Читать онлайн Капризная невеста, автора - Оллби Айрис, Раздел - 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Капризная невеста - Оллби Айрис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.28 (Голосов: 47)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Капризная невеста - Оллби Айрис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Капризная невеста - Оллби Айрис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Оллби Айрис

Капризная невеста

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

5

Был час заката, и бесконечный ландшафт за окном распростерся в своей ослепительной необычности. Небеса разлились золотым океаном, и на горизонте с запада надвигалась целая армада древних языческих кораблей, рассекающих огненные волны. Невероятное зрелище, красочное и великолепное, захватывало дух. Пронзительные крики диких гусей разрывали безмолвие, слышались нежные трели сорокопутов, с шумом кружили хохлатые голуби. Ослепительный солнечный луч рассек толщу облаков, освещая им путь.
Пейдж прижалась лбом к толстому стеклу. Она стояла неподвижно, разглядывая сад, окружавший оба крыла дома. Сад полыхал тропической яркостью красок, растения благоухали густо, непривычно. Это было поразительно! Настолько захватывающе, что наполняло ее трепетом. Край великолепия и страха – и два эти лика пугали ее и смущали.
Было все еще очень жарко, горные вершины на горизонте полыхали огнем, словно раскаленные угли, но, сказала ей Дайана, не пройдет и часа, как остынут мерцающие равнины, поросшие кактусами и саксаулом, окутанные пурпурно-лиловыми тенями заката.
Пейдж вздрогнула и растерла руки, покрывшиеся вдруг гусиной кожей. Она никогда не думала, что поместья могут быть настолько огромными, и сама мысль об этом оказалась притягательной. За окном изящные баугинии цвели всеми оттенками белого и розового, а чуть дальше высился огромный песчаный дуб, великолепное дерево, почти тридцать футов в обхвате, окруженное зарослями минарики и красной малги с глянцевыми зелеными листьями. На краю лужайки бело-розовые побеги бугенвиллеи спускались с высокой белой решетки, а позади нее начиналась небольшая рощица акаций и казуарин, чьи цветки легонько покачивались от визитов жадных охотников за нектаром.
Она вздохнула, изнемогая от печали и наслаждения, той самой сладкой печали, что рождается от созерцания прекрасного. Отныне всегда, где бы она ни была, с ней останется воспоминание о Кумбале, ее красоте, звуках и ароматах, о сказочном оазисе в бесконечности бесплодных долин и песчаных холмов, поросших травой, саксаулом и хлопчатником. Их недоступные засухе побеги служили пищей бесчисленным стадам.
Подумать только! На зависть всем своим городским друзьям гостит она в одном из крупнейших скотоводческих поместий страны, созданном буквально из ничего замечательным молодым англичанином, непреклонным пионером, изведавшим жизнь первопроходцев с ее тяготами и опасностями. Пейдж не поленилась и перед поездкой почитала о невероятном подвиге Большого Джона Бенедикта, человека, который заслужил признание всей страны, создал здесь мощное производство, и чье влияние все росло, ибо Джон Бенедикт уверенно смотрел в будущее!
Было время, когда многие считали, что он сошел с ума, но именно тогда он и сделал свой выбор. Он родился, чтобы стать большим человеком – мог заняться политикой, вершить судьбы народов. Вместо этого верхом на своем гнедом он отправлялся в бесконечные поездки, навещая Большую Страну, – а ведь в то время местные племена не отличались особым дружелюбием, да и вода была редкостью. Мало кто верил, что он вернется живым, хотя те, кто его знал, не теряли надежды. Ему нужно было преодолеть в себе наваждения сожженной солнцем пустыни с ее призрачными жестокими миражами, приручить край, изначально враждебный белому человеку.
«Там нужно иметь сердце, как у слона, чтобы выжить», – сказали ему в правительстве. Это он тоже прекрасно помнил! Он вообще ничего не забывал. Ни одна отметина на земле не ускользала от его внимания. Для человека, оставлявшего след в пустыне, необходимо было точно знать, куда он направляется: сама его жизнь зависела от этого. Одна мысль сопровождала его во всех странствиях, вытесняя все остальные, – вода. Она необходима, чтобы выжить. Вода, постоянный ее приток для будущего стада. Направляясь к воде, человек должен всегда знать наверняка, далеко ли до нее идти. Любая ошибка чревата гибелью. В пустыне известны были колодцы, нанесенные на карту исследователями, – многие из них навсегда остались в раскаленных песках. Но были и другие водоемы, их знали лишь аборигены. Это были их священные места, и темнокожие не спешили поделиться ими с белыми.
