Читать онлайн Музыка страсти, автора - О`Грейди Лесли, Раздел - Глава 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Музыка страсти - О`Грейди Лесли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7 (Голосов: 31)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Музыка страсти - О`Грейди Лесли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Музыка страсти - О`Грейди Лесли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

О`Грейди Лесли

Музыка страсти

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 12

– Мисс Лалла! Неужели это вы?
Лалла улыбнулась высокому седовласому дворецкому, проворно сбежавшему со ступенек крыльца ей навстречу. Он служил в доме Хантеров, сколько она себя помнила. Перехватив восхищенный взгляд слуги, Лалла тронула его за руку:
– Эндрю, не припомню случая, чтобы ты был столь немногословен.
– Не судите строго, мисс Лалла, – ответил тот, поклонившись, когда они входили в маленькую уютную прихожую. – Ведь вы только что были в Париже, еще письмо прислали, и вот стоите передо мной. Никак не ожидал. Вот радость! Простите, я так растерялся!
– Полно, Эндрю, – засмеялась она, стягивая перчатки. – Мои родители, надеюсь, все еще в Калифорнии?
– Да, мисс. С ними вернется мисс Порция, а мисс Миранда обещала приехать позже.
– Вот и хорошо. Значит, дом в моем полном распоряжении.
– Да. Ваш дом всегда ждет свою прелестную юную хозяйку.
У Лаллы отлегло от сердца. Меньше всего ей сейчас хотелось встречаться с родными и отвечать на нескончаемые вопросы.
– Надеюсь, в моей комнате все по-прежнему? – спросила она, вспомнив о великой страсти «императрицы» следовать веяниям моды.
– Ну что вы, мисс, ваша спальня – она как была. Я сейчас, мигом, только приберусь.
– Ступай, Эндрю. Да распорядись, чтобы принесли из коляски мой багаж. Да, и еще: вели подать ленч. Я умираю от голода!
– Хорошо, хорошо, мисс Лалла. Я бегом. – Он засуетился, отдавая распоряжение молодому слуге, но потом вдруг застыл на месте, и Лалла увидела, что по щекам старика текут слезы. – Мисс Лалла, как же я рад, Бог мой! Вы всегда были моей любимицей.
– Эндрю! Не вздумай сказать об этом моим сестрицам!
Он потупился.
– Пусть это будет нашей маленькой тайной!
Дворецкий скрылся на полукруглой лестнице, а Лалла не спеша отправилась бродить по дому. Она зашла в гостиную. Это была просторная, залитая солнцем комната, обставленная с изысканным вкусом дорогой мебелью. Лалла улыбнулась. Почему-то, подъезжая к родительскому дому, она трепетала от страха. Она боялась, что не почувствует себя здесь в безопасности. Но, слава Богу, дом, в котором каждый уголок был до боли знаком с детства, принимал ее с радостью. Особняк, приобретенный четой Хантеров сразу же после женитьбы, был частью ее существования, и у Лаллы полегчало на душе.
Какая-то неведомая сила потянула ее к окну, выходившему на площадь Вашингтона. Лалла выглянула на улицу, где прогуливались парочки и сновали экипажи и повозки, и ей стало так хорошо, словно это было лучшее место на земле! Ни дуновения ветра, ни тени невидимого призрака. Как здорово! Как спокойно!
– Извините, мисс… – Знакомый голос отвлек ее от размышлений.
– Да, Эндрю.
– Все приготовлено. Багаж распакован. Прошу пожаловать наверх.
– Спасибо. Я позвоню, как буду готова.
Она поднялась к себе, распахнула дверь и будто вернулась в детство. Кровать показалась ей до смешного маленькой, большой ящик с игрушками загадочно манил вырезанным окошком, старые обои, с полувыцветшими голубыми цветочками на розовом фоне… Лалла присела на краешек кровати, и старый матрац недовольно заскрипел всеми своими пружинами.
– Как чудесно! – прошептала она, вытирая слезы со щек.
Умывшись с дороги, она позвонила, чтобы принесли ленч. Лалла села на кровать и, скрестив ноги по-турецки, как любила делать в детстве, принялась за еду. Она с удовольствием уплетала холодный ростбиф, сыр и хрустящие свежие булочки и постепенно приходила в себя.
