Читать онлайн Даже не мечтай, автора - Ортолон Джулия, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Даже не мечтай - Ортолон Джулия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.46 (Голосов: 37)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Даже не мечтай - Ортолон Джулия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Даже не мечтай - Ортолон Джулия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Ортолон Джулия

Даже не мечтай

Читать онлайн

Аннотация

Эллисон Синклер кажется слишком нежной и утонченной. Он не посмеет закрутить с ней роман.
А жаль… Небольшое приключение — именно то, что сейчас требуется известному писателю Скотту Лоренсу. Но Эллисон — хозяйка гостиницы, нельзя же флиртовать с ней на глазах у постояльцев.
А может, отбросить условности?
И тогда все окажутся в выигрыше. Он — немного развеется и продолжит с успехом писать свои триллеры. Она — забудет прошлые неудачи и вновь почувствует себя желанной…
Главное, чтобы солнце над Жемчужным островом оставалось таким же ласковым и тучи не собирались на горизонте.


Следующая страница

Глава 1

Если уж тут, в Галвестоне, да еще в разгар туристического сезона он упустит случай схватить фортуну за хвост, значит, он точно неудачник, решил Скотт. А удача нужна была ему позарез, и именно сейчас.
При мысли об этом руки его крепче сжали руль, и черный «ягуар» замер как вкопанный перед входом в гостиницу «Жемчужина». Гостиница эта разместилась на крошечном островке, принадлежавшем частному лицу, а от острова Галвестон островок отделял залив. Скотт уже много лет не бывал в Галвестоне и, если честно, не испытывал особого желания туда вернуться. Но ситуация, в которой он оказался, стала настолько пиковой, что он готов был уцепиться за любую соломинку, лишь бы снова ощутить под ногами твердую почву.
«Тебе нужно передохнуть, — твердил ему его же собственный агент. — Съезди куда-нибудь, расслабься! Ради всего святого, делай что хочешь — колдуй, бормочи заклинания, только постарайся вернуть себе былую удачу!»
«Бормочи заклинания… и постарайся вернуть себе былую удачу!» Слова эти, понятно, по какой причине, вызвали в памяти дом на Жемчужном острове. Идея устроить себе небольшой отпуск неожиданно пришлась ему по вкусу. И вот сейчас, стоя перед трехэтажным зданием в готическом стиле и разглядывая фигурки горгулий, украшавшие его фронтон, Скотт поразился, насколько же изменилось это место с тех пор, как он был тут в последний раз. Как-то странно было видеть этот чудовищный старый дом сияющим свежей штукатуркой, с расставленными на веранде горшками папоротника, чисто вымытыми окнами, которые раньше, заросшие пылью, походили на бельма слепца, а сейчас, казалось, с любопытством взирали на мир из-под зеленых ресниц вьющегося по стенам плюща.
Задрав голову, Скотт гадал, уж не рехнулся ли он окончательно, что надумал приехать сюда… как может улыбнуться удача… и вообще — какая муха его укусила, что он вдруг решил, будто бегство в этот Богом забытый уголок сможет, так сказать, пробудить его задремавшую музу. Будь у него в голове хоть капля здравого смысла, сердито подумал он про себя, он бы развернул машину, надавил на газ и покатил назад в Новый Орлеан, в свой городской дом, где заставил бы себя, черт возьми, что-нибудь написать! Дисциплина — вот что ему нужно, а не какая-то там мифическая удача.
Скотт взялся за ручку переключения передач, уже готовый плюнуть и послать всю эту затею к черту, как вдруг краем глаза заметил какое-то движение на веранде. Он даже слегка вздрогнул от неожиданности — Скотт готов был поклясться, что в прохладном сумраке мелькнула женская фигурка. Белое полупрозрачное платье незнакомки невольно заставило его вспомнить всё бесчисленные истории о призраках, которыми просто кишел Жемчужный остров. Собравшись с духом, Скотт даже решил обернуться, но фигурка словно растворилась в полусумраке веранды, и он подумал, уж не привиделась ли она ему.
