Читать онлайн Даже не мечтай, автора - Ортолон Джулия, Раздел - Глава 24 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Даже не мечтай - Ортолон Джулия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.46 (Голосов: 37)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Даже не мечтай - Ортолон Джулия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Даже не мечтай - Ортолон Джулия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Ортолон Джулия

Даже не мечтай

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 24

Чтобы ни о чем не думать, Скотт с головой погрузился в работу. Но он не стал возвращаться в Новый Орлеан, а собрал свои вещи и перебрался в пляжный домик в Галвестоне. Единственный человек, знавший, что он там, была его мать. Скотт позвонил ей, спросил, не может ли он какое-то время пожить в домике, а заодно и убедился, что никому из его семейки не придет охота внезапно свалиться ему на голову.
Успокоившись, что ему никто не помешает, Скотт переехал. Поставив компьютер на узенький письменный стол в своей прежней комнате, где он когда-то писал первую книгу, он с головой погрузился в работу. А когда уставал писать, спускался к бассейну и плавал до изнеможения, стараясь вымотать себя так, чтобы не было сил думать об Эллисон.
В те минуты, когда мысли о ней все же вторгались в его сознание, Скотт упорно твердил, что ему, мол, все равно. Он пытался убедить себя, что все это не важно… ведь он сам, черт побери, не хотел связывать себя, так что все к лучшему. Любовь — это безумие, снова и снова повторял он, только сумасшедший способен дать кому-то в руки оружие против себя. Так что он еще радоваться должен, что легко отделался. Можно сказать, ему повезло, что Элли исчезла из его жизни раньше, чем стала частью его…
И хотя при мысли о том, что он никогда больше не увидит ее, сердце обливалось кровью, Скотт упрямо твердил себе, что это пройдет. Рано или поздно, но пройдет.
К концу третьей недели своего добровольного затворничества он достиг той стадии, которую можно было назвать полным отупением. Все было ему безразлично. Он писал как сумасшедший… писал, чтобы не думать ни о чем — только о книге. Вообще-то до сих пор Скотта и так мало что волновало — только он сам и его книги. А теперь перестали волновать и они.
По странной иронии судьбы эта последняя его книга, похоже, должна была стать лучшим, что когда-либо выходило из-под его пера.
Покончив с первым, черновым наброском романа, Скотт решил, что заслужил небольшой перерыв. Открыв бутылку шардонне, он отнес ее на веранду, примыкающую к задней части дома. Жаркое полуденное солнце обожгло ему веки, и тут он сообразил, что уже несколько дней вообще не выходил из дома. Опасаясь, что столкнется нос к носу с кем-то из Синклеров, Скотт обычно заказывал по телефону то, что ему нужно, — естественно, с доставкой.
Устроившись в кресле у бассейна, Скотт уставился на залив, где у рифов, громко переругиваясь, ныряли чайки. Мысленно он снова перенесся в тот день, когда они с Элли верхом скакали по пляжу. Он увидел ее так ясно, что ему сразу стало нечем дышать, — ее смеющееся, разрумянившееся на солнце лицо, волосы, летевшие за ней, словно плащ…
А потом ее взгляд вдруг упал на этот пляжный домик, и смех замер у нее в горле, а улыбка стекла с лица, как краска под дождем. Эллисон отказалась ехать дальше… испугалась, что кто-то махнет ей рукой с веранды, где он как раз сидел сейчас, и ей придется помахать в ответ…
Боже упаси поздороваться хоть с кем-то, кто имел несчастье носить фамилию Лерош! Фыркнув, Скотт глотнул вина. Каким же ослом он был, когда решил, что ему удастся заставить ее забыть о вражде, веками разделявшей их семьи! Закрыв глаза, он попытался выкинуть это из головы, наслаждаясь тем, как солнце греет ему грудь и ноги. Да, прав был Эйдриан, сказав, что Эллисон чувствует острее, чем большинство из людей. К тому же она не умеет прощать… Скотт готов был поставить последний цент, что его она не простит никогда.
Господи, как жаль, что, умея безоглядно отдать свое сердце, она со временем обрела страх полюбить вообще! Ее главное оружие по странной иронии судьбы стало ее ахиллесовой пятой. И то, что заставило самого Скотта влюбиться в нее по уши, сделало ее недоступной для его любви.