Итак, Большой Джон Бенедикт выжил в этих диких краях. В одиночку. Много лет спустя он скажет: «Воевать с Большой Страной нельзя, с ней можно только попытаться ужиться», являя собой живое тому доказательство, как и его темнокожие братья за много сотен лет до этого. Они стали осторожными и хитрыми, ибо неосторожного ждала смерть, они постигали науку пустыни, ее знаки, указывающие на близость воды, – полет птиц, следы животных, расположение камней, растений.
Так он и отыскал свое Эльдорадо на самом юго-западе страны; Край Трех Рек, Край Каналов, опутанный паутиной канав и водостоков, что несли воду многие сотни миль. Здесь можно было воодушевленно мечтать об обширных скотоводческих империях, мечта эта зажгла и его! Кумбала навсегда осталась самой большой его любовью, хотя у Бенедиктов были связи и на Территории, вплоть до самого Залива. А теперь его внуку предстояло взойти на трон, принять бразды правления. Пейдж невольно содрогнулась от этой мысли – ведь ей привычнее было иметь дело с людьми не такими масштабными, более уравновешенными. Но Кумбала меняла человека! Здесь глаз видел неохватные просторы блестящей зелени, клевер в фут высотой, и бесчисленные стада. И это была Кумбала!
Пока Пейдж стояла у окна, одолеваемая мечтами и сравнениями, пылающее великолепие небес начало угасать. Она заторопилась: нужно было еще принять душ и переодеться. Пейдж прошла по устланному толстым ковром отполированному деревянному полу и тихонько приоткрыла дверь. До нее доносился негромкий гомон голосов и стук дверей. Она вернулась в комнату, на миг уловив в зеркале свое отражение. В слабом золотистом свете глаза ее казались огромными, дымчато-голубыми, но в этом не было ничего удивительного. Сказывалось удивление, возбуждение от всего, что она увидела. Ведь Кумбала была легендой. Ей повезло, что она оказалась здесь.
Поразмыслив немного, она выложила на кровать один из своих лучших нарядов. Длинное, до пола, платье из желтого дакрона с невинно-соблазнительным декольте, маленькими рукавами-буфами и широким золотистым кушаком. Платье было шикарным, и она призналась себе, что выглядит в нем роскошно. Знакомство с Соней Бенедикт, стройной, элегантной блондинкой, говорило о том, что в этом доме положено одеваться к обеду. Конец еще одного мифа о сельской жизни.
Ее комната тоже не соответствовала этому мифу. Пейдж с наслаждением огляделась – прекрасный традиционно выдержанный английский стиль с легким налетом модерна. Кровать просто огромная! Роскошное покрывало кремово-золотистого цвета, в тон простыням. В дальнем углу, подобно редкому самоцвету, скрывался великолепный комод с зеркалом; целиком ручная работа, как с гордостью пояснила Соня Бенедикт, польщенная интересом гостьи, украшен позолотой и переливчатой гипсовой отделкой в китайском стиле. Эту «безделушку» Тай привез откуда-то из-за границы.
Даже на то, чтобы просто осмотреть дом, у нее ушел не один час. Он был очень странный, слишком большой, но невольно внушал почтение одними своими размерами. Комнаты просторные, с высокими потолками и огромными, совершенно сказочными люстрами из природного хрусталя, которые Большой Джон привез из Дома. Это была работа восемнадцатого века – трогательная попытка угодить очаровательной и хрупкой англичанке-жене и полуподавленная мечта о прежней жизни. Надо же в конце концов хоть немного цивилизовать этих дикарей!
Пейдж улыбнулась, вспомнив эти слова. Сама она никогда не забудет Кумбалу, но вот первая хозяйка этих мест, Кристина, едва ли была здесь счастлива. Свою недолгую жизнь она прожила стойко, ни на что не жалуясь, но страдая от одиночества, постоянно страшась наводнений и темнокожих грабителей, ненавидя все это пугающее великолепие, и умерла при родах в возрасте двадцати четырех лет. В то время жены пионеров жили рядом со смертью, а о современной медицине им не приходилось и мечтать.
Сын Кристины Бенедикт выжил и стал таким же стойким, насколько она была нежной. Он унаследовал ее черные как вороново крыло волосы и изумрудные глаза, а от отца взял любовь к этому дикому краю, любовь, которая в конечном итоге стоила ему жизни. Большой Джон так больше и не женился. И еще добрых десять лет его не видели в больших городах. Конечно, женщины у него были, как же без них, но ни одна так и не заняла место Кристины.
