Читать онлайн Капризная невеста, автора - Оллби Айрис, Раздел - 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Капризная невеста - Оллби Айрис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.28 (Голосов: 47)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Капризная невеста - Оллби Айрис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Капризная невеста - Оллби Айрис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Оллби Айрис

Капризная невеста

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

4

Она проснулась на следующее утро, хорошо отдохнув, с ровным дыханием. «Тиа Инджарбара», Богиня-Солнце, вовсю сияло за окном, заливая комнату ярким светом. Бушевавший всю ночь страшный ветер куда-то подевался. Сейчас тишина была полной, если не считать легкого ветерка и пения птиц.
Пейдж потянулась, закинув руки за голову, наслаждаясь покоем. Это было беззаботное, легкое пробуждение, которому удивительно соответствовал яркий солнечный свет. Еще затуманенными глазами окинув комнату, погруженную в сонный покой, в следующий момент она внезапно вспомнила события прошедшей ночи. Покоя как не бывало. Руки у нее взлетели к губам, закрыв их, словно кто-то мог подслушать ее тайну.
Она быстро села на постели, обхватив себя руками, словно балансируя на краю некоей беды. Она знала, что не могла ничего сделать… ровным счетом ничего… пока не разрешится кризис между ней и Тайроном Бенедиктом. Резкий стук в дверь и его властный голос напугали ее, сердце встрепенулось.
– Пора вставать, малышка. До нашего отъезда осталось меньше часа. Я распоряжусь прислать тебе завтрак.
Ее глаза были прикованы к двери. Она с трудом дышала, словно ожидая, что дверь распахнется и она увидит на пороге Тайрона Бенедикта – шести футов роста, с гибким, как у пантеры, телом, смуглого, словно индеец, со взглядом твердым, как отполированная сталь. Усилием воли она пыталась ослабить напряжение, охватившее ее. Этот властный голос, хладнокровная уверенность в силе собственных распоряжений вызвали у нее предательское желание бунта. Но он этого не видел и не чувствовал.
Его шаги затихли в глубине коридора, и Пейдж решительно вскочила с постели, взвинченная до предела, с горящими щеками. Наверняка придет такой момент, когда она сможет уличить в слабости Тайрона Бенедикта. Она провела языком по своим мягким, слегка дрогнувшим губам и вскоре поняла, что самообладание вернулось к ней.
Боже, какая это была ночь, как она перенесла ее, как позволила пыльной буре нарушить привычные, устоявшиеся нормы поведения. Она даже не была по-настоящему знакома с человеком по имени Тай Бенедикт, а его руки уже держали ее в объятиях, его губы оставили на ее губах чувствительный отпечаток. Ситуация была просто фантастической. Похоже, пока рядом с ней будет оставаться Тай Бенедикт, такая ситуация может стать постоянной. Ее лицо вспыхнуло от этой мысли, от возбуждения, смешанного с интригующей авантюрностью и долей стыда. Ей мог не нравиться этот мужчина, но она отдавала должное его притягательному шарму.
Тут же принесли завтрак: ананасовый сок, кукурузные хлопья, яичница с ветчиной, кофе и гренки. К легкому удивлению, Пейдж съела все без остатка, не торопясь, с непонятным терпением ожидая момента, когда она вновь окажется в поле зрения этого человека. Тай Бенедикт представлял собой явную опасность, чтобы понять это, ей не требовалось разыгрывать из себя шокированную старую деву. Перед ее мысленным взором предстало четкое видение: вот он сжимает ее в объятиях, вот… Тут она поставила точку, глаза ее вспыхнули, в хрупком теле напрягся каждый нерв.
Она быстро приняла душ, надела расклешенные голубые брюки и рубашку, украшенную бело-голубой и фиолетовой вышивкой. Куртка подходящего цвета завершила ее костюм, но ей стало жарко, и куртку она положила обратно в сумку. Сидя на полу, она пыталась застегнуть сумку, когда в дверь, оставшуюся открытой после ухода горничной, вошел Тай Бенедикт. Воздух в комнате будто накалился от его энергичного присутствия.
– Оставь. Дай я застегну! – Он говорил отрывистым, серьезным тоном, не более чем просто вежливым.
Пейдж выпрямилась и повернулась к нему, совершая над собой усилие, чтобы не покраснеть. В этот момент ее глаза напоминали цветом темные гиацинты, обманчиво ясные, с трудом открывающие настороженность к этому мужчине. Холодной приветливой улыбкой ответила она на сверкающий взгляд, направленный в ее сторону.
– Доброе утро, мистер Бенедикт.
Его глаза засверкали изумрудным огнем.
– Одно из самых трогательных приветствий, которые мне доводилось слышать!
– По крайней мере, вы улыбаетесь, – сказала она, будто оправдываясь. – Это больше, чем то, на что я рассчитывала.
Его взгляд скользнул по ней, с головы до ног, и она, смущенно сбиваясь, проговорила:
– А сейчас я, наверное, слишком много сказала.
– Это вообще присуще женщинам. – Лицо у него было внимательное, заинтересованное, как будто он ожидал, когда она совершит следующую ошибку.
Пейдж на секунду потерянно смешалась, затем, набрав побольше воздуха, быстро заговорила:
– Что касается прошедшей ночи… мне бы не хотелось, чтобы у вас создавалось впечатление… совершенно ложное представление…
Он оборвал ее характерным властным жестом; его смуглое лицо оставалось непроницаемо спокойным.
– Ради бога, оставь. Здесь все либо черное, либо белое!
Резкость его тона ошеломила ее. Сильные пальцы барабанили по нагрудному карману, увлекая ее в лавину самоуничижения. Сглотнув, она схватилась за спинку стула, как за единственную поддержку.
– Значит, у меня нет никаких шансов? – с запинкой спросила она, чувствуя сухость во рту.
– Я так думаю, – пояснил он ледяным голосом, равнодушным, как у судьи. – Ты это сделала. Почти.
Она прикусила нижнюю губу мелкими ровными зубами, пытаясь унять дрожь, и уставилась на Тайрона с мрачным напряжением. Внезапно что-то блеснуло в глубине его глаз, и он широко, ослепительно улыбнулся.
– Теряешь выдержку, малышка?
– Я потеряла ее прошлой ночью! – жалко заикаясь, проговорила она.
– Совершенно верно, – сухо согласился он.
– Лично я хотела бы забыть прошлую ночь. Договорились?
– Да, безусловно, договорились. Мне и самому пришлось нелегко в последние дни. Не придавай этому значения, малышка. Момент безумия быстро стирается из памяти. В таких случаях людей выручает забывчивость.
У нее перехватило дыхание от его неприкрытой наглости, тут было уже не до чувства юмора. В его глазах снова поигрывал сатанинский огонек, сопровождавший переход от ледяного безучастия к безжалостной насмешке.
– Значит, вы сыграли грязную шутку! – Ее голос все еще бессильно дрожал.
Он улыбнулся ей – чарующая, тщательно рассчитанная улыбка.