Не без сожаления выбравшись из машины, где на полную мощность работал кондиционер, Скотт приподнял темные очки и прищурился от яркого полуденного солнца. Свежий соленый ветерок игриво дунул ему в лицо, взъерошил волосы и забрался под рубашку, и Скотту стало немного легче — здесь, в Техасе, на побережье Мексиканского залива, в это время обычно стояла такая жара, что он чувствовал себя индейкой, которую сунули в духовку, собираясь зажарить к Рождеству.
Женская фигурка снова появилась на веранде, вынырнула из зеленоватого сумрака на свет, и Скотт с облегчением убедился, что ему не померещилось и что перед ним никакое не привидение, а обычная девушка из плоти и крови, с ангельским личиком и черными, как французское кружево, волосами. Сходство с призраком придавало ей белое хлопчатобумажное платьице, оставлявшее открытыми тонкие загорелые руки — Скотт залюбовался ими, когда незнакомка высоко подняла лейку, собираясь полить один из папоротников на веранде.
Опустив лейку, девушка повернулась, заметила его и улыбнулась.
— Добрый день! — крикнула она. — Вы, наверное, мистер Скотт? Я угадала?
«И вам добрый день», — подумал он про себя, решив ограничиться коротким кивком. Что ж, может быть, идея, пришедшая в голову его агенту, в конце концов, и не такая уж безумная. Несколько дней поваляться и позагорать на берегу залива, да еще в компании очаровательной женщины — что может быть лучше? Возможно, это как раз то, что нужно, чтобы смести паутину с мозгов.
Прихватив лежавший на переднем сиденье «лэптоп», Скотт свернул на выложенную устричными ракушками тропинку, ведущую к широким каменным ступенькам крыльца.
— Да, вы угадали — я и есть Скотт, — с улыбкой признался он, взойдя на крыльцо и оказавшись совсем рядом с девушкой. Волосы двумя мягкими волнами падали ей на плечи, обрамляя лицо, и на их фоне глаза девушки казались бледно-голубыми, почти серыми. — Только, умоляю вас, не «мистер»! Просто Скотт!
— О… простите! — На щеках девушки вспыхнула краска. — Когда звонили, чтобы зарезервировать для вас комнату, трубку брала моя сестра Рори, поэтому я была не совсем уверена… А я Эллисон… Эллисон Синклер. — Она протянула ему руку. — Добро пожаловать в «Жемчужину».
Ее южный акцент и немного старомодные манеры произвели на него забавное впечатление — словно кто-то слегка пощекотал за ушком, так что он едва не замурлыкал от удовольствия. Это было странно, ведь обычно Скотт отдавал предпочтение женщинам с голосами чуть хрипловатыми, похожими на голубоватый дымный смог на Бурбон-стрит, а не мягкими и тягучими, словно мятный жулеп, какой обычно подают в жару на веранде. Рукопожатие, которым она приветствовала Скотта, оказалось достаточно дружеским, но каким-то безличным — словом, обычная хозяйка гостиницы, встречающая очередного постояльца.
— Входите, входите, я сейчас зарегистрирую вас, а потом покажу вашу комнату. — Она чуть-чуть замешкалась, неловким движением сунула лейку в тенистую каменную нишу, потом двинулась к украшенной причудливым орнаментом входной двери. Походка у нее оказалась до смешного похожей на ее рукопожатие — сдержанной, изысканной, и при этом лишенной даже намека на присущую южанкам страстность. Тем не менее Скотт слегка сдвинул очки на кончик носа, чтобы, воспользовавшись случаем, вдоволь полюбоваться женственными очертаниями ее бедер, просвечивающих сквозь тонкую ткань, несмотря на свободный покрой платья.
— Как вам удобнее — прямо сейчас отнести в комнату ваши вещи? — не оборачиваясь, через плечо, бросила Эллисон. — Или вы сходите за ними потом?
— Лучше потом.
