Читать онлайн Музыка страсти, автора - О`Грейди Лесли, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Музыка страсти - О`Грейди Лесли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7 (Голосов: 31)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Музыка страсти - О`Грейди Лесли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Музыка страсти - О`Грейди Лесли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

О`Грейди Лесли

Музыка страсти

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

День для пикника выдался прекрасный. Впереди по узкой тропе вдоль опушки леса ехал Грей, оседлавший любимого черного жеребца по кличке Демон, а за ним – Лалла на старом приятеле Малыше.
– Когда мы наконец остановимся передохнуть? – нетерпеливо спросила она, нагибаясь, чтобы ухватить сухую ветку.
– Я же сказал, что хочу сделать сюрприз! У тебя есть хоть капля терпения?
Лалла с вожделением посмотрела на большую плетеную корзину, закрепленную с правой стороны седла, и почувствовала, как у нее бурчит в животе.
– Если мы не остановимся сейчас же, я съем все запасы вместе с корзинкой!
– Попробуй!
– О, какой вы тяжелый человек, мистер Четвин.
Грей обернулся и с улыбкой посмотрел на нее.
– Только прикажи… – И вдруг глаза его потемнели, застыв от удивления. – Лалла, что ты делаешь?
– Снимаю жакет, – довольно безразличным тоном ответила она, перекладывая повод в левую руку, а правой развязывая шнуровку. – Сегодня так жарко! Кстати, Грей, куда это мы направляемся? Посмотри, дорога разветвляется на две.
Пока он поворачивал вправо, она сбросила жакет и положила его себе на колени. Затем вытянула полы свободной блузки из-под широкого пояса и неторопливо начала расстегивать ее.
– Ах, как невыносимо душно! Хорошо, что я не надела нижнюю сорочку.
До Грея наконец дошел смысл задуманного ею. Он прищелкнул языком и повернулся в седле. Лалла один за другим расстегивала крючки, и ее грудь, высокая и пышная, все больше открывалась взору Грея. Глаза его расширились.
– Что за развязное поведение, мисс Хантер! Или вы сейчас же оденетесь, или я… – хрипло закричал он.
– Или ты что? – В голосе Лаллы слышалась насмешка. Между тем с застежкой было покончено, и батистовая блузка соскользнула с ее плеч, открывая обнаженную грудь. – Сделаешь это прямо здесь?
Внезапно Грей повернул лошадь обратно, и растревоженные ветви кустарника недовольно зашелестели в ответ. Она посмотрела в его глаза – это были глаза человека, который более не в силах был сдерживать свою страсть. Его зрачки бешено вращались, а дыхание стало тяжелым и прерывистым.
Однако Лалла решила не подавать виду, что догадывается о происходящем в его душе. Она хитро улыбнулась и небрежно провела рукой по волосам.
Грей вздрогнул.
– Боже, милая, ну что ты делаешь со мной? Если ты еще распустишь волосы, я просто не… – Остаток фразы заглушил бессильный мучительный вздох.
Она бросила на него призывный взгляд и проговорила:
– Знаешь, чем скорее мы остановимся на привал, тем быстрее ты сможешь претворить в жизнь свои безумные желания и восхищаться мной сколько захочешь.
– Сдается мне, сегодня кое-кто будет восхищаться мной!
Лалла сдвинула брови.
– Как? Слабая беззащитная леди восхищается большим и сильным джентльменом? Разве такое возможно?
– Давай попробуем!
– Согласна!
Грей бросил на нее быстрый взгляд, затем снова повернул жеребца и перешел на легкий галоп.
Лалла ехала за ним, упиваясь прохладой тенистой дороги, и думала, как изменился Грей за последние две недели. Его словно подменили: угрюмость, холодность, надменность куда-то исчезли, а на смену им пришли теплота и сердечность. Таким она видела его, когда они только стали любовниками.
