Читать онлайн Интимные отношения, автора - Олдфилд Элизабет, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Интимные отношения - Олдфилд Элизабет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.62 (Голосов: 96)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Интимные отношения - Олдфилд Элизабет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Интимные отношения - Олдфилд Элизабет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Олдфилд Элизабет

Интимные отношения

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

Энни закрыла большую папку с образцами тканей, положила ее на другой конец письменного стола и пододвинула к себе еще одну. Три варианта гардин уже были выбраны для каждой из четырех спален «Фермы», а также для гостиной, теперь Энни искала подходящую ткань для столовой. Так как стены комнаты были облицованы дубовыми панелями, они с Гарсоном решили, что гардины будут богатой, живописной расцветки. Может быть, подойдет вот эта ткань с золотом на фоне красновато-коричневых ирисов? Она записала номер образца.
Обычно она отправляла образцы почтой в Лондон секретарю Гарсона — это касалось тканей, пробкового покрытия для пола, рифленого стекла для душа, — а секретарь показывала образцы боссу или отсылала их туда, где он в это время находился. Но сегодня Гарсон должен был приехать в Дорсет на выходные, так что сможет принять решение прямо на месте.
— Я бы взяла вот это, — сказала Энни владельцу магазина, который подошел к ней узнать, что она выбрала. — А в понедельник я вам их верну.
— Очень стильно, — заметил тот, собирая остальные образцы. — Думаю, мистеру Девериллу понравится.
— Я тоже так думаю, — согласилась она. Удивительно, как совпадают их вкусы, подумала Энни, ведя машину по извилистым улицам Шерборна. Один только раз Гарсону не понравился ее выбор — он попросил заменить в ванной белый кафель на плитку цвета слоновой кости, — и, когда кафель был положен, она признала, что этот более теплый оттенок гораздо приятнее.
Удивительным было и то, насколько ровными и гладкими были их взаимоотношения; и теперь, когда ремонт в доме почти закончился, он попросил ее заняться коврами, гардинами, жалюзи для оранжереи и т. д.
Энни свернула на улицу, на которой стоял дорожный указатель на Лидден-Мэгнор. За последние два месяца отношение к ней Гарсона заметно изменилось. Враждебность улетучилась, уступив место дружескому расположению. Однако некоторая настороженность с его стороны свидетельствовала о том, что он еще не вычеркнул ее из своего черного списка.
Но почему она в нем оказалась? Мысль о том, что он хотел выгнать ее из коттеджа и при этом испытывал муки совести, выглядела неубедительно — он никогда даже не намекал на это, — но Энни не в состоянии была найти какое-то другое объяснение. Она пожала плечами. Что бы там ни было, это его проблемы. Но вот что она сама думает о нем? Энни нахмурилась, глядя прямо на дорогу. Хоть она была ему благодарна за то, что он избавил ее от некоторых житейских проблем, но одна мысль не давала ей покоя: а не представлял ли он сам для нее не меньшую опасность?
Во время трех кратковременных приездов Гарсон держал дистанцию, никаких «испытательных» поцелуев больше не было. Энни об этом не жалела, но, хотя он не прикасался к ней, каждую их встречу остро переживала физически. Она все время ощущала его как мужчину, и очень привлекательного мужчину.
Однако скоро ее работа на «Ферме» будет закончена, и они будут встречаться гораздо реже, подумала она, успокаивая себя. Гарсон больше не сможет воздействовать на ее чувства. Тут ее мысли сделали неожиданный поворот. Она больше не будет получать свое еженедельное жалованье.
Энни опустила солнцезащитный козырек. К счастью, летний приток туристов оживил торговлю, но осенью финансовая проблема снова поднимет свою уродливую голову. Не нервничай, приказала она себе. Жила же ты как-то до этого, проживешь и потом.