– Да, это так, я не мог удержаться от искушения. Кажется, мне доставляет мрачное удовольствие сердить одну маленькую, своевольную рыжую головку.
Пейдж порывисто отвернулась и схватила свою сумку.
– Вы в самом деле самый ужасный насмешник! – Ее голос немного осип, но в нем уже пробивались кокетливые нотки. – Даже если я вас никогда больше не увижу, я вас запомню навсегда.
Он улыбнулся какой-то своей тайной мысли.
– Не могу пока ответить тем же. Повтори это когда-нибудь еще.
– Буду рада, – с вызовом ответила она.
– Обязательно сделай это, рыжик! – протянул он и наклонился за ее чемоданами. Теперь она видела только приглаженные волосы цвета воронова крыла и не заметила насмешливых складочек в уголках его рта, выдававших тайное веселье. Пейдж отчетливо чувствовала в нем ту магнетическую скрытую силу, что свойственна бывает самостоятельным мужчинам. Она подобна свернутой пружине и обеспечивает сильному человеку мгновенную реакцию в любых ситуациях. В радиусе действия этой силы проверяется многое. Сейчас Пейдж понимала, что таким объектом стала она сама. Сейчас она проходит проверку и испытание. Она и ее женственность.
Неожиданно выпрямившись, он бросил взгляд в ее сторону, как будто подслушал, о чем она думала. Она прикрыла глаза, пытаясь защититься от зеленого огня его взгляда, и с ненавистью подумала, что ведь он смеется над ней, знает о каждой ее мысли.
– Почему вы так на меня смотрите? – Это вырвалось у нее против воли.
– Ты, должно быть, хорошо разбираешься в мужских взглядах!
– Такие, как вы, мистер Бенедикт, мне еще не встречались, – отрывисто проговорила Пейдж, чувствуя, что ей угрожает новая коварная ловушка.
– Полагаю, что это действительно так! – Столкнувшись с ее взглядом, он задержал его в беспощадном изумрудном блеске. Они стояли совсем рядом, однако у нее возникло странное ощущение, что расстояние между ними стало значительно шире.
Они говорили об одном, но за этим разговором шел невидимый бурный спор эмоций, враждебных друг другу, и этот спор отнимал у нее силы. Она рассеянно повернула к нему свою маленькую яркую головку и какое-то время не могла отвести взгляда от его глаз. Эти зеленые огни обладали такой проникающей силой, что она снова подумала: а ведь он читает мои мысли.
Смуглое, гладкое лицо с высокими скулами приблизилось к ней вплотную, усилив напряжение, которое оба, казалось, были уже не в силах скрывать.
– Будет очень хорошо, если ты сможешь забыть о прошлой ночи, – резко проговорил он. – Считай это неприятным поворотом судьбы, безумством, вызванным «винирой».
– Умоляю вас, я и не думала об этом, – запротестовала она, темнея глазами, зрачки которых начали расширяться, заполняя радужку.
– Не лги!
– Почему вы все усложняете? – яростно воскликнула она, уязвленная грубостью его тона. – Я вас совершенно не понимаю.
– Могла бы попытаться, – предложил он высокомерным тоном, с таким выражением лица, которое можно было истолковать как «катись ты к дьяволу». Каким-то образом Пейдж нашла в себе силы отойти назад.
– Я попытаюсь, мистер Бенедикт, – с гримасой произнесла она. – Попытаюсь изо всех сил. Несмотря на явные трудности. – Какая-то мысль, должно быть, позабавила ее, потому что лицо осветилось озорной улыбкой, а глаза засияли голубым светом. – Или, в противном случае, я буду сохранять внешние приличия.
Кажется, он это оценил.
– Только в кругу семьи, малышка. Это все, что требуется! А теперь нам пора в дорогу. Ты сейчас вдали от дома, и не только в прямом смысле этого слова.
Она улыбнулась только губами, чувствуя очередной водоворот опасности. Все та же насмешливость! Та же издевка! И та же исходящая от него гипнотическая сила!
– Ты что, не можешь двигаться или не хочешь?
Она подняла голову, с усилием выбираясь из поля действия его взгляда.
– Я… не могу.
– Ты можешь и хочешь! – снисходительно приказал он. – Настоятельной необходимостью, моя девочка, является доставка тебя Джоэлу. Вспомнила? Как бы мне ни хотелось продолжать наш интригующий разговор, существуют вещи, которые не терпят отлагательства.
Все еще говоря, он поднял ее чемоданы одним легким плавным движением, и она повернулась к зеркалу, чтобы бросить на себя последний взгляд. Поправляя воротник рубашки, услышала его ленивый голос:
– Голубой! Любимый цвет Джоэла. Он тебе идет, помогает выглядеть лучше!
– Я бы хотела помочь вам, мистер Бенедикт, выглядеть лучше! – последовала она за ним к двери, сверля глазами эту широкую спину.
Он повернулся, улыбаясь через плечо.
– Не стоит рисковать, голубка. Это может плохо кончиться! – Плотно закрывая за ней дверь, он стал еще жестче и насмешливее, чем был.
– В этом я уверена, – отважно выговорила она тихим, дрожащим шепотом. – Безжалостный – вот какое слово подошло бы вам.
– Неужели ты не смогла найти какого-то иного слова?
– Дайте время на раздумье! – Задрав подбородок с мягкой ямкой, она притворилась, что рассматривает на стене тусклую акварель.
Он коротко глянул в ее сторону.
– Время! Именно его нам и не хватает!
Пейдж устремилась вперед, стараясь ни о чем не думать. Вдруг прямо перед ней открылась дверь, из комнаты вышла пожилая женщина в домашнем халате, смущенно улыбнулась ей и поспешила исчезнуть в глубине коридора. Пейдж резко остановилась, и ее затылок ударился о плечо Тайрона Бенедикта – он почувствовал на своей щеке легкое прикосновение ее блестящих волос.
– Нет, пожалуйста, не спеши уходить! – Его дыхание щекотало ей ухо, и она рванулась вперед, как будто убегала от силы, будившей в ней нежданные эмоции.
– Страх придал ей силы, как гласит поговорка, – прокомментировал он этот рывок, пожимая широкими плечами.
– Я всегда быстро реагирую, если нервничаю. Я думала, вы об этом уже знаете.
– Ты разве нервничаешь? – Зеленое пламя задержалось на маленькой бархатистой родинке около ее рта и пошло дальше. – Пожалуй, да. Это выдает прелестная жилка, бьющаяся на твоей шее.
– От этих кошачьих глаз ничто не ускользает, не так ли, мистер Бенедикт? – встряхнула она медно-розовыми волосами.
– Маленькая нахальная девчонка, – приятным голосом пропел он.
– Полное отсутствие субординации. Как только вы это можете допустить?
Он переместил чемодан под мышку и схватил ее узкое запястье легкой, но крепкой хваткой.
– Тебе хочется, чтобы я объяснил, что явится логическим следствием этих препирательств?
Она тщетно пыталась высвободить свою руку, пока он сам ее не отпустил. Неловко потирая ее, она говорила больше самой себе, чем ему:
– Извините, но все мои попытки установить дружелюбие потерпели неудачу. Нелегкая задача завоевать ваше расположение, мистер Бенедикт.
– Продолжай попытки, – тихо ответил он. – Это все-таки лучше, чем ничего.