Только теперь она смогла осмыслить события последних двух дней. Поднявшись утром довольно рано, она решила зайти к Грею и была неприятно удивлена, не застав его. Правда, она и не надеялась услышать извинения. Нет, самолюбивый Грей Четвин не станет объясняться! Но Дейзи! Лучшая подруга даже не вышла с ней попрощаться!
Чемоданы и коробки были упакованы менее чем за час, и Лалла попросила отвезти ее до Холодных Весен. Там она дождалась рейса «Превосходной», которая и доставила ее в Нью-Йорк.
Лалла пила горячий чай и доедала ароматную булочку. Как хорошо, что она наконец покинула Дикие Ветры. Почему за одну ночь все так изменилось? Может, надо было сказать Грею, что она не верит ни единому слову Роллинза и автору анонимного послания? Тогда все было бы проще. Но смогла бы она спокойно жить с грузом сомнений на душе? Лалла слишком хорошо знала Грея. Он был человеком гордым, эгоистичным и довольно циничным, так что при известных обстоятельствах смог бы совершить убийство. Но не собственной же жены?
Ей вдруг стало так больно, так горько, что слезы сами собой полились из глаз. Лалла задумчиво отставила чашку с чаем. Существовал только один способ избавиться от сомнений, которые доводили ее до отчаяния, – найти настоящего убийцу Джейн Четвин. Только так они оба станут свободными.
В голове Лаллы постепенно созрел план ближайших действий. Цель была ясна – найти преступника, и Лалла прекрасно понимала, что ей придется идти к ней в одиночку, но она не сдастся, пока не добьется своего.
Она решительно спустилась с кровати и позвонила служанке, чтобы та помогла ей одеться.


Часом позже Лалла бодро шагала по роскошной Уолл-стрит, направляясь к конторе Уинстона Гейта, преуспевающего финансиста и старого приятеля семьи Хантеров, который любил сестер, будто они были его ближайшими родственницами. Девочки ласково прозвали его дядюшкой Уином.
– Лалла! – Гейт раскрыл объятия и вышел из-за большого конторского стола ей навстречу.
Он был смешным полноватым коротышкой, чьи вечно горящие здоровым румянцем щеки и ангельская улыбка скрывали хитрый нрав и железную хватку. Лалла всегда обожала Уинстона Гейта.
– Девочка моя! Что привело вас в Нью-Йорк? Папаша Хантер ни словом не обмолвился о вашем возвращении.
Он нежно обхватил ее руку своими горячими коротенькими пальцами и приблизился, чтобы поцеловать Лаллу в щеку.
– Мои родители даже не знают, что я в Америке. Я гостила у Дейзи Четвин, в Диких Ветрах, а сейчас я в Нью-Йорке, перед вами. Дядюшка Уин, вы все такой же красавец!
Он захохотал, похлопав себя по округлому животу, выпиравшему из-под коричневого жилета.
– Ах, несносная девчонка! Вечно ты поддразниваешь старого дядюшку! – Неожиданно он чуть отстранился и изумленно уставился на Лаллу своими черными, как угольки, глазами, будто увидел ее впервые. – А вы превратились в красавицу! Я-то думал, что самая очаровательная из сестер Хантер – Порция, но вы перещеголяли ее, дитя мое!
– О старый льстец! Меня не проведете. Я же знаю, что вы тайно влюблены в Порцию.
– Вы все – мои любимицы, – схитрил он. – Но что же мы стоим? Проходите, и садитесь, и поведайте старому приятелю, что в такой солнечный денек привело очаровательную юную леди в мою контору?
Лалла уселась напротив Гейта и наклонилась поближе.
– Видите ли, мне нужна кое-какая информация, и я знаю, что только вы можете мне помочь.
Его черные глазки хитро сощурились.
– Знаете, моя красавица, я человек осторожный. Поэтому прежде чем оказывать вам помощь, я должен знать, что именно вас интересует.
Поскольку Уинстон Гейт был видным членом избранного нью-йоркского общества, Лалле не пришлось долго посвящать его в подробности женитьбы Грея Четвина и трагической гибели его жены. Она только поведала ему о последних событиях в Диких Ветрах.
– Дядюшка, может, вы знаете, что у Грея есть враги? Иначе зачем постоянно распускают слухи о его причастности к смерти Джейн.
Уинстон в задумчивости потер лоб рукой.
– Конечно, любой преуспевающий человек имеет немало завистников. Но чтобы обвинять в преступлении – это уж слишком.
– Так, значит, вы не знаете, кто его враги? – Надежды Лаллы рушились на глазах.
