Читать онлайн Музыка страсти, автора - О`Грейди Лесли, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Музыка страсти - О`Грейди Лесли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7 (Голосов: 31)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Музыка страсти - О`Грейди Лесли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Музыка страсти - О`Грейди Лесли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

О`Грейди Лесли

Музыка страсти

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

Лалла обыскала все ящики комода в своей спальне, однако так и не обнаружила ни конвертов, ни бумаги. «Но не могу же я не написать Миранде», – подумала она и отправилась к Дейзи попросить несколько листков и конверт.
Однако, постучавшись в соседнюю дверь, она не получила ответа и решила направиться в сторону кабинета Грея. Наверняка у Миллисент найдется почтовая бумага.
Но не успела Лалла переступить порог приемной, как снова была остановлена строгой секретаршей. При виде ее Миллисент сразу же вскочила, бросив на посетительницу полный лютой ненависти взгляд, и встала у самой двери, словно защищая своего хозяина от непрошеной гостьи. Как и в прошлый раз, она представляла собой образец идеального секретаря: волосы тщательно забраны в пучок, на темной блузке высокий воротник, строгий взгляд и очки, сдвинутые на кончик носа.
– Доброе утро, мисс Хантер, – немного высокомерно произнесла она спустя некоторое время. – Чем могу быть полезна?
Лалла остановилась возле ее стола, скользя взглядом по множеству блокнотов, папок и листов бумаги.
– Во-первых, я хотела бы извиниться за тот случай. Но поверьте, Миллисент, мне необходимо было увидеть Грея. Во-вторых, я прошу, чтобы вы называли меня Лаллой.
Миллисент чуть заметно улыбнулась:
– Извинение принимается.
Лалла объяснила, что хочет написать несколько писем, и вскоре Миллисент извлекла из ящика письменного стола почтовую бумагу и конверты.
Поблагодарив Миллисент, Лалла направилась к двери, как вдруг из кабинета Грея стремительно выскочил Тодд О’Коннор. В руках он держал листки, мелко исписанные пером, и был полностью сосредоточен на их содержании.
– Миллисент, нужно… – начал он, но вдруг заметил стоящую у дверей Лаллу и замолчал на полуслове. В течение нескольких секунд он удивленно изучал ее так, будто видел впервые в жизни, потом снова перевел взгляд на Миллисент и продолжил: – Грей просил срочно отпечатать эти документы.
– Хорошо, – ответила она, пробежав глазами текст, и приготовилась сесть за пишущую машинку.
Не проронив больше ни слова, Тодд развернулся и удалился в кабинет, плотно закрыв за собой дверь.
Лалла не верила своим ушам. Тодд О’Коннор даже не поздоровался с ней! Уставившись на дверь, за которой только что исчезла фигура помощника, она в недоумении воскликнула:
– Не понимаю, что случилось сегодня с О’Коннором!
Миллисент посмотрела на нее поверх очков:
– О чем это вы?
– Разве вы не заметили, как странно он повел себя? Даже не поприветствовал меня!
– Просто у Тодда очень много дел, и он мог не обратить на вас внимания. – Миллисент тут же встала на его защиту. – Они с Греем сейчас очень заняты.
Ее доводы не убедили Лаллу. Все время, которое она жила в Диких Ветрах, Тодд был подчеркнуто вежлив и улыбался каждый раз, когда они сталкивались на террасе или в холле. Правда, в последние дни она стала замечать некоторую холодность в его поведении по отношению к себе.
– Ох, боюсь, что это не так, – протянула она.
– Право, я не знаю, – обиженно произнесла Миллисент, повернувшись к клавишам машинки. – Извините, мисс Хантер, но Грей велел выполнить работу побыстрее. Я не должна отвлекаться от дела.
Однако Лалла не собиралась уходить, не получив ответа.
– Миллисент, вы же видитесь с Тоддом ежедневно. Может, вы знаете причину столь прохладного отношения его ко мне?
Секретарша растерялась:
– Предпочитаю не обсуждать личные качества людей, с которыми работаю.
– О, ну что вы, я не жду от вас ничего подобного, – успокоила ее Лалла. – Просто вы знаете Тодда достаточно хорошо, поскольку работаете у Грея не первый месяц. Не пойму, чем я так раздражаю его? Мне так хочется подружиться со всеми обитателями Диких Ветров!