Продвигаясь впереди него по винтовой лестнице, Пейдж старалась обрести спокойствие духа, хладнокровную выдержку. В Кумбале ей придется найти способ уклоняться от встреч с Тайроном Бенедиктом. Было бы легко до абсурда… да… ненавидеть его. Она ухватилась за эту мысль, бесспорную в данную минуту, но где-то в уголке ее сознания затаилось сомнение, которое ей не хватало духа проанализировать. Она взволнованно вздохнула, сознавая, что, сражаясь с Тайроном Бенедиктом, она вела безнадежную битву, или, что хуже всего, это могла оказаться вовсе и не битва. Почувствовав на себе его внимательные и в то же время ленивые, как у кота, глаза, она решила, что особенно напрягаться не будет. Будет просто учтивой по отношению к нему. Ни больше и ни меньше. Единственный дорогой там человек – это Джоэл. Его сводный брат возник как гром среди ясного неба – мужчина, с которым самое разумное было бы объявить о прекращении огня.
Когда длинные ее ресницы приподнялись, она обнаружила на себе прямой взгляд его глаз, уже не ленивых, а откровенно насмехающихся, вызывающих уже знакомое желание скрестить с ним шпаги. Слишком много людей подвластны воле Т. Б., в этом она была уверена. Против своего желания она почувствовала жар, поднимающийся под кожей. В каком-то смысле она сама являлась своим злейшим врагом, жертвой собственной враждебности к этому человеку.
Зеленые глаза оценили персиковый румянец, заливший белоснежную кожу.
– Ты так юна, так прозрачна, птичка-радужка. Тебе не кажется странным, что ты так легко и беспричинно возненавидела меня?
– Получается, что я волнуюсь по пустякам? – Она подняла на него испуганный взгляд, в котором первый раз проступила вина.
– К чести, тебе хватает совести, чтобы стыдиться этого!
– Ни в коем случае! – Нетерпение не помешало ей адресовать ему улыбку. – Вы ведь нарочно делаете так, чтобы я злилась, мистер Бенедикт!
Его улыбка была ослепительной, хотя и не без цинизма, и она почувствовала нелепое желание задержать эту улыбку подольше. Но торопливо отвела от него взгляд, боясь, что он обнаружит ее слабость. Безусловно, Тай Бенедикт может свести с ума любую женщину!
– Разве такую юную даму, как ты, никто не научил быть вежливой? – спросил он с холодным равнодушием, вытягивая руку, чтобы открыть для нее дверь.
Она взглянула ему прямо в глаза.
– Вы разве мне не верите?
– Не совсем! – неожиданно мягко рассмеялся он, снова сбив ее с толку.
Господи, как же с ним нелегко! От него не укрылась ни ее юная неуверенность, ни явные сомнения в себе самой.
– Возможно, юная Пейдж, мы сможем стать просто друзьями.
– Это возможно, – легко согласилась она, – но маловероятно, мистер Бенедикт.
Его зеленые глаза заблестели, когда он вновь посмотрел на нее.
– Ты опять за свое, не так ли?
– Это вас не касается, – уклончиво ответила она, с облегчением кивнув служащему в окошке регистрации.
Когда они вышли из тени веранды на ослепительное солнце, эффект был такой, словно их ослепило лучом прожектора – таким раскаленным был солнечный свет. Зной брал свое, и сухой ветер пустыни поднимал пыль вокруг их ног.
До взлетной полосы Тай Бенедикт вел джип на большой скорости, положив на руль уверенные мускулистые руки. Затянувшееся молчание словно подтверждало взрывоопасность слов. Впереди в небе вытянулась бесподобным клином стая птиц, и Пейдж сидела не шевелясь, наблюдая за ними и все время чувствуя рядом присутствие уверенного в себе властного мужчины. Если земля все еще хранила опустошительные следы засухи, то птицы в небе были великолепны, яркое их оперение красочно выделялось на безоблачном, переливчато-синем фоне. Пейдж смотрела по сторонам как завороженная, запоминая и охру земли, и невыносимый блеск голубого неба.
Время от времени она мельком поглядывала на темный, суровый профиль Тайрона Бенедикта. Вообразив, что он забыл о ее существовании, она почувствовала неожиданный укол обиды и уставилась на бесконечную дорогу впереди них.
– Приехали, крошка! – Пейдж вздрогнула. Такой голос мог кого угодно напугать, не то что отвлечь от мечтаний.
– Ну вот, ты снова испугалась. Прекрати копаться в своей душе.
Она вернулась к реальности и пригладила волосы, слегка влажные у висков.
Джип резко остановился, из-под тяжелых шин брызнула пыль, и он легко поднял ее из машины, обхватив руками тонкую талию, как будто она была ребенком, обузой для мужчины. На краю полосы стоял легкий самолет «Пайпер», и Пейдж направилась к нему, словно во сне, пока Тай Бенедикт, развернувшись, поехал к небольшому офису. Через пять минут они уже были в воздухе, направляясь на юго-запад, в сторону Каррендеры, в самое сердце Страны Каналов, на родину гигантских скотоводческих царств с самым необычным пейзажем в мире.
Они летели прямо в сторону солнца, и Пейдж казалось, что мир затерялся в его ослепительной красоте, в окружении серебристо-голубых волн миражей. С самого первого момента ее привлекала эта странная, необычная страна, Пейдж попала под ее смутное, призрачное влияние. Древняя земля была великой святыней темнокожего народа. Смутное мерцание на горизонте выдавало зловещую близость легендарной Радужной Змеи – пустыни Симпсона, третьей по величине в мире. Именно туда изгнала ее Великая Мать-Земля, Ямакуна, за вероломство, зло, коварство, за раздор, который она посеяла между племенами. Местные жители до сих пор называли ее Маратжура, Великая Радужная Змея – пятьдесят тысяч квадратных миль зыбучих раскаленных песков. Пейдж устроилась поудобнее и отдалась созерцанию и запоминанию…
Уже четвертый раз за час Тай Бенедикт выводил ее из оцепенения.
– Твои глаза слишком беспокойно блестят, юная Пейдж. Не уверен, что могу догадаться, о чем ты думаешь.
Она отозвалась не сразу, все еще пребывая в плену собственного воображения.
– Я думала, что для вас я открытая книга.
Улыбка коснулась его губ.
– Временами, но не всегда. Единственное, что не должна терять женщина, это собственную изменчивость, которая всегда позволяет ей быть на два шага впереди мужчины.
Тонкие, темные, с неправильным изломом брови Пейдж взметнулись вверх, она рассмеялась, полная нервного возбуждения.
– Все-то вы обо всем знаете.
Он бросил на нее косой зеленый взгляд.
– Естественно, меня занимают более изощренные женские хитрости! Нет, не надо задирать ваш изящный носик, хотя я и нахожу его весьма привлекательным.
Она резко опустила голову.
– Я никого не стремлюсь привлечь!
В течение долгой минуты он не отводил от нее взгляда.
– Ты хочешь меня в этом убедить? Джоэл, к примеру, вознес тебя на пьедестал.
Она начала улыбаться.
– Какой ужас! Я ведь совсем не переношу высоты.
– Однако нет никаких следов падений!
– Именно!
