Читать онлайн Победа над прошлым, автора - Олдфилд Элизабет, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Победа над прошлым - Олдфилд Элизабет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.11 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Победа над прошлым - Олдфилд Элизабет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Победа над прошлым - Олдфилд Элизабет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Олдфилд Элизабет

Победа над прошлым

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Сдвинув на лоб солнцезащитные очки, Сорча посмотрела в окно. Красочная палитра природы Альгарвы сильно отличалась от того, что она привыкла видеть в Англии. Сам воздух казался лучезарным, что придавало ослепительную голубизну небесам, на фоне которых еще ярче сияли осыпанные белым деревья, земля же имела охристо-красный цвет. Лишь акварель сгодится для пейзажа, решила Сорча, но возможно ли передать это сияние?
Как обещал Рун, микроавтобус «Клуба Марим» встретил ее в аэропорту Фаро, и теперь вместе с двумя парами туристов из Германии она ехала на запад. Автобус проезжал через суетливые города и полусонные под лучами полуденного солнца деревни, мимо апельсиновых рощ, густо расцвеченных яркими плодами, мимо полей с фиговыми деревьями и виноградниками. Вдоль дороги мелькали лавки с сувенирами и поделками местных кустарей-ремесленников: ярко расписанные тарелки, сине-белая керамика… Сорча опустила очки на переносицу. Надо будет найти время, чтобы немного отдохнуть, позагорать и обязательно посетить один из таких магазинчиков.
— Кажется, мы уже почти приехали? — спросила одна из немецких туристок, когда микроавтобус свернул с широкого двухполосного шоссе на дорогу узкую и пустынную, обдуваемую всеми ветрами.
— Через десять минут будем на месте, — подтвердил водитель по имени Мануэль.
Сорча заволновалась. Она была все время занята работой и только теперь вспомнила о том, что стала обладательницей крупной недвижимости. Внезапно ее охватило волнение, сопряженное с дурным предчувствием: ей, конечно, хотелось увидеть «Клуб Марим», но вот доставит ли ей удовольствие вновь встретиться с Рун де Брагансой?.. В этом она не была уверена. Неужели он до сих пор полагает, что имеет дело чуть ли не с малолетней преступницей? Неужели будет враждебно к ней относиться? Вместе с авиабилетом он прислал ей рекламную брошюру о «Клубе Марим» и сопроводительное письмо. Однако как прочесть между строк, что он о ней думает? Хотелось бы надеяться, что партнер — управляющий клубом пересмотрел свой взгляд на нее и им удастся спокойно сотрудничать.
Проехав мимо вывески «Прайа-до-Марим», микроавтобус оказался среди беленых домиков. Ах, как жаль, что она не захватила с собой блокнот для рисования, подумала Сорча, разглядывая окна с забавными деревянными ставнями и ажурные дымовые трубы. Она уже столько увидела интересного и красивого, что у нее просто чесались руки запечатлеть все это на бумаге в свойственной ей манере — легкими штрихами. Но она сюда обязательно вернется и напишет несколько этюдов с видами Альгарвы.
Дорога вилась между домами, постепенно становясь все уже и уже и круто уходя вниз. Прыгая на ухабах и рытвинах и объезжая прогуливающихся туристов, автобус подъехал наконец к площади, видимо служившей центром этого небольшого селения. Сорча успела бросить взгляд на гавань, где мирно покачивались ярко выкрашенные лодки, а автобус снова куда-то свернул и стал подниматься в гору.
— Отсюда открывается самый лучший вид на «Клуб Марим», — заявил Мануэль, смуглый общительный парень, резко, со скрипом тормозов остановив автобус на самой вершине, что, вероятно, считалось наивысшим шиком.
— О-о-о! — воскликнул один из немецких туристов, сидевший позади Сорчи.
— Сказочная красота! — сразу отозвалась его жена, и другая супружеская чета поспешила с ними согласиться. Видимо, чтобы успокоиться, общительной немке нужно было непременно вовлечь всех пассажиров в общий разговор, поэтому, похлопав Сорчу по плечу, она спросила:
— Вам тоже здесь нравится?