– Нет, нет, не думаю. – Неожиданно его глаза подозрительно блеснули. – Но я могу навести кое-какие справки.
– Дядюшка Уин, может пригодиться любая информация, пусть даже она покажется вам пустяковой. И еще я хотела бы побольше узнать о Джейн.
– Ну, по этой части лучшего рассказчика, чем тетушка Касси, не найти. Но она сейчас с детьми в Ньюпорте.
Лалла вздохнула. И как она могла забыть! На лето добрая половина жителей Нью-Йорка отбывает за город.
Уинстон, кажется, читал ее мысли.
– Не волнуйтесь. Каждый уик-энд я нанимаю яхту и еду проведать Касси с ребятишками. Она будет счастлива принять вас у себя. Вы же не виделись пять лет. Вот и потолкуете обо всем.
Девушка тут же воспрянула духом:
– Как славно! Совместим приятное с полезным!
Лалла стала прощаться. Гейт встал и лукаво улыбнулся:
– А может, моя маленькая фея не откажется пообедать вместе со мной в среду?
Лалла медлила с ответом. Она прекрасно знала этот тип немолодых джентльменов, которые, отделавшись от жен и детей, не прочь были потешить свое самолюбие в обществе молодой, не обремененной домашними хлопотами красотки. Но Лалла очень любила Гейта и не смогла отказать.
– С удовольствием, – подмигнула она, и они распрощались до среды.


Вечерний ветерок наполнял жаркий воздух свежей прохладой, толпы гуляющих чинно фланировали мимо шикарных витрин. Лалла шла под руку с Гейтом, и он весь светился от гордости и удовольствия, что ему представился случай блеснуть в обществе с такой красавицей. Он раскланивался направо и налево, ловя завистливые взгляды знакомых джентльменов, обращенные в сторону его спутницы.
Лалла и вправду была очаровательна в шелковом цвета красного вина платье с глубоким декольте, которое шелестело при каждом шаге. Но она не замечала, как сияли глаза дядюшки Уина. Все мысли ее были заняты Греем, и Лалла молила Бога, чтобы ее старания увенчались успехом.
Они вошли в большой обеденный зал известного ресторана. Гейт выбрал неприметный столик в углу, отделенный от основного зала рядом высоких декоративных пальм и пышных папоротников в больших кадках, где их разговор не был бы слышен другим посетителям ресторана, и Лалла прониклась невольным уважением к хитрому осторожному Гейту, который обычно так любил быть на виду у публики.
Они сделали заказ, и Уинстон шепотом объяснил, зачем все эти предосторожности:
– Лалла, у меня уже есть кое-какая информация для вас.
– Так скоро? – Ее глаза расширились от удивления. – Ну вы просто неоценимый помощник, дядюшка Уин.
Он засмеялся:
– Я никогда не отказываюсь помочь юной леди, особенно такой красавице, как вы. Но сначала расскажите-ка мне про вашу жизнь в Париже. Юджиния не нарадуется на вас!
Лалла вскинула брови:
– Она что, так и говорила?
– Ну да, конечно. Она всегда рассказывает мне, как вы идете по стопам своих сестер, которые уже многого добились в жизни.
– Я польщена, – улыбнулась Лалла, обмахнувшись веером. Она не стала говорить Гейту, что мнение «императрицы» теперь ничего для нее не значит. Она твердо верила, что «добиться чего-то в жизни» для нее значило стать женой Грея, пусть даже кто-то стремится помешать этому.
Лалла поведала Гейту о жизни в Париже, естественно, опуская подробности своей работы моделью. Подали вино и сочные бифштексы, и она приготовилась слушать.
Гейт долго рассказывал ей о финансовых делах Грея, о покупке железнодорожных компаний, о конкурентах и врагах, но, сколько ни пыталась Лалла сложить разрозненные кусочки мозаики в единое целое, у нее ничего не выходило. Что-то важное постоянно ускользало от нее.
Но тут Гейт назвал одну фамилию, сразу же привлекшую ее внимание. Лалла была так удивлена, что застыла с вилкой в руке, позабыв о еде.
– Что вы сказали?
– Я говорю, не доводилось ли вам слышать разговоры насчет помощника Грея – Тодда О’Коннора?
Лалла, сдерживая нетерпение, ответила:
– Нет. Расскажите мне, пожалуйста, поподробнее.
– Насколько хорошо вы знаете этого человека? – Гейт хитро сощурил глазки.