Миллисент ничего не ответила. Она молча вглядывалась в лицо Лаллы, подбирая слова. Наконец, вздохнув, девушка шепотом произнесла:
– Я могу, конечно, поделиться собственными догадками…
– Обещаю быть самым внимательным слушателем, – улыбнулась Лалла.
Миллисент привстала из-за стола и посмотрела по сторонам, будто в приемной могли быть посторонние:
– Вы слышали когда-нибудь о прошлом Тодда О’Коннора?
– Да, Дейзи кое-что рассказывала.
– Я уверена, он так и служил бы скромным клерком в своем банке, никогда не получив приличного места, если бы Грей не предоставил ему возможность отличиться. Тодд всем ему обязан! Поэтому он так верен семье Четвинов.
– Впрочем, как и вы, Миллисент! – добавила Лалла. – Ваша преданность тоже очевидна.
Смутившись, секретарша покраснела.
– Так вот: поскольку Тодд в долгу перед Греем, то старается во всем ему угождать.
Теперь для Лаллы все встало на свои места.
– Наверное, он осуждает меня за то, как я поступила с Греем пять лет назад, отказавшись выйти за него замуж?
– По крайней мере так мне кажется, – с неохотой призналась Миллисент.
– Ну что ж, пожалуй, нам есть о чем поговорить с мистером О’Коннором! – воскликнула Лалла.
Миллисент в испуге выскочила из-за стола. Ее лицо пылало.
– Не надо! Прошу вас, не надо! – зарыдала она, машинально сжимая руку Лаллы и пытаясь удержать ее, но в порыве нечаянно толкнула стопку бумаг, аккуратно сложенную на столе, и листки закружились по комнате, медленно падая на пол.
– О Боже! – воскликнула Миллисент. – Ну вот, посмотрите, что мы натворили!
Лалла быстро опустилась на колени, пытаясь навести порядок в бумагах.
– Ах, это я во всем виновата, – сказала она.
– Ничего страшного. – Миллисент присоединилась к ней, ползая по полу на коленях.
Между тем внимание Лаллы привлекла выцветшая от времени газетная вырезка. На фотографии был запечатлен отец Грея – Лалла сразу узнала его. Точно таким же он был на портрете в кабинете Грея. Скучная статья рассказывала о городских зданиях, построенных при его участии. Ничего интересного, подумала Лалла, пробежав газетную заметку глазами, и положила ее в стопку вместе с остальными бумагами.
– Наверное, я немного переборщила. – Миллисент скривила губы в глуповатой улыбке.
– О, зато вы не пустили меня в кабинет! – заметила Лалла. – Не думала, что вы такая проворная.
Миллисент, казалось, не обратила внимания на ее слова. Она была озабочена чем-то другим.
– Надеюсь, вы никому не расскажете о нашем разговоре? Если Грей узнает, что я сплетничаю, мне несдобровать. И тогда прощай место секретаря!
– Полно, Миллисент! Я никому ничего не скажу, – успокоила ее Лалла.
– Буду очень признательна! – Казалось, Миллисент очень переживала.
Лалла пожелала секретарше удачного рабочего дня, неслышно пересекла приемную и направилась к себе.


Сегодня же вечером она непременно переговорит с Тоддом О’Коннором.
После обеда все собрались в музыкальной комнате послушать фортепиано. Дейзи прекрасно владела инструментом, поражая Лаллу глубиной понимания музыки. Она подошла к инструменту, открыла ноты и тут же преобразилась. Дейзи обожала музыку: она жила ею, погружаясь в прекрасный мир звуков. Тодд О’Коннор встал рядом, приготовившись переворачивать листы нотной тетради. От Лаллы не ускользнуло, что он смотрит на ее подругу с обожанием.
Зазвучали первые аккорды, и комнату наполнили фантастические звуки «Лунной сонаты» Бетховена. Лалла переводила взгляд с одного лица на другое и видела, какими одухотворенными они становились. Грей в задумчивой печали застыл у камина; Миллисент, присевшая рядом с Лаллой на диване, наоборот, вся светилась от восторга.
– Всегда мечтала научиться играть, как Дейзи, – прошептала она, вздохнув.
Лалла с пониманием кивнула, но мысли ее унеслись далеко-далеко. «Боже, какие слепцы, – думала она. – Неужели они не видят, как Тодд любит ее! Да он просто сияет от счастья, находясь рядом с ней». Только почему ее подруга не хочет замечать его пылких взглядов? Значит, что-то в поведении Тодда ей не по душе? Надо непременно поговорить с ним!