С тех пор Большой Дом претерпел немало изменений и перестроек, но люстры, хотя и притягивали тысячи мотыльков, остались, – звенящим, мерцающим напоминанием о прекрасной англичанке, чей портрет над лестницей они освещали.
Затаив дыхание, Пейдж чувствовала, как маленьким кулачком колотится в груди сердце. Мысли одолевали ее, теснились, с ними не было никакого сладу. Столько всего случилось с ней за последнее время! Чуть позже, приняв душ, она подошла к зеркалу, вертя в пальцах золотой медальон, доставшийся ей от бабушки. Он так подходил к Большому Дому, от него тоже веяло прошлым. Наклонившись к зеркалу, она застегнула на шее замочек, заметив вполголоса:
– А ты совсем неплохо выглядишь!
Сердце не унималось, пришлось даже прижать руку к груди, чтобы успокоиться. В глубине души она знала, что думает не только о том, какое впечатление произведет на Джоэла. Кажется, все. Чуть смочив духами кончики ушей и запястья, она открыла дверь и выскользнула в коридор. Старинные семейные портреты с безмолвным одобрением глядели на нее со стен, и она бесшумно прошла к ярко освещенной лестнице…
Обед близился к концу; был подан суп, курица с рисом и черносливом, и наконец Мири, молоденька темнокожая горничная, внесла десерт – гранатовый мусс. Маленькая, с нежными темными глазами, горничная двигалась быстро и проворно. Соня Бенедикт в длинном, до полу, кремовом платье цвета слоновой кости взяла себе крохотную порцию мусса и обернулась к Пейдж, рассказывавшей какую-то забавную историю о своей работе. Болтая и смеясь, Дайана откровенно разглядывала Пейдж, стараясь все понять и запомнить.
Пейдж казалась особенно женственной рядом со смуглой, уверенной в себе Трейси. Как хрупкий неяркий цветок пустыни! Джоэл, заметила сестра, не сводил с нее глаз. Так, значит, это и в самом деле серьезно? Один лишь Тай сидел задумчиво, чуть откинувшись назад, усмешка едва кривила уголки его губ.
– А как давно это было? – перебила вдруг Пейдж Трейси, кисло улыбаясь, и бирюзовые глаза ее недобро сверкнули.
Пейдж в недоумении обернулась к ней. Вопрос просто неуместный.
– Около года назад, – отозвалась она низким грудным голосом.
– Я бы там и часа не выдержала. – Трейси пожала обнаженными загорелыми плечами. – Как можно вынести эту рутину, каждый день с девяти до пяти! Так утомительно! Словно зверь в клетке.
– Это уж точно! – весело защебетала Дайана. – Я тебя понимаю. Такая пытка, должно быть.
– Женщина должна с самого начала решить, что хочет взять от жизни все самое лучшее, и добиваться этого. Это можно, если иметь голову на плечах.
– Очень у многих ее нет! – резко отозвался Джоэл, неприязненно глядя на Трейси.
– Что ты имеешь в виду? – простодушно поинтересовалась Дайна.
– Тогда они сами виноваты! – Трейси даже не слышала ее, полоснув Джоэла презрительным взглядом.
Пейдж поймала себя на том, что ее притягивает насмешливая улыбка Тая.
– Не все женщины так стремятся брать от жизни все лучшее, Трейси, – небрежно заметил он. – Пустоголовых кукол на свете, что песка морского.
– Это точно! – Трейси заметно смягчилась, словно он подтвердил ее мнение об их элегантной, женственной гостье.
Пейдж стоило большого труда не улыбнуться, но Дайна не сдержалась.
– Трейси, детка, ты опять сморозила глупость, – язвительно заметила она. – Тебе бы почитать доходчивые статейки типа «Как прокормить семью из шести человек на сто долларов в месяц»!
– Глупости! – отрезала Трейси, по-прежнему убежденная в своей правоте.
Соня Бенедикт во главе стола казалась бесконечно далекой от их спора, но она все слышала.
– Трейси, дорогая, – мягко сказала она, – попытайся иногда взвешивать свои слова. Если бы я хоть на миг подумала, что ты даже наполовину веришь в то, что говоришь, я бы действительно испугалась!
Трейси прикусила губу и опустила глаза.
– Ой, мамочка, я тебя обожаю! Всегда оставайся такой!
– Я тоже тебя очень люблю, дорогая, – Соня Бенедикт улыбнулась ей. Не присоединяясь к их разговору, Тай осушил свой бокал и повернулся к Пейдж.
– Полагаю, вам приятно будет узнать, что первое впечатление от нашего семейства настолько же неточно, как расплывчатая фотография. Подождите пару недель, прежде чем судить о нас в полном объеме.
– Да это измена! – со смехом воскликнула Дайана, любовно глядя на него.
Соня Бенедикт встревожилась.
– Тай, милый, как ты можешь…
Трейси встряхнула черными кудрями.
– Это я виновата, тетя Соня. – Она с вызовом оглядела сидящих за столом. – Прошу простить, если вас утомила. Я больше не буду. – Повернувшись к Пейдж, она заметила вскользь самым светским тоном: – Какого чудного цвета ваши волосы! Какой краской вы пользуетесь?