– Я слышала, что Грей взял его личным помощником, после того как Тодд, скромный клерк, предотвратил крупное хищение в одном из банков Грея. Он честолюбивый, неглупый молодой человек, и, кстати, недавно сделал предложение Дейзи Четвин.
– Так вот. Через несколько месяцев после того, как О’Коннор стал работать у Грея, тот был вовлечен в крупный скандал, касающийся покупки железных дорог. Я не буду посвящать вас в детали, но суть в том, что оппонент Грея, некто господин Данбар, выиграл спор, перехитрив его очень интересным способом. Он выведал такие сведения о состоянии дел Грея Четвина, которые никто, кроме ближайшего помощника, сообщить не мог. За определенную плату, разумеется. Вот тогда-то и пошли слухи об источнике этих сведений.
Потрясенная Лалла прошептала:
– Неужели Тодд О’Коннор?
Гейт кивнул.
– Правда, ничего до сих пор не доказано.
– Ну конечно. Наверняка Грей доверяет ему, иначе бы он давно уволил такого помощника и уж тем более не позволил свататься за свою сестру!
Гейт неожиданно вздрогнул:
– Да-да… Ничего не доказано. Но мне приходилось сталкиваться с О’Коннором, и он произвел на меня впечатление весьма шустрого и скользкого молодого человека. Такой непременно убедил бы шефа в своей невиновности.
– И он сделал это. Тодд не дурак, и Грей доверяет ему безраздельно.
Уинстон слегка прикоснулся к губам салфеткой и задумчиво посмотрел на Лаллу:
– Так что, вы находите эту информацию полезной для себя?
– Даже более, чем вы можете себе представить, – кивнула девушка.
– Я рад, что смог помочь. – Он подозвал официанта и попросил подать счет. – Как насчет пятницы? Составите компанию в Ньюпорт?
– О да, непременно, – улыбнулась Лалла.
– Касси будет на седьмом небе от счастья!
– И я тоже. Так соскучилась по ней!
Они поднялись и вышли на улицу. Как и прежде, Гейт ловил взгляды мужчин, очарованных красотой его спутницы. Лалла же погрузилась в невеселые размышления. Слухи о делишках Тодда О’Коннора не давали ей покоя.


Слуги были давно отпущены. Лалла осталась в гостиной наедине с собственными мыслями. В комнате было тихо, лишь монотонно тикали часы на стене, но почему-то их равномерный звук только раздражал ее.
Она попыталась отвлечься от представления о Тодде О’Конноре как о ближайшем союзнике Грея и женихе Дейзи. Что, если временно забыть об этом? Что, если перед ней расчетливый, алчный человек, для которого превыше всего собственные интересы? Начинала вырисовываться интересная картина.
Лалла представила себе рождественскую ночь, когда было найдено тело Джейн. Пока Дейзи только спускалась по ступенькам, Тодд уже был там. Мог он толкнуть ее? Но зачем ему было убивать жену своего хозяина? Как ни старалась Лалла, она никак не могла найти мотив преступления.
Неожиданно на память ей пришло происшествие по дороге из Бентвуда. Что, если это Тодд бросил в Малыша камнем, заставив его понести? Мучительная картина обожгла мозг. Ведь когда Грей внес ее в дом, навстречу вышла лишь Дейзи. Тодда О’Коннора поблизости не было. А в ту ночь, когда кто-то проник в комнату Грея? Он мог нанять специального человека, чтобы стащить «Огненный изумруд». А может, это он подложил анонимное письмо, заставив Лаллу испугаться и покинуть Дикие Ветры?
Она поднялась и принялась расхаживать из угла в угол, ежась от холода, несмотря на теплый вечер. Да, Тодд не зря задумал жениться на Дейзи – таким образом его положение в семье Четвинов укрепится. Грей сделает все для любимой сестры. Возможно, он сделает О’Коннора компаньоном, взяв в долю. А этого Тодд как раз и добивается.
Лалла вздрогнула: мысли завели ее слишком далеко. А что, если Грей больше не женится? Тогда фамильную драгоценность Четвинов унаследовала бы Дейзи, а Тодд… да, ему досталось бы все.
Она сладко зевнула и почувствовала себя настолько уставшей и физически, и морально, что хотела только одного – побыстрее забраться в свою уютную постель и забыться сном.
Да, Уинстон Гейт оказал ей неоценимую помощь. Лалла надеялась, что и встреча с его женой не разочарует ее.


