот.
Но вот подошло время Рори и Чансу уезжать — как и положено молодоженам, они собирались устроить себе медовый месяц в Новом Орлеане. Элли передала Лорен Эллен и вместе с сестрой спустилась вниз, в их небольшую квартирку, чтобы помочь ей снять свадебное платье и переодеться в дорожный костюм.
— Просто не могу поверить, что решилась уехать и оставить Лорен, — сокрушалась Рори, пока Эллисон расстегивала длинный ряд пуговок у нее на спине.
— Ну это ведь всего на два дня, — успокаивала ее Эллисон. — К тому же ты ведь знаешь, что Эллен просто на седьмом небе от счастья, что ей наконец-то позволено побыть настоящей бабушкой.
— Это уж точно. — Рори перешагнула через упавшее на пол платье. — Знаешь, она ведь из кожи вон лезла, стараясь убедить нас, что два дня и две ночи трудно назвать полноценным медовым месяцем, и уговаривала побыть в Новом Орлеане подольше. Но пока я не отняла Лорен от груди, два дня — это максимум времени, на которое я могу ее оставить.
Пока Эллисон аккуратно сворачивала прабабушкино платье, Рори поспешно влезла в синее платье без рукавов и пестрый жакет, который привезла ей из Нью-Йорка тетушка Вив.
— Ну, как я выгляжу? — нетерпеливо спросила она, разглядывая в зеркале свое отражение.
— Словно топ-модель, — улыбнулась Эллисон. Взгляды их встретились. — Ох, Рори, я так счастлива за тебя! — вырвалось у Эллисон. И слезы навернулись ей на глаза.
Рори, повернувшись, порывисто обняла сестру.
— Не плачь, Элли! Проклятье! Я знала, что тебе сегодня будет нелегко…
— Это не из-за этого, — смахнув слезы, пробормотала Эллисон, нисколько не сомневаясь, что сестра думает о том же, о чем и она. О Скотте. — Я плачу от радости. Ведь моя младшая сестренка сегодня вышла замуж!
— Еще раз, — хмыкнула Рори.
— Ну и что? Это одно и то же. Рори крепче обняла сестру.
— Ох, как бы я хотела, чтобы между тобой и Скоттом все наладилось!
— Ну не могут же все быть счастливы! — вздохнула Эллисон.
— Знаешь, я готова руку дать на отсечение, что это — самая подходящая для тебя пара.
— Да… пока не выяснилось, что он сын Джона Лероша.
— Вовсе нет! Представь себе, даже после этого. Я была уверена, что у вас все утрясется. Между прочим, Эйдриан тоже.
Опешив от изумления, Эллисон даже отступила на шаг, не веря собственным ушам.
— Ну, видишь ли, мы же ведь не выбираем родителей, — зачастила Рори. — И потом, вспомни, как он здорово помог нам с этим иском.
— Согласна, но все же… — Эллисон покачала головой. — Послушай, разве не ты клялась, что придушишь его собственными руками, если он разобьет мне сердце?
— Клялась, ну и что? И даже готова была это сделать, честное слово. Но только сначала. А потом вспомнила, как счастливы вы были вдвоем, и всю мою злость словно ветром сдуло. А потом я поймала себя на том, что молю Бога, чтобы все уладилось. — Рори порывисто сжала ее руки. — Больше всего я хочу, чтобы ты была счастлива.
— А я и буду! — «Со временем…» — добавила она про себя. — У меня ведь уже есть некоторый опыт. Разбитое сердце — это еще не смертельно, знаешь ли.
— Может, тебе стоит ему позвонить? — робко предложила Рори. — Если еще остается шанс…
— Не остается, — отрезала Эллисон. — Штука в том, Рори, что я сама все разрушила, — со вздохом призналась она.
— Что ты имеешь в виду? — Рори уставилась на нее непонимающими глазами.
— Я… — Эллисон ломала себе голову, гадая, стоит ли говорить об этом; до сих пор она ни Рори, ни Эйдриану и словечком не обмолвилась о том, что ездила к Скотту. Но сейчас ей вдруг почему-то мучительно захотелось поделиться с сестрой. — Я ведь ездила к нему… — решилась она наконец, старательно отводя глаза в сторону.
— Когда? — подскочила Рори.