Энни взглянула на часы. Сегодня, поскольку Оливер был приглашен на день рождения, она смогла позволить себе находиться в отъезде с девяти до шести. Она ездила в Йеовиль, потом в Дорчестер, потом в Шерборн — искала латунные дверные ручки, бра, крючки для кладовки, — а сейчас ей пора забирать Оливера.
— Мистер Деверилл зайдет к нам, когда приедет? — спросил Оливер спустя два часа.
— Обещал, — ответила Энни, уже уставшая отвечать на этот вопрос.
Они находились в саду «Фермы». Мальчик носился со сверкающим серебристым воздушным шаром, который принес со дня рождения, а Энни тем временем срезала цветы для новой композиции. Вечер был напоен цветочными ароматами. В солнечном небе пролетали дикие утки, далеко в поле мычала корова.
— А можно мне не ложиться, пока он не приедет? — решил на всякий случай еще раз уточнить Оливер.
— Можно. — Судя по расписанию. Гарсон должен приехать в Лидден-Мэгнор около половины девятого, и времени до его приезда оставалось все меньше и меньше. — Только если его самолет не задержится и он не приедет слишком поздно, — добавила строго Энни.
— Если бы рейс задерживался, мистер Деверилл послал бы нам факс, — заявил Оливер с уверенностью и опять побежал играть. Он напоминал маленького щенка, которому необходимо все время быть в движении.
Энни срезала цветок на длинной ножке. Когда она согласилась работать у Гарсона, то была вынуждена согласиться и на установку в коттедже факса, который значительно облегчал обмен информацией между ними. Будучи ребенком технологической эпохи, Оливер быстро разобрался в работе машины и попросил разрешить ему послать факс Гарсону. Ему разрешили, а в ответ их новый хозяин попросил мальчика регулярно посылать ему письма и рисунки. Так началась их переписка.
Энни тщательно осмотрела лепестки. Она думала, что из-за отсутствия времени и интереса Гарсон вскоре забудет об этом договоре, но переписка продолжалась. Эта переписка плюс приезды к ним Гарсона подтверждали установившиеся между ним и Оливером теплые взаимоотношения.
Энни зашла в сарай. Оливер явно наслаждался этими отношениями, она же воспринимала их настороженно. Она не хотела, чтобы мальчик слишком привязывался к человеку, который был всего лишь их соседом, и довольно беспокойным соседом. Что она знала о Гарсоне Деверилле? — размышляла Энни, подготавливая цветы для сушки. Очень мало. И то в основном что касалось его работы, а о нем самом — ничего.
— Вот он! — радостно закричал Оливер снаружи, и когда Энни подошла к двери, то тоже увидела въезжающий во двор «мазерати».
Энни с нетерпением ожидала, когда из машины покажется уже знакомая высокая фигура в безукоризненном костюме. Она чувствовала, как начало покалывать кожу, как будто через нее пропустили тысячу крошечных электрических зарядов. Сердцебиение участилось. В горле стоял комок. Это случалось с ней при каждой встрече с Гарсоном. Энни злилась на себя, но ничего не могла поделать.
Она подошла к ним в ту самую минуту, когда Гарсон наклонился и взял Оливера на руки. Энни нахмурилась. Мальчик болтал без умолку, сияя от счастья.
— Мистер Деверилл приехал на целых четыре дня, — сообщил он важно, увидев Энни.
Энни расстроилась. Она была выбита из колеи. Он же собирался провести здесь только уик-энд, а теперь, оказывается, пробудет в два раза дольше столько она не вынесет.
— Вы нас не предупредили, — проговорила она.
— Надеюсь, вы не собираетесь за это отрубить все выступающие части на моем теле? — поинтересовался Гарсон.
Энни почувствовала, как запылали ее щеки. Неужели она не смогла скрыть свою досаду?
— Нет…
— Значит, мой голос не изменится на сопрано? — продолжал он. — И на том спасибо.
— Просто все это как-то неожиданно, — объяснила Энни.
— Я и сам не собирался. А потом подумал, что, раз я все равно приехал, может быть, задержаться и выбрать мебель? Энни улыбнулась.
— Очень хорошо. — Если он попросит ее заняться мебелью, это будет означать дальнейшее получение жалованья, что очень кстати. Но с другой стороны, это будет означать и продолжение их взаимоотношений, что совсем некстати. — Ты уже большой мальчик, чтобы тебя несли на руках, — заметила она Оливеру, который нежно обнимал своего героя за шею. — Мистеру Девериллу тяжело.