* * *
Дейзи была всецело поглощена музыкой. Она лишь быстро переводила взгляд с нотной бумаги на кончики пальцев, проворно бегавших по белым и черным клавишам. О чем она думала сейчас? Почему никто никогда не видел хотя бы искорки в ее взгляде в ответ на пламя страсти, горевшее в глазах Тодда О’Коннора? На эти вопросы Лалла хотела найти ответ.
Исполнив несколько пьес Шопена и Шумана, Дейзи встала, приняв трость из рук Тодда, и раскраснелась от смущения, услышав аплодисменты благодарной публики.
Постепенно все покинули комнату, расходясь по своим делам. Тодд направился в сторону кабинета Грея, и Лалла тихонько пошла следом. Она наблюдала за ним, пока он не исчез за дверью приемной, оставив ее приоткрытой. О’Коннор прошел в кабинет и зажег свет. Немного повременив, Лалла тихонько постучала.
– Войдите!
Он оторвал глаза от папки с бумагами и посмотрел на дверь. Кажется, Тодд не ожидал увидеть ее в кабинете в такое время, и Лалла невольно поежилась от пристального взгляда его зеленых глаз.
Она прошла в кабинет, шурша пышной атласной юбкой.
– Тодд, – начала Лалла, – я хотела поговорить с вами. Не могли бы вы уделить мне несколько минут?
– О, я бы с удовольствием, но Грей поручил подготовить к завтрашнему дню несколько официальных писем, а потому… – замялся он.
– Но это касается Дейзи.
Ее слова наконец дошли до его сознания, ибо он оставил бумаги и спросил:
– С ней что-то случилось?
– Да нет, слава Богу. Ведь вы любите ее, Тодд, не правда ли? – Вопрос прозвучал скорее как утверждение.
Он посмотрел на Лаллу с выражением крайней заинтересованности:
– Почему вы решили спросить об этом? Мои чувства – мое личное дело!
– Видите ли, Дейзи – моя лучшая подруга, – начала Лалла. – Я знаю ее очень давно. Мы всегда делили с ней радости и горести.
– Так же, как с Греем? – попытался съязвить Тодд, но вовремя осекся. – Извините, я не хотел вас обидеть.
Лалла сжалась: ей было неприятно, что посторонний человек посмел обсуждать ее частную жизнь. Но она не стала выдавать своих истинных чувств. Ведь, в конце концов, она пришла сюда не за этим!
– Я не обиделась. И вообще, Тодд, пора расставить все по местам. Я давно догадывалась, что вы осуждаете мой поступок по отношению к Грею. По крайней мере теперь вы в этом честно признались. Скажите же, положа руку на сердце, что я вам просто неприятна.
Тодд впился взглядом в ее побледневшее лицо, затем глубоко вздохнул и выпалил:
– Да, вы правы, Лалла. Действительно, я осуждаю ваш поступок. Но неприлично высмеивать гостей хозяина. Не так ли?
– Признайтесь, Тодд, вы всегда поступаете, исходя из соображений личной выгоды? – ухмыльнулась Лалла.
– Как правило, – произнес он, поняв, что попал в ловушку. – Когда уходишь из родительского дома, едва достигнув семнадцати лет, чтобы заработать на хлеб, то невольно учишься крутиться и выслуживаться! Как иначе бедному молодому человеку занять достойное место в нашем жестоком мире?
– Ах, вот почему вы так обхаживаете Дейзи! Заключить союз с представительницей богатого рода Четвинов – что может быть лучше! – резко бросила Лалла, язвительно усмехнувшись. – Однако не понимаю, неужели такой честолюбивый человек не мог найти партии получше хромоногой калеки!
Кажется, слова Лаллы настолько задели Тодда О’Коннора, что он в ярости схватил папку с бумагами и швырнул ее на стол с таким грохотом, что у нее зазвенело в ушах. Затем он с ненавистью посмотрел на Лаллу:
– Не смейте больше никогда говорить о Дейзи в таком тоне! Она – самая лучшая, самая добрая, самая светлая, самая… – Он задыхался от волнения.
– В таком случае прекратите относиться к ней как к беспомощной калеке! – резко оборвала его Лалла.