Они все еще пикировались, но уже более мирно, словесные удары заметно смягчились. Он еще хмурился, но его зеленые глаза продолжали сосредоточенно рассматривать ее. Как будто опускаешься в быстром лифте, рассеянно подумала Пейдж. Возможно, ей не хватало еще обычной сексуальной смелости, о чем она никогда не подозревала, может, требовался обыкновенный, ничем не отличающийся от других мужчина. Такой, как Тайрон Бенедикт, и возбуждал и пугал ее своей нестандартностью, непохожестью на других; исходившая от него темная сила стесняла ее.
Вот и сейчас, глядя на его решительное, скуластое лицо, она не могла бы назвать его добрым. Оно было пугающе иным – бескомпромиссно мужским, несущим печать истинной мужской гордости. Лицо, которое неизгладимо отражало его настоящее, прошлое и будущее: трудный, опасный мужчина, очарование которого соперничало с его умом. Такие мужчины ей еще не встречались, с ними было слишком трудно сладить. Она отвернулась, опустив на лицо легкую маску спокойствия, пытаясь изменить тему разговора, перевести беседу в иное русло, лишь бы ослабить это напряжение.
– Трудно поверить, что ветер так неожиданно стих. – Ей удалось сказать это ровным, легким тоном. – Боюсь, я была не на высоте.
– Неудивительно! – ответил он ей в тон. – Переменчивые ветры вызывают неустойчивость и раздражимость не только на Западе, но и среди аборигенов. Помню, как однажды в детстве я заблудился в Калиджере, среди безводной пустыни во время пыльной бури. Местность изменилась до неузнаваемости. Меня нашел тогда Малабук, наш главный охотник. Он был знаменитым знахарем в племени орлов и ястребов, замечательный, добрый старик, если не сердить его. Он соблюдал все священные ритуалы, чтил все табу этого племени и обладал сильными магическими способностями. Сейчас таких, как он, уже нет. Он мог пересечь самую труднопроходимую, самую безводную часть пустыни. Он знал все скрытые источники, священные места водопоя Великой Водяной Змеи. Вон там, за кончиком крыла, его обитель. Маратжура! Кумбала примыкает к ней одним своим краем. Совершенно безводная местность, кроме тех редких сезонов, когда с северо-запада на нее устремляются ручьи. Тогда высохшие русла превращаются в озера, населенные множеством птиц: пеликанов, диких уток, черных лебедей, крачек. Песчаные холмы покрывают алые, как пламя, цветки дикого городка с черным глазком посередине. Пустыня, и в то же время не пустыня, – задумчиво произнес он, – ибо миллионы семян под поверхностью готовы идти в рост от единственной капли влаги. – Он повернулся, чтобы взглянуть на нее, и его глаза еще сильнее заблестели. – Если ты посмотришь вниз, то увидишь, что мы летим над Страной Трех Рек: Диамантина, Джиорджина, Купер. Реки и каналы проходят между песчаными холмами. В некоторых местах русла совсем не видно, но когда пройдут дожди, то вода будет повсюду!
– Море воды превращается в океан зеленой травы! – мечтательно произнесла она, дав волю своему воображению. – Какие травы растут здесь?
– Верблюжья колючка, перекати-поле, паракилья, тростник, лианы, все устойчивые к засухе растения. Трава здесь сладкая, она никогда не бывает горькой. Замечательная страна для разведения скота. Мы сейчас ждем дождей. Может, ты принесла их с собой, Атнар-кан-лау-анондра?
– Что это значит? – Она с улыбкой повернулась к нему, чувствуя в себе легкую и приятную перемену.
– Птица Опалового Огня. Птичка-радужка, – поддразнил ее он.
Если перевести взгляд, то за его темным красивым профилем виднелась безграничная ширь, темно-синяя бесконечность, притягивающая внимание. Не так, как взрывная сила Тая Бенедикта. Она рассеянно отметила это для себя, но не могла заставить себя оторваться от пейзажа и снова взглянуть в его необычные глаза.
Все это он видел. По тому, как рот его сжался в иронической улыбке, как он выпрямился, откинув голову, и отрывисто заговорил, она поняла: он видел каждую незначительную перемену ее настроения.
– Здесь у нас вода – это жизнь, малышка. Дождь – сущее благословение. Кумбале повезло больше, чем остальным. У нас есть вода, есть множество скважин, которые помогают нам пережить самые худшие времена. А вот и она по правому борту, Кумбала, Бенедикт Дауне!
Пока он говорил, тон его переменился, правда, ей не совсем было ясно, в какую сторону. Она мельком взглянула на его чеканный профиль, затем устремила взгляд в сторону огромного цветастого полотна, каким была Кумбала. Пейдж почувствовала пьянящее, упоительное возбуждение, румянец окрасил ее щеки. Впервые в жизни она приблизилась к пониманию великой человеческой страсти обладания.
Кумбала простиралась, насколько хватало взгляда, миллионы акров священной земли, прославленное скотоводческое имение. Огромные красные песчаные холмы с цветными глыбами у подножий вытянулись по широкой равнине в длинные цепи, рождая смутные образы доисторических ландшафтов. Лабиринт водных потоков рассекал Великую Степь, извиваясь нитями среди холмов. Главные водяные артерии были все еще полны, в то время как мелкие каналы уже высушило всемогущее солнце.
Тишина и покой. Древняя красная земля. Пронизанный серебром воздух пустыни был сверхъестественно прозрачен, придавая всем оттенкам охры необычный блеск, не поддающийся описанию. Это были излюбленные цвета Намотжиры, правдиво воспроизведенные лучшим художником из аборигенов. Непривычному глазу они казались излишне яркими на холсте, в них трудно было поверить, но для Пейдж, глядящей на них сверху, они являлись истиной в последней инстанции. Это была настоящая Австралия, бьющееся сердце великого островного континента.
Все было именно так, как это изобразил Намотжира: цвет красный, как роза, фиолетовый и голубой, как пламя, огненная киноварь. Каждая часть пейзажа выступала в своем варварском великолепии, резко, неумолимо, и это была страна мужчин, Великая Страна. У нее вдруг вырвался странный тихий звук. Ее первое впечатление при виде Кумбалы навсегда осталось в памяти.
Тай искоса взглянул на страстно-сосредоточенный юный профиль.
– Значит, птичка-радужка все еще отзывается на зов природы?
Ее глаза нашли его взгляд, напряженно и почти не видя задержались на нем.
– Мне трудно представить, что можно равнодушно отнестись ко всему этому. Все так необычно, так за пределами каждодневной обыденности, что завораживает. Великое достояние! Наверное, одна из причин, почему вы такой, какой вы есть. Завидую вам, Тай Бенедикт!
– А вы полны сюрпризов, Пейдж Нортон, – заключил он голосом, который заставил ее вновь посмотреть ему в глаза, чтобы увидеть в них новое выражение. Ей было ясно только, что оно для нее ново.
– В самом деле? – Ее голос осип, она ощутила необходимость оторваться от этого невыносимо долгого, внимательного взгляда. Она услышала вдруг свой голос:
– У меня есть для вас сюрприз получше – вот эти стихотворные строки…