Она задержала взгляд на его стройной фигуре, горделиво возвышающейся на черном жеребце, вздымающейся и опускающейся в такт движению лошади.
«Господи, помоги мне не сойти с ума, пока мы не доберемся до места привала».
Неожиданно лес начал редеть, и всадники очутились на небольшой поляне, с трех сторон окруженной лесом, а с одной – прозрачным ручьем, бегущим между холмами. Кругом была тишина, нарушаемая лишь цоканьем копыт да редким поскрипыванием седла, и в этой торжественной тишине Лалла слышала, как весело журчит стремительный поток.
– Какая красота! – зачарованно прошептала она.
– И мы будем здесь только вдвоем, – довольно ухмыльнулся Грей, спешившись.
– Это место напоминает мне наши заветные полянки под Беркширом, помнишь? – улыбнулась Лалла.
Грей оставил жеребца у ручья и направился к Малышу, на ходу небрежно сбрасывая с рук перчатки. Он лукаво прищурился, глядя на Лаллу.
– Вот почему я привез тебя сюда, – сказал он, – и сейчас ты расплатишься за муку, которую учинила мне по дороге своей бесстыдной наготой.
Лалла смело заглянула в голубые глаза Грея, а затем взгляд ее переместился гораздо ниже.
– О, не зря я назвала вас тяжелым человеком, мистер Четвин.
Грей устремился к Лалле, подхватил ее за талию, и через пару мгновений она оказалась в его руках. Чтобы удержать равновесие, она обвила руками его шею. Грей закрыл глаза и уткнулся лицом в ее обнаженную грудь.
– О родная моя! Как я люблю этот сладкий аромат твоей восхитительной, гладкой, как атлас, кожи!
Лалла прижалась щекой к его пшеничным волосам, золотистым и горячим от солнца.
– Я бы осталась в твоих объятиях навеки, – промурлыкала она.
Она вглядывалась в его глаза, показавшиеся вдруг такими темными на фоне бледного лица, и тысячи мотыльков будто захлопали крылышками где-то внизу ее живота. Лалла подумала, что лицо Грея, немного грубое, даже свирепое, с голодным взглядом, ей милее, чем приторные улыбки целой толпы ухажеров, сотнями расточавших льстивые комплименты в ее адрес.
Грей наклонился и жадно прильнул губами к ее губам. Лалла приоткрыла рот навстречу поцелую и вся подалась вперед, чтобы оказаться к нему как можно ближе. Она почувствовала, как грудь ее мягко коснулась тонкого батиста его сорочки, под которой угадывались напрягшиеся мышцы твердой мускулистой груди. Она услышала, как бешено забилось его сердце.
Внезапно он отпрянул и посмотрел в ее глаза так, будто видел впервые.
– Ты самая восхитительная женщина, которую я только знал, – прошептал он, – и я чувствую себя с тобой так свободно, так естественно!
Лалла гордо откинула голову и взглянула на него, переполненная страстью.
– Ты возбуждаешь меня, Грей. С тобой я становлюсь безнравственной, дикой женщиной, и даже тысячи поцелуев не хватит, чтобы…
– Лучше десяти тысяч, – перебил он, засмеявшись.
– Тебе виднее. – Лалла кокетливо улыбнулась. – Но каждый из этих десяти тысяч не похож на другой.
Он заботливо убрал прядь волос с ее лица.
– Почему-то и мне тоже так кажется.
– А сейчас ты поцелуешь меня еще раз – десять тысяч первый, и увидишь, как не похож он будет на предыдущие.
Так оно и было. Когда губы их разомкнулись, Лалла, вся дрожа от вожделения, прошептала:
– Я больше не в силах ждать, Грей. Я хочу тебя.
Он прищурил глаза и покачал головой, отчего Лалла издала недовольный возглас разочарования.
– Нет, сначала ты будешь соблазнять меня, ты же обещала, помнишь?