Тодд О’Коннор внимательно посмотрел на нее. Слова молодой женщины прозвучали как удар плетью: Лалла поняла, что он оскорблен. Зато теперь она убедилась, что чувства его были искренними.
– Не думаете ли вы, мистер О’Коннор, что, предлагая Дейзи свои услуги на каждом шагу, вы обижаете ее? – Ее голос стал мягче. – Дейзи – очень гордая девушка. И ее бесит ваша чрезмерная забота, за которой она видит лишь проявление жалости к себе. Пусть некоторые вещи даются Дейзи с трудом, но она всегда добивается поставленной цели. И уж тогда делает все лучше всех!
Тодд растерялся.
– Но я только хотел… я думал, что так будет лучше. Я не собирался оскорблять ее чувств. Мне ведь дорога Дейзи! Я люблю ее! Господи, стоит только увидеть ее, и мое сердце готово выпрыгнуть из груди!
Лалла верила в искренность молодого человека. Она очень обрадовалась.
– Ну, раз уж вы решили завоевать сердце Дейзи, придется потрудиться! Ведь ей предлагали руку и сердце многие молодые люди. И все получили отказ. Дейзи понимала, что люди, делавшие ей предложение, гораздо более заинтересованы в собственной карьере, нежели в ее судьбе. И сколько бы они ни пытались скрывать за маской влюбленности истинные намерения, Дейзи каждый раз тонко чувствовала обман. Возможно, поэтому она стала немного циничной, но для нее на первом месте – честь и гордость. Она еще не встретила человека, который любил бы ее саму, как женщину, а не ее богатство и положение в обществе.
– Как же можно не влюбиться в Дейзи! Видеть ее, быть с ней рядом – какое это счастье!
– Тодд, я верю в то, что ваша любовь к Дейзи искренна. Но вам придется побороться за нее. Послушайте моего совета – я знаю Дейзи достаточно давно. И все, что от вас требуется, – не выводить ее из себя ежеминутными предложениями помощи. Она гордая и независимая. Она со всем справится сама. Лучше будьте для нее хорошим и надежным другом. Поверьте, Тодд, вы не пожалеете!
Неожиданно Тодд взял руки Лаллы, похолодевшие от волнения, в свои.
– Теперь я точно знаю: для меня было бы большой честью быть и вашим другом, – сказал он, и Лалла увидела на его лице счастливую улыбку.
Она пожала руку Тодда.
– Запомните: любой мужчина, который любит Дейзи, не замечая ее недостатка, может считать меня своим другом.
Пожелав ему спокойной ночи, Лалла вышла, закрыв за собой дверь.


Улыбаясь, в приподнятом настроении Лалла шла по длинному коридору, ведущему к ее комнате. Да, она прекрасно справилась с ролью свахи. Тодд обязательно последует ее совету. Несомненно, Дейзи заслуживает права на личную жизнь, вместо того чтобы оставаться старой девой, выполняющей любые желания своего брата. «Постарайся, Тодд О’Коннор! Вы с Дейзи были бы прекрасной парой. Мне кажется, ты завоюешь ее сердце! Ведь ты любишь ее!»
Между тем она миновала комнату подруги и подошла к двери своей спальни. Лалла зажгла газовую лампу и направилась было к окну, как вдруг увидела темную фигуру, поднявшуюся со стоявшего в дальнем углу стула и шагнувшую из тени на свет. Лалла вздрогнула от страха. В комнате ее ждал Грей Четвин.
– Черт возьми, Грей, чему обязана столь бесцеремонным вторжением?
– Закрой дверь. Нам надо поговорить, – отрезал он.
Лалла словно приросла к полу.
– Но это же неприлично, мистер Четвин. Являться в спальню к девушке, да еще в такое позднее время! Что о нас могут подумать?
Бормоча проклятия под нос, Грей решительно направился к двери и с шумом захлопнул ее. Затем запер комнату на ключ.
– Даже не пытайся вырваться отсюда, – быстро проговорил он. – Я все равно не пущу тебя.
Все еще одетый в вечерний костюм, в котором был на музыкальном вечере, Грей резко развязал галстук и швырнул его на стул, затем нервными движениями пальцев расстегнул пару пуговиц на сорочке, будто ему было душно. Одна половина его лица оставалась в тени, в то время как другая была освещена. От свирепого взгляда Четвина Лалле стало не по себе. Грей со злорадством наблюдал за ее растерянностью. Что-то было в этом неподвижно застывшем человеке страшное, и сама мысль о том, что он посмел поздно вечером ворваться в ее спальню, пугала Лаллу. Она почувствовала, как участился пульс, и невольно поежилась. Ее вечернее платье с глубоким декольте вдруг показалось ужасно неуютным, а открытые участки тела покрылись мурашками. Она окинула взглядом комнату и остановила его на постели, уже приготовленной Биртни для сна.