Скотт потер ладонью лицо и только сейчас подумал, что за эти дни совершенно зарос. Наверное, подстричься тоже не мешало бы, подумал он. Во всяком случае, когда он в последний раз смотрелся в зеркало, то выглядел как настоящее пугало.
Решив отвлечься, Скотт взял телефон и набрал номер своего литагента. Когда сквозь шум помех в трубке донесся голос Хью, Скотт поднял бокал и шутливо отсалютовал им куда-то в направлении залива.
— Скотт, это ты? — Хью почти кричал. — Боже милостивый! Куда ты запропастился? Я неделями не могу до тебя дозвониться. Ты хоть представляешь себе, черт возьми, как взлетело у меня давление, когда выяснилось, что ты исчез?!
— Не хочешь узнать, за что мы пьем? — перебил его Скотт.
— Только если ты скажешь, что закончил книгу, — слегка поостыв, осторожно буркнул Хью.
— А если пока только черновой вариант?
— Ну… тогда не знаю. Ты сам-то доволен?
— Это нечто, честное слово! Вернее, будет, когда я чуть-чуть ее доработаю.
— А много тебе осталось?
— Да так… добавлю малость местного колорита, кое-где подчищу — в общем, все такое. — Скотт, подумав, решил не говорить, что в книге будут действовать два привидения — учитывая, что одно из них сыграло в его жизни куда большую роль, чем даже он сам рассчитывал. С того самого дня, как он услышал историю о Маргарите и капитане Джеке Кингсли, они не выходили у него из головы. Их взаимоотношения стали ключевой частью романа.
— Это здорово. Кстати, я не единственный, кто тебя искал.
— Да? — Скотт оцепенел.
— Имя Эллисон Синклер что-нибудь тебе говорит? В груди Скотта вспыхнула безумная надежда.
— Что ей нужно?
— Не так уж много. Хочет придушить тебя собственными руками. А еще лучше — распять. Короче, она желает, чтобы ты вернул ей дневники, которые якобы украл.
— Дневники?! — Мысли Скотта заметались. Господи… дневники… Неужели он забыл дневники Маргариты в машине?! Он хорошо помнил, что достал оттуда книги, но дневников Маргариты среди них не было.
— Кстати, в следующий раз, когда решишь кого-то вот так продинамить, предупреди меня, хорошо? — веселился Хью. — А то я звоню узнать, как ты там, а милая Эллисон вдруг набрасывается на меня, словно разъяренная фурия. Между прочим, как ты мог свистнуть у бедной женщины ее дневники?
— Это долгая история.
— Ну, надеюсь, ты сможешь ее успокоить и она перестанет трезвонить сюда и оставлять тебе сообщения, — буркнул Хью.
— Какие сообщения? — встрепенулся Скотт, мысленно обозвав Хью садистом.
— Как — какие? Чтобы ты вернул дневники.
— И все?! Больше ничего?
— Я слишком хорошо воспитан, чтобы повторять, что она еще сказала, — хмыкнул Хью.
— Да. Конечно, — вздохнул Скотт.
Поспешно закончив разговор, он тут же помчался в свою спальню. Там царил хаос — постель не убрана, книги и блокноты свалены как попало. Интересно, почему он раньше этого не замечал? — поморщился Скотт. На полке скромно притулился пакете книгами, который принесла ему Эллисон. С губ Скотта сорвалось проклятие. Теперь он все понял — купленные им когда-то книги ему не понадобились, он зашвырнул их сюда и тут же забыл о них.
Скотт поспешно развернул пакет и мысленно застонал. Естественно, это оказались проклятые дневники. Упав в кресло, Скотт лихорадочно соображал, что делать. Первой его мыслью было отослать их обратно в гостиницу. Но чем дольше он смотрел на них, тем сильнее чувствовал исходивший от этих тетрадей соблазн, нашептывающий ему, чтобы он не торопился.
Достаточно ли точно он описал Маргариту и Джека?
Каким в действительности был Генри Лерош, недоброй памяти его предок?
И — что куда важнее — не смогут ли они помочь ему понять, где кроются корни той ненависти, которую Эллисон питает к его семье? Может, это и станет ключом к ее сердцу?