— Да, тяжело, — сказал Гарсон и опустил ребенка, хотя Энни прекрасно понимала, что он просто не хочет с ней спорить. — А что, обязательно меня называть мистером Девериллом? — спросил он, выпрямившись. Он распустил узел галстука и оттянул его на пару дюймов вниз. Почему-то этот жест показался ей невыносимо сексуальным. — Слишком уж это официально.
— Может быть, но не звать же ему вас Гарсоном? Он слишком мал и…
— И это чересчур фамильярно? — перебил он.
— Ну да, — подтвердила Энни, насторожившись, так как его голос опять стал враждебным.
— Я могу называть вас дядей Гарсоном, — предложил с надеждой Оливер.
Энни, у которой перед глазами стояла череда дядей Генри Коллиса, покачала головой:
— Нет, ты будешь называть его мистером Девериллом. А теперь, когда он приехал и ты его встретил, отправляйся спать.
Оливер выпятил нижнюю губу.
— Нет.
— Ты и так перегулял целый час, и хотя тебе завтра не нужно вставать в школу…
— Я не пойду спать! — закричал мальчик, в раздражении топая ногами.
— Но… Оливер… — От изумления Энни не находила слов.
Он замахал на нее своим шариком.
— Не пойду!
— Так, ну-ка прекрати, — вмешался Гарсон, и Оливера как будто выключили крики и топанье сразу прекратились. — Ты сделаешь так, как велит мама. А я уже ухожу, — .сказал он, а потом наклонился и добавил более мягко:
— Мне надо ехать в «Кинге хед» — узнать, смогут ли они дать мне комнату еще на два дня. Увидимся завтра, хорошо? Оливер наклонил голову и смущенно улыбнулся.
— Хорошо.
— И чтобы больше никаких сцен, разбойник, — подмигнул Гарсон. Мальчик засмеялся.
Энни раздирали противоречивые чувства. С одной стороны, она была ему благодарна за помощь, с другой — ей не хотелось эту помощь принимать. На ней лежала ответственность за Оливера, Гарсон не имел права его воспитывать.
— Пошли, — сказала она, беря его за грязную руку. — Тебе еще надо помыться.
Пока Оливер наматывал на руку веревку от воздушного шара, Гарсон прошептал ей на ухо:
— Я вернусь, когда улажу дело с гостиницей и что-нибудь перекушу. Нам надо поговорить.
Энни кивнула. Наверняка он хочет поговорить о меблировке «Фермы».
Оливер болтал без умолку все время, пока Энни мыла его, — о дне рождения, о своем друге, «замечательном мистере Деверилле!», — но, как только лег в постель, сразу же начал зевать. Большой палец отправился в рот, любимый мишка оказался под боком, и, прежде чем Энни успела выйти из комнаты, он уже почти спал.
Внизу Энни привязала серебряный шар к стулу и убрала кусок торта, который Оливер принес со дня рождения. «На дне рождения был клоун. А у меня на дне рождения будет клоун? Пожалуйста!» — просил Оливер. Казалось, у всех детей бывают клоуны, пони, всем на праздники снимают целые замки.
Энни задумалась. Хотя она и пообещала ему «подумать», все-таки она надеялась, что он забудет; а если нет, то где взять деньги? А что будет, когда Оливер вырастет и ему захочется горный велосипед последней модели или компьютер или поехать куда-нибудь с друзьями на школьные каникулы? Вот тут и скажется нехватка средств.
Ее мысли прервал внезапный стук в дверь. Неужели Гарсон уже вернулся? Что-то быстро. Может быть, в «Кинге хеде» не смогли найти ему номер на четыре дня и он пришел сказать, что остановился в другом месте? Слава Богу, что у нее нет свободной кровати, подумала Энни, подходя к двери. А то бы ей пришлось из вежливости предложить ему остаться у них; но спать с Гарсоном под одной крышей означало бы полностью потерять покой. Энни почувствовала неясный трепет.
Она поправила вырез на розовом платье с застежкой сверху донизу, откинула косу и открыла дверь. На пороге стоял Роджер Эдлам.
— Привет, приятель, — сказала она. Позади него, на лужайке, она увидела его пикап. — Фиона с тобой? Как ваша большая любовь?
В мае Роджер неожиданно прекратил ухаживать за ней, и через неделю Кирстен сообщила, что он встречается с дочерью одного фермера — скромной круглощекой девушкой, которую Энни не раз встречала на деревенских вечеринках. По сведениям Кирстен, Роджер объявил, что наконец встретил настоящую любовь, а девушка хвасталась подругам предстоящей помолвкой.