Они вошли в просторную прихожую, и Скотт почувствовал, как его охватила приятная прохлада. Он невольно отметил, что просторное помещение с расставленными тут и там диванчиками и креслами по обе стороны камина чем-то слегка напоминает викторианскую гостиную. Только вместо обычного полумрака прихожая была наполнена солнечным светом, вливающимся через открытые двери комнат, что придавало всему помещению веселый и приветливый вид.
Внутри царили покой и какая-то умиротворенность, внушавшая даже легкое благоговение, как бывает в церкви.
— Мы решили поместить вас в «Барон», — на ходу объявила Эллисон, пригласив Скотта войти в гостиную. С этими словами она уселась за резной письменный стол перед камином из розового мрамора. — Это одна из самых больших наших комнат, и единственная, в которой есть письменный стол. Рори говорила, вы заранее предупредили, что стол вам нужен непременно. — ~ Эллисон бросила взгляд на экран компьютера. — Вы ведь пробудете у нас до конца месяца?
— Совершенно верно.
«Один месяц», — подумал Скотт, вспомнив совет, который дал ему агент, и от души надеясь, что одного месяца окажется вполне достаточно.
Должно быть, его мысли были написаны у него на лице, потому что Эллисон Синклер, покосившись на Скотта, вдруг осеклась на полуслове. Она оказалась именно такой, какой он обычно представлял себе идеальную женщину: нежное, привлекательное лицо, изящная фигурка, живые выразительные глаза, говорившие о том, что их обладательница не только красива, но и умна.
На лету перехватив взгляд Эллисон, Скотт позволил себе чуть заметно улыбнуться ей весьма многообещающей улыбкой. Уголки губ у него дрогнули, когда он заметил, как вспыхнули и залились краской ее щеки, а зрачки так расширились, что глаза стали почти черными. Смутившись, Эллисон резко отвернулась к доске, на которой висели ключи от комнат, и притворилась, будто разглядывает ее.
— Да… э-э-э… минутку подождите, пожалуйста, хорошо? Я… м-м-м… только зарегистрирую вас, а потом покажу вашу комнату.
Все ясно, подумал Скотт, либо она смущена, либо ей все это просто неинтересно. А возможно, и он, надолго уйдя из «большого секса» — два года воздержания — огромный срок для мужчины, — до такой степени разучился улыбаться женщинам, что Эллисон приняла его улыбку за оскал. Он часто замечал, что его выражение лица порой внушает людям робость, но всегда тешил себя мыслью, что его мрачные ухмылки скорее предназначены для уличных грабителей или просто отморозков, а вовсе не для хрупких женщин.
Незаметно наблюдая за Эллисон Синклер, Скотт поймал себя на мысли, что отсутствие интереса с ее стороны нисколько не задело его — наоборот, у него словно камень с души упал, когда до него дошло, что в ее глазах он всего лишь обычный клиент, не более. Эту женщину окружала невидимая, но мощная аура добропорядочности, что охладило бы любого мужчину похлеще обручального кольца. Жаль, конечно, уныло подумал Скотт, потому как это не совсем то, на что он надеялся. Плохо… очень плохо, поскольку он уже невольно предвкушал, как закрутит легкий роман с этой симпатичной хозяйкой гостиницы.
— Я… м-м-м… — Морщинка набежала на ее гладкий лоб. — Я вижу, вы забронировали себе номер, используя кредитку, но тут у меня на карточке неполные сведения, а без этого… Видимо, Рори забыла… Простите, а кредитка сейчас с вами? Могу я ее посмотреть?
— Конечно.
Он и без того мог сказать, что это за «неполные сведения» и что именно не значится в ее карточке — его фамилия. Забывчивость тут ни при чем — попросив зарезервировать для него номер, он намеренно уболтал свою собеседницу до такой степени, что у нее просто вылетело из головы спросить его фамилию. Поколебавшись немного, Скотт сунул руку в карман за бумажником, с трудом подавив вспыхнувшее острое желание расплатиться наличными, сохранив тем самым свое инкогнито. С какой мучительной тоской он вспоминал те дни, когда только сменил имя и для всего мира стал просто Скоттом. И все! Мистером Никто! Как ему не хватало этого сейчас!