— Сразу, как только узнала, что никакого судебного разбирательства не будет. Скотт позвонил Пейдж, сказал, что живет в том доме на берегу, который принадлежит их семье, и что очень хочет меня видеть. — Эллисон отвернулась, изо всех сил стараясь скрыть те чувства, что рвались наружу. Злость, надежда, отчаяние — все смешалось в ее душе. — Ну, во-первых, я тоже надеялась, что мы помиримся. Мне казалось, все, что от меня требуется, это иметь мужество навсегда похоронить прошлое, простить Скотта, научиться снова ему доверять, и все у нас тогда будет хорошо. Ну… я и попыталась.
— И что случилось?
— Оказывается, он сам еще не готов мне доверять. — Невеселая улыбка появилась у нее на губах. — Какая ирония судьбы, правда?
— И что?..
— Да ничего, — пожала плечами Эллис. — Разозлилась, естественно. И уехала.
— Элли… — Сестра смотрела на нее во все глаза. — Доверие не рождается в один день, знаешь ли. И уж кому, как не тебе, это знать. Для этого требуется время. А ты рассчитывала ограничиться одним-единственным разговором.
— Да знаю я, знаю! — Эллисон постучала себя по голове. — Уже сообразила, знаешь ли. К несчастью, тогда я считала, что от любви до доверия один шаг. Набралась храбрости — и вперед! Достаточно загнать поглубже все свои страхи, найти нужные слова — и вот оно, счастье, на тарелочке с голубой каемочкой!
Рори фыркнула.
— Ну, все мы об этом мечтаем, разве нет? Эллисон кивнула, в который раз уже подумав, какой же дурой она была.
— Я сама все разрушила, Рори. Это все равно как дергать за цветок, чтобы побыстрее рос. Так что мне некого винить, кроме себя.
— Может, тебе стоит попытаться снова? — с надеждой в голосе предложила Рори. — То есть я хочу сказать — если все так плохо, так что тебе терять? Я же вижу, что ты несчастна.
— Это верно, — мрачно подтвердила Эллисон.
— Мужество, любовь и доверие — все это требует практики, вот и вся хитрость. Попробуй еще раз, может, теперь получится.
Эллисон смотрела на сестру, как будто видела ее в первый раз, невольно завидуя ее непоколебимому оптимизму.
— Я об этом подумаю, — пообещала она.
— Вот и хорошо, — обрадовано закивала Рори.
— Ну а сейчас, — Эллисон, свернув ночную рубашку сестры, протянула ее Рори, — тебе пора бежать, не то опоздаешь на самолет.
— Да-да, конечно. — Обе вдруг вспомнили, что сегодня как-никак день свадьбы. Поискав глазами, Рори схватила свой букет — слишком красивый, по ее мнению, чтобы вот так просто оставить его тут.
Когда обе они спустились на веранду, остальные уже ждали их возле дома. Рори с Чансом расцеловали Лорен в обе щеки, а потом, весьма неохотно, передали малышку сгорающей от нетерпения бабушке. На лужайке Пейдж, покрикивая на гостей, раздала всем пшеницу и велела выстроиться в ряд между домом и лимузином, нанятым для этого случая мистером Чанселлором.
— Элли! — окликнула сестру Рори. Обернувшись, она увидела, что та стоит на верхней ступеньке лестницы, впившись в нее напряженным взглядом, словно мысленно желая, чтобы ее сестренка была наконец счастлива. Потом Рори бросила взгляд на букет, который держала в руках, и губы ее дрогнули в улыбке.
— Рори, нет… — Договорить Эллисон не успела — перевязанный лентами букет взмыл в воздух и, описав широкую дугу, упал прямо ей в руки. Она только покачала головой, удивляясь упрямству своей сестрицы.
Осыпаемая пшеницей парочка со смехом юркнула в стоявший возле дома лимузин, и через мгновение в окне появились их улыбающиеся лица. Провожающие замахали руками. Наконец машина тронулась.
— Итак, — пробормотала тетя Вивиан, бросив выразительный взгляд на букет, — похоже, наша Рори знает что-то такое, о чем никто из нас даже не подозревает.
— Нет, — замотала головой Эллисон. — Это просто напоминание мне — Рори дает мне понять, чтобы я не сдавалась.
— Мудрый совет, — кивнула тетка. Они поднялись по лестнице и вошли в дом. Очень скоро Чанселлоры, собрав вещи Лорен, распрощались со всеми и тоже уехали. Бобби с Пейдж задержались, чтобы помочь им прибраться, а потом тоже уезжали.