Она лукаво улыбнулась в предвкушении любовной игры, затем глазами выбрала местечко на краю поляны, недалеко от ручья, где мягкая высокая трава создавала прекрасный ковер, а высокие раскидистые ясени ветвями образовывали над головой тень, так что голубое небо лишь кое-где просвечивало сквозь их зелень.
– Иди вон туда, – промурлыкала она, – ложись и жди меня.
Удивленный, Грей сначала в недоумении вскинул брови; затем на его лице вспыхнуло выражение страстной надежды. Он ухмыльнулся.
– Не люблю исполнять ничьих приказов, особенно женских. – Однако послушно сделал то, о чем она просила.
Грей блаженно вытянулся на мягком зеленом ковре, подложив руки под голову. Лалла придала лицу выражение полного равнодушия. Она как бы невзначай стала прохаживаться перед ним туда-сюда, неспешно вынимая из прически шпильки и медленно складывая их в ладонь. Она томно обмахивала себя рукой, делая вид, что задыхается от жары. Наконец копна каштановых локонов волнами рассыпалась по ее плечам. Лалла не обращала внимания на Грея. Затем один за другим на траву стали медленно падать предметы ее одежды. Лалла проделывала свои манипуляции в полной тишине, неспешно, даже несколько медлительно, и от этого Грей возбуждался все больше.
– Лалла, я… – попытался выговорить он, но был остановлен суровым взглядом и указательным пальчиком, приложенным к сомкнутым губам.
– Терпение, только терпение!
Ошеломленный, задыхающийся, он без сил опустился на траву, издав мучительный стон:
– Да не мучай же меня!
Наконец она сжалилась над ним. Подойдя ближе, Лалла опустилась на колени и начала медленно раздевать его. Однако только он попытался помочь ей, как был остановлен ее твердой рукой. Лалла двигалась к заветной цели черепашьим шагом, чтобы Грей сходил с ума от томления.
Решив, что острых ощущений довольно, иначе они просто умрут, не дождавшись завершения, она склонилась было над ним, как вдруг резкая перемена в поведении Малыша заставила ее подняться. Конь, только что мирно пощипывавший нежную траву, неожиданно мотнул головой и запрядал ушами, будто испуганный чем-то. Несколько секунд он стоял, напряженно прислушивался и вглядывался куда-то в темноту леса, а затем вернулся к прежнему занятию.
Лалле стало не по себе: будто черная туча внезапно заволокла солнце, и все кругом погрузилось во мрак. Она в бессознательном порыве скрестила руки, закрывая обнаженную грудь, и замерла от страха.
Невольно ей вспомнился тот день, когда она возвращалась из Бентвуда и кто-то преследовал ее, прячась в лесу. Чувство, что они с Греем здесь не одни, неприятным холодком проникло в ее сознание. Лалла всматривалась в густые заросли деревьев, однако не увидела там никого. Кругом – тишина, сквозь которую угадывался лишь шелест листвы да журчание ручья.
Ни о чем не догадывающийся Грей недовольно заворчал:
– Не останавливайся, прошу тебя! Продолжай!
– Подожди, Грей, – тихо сказала Лалла. – Мне кажется, за нами кто-то подсматривает.
– Ты не нашла лучшего времени для выражения своей буйной фантазии? Может, это просто птица или белка перепрыгнула с ветки на ветку, – сказал он с плохо скрываемым раздражением.
Ей стало неловко. Нужно же было, чтобы неприятные воспоминания так некстати возникли в такой момент! Она поспешила убедить себя, что это лишь галлюцинация, и, нежно улыбнувшись, вернулась в объятия Грея.
Несомненно, в остроте ситуации была какая-то особая прелесть, она чувствовала это, и страсть закипела в ней с удвоенной силой, подгоняя к действию.
Поднялся прохладный ветерок, и Лалла поежилась от холода. Между тем она прильнула к Грею и начала исследовать его тело влажным языком. Она ласкала каждый дюйм его мощной груди и плоского мускулистого живота, упиваясь ощущениями солоноватого привкуса на губах. Грей приподнялся на локтях и выгнулся навстречу ей.