Не в силах устоять перед искушением, Скотт принялся рыться в тетрадях, пытаясь разложить их в хронологическом порядке. Потом забрался в постель, подсунул под спину валик и углубился в чтение. Первые несколько тетрадей Скотт только просмотрел — мечты и переживания девочки не слишком его интересовали. Хотя кое-какие детали жизни Нового Орлеана начала девятнадцатого века привлекли его внимание, особенно тот период, когда Маргарита поступила на сцену. Ее богатство постепенно росло, и вместе с ним рос — к ее немалому изумлению — интерес, который стали проявлять к ней мужчины. Не имея ни малейшего желания стать метрессой какого-нибудь толстосума, Маргарита одного за другим отвергала ухаживания поклонников… пока не появился Генри.
Скотт насторожился, как почуявший добычу охотничий пес, — шаг за шагом он следил за тем, как Генри из кожи вон лез, стараясь доказать Маргарите свою любовь, которая якобы не имела никакого отношения к тайне ее рождения. «Вот ублюдок!» — выругался про себя Скотт — задолго до того, как то же самое пришло в голову Маргарите. Ему хотелось прорваться сквозь завесу прошлого, открыть ей глаза, даже отругать хорошенько зато, что она не догадалась об этом сразу. В конце концов Скотт напомнил себе, что в то время Маргарита, бедняжка, была еще слишком молода и к тому же на диво невинна.
К тому времени как в дневнике впервые промелькнуло имя Джека Кингсли, Генри уже почти удалось подчинить Маргариту своей воле. Господи, подумать только, что ей пришлось вынести! Скотта захлестнул гнев. Неудивительно, что Николь даже не пыталась бороться, чтобы доказать, что ее отцом был Генри! Скорее всего бедняжка была до смерти рада навсегда вычеркнуть его из своей жизни.
Кому, как не ему, это понять — ведь и он, в сущности, испытывал то же самое.
Но чем больше Скотт узнавал о Джеке, тем яснее ему было, что у того Джека Кингсли, о котором писала Маргарита, по какому-то мистическому стечению обстоятельств оказалось куда больше общего с Джеком, ставшим героем его романа, чем он мог предполагать. Именно его скрытность и мешала Маргарите поверить в его любовь, но Скотт ловил себя на том, что хорошо понимает ее. Только как же она не видела, что он стыдится своего прошлого — того, что его предки были пиратами. Джек считал себя недостойным Маргариты. Готовый не моргнув глазом принять бой хоть со всем королевским флотом, он, оказавшись у ног возлюбленной, бледнел и заикался, как зеленый юнец. Боже мой, неужели Маргарита этого не видела?!
Окончательно разозлившись — то ли на бедную Маргариту, не желавшую видеть очевидное и боявшуюся довериться голосу своего сердца, то ли на самого себя, — Скотт бросил дневники на стол, тем более что время уже перевалило за полночь, и забрался в постель. Если двое взрослых людей предпочитают принять смерть вдали друг от друга, вместо того чтобы соединиться и жить долго и счастливо, флаг им в руки, возмущался он. Идиоты! Полные идиоты! Он провертелся с боку на бок битый час, потом плюнул, включил настольную лампу и снова стал читать.
К тому времени как небо над горизонтом потихоньку стало светлеть, злость понемногу улеглась, сменившись печалью. Маргарита и Джек были уже на волосок от того, чтобы уничтожить разделявшие их преграды, но… надежда на счастье, словно золотая рыбка, вильнув хвостом, проскользнула у них между пальцев, а они то ли не смогли, то ли не решились ухватить ее обеими руками.
Пробка с громким хлопком ударила в потолок под оглушительные крики собравшихся.
— Подставляйте бокалы, ребята! — скомандовал Чанс. Эллисон присоединилась к остальным — Рори, Эйдриан и Бобби с Пейдж собрались в кружок на веранде, чтобы отпраздновать радостное событие. Сказать по правде, ей до сих пор не верилось, что история с иском Джона Лероша закончилась так неожиданно быстро. Они уже приготовились к бесконечной тяжбе, которая будет тянуться долгие месяцы… и вдруг сегодня утром позвонил адвокат Чанса и сообщил, что Джон согласился отозвать иск и оставить их в покое. Более того — сумма предложенного им отступного была настолько внушительной, что они до сих пор не могли прийти в себя.
Убедившись, что бокалы наполнены, Чанс обвел всех взглядом и поднял свой бокал:
— За успех!
— За нашего зятя, обладающего редким умением найти хорошего адвоката, — вставил Эйдриан.
— Нет, — улыбнулась Рори. — За Маргариту, которая принесла нам удачу!
— За Маргариту, — согласилась Эллисон.