– Ах ты, гадкая, противная девчонка! – не выдержала Дайна. Ее мать и брат заметно помрачнели.
– А ты чем лучше! – с жаром накинулась на нее Трейси.
– Как может такая очаровательная девушка быть такой злобной? – Голос Джоэла прозвучал настолько резко, что Трейси мгновенно побледнела и сникла. Глядя на ее огорченное лицо, Пейдж поймала себя на мысли, что ей жаль Трейси.
– Может быть, нам стоит приложить некоторые совместные усилия, чтобы поднять уровень нашего разговора? – мягко заметил Тай. – Ничто так не утомляет, как бессмысленная болтовня. И все это едва ли интересно Пейдж, ведь она здесь чужая. – И он вдруг улыбнулся своей поразительной улыбкой, перед которой не устояла бы ни одна женщина.
Пейдж поспешила отвернуться, заслышав голос Джоэла:
– Да, девочки, прекратите!
– Как скажешь, дорогой! – парировала его сестра.
– Тебя не переспоришь. – Он был рассержен, но не смог сдержать улыбки.
– Для такой малявки она неплохо держит удар, – лениво согласился Тай, внося в спор свою лепту.
– Прости, Тай. Боюсь, это я все начала, – подала голос Трейси, неожиданно мягко и дружелюбно. – Я только хотела пошутить!
Ложь ее была слишком очевидна, но Пейдж решила, что не стоит обращать внимание на неприязнь Трейси.
Зато Дайана расхохоталась в голос:
– Вот и повоевали. Но расплата будет жестокой!
– Ты, что, смерти хочешь? – в бешенстве обернулся Джоэл к сестре.
– Только от смеха! – За словом в карман она не лезла.
– Дети! Дети! Ведите себя прилично, – рассерженно воскликнула Соня Бенедикт. – Хотя, боюсь, вы уже на это не способны. Может быть, это от жары?
– Ладно, я замолкаю. – Дайана тепло улыбнулась матери. – Но минут на десять, не больше!
Пейдж неожиданно рассмеялась низким, заразительным смехом, и Дайана тут же обернулась к ней. Зеленые глаза ее проказливо блестели.
– Ой, вот бы мне так!
На другом конце стола Трейси дернулась, словно пытаясь что-то сказать, но Тай Бенедикт не спеша поднялся с места – воплощение небрежного изящества.
– Надеюсь, вы извините меня, что покидаю вас в первый же вечер, мне нужно переговорить с управляющим, он должен уехать на рассвете, – обратился он к Пейдж и улыбнулся мачехе, выжидательно глядевшей на него. – Я выпью кофе, когда вернусь, Соня. Сварю сам, так что не беспокойся.
– Никакого беспокойства, милый, ты же знаешь!
Пейдж проводила его взглядом. Он был ей чужим, но почему-то казался ближе, чем Джоэл, не спускавший с нее ласковых глаз. За кофе Соня Бенедикт заняла их веселой болтовней. Ей удалось закончить вечер в атмосфере дружелюбия и тепла, хотя порой в глазах ее мелькали недовольные искорки при слишком уж вольных выходках Трейси.
Пейдж безучастно вертела в руках изящный хрустальный бокал, почти физически ощущая неприязнь Трейси. Очень эффектная в сине-зеленом платье, под цвет ее глаз, пытаясь скрыть гнев, всем своим видом девушка выказывала полнейшее равнодушие к последнему увлечению Джоэла. Однако истинные чувства окрасили огнем ее высокие скулы. Они явно горели негодованием.
После обеда Пейдж и Джоэл ускользнули на веранду, чтобы насладиться вечерней прохладой. На пурпуре неба расцвели огромные звезды, белые и сияющие, какими они бывают лишь в пустыне. Прямо над головой у них мерцала Бринга, вечерняя звезда, колдунья, волшебница и хранительница всех любовников. Млечный Путь казался усыпанным маргаритками, а чуть дальше, над холмами, ближе к реке, небо украшал Южный Крест.
Такая прохладная после дневной жары, полная трелей и таинственных звуков, восхитительная ночь подчеркивала царящий вокруг них покой. Откуда-то издалека со свежим ветерком донесся вдруг вой динго, и от их жутких песен у Пейдж по спине побежали мурашки.
Джоэл ободряюще улыбнулся ей.
– Это просто динго охотятся, горожанка… сперва немного пугает, но со временем привыкаешь. – Он искоса взглянул на нее, такую юную, прелестную и такую уверенную в себе.
– Я так по тебе скучал, Пейдж. Боже, как же я скучал!
– Правда, Джоэл? – Золотистый свет из окон, пронизывая тьму, ласкал ее бронзовые волосы, отражался в блестящих глазах, подчеркивал точеную фигурку.
– Больше, чем ты думаешь! – Он подошел к ней сзади, обхватив за узкие плечи. – Пейдж, дорогая, как сильно у тебя бьется сердце! – Рука его скользнула ниже по плечу.
– Джоэл!
– Да? – Голос его стал хриплым, он едва сдерживал себя.
– Джоэл, прошу тебя!