Обернувшись, девушка улыбнулась.
— Очень.
Еще в Англии она пыталась побольше разузнать о полученном наследстве, но мать сообщила ей лишь одно: Хорхе всегда утверждал, что у «Клуба Марим» богатые возможности, и старался изо всех сил их реализовать.
— Он никогда по-настоящему не увлекался бизнесом здесь, в Англии, говорила Дениза Альмейда, — а вот «Клуб Марим» взбудоражил его воображение. Как-никак родина.
— А что из себя представляет «Клуб Марим»? — настойчиво спрашивала Сорча.
— Понятия не имею. Хорхе иногда рассказывал, но мне было неинтересно, и я все забыла, — ответила мать и отправилась в сад звать близнецов завтракать.
Огорченная тем, что ей не удается представить картину своих будущих «владений», Сорча не на шутку обрадовалась, когда получила по почте рекламный проспект с фотографиями одноэтажного здания гостиницы среди нарядных вилл, обсаженных буйно цветущими кустами, и панорамы залива с золотистым песчаным пляжем. И вот теперь, прищурившись, она разглядывала все это, как говорится, в натуре, убеждаясь, что, как ни хороши были фотографии, они, разумеется, не могли передать всю прелесть холмистой местности, на которой располагался «Клуб Марим».
Широкая, с сочной зеленью долина уступами спускалась к морю. По склонам холмов среди эвкалиптов и сосен были разбросаны построенные в мавританском стиле домики с красными крышами, сама же гостиница сияла белизной в самой глубине ущелья. По соседству с ней расположились теннисные корты. Прекрасное сочетание природы с достижениями цивилизации для людей, понимающих толк в отдыхе! У Сорчи даже перехватило дыхание: подумать только, половина всех этих красот принадлежит ей!
Выслушав не без гордости похвалы в свой адрес, Мануэль наконец убрал руку с тормоза. Миновав высокие железные ворота, микроавтобус поехал по аллее, обсаженной лиственными деревьями, и через несколько минут остановился под крытой галереей перед входом в гостиницу. Когда пассажиры с чемоданами начали выходить из автобуса, стеклянные двери гостиницы раздвинулись и появилась высокая брюнетка, одетая в темно-синее платье.
— Сеньорита Риордан? — спросила она, холодно и оценивающе окинув взглядом гостью. Сорча сняла темные очки.
— Вы угадали, — произнесла она с улыбкой и была обескуражена, когда юная брюнетка не улыбнулась в ответ.
В отличие от Мануэля, явно не имевшего ни малейшего представления о том, что сидевшая в автобусе девушка является его новой хозяйкой, молодая португалка была осведомлена, кого он к ним привез, и держалась настороженно. Как поведут себя другие служащие «Клуба Марим»? Будут ли они также побаиваться ее? — думала Сорча. Вот и еще непредвиденные сложности.
— Сеньор де Браганса собирался встретить вас, но одно не терпящее отлагательств дело не позволило ему приехать в аэропорт, — заявила брюнетка на хорошем английском языке, после чего провела Сорчу в освещенный канделябрами вестибюль, пол которого был выложен мрамором. — Если сеньорите будет угодно подождать…
— О'кей, Изабель, я здесь! — послышался знакомый мужской голос, брюнетка кивнула и с улыбкой повернулась к немецким туристам, а Сорча увидела остановившийся у входа в гостиницу джип и выходящего из него Рун де Брагансу.
И не поверила своим глазам. Он был так строго одет на похоронах, что она могла представить его только в деловом костюме. Однако на этот раз на нем была расстегнутая до пояса рубашка с короткими рукавами и джинсы в обтяжку. Выглядел он моложе, чем в прошлый раз, а кроме того, имел более агрессивно-мужественный вид.
Сорча заставила себя улыбнуться.
— Привет!
— Добрый день, — ответил он и крепко пожал ей руку, как это принято у португальцев. — Долетели хорошо?
— Да, спасибо.