Грей, казалось, заметил ее смущение и ехидно усмехнулся:
– Не волнуйся, дорогая. Мне ничего не нужно от тебя. Хочу только побеседовать.
Лалла поискала глазами шерстяную шаль и обнаружила ее на спинке стула. Но даже завернувшись в нее, она не смогла унять дрожь. Странно, думала она, ведь сегодня такой теплый вечер!
– Зачем ты пошла за Тоддом в мой кабинет? Что ты там с ним делала?
– Боже мой! – воскликнула Лалла. – Так ты шпионишь за мной?
– По-моему, нет нужды напоминать, что я у себя дома и могу ходить куда пожелаю. – Он приблизился к Лалле. – Тодд не знает, что ты за женщина. Скажи откровенно, теперь ты решила поиздеваться над ним? Довольно, Лалла! Я никому не пожелаю испытать на себе коварство твоих чар, тем более такому простодушному юноше, как Тодд О’Коннор. Не хватало еще, чтобы ты опять расставляла повсюду свои сети!
Лалла расхохоталась:
– Какая чушь! Неужели ты действительно подумал, что я пошла за Тоддом, чтобы обольстить его? Ты сумасшедший, Грей, или… – она покраснела, – или все еще ревнуешь меня?
Услышав эти слова, Грей почернел от злости. Достаточно было посмотреть в его глаза, расширенные от негодования, чтобы оценить всю силу закипевшей в нем ярости. Казалось, он еле сдерживался, чтобы не накинуться на Лаллу. Словно зверь на охоте, он в один момент очутился возле нее, загораживая собой тусклый свет лампы, отчего Лалле стало еще страшнее. Твердой рукой он схватил ее за шиворот, словно беспомощного котенка, и она не смогла освободиться от его железной хватки.
Закричав от страха и ярости, Лалла пыталась вырваться, но Грей оказался гораздо сильнее. Она боролась, извиваясь, как змея, однако, отпустив воротник платья, он схватил ее запястья, сжав их так сильно, что пальцы впились ей в кожу, причиняя боль.
Лалла прекрасно знала, что бороться с Греем бесполезно – она только зря потеряет силы, – но желание отделаться от железной хватки было, пожалуй, сильнее.
– Оставь меня! – закричала она, в бешенстве кусая губы.
– Только после того, как овладею тобой.
– Что ты собираешься сделать? – испуганно спросила Лалла.
– А разве ты этого не хотела бы? Ну, отвечай же, Лалла, не таись! – Его тон стал приторным.
– Я хочу только, чтобы ты оставил меня в покое!
– Ах, ты этого желаешь! Ха! – Грей скосил глаза на постель. – А я-то думал…
Прежде чем Лалла успела что-либо сообразить, он в одно мгновение повалил ее на кровать. Грей походил на разъяренного хищника, выбравшего себе жертву. Он цинично изучал свою пленницу, лежавшую в его объятиях, продолжая держать ее запястья. Лалла с ужасом почувствовала, как шаль соскользнула с плеч.
Грей отпустил руки Лаллы и стал с силой сжимать ее грудь. Она с трудом дышала – ей не хватало воздуха. Увидев самодовольную ухмылку, скривившую его рот, она ощутила новый приступ бешеной злобы – кажется, готова была убить его.
Неожиданно Грей подоткнул свои руки Лалле под спину и начал осторожно приподнимать ее. Она снова попыталась бороться, но силы оставляли ее. Между тем Грей все сильнее прижимал Лаллу к себе, и через несколько мгновений она снова очутилась в его крепких объятиях. Ее растрепавшиеся волосы падали ему на плечи. Лалла почувствовала, как ее пышная грудь коснулась сильного мужского тела и ее существо вдруг наполнилось лихорадочным огнем желания. Она задрожала. Ее одолевали странные чувства: тело трепетало, сердце бешено колотилось, а мозг отказывался верить в происходящее.