Пейдж и Бобби, заскочившие к ним на огонек в самый разгар веселья, отсалютовали шампанским.
— Поздравляем вас всех, — сказала Пейдж. — Уж нам-то известно, как много для вас троих значит эта гостиница. Интересно все-таки, что же заставило Джона пойти на попятную?
— Знаешь, я задал Малькольму тот же самый вопрос, — усмехнулся Чанс. Взгляд его остановился на Эллисон, и он тут же смущенно отвел его в сторону. — Он сказал, что за это нужно благодарить Скотта.
Эллисон застыла, словно оглушенная громом. Взгляды всех устремились к ней.
— Все в порядке. — Она с трудом выдавила из себя улыбку. Ей уже до смерти надоело, что все прыгают вокруг нее на задних лапках. — Можете говорить. Мне уже все равно.
Беспардонная ложь, и все отлично это понимали. При одном только упоминании имени Скотта сердце у нее обливалось кровью.
— Ну, — осторожно покашляв, начал Чанс, — когда все было улажено, Малькольм поболтал немного с адвокатом Л ероша — надеялся, что, может, удастся вытянуть из него, какая муха вдруг укусила его клиента. Так вот, оказывается, в прошлом месяце Скотт несколько раз звонил в их контору. И устроил Джону жуткую сцену. М-м-м… через адвоката, разумеется.
— Он общается с отцом через адвокатов?! — озадаченно спросила Рори.
Эллисон в это время переваривала услышанное — выходит, Скотт звонил отцу, еще когда жил у них в гостинице?! Странно… Хотя теперь многое становится понятным — почему, например, звоня из их офиса, он всегда поплотнее закрывал дверь.
— На самом деле они общаются таким образом все последние десять лет, — пояснил Чанс. — В этот раз Скотт пригрозил, что созовет пресс-конференцию и устроит Джону веселую жизнь, да еще в своей новой книге вдобавок выведет «Лерош энтерпрайзиз» в таком омерзительном виде, что мало не покажется. И потребовал, чтобы Джон отозвал иск и возместил вам ущерб. Поэтому весь этот месяц адвокаты Джона из кожи вон лезли, стараясь убедить его, что, учитывая преследующие его финансовые неудачи, лучше уладить дело миром и выплатить нам энную сумму, чем рисковать оказаться банкротом.
Эллисон невидящим взглядом уставилась в угол, с угрызениями совести вспоминая, как бросила Скотту в лицо, что он, мол, шпионит за ними по просьбе Джона — чтобы помочь отцу выиграть тяжбу и отнять у них остров. А он в это время сражался с отцом — встав на их сторону против собственной семьи.
Робкая надежда шевельнулась в ее душе, но боль, терзавшая ее все эти дни, велела ей заткнуться. Если бы Скотт с самого начала рассказал ей все… Впрочем, она понимала, что заставило его держать язык за зубами, но сколько же это могло продолжаться?
Эйдриан по-братски обнял Эллисон за плечи.
— С тобой все в порядке?
— Да. — Улыбнувшись, она высоко подняла бокал. — Предлагаю еще один тост. За Скотта Лоренса, доказавшего, что перо иной раз разит больнее меча.
— За Скотта, — дружно откликнулись остальные. Лорен захныкала, и Рори бросилась посмотреть, что с ней. Семья дружно потянулась следом. Окружив колыбельку, все с жаром принялись обсуждать, сколько бунгало можно будет теперь построить на вырученные деньги. У Рори, как обычно, были грандиозные планы — послушать ее, так тут можно устроить чуть ли не всемирно известный курорт, превратив их гостиницу из места, где останавливались те, кто приезжал в Галвестон, в шикарный пятизвездочный отель. Чуть ли не впервые в жизни Чанс отказался от роли «адвоката дьявола»; он молча слушал жену, а на лице у него было странное, слегка озадаченное выражение — словно он выиграл джекпот и сам до сих пор не верит в это.
Эллисон, так толком и не придя в себя, держалась чуть в стороне. Рана от предательства Скотта еще саднила. Но она начала уже заживать… Проклятие, как же ей не хватает Скотта, в отчаянии подумала Эллисон.
Но ведь она скучает по человеку, которого просто выдумала…
Или нет?
Знать бы еще, какой он на самом деле, этот Скотт Лоренс!