От банальных расспросов, как ей понравилась дорога из аэропорта и каковы ее первые впечатления на португальской земле, настроение Сорчи испортилось: за вежливым интересом ее партнера явно прятались отчужденность, нервозность и нетерпение. Хотя она и не почувствовала открытой враждебности, стало ясно, что он не изменил своего отношения к ней и нисколько ей не доверял.
Рун дал указание Мануэлю отнести багаж в номер, сам же провел ее через холл к двери, на которой висело предупреждение: «Посторонним вход воспрещен», и они оказались в коридоре, где и справа и слева размещались служебные кабинеты.
— Я не знаю, как вы представляете себе положение вещей, — произнес он, когда они вошли в просторное с выходящими в сад окнами помещение, устланное светлым ковром, — и, хотя все служащие знают, что Хорхе оставил клуб в наследство падчерице и мне, только трое уведомлены, что вы, Сорча Риордан, и есть та самая падчерица. Эти трое: бухгалтер Хосе, местный архитектор Антонио и…
— Изабель, — вставила девушка. Он взглянул на нее с любопытством.
— Откуда вы знаете?
— Когда мы встретились, она смотрела на меня весьма критически и старалась держаться на почтительном расстоянии. «Как, впрочем, и вы», подумала про себя Сорча, а вслух предположила:
— Может быть, ей не нравится, что женщина примерно одного с ней возраста станет ее начальницей.
Рун стоял, опустив руки; его оценивающий взгляд лениво скользил по ее фигуре.
— Думаю, что это не более чем ваши измышления в отношении Изабель.
— Измышления? — переспросила она, опустив голову и разглядывая свой короткий черный свитер и такого же цвета гетры.
— Большинство португальских девушек, Изабель в том числе, довольно консервативны, и хотя она охотно надела бы то, что носите вы, думаю, она никогда бы не осмелилась так обнажаться. — Он заглянул в лицо Сорчи блестящими карими глазами. — И, уж конечно, не отказалась бы от бюстгальтера.
Сорча вскинула голову. Собираясь утром в дорогу, она надела на себя, как ей казалось, наиболее подходящий для такого путешествия наряд. Сверху же натянула длинный и широкий свитер, который, правда, теперь сняла. Но под взглядом Рун ее дорожный костюм сделался чуть ли не вызывающе нескромным. Глаза мужчины говорили о том, что мягкая ткань слишком откровенно облегает грудь, а узкие брюки обтягивают бедра. Он будто нарочно пытался ее смутить, и это приводило девушку в ярость.
— Я сожалею, что вы не одобрили мой костюм, — ответила она ледяным тоном, — но этого следовало ожидать: вам ведь не понравилось и то, во что я была одета на похоронах.
— Вы меня неверно поняли, — возразил Рун. — Наоборот, я считаю, что и в прошлый раз, и сейчас вы выглядите очень привлекательно.
— Неужели? — усомнилась Сорча.
— Особенно когда вы стоите передо мной так, как сейчас.
Поза у нее была, что и говорить, вызывающая: плечи расправлены, грудь гордо выпячена вперед. Ей тут же захотелось съежиться, сжаться в комочек и спрятаться от дерзкого взгляда. Девушка покраснела; похоже, Рун де Браганса собирается подкалывать ее, приходится признать: один — ноль в его пользу. Черт подери!
— Чем занимается Изабель? — спросила Сорча, страстно желая переменить тему разговора.
— Она моя помощница, мы работаем в тесном контакте. — Рун предложил гостье сесть и сам устроился за рабочим столом. — Я бы хотел знать, нужно ли собирать служащих, чтобы представить им вас?
Это значит, ее будут пронизывать, точно лазерные лучи, взгляды незнакомых ей людей, столь же надменных, как и этот человек.
— Нет, благодарю вас, — решительно ответила она. — Пока мое положение официально не оформлено, я предпочитаю жить здесь инкогнито, насколько это возможно.
— Отлично, на завтра у нас запланированы две встречи, — продолжал Рун деловым тоном. — Утром вы познакомитесь с Хосе и Антонио, а после ленча у нас будут переговоры с адвокатами. В четверг утром я повезу вас то нашим угодьям, а днем намереваюсь ознакомить с планами дальнейшего развития «Клуба Марим».