– Ты так прекрасна, это просто чудо. Ты ни на кого не похожа. Ты лучше всех. Пожалуйста, верь мне, я люблю тебя, Пейдж. Это не на час, не на день. Это навсегда. Прошу тебя, милая, помоги мне.
Она попыталась отстраниться, но он не отпускал ее.
– Джоэл! – у нее перехватило дыхание.
Он отступил, ценой огромного усилия, с вызовом, почти враждебно глядя на нее.
– Так, значит, ты меня не любишь? Ты передумала? – Голос у него дрогнул, словно упрекая ее за равнодушие. Лицо его помрачнело и повзрослело.
Ситуация была взрывоопасной.
– Джоэл, прошу тебя, так нечестно. Ты же пригласил меня в Кумбалу не для того, чтобы просто переспать со мной. – Она запиналась, не зная, как объяснить ему. – Я так не могу, Джоэл. Прости, прости меня… – Она попыталась отстраниться, пораженная его страстью и тем, что не могла ответить на нее.
– Ничего, ничего! – Он прижался щекой к ее волосам. – Это я должен просить прощения. Просто я никогда прежде не испытывал таких чувств. Разве я виноват, что хочу любить тебя? Ты такая прелестная, такая очаровательная. Не говори, что это не так. Поцелуй меня, Пейдж, ну пожалуйста. Пейдж, прошу тебя, ради бога, поцелуй меня сама.
Она потянулась к нему в каком-то странном недоумении, с нежностью, почти… сочувственно. Джоэл резко нагнулся к ней, побелевшими пальцами впился в ее плечи, притягивая девушку к себе. Как утопающий, который тянется за глотком свежего воздуха.
– Пейдж, у нас так мало времени… Боже, любовь моя, ты словно шелк! – Голос его был настойчивым, хриплым от желания. – Я же небезразличен тебе, правда? Ответь мне, Пейдж!
Она прильнула к нему, ощущая смутную тревогу при мысли, что кто-то может увидеть их на веранде.
– Конечно, ты небезразличен мне, Джоэл, – сказала она мягко. – Ты же сам знаешь!
– Ничего я не знаю! Хотел бы, но не знаю. Но скажу тебе одно, детка: я тебя никогда не отпущу. Никогда. Ни к кому.
Наступило долгое молчание. Пейдж казалось, будто она стоит на краю пропасти, а рядом – чужой человек с безумными горящими глазами.
Она что-то слабо, протестующе забормотала.
– Не бойся, любимая, – нежно сказал он, вновь становясь самим собой. – Я не собираюсь делать глупостей. Просто из-за тебя я сам не свой! Пойми меня.
Отступать ей было некуда. Она подняла на него глаза, потом взглянула куда-то вдаль, затем вновь на него – в полном отчаянии.
Он ласково провел рукой по ее волосам.
– В твоих глазах тень, Рыжик! Почему?
Она прижала рукой жилку, трепещущую на горле.
– Я должна объяснить тебе, Джоэл, – сказала она осторожно. – У меня своя голова на плечах.
– И что это должно означать? – спросил он отрывисто.
В глазах ее внезапно вспыхнул гнев.
– Это означает, что у меня есть права. И мои желания – они также имеют для меня значение, Джоэл.
Он скользнул взглядом по ее нежному лицу, по тонким плечам и изящной груди.
– Конечно! Но попытайся понять и меня, дорогая. Я в ужаснейшем состоянии. Я так хочу тебя! Ты нужна мне, будь я проклят, если смогу жить без тебя!
Она не сводила глаз с его лица, покрытого золотистым загаром, и вдруг подумала, что, пожалуй, он говорит правду.
Он взял ее лицо в свои ладони бережно и нежно.
– Выходи за меня замуж, Пейдж! – Она не шевельнулась, не кивнула, но и не отпрянула, и он нашел ее губы. – И не подбирай причин для отказа, их все равно не существует. – Поцелуй стал жестким, как наказание. – Я дам тебе все, о чем ты только пожелаешь. Рано или поздно я стану очень богатым человеком. – Он вдруг встряхнул ее: – Если бы ты любила меня, ты бы сразу сказала да. Продаю себя, словно залежалый товар! Если б ты только знала, сколько девиц… – От раздражения он не смог даже договорить.
– Пожалуйста, Джоэл, я лишь прошу дать мне немного времени.
– Ну как ты не можешь понять, что я не в силах больше ждать! Ты так прекрасна и в то же время так жестока. Ты не хочешь ничем поступиться.
Во рту ее появился привкус меди. Джоэл не смирится с поражением, с самого детства он ни в чем не знал отказа. То, о чем она раньше подозревала, стало ей теперь совершенно ясно.
– Выходит, хочу я того или нет, приехав в Кумбалу, я взяла на себя определенные обязательства? – Она развела руками, принимая это как данность.
Грусть в ее голосе отрезвила его.
– Не смей так говорить! Никогда! Боже, такое впечатление, будто я чем-то оскорбил тебя. Ты очень странная девушка, Пейдж, но я люблю тебя.
– Тогда дай мне немного времени, Джоэл. Я так представляла себе эту поездку – нужно лучше узнать друг друга. Сойтись – всегда легко, а вот разойтись бывает сложнее. Так мне кажется, Джоэл. Так уж я устроена. И измениться не могу. Мне нужно самой решить, что я хочу.
