Читать онлайн Искусство обольщения, автора - О`Нил Кэтрин, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Искусство обольщения - О`Нил Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.11 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Искусство обольщения - О`Нил Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Искусство обольщения - О`Нил Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

О`Нил Кэтрин

Искусство обольщения

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11

На следующий день после посещения Оперы Ричард провожал Мэйсон в Овер. Поезд ждал отправления с минуты на минуту. Ричард явно нервничал. Когда, как ему казалось, Мэйсон не смотрела в его сторону, он тревожно оглядывался. Но Мэйсон наблюдала за ним с пристальностью ястреба, высматривающего добычу. Вчерашняя встреча в театре подействовала на нее как ушат ледяной воды.
Фактически именно Ричард предложил Мэйсон вернуться в Овер. Конечно, он очень старался, чтобы его предложение прозвучало так, словно он не особенно настаивает на ее отъезде. Но Мэйсон не поддалась на уловку. Она гадала, что же такое он скрывает и почему так не хочет, чтобы она встречалась с очаровательной герцогиней?
– Тебе что-то очень уж не терпится отправить меня подальше из Парижа. Но тебе не стоило так волноваться, и провожать мой поезд совсем не обязательно.
– Ты же сама говорила, что любишь бывать за городом. Если ты помнишь, я, можно сказать, насильно утащил тебя из Овера на встречу с Хэнком. Ты пошла мне навстречу, и за это тебе спасибо, но теперь можно и вернуться туда, где тебе так хорошо дышится.
– Ты такой внимательный.
– К тому же в городе у меня много дел, которые отнимают все свободное время. Сегодня начнется строительство павильона, и я должен постоянно отслеживать ситуацию, чтобы все прошло гладко. Через несколько дней я встречаюсь с журналистом, который приедет сюда из Берлина, и надеюсь убедить его сделать то, что Катбер сделал для нас в Лондоне.
– Эта лондонская статья привлекла к нам весьма интересных персонажей.
Ричард вопросительно приподнял бровь, спрашивая себя, не сарказм ли услышал он в ее замечании? Но он решил не развивать тему.
– Еще одно: как только ты получишь известие о том, что картины отправлены из Америки, дай мне знать, чтобы я мог их получить.
Может, ей показалось, что в голосе его прозвучал вызов?
– У тебя и так много забот. Получение оставшихся картин я возьму на себя.
– Мне всего лишь хотелось помочь.
– Столько любезностей за одно утро. Не пересластить бы.
Ричард окинул Мэйсон быстрым взглядом, но в ответ лишь пожал плечами:
– Как тебе будет угодно. Но картины нужны нам не позднее середины июня. Необходимо внести их в каталог, заказать рамы, правильно развесить. И это требует времени.
– Не переживай. Картины будут в срок.
– Поезд отправляется! – прокричал проводник.
– Ну что же, тебе пора в путь. Приятного путешествия.
И снова Мэйсон заметила это странное выражение в его глазах. Ричард наклонился и быстро чмокнул ее в щеку, затем помог ей подняться на приступку и передал носильщику ее саквояж.
Поезд медленно тронулся. Удовлетворенный, Ричард пошел к выходу. Мэйсон высунула голову из окна, проследив за Ричардом, пока он не скрылся из виду, затем, выхватив саквояж из рук обескураженного носильщика, соскочила с движущегося поезда.
Поезд в облаке пара проследовал дальше, а Мэйсон, порывшись в сумочке, достала визитку, которую ей доставили сегодня рано утром. Мэйсон еще раз взглянула на буквы с золотым тиснением: ГЕРЦОГИНЯ УИМСЛИ.
Мэйсон испытывала легкое чувство вины из-за того, что обманула Ричарда. Но она была в него влюблена и имела право знать, какую именно роль та, другая женщина играла в его жизни.
Взглянув на вокзальные часы, Мэйсон обнаружила, что у нее есть всего двадцать минут, чтобы вернуться в отель. Покинув вокзал через боковой выход, Мэйсон наняла кеб и велела отвезти ее на улицу Писцов.