— Без постояльцев дом кажется таким пустым, — пробормотала Эллисон, оглядев музыкальный салон.
— Ну, завтра утром ведь уже приедут новые — две супружеские пары, — хмыкнул Эйдриан. — А до тех пор я намерен валяться на диване перед телевизором и смотреть футбол. Тетя Вив, присоединитесь ко мне?
— Если мне будет позволено лечь и поднять повыше ноги, — хихикнула тетя Вивиан.
Но не успели они направиться к лестнице, ведущей в их квартиру, как телефон в офисе взорвался пронзительной трелью.
— Я возьму, — крикнула Эллисон. — А вы идите отдыхать. — Рассеянно вертя в руках букет, она направилась в офис. — Гостиница «Жемчужина». Говорите.
— Эллисон? — услышала она на другом конце девичий голос. — Привет, это Хлоя.
— Хлоя? — Сердце Элли пропустило один удар.
— Наверное, вы жутко на меня злитесь, да?
— Я? Ну что ты! Как я могу на тебя злиться. — Мысли испуганно заметались у нее в голове. Что случилось? Почему Хлоя звонит? Может, снова сбежала из дому? Или что-то со Скоттом? Заболел? Попал в аварию? Умер?! — Что случилось, Хлоя? Что-то произошло?
— Да нет… ничего особенного. Мама разрешила мне летом поехать в летний спортивный лагерь, и это просто классно. Но теперь я снова дома, так что скука смертная.
— Понятно, — рассмеялась Эллисон.
— Ага. А дядя Скотт поручил мне позвонить вам и передать, что сегодня вечером его интервью будут показывать по телику. И что он просит, чтобы вы непременно посмотрели.
— По телевизору? — Сердце Эллисон гулко заколотилось. Неужели Скотт тоже надеется попробовать еще раз? А иначе зачем бы ему просить племянницу позвонить ей?
— Да. Интервью какому-то телеканалу в Хьюстоне. Не вешайте трубку, ладно? Скотт просил, чтобы вы записали, когда начало передачи.
Эллисон тупо слушала, как девочка скороговоркой продиктовала ей время и название местного канала, по которому должны были показывать интервью.
— Записали? — спросила Хлоя.
— Да. В двенадцать часов по Кей-эс-и-ти. — Эллисон бросила испуганный взгляд на часы. Стрелки уже приближались к половине двенадцатого.
— А потом, если вам вдруг захочется ему позвонить, вот его номер телефона.
— Подожди, не клади трубку. — Эллисон дрожащей рукой нащупала ручку и кое-как нацарапала на клочке бумаги номер. Что-то в нем привлекло ее внимание. Эллисон удивленно заморгала… какой странный номер! И код Галвестона… Господи… да ведь это же пляжный домик Лерошей! Неужели Скотт все еще там?!
— Думаю, так оно и есть, — ответила Хлоя, когда Эллисон спросила ее об этом. — А впрочем, не знаю. Ну все, мне пора. Хотела только еще сказать, что страшно скучаю по вам обоим. А хорошо нам было вместе, правда?
У Элли защипало глаза.
— Я по тебе тоже скучаю, милая!
— Держу пари, дяде Скотту тоже жутко вас не хватает. Во всяком случае, когда мы разговаривали по телефону, голос у него был кислый.
Эллисон прижала ладонь к губам.
— Ну, вам, наверное, пора, — со вздохом проговорила Хлоя.
— Ладно, пока. Береги себя. — Повесив трубку, Эллисон без сил рухнула в кресло. Если бы она не сделала этого, то просто грохнулась бы на пол, поскольку ноги решительно отказывались ее держать. Прошло какое-то время. Эллисон, забыв обо всем, невидящим взглядом уставилась куда-то в угол. Мысли у нее скакали, как кузнечики. Неужели Скотт не уехал из Галвестона, потому что хотел быть поближе к ней? Но если так, тогда почему он не звонит? Эллисон бросила взгляд на часы. Время!.. Господи, она совсем забыла о времени!