Помрачнев, он положил кредитку на регистрационную стойку и отвернулся. Впрочем, он и без того знал, что почувствует в тот момент, когда Эллисон прочтет его фамилию.
— Скотт Лоренс? — Ее взгляд метнулся вверх, и в ту же минуту по ее лицу разлилось благоговение. — Боже… Неужели Скотт Лоренс?! Тот самый?!
Он коротко кивнул — ненадолго же ее хватило, криво усмехнулся он, почувствовав острый укол разочарования. Вся ее чопорность, суховатая сдержанность и равнодушие вмиг растаяли, словно снег на солнце.
— О Господи… — Сияющая улыбка осветила лицо Эллисон.
Проклятие, мысленно чертыхнулся Скотт, улыбка сделала ее совсем неотразимой. Почему, спрашивается, она не улыбалась ему так раньше, до того, как узнала его фамилию?!
— Я просто обожаю ваши книги! — восторженно объявила она. — Вообще обожаю все эти триллеры — причем чем страшнее, тем лучше, мне нравится, когда читаешь и кровь стынет в жилах, — но ваши романы самые мои любимые! Вам, наверно, сто раз такое уже говорили, но… если бы вы только знали, сколько раз вам удавалось заставить меня читать до утра, грызя от нетерпения ногти и гадая, что будет дальше! — Она наклонилась к нему, лицо ее лучилось восторгом. — А знаете, что в ваших книгах мне нравится больше всего? То, как вы умудряетесь взять самого обычного человека, заставить его пережить кучу невероятных опасностей и приключений, и при этом умудриться сделать так, чтобы он вышел победителем, хотя, по-моему, это совершенно невероятно! Просто какая-то фантастика, честное слово! По-моему, вы гений!
— Благодарю вас. — Скотт невольно нахмурился, слегка удивленный и даже сбитый с толку тем, что женщина, от которой даже на расстоянии веяло невинностью, способна не только читать, но даже находить удовольствие в его довольно-таки мрачных и, как он сам считал, изобилующих слишком уж реалистичными подробностями триллерах.
— О Боже! — Все еще улыбаясь и качая головой, она ввела его фамилию в компьютер. — Потрясающе… просто не верится, честное слово! Вы ведь, можно сказать, национальная знаменитость! Звезда первой величины! Просто дождаться не могу, расскажу об этом Эйдриану — это мой брат, он такой же горячий поклонник вашего таланта, как и я сама. Господи, да он с ума сойдет от зависти, что я познакомилась с вами раньше его!
Тяжкий вздох вырвался из груди Скотта, когда он, воспользовавшись кратким перерывом в этом бурном потоке славословий, ловко забрал у Эллисон свою кредитную карточку. Именно этого он и боялся. Почувствовав приближение неизбежного, он даже слегка зажмурился, с неудовольствием предвкушая, как очень скоро на него обрушится знакомый шквал вопросов — непонятно почему, но большинство людей, встретив писателя, тут же начинают приставать к нему с вопросами.
— Итак… — Ее взгляд, с трудом оторвавшись от его лица, переместился на экран компьютера. — Значит, собираетесь пожить тут, у нас, а заодно написать еще один роман? Не так ли?
— Нет-нет, о книге не может быть и речи. Так… какие-то неясные наметки. Собирался поработать над одной идеей… — «Причем давнишней», — мрачно добавил Скотт про себя, поклявшись, что будет до конца дней благодарен своей капризной музе, если ему удастся написать хотя бы пару строк.
Эллисон заговорщически понизила голос:
— Знаете, признаюсь вам откровенно, мне всегда страшно хотелось узнать, где вы, писатели, берете идеи своих книг!