На все про все у нее оставалось всего несколько минут, но Лизетта была почти готова. Лизетта надела рыжий парик, строгое платье и очки. Увидев подругу в таком виде, Мэйсон расхохоталась:
– Мне нравится твой парик. Где ты его раздобыла?
– В цирке, конечно. Его носит Мими, пожиратель огня. В нескольких местах он попорчен огнем, но, надеюсь, это не слишком заметно.
– Ты знаешь, что будешь говорить?
– Думаю, да.
– Впрочем, все это не так уж важно. Главное, чтобы ты присутствовала при нашем разговоре. Мне очень важно, какое ты составишь мнение об этой женщине.
В дверь постучали. Мэйсон торопливо расправила юбки, сделала глубокий вдох и пошла открывать. Но вместо ожидаемых гостей она увидела человека в ливрее. Он стоял в коридоре, теребя шляпу.
– Я вас слушаю, – сказала Мэйсон.
– Меня зовут Персиваль, мисс Колдуэлл. Я имею честь представлять ее светлость герцогиню Уимсли. Как я понимаю, вы ее ждете?
– Да, жду.
Персиваль развернулся и пошел к лифту.
– Ваша светлость, вас ожидают, – сообщил он. Мэйсон взглянула на Лизетту, та закатила глаза.
Из лифта вышла герцогиня, вся в мехах и страусовых перьях. Она неторопливо прошла к двери, и шла она так, словно не ступала по твердому полу, а парила в воздухе. Выглядела она еще более ошеломляюще, чем накануне в Опере.
– Боже мой! – не удержавшись, прошептала Лизетта.
Герцогиня протянула Мэйсон изящную, затянутую в перчатку руку и сказала:
– Мисс Колдуэлл, как это любезно с вашей стороны позволить мне злоупотребить вашим обществом после столь краткого знакомства. Надеюсь, что вы простите мое вторжение после того, как узнаете о цели моего визита?
Мэйсон пожала руку. Тонкая кожа перчатки была такой соблазнительно нежной, что ей захотелось ее погладить.
– Прошу вас, заходите, миссис… герцогиня…
– Перестаньте, вы же обещали называть меня Эмма. И я буду звать вас Эми, если позволите. Я надеюсь, мы станем близкими подругами. – Герцогиня вошла в комнату и тут заметила Лизетту в нелепом парике и в платье тюремной надсмотрщицы. – О, но, может, я пришла не вовремя? Кажется, я вам помешала.
– Позвольте представить мадемуазель Лафарж, – сказала Мэйсон. – Она личный секретарь месье Берта, который, как вам, вне сомнений, известно, является одним из самых богатых плантаторов французской колонии на острове Реюньон в Индийском океане. Похоже, месье Берт намерен купить картины моей сестры для украшения своего нового дома.
Эмма смотрела на Лизетту с веселым любопытством.
– Месье Берт… Тот самый Эмиль Берт? Лизетта ответила с непринужденной улыбкой:
– Я никогда не слышала об Эмиле Берте. Моего работодателя зовут Генри.
– Ах, Генри Берт. Боюсь, я не знаю этого господина.
– Он не слишком часто выезжает в Европу.
– Неудивительно. Слышала, что климат на Реюньоне просто замечательный. Но должно быть, вы пользуетесь его безраздельным доверием, раз он отправил вас со столь ответственной миссией в такое дальнее путешествие.
– Месье Берт действительно мне доверяет.
– Конечно. – Эмма подошла к Лизетте и окинула ее доброжелательным взглядом. – И возможно, он считает, что вы, как никто другой, подходите для этой миссии, ибо без очков вы как две капли воды похожи на модель, столь блистательно отображенную на картинах Мэйсон Колдуэлл. Как же ее звали? Месье Фальконе был настолько любезен, что сообщил мне… О да! Вспомнила. Ее зовут Лизетта Ладо.
Назвался груздем – полезай в кузов.
Мэйсон попробовала сменить тему, но гостья подошла к Лизетте поближе и двумя пальчиками приподняла с плеча девушки длинную белокурую прядь.
– Ну конечно! Знаменитая гимнастка цирка Фернандо – блондинка, а не рыженькая.
Понимая, что игра закончена, Лизетта сняла парик и швырнула его на трюмо.