Взгляд его затуманился, лицо стало задумчиво-сосредоточенным.
– Только никогда не лги мне, это все, о чем я прошу.
Она недоуменно взглянула на него.
– А не могли бы мы поговорить о чем-либо другом? Давай не будем ссориться в первый же вечер. – Губы ее неожиданно задрожали, и он почувствовал смущение.
– Прости меня, Пейдж… это то, что называется техника натиска. Похоже, я потерпел неудачу. Давай лучше выпьем чего-нибудь холодненького. Я принесу. Присядь, подожди немного.
Проклиная свою больную ногу, он поспешил в дом, широко улыбнувшись ей напоследок.
– Не волнуйся, Рыжик. Все будет в порядке!
Оставшись одна в полутьме террасы, Пейдж не знала, что и подумать. Была ли она искренна с Джоэлом? Неискренна сама с собой? А с другой стороны, ей ведь не обязательно решить все за один день. Как там говорил Тай: «Не давайте Джоэлу завлечь себя, если сами этого не хотите!» Это верно. Он готов был пренебречь ее желаниями. Не из-за этого ли в Кумбале он показался ей совсем другим человеком?
В городской суете одна лишь мысль о встрече с ним наполняла ее радостным предвкушением. А здесь, в Кумбале, хотя он показался ей даже более красивым и независимым, она чувствует некую удивительную отстраненность. Поцелуи его ей приятны, они очень чувственны. Может, это просто какая-то извращенная, чисто женская реакция, как бывает у невесты перед свадьбой? Какое-то блестящее насекомое запуталось у нее в волосах. Наконец Пейдж вызволила его, оно расправило у нее на ладони прозрачные крылья, и она стряхнула его изящным движением, отослав в буйство ночной жизни.
Внезапно до нее донесся хруст гальки, и Тай Бенедикт вступил в край света, падавший из окон комнаты. Он начал подниматься по лестнице, не заметив ее в густой лиловой тени. Но ей было хорошо видно его загорелое лицо, темные волосы, расстегнутую на груди светлую рубашку. Тай Бенедикт показался ей невероятно привлекательным. Она чуть заметно шевельнулась, и он с небрежной грацией обернулся к ней.
– А, привет, красавица. Как дела? Мурашки пробежали у нее по шее, по спине, словно в сладостном предвкушении. Она сделала шаг к нему, выпустив из руки гроздь золотисто-красных ягод, которыми была увита вся терраса. Сладкие и пряные на вкус, они поразительно напоминали гранат.
Он окинул ее странным горящим взглядом.
– У вас вид девушки, которую зацеловали до бесчувствия!
Пейдж показалось, словно сама ночь слушает их, вбирая его слова. Она почувствовала, что краснеет, но голос ее не подвел.
– Поразительное заключение, могу ли я узнать, как вы к нему пришли?
Он подошел чуть ближе, легкой походкой, удивительной для такого крупного мужчины.
– Помилуйте, золотко! Кое в чем я разбираюсь и кое-что знаю. Что случилось?
Она глубоко вздохнула, но так, чтобы он ничего не заметил.
– Ровным счетом ничего. Откуда вы взяли? – Огромные глаза ее влажно блеснули в темноте.
Он невесело рассмеялся.
– Это не такая уж большая загадка – ваше лицо говорит само за себя.
Она затаила дыхание.
– Вы не имеете права так говорить!
– В самом деле? – Протянув руку, он приподнял ее подбородок. – Кумбала принадлежит мне. Сейчас вы здесь, и я чувствую определенную ответственность за вас. Вы и сами не знаете, какой выглядите юной и одинокой.
Она насмешливо приподняла темные брови:
– Возможно, это вам только кажется. Но, уверяю, я вполне могу постоять за себя. Утонченная горожанка, помните?
Его зеленые глаза недоверчиво поблескивали за густыми ресницами.
– Пока что у меня создалось иное впечатление. Может быть, я старомоден, но хрупкие птенчики, вроде вас, взывают к моей отеческой жилке… Как мне это ни противно!
– Да, это заметно!
Она отвернулась, глядя в сад, чтобы дать себе время подумать. Такая хрупкая, ускользающая, необычная в своем светлом платье, прелестно подчеркивавшем цвет волос.
Он мрачно взглянул на нее, словно пришел к каким-то своим выводам, ясным и окончательным.
– Знаете, малышка, этот край сломает вас, как сломал уже многих женщин. Это приграничная полоса, а вы не подходите для такой жизни!
Она повернула голову и сердито взглянула на него своими дымчатыми глазами.
– Вы хотите сказать, чтобы я уезжала?
– Я ничего не хочу вам сказать, – коротко отозвался он. – По крайней мере, сегодня. У вас такой несчастный вид. Может быть, в другой раз!
– Нет, сейчас! – воскликнула она.
– Что? – Губы его расслабились в намеке на улыбку.
– О, Тай, не надо играть со мной, – хрипло попросила Пейдж.