– О Лалла! – прошептал он.
Она упрямо уложила его обратно.
– Я же обещала соблазнять тебя. А это значит, что я буду делать то, что доставляет мне удовольствие.
Она продолжила ласки. В звенящем воздухе уютной лесной поляны, сквозь редкие крики соек, она услышала, как Грей издал стон вожделения, и почувствовала, как сама напряглась от желания.
Она с восхищением рассматривала его тело, освещенное рассеянным солнечным светом, и, не говоря ни слова, оседлала его, обхватив бедрами. Через мгновение Грей уже погрузился в нее. Из его горла вылетел глухой стон. Однако Лалла не торопилась. Сегодня она хотела взять все в свои руки. Лалла на миг затаила дыхание, упиваясь восторгом, и замерла от наслаждения. Потом, сжав бедра Грея, она начала двигаться в одном с ним ритме, все быстрее и быстрее, уносясь на вершину наслаждения.
Очень скоро, взорвавшись в порыве экстаза, Грей простонал:
– Господи, ты меня совсем измучила.
Лалла тихонько опустилась рядом с ним на колени и начала игриво вынимать травинки из его волос.
– Представляю газетный заголовок, – хихикнула она. – «Богатый промышленник Джеймс Грей Четвин был изнасилован своей любовницей!»
Грей приподнялся и уткнулся в ее обнаженное плечо.
– Это было потрясающе, как всегда, радость моя.
Лалла прильнула к нему, пальцы их рук сплелись.
– А ты! Ты был сегодня особенно восхитителен. Ну а сейчас давай оденемся и перекусим.
Грей разочарованно разжал объятия.
– Моя юная леди! Ну как вы можете думать о еде в момент наивысшего удовольствия?
– Ну не виновата же я, что от занятий любовью у меня появляется зверский аппетит, – захихикала она.
Грей потянулся и лениво поднялся на ноги, и Лалла с восхищением посмотрела на его стройное тело. Осудив себя за не вовремя высказанные вслух приземленные плотские желания, она быстро оделась и направилась к Малышу, чтобы отвязать корзину с провизией. Она подошла к коню и, вдруг вспомнив, как тот испугался чему-то в лесу, сама передернулась от страха. Неужели кто-то опять преследовал ее? Или ей это только почудилось?
Но в любом случае тот, кто шпионил за ними, был теперь далеко. Лалла взяла корзинку и опустилась на колени, чтобы расстелить на траве красно-белую клетчатую скатерть.
– Знаешь, Грей, и все-таки меня не покидает чувство, что кто-то следил за нами, – сказала она.
Он натянул сапоги и лукаво ухмыльнулся:
– Кто бы то ни был, он, думаю, увидел много интересного.
– Я тоже так считаю. – Лалла весело рассмеялась.
– Ну вот! Мы даже думаем одинаково. – Внезапно улыбка слетела с его губ. – Так ты действительно кого-то видела?
– Я – нет, но Малыш… – Теперь Лалла поведала ему, как конь тревожно вскинул голову и пригнул уши.
– Значит, что-то его испугало. Лошади – очень чуткие животные.
– Знаю, – вздохнула Лалла, вынимая хлеб, сыр и фрукты и раскладывая их на скатерти. – То же чувство возникло у меня и тогда, когда я возвращалась от Бентонов. То ли этот сумасшедший Роллинз, вечно рыщущий в лесах, то ли журналист из газеты. – Она вдруг замолчала. – То ли плод моей неуемной фантазии.
Грей покачал головой и поднял бокал с вином.
– Сегодня слишком прекрасный день, чтобы думать о плохом. Выпьем за все прекрасное!
Лалла подняла свой бокал ему навстречу.
– Совершенно согласна.
С ленчем вскоре было покончено. Грей откинулся на траву, подперев голову рукой. Лалла присоединилась к нему и заметила, что он вдруг загрустил.