— Похоже, эти два дня будут весьма насыщены работой, — заметила она.
Он многозначительно приподнял бровь.
— Я надеюсь, вы приехали сюда не для того, чтобы загорать на солнышке?
— Конечно, нет, — ответила Сорча со смехом, желая тем самым показать, что такая мысль представляется ей невероятной.
Облокотившись на спинку стула, Рун непринужденно положил ногу на ногу.
— Я бы хотел предложить вам ввести в Состав правления в качестве не владеющих акциями директоров Хосе и Антонио, — произнес он. — И тот и другой внесли немалую лепту в успешные дела клуба, так что, надеюсь, повышение их статуса станет для них не только наградой, но и стимулом на будущее. А поскольку оба парня являются высококлассными специалистами, я бы хотел, чтобы они остались с нами. И будет справедливо, если они получат прибавку к жалованью.
— Прибавку? На сколько процентов? — спросила Сорча.
Казалось, ее вопрос прозвучал для него неожиданно.
— Я считаю, что им нужно добавить по пятнадцать процентов.
— Вы считаете, что НАМ следует добавить этим парням по пятнадцать процентов? — переспросила она, мило улыбаясь.
Его строгое лицо еще более посуровело.
— Да, я так считаю.
— И как вас прикажете понимать? Вы — большой начальник, а я — девочка на побегушках? — воскликнула Сорча.
Хотя Рун сообщил ей, что он лишь предлагает познакомиться с Хосе и Антонио, на самом же деле он давно спланировал их встречу. Однако она приехала в Португалию вовсе не для того, чтобы с ней вели переговоры в таком духе.
— Простите, я вас не понял, — удивленно проговорил Рун.
— Если я не права, поправьте меня, но складывается впечатление, что вы рассматриваете наше будущее сотрудничество как своего рода игру в одни ворота, иными словами: вы принимаете решения, а я — соглашаюсь и подчиняюсь. Извините, но я владею акциями «Клуба Марим», причем большей частью акций, — заметила Сорча. Теперь, она полагала, они сравняли счет очкам. — Я согласна ввести Хосе и Антонио в совет правления, — произнесла она, величественно склонив головку, — как не возражаю и против пятнадцатипроцентной надбавки.
— Извините меня, если я ошибаюсь, — возразил Луи, — но оба решения свидетельствуют о вашей некомпетентности.
Сорча вспыхнула.
— Что ж… это верно, — она была вынуждена согласиться с ним. Рун наклонился вперед.
— Сколько времени вы намереваетесь пробыть в Португалии? — спросил он, словно она, была бациллоносителем Черной Смерти.
Сорча не собиралась долго оставаться в этой стране, но не хотела сразу сообщать ему об этом. Пусть поволнуется, попотеет, это собьет с него спесь.
— Я еще не решила, однако отдельный кабинет мне не нужен. — И, помолчав, добавила:
— Пока не нужен.
— Кабинет?! — повторил Рун с плохо скрываемым ужасом.
Она медленно обвела взглядом комнату: рабочий стол из тикового дерева, еще один, овальный, шкаф, уставленный аккуратными рядами папок.
— Я, разумеется, не требую, чтобы вы уступили мне свой, — ласковым голосом произнесла Сорча. — Вначале неплохо бы осмотреться, а потом уже определить, какие нововведения необходимы. Подождите немного, и я сформулирую мои планы в отношении «Клуба Марим». Послушайте, Рун, меня удручает то обстоятельство, что мой директорский статус пришелся вам не по душе, — сказала Сорча, чувствуя, что ей уже надоело выяснять, чья взяла, но вам придется принять мои правила игры.
— Вы хотите сказать, «не мытьем, так катаньем»? — спросил он.
— Я хочу сказать, что деловое партнерство со мной не является стихийным бедствием! — ответила Сорча.
