Читать онлайн Внезапная страсть, автора - Оглви Элизабет, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Внезапная страсть - Оглви Элизабет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.97 (Голосов: 74)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Внезапная страсть - Оглви Элизабет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Внезапная страсть - Оглви Элизабет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Оглви Элизабет

Внезапная страсть

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

Крессида вгляделась в календарь. Еще две недели спектаклей и все. Она отработала шесть недель из восьми, осталось всего две.
Еще две недели, и Стефано навсегда исчезнет из ее жизни, а прежде, возможно, согласится на развод. Если б только эта возможность вызывала у нее чуть больше энтузиазма…
Они совсем не виделись. Он не приходил в театр, и Крессида знала, что ей следует радоваться этому, однако знать, что он здесь и не видеть его было, пожалуй, самым трудным.
Не успела она оглянуться, как пошла последняя неделя, последний утренний спектакль.
— Тебе грустно? — спросил Адриан, когда они ожидали своего выхода на сцену перед последним актом.
— Немного, — призналась она.
— Ты, конечно, придешь на прием по случаю окончания постановки?
— Конечно, — откликнулась она. — Это же обязательно для ведущей актрисы, правда? Адриан поднял брови.
— Не чувствую радости в твоем голосе, — проворчал он.
— Я знаю. Извини. — Как она могла радоваться, если Стефано может явиться вместе с Эбони?
Адриан улыбнулся.
— Так кто ж тот счастливчик? Она быстро взглянула на него.
— Что ты имеешь в виду?
— С кем ты сегодня придешь? С Дэвидом?
Она покачала головой.
— Нет, не с Дэвидом, — спокойно ответила она. — Я приду одна.
Она сошла со сцены под гром аплодисментов и направилась прямиком в свою гримерную, чтобы переодеться к приему. Она специально купила новое платье. Сегодня вечером она даст себе волю. Она будет выглядеть сногсшибательно. И если Стефано придет со своей любовницей, так пусть посмотрит сегодня на свою жену и, может, испытает минутное сожаление.
Она сняла с лица толстый слой театрального грима и наложила обычную косметику: серебристые тени на веки, немного румян на высокие скулы, подчеркнув бледность своего лица. В завершение накрасила губы темно-красной помадой, придав им выражение беззащитности.
Платье у нее было черное с блестками, сверкавшее, как хвост у русалки. Оно стоило целое состояние, такие наряды дарил ей Стефано. Зря она купила это платье.
А почему бы и нет? — беспечно подумала она. Такой беспечной и безрассудной она не чувствовала себя давно, и это безрассудство, казалось, помогало ей унять ноющую сердечную боль, которую она испытывала каждый раз, когда думала о Стефано и той красивой женщине, с которой в настоящий момент он делил свою жизнь.
Она доехала до ресторана на такси, а когда вошла, в зале воцарилась полнейшая тишина.
— Крессида! Иди к нам!
Адриан и Джастин в дальнем конце зала вскочили на ноги, и, пока она шла к большому столу, все аплодировали, приветствуя ее, но сердце Крессиды стучало тяжело и разочарованно, потому что Стефано в ресторане не было. Ее дерзкий и блистательный план прощания лопнул как мыльный пузырь. Она села и огорченно выпила полбокала шампанского, и вдруг почувствовала, что кто-то за ней наблюдает.
Она медленно подняла голову и, поглядев через заполненный людьми зал, увидела стоящего в дверях Стефано. Во фраке он выглядел таинственным и могущественным, она не могла удержаться и бросила взгляд за его спину, не появится ли Эбони, но ее не было.
Ресторанная разноголосица отдалилась, и она слышала лишь, как грохочет ее сердце. Уловив его горящий взор, устремленный на нее, она была не в состоянии отвести глаза, упиваясь притягательной силой этого человека, почувствовав, как у нее пересохло во рту, облизнула нижнюю губу.
И именно это ее движение привело его в чувство, он сдвинулся с места, направившись к их столу.
И так же, как воцарилась тишина, когда входила Крессида, все замолчали и сейчас при виде Стефано. Его естественная, как у дикого животного, грация, делала свое дело. Уголком глаза Крессида заметила, как Алексия одернула на талии свое платье, чтобы сделать декольте еще больше.
Крессида решила, что он нарочно сел как можно дальше от нее и заказал всем сидящим за столом шампанского. Но Стефано продолжал неотрывно за ней следить из-под темных густых ресниц. И если до этого она испытывала волнение, то теперь ей понадобился максимум усилий, чтобы сдержать дрожь в руках.