– О чем ты сейчас думаешь? – нежно спросила она, запуская пальцы в его золотистые волосы.
– О Джейн.
– Неужели сравниваешь, кто из нас лучше в постели?
В глазах Грея внезапно сверкнули молнии.
– Не смей даже шутить на эту тему!
Смущенная, Лалла покраснела.
– Я не хотела тебя обидеть. Извини.
Он мягко улыбнулся и обнял ее.
– Ты божественная женщина, Лалла. Ты лучше ее во всем, и я не хочу даже сравнивать.
– Мне кажется, ты хочешь что-то рассказать. – Лалла пристально поглядела в его глаза. – Я слушаю.
Она нежно провела рукой по его волосам. Грей глубоко вздохнул, никак не решаясь начать разговор.
– Видишь ли, Лалла, – он посмотрел невидящими глазами куда-то вдаль, – я женился на Джейн вовсе не потому, что был влюблен в нее. Мой отец говорил, что давно пора задуматься над продолжением рода. Я же хотел лишь одного – скорее забыть тебя. Однако время показало, какую непростительную ошибку я совершил.
Лалла заметила в его глазах слезы.
– Через некоторое время я почувствовал, что попал в ловушку, из которой нет выхода. Ведь она превратила мою жизнь в тюремные застенки. Не находя утешения, я начал сходить с ума. А потом она погибла, но почему-то я не почувствовал себя свободным. Я до сих пор терзаюсь от мысли, что виноват в смерти Джейн.
– Виноват? В чем именно? – произнесла Лалла, расширив глаза.
– В том, что вообще женился. А потом, когда в обществе пошли эти ужасные слухи…
Лалла замерла от ужаса.
– Слухи, что ты способствовал ее гибели?
Он кивнул.
– Вот почему я заточил себя в Диких Ветрах, вместо того чтобы вести светскую жизнь в Нью-Йорке. Я чувствовал себя таким одиноким, таким опустошенным… И с каждым днем мне становилось все хуже. Дейзи очень волновалась за мое душевное здоровье, поэтому, я думаю, она и позвала тебя провести со мной «курс лечения».
– Ну что ж, постараюсь быть хорошим лекарем, – улыбнулась Лалла.
– Не сомневаюсь, у тебя получится.
Вдруг глаза Грея потемнели. Его явно тревожило какое-то страшное воспоминание.
– Ты знаешь, что больше всего я ненавидел в своей жене? – Его голос задрожал и сорвался.
– Может быть, ты не будешь посвящать меня в свои тайны?
– Нет, Лалла, я обязан сделать это. – Он отвел глаза. – Она всегда относилась ко мне как к ретивому жеребцу, особенно тогда, когда мы занимались любовью. О, дорогая, стоило мне только прикоснуться к ней, как взгляд ее вспыхивал от отвращения, она морщила нос, будто бы в комнате царил смрад. Джейн, правда, никогда не отказывала мне в удовлетворении плотских потребностей, но всегда так презрительно поджимала губы, стоило мне только приблизиться к ней. Я думаю, что относился к ней даже с большим уважением, чем она того заслуживала. – В его тоне зазвучали нотки горечи. – Свои истинные чувства она, конечно, тщательно скрывала и никогда не высказывала своей неприязни вслух, потому что считалась хорошо воспитанной леди. Но чем больше мы узнавали друг друга, тем больше я понимал, что на самом деле значат все ее немые взгляды и брезгливые жесты. Я больше не мог выносить ее молчаливой ненависти и решил оставить ее в покое. Однако и в те редкие случаи, когда мы встречались в постели, я наталкивался на стену холода и пренебрежения. Но каждый раз, когда исполнение супружеских обязанностей заканчивалось, она вставала и молча направлялась в ванную комнату. Вода могла журчать часами – она так долго и тщательно мылась, будто я испачкал ее. До сих пор я не могу спокойно слышать звуков льющейся воды, не вспоминая о ней. – Грей, снова посмотрев на Лаллу, вздохнул. – Представляешь, как я себя чувствовал в моменты нашей близости.
