Читать онлайн Искусство обольщения, автора - О`Нил Кэтрин, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Искусство обольщения - О`Нил Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.11 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Искусство обольщения - О`Нил Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Искусство обольщения - О`Нил Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

О`Нил Кэтрин

Искусство обольщения

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

Они уехали из Овера на день раньше, чем было задумано. Мэйсон попыталась с головой погрузиться в работу, но ничего не вышло. Она просто не испытывала желания писать. И она не могла заставить себя не думать о Ричарде, которого столь явно к ней тянуло и который, борясь с искушением сдаться на ее милость, буквально убежал от нее. Мэйсон воодушевляли те очевидные трудности, что он испытывал при общении с ней, и она готовилась к наступлению. Но для начала она решила воспользоваться советом Лизетты и посмотреть, что может сделать для нее волшебница мадам Тулон. В тот же день Лизетта привела ее к «своей волшебнице». Ее магазин располагался на острове Сен-Луи, меньшем из двух островов на Сене в географическом центре Парижа. Крохотную парфюмерную лавку в самом конце улицы украшала пестрая реклама представления со звучным названием шоу Буффало Билла «Дикий Запад»,
type="note" l:href="#n_4">[4]
которое планировалось к показу на Марсовом поле во время выставки. Итак, выставочная лихорадка добралась и в этот тихий анклав.
В лавке царила почти стерильная чистота. Все стены от пола до потолка были уставлены полками с бесчисленными разноцветными стеклянными колбочками, а в самом центре стояли обитая розовым бархатом оттоманка и столик в стиле рококо.
Мадам Тулон, маленькая женщина неопределенного возраста с огромными зелеными глазами, весело блеснувшими при виде Лизетты, любимой клиентки, радостно расцеловала ее в обе щеки.
– Сегодня день прошел не зря, раз ты здесь, дружок, – сказала старушка.
– У меня для вас совершенно особенное предложение. Это моя подруга Мэй… – Лизетта поспешила исправить оплошность: – Эми Колдуэлл. Она приехала из Америки и отчаянно нуждается в вашей магии.
– Но она очень даже привлекательная, – заметила мадам, окинув Мэйсон натренированным взглядом.
– И все же есть мужчина, который намеренно ее избегает.
– Нет, это никуда не годится. – Мадам засучила рукава. – Пойдемте, дитя мое.
Все трое уселись на оттоманку, и мадам еще раз внимательно оглядела Мэйсон.
Лизетта придвинула стул поближе и приготовилась получать удовольствие.
– Скажите мне, малышка, какой сейчас на вас запах?
– Никакого.
– Никакого?! – Мадам повернулась к Лизетте. – Никакого?
Лизетта, словно сама не верила в то, что такое возможно, покачала головой.
– Но это же просто кошмар! Неудивительно, что у вас проблемы. Ну что же, тогда начнем сначала. – Мадам взяла Мэйсон за руку, развернула запястьем к себе и деликатно нюхнула. – Расскажите мне о мужчине, который настолько наивен, что надеется избежать ваших чар.
– Ну, он англичанин…
– Кошмар! Дело принимает все более неприятный оборот. Ну да ладно. Что ему нравится? Чем он занимается?
– Он ценитель искусства.
– Ну что же, хотя бы это говорит в его пользу. И какое искусство он ценит?
– Я думаю, любое. Но больше всего ему нравятся импрессионисты.
– Ах! Мне начинает нравиться этот мужчина. Мы наймем как раз то, что может довести до безумия ценителя искусства.
Мадам захлопала в ладоши. В лавке появилась молоденькая помощница хозяйки. Старушка рыскала по полкам, ее юная помощница стояла у хозяйки за спиной.
– Ничего традиционного нам не подойдет. Запах должен быть нежным, едва различимым. Самое ужасное – если запах будет его подавлять. Запах должен дразнить, завлекать, обольщать. И запах должен быть именно ваш. Так что мы станем пробовать, пока не найдем тот, который, смешиваясь с вашим естественным ароматом, создаст аромат такой тонкий, такой чувственно-нежный, что сама Афродита зарыдала бы от зависти.
На следующий день, вооружившись своим секретным оружием, Мэйсон вошла в вестибюль «Лё-Гранд-Отеля» и увидела Ричарда, который уже ждал ее там. Выглядел он просто замечательно. Мэйсон заметила, что при виде ее он заморгал и глаза его зажглись явным одобрением. Выходит, труды ее были не напрасны. Он выглядел так, как мог выглядеть мужчина, который всю неделю пытался убедить себя в том, что переоценивает то воздействие, что она на него оказывает, но который, увидев ее вновь, осознал, насколько сильно ошибался. Мэйсон почувствовала радостный трепет предвкушения.