Он глядел на нее некоторое время в недоумении, затем откинулся на спинку стула и сложил руки на груди. У него были мускулистые руки, покрытые темными волосами, ни дать ни взять кружево на золотистом атласе гладкой кожи. «Интересно, а покрыта ли его грудь волосами?» — размышляла Сорча в наступившей тишине. Она взглянула на распахнутый ворот его рубашки. Оттуда, правда, не выглядывали темные завитки волос, но это ничего не означало…
— Сегодня мои родители отмечают золотую свадьбу, и будет семейное торжество, — нарушил молчание Рун, — поэтому…
Сорча вернулась к действительности.
— Простите, я задумалась, — произнесла она, покраснев. Почему это вдруг ее заинтересовало наличие волос на теле Рун?
— Сами понимаете, я не смогу пообедать с вами. Но Антонио…
— Если вы не возражаете, мне бы хотелось остаться одной. Я привыкла сама распоряжаться своим временем. — Она помолчала в нерешительности. Скажите, а мой отчим когда-нибудь говорил вам, что он намерен оставить мне в наследство часть акций «Клуба Марим»? — спросила она.
Вероятно, Хорхе не был полностью откровенен с управляющим, хотя, может быть, какой-то разговор на эту тему у них и состоялся. Сорче было интересно узнать, как мотивировал Хорхе решение завещать часть наследства падчерице.
Рун отрицательно покачал головой.
— Он никогда не упоминал о завещании, к тому же он не думал, что умрет так скоро.
— Значит, пока адвокат не зачитал последнюю волю покойного, вы тоже не догадывались о наследстве? — поинтересовалась Сорча, вспомнив, как сильно поразило Рун услышанное.
— Как раз наоборот, для меня это не явилось неожиданностью. — Он усмехнулся. — Хорхе выполнял почти все мои желания. Сорча нахмурилась.
— Вы были уверены, что вам полагается часть наследства? — спросила она.
— Да, и моя уверенность окрепла в день похорон, когда ваша мать попросила меня остаться, чтобы встретиться с адвокатом. Вот тогда мне и стало ясно, что Хорхе включил меня в список тех, кому он решил завещать акции «Клуба Марим».
— Но у вас был такой вид, будто вы потрясены сообщением, — возразила она. — Вероятно, вы недоумевали, почему я стала обладательницей большей части акций! — воскликнула она с досадой, внезапно поняв причину его удивления.
— Ах ты, негодная девчонка, — холодно произнес Рун.
Ярость закипала в ней.
— Возможно, я омрачила вашу золотую мечту, но вам следовало бы, черт возьми, благодарить судьбу за то, что я существую, — произнесла Сорча.
— Это почему же? — спросил он.
— Потому, что Хорхе оставил вам долю акций за то, что вы часами, развесив уши, выслушивали, как он поливал меня грязью!
— Вы полагаете, мне было интересно выслушивать его болтовню? — строго спросил Рун.
— Я думаю, вам вообще не следовало его выслушивать, — резко ответила она, возмущенная тем, что вновь было затронуто ненавистное ей прошлое. Вам бы следовало сменить тему разговора.
— Я не раз пытался, но Хорхе, казалось, должен был перед кем-то открыть душу. Однако наследство, которое я получил, не имеет к этому никакого отношения. — Откинувшись снова на спинку стула, Рун заложил руки за голову. — Просто Хорхе оценил пот, кровь и слезы, какие были пролиты, чтобы превратить «Клуб Марим» из одноместного бара в рентабельное и процветающее предприятие.
— Вы? Вы всего этого добились самостоятельно? — произнесла Сорча, не веря своим ушам. — Но ведь мой отчим?..
— Идея построить здесь гостиницу принадлежала мне, да еще — теннисные корты и прочие усовершенствования. К тому же я лично руководил всем с начала и до конца. — Он посмотрел на нее. — Вы считали, что всем этим занимался сам Хорхе?
— Да, конечно… — Сорча умолкла. Когда ее мать рассказывала о том, что отчим загорался при разговорах о развитии дел в Португалии, она верила словам матери, хотя и знала, что Хорхе интеллектуально вялый и безынициативный человек. Что касается Рун, то он был переполнен жизненной силой и энергией, к тому же обладал острым умом. — Наверное, Хорхе претендовал на славу, когда рассказывал моей матери о строительстве в этих местах, — сказала она.