Его признание заставило сердце Лаллы сжаться от боли.
– Ох, бедный мой, как ужасно! – зарыдала она.
– Я пытался узнать, что ее беспокоит, почему она так холодна, но был награжден лишь каменным взглядом и отказом вообще обсуждать эту тему.
Лалла нежно взяла его за руки и прижала к себе.
Он продолжал:
– Это был тяжелый удар по моему самолюбию. Тот ее взгляд раздавил во мне все светлые, высокие чувства. Я до сих пор его помню. Я ощущал себя жалкой букашкой, брезгливо раздавленной под ее ногтем. Ни одна женщина в мире не делала прежде мне так больно.
– Не стоит принимать все столь близко к сердцу. Большинство юных девушек не получают достойного воспитания по поводу интимного поведения при замужестве. Поэтому, впервые столкнувшись с мужским началом, многие из них оказываются не готовы к восприятию новых, доселе неизвестных ощущений и испытывают страх и ужас перед мужем.
– Но почему вы, женщины, такие разные? – Он загадочно скосил на нее глаза, и Лалла улыбнулась в ответ.
– Можешь поблагодарить за мое воспитание «императрицу». Она дала своим дочерям в этом смысле очень многое. Ты даже не представляешь, сколько жарких поцелуев я получила в годы юности от тайных воздыхателей – пальцев загибать не хватит.
– Лалла, да ты и от природы такая любвеобильная, такая щедрая, такая теплая! Если бы моя жена обладала хоть сотой долей этих качеств, наши отношения могли бы пойти совсем по другому пути. Но она была другой. И все мои попытки достичь понимания окончились провалом.
Она покачала головой.
– Забудь о прошлом, Грей. Вот я с тобой и буду рядом столько, сколько ты пожелаешь.
Он улыбнулся и мотнул головой, будто стряхивал печаль:
– Господи! Благодарю тебя за все!
Пикник был закончен. Они стали собираться в Дикие Ветры.


Менее чем через часа полтора Грей и Лалла свернули на широкую дорогу, ведущую к дому. Их лошади шли бок о бок, и Грею ничего не стоило протянуть руку и обнять Лаллу, коснувшись ее щеки щекой.
– Ты счастлива? – улыбнулся он.
– Просто на вершине блаженства!
В этот момент позади всадников раздался знакомый женский голос, звавший Грея. Он недовольно обернулся. С боковой дороги на главную аллею свернула двуколка – Миллисент радостно махала рукой. Поравнявшись с всадниками, она спросила:
– Ну, как съездили? По-моему, даже природа для вас постаралась.
– Спасибо, Миллисент, все было прекрасно, – сухо ответил Грей.
Лалла зарделась от смущения. Меньше всего хотелось ей сейчас, чтобы ее видела секретарша Грея. Представив, на кого она похожа, с растрепавшимися волосами, распухшими от поцелуев губами, раскрасневшаяся, она отвела глаза. Скорее бы уж вернуться домой, подумала Лалла. Грей, похоже, тоже чувствовал себя не в своей тарелке.
Но вот из-за деревьев вырос наконец большой особняк, и она с облегчением вздохнула оттого, что нужды поддерживать разговор больше не было.
Миллисент направила свой двухколесный экипаж к конюшне, а Грей вместе с Лаллой повернули к лужайке перед домом.
– Даже не смейте смеяться над моим видом, мистер Грей Четвин! – недовольно пробурчала Лалла, как только они остались вдвоем.
– Кажется, я вообще не произнес ни слова, – сказал он, с трудом сдерживая смех.
Не успели они спешиться, как двери дома открылись, и показались Дейзи с Тоддом, державшиеся за руки.
– Мы уж думали, никогда вас не дождемся, – сказала Дейзи, с упреком посмотрев на брата.