— Любви нет, — ответил Роджер.
— Вы с Фионой поругались? Не придавай значения, — успокоила Энни. Уверена, что скоро все опять будет хорошо.
Роджер вдруг рассмеялся, грубо и резко.
— Нет уж. Понимаешь, мы не поругались, здесь всегда была только ты, ударил он себя кулаком в грудь.
— Ты что? Фиона прекрасная девушка, — возразила Энни.
— Да, она прекрасная девушка, но скучная, — заявил Роджер.
Он сделал попытку пройти мимо Энни в коттедж, но она преградила ему путь. Молодой человек нахмурился и откашлялся, будто решив продолжить уговоры.
— Ты прости меня, — сказал он скорее утвердительно, чем вопросительно, за то, что я тебя бросил. Конечно, тебе было обидно, но хватит лить слезы, ведь я вернулся. — Тут он сделал паузу, как бы ожидая бурных восторгов, но, поскольку их не последовало, продолжил:
— Ты совсем не такая, как здешние девушки. В тебе гораздо больше блеска, гораздо больше стиля. Прости меня, — сказал он и, сильно притянув ее к себе, прижался губами к ее шее.
От прикосновения его мокрых губ у Энни побежали мурашки по коже.
— Отойди от меня, — сказала она. Роджер поднял голову.
— Отойти? — удивленно переспросил он.
— Отойди!
Он отпустил ее.
— Энни, я понимаю…
— Ничего ты не понимаешь, потому что, во-первых, ты считаешь себя неотразимым, а во-вторых, ты слишком толстокожий. Но я собираюсь просветить тебя на этот счет, так что слушай внимательно! Я и не думала плакать, когда ты перестал ухаживать за мной. Наоборот, я вздохнула с облегчением.
— Но…
— Я сказала: слушай внимательно, — продолжала Энни голосом, звенящим от негодования. — Я совершенно ясно дала тебе понять, что ты не можешь рассчитывать больше чем на дружбу, но ты продолжал надоедать мне. Я не хочу с тобой ссориться, но и терпеть твои приставания я не намерена. Так что возвращайся к Фионе, которая любит тебя и верит, что ты ее тоже любишь.
Во время этой тирады лицо Роджера, и всегда-то румяное, приобрело пунцовый оттенок.
— Хорошо, Энни, — смиренно произнес он и спустился с крыльца. Когда он освободил проем, Энни увидела Гарсона, стоящего у изгороди. Она удивленно посмотрела на него. Он переоделся в черную рубашку с короткими рукавами и синие джинсы. В руке он держал пакет.
— Я понимаю, что надоедал тебе, — признал Роджер. Он было собрался пуститься в долгие объяснения своего поведения, полные раскаяния и признания ошибок, но тут он тоже заметил Гарсона. — Извини, — пробормотал он хрипло и, коротко кивнув Гарсону, направился к своему пикапу, сел в него и уехал.
— Браво, — сказал Гарсон, заходя в сад. — Это было просто замечательно.
— Думаю, вы все слышали? — спросила Энни.
— Не пропустил ни слова. Вообще-то я пришел посмотреть на «Ферму», а тут такой спектакль! Мне показалось, что если я попытаюсь уйти, то могу его сорвать. — Он усмехнулся. — А еще говорили, что я могу дрессировать собак!.. Мне кажется, вы и львов не побоитесь. В какой-то момент мне показалось, что вы сейчас достанете хлыст. Бедный парень!
— Никакой он не бедный. Самоуверенный нахал.
— Глядя на то, как он удалялся, поджав хвост, думаю, он потерял свою самоуверенность. У нас с вами тоже были стычки, но не дай Бог, чтобы вы попытались проделать то же самое со мной.
— Мне кажется, вы справитесь с ситуацией, — колко ответила Энни.
— То есть вы не думаете, что подожму хвост?
— Никогда.
Он взглянул ей прямо в глаза.
— Вы совершенно правы, — сказал Гарсон. Когда они вошли в дом, он достал из пакета большую бутылку шампанского. — Хочу отпраздновать окончание ремонта и поблагодарить вас за то, что вы для этого сделали, — объяснил он, поймав ее удивленный взгляд. — У вас есть штопор?.
— Да, только фужеров нет. Могу предложить стаканы для воды.
— Сойдет. — Спустя минуту пробка вылетела из бутылки, и он разлил пенистое вино по стаканам. — С самой искренней благодарностью за ваш труд, — сказал он.