Но если ты боролся противВетра, Засухи и Пыли,Если загонял когда-тоДиких лошадей в загоны,Если слышал ты их ржанье,Плетью принуждая в рабство,Ты поймешь мое признанье:Я готов забыть богатство.

Он заинтересованно посмотрел на нее, в темной глубине его глаз вспыхнула искорка.
– Уилл Огилви, «Седло за Трон», – лениво проговорил он. – Знаешь, крошка, у тебя именно тот голос, который заставляет мужчин слушать.
– Да?
– Живой, гибкий, довольно низкий. – Его взгляд скользнул вниз, задержался на ее глазах. – Джоэлу повезло!
– А мне?
– Ну, тебе могло бы больше повезти, – сказал он мягким тоном. – Ты могла бы заполучить меня!
Она улыбнулась с искренним удовольствием.
– Все это, и скромность в придачу – какое редкое сочетание, мистер… Тай? – Она умолкла, не в силах оторваться от этого смуглого лица и внимательно разглядывая каждую его черту.
– Так-то оно лучше! Кто знает, какие еще сюрпризы ты таишь в себе! – Глаза у нее загорелись, темные брови изогнулись дугой. – Не стоит тратить на меня женские чары, милая. Я закаленный воин!
Это было до того очевидно, что она рассмеялась и была вознаграждена белозубой обезоруживающей улыбкой, осветившей его лицо.
– Сказать тебе правду, малышка? При правильном обращении из тебя вышла бы отличная женщина.
Кровь бросилась ей в лицо.
– И все, что я должна бы делать, это исполнять ваши указания!
– Разве я говорил это? – В его голосе появилась странная нотка.
Она пробормотала, чувствуя огромное отвращение к самой себе:
– Считайте, что я этого не говорила. Хотя это вы меня спровоцировали…
– Все ты выдумываешь, все выдумываешь, птичка!
Самолет вдруг накренился вправо, начиная снижаться, и перед ней предстал внизу необыкновенный вид.
– Под нами орлы. Огромные орлы с золотыми глазами и хвостом в виде клина! – сказала она.
Он засмеялся.
– Я знаю, малышка. А теперь сиди тихо и пристегни ремни. Твои рыжие волосы и так отвлекают меня!
В наступившей тишине она осторожно съязвила:
– Вообще-то вам уже недолго осталось терпеть.
На его лице мелькнула улыбка.
– У меня нет времени, чтобы оценить эту небольшую дерзость. Насколько я понимаю, ты не видишь себя в роли хозяйки всего этого.
– Боже мой, нет! – Ее внимание было приковано к зрелищу внизу. – Эта роль была бы непомерно сложна!
– Это как сказать, – улыбнулся он, не соглашаясь с ней. – Подходящая женщина могла бы с ней справиться. В скором будущем я подберу себе жену. Осталось не так уж и много времени, – тихо заметил он, искоса бросая на нее взгляд. – Мне кажется, мужчина имеет право добиваться того, что он хочет.
– Да? – Она выдержала паузу, не зная, как к этому отнестись.
– Можешь не отвечать, я знаю. Тебе не понять, что испытывает мужчина при одной мысли о том, что ему придется проводить триста шестьдесят дней с одной и той же женщиной!
– Но мужчине это может и понравиться. Разве это не будет удивительно?!
– Действительно будет! – небрежно парировал он.
– Могу я спросить, какой тип женщин привлекает вас, мистер Бенедикт?
– При чем здесь привлекательность, мисс Нортон? Я сказал, что мне нужна жена!
Она глубоко вздохнула, избегая его взгляда.
– Я так и подозревала, что подход окажется чисто практическим!
Он коротко расхохотался, что глубоко покоробило ее.
– Именно вы, мисс Нортон, должны бы знать об обратном!
Она видела только зеленый огонь его глаз, но не понимала, как в этот момент работают его мысли, и это ее раздражало. Она чувствовала себя бабочкой, наколотой на булавку.
– Вы говорите загадками, – рассеянно сказала она.
– Чтобы конфузить маленьких девочек.
Густые, темные ресницы быстро спланировали вниз.
– Я в отчаянии. Вы, должно быть, находите меня чрезвычайно докучливой.
– Разве я называл тебя докучливой? – услышала она в его голосе снисходительное терпение. – Отличающейся от других, да, безусловно. Прошлой ночью…
– Мне кажется, мы договорились забыть о прошлой ночи! – Она чуть не выбросила вперед руку в умоляющем жесте.
– Ну же, ну же, – произнес он утешительным тоном, – это всего лишь шутка.
– Только не в вашем присутствии!
– Оставь, милая, не заходи так далеко. Женщин целуют каждый день. – В его голосе сквозила искренняя насмешка, что еще сильнее разозлило ее, словно он объяснял ребенку какие-то простые житейские истины. – Мы приземляемся через несколько минут, – сказал он обыкновенным голосом. – Ты не хочешь немного подкраситься?
Это была уже явная насмешка, и она на нее ответила:
– Разве в этом есть нужда?
Его голос мог быть ленивым, но только не его глаза.
– Ты прекрасно знаешь, что у тебя кожа как атлас.
Подбородок с ямочкой дернулся вверх, и она быстро и глубоко вздохнула.
– Я не напрашивалась на комплименты, мистер Бенедикт!
– Ты напросишься на свернутую шею, милая, если не перестанешь называть меня мистером Бенедиктом! Это уже нелепо и раздражает.
Что-то в этом резком замечании превратило его в вызов, и ей было трудно ответить, сохраняя небрежный тон.
– Как вы хотите, чтобы я вас называла?
– Тай! – отчетливо выговорил он своим красиво очерченным ртом. – Подойдет для начала?
Она поспешно ответила:
– Мне кажется, это имя действительно вам подходит. Тай. Тайрон! – Странным образом его имя легко и мелодично прокатилось по ее языку.
– Вот видишь, в этом не было ничего сложного, не так ли? – Он отвел взгляд. – Посмотри вниз, малышка. Джоэл приехал на аэродром. И девушки тоже, если я не ошибаюсь. Нервничаешь?
– Ничуть, – сказала она с невольной озорной улыбкой.
– Ты у меня молодец!
Это была просто фраза, конечно. Вряд ли он что-то имел в виду. Пейдж посмотрела в окно: «Пайпер», направляясь вниз, начал спускаться, чуть ли не касаясь верхушек деревьев, словно мифическая птица, готовясь к встрече с землей. Пейдж устремила взгляд вперед, обгоняя самолет.
Высоко на склоне холма над темно-зеленой лагуной, полной водяных лилий, стоял Большой Дом, Кумбала; усадьба величиной с дворец, выстроенный буквой U, первый дом, построенный Большим Джоном Бенедиктом для своей невесты. За широким радиусом пышных зеленых садов, орошаемых из подземных скважин, находились хижины скотоводов, среди которых одна выделялась своими большими размерами, вероятно принадлежа их управляющему. Справа от усадьбы виднелись стойла, седельные помещения, административный блок, магазин, конный стадион, бесчисленные выгоны и собственный, всепогодный аэродром.
– Дома! – коротко сказал Тай Бенедикт, и Пейдж почувствовала скрытую гордость в его словах. – И ты даже не подозревала, что так сильно любишь Джоэла, – безжалостно добавил он.
Она быстро взглянула на него, затем опять отвернулась, чувствуя, как напрягся ее живот, что было не только физической реакцией на приземление. «Пайпер» зашел прямо на серебряную сверкающую полосу и произвел безупречную посадку, пробежав еще ярдов сто до остановки двигателей.
У нее на виске забилась маленькая жилка. Она провела языком по губам, мягким и чувственным, поправила руками блестящие волосы.
– Ну что, милая? – резко спросил он. – Экзотическое приключение в австралийской глуши, или с птичкой-радужкой что-то произошло?