– Герцогиня слишком проницательная, – с досадой бросила она в сторону Мэйсон.
– Не расстраивайтесь, моя дорогая, – успокоила ее Эмма. – Я только что смотрела картины. Нужно быть слепой, чтобы не заметить такое хорошенькое личико под очками и париком.
Мэйсон чувствовала себя крайне глупо.
– Простите, – сказала она. – Мы просто пошутили. Эмма махнула рукой:
– Я все прекрасно понимаю. Вы хотели получить за картины вашей сестры самую высокую цену, вот и придумали покупателя, чтобы можно было поторговаться, верно? Это очень умный ход. Умный, но совершенно излишний, уверяю вас. Я всегда плачу хорошие деньги за то, чем хочу обладать, и сегодня пришла к вам с лучшим предложением из всех тех, что вы можете получить.
– Вы не присядете? – сказала Мэйсон. – Мы могли бы заказать сюда чаю или чего-нибудь еще.
Эмма села. Спину она держала на удивление прямо.
– Не стоит затруднять себя. Я полагаю, вам не терпится выслушать мое предложение. Как вы, возможно, знаете, мой муж герцог Уимсли один из самых богатых коллекционеров в Англии. Я прочла о картинах вашей сестры в «Таймс» и решила, что должна немедленно приехать в Париж, чтобы посмотреть на них своими глазами. Под руководством мужа я выработала чутье на подобные вещи, и я должна признаться, что, увидев сегодня утром картины Мэйсон Колдуэлл, убедилась – чутье меня не подвело. Работы просто великолепны, и мы обязательно должны иметь их в коллекции Уимсли.
– Должны? – переспросила Мэйсон. Эмма сделала вид, что ничего не услышала.
– Я готова перекупить любое предложение. – Она посмотрела на Лизетту и поправила себя: – Любое легитимное предложение – и заплатить на двадцать пять процентов больше.
– Вы очень щедры. Однако, будучи попечительницей наследия моей сестры, я должна принимать во внимание не только финансовую сторону.
– О, но я предлагаю нечто гораздо большее, чем просто деньги. Картины Мэйсон увидят много, много людей – весь тот бомонд, что бывает у нас в доме. О вашей коллекции много говорят в Европе. Спросите – вам любой скажет. Лучшие люди будут приходить к нам лишь для того, чтобы посмотреть работы Мэйсон. То, что мы с мужем в мире искусства люди влиятельные, широко известно и подтверждено документально, уверяю вас. Мы позаботимся о том, чтобы о вашей покойной сестре говорили как о величайшей художнице современности.
– Я в этом не сомневаюсь.
– Но вы не спешите принять мое предложение, даже если оно лучшее из того, что вы можете получить?
– Я внимательно рассмотрю его, но я уверена, что вы понимаете, какая на мне лежит ответственность.
Эмма пристально посмотрела на Мэйсон.
– Возможно, ваши колебания имеют какое-то отношение к нашему общему другу мистеру Гаррету?
– Ричард очень помог мне.
– О, в этом я не сомневаюсь.
– Не знаю, что бы я без него делала. Он давал мне весьма ценные советы и был моим штурманом в опасных водах общения с журналистами, критиками, торговцами и… меценатами, – с нажимом на последнем слове сообщила Мэйсон.
В глазах герцогини промелькнуло презрение.
– Естественно, моя дорогая. У него есть скрытые мотивы.
– Какие именно?
– Как он посоветовал вам поступить с картинами?
– Он предложил несколько вариантов.
– Перестаньте, Эми. Он не захотел бы, чтобы картины оказались в руках спекулянтов или коллекционеров. Ему претит сама мысль о том, что произведения искусства не станут достоянием широких масс. Так что он, должно быть, предложил вам не продавать картины коллекционерам.
Эта дама начала действовать Мэйсон на нервы, кроме того, она испытывала ревность к особе, которая, как оказалось, весьма неплохо знала Ричарда.
– На самом деле он имеет в виду иного покупателя.
– Да? И кто бы это мог быть?
– Не знаю, могу ли я говорить вам об этом. Скажу лишь, что этому человеку он безраздельно доверяет.