Проходя по уютному садику в сопровождении Касси Гейт, Лалла раскрыла зонтик, прячась от палящего августовского солнца. Сзади нее возвышалось строение под шуточным названием «Башня Гейта» – добротный летний дом в английском стиле, отличавшийся особым очарованием, а впереди простирался бескрайний синий океан, поверхность которого была покрыта белой рябью волн, и вода, блестя на солнце, отливала, словно на ней разбросали серебряные монетки.
– Как же я счастлива видеть вас снова! – залепетала Касси в тысячный раз со вчерашнего полдня, когда Лалла вместе с дядюшкой Уином и несколькими гостями прибыли в Ньюпорт. – Так о чем вы хотели поговорить?
Лалла улыбнулась, глядя на высокую миловидную женщину, и невольно задумалась: зачем этому старому ловеласу Уинстону любовница, если он имеет такую прелестную жену, которая буквально боготворит его? Будучи женщиной за тридцать и родив девять ребятишек, Кассандра Гейт оставалась все такой же юной и стройной, как десяток лет назад.
– За что я люблю вас, Касси, так это за то, что вы не тратите время на светские условности и сразу переходите к делу, – рассмеялась Лалла.
В голубых глазах Кассандры Гейт отражалась синева океана.
– Я же понимаю, что вы проделали неблизкий путь не для того, чтобы потанцевать на одном из бесчисленных балов Эльвы Вандерблит или совершить променад по Колокольной улице, наслаждаясь грациозностью расхаживающих там павлинов. И раз уж вы вытерпели весь вчерашний вечер в обществе моих непоседливых детей и поддерживали светский разговор о богемной жизни в Париже… – она остановилась, чтобы перевести дух, – то сегодня мы поговорим о том, зачем вы, Лалла, на самом деле приехали в Ньюпорт. – Касси загадочно улыбнулась.
– Очень любезно с вашей стороны.
Женщины опустились на белые плетеные стулья, поставленные под тенистым буковым деревом. Лалла закрыла зонтик и посмотрела на Касси:
– Я хочу узнать о Джейн Четвин.
– Ах, вот что…
Больше она не произнесла ни слова. Касси не мигая смотрела на безбрежный океан, задумчиво остановив взгляд на еле заметном на горизонте белом парусе. Затем она грациозно откинулась на спинку стула и поправила широкополую шляпу.
– Это все, что вы можете сказать? – Лалла решила вывести ее из задумчивости.
Касси недовольно нахмурила брови:
– Вы же знаете, какое отвращение я питаю к разного рода сплетням, особенно если они касаются чьей-либо смерти.
– Если бы я собирала сплетни, то пошла бы к любой домохозяйке Ньюпорта. Но мне не нужно досужей болтовни, Касси, я хочу знать правду. Вы – одна из самых осведомленных женщин в округе и прекрасный знаток человеческих натур. Поэтому мне нужно знать, какова была Джейн на самом деле, а не то, что про нее говорили в обществе.
– Но, Лалла, вы же дружите с Дейзи, и уж она наверняка поведала вам о своей бывшей невестке.
– Да, конечно. А еще Грей и Эллиот Роллинз. Каждый из них рассказывал по-своему, потому что состоял с ней в определенных отношениях. А мне нужно мнение человека незаинтересованного.
Касси опять повернулась к океану и глубоко вдохнула воздух, пропитанный морской свежестью.
– Вы с Греем возобновили ваши отношения. – Из ее уст это прозвучало скорее как утверждение, нежели вопрос.
– Да, это так, – ответила Лалла. – Но в Диких Ветрах происходят какие-то странные события. Сколько я гостила там у Дейзи, меня везде подстерегала опасность. Мне кажется, Касси, кто-то очень не хочет, чтобы мы были вместе.
Все время, пока Лалла говорила, Кассандра Гейт сидела не шелохнувшись. Она вообще принадлежала к тому типу людей, которые больше слушают, чем говорят сами, потому многие поверяли ей свои тайны.
– Все понятно, – заключила она наконец. – Я постараюсь вам помочь. Так что вас интересует?
– Видите ли, с кем я ни говорила о Джейн, все выставляют ее робкой, застенчивой особой, которая не делала ни шагу, не послушав родительского совета. Так ли это?
– Я не слишком хорошо знала их семью. Они приехали из Кливленда и брали высшее общество Ньюпорта штурмом. – Усмешка тронула уголки ее губ. – Все мы знаем, каких героических усилий это стоит провинциалам.