Сорвавшись с кресла, она вихрем слетела вниз по лестнице, по-прежнему держа в руках букет Рори, о котором почти успела забыть. Эйдриан и тетушка Вивиан сидели рядышком на диване. Ноги оба положили на кофейный столик и вообще устроились весьма удобно, поглощая остатки свадебного торта и запивая его шампанским, пока по телевизору шло какое-то шоу.
Эллисон, вырвав из рук брата пульт, принялась лихорадочно переключать каналы.
— Элли, черт возьми, какая муха тебя укусила?! — возмутился Эйдриан. — Нашла время! «Ковбоев» вот-вот вынесут!
— Прости, прости… — забормотала она. — Но мне обязательно нужно это посмотреть. — Эллисон забралась с ногами в большое кресло. Вид у нее был потрясающий — в одной руке пульт от телевизора, в другой — свадебный букет Рори. И в этот момент на экране появилось лицо Кеши Прескотт.
— Добрый день. Добро пожаловать к нам в студию. Сегодня мы хотим предложить вашему вниманию специальный выпуск передачи «Поговорим о книгах». — На хорошеньком личике ведущей появилась сияющая улыбка. — В начале этой недели я имела удовольствие встретиться с автором нашумевших триллеров Скоттом Лоренсом в его бунгало на побережье Галвестона и поговорить о его новой книге «В бездне». Скотт Лоренс — человек-загадка! Всем нам известно, как тщательно он всегда скрывал все, что связано с его личной жизнью. Поэтому я была просто потрясена, когда наша встреча с ним закончилась самым невероятным интервью в моей жизни. — Повернувшись, она кивнула в сторону экрана у себя за спиной: — Смотрите!
Камера приблизилась к экрану, и интервью началось. У Эллисон перехватило дыхание — ей показалось, что ее снова окутала ледяная арктическая белизна элегантной гостиной Лерошей. Кеша сидела в кресле у окна, откуда открывался вид на бассейн, за которым широкой полоской тянулся пляж. Сам Скотт устроился на том самом диване, где они когда-то занимались любовью. Вспомнив, что они вытворяли на этом диване, Эллисон невольно вспыхнула от смущения. Заставив себя отогнать непрошеные мысли, она впилась взглядом в лицо Скотта.
Он отпустил бороду и теперь выглядел в точности так же, как в тот памятный день, когда она увидела его в первый раз. Только слегка отросшие волосы жесткими завитками спадали ему на плечи.
— Ух ты, вот это мачо! — присвистнула тетушка Вив. — Одного не могу понять… как это они позволили ему остаться во всем черном… да еще на фоне белого дивана. Бедняга оператор! Держу пари, ему пришлось изрядно повозиться со светом.
— Скотт всегда одевается в черное, — машинально пробормотала Эллисон.
— Скотт? — переспросила Вивиан. — Так, значит, это и есть твой Скотт?!
Эллисон не ответила — Кеша, поблагодарив Скотта за согласие дать интервью, попросила его сказать несколько слов о его новом романе.
— Действие моего романа «В бездне» происходит на воображаемом острове неподалеку от берегов Южной Африки, — заговорил Скотт тем же самым глубоким низким голосом, от которого у нее всегда дрожали и предательски подгибались колени. — Но должен признаться, что в основу романа легли события, происходившие много лет назад тут, в Галвестоне. Речь идет о корабле, некогда затонувшем вблизи Жемчужного острова.
После этого он кратко пересказал уже знакомую им всем легенду о Маргарите и Джеке Кингсли, добавив, что был очарован ею и поэтому счел возможным воспользоваться легендой при написании романа.
— Мне выпала счастливая возможность ознакомиться с черновиком вашего романа, — вступила в разговор Кеша, — и, признаться, я была совершенно захвачена всей этой историей о призраках. Благодаря ей ваш роман оказался окутан дымкой романтики, чего, признаться, не было в других ваших книгах. Я бы даже сказала, трагической романтики, поскольку конец у этой истории совсем не такой счастливый, как можно было бы надеяться.
— Ну, большинство историй о призраках заканчиваются трагически. — Уголок его рта изогнулся в знакомой ей кривоватой усмешке, и сердце Эллисон забилось так, что едва не выпрыгнуло из груди.
— Согласна. Кстати, ваша новая книга произвела на меня громадное впечатление. Думаю, все ваши поклонники скажут то же самое, когда прочтут ее.
— Спасибо.