Она отпила глоток шампанского. И с горечью и грустью подумала, что любит его. И что потеряла. Просто сбежала, сбежала от трудностей вместо того, чтобы вместе с ним преодолевать их. Но потом она напомнила себе, что у Стефано никогда не было желания обсуждать трудности или даже замечать их…
Но сегодня последний вечер, больше она никогда его не увидит.
— Добрый вечер, Крессида.
Погрузившись в свои мысли, она не заметила, как он поменялся с кем-то местом и теперь сидел напротив, а его официальное приветствие прозвучало насмешкой над ее сентиментальными размышлениями.
— Привет, — сказала она непринужденно.
— Приятно проводишь время?
— Да нет, я… — Господи, похоже, она потеряла способность мыслить.
— Наверное, всегда грустно, когда заканчивается сезон? — предположил он.
— Да. Особенно этот.
Он медленно оглядел присутствующих, которые к этому времени уже несколько потеряли свой чинный вид. Алексия, хихикая, шепталась с Адрианом, сидя у него на коленях.
Стефано пристально посмотрел на Крессиду, и в его темных глазах сверкнул огонек.
— Пойдем, я отвезу тебя домой.
Он сказал то, чего она так ждала и в то же время боялась, их взгляды встретились. Здравый смысл подсказывал отказаться. И она покачала головой:
— Я поеду на такси.
— Где твое пальто? — спросил он, будто не слыша ее слов.
Она растерялась, утопая в глубинах его требовательных глаз.
— Вот мой номерок, — запинаясь, сказала она, протягивая ему пластиковый квадратик.
Через минуту он возвратился с кашемировой накидкой, которую ей одолжила Джуди.
— Я смотрю, ты не надела сегодня мое любимое пальто, — сказал он чуть насмешливо, протягивая руку, чтобы укутать ее плечи в мягкую ткань.
— Я сама. — Она попыталась увернуться от его рук, но напрасно.
— Успокойся, — мягко приказал он, укутывая ее в накидку.
«Успокойся? Тогда как его руки скользили по тонкой ткани платья, ее разгоряченный мозг уже представлял эти уверенные руки, ласкающие ее тело не через ткань одежды».
Человек, идущий на казнь, и то бы чувствовал себя более спокойно, чем она в эту минуту.
Он попрощался, и она заметила недоуменно поднятые брови Алексии и Адриана. Только Богу известно, что они подумали.
Когда они вышли из ресторана, начали падать первые капли дождя, а темноту ночи разрывали фонари, окруженные радужным ореолом.
— Вот машина, — сказал он, и прежде чем она что-то сообразила, она уже сидела пристегнутая ремнем безопасности к переднему сиденью.
Она была сама не своя, словно в каком-то шоке или трансе. И неотступно преследовала мысль о том, как ей будет недоставать его, как ей приятно снова сидеть рядом с ним, хотя его присутствие всегда подавляло ее.
Но, Боже, как же приятно снова почувствовать себя слабой. Она закрыла глаза и откинулась на спинку сиденья, а капли все усиливающегося дождя барабанили по крыше.
К тому времени, как они добрались до ее квартиры, она уже с трудом соображала, что было наяву, а что — только в ее воображении. Руки дрожали так, что она никак не могла найти замочную скважину, и в конце концов он просто забрал ключи и легко открыл дверь.
Очутившись в квартире, ни один из них не сдвинулся с места, чтобы включить свет. Дверь в гостиную была открыта, через незанавешенные окна виднелось небо, освещаемое вспышками грозы. Глядя на него своими огромными глазами, она с отчаянием подумала, что это знак судьбы — ведь в их свадебную ночь тоже бушевала гроза. Но после сегодняшней ночи она уже больше никогда его не увидит.
— Хочешь кофе? — заботливо спросила она. Он чуть засмеялся.
— Кофе? О, дорогая, наверное, нет. — И его голос зазвучал глухо и обольстительно. — Ты ведь знаешь, чего я хочу. Чего мы оба хотим.
Она покачала головой. Она молила Бога, чтобы он дал ей силы не поддаться. Но, казалось, что сил сегодня явно недоставало.
— Нет, я не хочу. — Поглядев на него, Крессида похолодела от волнения и страха. Она поняла, что сегодня он явно не настроен быть только «другом». В полумраке она чувствовала, как до нее доходят исходящие от него волны желания. Видела его горящие, как бриллианты, глаза, прикованные к бешено пульсирующей жилке на ее запястье.
— Не хочешь? Тогда, наверное, мне придется тебе напомнить, прелесть моя, — пробормотал он.