— Я работала с большим удовольствием, — ответила Энни и отпила вино, засмеявшись, когда пузырьки ударили ей в нос. — И пью сейчас тоже с большим удовольствием. Даже не помню, когда последний раз пила шампанское, — Пейте на здоровье. Вы знаете, что вы сама самый большой враг себе? — спросил Гарсон.
— Как это? — переспросила Энни, зажигая настольную лампу. Прозрачное вечернее небо постепенно темнело, и комнату заполнили сумерки.
— Вы ведь сказали мне, что перестройка «Фермы» займет много месяцев, и я согласился с этим, но вы так здорово все организовали, что работы закончились всего за два месяца.
Энни отпила еще вина. Ее усердие основывалось на желании показать Гарсону, как она умеет работать, хотя она не понимала, почему это так важно для нее.
— Если уж взялся за дело, надо делать его хорошо, — ответила она. — И потом, мне не хотелось злоупотреблять вашей щедростью.
— Ценю вашу честность, — сказал Гарсон и вновь наполнил стаканы. Они сели на диван.
— Хочу извиниться перед вами, — продолжал он серьезным тоном. — Я обвинил вас в том, что вы завлекали Роджера, что вы легкомысленная и алчная. Я был не прав. Совершенно не прав. Теперь я это понимаю.
Энни улыбнулась. Его слова были как бальзам на душу. Сознание того, что ее вычеркнули из черного списка, было приятно, к тому же Энни была убеждена, что Гарсон редко извиняется. Он редко допускает такие ошибки, за которые потом приходится извиняться, и это делало ее победу еще слаще.
— Мне кажется, вы собираетесь встать передо мной на колени и просить прощения, — сказала она, в ее глазах плясали искорки.
Он усмехнулся.
— Я могу пасть ниц у ваших ног, если вы пожелаете.
— Да, пожалуйста, — ласково ответила Энни. Гарсон издал отчаянный стон.
— Зачем только я это предложил? Она засмеялась.
— Пытаетесь увильнуть?
— Да нет, особенно если вы ляжете на пол вместе со мной; и тогда, — взгляд его синих глаз устремился на нее, — я могу попытаться овладеть вами.
У Энни бешено заколотилось сердце. В свете настольной лампы лицо Гарсона казалось напряженным, как у человека, охваченного страстью. На этот раз он не испытывал ее. На этот раз он имел в виду именно то, что сказал.
— Вы красивая молодая женщина, просто обидно, что вы спите одна, — сказал он низким, резким голосом.
— Когда воспитываешь маленького ребенка, на личную жизнь времени совсем не остается, — ответила она, — примерно так же, как бывает, когда много путешествуешь.
— Браво! — пробормотал Гарсон.
— Кроме того, в Дорсете не так уж много мужчин, мечтающих… О, черт! Увлекшись разговором, Энни начала жестикулировать, и из полного стакана пролилось немного вина. Она поставила стакан на журнальный столик, - …мечтающих посадить себе на шею женщину с ребенком, — закончила она.
Энни поднесла облитые шампанским пальцы ко рту, но тут Гарсон поставил свой стакан, схватил ее запястье и отвел пальцы от губ.
— Дайте я, — сказал он и начал слизывать золотистые капли.
Она сидела, не проронив ни звука. Казалось, движением языка он лишил ее дара речи, возможности протестовать. Да и хотела ли она протестовать?
— Не могу оторваться, — прошептал Гарсон, не отнимая губ от ее указательного пальца, проводя языком от самого его основания до кончика ногтя, не покрытого лаком.
Энни заглянула в его синие глаза.
— Ммм, — только и смогла произнести она слабым голосом, опять чувствуя себя глупой, наивной девчонкой. Она улыбнулась ему. — Мне тоже нравится.
Проведя губами по всем ее пальцам, отчего у нее закружилась голова. Гарсон откинулся на мягкие диванные подушки.
— Интересно, а на ваших губах тоже осталось шампанское? — спросил он и мягко поцеловал ее.
Энни рассмеялась. Гарсон дразнил, играл, флиртовал, и она хотела дразнить, играть и флиртовать.
— Ну и как, у них вкус шампанского? — спросила она, улыбаясь ему.
— Нет, я бы сказал, у них вкус, — он снова поцеловал ее, — клубники.
— Клубники? — Обвив рукой его шею, Энни погладила темные волосы, — Вот уж нет. Гарсон поцеловал ее в третий раз.