Лалла прекрасно понимала, что представляет собой избранное общество Ньюпорта. Немало богатых переселенцев со Среднего Запада встречали в этом замкнутом, обособленном кружке местной знати неприступную крепость, яростно отвергавшую чужаков.
– Но родители Джейн общались с очень влиятельными людьми и довольно быстро сошлись со здешним обществом. Родители не скрывали своей главной цели – найти достойного муженька для единственной дочки, – продолжала Касси, покачав головой. – Никогда не видела женщину более целеустремленную, чем ее мать. Она разработала план, которому позавидовал бы любой полководец. Она знакомила дочь с каждым попадавшим в поле зрения мужчиной, независимо от возраста, лишь бы он был способен волочить ноги да жевать пищу собственными зубами. Джейн тут же выставлялась напоказ, словно кобыла на ярмарке.
– Бедная девушка, – содрогнулась Лалла.
– Бедная? Ха-ха! – Касси грациозно откинула голову и обнажила ровные зубы. – Мне, напротив, она показалась хищницей похлеще своей матушки. Она оказалась совсем не той провинциальной простушкой, какой представлялась на первый взгляд.
Серая мышка с острыми зубками, невольно вспомнила Лалла и в замешательстве покачала головой:
– А я-то думала, она любила одного Эллиота Роллинза.
– Ах, Эллиот… – вздохнула Касси. – Он из кожи вон лез, чтобы привлечь внимание Джейн. Но отвечала ли она ему взаимностью? Сомневаюсь.
Лалла изумленно раскрыла глаза.
– Я вижу, вы удивлены. Да, Джейн была хитрой. Я бы сказала, утонченно хитрой. Все мы поначалу переживали за нее – этакую бедную провинциалочку, утонувшую в море изысканных ярких впечатлений светской жизни. Она вошла в доверие ко многим дамам Ньюпорта и легко вовлекала их в свои сети. Джейн просила рассказывать ей о знатных женихах, и мы по простоте душевной выкладывали ей все, наделяя Джейн бесценными сведениями, которые она умело использовала в своих интересах.
– Что вы имеете в виду?
– А то, что ей, например, рассказали, кто такая Лалла Хантер.
– Я?
– Да. Прежде чем Джейн была представлена Грею Четвину, она уже знала, что его оставила своенравная, упрямая и независимая особа, ныне живущая в Париже. – Касси крутила в пальцах длинные локоны. – И что, вы думаете, предприняла наша «бедная девушка»?
– Попробую отгадать. Наверно, старалась играть роль моей полной противоположности – этакого робкого, слабого существа, нуждающегося в постоянной опеке.
– Вот-вот. – Касси понимающе улыбнулась. – Простушка оказалась не так наивна. Придуманная ею кротость характера сыграла на руку Грею Четвину. Он сделал ей предложение, и она, естественно, приняла его.
– Что-то я не понимаю, – сказала Лалла. – Пусть она заполучила Грея в мужья, скрыв истинную подоплеку, но почему она превратила его жизнь в ад? Почему решила бежать с Роллинзом?
– Наверное, просто хотела быть любимой. Впрочем, как и любая женщина, – вздохнула Касси. – Думаю, Джейн хотела доказать себе, что отвечает требованиям такого привлекательного джентльмена, как мистер Четвин, и может составить ему достойную партию. Но в семейной жизни ее ждало разочарование. Оказалось, все это время Грей не переставал любить другую женщину, и она решилась на возмездие – лучше уж синица в руке – и доверилась человеку, который действительно любил ее.
– Эллиоту Роллинзу.
– Мне жаль Джейн, – произнесла Касси печально. – Она была такой… такой… да никакой. А ведь из кожи вон лезла, чтобы ослепить, покорить, заставить говорить о себе в свете. Увы, ничего у нее не получилось.
– Нет, она добилась своего, в определенном смысле. Ни Грей, ни я уже никогда о ней не забудем.
Обе женщины замолчали, прислушиваясь к гулу океана. На небе появились белые облачка, задул ветер, и все потемнело.
Лалла посмотрела на сгущавшиеся тучи и почувствовала какую-то неясную тревогу.
– Касси, вы знаете, кто мог бы желать смерти Джейн?
– Боюсь, нет.
– Не думаете ли вы, что это мог сделать Грей?
Несколько секунд Кассандра Гейт изучала свои пальцы, мирно лежавшие на коленях.