Ричард удивил Мэйсон тем, что взял обе ее руки в свои.
– У меня есть новости, – возбужденно сообщил он. – Давайте пройдем сюда. – Он подвел ее к креслам и усадил на одно из них. – Комитет согласился с тем, что один из павильонов выставки будет целиком посвящен Мэйсон Колдуэлл. Я уже нанял архитектора, и он представил проект, который, как мне кажется, понравится и вам тоже. И еще мы собрали достаточно денег, чтобы начать строительство хоть завтра. Я даже успел договориться о месте, где будет стоять наш павильон. Как раз под башней возле павильона Монако.
Он сделал это. У Мэйсон перед глазами всплыло ее заявление в выставочный комитет со штампами «ОТКАЗАТЬ» по всему полю письма. И вот свершилось! И картины ее будут не просто представлены на выставке заодно с произведениями сотни других художников – для нее будет выстроен отдельный павильон!
Мэйсон даже представить не могла, какие слова нашел Ричард для убеждения мэтров. Он был просто волшебник.
– Как вы их убедили?
– Я обнаружил, что небольшие дипломатические трюки бывают весьма полезны. И дипломатия не кусается. – Ричард полез в карман и вытащил оттуда сложенную в несколько раз газету «Лондон тайме». – Взгляните.
Мэйсон развернула газету и была поражена тем, что статья Катбера красовалась на первой странице, как раз под заметкой, извещавшей о смерти королевы Виктории.
– Читайте, не торопитесь. У нас есть время.
Мэйсон читала статью, и чем больше она читала, тем яснее понимала, что эта статья сделала для наследия Мэйсон Колдуэлл даже больше того, на что они смели надеяться. Несмотря на высказанные за ужином сомнения, Катбер фактически повторил в своей статье то, что говорил Ричард, но иным, более ярким, выразительным и убедительным языком. В этой статье Мэйсон представала как легендарная Жанна д'Арк от искусства. Многое было, разумеется, преувеличено, и версия Катбера лишь отдаленно напоминала жизненную историю настоящей Мэйсон Колдуэлл, но даже сама Мэйсон не могла не согласиться с тем, что в этой статье пафос и драма классических греческих мифов послужили благой цели, и послужили ей честно.
– Поверить не могу! Это же «Лондон таймс»! Не какая-то дешевая газетенка, падкая на сенсации. Как вы смогли убедить их такое напечатать? И Катбер… За ужином он мне не показался большим энтузиастом идеи, но в итоге он сказал все то, что вы от него хотели. Буквально слово в слово. Как вам это удалось?
Гаррет усмехнулся:
– Скажем так, я знаю, где искать те шкафы, в которых спрятаны скелеты.
Неожиданно его умение манипулировать сильными мира сего подействовало на Мэйсон весьма возбуждающе.
– Вы добыли огонь из воздуха, фигурально выражаясь. Честное слово, вы превзошли мои самые смелые ожидания. Как я могу вас отблагодарить?
– Поднимитесь ко мне в номер.
– К вам в номер? – Сердце Мэйсон радостно подпрыгнуло. Все оказалось много проще, чем ей представлялось.
– Там нас уже ждет Хэнк.
– Хэнк? – Мэйсон словно упала с небес на землю.
– Тот самый человек, о встрече с которым я вас просил. Он, как и вы, американец. Возможно, вы даже слышали о нем. Генри Томпсон. Он финансист и предприниматель. На Уолл-стрит он почти культовая фигура.
– Ах да. Встреча с нужным человеком, о которой вы меня просили.
На самом деле Мэйсон не слишком хотелось встречаться с Хэнком Томпсоном, кем бы он ни был. Ей хотелось побыть наедине с Ричардом. Но деваться было некуда.
– Давайте пойдем к нему, вы готовы? Мэйсон протянула руку и коснулась его ноги.
– Да, – с улыбкой сказала она. – Не будем заставлять его ждать.
Она словно обожгла его своей ладонью. Ричард вскочил как ужаленный, и она увидела мрачное предупреждение в его взгляде.
– Давайте не будем, – процедил он. Мэйсон ответила ему невинной улыбкой.