Скотт едва не рассмеялся — нет-нет, вовсе не потому, что заранее знал, о чем она спросит. Штука заключалась в том, что в данный момент он и сам дорого дал бы за то, чтобы узнать ответ. Но вместо того чтобы рассердиться, Скотт одарил Эллисон одним из своих самых убийственно чарующих взглядов:
— Не догадываетесь? Ладно, так и быть, признаюсь вам как на духу — лично я в таких случаях всегда заказываю парочку в интернет-магазине «Сюжеты.ком».
Эллисон прыснула и смущенно прикрыла ладошкой рот.
— Простите, — с раскаянием сказала она. — Конечно, на редкость глупый вопрос. Мне следовало бы догадаться…
— Да нет, вовсе не такой уж глупый. Просто довольно избитый, знаете ли… — Скотт криво усмехнулся.
Эллисон поспешно вытащила из принтера распечатанный листок и положила перед ним на стойку:
— Вот тут распишитесь, пожалуйста. Теперь все.
Их взгляды на мгновение встретились, и в глазах Скотта вспыхнул огонек, от которого по спине у Эллисон поползли мурашки. На какое-то мгновение она даже испугалась, уж не заигрывает ли он с ней. Нет, невозможно — хотя бы потому, что ни одному мужчине в мире никогда не приходило в голову это делать. Мужчины никогда не заигрывали с ней. А вот с ее сестрой Авророй постоянно — просто Рори почему-то никогда не замечала этого.
Господи, какая идиотка, тут же с досадой подумала Эллисон. С какой стати такой человек, как Скотт Лоренс, известнейший писатель, мировая знаменитость, будет заигрывать с ней? Да он и не взглянет на нее! Кто она в его глазах? Пустое место! Он просто добрый, вот и улыбнулся ей. Мысль эта, как ни странно, даже принесла Эллисон некоторое облегчение. И потом… это же просто чудо, что она может вот так просто смотреть на него и видеть, какой он в жизни! И снова мурашки разбежались по всему ее телу. Почему-то ни в одном из его романов на обложке не было фотографии автора, а в куцых предисловиях, как на грех, не было почти ничего о нем самом.
Пока он своим размашистым почерком заполнял анкету, Элли, воспользовавшись тем, что он забыл о ней, с интересом рассматривала его коротко подстриженные темные волосы и аккуратную бородку. Скотт Лоренс оказался гораздо моложе, чем она ожидала. Он выглядел лет на тридцать. Мускулистый, поджарый, черная рубашка с короткими рукавами и желто-коричневые слаксы подчеркивали его широкие плечи и узкие бедра, а…
Лоренс вдруг резко выпрямился, и его янтарно-карие, цвета теплого коньяка глаза остановились на лице Эллисон, застав ее врасплох. Брови его изогнулись, а сардоническая усмешка ясно показывала, что он успел перехватить ее взгляд. Элли вспыхнула.
Чувствуя, как горят щеки, она выхватила из рук Скотта заполненный бланк и смущенно сунула в какую-то папку.
— Вот и хорошо. А сейчас… м-м-м… я покажу вам вашу комнату. — Сняв с крючка ключ от номера, она поспешно обошла стойку и протянула ему ключ. — Мы с Эйдрианом — это мой брат — живем в служебном помещении. Вон там, внизу. В цокольном этаже. То есть, я хотела сказать, там, в цокольном этаже, наша квартира. Короче говоря… м-м-м… если вам вдруг что-нибудь понадобится, там обязательно кто-то есть. — Господи ты Боже мой, неужели она заикается? — На ночь мы запираем входную дверь. Так что для того, чтобы попасть в дом после полуночи, вам понадобится золотой ключик. А серебряный — вот он — это ключ от вашей комнаты.
— Я понял. — На лице Скотта появилась уже знакомая кривая усмешка.
Господи, в полном отчаянии подумала Эллисон, это какое-то безумие! Когда Скотт так улыбается, он совершенно неотразим — в точности как какая-нибудь голливудская звезда.
— Вы сотворили с этой гостиницей настоящее чудо, — сказал Скотт, когда они стали подниматься по лестнице. — Честно говоря, никогда бы не подумал, что она может выглядеть так.