Почувствовав, что ей нужно хоть ненадолго остаться одной, Эллисон под предлогом, что ей, мол, нужно примерить платье для предстоящего венчания, незаметно ускользнула к себе в комнату. До венчания Рори с Чансом было еще далеко, но хлопоты давали ей возможность хоть ненадолго избавиться от мыслей о Скотте.
Отвергнув мысль о пышной свадьбе с ее ритуалами, Рори вознамерилась устроить более скромное торжество, ограничившись узким семейным кругом. Так что Элли пришлось съездить в коттедж Бушаров и, обливаясь потом, стащить с чердака несколько огромных, покрытых пылью картонок. Вдвоем с Рори они отыскали два бабушкиных туалета, в которых та блистала в двадцатые годы. Для себя Рори выбрала дымчато-розовое шелковое платье с чехлом из палевого кружева, а Элли предпочла нежно-голубое, очень простого фасона, с приспущенной талией и без всякой отделки.
Взяв в руки лежавшее в изножье кровати платье, Эллисон уселась в кресло у окна, а Сейди свернулась у ее ног. Элли еще не успела даже взять в руки иголку, как в дверь постучали и в проеме появилась голова Пейдж.
— Можно?
— Конечно.
Пейдж осторожно пристроилась на краешке постели. Лицо у нее было серьезное.
— Я весь вечер старалась улучить момент, чтобы поговорить с тобой.
— Да? — нахмурилась Эллисон.
— Собственно говоря, мы с Бобби и приехали только потому… — Она закусила губу. — Знаешь, вчера звонил Скотт, — выпалила она.
Сердце Эллисон ухнуло в пятки. При мысли о том, что кто-то из числа самых близких ей людей еще вчера слышал его голос, все внутри у нее разом перевернулось.
— И что он сказал?
— Спросил, не могу ли я передать тебе кое-что. Дневники, которые ты разыскиваешь, у него. Скотт клянется и божится, что напрочь забыл о них, пока вчера его литагент не сказал, что ты, мол, желаешь получить их назад.
— И?.. — Эллисон затаила дыхание. Злость и надежда смешались в ее душе.
— Скотт просил передать, что ты, мол, можешь заехать забрать их, когда тебе удобно.
— Забрать?! — Гнев удушливой волной захлестнул Эллисон. — Да что он, с ума сошел?! Воображает, что я помчусь в Новый Орлеан забрать принадлежащую мне вещь, которую он попросту украл?!
— Вообще-то, — с сочувствием в глазах объяснила Пейдж, — Скотт сейчас здесь, в Галвестоне. В пляжном домике.
Скотт в Галвестоне?! Сердце у Эллисон заколотилось как сумасшедшее. Она тупо уставилась перед собой. Какие-нибудь пять минут на машине — и она снова увидит его… услышит его голос. Пять минут…
— Элли, знаешь, по-моему, он ужасно переживает. Спрашивал о тебе… и не сойти мне с этого места, если он не мучается так же, как и ты. Может, повидаешься с ним?
— Нет! — Она дернулась, как от удара током. — Ничего хорошего из этого не выйдет. — Стоит ли снова бередить рану, с тоской подумала Элли и покачала головой. — Это уж точно, поверь мне. Все кончено.
— Но почему?! Только из-за того, что между вашими семьями вражда? Чушь! Думаешь, я не знаю, что это такое, когда семейство встречает в штыки любимого тобой человека? Ха! К тому же, сдается мне, твои родственники примут Скотта с распростертыми объятиями!
— Это раньше. А сейчас…
— Поезжай, поговори с ним. Слышишь, Элли? — повторила Пейдж.
При одной мысли об этом Эллисон покрылась холодным потом. Хватит ли у нее духу это сделать?
— Хорошо. Я… я подумаю.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Даже не мечтай - Ортолон Джулия



Интересно
Даже не мечтай - Ортолон ДжулияЕлена
3.01.2014, 18.35





Интересненько. Правда, кажется сомнительным, факт, что героиня 10 лет, можно сказать, 'фригидничала', а тут вдруг ожила. Авторы романов постоянно пишут о каких-то невероятных сроках воздержания. Это уже смахивает на психическое отклонение как у авторов, так и у их героев. Твердые 8 б.
Даже не мечтай - Ортолон ДжулияРрррр
27.09.2014, 17.29





Неплохо, но пресно и скучно.6
Даже не мечтай - Ортолон Джулияаннура
4.11.2015, 17.14








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100