Она ощутила его близкое присутствие, твердую руку на своем плече, подтолкнувшую ее к выходу из маленькой кабины.
– Стоило тебе сюда приехать, и ты уже не хочешь выходить!
– Докажите! – Она тряхнула яркими волосами.
Его глаза заблестели, и он улыбнулся своей белозубой и, когда хотел, обезоруживающей улыбкой.
– Не подстрекай меня, крошка!
Воздух обдал их своим сухим ароматом, и его руки одним движением опустили ее на землю. Пейдж была ошеломлена однообразной бесконечностью мерцающей равнины, уходящей к зазубренным розово-красным отрогам гор, резко выделяющихся на фоне переливчато-синего неба. Из джипа донесся до них приветственный гудок, и мириады крошечных оранжевых птичек стайкой взлетели с деревьев кулиба, громкими криками выражая свой протест. Далеко впереди поднимало облака красной пыли стадо, тысячи голов скота, сбитых в плотную массу, окруженных пастухами, которые громко кричали, нарушая тишину прозрачного, разреженного степного воздуха.
Пейдж прикрыла глаза, ошеломленная этим новым пейзажем, обманчивым, прекрасным морем миража, танцующего над взлетной полосой, словно живое существо. Невысокая стройная светловолосая девушка отделилась от группы, стоящей у джипа.
– Тай!
Она бросилась чуть ли не бегом. Волосы собраны на затылке, лицо слегка загорелое, живое и умное, но некрасивое. Похоже, мужчины клана Бенедиктов несправедливо отобрали себе самые красивые лица.
– Пейдж! Привет! – Она схватила ее руку быстрым, искренним движением. – Меня зовут Дайана. Я всегда во всем первая, поверь мне. Джоэл, страдалец, рассержен до смерти и зол как черт. Ты же знаешь, что у него с ногой. Тай наверняка тебе рассказал. Бедняга совсем пал духом. Я так рада тебе. Ты прелестна, просто прелестна. Никогда не знаешь, верить ли россказням Джоэла!
Тай Бенедикт, положив руку на плечо девушки, попытался остановить ее. Его темное властное лицо было на удивление снисходительным и добрым.
– Не правда ли, как она тактична! Прояви немного своей благовоспитанности, Дай. Не думаю, что Пейдж хочется узнать всю подноготную о семье в течение первых пяти минут. Делай это постепенно.
Дайана скорчила легкую гримасу, в которой была доля огорчения.
– Не позволяй ему командовать! – быстро проговорила Пейдж, возвращая улыбку девушке. – Мне действительно все очень интересно!
– Союзник! Союзник! – обрадовалась Дайана, и Тай Бенедикт громко рассмеялся, увидев, как его сводная сестра завладела рукой гостьи в порыве искреннего дружелюбия. Потом ее звонкий голос опустился почти до шепота.
– Видишь ту возомнившую о себе черноволосую красотку в джипе рядом с Джоэлом? Это наша Трейси, мамина крестница, ставшая очень важной персоной. Запомни это, и первое препятствие окажется позади.
– Дайана!
Дайана вспыхнула, взглянув на брата, но вскоре снова заулыбалась.
– Ну да ладно тебе, Тайрон. Я только хочу познакомить Пейдж с обстановкой. Кто предостережен, тот вооружен, как гласит поговорка!
– Хватит, Дай! – произнес он тоном, не допускающим возражений. – Станем продвигаться небольшими и легкими стадиями. А теперь вам с Пейдж не помешало бы присоединиться к остальным – Джоэл, похоже, взял на себя дьявольский труд, пытаясь выбраться из машины.
Дайана через плечо посмотрела на брата, его усилия вызвали у нее сочувственную усмешку.
– Нам лучше поспешить. Трейси совсем вытянула себе шею, глядя вперед.
– Я заберу вещи, – властным тоном сказал Тай Бенедикт. – Идите!
Обе девушки направились к джипу, Пейдж немного впереди, чувствуя лучи яркого солнца на непокрытой голове – незабываемое ощущение.
– Джоэл!
Он едва поднял голову, поглощенный возможностью вылезти из джипа, громко проклиная свое бессилие в попытке открыть дверку и не получая никакой помощи от темноволосой девушки рядом с ним. Наконец ему удалось ее открыть, и он на одной ноге соскочил на землю, тут же привалившись спиной к машине, чтобы не упасть.
– Черт возьми! – По его голосу чувствовалось, что ему больно, рот у него кривился. – Тысяча проклятий! Пусть гора идет к Магомету!
Это был он, Джоэл, неуклюжий, худой, слегка сгорбившийся, с тонким, золотистым от загара лицом. Он протянул к ней длинные руки, и она устремилась к нему в ожидании ласкового приветствия. Но не такого. Она не была готова к нетерпеливой жадности его объятия, к поцелую, который запрокинул ей голову, больно согнул шею, раздавил ее нежные розовые губы. Кровь бросилась ей в лицо.
– Дорогая! – он освободил ее губы, но только губы – его руки продолжали крепко обнимать ее, пальцы слегка дрожали.
– Вот это да! – заметила его сестра, наблюдавшая за ними с острым интересом. – Вот что называется поцелуй по высшему разряду. Я хотела бы, чтобы кто-нибудь так поцеловал меня!
Джоэл проигнорировал замечание сестры, возможно, даже не услышал его. Встреча с Пейдж потрясла его, карие глаза его затуманились, он даже на время забыл о дергающей боли в ступне.
– Пейдж! Ты самая красивая на свете! – пробормотал он голосом, полным чувства.
– Я должна выразить свое восхищение тем, как вы ведете себя в обществе! – заговорила темноволосая девушка тихим, но таким жестким голосом, что могла бы в этот момент остановить толпу.
Дайана нахмурилась.
– Забудь о них, Трейси. Этот момент многое проясняет. Признаюсь, я до этого не верила тому, что он нам рассказывал о ней.
– Какое это имеет значение, – сказала она глухо, глядя навстречу приближающемуся Тайрону Бенедикту. Дайану сильно удивил ее тон и выражение лица.
– Тай, добро пожаловать домой! – Призывное, по-женски нежное восклицание казалось совершенно не к месту.
Дайана взглянула на темные, гладкие, волосок к волоску, волосы сводного брата, и ее зеленовато-серые глаза насмешливо заискрились.
– Трейси, кажется, немного утерли ее благородный нос. А Джоэл не желает вернуться на землю и вспомнить о правилах хорошего тона.
– Тем не менее, она права! – Тай Бенедикт говорил ровным, любезным голосом, укладывая чемоданы Пейдж на заднее сиденье джипа. – Джоэл, старина, ты не представишь Пейдж остальным?
Настроение от встречи куда-то улетучилось, и Джоэл бросил гневный взгляд в сторону своего сводного брата.
– Мы ожидали тебя вчера!
– Да? – Четко очерченная бровь взметнулась вверх. Тай вытащил из кармана сигарету, не спеша прикурил ее, глубоко затянулся и повернулся в сторону юноши.
– Самое позднее – к ночи! – упрямо продолжал Джоэл.
Его сводный брат коротко рассмеялся.
– Я могу многое, но не все! Давай обсудим это как-нибудь в другой раз.
Джоэл с трудом овладел собой, пытаясь скрыть истинные свои чувства за шутливым тоном.
– Знаю, что это рискованно, и все же я хочу представить…
Пейдж глубоко вздохнула, самообладание постепенно возвращалось к ней. Кровь вновь прилила к щекам, глаза стали еще ярче. Она повернула голову, чтобы улыбнуться Трейси Орд, когда Джоэл начал знакомить их, все еще с трудом различая его голос. Где-то внутри нее зазвучали упреждающие сигналы. Бесспорно, она не нравилась этой девушке – хуже того, она ей никогда не понравится. Каким-то необъяснимым образом ей бросали вызов, и она была твердо настроена принять его. Джоэл вновь стал самим собой, дружелюбным и привлекательным. Тай стоял немного в стороне от них, лениво покуривая, с отрешенным видом прикрыв глаза.