– Что-то произошло? – Грей нахмурился.
– Тодд! Мой брат хочет знать, не случилось ли чего? – повторила Дейзи.
В зеленых глазах Тодда появилось выражение крайнего смущения.
– Видите ли, мистер Грей, дело в том, э-э… что я сегодня сделал предложение вашей сестре и она ответила мне согласием.
Не в силах сдерживать радости, Лалла издала восторженный вопль и бросилась обнимать подругу. Они завизжали от восторга, забыв обо всем на свете, будто две школьницы. Наконец Лалла немного пришла в себя, смахнула со щек слезы и взяла Дейзи за руку.
– О, как я рада за тебя. И за вас, Тодд. Какая восхитительная новость!
Тодд весь расплылся в улыбке, чрезвычайно смущенный тем, что ему уделяли столько внимания.
– Благодарю! Я счастливейший человек на свете!
– И я! Я самая любимая в мире женщина! – Дейзи мечтательно закинула голову, и в ее серо-голубых, в обрамлении пушистых ресниц глазах сверкнули огоньки радости.
– Но минутку, – вдруг раздался холодный голос Грея.
Три пары глаз с тревогой посмотрели в его сторону.
– Мистер О’Коннор, я даже слышать не хочу ни о каких предложениях, – сказал он сухо, и все увидели, как между его бровей залегла суровая складка.
Тодд стал белее простыни. Он так и застыл, приоткрыв от изумления рот, не зная, что сказать.
– Грей! Да перестань же! – Дейзи по-детски надула губки. – Я же прекрасно знаю, что ты ждешь не дождешься, как бы сплавить сестрицу в надежные руки. – Однако, увидев, что выражение его лица оставалось по-прежнему суровым, она осеклась. – Грей! Ну что ты дурачишься!
Неожиданно он подскочил к сестре, легко поднял ее на руки и закружил над землей.
– Ну конечно, дорогая сестренка, я согласен! – Опустив на землю, он нежно поцеловал ее в щеку, затем повернулся к Тодду и пожал его руку. – Дейзи сделала достойный выбор. Добро пожаловать в нашу семью.
– Спасибо, Грей. Вы же знаете, как я люблю вашу сестру. Обещаю быть ей хорошим мужем.
– Только учтите, Дейзи – особа своенравная и всегда поступает так, как считает нужным.
– Да уж. – Дейзи гордо подняла подбородок.
– Я постараюсь, – твердо ответил Тодд.
– Смотрите, иначе будете отвечать передо мной. – Грей лукаво пригрозил ему пальцем, а затем добавил: – Ну что ж, праздник есть праздник. Я сейчас распоряжусь, чтобы Стирлинг принес шампанского, нужно позвать Миллисент и – прошу всех в мой кабинет.
Все четверо вошли в дом.
* * *
До обеда оставалось еще много времени, и, одевшись, Лалла решила спуститься вниз. Ноги сами подвели ее к двери музыкальной комнаты. Она вошла, и приподнятое настроение почему-то исчезло. Через задернутые шторы комната чуть освещалась слабым солнечным светом, и лишь один луч падал на ту стену, где размещался портрет Джейн Четвин. Лалле стало не по себе. Джейн как живая смотрела на нее немигающим взглядом. Сердце Лаллы учащенно забилось, и она приложила руки к груди. Чтобы скорее освободиться от неприятного ощущения, она продвинулась к противоположной стене, но почему-то собственные шаги, эхом раздававшиеся в пустой комнате, снова испугали ее.
Лалла напряженно всматривалась в лицо женщины, о которой столько думала в последние дни. Действительно, Джейн Четвин была серой мышкой, но у мышки, видимо, были острые клычки.
Кем была она на самом деле? Беззащитной жертвой властного родительского решения? Или брезгливой холодной особой, так и не сумевшей познать любовь? Или несостоявшейся любовницей Эллиота Роллинза? Возможно, и то, и другое, и третье.