— Он и здесь претендовал на славу, когда общался с посторонними людьми, — заметил Рун, пожимая плечами.
— Вас это не тревожило?
Он отрицательно покачал головой.
— Его похвальба не трогала меня; я получал и получаю удовлетворение от того, что в Альгарве создан прекраснейший курортный комплекс. — Рун вдруг нахмурился. — Хорхе еще не был предан земле, когда управляющий банком здесь, в Прайа-до-Марим, позвонил и сообщил, что анонимный клиент выразил желание купить комплекс. Я объяснил, что еще неизвестно, как будут развиваться события, и, кажется, когда клиент узнал о судьбе этих мест, он был очень разочарован. Я получил акции потому, что заслужил их, черт побери, а вот что вы сделали, чтобы унаследовать вашу долю? — грубо спросил Рун.
Сорча, сдвинув брови, смотрела на свои руки.
— Я, между прочим, падчерица Хорхе, — осторожно начала она, — и…
— И этого достаточно? Послушайте, — усмехнулся он и нетерпеливо отбросил со лба темные пряди волос. — Ведь вы совсем не знаете Португалию, индустрию отдыха, кроме того, вы не изучали бизнес.
Она подняла голову.
— Ну и что?
— А то, что идея сделать из вас эффективно работающего директора, способного вносить достойный вклад в развитие «Клуба Марим», просто-напросто бред. Чтобы достичь совершенства в монашеском поведении или раздаривать поцелуи посторонним мужчинам, разумеется, надо обладать определенным талантом, — шутливо заметил Рун, — но это дьявольски бесполезное занятие, когда речь идет… — он прервался, потому что зазвонил телефон. — Извините, — сказал он, снимая трубку.
Рун выслушал звонившего, затем перешел на португальский язык, звучавший отрывисто-грубовато. Сорча подождала немного, но, когда поняла, что разговор закончится не скоро, поднялась со стула. Хватит с нее унижений и пренебрежительного отношения. Если поторопиться, то можно еще сделать несколько набросков у бассейна до захода солнца.
— В котором часу утренняя встреча? — спросила она, когда Рун прикрыл трубку рукой.
— В девять тридцать.
— Здесь?
— Да, — подтвердил Рун. Сорча сухо улыбнулась.
— Тогда до встречи.
Было уже за полдень, когда Сорчу охватило предчувствие неминуемой беды. Разве могла она представить себе, что статус директора компанией сочетается с массой информации, которую необходимо выслушать и запомнить, и что надо многое понимать или, во всяком случае, пытаться понять. Утром в течение трех часов она пребывала в непрерывном напряжении. Сначала архитектор излагал детальную смету по реставрации «Клуба Марим», затем некий Хосе, надменный молодой человек, принялся объяснять ей, что такое банкротство. Листая бесконечные фолианты балансов, он в поэтических выражениях рассуждал о прибыльных накоплениях, читал лекцию о налогах, подробно описывал, как подсчитываются дивиденды, которые будут получать она и Рун. Сначала Сорча мужественно внимала всем этим премудростям, но в конце концов запуталась в сложных лабиринтах экономических рассуждений, и внимание ее притупилось. А ей еще предстояло выслушать доклад о португальских законах!
Напротив нее за столом сидели двое португальцев в пышных париках представители адвокатской конторы, занимавшейся оформлением перехода собственности в новые руки. Они производили впечатление весьма любезных и жизнерадостных особ, но оба изъяснялись на юридическом жаргоне и оказались чересчур красноречивыми. Они говорили по-английски с сильным акцентом, и Рун приходилось то и дело переводить их речи, что, несомненно, его раздражало, поэтому смысл их объяснений нередко ускользал от Сорчи.
— Ваша подпись потребуется здесь и вот здесь, — сказал наконец один из адвокатов, указывая на первую страницу документа, содержание которого он только что излагал, и Сорча с облегчением поняла, что процедура пришла к завершению.
Затем последовал, однако, новый документ, в котором она брала на себя ответственность за все долги и контракты, заключенные клубом. Документ этот состоял из нескольких договоров, все страницы которых надо было подписать. Когда она отложила ручку, ее рука устала так же, как и мозги.