Опешив от неожиданности, Эллисон споткнулась и даже замерла, не в силах двинуться с места на лестничной площадке. Витражные стекла бросали на их лица разноцветные блики.
— Так вы бывали здесь раньше?
Скотт пожал плечами.
— Моя семья часто приезжала отдохнуть в Галвестон, когда я был еще мальчиком.
— Правда? — удивленно ахнула Эллисон.
— Представьте себе. Конечно, это было задолго до того, как ваша семья приобрела этот дом. Мы с сестрой частенько забирались в этот дом в надежде увидеть привидение.
— Послушайте, — воскликнула Эллисон, — так «Остров привидений» ваш первый роман… Так это вы о нашем доме писали?!
— В общем да, — пожал плечами Скотт. — Ну а как насчет вас самой? — неожиданно спросил он, разглядывая Эллисон с высоты своего роста. — Признавайтесь — неужели вы девочкой никогда не пробирались сюда ночью, чтобы посмотреть, не покажется ли наконец призрачная Маргарита?
— Нет, никогда. Ни я, ни Эйдриан, ни даже Рори. — Близость Скотта смущала ее, и чтобы избавиться от этого ощущения, она снова двинулась вверх по лестнице. — Вам, наверное, это может показаться странным, но дело в том, что эта самая Маргарита — одна из наших пра-прапрапрабабушек, и, конечно же, нам тоже хотелось увидеть ее собственными глазами… Но в детстве попасть в этот дом мы даже и не мечтали.
— Что вы хотите сказать? — не понял Скотт.
— Видите ли, все дело в том, что дом не перешел к нам по наследству, как этого следовало бы ожидать. И не видать бы нам его как своих ушей… просто его заложили, а потом не смогли выкупить. Вот так и случилось, что около года назад банк выставил его на аукцион. Муж этой самой Маргариты, Генри Лерош, оставил остров и все, чем он тогда владел, племяннику, обойдя в завещании собственную дочь. Ее звали Николь.
— Все верно — только Николь Бушар не была дочерью Генри Лероша, иначе с чего бы ей вдруг вздумалось взять девичью фамилию своей матери?
Удивление Элли было настолько велико, что она, споткнувшись, застыла на верхней ступеньке. Конечно, она не могла не знать, о чем шепчутся соседи у них за спиной, но до сих пор ни одна живая душа не осмелилась бросить это им в лицо.
— Вижу, вы действительно часто бывали в Галвестоне, раз в курсе здешних сплетен, — холодно обронила она.
— Ну, мы, писатели, странный народ, — ничуть не смутившись, хмыкнул Скотт. — Кстати, можете считать это своего рода ответом на свой вопрос, откуда мы черпаем темы для наших романов.
— Вот как? Что ж, боюсь, тут вам особенно нечем будет поживиться. Все эти сплетни — не более чем досужие разговоры, марающие честь Маргариты. Кстати в них нет ни слова правды. Все это выдумка Лерошей — нужно же было хоть как-то оправдать несправедливость Генри, оставившего бедную Николь без гроша.
— Ну, как говорится, дыма без огня не бывает. Так что утверждать, что все это ложь, я бы не стал. Тем более что Маргарита пыталась бежать из дома со своим любовником-пиратом. И случилось это в ту ночь, когда они с мужем подрались на ступеньках вот этой самой лестницы, где мы с вами сейчас стоим. А потом бедняжка скатилась вниз и сломала себе шею. — Скотт небрежным кивком головы указал на крутой изгиб лестницы.
Элли расправила плечи и надменно вскинула подбородок.
— Во-первых, Маргарита не упала. Генри попросту столкнул ее. А во-вторых, ее возлюбленный, капитан Джек Кингсли, был одним из тех, кто прорвал блокаду конфедератов, а вовсе не каким-то там вульгарным пиратом или шпионом янки, как потом утверждал Генри!
— Однако при всем том Джек был любовником Маргариты!