— Кстати, если позволите, один личный вопрос. Он касается посвящения. — Кеша взглянула на лежавшие у нее на коленях гранки. — «Посвящается Эллисон — и спасибо за то, что помогла мне понять, что настоящие сокровища — это не только сундуки с золотом на затонувших пиратских кораблях».
Эллисон со стоном закрыла ладонью рот. Изумление, страх, надежда — все смешалось в ее душе и бурным потоком хлынуло наружу, грозя захлестнуть с головой. Тоска… желание… Желание, с которым у нее уже не было сил бороться…
— Если я не ошибаюсь, — продолжала между тем Кеша, — эта таинственная Эллисон — владелица гостиницы «Жемчужина», не так ли?
— Да. — Скотт поерзал на диване, словно стараясь усесться поудобнее.
— Вы ведь жили там, пока работали над книгой, не так ли?
— Да. — Скотт откашлялся, прочищая горло, потом закинул ногу на ногу и обхватил их руками, будто пытаясь отгородиться от уставившейся ему в лицо камеры.
Вивиан рассмеялась:
— Какой разговорчивый!
От зоркого глаза Эллисон, конечно, не укрылось, что Скотт весь подобрался.
Кеша улыбалась, но глаза выдавали ее нетерпение.
— Когда мы с вами еще только договаривались об этом интервью, вы заранее предупредили, что не станете отвечать ни на какие вопросы о своей личной жизни. Но потом внезапно передумали и перед самым началом нашей съемки сказали, что готовы ответить на любые наши вопросы. Так что вы, конечно, вряд ли удивитесь, если я спрошу, чем же вызвана такая резкая перемена?
— Я… хм… — Скотт как будто еще сильнее напрягся, уперся согнутым локтем в подлокотник кресса, подпер подбородок кулаком — все это выглядело так, словно он отгораживался от настырной журналистки. — Эллисон, та женщина, которой я посвятил свою новую книгу, говорила, что я, мол, очень скрытный. Что это вроде как комплекс. Вот я подумал… и решил с этим бороться. И интервью — это своего рода пробный шар.
— Насколько я понимаю, вы с ней общались довольно близко?
— О да! — Скотт рассмеялся, но в смехе его сквозила печаль. — До тех пор, пока она… — Он снова кашлянул. — Пока она меня не отшила.
Кеша от удивления даже заморгала. Правда, надо отдать ей должное, репортерша довольно быстро оправилась и снова ринулась в атаку.
— Из-за этой вашей скрытности, да? В ответ Скотт только коротко кивнул.
— Но… вероятно, для этого есть причины?
Камера придвинулась к Скотту почти вплотную, фиксируя каждое изменение его лица. И Эллисон вдруг заметила усталые морщинки вокруг его глаз. Раньше их не было.
— Да. Я бы даже сказал — множество причин. И в первую очередь потому, что Лоренс — не настоящее мое имя. Первоначально меня звали Скотт Лерош.
— Лерош?! Как «Лерош энтерпрайзиз»? Скотт коротко кивнул.
— Мой отец — Джон Лерош. Именно поэтому я всегда избегал вопросов о своей личной жизни. Те немногие, кому известно о нашем родстве, всегда почему-то считали, что своим успехом на писательском поприще я обязан деньгам, связям и тому положению, которое занимает моя семья; возможно, потому, что успех пришел ко мне только в двадцать четыре года, когда вышла моя первая книга. Уверяю вас, ничто не может быть дальше от правды, чем подобное предположение. Джон всегда старался убедить меня заняться семейным бизнесом. В конце концов, когда я посоветовал ему забыть об этом, он дал понять, что больше мне не отец, и выгнал меня из дому, что, признаюсь, немало меня порадовало. В то время я почти ненавидел его за то, как он обращался с моей матерью, пока шел бракоразводный процесс. Так что, как вы понимаете, у него было достаточно причин постараться сплавить меня из дому и забыть о моем существовании.
— А какие у вас были отношения с матерью?
— Напряженные. — Скотт выразительно поднял бровь, как будто само это слово подразумевало какой-то подтекст. — Когда я был еще маленьким, она держалась сдержанно… возможно, из-за моей близости к отцу. Но даже потом, когда этой близости уже не существовало, она как будто винила меня за то, что в мире, в котором она живет, тоже не все гладко. Однако со временем наши отношения наладились. Она все больше стала полагаться на меня, а я, как мог, помогал ей справиться с ее собственными неприятностями. Они с сестрой и сейчас видят во мне опору в жизни, но, знаете, я за это на них не в обиде. Когда я стал взрослым, Джон практически исчез из нашей жизни, так что на кого же им рассчитывать, если не на меня?