— Ты права, — заявил он. — Это нектар. На этот раз она не могла спорить, поскольку ее рот был закрыт его губами: он снова поцеловал ее, серьезно и крепко. У Энни стучало сердце. Точно так же, как когда он облизывал ее пальцы, его язык действовал с волшебной силой, но на этот раз эта сила была намного мощнее, и Энни почувствовала, как в ней пробуждается сексуальный голод. И с каждым поцелуем она чувствовала его все сильнее.
Наконец он поднял голову.
— Еще? — спросил он.
Она увидела, как припухли у него губы. У нее, наверное, тоже.
— Еще, — прошептала она.
Гарсон притянул ее к себе и поцеловал. Энни почувствовала, как огненные потоки побежали по ее венам. Его рука нашла ее твердую, напрягшуюся грудь, пальцы начали гладить и ласкать ее медленными круговыми движениями, которые, постепенно сужаясь, замерли на твердом, болезненном соске.
Через тонкую ткань платья его прикосновения ощущались, как если бы он гладил ее обнаженную грудь. Когда он снова начал ласкать ее, Энни беспокойно зашевелилась. Голод, который она чувствовала, перерос в страстное желание. Она хотела, чтобы он раздел ее, прижался губами к ее обнаженной коже, лаская ее грудь.
— Ты вся имеешь вкус нектара? — спросил Гарсон, и его глаза скользнули по изгибу ее груди, по выпирающим соскам.
Сердце у нее бешено колотилось. Ее желание совпало с его — она видела это во взгляде, ощущала в жаре тела, слышала в резкости голоса. Гарсон хотел ее, и она хотела его тоже. Очень и очень.
Потом она не раз задумывалась, что же заставило ее отодвинуться от него. И пришла к выводу, что это было продиктовано, во-первых, здравым смыслом все-таки он был всего лишь знакомым и их отношения были довольно непонятными, — а во-вторых, она знала, что если они зайдут дальше и Гарсон разденет ее, то он увидит довольно заношенное нижнее белье, которое она носила каждый день и уже много раз стирала.
— Место довольно убогое, — заявила она, улыбаясь, в то время как мозг лихорадочно работал над тем, как бы выпутаться из этой ситуации.
Гарсон спросил озадаченно:
— Место?
— Мы не должны сидеть в гостиной на дешевом диване. Мы должны были бы лежать на шелковых простынях на роскошной четырехспальной кровати, а я… Энни пыталась не думать о крушении своих надежд, — я в прозрачном неглиже, что-то такое воздушное из французских кружев.
Он нахмурился, но через мгновение его рука переместилась с груди на плечо, и он начал накручивать на палец выбившуюся из косы прядь каштановых волос.
— И твои распущенные волосы волнами лежат на подушке?
Энни кивнула, испытывая облегчение оттого, что он принял ее тон.
— Да. Мне, наверное, шампанское ударило в голову, обычно я не увлекаюсь романами.
— Я тоже, — сказал Гарсон и, поднявшись, подошел к окну. Он вгляделся в темноту. — На меня тоже подействовало шампанское, — проговорил он. По тому, как он отошел от нее, Энни поняла, что у него тоже есть причины опасаться близости с ней.
— Ты хотел поговорить о «Ферме», — напомнила она деловым тоном. Может быть, на нее действительно нашло романтическое настроение, но она не собиралась зацикливаться на нем. И если она и хотела Гарсона, то это было мимолетное желание. — Что ты подумал, когда вошел туда и увидел, как покрасили стены и оборудовали оранжерею? Тебе понравилось?
Он повернулся к ней.
— Очень. Все прекрасно.
— Правда? — Она обрадовалась и улыбнулась. — Я всегда чувствовала, что из этого дома можно сделать конфетку, но не думала, что такую.
— Да, получилось гораздо лучше, чем я ожидал. Но я не говорил, что хочу разговаривать о «Ферме». — Он снова подошел и встал перед ней. — Даже не знаю, как начать.
Выражение его лица было настолько мрачным, что Энни в ожидании самого страшного спросила:
— Ты намереваешься продать коттеджи?
— Нет.
— Ну, тогда ты, наверное, будешь их тоже ремонтировать и обновлять?
Гарсон опустился на другой конец дивана.
— Да, но…
— И, соответственно, на них будет повышена арендная плата. — Дурное предчувствие, которое когда-то мучило Энни, а потом оставило, ожило вновь. Почему она сразу не поинтересовалась его планами? — Мне придется уехать из Лидден-Мэгнора, потому что ничего другого за эти деньги я не сниму, но уезжать мне не хочется. Я хотела остаться здесь навсегда, — надломленно сказала она. Но раз так, — Энни собралась и продолжала уже бодрым голосом, — я уеду. Переживу. Я…