— Но это отнюдь не доказывает незаконное происхождение Николь Бушар! Учитывая, что она появилась на свет за несколько лет до того, как Маргарита вообще познакомилась с Кингсли!
Скотт с трудом спрятал улыбку. Как забавно — похоже, эта Эллисон Синклер до такой степени добропорядочна, что сама мысль о супружеской измене вгоняет ее в краску! Хотя что-то подсказывало ему, что под этой накрахмаленной оболочкой скрывается на редкость пылкая натура.
Молча повернувшись, Эллисон проследовала в гостиную.
— Кстати, а вам когда-нибудь случалось видеть призрак Маргариты? — с любопытством спросил он, когда они остановились перед дверью предназначенной ему комнаты.
Эллисон покачала головой.
— Маргарита никогда не показывается людям на глаза — она явно предпочитает другие способы дать знать о своем присутствии в доме.
— Это как же? — Скотт поднял брови.
Эллисон вставила ключ в замок и посмотрела на него через плечо.
— Странно, что вы еще не в курсе, — ехидно бросила она. — Раз уж вам известна вся подноготная жителей нашего острова. Маргарита считается добрым привидением, а ее появление — чем-то вроде счастливого знака.
— Это мне известно. Честно говоря, я просто надеялся, что вы сможете представить хоть какие-нибудь свидетельства в пользу того, что заклятие, распространявшееся на нее, до сих пор сохранило свою силу. Ну пусть не на всех, ладно, но хотя бы как-то влияет на тех, кто живет в этом доме.
Досада в глазах Эллисон исчезла, сменившись растерянностью.
— Так вот, выходит, почему вы приехали? Рассчитывали, что призрак Маргариты смилостивится и пошлет вам чуточку удачи? Ведь встреча с ней — добрый знак, да?
— Что ж… очень может быть. — Скотт снова невозмутимо пожал плечами, давая понять, что вся эта чепуха не слишком его занимает.
— Странно… вот уж никогда бы не подумала, что вам — с вашим-то талантом! — вдруг вздумается искать вдохновения при помощи магии и привидений!
Скотт сделал вид, что разглядывает ногти, в надежде, что Эллисон не заметит тоскливой безнадежности в его глазах.
— Видите ли, писатели не только любопытны — штука в том, что почти все они ко всему прочему еще суеверны, как дети.
— Знаете, если честно, мне всегда казалось, что для того, чтобы ощутить на себе благотворную силу всяких там заговоров и заклятий, нужно в первую очередь самому в них верить. А вся эта вера в сверхъестественное…
— Зато если уж такая штука сработает, то на совесть! — ухмыльнулся Скотт.
— Это верно. — Позвенев ключами, Эллисон отперла дверь и, подойдя к тумбочке возле кровати, включила стоявшую на ней настольную лампу.
Скотт окинул комнату взглядом. Ему понравились и бумажные обои с причудливым рисунком, и тяжелая, на массивных ножках, кровать, и другая мебель, выдержанная в том же стиле. «Да, — подумал он, — кто бы ни был дизайнер, занимавшийся отделкой внутреннего интерьера гостиницы, дело свое он знал, тут уж не поспоришь».
Эллисон отдернула портьеры из тяжелой материи и открыла окно во всю стену, из которого открывался потрясающий вид на залив. Солнечные лучи, потоком хлынув в комнату, золотистыми лужицами растеклись по ковру.
Скотт заметил дверь на балкон второго этажа и вспомнил, что на третьем этаже был еще один балкон, гораздо больше этого, и выйти туда можно было через дверь бального зала — если ему не изменяет память, она была как раз над его нынешним номером. Именно с этого балкона когда-то Генри и палил из пушки по кораблю Джека Кингсли, мучаясь от ревности и желая во что бы то ни стало прикончить любовника жены. Ходили слухи, что остатки разбитого в щепки корабля с его призрачным капитаном до сих пор еще можно видеть в самом дальнем уголке бухты, а два влюбленных призрака и сейчас еще нетерпеливо ищут возможность соединиться вновь, теперь уже навсегда.