Он улыбнулся ей так, что она мигом позабыла о всякой враждебности.
– Когда вы так произносите мое имя!.. Слушайте, малышка, и слушайте как следует. Вы должны быть точно уверены, что любите человека, прежде чем решитесь жить здесь. Одиночество! Для большинства женщин оно невыносимо. Мужчина покидает их слишком надолго. Он наслаждается жизнью…
– Такой мужчина, как вы, – бесцветным тоном произнесла она, сознавая, что его гордое и высокомерное лицо навсегда останется в ее памяти.
– Джоэл такой же, как я, детка. Не забывай об этом!
– Неправда! – Для нее это было очевидным фактом.
Но его голос звучал жестко.
– Пейдж, чего вы, собственно, хотите? Вы сами знаете? Вы так притихли за обедом! Что-то случилось?
– Похоже, Трейси я не очень пришлась по душе. – Она иронично усмехнулась.
– А так и бывает с красивыми женщинами. – Он нарочно уходил от ответа, и взгляд его был мрачным и загадочным. Она вздохнула, покачав головой.
– Джоэл говорил мне, что хотел бы управлять собственным пастбищем, ближе к побережью.
С задумчивым видом он прислонился к витой железной решетке.
– Возможно, со временем так и будет. Ему еще многому предстоит научиться.
– И все равно вы не думаете, что я буду ему хорошей женой? – Она не осмелилась взглянуть на него, не отрывая глаз от ночного сада.
– Нет, не думаю!
Тогда она посмотрела на него, мельком, почти против воли, пораженная его жестокостью, и он заметил блеск слез у нее на ресницах.
– Пейдж, глупышка! – Он двинулся к ней, но чей-то пронзительный крик остановил его.
– Мистер Бенедикт! Мистер Бенедикт! – Крича во все горло, худощавый подросток лет шестнадцати взбежал на террасу по лестнице. – Мистер Бенедикт!
Тай обернулся к нему, с трудом сдерживая нетерпение.
– Черт возьми, Джимми, ну ты и раскричался! Что стряслось?
– Беда, босс, – задыхаясь выговорил Джимми. – Большой жеребец удрал!
Напускную беспечность Тая как рукой сняло.
– Джимми, ты, чертово отродье! Если это ты его опять упустил, я тебе шею сверну!
– И сверните, босс! – Глаза мальчишки пылали. – Только нечестно это! Он прямо через изгородь скакнул. Что твоя птица! – В голосе Джимми зазвучали смешливые нотки. – Ну и дела! Сиганул, как на крыльях. В жизни такого не видывал!
Тай выругался вполголоса, но он уже смягчился.
– Черт бы тебя побрал, Джимми, ты будешь смеяться, даже когда тебе уши отрежут! Куда поскакал жеребец?
– В сторону холмов, босс! – радостно отозвался мальчик, чувствуя, что худшее уже позади.
– Не хватало только, чтобы он нашел там табун диких лошадей, – пробормотал Тай больше для себя. – Придется с рассветом отправляться на поиски. Если он сцепится с Джумбали, добром это не кончится.
Пейдж выступила на свет и улыбнулась изумленному Джимми.
– А кто такой Джумбали? – с интересом спросила она.
Тай обернулся к ней:
– Вожак дикого табуна, – пояснил он. – Одичавший жеребец с пастбища. Очень злобный. Если наш малыш попытается отбить у него кобыл, будет большая драка.
– А можно мне поехать? – Возбуждение охватило ее.
– Нет! – Весь мир мужского владычества сосредоточился в этом единственном слове и обрушился на нее.
– Совершенно излишняя грубость в отношении гостьи, – защищаясь, заметила она.
Он резко обернулся к Пейдж, мрачный, угрожающий, мужчина в стране мужчин.
– Послушайте, малышка, это будет долгая скачка. Мы с Джоэлем можем показать вам округу, найдем время. Это будет куда безопаснее, особенно в такую жару. – Он запнулся на миг, глядя на нее сверху вниз. Она была прекрасна, как красочная степная бабочка. – Вы хоть на лошади-то держаться умеете? – В его бархатистом голосе послышались нотки смеха.
– Да, и довольно неплохо. Ну пожалуйста, Тай!
– А вот этого не надо! – Он укорял ее таким ласкающим тоном, что сердце у нее дрогнуло.
– Что? – прижав руки к горлу, она, не отрываясь, смотрела на него.
– Этого «Тай», словно вы не понимаете! – Он отвернулся, разглядывая посеребренную равнину, смуглое лицо его стало далеким и отстраненным. – Ладно, можете ехать. Мы найдем вам какую-нибудь смирную кобылу.
– Замечательно… О, Тай! – она очаровательно улыбнулась ему. – Спасибо!
– Не благодарите меня, во всяком случае, пока! – резко отозвался он и обернулся к заинтересованному Джимми. – Можешь теперь идти. Утром подходи седлать лошадей. Если хочешь, можешь ехать с нами.
– Вот здорово! – Джимми бесшумно унесся прочь, оставив после себя блеск черных глаз и белозубую улыбку. Пейдж поймала себя на том, что улыбается в ответ.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Капризная невеста - Оллби Айрис