Они не спеша прошли к лифту. Ричард открыл перед ней дверь. Но, оглянувшись, Мэйсон увидела, что семья из пяти человек вошла в холл и направляется к лифту.
Мэйсон сделала вид, что споткнулась, и вскрикнула, словно от боли.
– О Боже!
– Что случилось? – спросил Ричард.
– Должно быть, у меня застрял каблук. Надеюсь, я не растянула лодыжку.
– Вы хотите, чтобы я взглянул?
Мэйсон нагнулась и потерла лодыжку. Быстрый взгляд назад – и она убедилась, что семейство уже рядом.
– Нет, спасибо. Все в порядке.
Ричард и Мэйсон вошли в лифт, и все пять человек набились следом за ними. Мэйсон и Ричард оказались прижатыми друг к другу. Лица их почти соприкасались.
В этом положении Ричард невольно должен был вдохнуть ее аромат. И он вдохнул. И запах на него подействовал. Он вжался спиной в заднюю стенку лифта. Но Мэйсон продолжала напирать. Теперь она уже ощущала набухание в области его причинного места. Она подняла взгляд и увидела, что Ричард закрыл глаза и лицо его свела гримаса боли.
Никогда еще Мэйсон так не ощущала силу своей женственности. Она чувствовала себя почти колдуньей.
«Огромное спасибо вам, мадам Тулон!»
Лифт остановился на втором этаже, выпустив всех пятерых. Мэйсон и Ричард остались наедине. Мэйсон чуть отступила и увидела наглядное свидетельство его возбуждения. Когда лифт вновь начал подъем, Ричард открыл глаза и увидел, что она наблюдает за ним с довольной улыбкой. Он бросил на нее злобный взгляд, который был встречен взрывом смеха.
– С вами все будет в порядке? – насмешливо спросила она.
– Я постараюсь, – процедил он язвительно.
Лифт остановился на четвертом этаже, и Ричард, выйдя из кабины, немного постоял, пытаясь справиться с неуместной реакцией организма.
– Мне говорили, что в таких случаях холодные ванны бывают весьма полезны, – заметила Мэйсон.
Ричард не оценил ее юмора.
– Ну, меня тут не в чем винить, верно?
Мэйсон едва сдерживала смех.
– Почти не в чем, – проворчал он.
Собравшись, наконец, с духом, Ричард повел ее по коридору к своему люксу. Мэйсон готова была скакать за ним вприпрыжку.
У двери Ричард остановился и, прежде чем повернуть ключ в замке, сказал:
– Я должен предупредить вас, что Хэнк – человек с характером. Но он тот, кому я безоговорочно доверяю.
В номере их ждал мужчина лет шестидесяти, довольно грузный, но при этом не лишенный грубоватой привлекательности. На нем был серый костюм с кантом вдоль линии плеч – такой костюм впору носить какому-нибудь техасскому скотному барону, да и шейный платок на нем был цвета спелого персика. Этот колоритный типаж в молодости был явно очень интересным мужчиной, и его ярко-голубые глаза на загорелом лице сохранили молодой задор, а седина на висках его только украшала. В этом человеке чувствовалась властность, и, несмотря на громадные размеры помещения, он в нем не терялся, а скорее наоборот – доминировал.
Мужчина стоял у бара и потягивал виски из хрустального стакана с толстым дном. Увидев их, он осушил стакан, поставил его на место и, оценивающе взглянув на Мэйсон, улыбнулся ей одобрительно. В глазах его мелькнул огонек. Мэйсон пришло в голову, что она еще никогда не бывала наедине с двумя такими интересными мужчинами, хотя и очень разными.
– Вы, должно быть, Эми, – сказал Хэнк и, взяв руку Мэйсон в свою, довольно энергично пожал. – Хорошенькие девушки растут у нас в Бостоне, верно? Меня зовут Томпсон. Генри Томпсон, если официально, но вы можете звать меня Хэнк. Все так меня зовут. Я против формальностей. Много лет я мотаюсь между Нью-Йорком и Чикаго, и в каждом из этих городов имею по дому, но вырос-то я в Техасе, а мы, техасцы, предпочитаем в жизни простоту. Что вам налить, Эми, девочка моя?
Мэйсон была так обескуражена, что не сразу нашлась с ответом.
– Я не откажусь от стакана воды.
– Воды? Вода для лошадей, дорогуша. Почему бы не плеснуть в воду немного виски? Для завода.
Мэйсон не знала, как ей следует реагировать.
– Мне кажется, еще рановато меня заводить. Но все равно спасибо.