Лалла осмотрелась. В призрачном полумраке комнаты темные силуэты фортепиано и арфы показались величественными исполинами. Вдруг ей почудилось, будто что-то быстро промелькнуло в углу комнаты. Она повернулась, но не увидела ничего, кроме одинокого стула.
В коридоре отчетливо послышались твердые мужские шаги, и в дверях возник Грей.
– Лалла? – Он удивленно вскинул брови. – Что ты тут делаешь – одна, в темноте?
Он повернул выключатель лампы, и комната мгновенно наполнилась светом, в котором не стало места призрачным теням. Грей шагнул в комнату, такой реальный, такой родной, что у Лаллы отлегло от сердца.
– Извини, – смутившись, произнесла она и поспешно приблизилась к нему. – Я хотела еще раз взглянуть на Джейн… Я столько слышала о ней от разных людей, но мне кажется, она до сих пор остается для меня загадкой.
Грей окинул портрет каким-то безразличным взглядом и отвернулся, посмотрев в окно.
– Не трать время зря, – сказал он. – Джейн ушла. Ее больше нет. И никогда больше она не будет частицей моей жизни.
Но Лалла не отрывала взгляда от картины – она словно притягивала ее.
– Знаешь, почему-то у меня возникло чувство, что Джейн сейчас в этой комнате, с нами…
Грей ласково погладил ее по голове.
– Успокойся, Лалла, этого не может быть. Я не хочу, чтобы тебя посещали подобные мысли. – И он торопливо увел ее из комнаты, будто и сам почувствовал себя нехорошо. – Я думаю, надо устроить бал в честь помолвки Дейзи и Тодда, – поспешил он сменить тему разговора. – Надеюсь, ты не откажешь в помощи?
– Да, конечно, – машинально ответила она, все еще думая о бывшей жене Грея. – Надо бы попросить Миллисент напечатать приглашения. Если, конечно, она не слишком занята работой.
Грей кивнул. Они шли по широкому коридору, обнявшись, и Лалла воскликнула:
– Ах, все получилось так необыкновенно! Я ведь приехала просто погостить у Дейзи, а теперь остаюсь по случаю ее помолвки.
– Так, значит, ты пока не возвращаешься в Париж? – В глазах Грея засветились огоньки надежды.
Лалла улыбнулась. С каких это пор Грей Четвин стал просто спрашивать о ее планах, а не требовать отчета, как было раньше? Действительно, он очень изменился, подумала она.
– Нет, я не хотела бы возвращаться в Париж.
Грей остановился и заглянул ей в глаза.
– Пока не хотела? – уточнил он, и она прекрасно поняла, что скрывается за этими словами.
– Если только ты не захочешь составить мне компанию.
Он задумчиво опустил веки и прижал Лаллу к себе еще крепче.
– Я так благодарен тебе!
– Видишь, не только мужчины любят чувствовать себя собственниками. Грей Четвин, просто я больше не хочу разлучаться с тобой никогда. – Лалла опустила голову на его плечо.
В ответ Грей рассмеялся, и к ней наконец вернулось чувство спокойствия и радости, покинувшее ее в тот момент, когда она переступила порог музыкальной комнаты. Лалла улыбнулась. Да, Грей прав: Джейн действительно ушла из его жизни. Навсегда.
Правда, очень скоро ей пришлось пожалеть о столь поспешных выводах.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Музыка страсти - О`Грейди Лесли



Хороший роман
Музыка страсти - О`Грейди ЛеслиВика
28.08.2012, 14.32





Не фонтан. Для быстрого чтения без особых эмоций
Музыка страсти - О`Грейди Леслилена
19.07.2013, 14.30





читайте.мне понравилось.правда сюжет без накала страстей.7 из 10
Музыка страсти - О`Грейди Леслитатьяна
29.06.2014, 0.14








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100