— А почему вы решили сменить фамилию?
— Я хотел жить как мне нравится… И в то же время хотел отгородиться от отца и от самого себя. Поверьте, я был далеко не самым покладистым парнем. Чего только не испробовал в жизни… И вот наконец решил покончить со всеми глупостями и начать все сначала. Скотт Лерош был буйным, неуправляемым мальчишкой, и… я искренне сожалею об этом. Я не люблю говорить о своем прошлом. — Скотт посмотрел на Кешу в упор. — Надеюсь, вы понимаете, почему?
— Естественно. — Кеша повернулась к камере и, уже обращаясь к зрителям, продолжила: — Думаю, многие ваши поклонники будут потрясены, узнав, что вы нашлив себе мужество отказаться от богатства и добились известности исключительно своими силами. Стали самим собой.
— Самим собой? — Скотт вскинул бровь. — Или тем, каким меня представляют? Эллисон, например, влюбилась в Скотта Лоренса. Именно в него, а не в Скотта Лероша. Не думаю, что я — такой, каков я есть, — понравлюсь ей…
— Возможно, она сейчас смотрит нашу передачу. Может, хотите ей что-нибудь сказать? — подмигнула Кеша.
— Нет. — Коротко рассмеявшись, Скотт откинулся на спинку дивана. — Думаю, на сегодня достаточно откровений.
Интервью между тем продолжалось. Разговор плавно перешел на романы Скотта и потек по обычному руслу, потом Кеша объявила перерыв на рекламу. Эллисон, погрузившись в собственные мысли, ничего не замечала. А когда, очнувшись, подняла голову, обнаружила, что Вивиан с Эйдрианом смотрят на нее во все глаза.
— Ты отшила такого человека?! — изумилась Вивиан. — Ушам своим не верю! Да ты спятила, не иначе!
— Ну, не совсем так… — промямлила Эллисон. Потом взгляд ее упал на смятый листок с телефоном, который продиктовала ей Хлоя. Она по-прежнему сжимала его в руке. — Я должна ему позвонить.
— Не спеши. — Элли дернулась было, чтобы бежать к телефону, но Эйдриан решительно преградил ей дорогу. — Сначала объясни, что ты собираешься ему сказать?
— Сама не знаю. Скажу, что нам нужно увидеться, поговорить… придумать, как быть дальше.
— Тогда, выходит, ты ринешься разговаривать с ним на его территории, когда все преимущества на его стороне. — Эйдриан покачал головой. — Даже и не думай! Если ты рассчитываешь, что я позволю ему вот так сорваться с крючка после всего, через что он заставил тебя пройти, выкинь это из головы! Если он хочет все уладить, то может с таким же успехом и сам приехать сюда, черт возьми!
— Эйдриан… — Эллисон, взглянув на брата, беспомощно всплеснула руками. Потом ткнула рукой в мерцающий экран телевизора: — Думаешь, ему было легко через это пройти?
— Ну он ведь сам, кажется, сказал, что пора привыкать, — хмыкнул Эйдриан. — И потом, не преувеличивай — куда легче выложить это перед камерой, знаешь ли. А не в глаза тебе. Или всем нам.
— О чем, ради всего святого, ты говоришь?! — В груди Эллисон шевельнулся страх.
— Будь я проклят, если не заставлю вас обоих понять, что ничего — слышишь, ничего! — у вас не выйдет, пока этот тупица не поймет наконец, что ты не одна! И что в нашей семье каждый — и ты в том числе — несет ответственность за другого. И если ты сделаешь какую-нибудь глупость, то мы не станем стоять в стороне и делать вид, будто ничего не произошло! Возможно, в его семейке все по-другому. А у нас так! — отрубил Эйдриан. Выхватив у нее из рук бумажку с номером Скотта, Эйдриан повернулся и решительно направился к телефону.
— Эйдриан, нет! — Эллисон, спотыкаясь, кинулась за ним. — Прошу тебя, не вмешивайся. Я сама все улажу.
— Угу — уже уладила! Как он только к нам приехал…
— Эйдриан!