У Хэнка оказался лающий смех.
– Симпатичная, да и на язык не промах. В тех местах, откуда я родом, такая комбинация считается опасной. Но я ничего не имею против острого язычка. И Бустер тоже. Верно, парнишка?
Ричард скривился.
– Здесь меня так никто не зовет. Ты нормально себя чувствуешь, Хэнк? Многовато тебе не будет? Путешествие не слишком тебя утомило?
– Ты же знаешь, сынок, я живчик. И я только разминаюсь. – Он плеснул себе еще немного виски в стакан и предложил: – Не лучше ли нам всем сесть?
Мэйсон взглянула на Ричарда и переспросила:
– Бустер?
Под скулой его заиграл желвак.
– Это Хэнк когда-то дал мне прозвище. Присаживайся.
Мэйсон села, дивясь тому, как фамильярно ведет себя Томпсон с Ричардом. Явно этих двоих связывало что-то большее.
Хэнк уселся на длинную кушетку и положил ногу на ногу. Глотнув виски, он заговорил, продолжая вертеть в руке стакан:
– Бустер – ладно, ладно, сынок. Ричард, вероятно, хотел бы, чтобы я вел себя чуть поизысканнее. Но я американец и вы американка, и я не люблю долго ходить вокруг да около.
Его невозможно синие глаза буквально впивались в Мэйсон, буравили ее.
– Это обнадеживает, – сказала Мэйсон просто для того, чтобы что-то сказать.
– У меня к вам, малышка, есть предложение. И я надеюсь, вы выслушаете меня до конца.
Мэйсон заерзала на стуле. Она сомневалась, что этот мужчина может сказать ей что-то, что она хотела бы услышать.
– Понятно.
Хэнк наблюдал за тем, как качается виски в стакане.
– Я думаю, что смело могу заявить, что мы все трое здесь присутствующих верим в то, что у импрессионистов, таких как Моне, Мане, Дега и других ребят, есть будущее. В смысле не у них, а у их картин. Не найти более надежного вложения капитала, чём в эти работы. Рано или поздно музеи и толстосумы будут их друг у друга из глотки рвать. Но, к сожалению, некоторые ребята не верят в них так, как верим мы. Здешним торговцам картинами до сих пор не удалось сбыть с рук Сислея или Писсарро. А теперь скажите вы, что вы обо всем этом думаете?
Мэйсон поняла, что вопрос адресован ей.
– Я лучше вас послушаю.
– Ладно, я скажу. Потому что, какими бы одаренными ни были эти художники, они все еще, слава Богу, живы и еще как брыкаются, и ни у одного из них нет такой биографии, какую стоило бы пересказывать друг другу, после того, как его и вправду не станет. Дело в том, что у нынешних людей не хватает воображения. Его надо подстегивать. Нужен толчок, чтобы помочь продажам. Что-то такое, что делало бы искусство большим, чем искусство, что могло бы заставить взглянуть на него с другой, более интересной и возбуждающей стороны. Нужна история. Нужна личность. Нужен герой. Или, как в нашем случае, героиня.
– И такой героиней могла бы стать Мэйсон.
– Точно. – Хэнк ткнул в нее пальцем. – Ваша сестра. Чья жизнь – настоящая драма и чьи картины так не похожи на другие и в то же время такие приятные для глаза, что публика перед ними не устоит, как не устояла перед Марком Твеном или Лилли Лэнгтри. Ваша сестра всех импрессионистов вынесла бы на своих плечах. Я, честно говоря, не разбираюсь в картинах так, как мой мальчик Бустер, но я кое-что смыслю в торговле, а продаю я идеи. И что у нас, ребята, с вами есть – это идея, которая созрела.
Мэйсон никак не могла составить мнения об этом мужчине. Он производил впечатление грубоватого и простодушного фермера, но простота была напускной – под фальшивым фасадом скрывался проницательный, умный и опасный хищник. Ясно, что он занимал в жизни Ричарда какое-то очень важное место. Бустер? Мэйсон не могла вообразить менее подходящего прозвища для Ричарда Гаррета. И эта тайна ее заинтриговала.
– Вы говорили что-то о предложении?
– Отлично. Вот это мне нравится! Прямо в точку. Теперь я вижу, что говорю с американкой. Ладно, вот суть предложения: я так уверен в будущем импрессионизма, что хочу вложить средства в музей. Имейте в виду, что французы об этом даже не помышляют, потому что со всеми своими охами и ахами они продолжают смотреть на картины импрессионистов как на детскую мазню. Этот музей был бы первым в мире музеем такого рода, и мы собираемся его построить как раз посреди Новой Англии. Скажем, в Бостоне. Вы ведь оттуда родом, верно?