— Энни, я не собираюсь повышать плату после ремонта коттеджей, — сказал Гарсон.
Она смотрела на него, не веря своим ушам.
— Не собираешься? Гарсон покачал головой.
— Нет. И я не хочу, чтобы вы с Бергом уезжали.
— Спасибо, спасибо, — сказала Энни с облегчением. — И я могу продолжать пользоваться сараем?
— Да, и рвать цветы в саду.
— Спасибо, — снова поблагодарила его Энни.
— А почему тебе так важно жить именно в этой деревне? — спросил Гарсон. Ты здесь жила в детстве? Но у тебя нездешний выговор. По твоей речи вообще нельзя понять, откуда ты.
— Потому что до того, как приехала сюда, я нигде не жила дольше двух лет. Мой отец был военный, поэтому мы постоянно переезжали с места на место как внутри страны, так и за границей, — объяснила она. — Иногда, когда возникали трудности со школами, мы с сестрой не могли ехать за ним и мать оставалась с нами, но все равно это бывало не надолго и друзей завести мы не успевали — я имею в виду настоящих друзей. У нас была крепкая семья, но мне всегда не хватало ощущения дома. Нет, в Лидден-Мэгноре я не жила, но одно лето родители снимали здесь домик, и у меня остались замечательные воспоминания об этом тихом, спокойном месте, где годами ничего не меняется. Когда Оливер был совсем маленьким, мы жили с дядей и тетей, но остаться навсегда мы там не могли, поэтому…
— У них было мало места? — спросил Гарсон.
— Места хватало. В доме была большая пристройка, к тому же своих детей у них не было. Но они были зациклены на чистоте и порядке, поэтому, пока Оливер лежал в коляске, они над ним ворковали, но когда он начал ходить и открывать шкафы и оставлять на мебели следы от пальцев, они перестали им восхищаться. Постепенно атмосфера накалялась, и я поняла, что нам лучше уехать. Но кроме того…
— Что — кроме того? — спросил он, когда она запнулась.
— Кроме того, хотя они сами настояли на том, чтобы мы жили у них, я понимала, что в душе они не одобряют появление на свет Оливера.
— Из-за того, что у тебя нет мужа?
— Вроде того, — кратко ответила Энни.
— А ты никогда не думала снять домик поближе к ним?
— Думала, но дело в том, что дядя работает на сооружении гидроэлектрических станций, поэтому они с женой часто и подолгу живут за границей.
— Вот почему они уехали в Бразилию? Она кивнула.
— На два года. Я решила, вместо того чтобы оставаться в Йоркшире, где они поселились только временно, лучше уеду в Лидден-Мэгнор. У Оливера не такая уж многочисленная семья, я постаралась компенсировать этот недостаток друзьями вроде Берта и Кирстен с Дереком. А когда дядя с тетей дома, мы ездим к ним на Рождество и другие праздники. — Она сухо улыбнулась. — А поскольку мы всегда приезжаем ненадолго, они бывают ему очень рады.
— Значит, сюда ты приехала, чтобы пустить корни?
— Да. Я хочу, чтобы у Оливера было чувство своих корней. Хочу, чтобы он мог пройти по улице и встретить знакомых. А когда он вырастет и уедет отсюда, хочу, чтобы он мог сюда возвращаться, чтобы знал, что здесь его дом. — Подняв стакан, Энни, улыбаясь, произнесла тост:
— За твою доброту.
Гарсон поднял свой стакан.
— За тебя и твоего сына.
Когда они выпили шампанское, Энни задумалась. Может быть, стоит ему сказать, что Оливер ее племянник? В свете их новых, дружеских отношений это было бы правильно. Ей вдруг захотелось рассказать ему все. Она раздумывала, с чего бы начать, как вдруг Гарсон сказал:
— Я хотел поговорить об Оливере. Ты не разрешила ему называть меня дядей я так понимаю, из-за многочисленных сомнительных дядей его приятеля. Однако я-то настоящий.
Энни в недоумении смотрела на него.
— Настоящий? — переспросила она. — Настоящий дядя? Что ты имеешь в виду?
Гарсон пристально посмотрел на нее.
— Я брат Лукана Чезаре.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Интимные отношения - Олдфилд Элизабет