Эмма постучала пальцами одной руки по пальцам другой. Но буквально через мгновение опустила руки и замерла.
– Нет, не может быть… Хэнк? – Мэйсон вздрогнула, и Эмма поняла, что попала в точку. – Хэнк Томпсон?
Эмма запрокинула голову и рассмеялась. Этот залихватский жест настолько выбивался из ее манеры держаться, что Мэйсон и Лизетта в недоумении переглянулись.
– Зачем, черт побери, старому бандиту сдались картины импрессионистов?
Мэйсон вспыхнула:
– Если хотите знать, он мечтает создать музей, целиком посвященный импрессионизму.
– Хэнк? – Эмма снова рассмеялась. – Моя дорогая Эми, я понятия не имею, что они вам наобещали, но вы должны знать, что все то, что говорят эти двое, не следует принимать как истину в последней инстанции. Много лет они работают вместе и провернули немало головокружительных комбинаций. Во что бы сейчас они ни пытались вас втянуть, знайте, что от них вы не получите и десятой доли тех денег, что могу предложить вам я. Не говоря уже о репутации вашей сестры.
У Мэйсон заболела голова.
– Ваши слова ласкают ухо, но Ричард меня предупреждал относительно вас.
– Предупреждал? Относительно меня? – Эмма вдруг резко побледнела.
Мэйсон испытала столь глубокое удовлетворение, что решила пойти еще дальше:
– На самом деле он велел мне избегать вас любой ценой. Он даже сообщил, что вам нельзя доверять.
В глазах герцогини вспыхнуло что-то хищное.
– Он сказал это? Он сказал, что мне нельзя доверять? И это говорит тот, кто в жизни не сказал ни слова правды?
Мэйсон была шокирована.
– О чем вы говорите?
– Ложь – его профессия. Вся его жизнь – сплошное наслоение одного обмана на другой, и все затем, чтобы скрыть правду о том, что он детектив. Профессиональный сыщик.
– Сыщик?
– Ну конечно. А вы не знали? И все эти разъезды по миру под видом ценителя искусства, вся эта жизнь преуспевающего сердцееда – все это его легенда, прикрытие. В мире искусства у него есть определенная репутация, но и ее он использует для того, чтобы выслеживать воров, мошенников, фальсификаторов…
– Мошенников? – эхом откликнулась Лизетта. Мэйсон стало трудно дышать.
Эмма устало откинулась на спинку кресла. Вид у нее был такой, словно она запоздало осознала, что в своем праведном гневе зашла слишком далеко.
– О, я знаю, что ему нравится держать руку на пульсе событий. И я не хочу раскрывать тайны его прошлого. Но наш случай – особый. Вы должны знать правду, чтобы понимать, с чем и с кем вы в действительности имеете дело.
Мэйсон лишилась дара речи и лишь во все глаза смотрела на гостью.
Эмма выдавала Мэйсон информацию маленькими порциями и говорила медленно и раздельно, словно общалась с ребенком:
– Ричард работает на сыскное агентство Пинкертона. Хэнк, вероятно, нанял его для того, чтобы тот помог ему в приобретении картин. Я думаю, что это блестящий ход. И вы, если дадите себе труд над этим поразмыслить, тоже со мной согласитесь. Кто лучше подойдет для этой цели, чем светский лев, способный без усилий вскружить голову женщине, впервые приехавшей в Европу из Америки, и благополучно передать ее прямо в руки Хэнку?
Герцогиня вновь перевела разговор на свое предложение, которое она излагала сейчас более детально, называя головокружительные суммы со многими нулями, делая упор на то, что никто не сможет предложить большие деньги. Пока герцогиня говорила, Лизетта перебралась к Мэйсон, села с ней рядом и взяла ее за руку.
Но усилия Эммы были напрасными. Мэйсон не слышала ни слова из убедительной речи гостьи. Ей было довольно того, что она узнала о Ричарде. О том, что Ричард Гаррет – профессиональный сыщик, специализирующийся на выслеживании мошенников от искусства.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Искусство обольщения - О`Нил Кэтрин


Комментарии к роману "Искусство обольщения - О`Нил Кэтрин" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100