После краткого колебания Мэйсон сказала «да».
– Тогда этот музей будет в вашем родном городе. И это нас вполне устраивает, потому, что в том музее будут и работы Мэйсон. На почетном месте. Мы считаем, что на нее и будут идти посетители. Во-вторых, нам выпала редкая возможность собрать все работы одного художника в одном месте. Если у нас все на самом деле получится, мы станем обладателями уникальной коллекции. Вся Мэйсон Колдуэлл под одной крышей. Ни один музей не может похвастать такой полнотой собрания. Где можно найти всего Леонардо да Винчи, всего Караваджо, Рембрандта? Их творения рассеяны по всему миру. В-третьих, мы считаем, что ее картины принадлежат ее родной стране. Старым добрым Соединенным Штатам.
«Музей… В Бостоне… Как бы это понравилось маме…» И все эти заносчивые Брахмансы, что воротили от нее свои носы. Вот бы они утерлись! И отец… Если бы только он мог дожить до этого дня…
Восприняв ее молчание как отказ, Ричард решил вмешаться:
– Хэнк говорит о том, что, хотя Мэйсон писала во Франции и на ее творчество, безусловно, оказали влияние французские художники, ее работы представляют Францию, эту ее вторую родину, как бы со стороны, как ее видит американка. Это, если можно так выразиться, американский импрессионизм. Мэри Кассатт
type="note" l:href="#n_5">[5]
делала это, и другие тоже, но не так талантливо, не так сильно, как Мэйсон. И поэтому мы считаем, что ее картины должны принадлежать ее стране, где их будут чтить, как они того заслуживают, а не распродадут поштучно богатым коллекционерам, чтобы они расползтись по всему миру так, что их потом никто и не увидит.
Хэнк со стуком опустил стакан на стол.
– Ни к чему тебе ей все это говорить, мальчик. У нее у самой есть мозги.
Ричард медленно кивнул и откинулся на спинку стула. Мэйсон озадачило то, что он во всем был послушен этому Томпсону.
Хэнк снова обратился к Мэйсон:
– А теперь я хочу вам прямо сказать, что у нас нет тех средств, коими располагают некоторые богатые европейцы, которые готовы выложить за картины Мэйсон целые вагоны денег. И, разумеется, мы готовы предложить вам приличную сумму. Но в чем действительно состоит преимущество нашего предложения, так это в том, что мы хотим сохранить коллекцию, сохранить ее целиком и в Америке, и в то же время она будет открыта всем для обозрения.
У Мэйсон все внутри перевернулось, но она постаралась ничем не выдать своих чувств. После довольно продолжительной паузы она сказала:
– Спасибо вам, мистер Томпсон. Я над этим подумаю.
Хэнк ожидал получить иной ответ, но, тем не менее, он сказал:
– Хорошо. Подумайте, юная леди.
– Ваше предложение действительно оказалось для меня неожиданным, – продолжала между тем Мэйсон, – и с ходу такие вещи решать нельзя. Как говорится, решать надо на свежую голову, а чтобы голова стала свежей, ей надо дать отдохнуть. Да, мне просто необходимо как-то отвлечься.
Хэнк посмотрел на Ричарда. Оба молчали.
– Я знаю! – подсказала Мэйсон. – Опера! Как вы думаете, вашего влияния хватило бы, чтобы раздобыть для меня ложу?
Хэнк просветлел лицом.
– Черт возьми, моя хорошая, я готов выкупить весь театр, если вы того хотите!
– Это ни к чему. Но мне действительно понадобится эскорт. У вас нет никого на примете?
– Бустер может вас отвести! Ричард подозрительно прищурился:
– Я не слишком люблю оперу.
– Да брось, парень. Сколько раз ты пытался меня туда затащить? Ты знаешь, я не любитель этого дела, но тебе в театре нравится, я-то знаю. Я раздобуду вам лучшие места в ложе, даже если для этого придется выкинуть оттуда какого-то герцога и пару графинь. Так что, молодежь, у вас сегодня будет вечер, который запомнится на всю жизнь!
Мэйсон посмотрела на Ричарда с довольной ухмылкой.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Искусство обольщения - О`Нил Кэтрин


Комментарии к роману "Искусство обольщения - О`Нил Кэтрин" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100