— Знаешь, Элли, — Эйдриан остановился, — мужчины ценят больше всего то, ради чего им приходится как следует попотеть. Такова их природа, можешь поверить мне на слово. А уж я заставлю его попотеть — во-первых, потому что ты моя сестра, а во-вторых, потому что ты заслуживаешь, чтобы мужчина горы свернул, чтобы заполучить тебя.
— Тетя Вив, ну хоть ты ему скажи! — Эллисон, сжав кулаки, повернулась к дивану и умоляюще посмотрела на тетку.
Та, забыв о телевизоре, наблюдала за происходящим с таким жадным интересом, словно сидела в театре, в первом ряду партера.
— Извини, милая, но тут я полностью согласна с Эйдрианом. Не стоит облегчать ему жизнь, тем более что мужчины этого не ценят. И не вздумай кидаться ему на шею с воплями благодарности, иначе он и после свадьбы станет, чуть что, прятаться в свою раковину, а ты — трястись от страха, что он вот-вот бросит тебя. Правильно сказал Эйдриан — заставь его хорошенько попотеть, чтобы добиться тебя! И сама потом убедишься, что вашим отношениям это только пойдет на пользу.
Эйдриан направился к телефону и набрал записанный на бумажке номер.
— Привет, Скотт! — Он улыбнулся, и Эллисон показалось, что сердце ее на мгновение перестало биться. — Это Эйдриан Синклер. Отличное интервью.
Представив себе, что ответит на это Скотт, Эллисон спрятала раскрасневшееся лицо в букет. Он поднял трубку после первого же звонка, промелькнуло у нее в голове; выходит, надеялся, что она позвонит?
— Да, Эллисон тоже здесь. Она хотела поговорить с тобой, но я решил, что сначала нам с тобой вдвоем стоит кое-что обсудить, так что если ты сможешь подъехать… Да, вполне устроит… чудесно… Жду. — Положив трубку, Эйдриан повернулся к Эллисон, ухмыляясь во весь рот.
Элли подскочила к нему.
— Ну? Что он сказал? Разозлился, да? Или просто опешил от неожиданности? Да не молчи же ты! — теребила она брата.
— Мне кажется… он… насторожился.
— Что?!
— Да не волнуйся ты так, Элли! Ничего с ним не случится, — ухмыльнулся Эйдриан. — Я только чуть-чуть помучаю его, а потом отпущу к тебе. Жаль, конечно, винтовки нет… — Он мечтательно закатил глаза, а потом ехидно подмигнул тетушке Вив.
Эйдриан двинулся к лестнице. Кровь отхлынула от лица Эллисон, и оно стало пепельно-серым. В отчаянии заломив руки, она порывисто повернулась к тетушке и тут заметила, что та старательно кашляет, чтобы не рассмеяться.
— Он пошутил, да? — просипела Эллисон.
— Нет, дорогая, не думаю. Мне кажется, что страсть к драматическим сценам у Эйдриана в крови. Должно быть, унаследовал это от вашего отца. Кстати, о драматических сценах… ужасно любопытно посмотреть, как они встретятся. Может, пойдем поищем свободные места где-нибудь повыше, в ложе?
Голова у Эллисон пошла кругом. Закусив губу, она лихорадочно прикидывала про себя, у какого окна ей встать, чтобы прийти Скотту на помощь, если у них с Эйдрианом дело дойдет до драки.
— Думаю, лучше всего подойдет гостиная Маргариты. Это в башне. Там есть крошечный балкон, из которого открывается замечательный вид на веранду.
— Башенка с балконом? — лукаво усмехнулась Вивиан. — Отлично!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Даже не мечтай - Ортолон Джулия



Интересно
Даже не мечтай - Ортолон ДжулияЕлена
3.01.2014, 18.35





Интересненько. Правда, кажется сомнительным, факт, что героиня 10 лет, можно сказать, 'фригидничала', а тут вдруг ожила. Авторы романов постоянно пишут о каких-то невероятных сроках воздержания. Это уже смахивает на психическое отклонение как у авторов, так и у их героев. Твердые 8 б.
Даже не мечтай - Ортолон ДжулияРрррр
27.09.2014, 17.29





Неплохо, но пресно и скучно.6
Даже не мечтай - Ортолон Джулияаннура
4.11.2015, 17.14








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100