Разделы:
123456789

Ваши комментарии
к роману Капризная невеста - Оллби Айрис



ахуеть
Капризная невеста - Оллби Айрисusman
27.08.2010, 22.34





Не в восторге от романа. Диалоги читаются тяжело- либо переводчик плохо постарался, либо сам автор.
Капризная невеста - Оллби АйрисЛена
3.11.2011, 0.36





Классный роман!!!
Капризная невеста - Оллби АйрисВера Яр.
4.04.2012, 13.27





Такой, вроде бы, банальный сюжет, а так сложно написано. Некоторые диалоги я так до конца и не поняла. Но за душу берёт - это точно!!!
Капризная невеста - Оллби АйрисЮлия...
9.04.2012, 17.52





Согласно, сюжет банальный, но за душу берет, точно не сразу роман из головы выкинешь
Капризная невеста - Оллби Айрисбелка
9.04.2012, 19.57





бред
Капризная невеста - Оллби Айрисэлла
9.04.2012, 20.40





"Ничего интригующего,только время потеряно зря..."
Капризная невеста - Оллби АйрисНИКА*
10.04.2012, 0.15





"Ничего интригующего,только время потеряно зря..."rnСогласна с коментом Ники, полный бред!!
Капризная невеста - Оллби АйрисЕлена
16.08.2012, 17.08





роман очень красивий читайте и наслаждайтесь
Капризная невеста - Оллби Айрисанна
11.12.2012, 21.49





я не смогла его дочитать, не хватило терпения на этот бред.
Капризная невеста - Оллби АйрисМарина
8.03.2013, 6.31





А мне этот роман понравился
Капризная невеста - Оллби АйрисЭлис
8.03.2013, 10.03





Очень не понятный язык то ли написания, то ли перевода.Мозги вспухли...
Капризная невеста - Оллби АйрисЭльчин
1.04.2013, 12.08





да ,с диалогами что-то не то, все сильно заумно ,я не в восторге 7/10
Капризная невеста - Оллби Айрисatevs17
23.05.2013, 10.39





Первый коментарий ото комрлемент или как?
Капризная невеста - Оллби АйрисNatalia
23.10.2013, 13.05





Мне роман не понравился: почему одного любила и вдруг полюбила другого не понять. Описание природы и то не впечатляет. 4 из 10
Капризная невеста - Оллби АйрисТатьяна
22.06.2014, 20.55








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100