Лалла впилась в глаза Грея взглядом, полным отчаяния. Голос ее прерывался от невероятной слабости:
– Пожалуйста, Грей, уходи.
Он покачал головой.
Через тонкую ткань платья и нижней юбки она ощущала его сильные, крепкие ноги и плоский мускулистый живот. Грей коснулся рукой ее полных бедер, и внезапно Лалла почувствовала, как твердеет плоть внизу его живота. Она снова попыталась выскользнуть, но, видимо, слишком устала от борьбы. Грей только посмеялся над ее жалкими усилиями:
– Глупо, дорогая! Неужели ты надеешься побороть меня?
Теперь лицо его оказалось всего в нескольких дюймах от ее глаз, и Лалла заметила, что широко раскрытые глаза Грея потемнели, став какими-то отчужденными, далекими, бесстрастными. В полумраке комнаты эти глаза, казалось, околдовывали ее. Лалла почувствовала, что тело онемело, руки стали ватными, а горячее мужское дыхание рядом с ее губами пьянит, словно вино.
Она пыталась разобраться в круговороте раздиравших ее чувств, когда Грей приблизился к ее губам и жадно прильнул к ним, наполняя молодую женщину мучительными ощущениями наслаждения и горечи. Лалла прекрасно понимала, что могла бы, постаравшись, увернуться, не дав себя поцеловать, но на нее вдруг навалилась такая усталость, что она не смогла даже пошевелиться. Глаза ее сами собой закрылись, а лицо, склоненное над ней, начало растворяться в сгущавшемся тумане.
Неожиданно резкие слова вернули Лаллу к действительности:
– Предупреждаю тебя: оставь Тодда в покое.
Грей тотчас вскочил на ноги и, повернув ключ в двери, покинул комнату.
Лалла осталась лежать на постели. Ее щеки пылали, тело изнывало от желания, а губы горели от прикосновения его теплого требовательного рта. На мгновение она закрыла глаза, пытаясь успокоить дыхание и овладеть собой, но это не помогло. Он обошелся с ней, как с безделушкой: поиграв, бросил за ненадобностью. Между тем от его прикосновений Лалла загорелась. Она почти готова была сдаться.
Она с трудом подошла к двери и закрыла ее на ключ. Странные ощущения пугали Лаллу: ведь она доверилась Грею, вспомнив время, когда они были близки. Она думала, что он вновь хочет обладать ею, но Грей только измучил ее. Господи, он словно надругался над ней.
В этот вечер Лалла не стала вызывать Биртни. Непослушными, дрожащими пальцами она кое-как расстегнула крючки на шелковом платье, и мягкая материя соскользнула с тела. Лалла шагнула к окну, распахнула его настежь и оперлась на подоконник. Свежий ночной бриз приятно охлаждал жар ее пылающих щек.
Опускавшаяся на Дикие Ветры ночь предвещала быть темной и безлунной. В воздухе веяло ночной прохладой. За черными силуэтами деревьев, стоящих плотным строем, начиналось небо, и сколько ни вглядывалась Лалла в призрачный полумрак, она не могла различить линии горизонта.
Девушка продолжала всматриваться в спящую природу, пытаясь выбросить из головы тревожные думы о Грее. Она вспомнила о своей просторной квартире в Париже, о своих друзьях, которые, наверное, с нетерпением ждали ее возвращения. О друзьях, которые ни за что на свете не стали бы унижать или осуждать ее. О друзьях, с которыми она чувствовала себя счастливой.
Однако снедавшая ее тревога снова повернула ее мысли к Грею Четвину. Почему тогда, в библиотеке, она не дала ему достойного отпора? Почему не показала, что не желает иметь с ним дела? Сознание уязвленной гордости не давало Лалле покоя.
«Все потому, что ты, Лалла Хантер, все еще любишь Грея и понимаешь, что небезразлична ему», – неожиданно призналась она себе.
Стоит ли жертвовать своей независимостью, обретенной с таким трудом, ради нескольких приятных моментов близости с этим человеком? Стоит ли сдаваться, чтобы снова получать наслаждение? А ведь Грей потребует безоговорочной капитуляции! Готова ли она к этому? Лалла не могла ответить на мучившие ее вопросы: она слишком устала.
Надо обсудить все с Дейзи, решила она, понимая, что не сможет в одиночку справиться с охватившим ее волнением. Лалла решительно направилась к двери.