– Об этом многие говорят. Подозрения начались с той самой ночи.
– Так вы были там? – Лалла удивленно раскрыла глаза.
– Конечно.
– Великолепно! Скажите, вы помните, Грей покидал залу хотя бы на некоторое время?
– Дорогая моя, каждый из нас на время оставлял залу. Поначалу Джейн была с гостями, и все заметили, что она в ужасно подавленном настроении. Грей был крайне недоволен чем-то и отвел ее в дальний угол для беседы. Не знаю, о чем они говорили, но, судя по выражению лиц и темпераментным жестам, разговор был не из приятных. А вскоре Джейн исчезла.
– Наверное, это и был час, назначенный для встречи с Эллиотом, – предположила Лалла.
– Должна сказать, что перед обедом исчезли они все.
– Кто все?
– Я имею в виду Джейн, Грея, Дейзи и Тодда. Они вдруг оставили гостей. Кое-кто просто обратил внимание, что хозяева неожиданно куда-то исчезли. А потом появился Грей, разыскивавший свою жену. Гости бросились на поиски. Чем все кончилось – вы и сами знаете.
– Да, – задумчиво произнесла Лалла, отвлеченная шумом ребятишек Гейтов, катавшихся на пони. Вскоре они исчезли из виду за холмом, и она снова повернулась к Касси: – Так почему же полиция никого не арестовала?
– Смерть Джейн списали на несчастный случай. Да и не было повода думать об убийстве. Все сплетни пошли от Эллиота Роллинза. Его бурная фантазия, болезненное восприятие действительности сделали свое дело, – вздохнула Касси.
Не столько фантазия, сколько реальность, усмехнулась про себя Лалла.
– Так мог ли убийцей быть Грей? – снова спросила она.
– Ну что вы! Если бы он так хотел освободиться от Джейн, то мог расторгнуть брак. Конечно, это вызвало бы скандал в обществе, и развод стоил бы ему немалых денег, но все же это гуманнее, чем идти на преступление.
– А что случилось с родителями Джейн после ее смерти? Поверили ли они в версию Роллинза?
– Они восприняли гибель дочери как удар судьбы и вскоре уехали в Кливленд. Больше я о них ничего не слышала.
– А Тодд О’Коннор? Он мог стать убийцей?
Касси изумленно повернулась к Лалле:
– Тодд? Этот очаровательный паренек? Не говорите глупостей, Лалла. Он так старается во всем услужить Грею! Зачем же ему убивать жену шефа! К тому же он давно влюблен в Дейзи. Только слепец не заметил бы этого.
Лалла сидела не дыша. Где же искать ответ?
– И все же, сдается мне, Эллиот говорит правду. Кто-то все же столкнул Джейн с лестницы.
– Оставьте ее в покое, когда люди начинают ворошить прошлое, ничего хорошего из этого не выходит.
Лалла не могла с этим согласиться, но промолчала.
Кассандра Гейт подняла глаза к небу:
– Кажется, надвигается гроза. Почему бы нам не пойти в дом?
Лалла поднялась и последовала за ней. «Кто бы знал, какая гроза бушует в моей душе», – подумала она и вздохнула.


– Как отдыхалось в Ньюпорте?
Лалла улыбнулась, глядя на седовласого слугу.
– Ах, Эндрю, все было прекрасно, только дети у Гейтов слишком шумные. Каждый из девятерых требовал к себе внимания, и я не успевала играть со всеми сразу. Они так утомили меня, что я бы с удовольствием вздремнула перед обедом.
– Но, мисс Лалла, – остановил ее дворецкий, – какой-то джентльмен уже три часа дожидается вас в гостиной.
Она вздрогнула.
– Кто?
– Он попросил не называть вам его имя, хотел сделать сюрприз.
– Ох, Эндрю, я чувствую себя совершенно разбитой.
– Настолько разбитой, что не примешь гостя? – раздался рядом знакомый голос.
Она обернулась и увидела выходящего ей навстречу из гостиной Грея. Он выглядел ужасно усталым. Голубые глаза его были наполнены болью, а в уголках их залегли такие глубокие морщинки, что у Лаллы возникло непреодолимое желание подойти и разгладить их.
Она откашлялась, пытаясь справиться с внезапной сухостью в горле.
– Грей! Что ты здесь делаешь?
Он бросил быстрый взгляд на слугу, и тот исчез.
– Я приехал извиниться.