Дайана продолжала болтать о всяких незначительных вещах, а Трейси Орд так же неприязненно смотрела в сторону Пейдж своими удлиненными бирюзовыми глазами, оценивая ее откровенно и чуть снисходительно. Она была не просто хорошенькой, она была по-настоящему красива – с этими удивительной формы глазами, прямым носом с небольшой аристократической горбинкой. Правда, рот у нее был тонкий, но красиво очерченный, четкий подбородок. Хотя она сильно загорела, кожа у нее была безупречна, свидетельствуя о крепком здоровье и жизненной энергии. Она выглядела старше своих двадцати с небольшим лет: высокая, сильная, стройная девушка с отвратительными наглыми манерами. Самыми отвратительными, которые доводилось встречать Пейдж, Ее пристальный взгляд, холодный, как камень, был острым и опасным. Спохватившись, она улыбнулась, скривив свои тонкие губы. Пейдж тоже улыбнулась, но это был фасад, который скрывал, и обе это знали, взаимную неприязнь. Только вот из-за чего? Этого Пейдж еще не знала.
Дайана вмешалась в угасающий разговор:
– Вы когда-нибудь видели такие красивые волосы? Какой замечательный цвет, Пейдж! Тебе очень повезло.
Пейдж с улыбкой повернулась к ней, с благодарностью принимая несложный комплимент. Она даже слегка встряхнула головой, позволяя волосам наполниться солнечным светом и теплом. Сотни танцующих отблесков пробежали по их шелковым прядям, вызвав в глазах Джоэла невольную вспышку желания, которую ему не удалось скрыть. Один Тай Бенедикт с совершенно невозмутимым лицом наблюдал за всей этой сценой, прислонившись к джипу.
– Между прочим, мы могли бы уже ехать, – сказал он легким тоном. – Нас ждет Соня!
Он быстро рассадил их в джипе, как бы подтверждая свое умение справляться с любой ситуацией, потом повернул свою темную голову и сказал властным тоном.
– Двигайся, Трейси, я сяду за руль! – потом посмотрел на заднее сиденье, где Джоэл боролся с одним из чемоданов Пейдж.
– Тебе помочь, Джоэл?
Джоэл затряс головой, с трудом сдерживая раздражение, которое так и рвалось из его глаз.
– Нет, спасибо!
– Слишком упрям, чтобы согласиться! – прокомментировала Трейси мертвенно-холодным голосом. Одновременно в зеркале заднего вида Пейдж наткнулась на темно-зеленый взгляд, который ясно говорил: «Ну, вот ты и здесь, малышка. Что же собираешься теперь делать?»
Она с усилием отвела глаза в сторону, чувствуя, что ее дергают за руку. Джоэл с упреком смотрел на нее.
– Чтоб ей было неладно, этой ноге! Из-за нее я как в тюрьме. Если бы не она, я бы сам за тобой приехал. – На его лицо скользнула тень. – Пейдж, любимая, мне было так одиноко, я так скучал. Я так боялся, что тебя уведет кто-то другой.
Дайана быстро взглянула на вдруг помрачневшее лицо своего брата.
– Эй, говори громче! – заговорила она театральным шепотом. – Я, например, не собираюсь быть третьей лишней!
– А что это такое? Какая-нибудь глупая игра? – презрительным тоном спросила Трейси Орд с переднего сиденья, повернув к ним свой орлиный профиль. Ее глаза с отвращением скользнули по бледному лицу Пейдж; они уже не были бирюзовыми, а скорее угольно-черными.
– Не лезь не в свое дело, Трейси, – грубо сказал Джоэл, заморгав длинными ресницами и словно очнувшись от сна. Он сжал руку Пейдж, перебирая ее тонкие пальцы в своей руке, затем поднес ко рту и захохотал. Пейдж почувствовала, что вновь краснеет, и Дайана громко расхохоталась.
– Мы все такие нервные сегодня! Не обращай внимания, Пейдж. Ты произвела сенсацию. Ты достаточно прекрасна, чтобы завоевать любого мужчину!
– Тебе что, заткнуть глотку? – Джоэл резко повернулся к сестре, его карие глаза гневно сверкали.
– Нахал! – Она сдавленно хихикнула и смолкла, с сомнением оглядывая его.
Тай Бенедикт переключил скорость, с переднего сиденья послышался его отрывистый, решительный голос.
– Обычно невоспитанных юнцов отправляют домой пешком. Чья сегодня очередь? – Холодный, размеренный, немного ленивый тон его голоса произвел требуемый эффект. Сидевшая рядом с ним Трейси застыла, а Дайана молча откинулась на спинку сиденья, поправляя волосы.
– Ты мог бы по крайней мере учитывать, что у меня болит нога! – пожаловался Джоэл, как капризный ребенок, неприятно резанув слух Пейдж. Можно было подумать, что его бесил один вид мужественности сводного брата.
Тай только улыбнулся.
– Не стоит так волноваться, старина. Мы просто считаем Пейдж за члена нашей семьи… или почти за таковую. – Он поискал и нашел ее взволнованное прелестное лицо в зеркале заднего вида. – Не надо волноваться, малышка. Ты нас полюбишь! – улыбнулся он ей.
Она вновь увидела искру в глубине этих ярких глаз, их язвительный отблеск заставил ее немедленно отреагировать.
– Рада это слышать, мистер Бенедикт.
Джоэл неожиданно привлек к себе ее подбородок с мягкой ямкой и поцеловал Пейдж в уголок рта, словно не мог больше сдерживаться и ему было безразлично, что об этом подумают другие.
– О Пейдж, милая, впервые в жизни я онемел!
– Будь добр, повтори это, – умоляющим тоном проговорила его неисправимая насмешница сестра. Она выпрямилась всем своим стройным телом и назидательно подняла вверх палец. – В жизни есть только одна стоящая вещь, ребята, это любовь. ЛЮБОВЬ!
– И куча денег в семье! – ловко закончил фразу Тай Бенедикт, и ослепительная белозубая улыбка вспыхнула на его загорелом лице.
– Любовь – это иллюзия. – Трейси Орд заявила это усталым голосом женщины, познавшей жизнь. – И ничего больше!
Ничто, казалось, не могло сдержать языка Дайаны.
– Ах, давайте же остановимся и немного порассуждаем об этом. Ты, должно быть, страшно умна, если говоришь такие вещи!
– Ради бога, Тай, ты разве не можешь унять Дайану? – потребовала Трейси, откидывая назад черные как сажа волосы.
– Разве кто-то мог это когда-либо сделать? – ответил он довольно мягким голосом. – К ней только надо привыкнуть, и все будет в порядке.
– Тоже мне ответ! – Трейси сжала тонкие губы.
– Зато тогда нам удастся добраться до дома… – Он искоса посмотрел на нее, потом на Пейдж, не жалея ее.
– Добро пожаловать в Кумбалу, малышка!
Она напряженно смотрела на его гладко причесанную голову.
– Единственный вопрос – все ли вы меня полюбите, – любезно сказала она.
Он улыбнулся, и она почувствовала, что он удержал смех.
– Мы будем использовать любую возможность!
С двух сторон ей радостно улыбались Дайана и Джоэл, вдруг ставшие очень похожими друг на друга, но в мыслях Трейси Пейдж с женской интуицией прочитала холодное презрение. Она перевела взгляд на Тайрона Бенедикта, на его откинутую голову, широкие, мощные плечи – она физически чувствовала его присутствие в кабине джипа. Рука Джоэла легла ей на плечи, и он пробормотал ей на ухо:
– Эй, вернись же ко мне! – Он нежно провел пальцем по ее щеке. – Посмотри же на меня, Пейдж, прошу тебя!
В глубине его карих глаз она уловила отблеск темного водоворота негодования и в порыве искреннего сожаления попыталась оправдаться перед ним, накрыв своей рукой его, лежащую на ее тонком плече, но все внутри нее непрерывно кричало: «Во что же ты ввязалась?»