Дейзи была у себя и расчесывала свои длинные пшеничного цвета волосы. Услышав негромкий стук, она тотчас же пригласила подругу пройти в спальню. Лалла невольно залюбовалась ею. На Дейзи была очаровательная ночная рубашка из белоснежного батиста, отделанная изящным кружевом. Волосы шелковистыми волнами ниспадали на плечи. Дейзи была подобна ангелу – хрупкая, гибкая, такая трогательная и светлая, что Лалла невольно подумала: как повезет Тодду О’Коннору, если он овладеет этим прекрасным юным телом!
– Моя дорогая, я так рада видеть тебя! – Дейзи перевязала длинные волосы атласной лентой. – Я как раз собиралась зайти к тебе, чтобы пожелать доброй ночи!
Лалла нервно сжимала пальцы, не зная, с чего начать разговор.
– Дейзи, я… – сказала она наконец очень тихо, опустив голову. – Я больше не могу оставаться в Диких Ветрах. Мне нужно в Париж. Немедленно.
Дейзи посмотрела на нее в смятении, широко раскрыв глаза.
– Почему? – Она перевела дыхание и, покраснев, спросила: – Это из-за Грея? Он обидел тебя? Оскорбил? Скажи, Лалла. Ведь я вижу: на тебе просто лица нет.
– Нет-нет, – поспешно ответила та. – Грей здесь ни при чем. Просто я ужасно соскучилась по Парижу. Я так привыкла к нему и хочу снова окунуться в уютную атмосферу его улочек и бульваров.
Дейзи усмехнулась:
– Перестань, дорогая. Ты всегда была маленькой обманщицей. Ну как не стыдно: говоришь одно, а в глазах совсем другое. Может быть, все-таки скажешь правду, мисс Лалла Хантер?
– Ах, подруга, я чувствую, тебя не проведешь! – Лалла изобразила на лице смятение и театрально вздохнула.
– Даже не пытайся! Ну-ка, подойди поближе. Садись и рассказывай, что там у тебя на душе. Что натворил мой брат, отчего ты решила мчаться в Париж, словно испуганная лошадь, не разбирающая дороги? Видит Бог, я хочу для своей подруги только добра.
Дейзи предложила ей сесть на один из стоящих возле камина стульев. Лалла долго собиралась с мыслями, прежде чем рассказать о странных встречах с Греем. В усталом, все еще затуманенном мозгу ее воскресали подробности двух этих свиданий, оставивших какой-то неприятный осадок в ее душе. Закончив рассказ, она подошла к окну, чтобы глотнуть свежего воздуха.
– Понимаешь, Дейзи, я должна покинуть Дикие Ветры. Здесь я чувствую себя в опасности.
– Ты боишься себя или моего брата?
– И то и другое, – вздохнула Лалла.
Дейзи поднялась и, шелестя кружевными оборками, подошла к ней. Она встала за ее спиной, положив руку на ее плечо.
– Ты можешь позволить старому верному другу спросить тебя кое о чем очень личном? Я имею в виду себя! – улыбнулась Дейзи.
– Пожалуй, только если оставляешь за своим таким же верным другом право не отвечать!
Неожиданно лицо Дейзи посерьезнело, и она тихо спросила:
– Ты все еще любишь Грея? Ну хотя бы чуточку?
Лалла не ответила. Некоторое время она молча вглядывалась в темное небо и черные верхушки деревьев, будто ища ответа в безмолвии ночи. Однако все, что удалось ей разглядеть, было собственное отражение в стекле.
Между тем Дейзи трясла ее за рукав.
– Пожалуйста, Лалла, прошу тебя, ответь!
Наконец та собралась с мыслями.
– Видишь ли, я сама не знаю. Одна часть моего существа, наверно, будет любить его вечно, но другая… Помнишь, как в одном стихотворении: «Любовь побеждает, увы, не всегда…» Ты понимаешь, о чем я?
– О, как хорошо я тебя понимаю.
Лалла вздрогнула и повернулась к подруге:
– Мы с Греем, верно, не подходим друг другу. Мы ведь такие разные! Но, видит Бог, мы любили друг друга. – Лалла опустила глаза.
– Ты думаешь, причиной вашего разрыва стало твое стремление к независимости?
Лалла кивнула:
– Ты не хуже меня знаешь, Дейзи, что твой брат – человек упрямый. И если бы я когда-нибудь стала миссис Джеймс Грей Четвин, то Лалла Хантер исчезла бы навсегда. – Она почувствовала, как глаза ее наполняются слезами.