— Вероятно, вы предпочтете запирать эту дверь, поскольку вам придется делить этот балкон с «Перл».
— Еще один призрак? — поднял он брови.
— Нет, ну что вы! — Эллисон весело рассмеялась. — «Перл» — это… короче, так мы называем старую комнату в башне, где некогда обитала Маргарита. Ведь если вы помните, саму Маргариту когда-то прозвали «Жемчужиной
type="note" l:href="#FbAutId_1">[1]
Нового Орлеана» — это случилось, когда она еще пела в опере. Удивлены? Ну назвали ведь вашу нынешнюю комнату «Барон». Просто «Морской барон» — это самое приличное из всего, что мы смогли придумать, чтобы как-то назвать Генри.
— Что ж, логично, — кивнул Скотт.
Эллисон сложила руки на груди. Если бы не предательский румянец, до сих пор пробивающийся на ее щеках, можно было бы подумать, что она вновь обрела прежнюю невозмутимость.
— Может, у вас есть какие-то вопросы?
— Только один. — Отступив немного, Скотт заглянул под стол. — Скажите, а модем тут где-нибудь есть? Что-то я не вижу розетки…
— О, простите, в номерах у нас нет телефонов. Видите ли, в наше время почти у всех есть мобильные телефоны, вот мы и решили, что это не обязательно. Правда, внизу, в музыкальном салоне, стоит компьютер, и все наши постояльцы пользуются им, когда им нужно получить письмо по электронной почте.
Некоторое время Скотт задумчиво разглядывал Эллисон.
— Стало быть, в номерах телефонов нет?
— Боюсь, что так. — В глазах ее вспыхнуло беспокойство. — Для вас это неудобно?
— Вообще-то, если честно… — Он погладил бороду, стараясь скрыть довольную улыбку. — Это самая лучшая новость за последние несколько недель.
— О-о-о… — От этого замечания Эллисон, казалось, смутилась еще больше. — Э-э-э… что ж, если так, не буду вам мешать. Устраивайтесь, а я пойду. — Скотт молча кивнул, и она, потоптавшись, повернулась к двери. — Если вам вдруг что-нибудь понадобится, прошу вас, дайте мне знать.
— Непременно так и сделаю.
С трудом дождавшись, когда за Эллисон захлопнется дверь, Скотт обвел глазами комнату.
— Слышала, Маргарита? — подмигнул он. — «Если вам вдруг что-нибудь понадобится…» Ну не знаю, как там дальше, а сейчас, похоже, у меня появилась чертовски хорошая идея насчет моей новой книги.
Усевшись за стол, Скотт включил компьютер и задумчиво уставился на мерцающий пустой экран. Точно такая же пустота царила у него в голове. Выждав несколько минут, он убедился в тщетности своих усилий, и взгляд его незаметно для него самого устремился к двери.
— Черт! Ладно, раз уж вы были так добры, что сами велели без стеснения обращаться к вам, если мне что-нибудь понадобится, тогда как насчет того, чтобы попросить свою прапрапраправнучку не валять дурака и не корчить из себя «настоящую леди»?




Следующая страница

Ваши комментарии
к роману Даже не мечтай - Ортолон Джулия



Интересно
Даже не мечтай - Ортолон ДжулияЕлена
3.01.2014, 18.35





Интересненько. Правда, кажется сомнительным, факт, что героиня 10 лет, можно сказать, 'фригидничала', а тут вдруг ожила. Авторы романов постоянно пишут о каких-то невероятных сроках воздержания. Это уже смахивает на психическое отклонение как у авторов, так и у их героев. Твердые 8 б.
Даже не мечтай - Ортолон ДжулияРрррр
27.09.2014, 17.29





Неплохо, но пресно и скучно.6
Даже не мечтай - Ортолон Джулияаннура
4.11.2015, 17.14








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100