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9

Ваши комментарии
к роману Интимные отношения - Олдфилд Элизабет



хороший роман
Интимные отношения - Олдфилд Элизабеттана
30.12.2011, 22.22





Очень понравился роман!Красиво,изящно,искренне!С удовольствием прочитаю ещё таких романов...
Интимные отношения - Олдфилд ЭлизабетВалентина Копейко
13.04.2012, 8.49





да роман замечательный,совсем не скучно
Интимные отношения - Олдфилд ЭлизабетМарго
21.07.2012, 21.38





Мне очень понравился роман...rnРоман-сказка...можно отвлечься от повседневной жизни...
Интимные отношения - Олдфилд ЭлизабетОльга Геннадьевна
8.08.2012, 23.30





Спокойная сказка на вечер!!!
Интимные отношения - Олдфилд ЭлизабетВера Яр.
8.02.2013, 8.29





Погоджуюся на один вечір
Интимные отношения - Олдфилд Элизабетлєна
8.02.2013, 11.57





Когда-то читала очень давно и сейчас перечитала с удовольствием. Вечерком на ночь...
Интимные отношения - Олдфилд Элизабетиришка
21.12.2014, 23.03





Ожидала большего.почти все супруги ,после развода,всегда обвиняют своих,,бывших'',особенно мужья ,а сами-идеальны,этот роман не исключение.
Интимные отношения - Олдфилд ЭлизабетТаТьяна
22.12.2014, 19.53





Роман - просто класс! А насчёт того, что Гарсон обвинял бывшую жену, то у него были веские основания: как можно сказать мужу, что он бесплоден, если на самом деле это неправда? Ты хочешь развестись, так скажи об этом прямо, нечего выдумывать несуществующие поводы! А муж потом по незнанию обидел любимую женщину, когда она сказала, что беременна! "Этот ребёнок не от меня!" И правда, откуда ему было знать, что он на самом деле не бесплоден?
Интимные отношения - Олдфилд ЭлизабетКошечка Джози
25.01.2015, 21.18





Ни ахово, но и неплохо, почитать можно
Интимные отношения - Олдфилд ЭлизабетЮлия
31.03.2015, 12.38





Красивая история любви .Спасибо автору,очень понравился роман .
Интимные отношения - Олдфилд Элизабетлюдмила
15.05.2015, 18.56








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100