— Tudo bem
l:href="#n_1" type="note">[1]
— спросил Рун, когда старший адвокат начал лихорадочно перелистывать страницы документов.
— Nao,
l:href="#n_2" type="note">[2]
— пробормотал адвокат и протянул руку к дипломату. После долгих поисков он пожал плечами и огорченно развел руками. — Мы забыли захватить с собой бланки, которые нужны для оформления передачи собственности, — обратился он к Сорче, вежливо улыбаясь при этом. — Бланки придется запросить в Лиссабоне, однако… — он взглянул на часы, — контора там уже закрыта. Завтра я позвоню и закажу эти бланки. Нам вышлют их по почте. Надеюсь, вы не будете возражать, если мы предоставим их вам на подпись в субботу?
— Извините, я улетаю в Англию в пятницу, после обеда, — сказала она. Но ведь если бланки отправят завтра, они должны прибыть к нам на следующее утро?
— Может быть, да, а может быть, и нет. — Он опять любезно улыбнулся. Ведь мы находимся в Португалии, а здесь не всегда соблюдается график.
— Разве нельзя отложить отъезд до субботы? — спросил Рун.
Сорча отрицательно покачала головой.
— К сожалению, нельзя.
— Но ведь это же всего на один день.
— Один день тоже имеет больше значение.
— Что там у вас, любовное свидание с мальчиком, которое вы боитесь пропустить? — с раздражением спросил Рун.
— Свидание с двумя мальчиками, — ответила она.
Бросив на нее возмущенный взгляд, он сказал адвокатам несколько слов скороговоркой по-португальски.
— Если документ не будет подписан, все придется отложить, — обратился он к девушке, — а мы и так уже откладывали на два месяца.
— К сожалению, я не могла прилететь сюда немедленно, по мановению вашей руки, а мой отъезд в пятницу отложить нельзя, — резко возразила Сорча. — Может быть, для вас «Клуб Марим» дороже золота, а у меня — другие приоритеты.
Рун пробормотал что-то, похожее на ругательство.
— Почему бы вам не улететь в субботу утром? — произнес он настойчиво. — Я бы смог вас забросить к адвокатам, а потом отвезти в аэропорт. Вы прибудете в Лондон к полудню.
— Это слишком поздно.
— Послушайте, дорогая, — прорычал он, — я совсем не хочу препятствовать вашей личной жизни, но могу я предложить?..
— Может быть, бланки все-таки пришлют в пятницу, — вмешался младший адвокат, переводивший взгляд с одного из спорщиков на другого, словно пытался определить, кто из них нанесет первый удар кулаком. Затем сунул документы в папку. — Мы, как говорят в Англии, скрестим пальцы.
— Давайте так и сделаем, — согласилась Сорча.
— Хорхе говорил мне, что вы иногда можете довести человека до белого каления, — произнес Рун резко, как только дверь за адвокатами закрылась, но…
— Если бланки не прибудут вовремя, вы можете переслать их мне в Англию, — упрямо возразила Сорча, — я подпишу и вышлю тут же обратно.
— Обратной почтой?
— Клянусь, умереть мне на этом месте! Рун смотрел на нее молча несколько мгновений, затем вздохнул.
— Спасибо. Что, если мы встретимся в восемь часов в баре и выпьем перед обедом? — спросил он, когда она поднялась со стула.
Сорча с удивлением вскинула брови.
— Вы все еще хотите угостить меня вином и обедом?
— Я не уверен, что такая перспектива приводит меня в восторг, — сухо ответил он, — но я же должен что-то есть, а готовят здесь неплохо, лучше, чем я это делаю сам.
Она усмехнулась.
— Ладно, если, конечно, вы не попросите бармена подсыпать в мой бокал цианистого калия.
— И прославиться таким образом как убийца? — возразил Рун. — Ни в коем случае, моя девочка.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Победа над прошлым - Олдфилд Элизабет

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9

Ваши комментарии
к роману Победа над прошлым - Олдфилд Элизабет


Комментарии к роману "Победа над прошлым - Олдфилд Элизабет" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100