Теперь она уже не была уверена в том, что любит его, и не знала, что ему скажет. Однако ей было известно, и она ощутила легкий укол раскаяния, что Джоэл не примет ее «нет» за ответ. Оставалось только ждать, что принесет завтрашний день.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Капризная невеста - Оллби Айрис

Разделы:
123456789

Ваши комментарии
к роману Капризная невеста - Оллби Айрис



ахуеть
Капризная невеста - Оллби Айрисusman
27.08.2010, 22.34





Не в восторге от романа. Диалоги читаются тяжело- либо переводчик плохо постарался, либо сам автор.
Капризная невеста - Оллби АйрисЛена
3.11.2011, 0.36





Классный роман!!!
Капризная невеста - Оллби АйрисВера Яр.
4.04.2012, 13.27





Такой, вроде бы, банальный сюжет, а так сложно написано. Некоторые диалоги я так до конца и не поняла. Но за душу берёт - это точно!!!
Капризная невеста - Оллби АйрисЮлия...
9.04.2012, 17.52





Согласно, сюжет банальный, но за душу берет, точно не сразу роман из головы выкинешь
Капризная невеста - Оллби Айрисбелка
9.04.2012, 19.57





бред
Капризная невеста - Оллби Айрисэлла
9.04.2012, 20.40





"Ничего интригующего,только время потеряно зря..."
Капризная невеста - Оллби АйрисНИКА*
10.04.2012, 0.15





"Ничего интригующего,только время потеряно зря..."rnСогласна с коментом Ники, полный бред!!
Капризная невеста - Оллби АйрисЕлена
16.08.2012, 17.08





роман очень красивий читайте и наслаждайтесь
Капризная невеста - Оллби Айрисанна
11.12.2012, 21.49





я не смогла его дочитать, не хватило терпения на этот бред.
Капризная невеста - Оллби АйрисМарина
8.03.2013, 6.31





А мне этот роман понравился
Капризная невеста - Оллби АйрисЭлис
8.03.2013, 10.03





Очень не понятный язык то ли написания, то ли перевода.Мозги вспухли...
Капризная невеста - Оллби АйрисЭльчин
1.04.2013, 12.08





да ,с диалогами что-то не то, все сильно заумно ,я не в восторге 7/10
Капризная невеста - Оллби Айрисatevs17
23.05.2013, 10.39





Первый коментарий ото комрлемент или как?
Капризная невеста - Оллби АйрисNatalia
23.10.2013, 13.05





Мне роман не понравился: почему одного любила и вдруг полюбила другого не понять. Описание природы и то не впечатляет. 4 из 10
Капризная невеста - Оллби АйрисТатьяна
22.06.2014, 20.55








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100