Лалла прекрасно понимала, что при самолюбии Грея значило подобное заявление.
– Пойдем лучше в гостиную, – предложила она.
Грей посторонился, пропуская ее вперед. Лалла почувствовала, как напряглось его тело. Проходя мимо, она и сама почувствовала, что вся трепещет. Пространство между ними напомнило Лалле упругую пружину: казалось, отпусти ее, и… Но Грей даже не смел прикоснуться к ней.
Он вошел в гостиную и встал у камина.
– Я хотел сказать, что был не прав. Однажды я уже совершил глупость и потерял тебя. Еще раз я этого не переживу, Лалла. Разреши попросить у тебя прощения.
Она не знала, что и сказать. Слишком свежа была обида, которую ей нанесли.
– Ты оскорбил меня, Грей.
– Я знаю, но когда ты засомневалась в моей искренности, Лалла, я почувствовал себя самым несчастным человеком на свете.
– Так, значит, Харт Уэст лгал?
На мгновение Грей застыл, и лишь потемневшие глаза и плотно сжатые губы выдавали его отчаяние.
– Харт Уэст говорил правду, – наконец выдавил он. – Когда-то это было правдой, но не сейчас.
– Может, ты объяснишься? – с дрожью в голосе потребовала Лалла.
– Ну что ж… После того как ты покинула меня, я понял, что жизнь моя разбита вдребезги. И чтобы как-то утешить больное самолюбие, я начал строить планы мести. Да, Лалла, я живо рисовал себе картину, как в один прекрасный день встречу тебя, затащу в постель, и когда ты достигнешь пика наслаждения, оттолкну, выброшу из своей жизни как ненужную вещь. – Он поморщился. – Я раззвонил тогда об этом всем знакомым – мне хотелось триумфа! Уэст был в их числе.
Грей замолчал. Он стоял перед Лаллой, на расстоянии нескольких дюймов, и она могла заметить, с каким трудом дается ему каждая фраза.
– Это было давно. Теперь я понял, что по-настоящему люблю тебя и никогда не смогу унизить.
– А Джейн? – Лалла не собиралась заводить разговор о покойной жене Грея, но слова как-то сами сорвались с языка.
Ответом было молчание, и лишь холодный, неприязненный блеск его голубых глаз напомнил Лалле о дне ее приезда в Дикие Ветры.
– Ты и вправду веришь, что я убил ее?
– Так да или нет? – тихо спросила она.
Грей не ответил. Он молча подошел к камину и, опустив одну руку в карман, а другую положив на холодный камень, невидящим взглядом уставился на пол. Весь облик этого большого сильного человека выражал обреченность и страдание. Когда наконец он поднял глаза, они были непроницаемы.
– Я не убивал ее, клянусь! Но я не обижаюсь на тебя за то, что ты сомневаешься. Ведь если у кого и был повод для убийства, так только у меня.
– Но, Грей, я…
– Дай мне закончить, Лалла. Ты имеешь полное право не верить мне. Я уважаю твои чувства и не смею навязывать свое мнение. Иначе как можешь ты любить человека, который совершил преступление! – Неожиданно он сделал шаг вперед, но тут же резко остановился. – Есть еще одна вещь, которой ты почему-то не придаешь значения. Кто бы ни был автор того послания, может, он действительно заботится о твоей безопасности, но, может, он хочет просто разлучить нас. Подумай, Лалла!
Она застыла, оглушенная. «Хочет разлучить… хочет разлучить…» – словно маятник стучало у нее в висках.
– Я не подумала, Грей. – У нее подкашивались ноги. – Боже, какая я дура! Прости меня, ради Бога, прости!
В ответ он быстро шагнул к ней и протянул руки, и Лалла бросилась в его объятия. По ее щекам заструились слезы, и она поняла, что с глупыми сомнениями навсегда покончено. Больше никогда она не будет видеть в Грее врага. Жизнь давала ей еще один шанс, и Лалла хотела использовать его сполна.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Музыка страсти - О`Грейди Лесли



Хороший роман
Музыка страсти - О`Грейди ЛеслиВика
28.08.2012, 14.32





Не фонтан. Для быстрого чтения без особых эмоций
Музыка страсти - О`Грейди Леслилена
19.07.2013, 14.30





читайте.мне понравилось.правда сюжет без накала страстей.7 из 10
Музыка страсти - О`Грейди Леслитатьяна
29.06.2014, 0.14








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100