– Но Грей так изменился! Это уже не тот человек, что был пять лет назад. Я больше не вижу в нем той жесткости и упрямства, от которых страдала совсем недавно. Мне кажется, если бы ты стала его женой, то все равно осталась независимой и самостоятельной Лаллой Хантер, которую я знаю и люблю.
Лалла покачала головой:
– О нет, нет, дорогая! Держу пари, этого не произойдет!
– Ты не права, – ответила Дейзи, посмотрев в окно. – Грей всегда любил тебя, даже когда женился на Джейн.
– О чем ты говоришь, Дейзи! – возмутилась Лалла.
– Знаешь… однажды Грей сам признался мне в этом. Он даже не смог объяснить, почему все-таки женился на ней. Может быть, из-за отца? Ведь тот, чувствуя приближение смерти, настаивал, чтобы сын успел получить его благословение и жениться. А тут как раз подвернулась Джейн. Вот Грей и ухватился за нее как за наиболее подходящую партию. А отец… вскоре с ним случился удар, и через шесть месяцев после свадьбы Грея он умер. – Дейзи вздохнула, ей было тяжело вспоминать об этом. – Я говорила, что Грей не был счастлив в браке. Да, он угодил отцу, исполнив его последнее желание, но не находил себе места. Отец ушел из жизни, а сердце его сына было разбито…
– Но это же не означает, что Грей по-прежнему любил меня?
Дейзи замялась:
– Это трудно объяснить, но я знаю, знаю наверняка. Считай, что женский инстинкт мне подсказывает! – Она засмеялась.
– А может, тебе просто хочется верить в тобой же придуманную сказку? – Лалла недовольно сверкнула глазами.
Дейзи очаровательно улыбнулась:
– Может быть…
Неожиданно улыбка ее сменилась грустью.
– Нет, конечно, я не смею тебя задерживать здесь против твоей воли. Если хочешь вернуться в Париж, что ж, поезжай. Но, Лалла… – В глазах ее была мольба. – Мне так хочется, чтобы ты погостила в Диких Ветрах, не из-за Грея, а из-за меня! Милая подруга! Мы же не виделись с тобой целых два года! Я так соскучилась! Если ты уедешь – когда я снова увижу тебя? Ты знаешь, я ведь наведываюсь в Европу не часто.
– Это похоже на шантаж, мисс Четвин!
– Так оно и есть!
Обе девушки, взявшись за руки, рассмеялись. Вдруг Дейзи воскликнула:
– Ах, Лалла! Может, ты передумаешь? Знаешь, я так благодарна Всевышнему за то, что у меня есть такая подруга, как ты! Но получать письма и видеть тебя – не одно и то же! Пожалуйста, останься! Мне так важно советоваться с тобой. Ни в одной из своих знакомых я не нахожу поддержки, только в тебе, моя дорогая!
– Дейзи! Ну разве просьба любимой подруги для меня не закон?
– Честно говоря, я в тебе не сомневалась. – Дейзи радостно заулыбалась. – Ну что для тебя эта маленькая жертва!
Лалла согласилась остаться. Однако почему-то ее не покидало чувство, что скоро она пожалеет о своем решении. Ведь не зря Грей напомнил, что настойчив в достижении своих целей.
Неожиданно поднялся сильный ветер. Приоткрытое окно широко распахнулось, и в комнате повеяло ночной прохладой. Дейзи поспешила закрыть его.
– Кажется, опять поднимается ветер.
– В Диких Ветрах он не прекращается никогда, – заметила Лалла. Она пожелала подруге приятных сновидений и, покинув ее спальню, осталась наедине со своими тревожными мыслями.
Войдя в комнату, Лалла невольно вздрогнула. Странное свидание с Греем никак не выходило у нее из головы. В эту ночь Лалла почти не спала.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Музыка страсти - О`Грейди Лесли



Хороший роман
Музыка страсти - О`Грейди ЛеслиВика
28.08.2012, 14.32





Не фонтан. Для быстрого чтения без особых эмоций
Музыка страсти - О`Грейди Леслилена
19.07.2013, 14.30





читайте.мне понравилось.правда сюжет без накала страстей.7 из 10
Музыка страсти - О`Грейди Леслитатьяна
29.06.2014, 0.14








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100