В ней не осталось ни капли твердости, но достаточно разума, чтобы понимать, стоит позволить ему сделать то, о чем он говорил, это все равно, что подписать себе смертный приговор.
— Нет, — сказала она, вложив в ответ остатки собственных сил. — Нет. — Повернулась и ушла в гостиную.
Он последовал за ней. Ей уже некуда было идти. Она оказалась загнанной в угол, в сети собственного желания. Устремив голодный взгляд на видневшееся в темноте лицо, она себе самой стала противна до тошноты.
— О да, — сказал он спокойно, сняв пиджак, небрежно повесил его на спинку стула. Привычно ослабил узел галстука и расстегнул ворот рубашки.
Маленький мысок обнаженного тела заставил ее вновь испытать прилив желания, и она боялась пошевелиться, чтобы не обнаружить этот жар, который стремительно перерастал в невыносимую боль.
Стефано неотрывно смотрел на нее пожирающим взглядом, его голос звучал почти небрежно, когда он спросил:
— Ты хочешь меня. Крессида? Скажи мне, дорогая?
— Я не знаю.
Когда он услышал ее взволнованный ответ, линия его губ стала еще жестче, а неожиданная вспышка молнии, осветившая комнату наподобие фотовспышки, создала картину гораздо более драматичную, чем те, которые ей приходилось играть на сцене.
— Я думаю, знаешь, — прошептал он. — Ты очень хорошо знаешь. Не бойся. Скажи мне. Или ты хочешь, чтобы я сделал это за тебя?
Она закрыла глаза.
— Нет.
— О, да. Уверен, больше всего на свете тебе сейчас хочется, чтобы я тебя поцеловал. Ведь правда же?
Она беззвучно открыла рот. Он своей силой и подавляющим ее волю присутствием лишал ее возможности сопротивляться. Кроме того, он говорил истинную правду.
Стефано улыбнулся.
— А как только я начну тебя целовать, тебе захочется, чтобы я тебя обнял и провел руками вдоль спины. Одну секунду, не больше. Ведь именно это вводит тебя с ума. А затем ты захочешь, чтобы я начал ласкать твои груди, ведь так? Трогать и гладить, пока не почувствую, как они набухли от моих прикосновений. Пока соски не станут такими твердыми, что не понять, больно тебе или приятно.
Картина, которую он создавал своим бархатным голосом, была невыносимо эротичной, и ее тело начало откликаться, словно он действительно дотрагивался до нее. Она ухватилась за край стола, чтобы не качнуться, чувствуя, как жар, исходящий от бедер, пронизывает каждую клеточку ее существа.
— А скоро, — безжалостно продолжал он, — тебе захочется, чтобы я снял с твоих плеч платье и коснулся обнаженного тела. Тебе этого захочется, — повторил он. — Разве нет?
Ее голова качнулась подобно тяжелому бутону на верхушке стебля. Крессида делала усилия, чтобы возразить Стефано, прогнать его, но ее тело, ее бедное изголодавшееся по любви тело жаждало. Стоило ей поднять голову и посмотреть в его завораживающе красивое лицо, как она поняла, что никогда не переставала любить и хотеть этого человека.
Раскат грома оглушил ее, а прошлое соединилось с настоящим на тот миг, пока они смотрели друг на друга.
— Разве нет? — прошептал он.
И она ответила. Несмотря на все свои опасения. Неохотно, но четко и ясно прозвучало в комнате ее «да».
Он протяжно вздохнул, улыбнувшись уголком красивого рта, как бы в подтверждение собственной победы.
— Но я не буду этого делать. Потому что хочу, чтобы ты показала, как сильно ты меня хочешь. Сыграй для меня сирену, Крессида, — прошептал он.
Растерявшись от охватившего ее эротического вдохновения, она почувствовала, что тонет в обольстительно бархатных звуках его просьбы, желая
— да, действительно, желая — подчиниться ему, избавиться от этих одежд, которые сейчас стали досадным препятствием к их взаимному наслаждению. Очень медленно она расстегнула молнию, платье упало вниз до шиколоток, и она стояла перед ним в шелковой комбинации, едва прикрывавшей молочную белизну ее бедер. Она услышала его прерывистый вздох и, встретив его взгляд, испытала миг истинной власти. Она заметила, каким туманным стал его взгляд от восхищения ее полуобнаженным телом, зачарованный красотой ее грудей, выпукло круглящихся под серебристым шелком комбинации.
— Боже! — Его голос дрогнул, и он на мгновение закрыл глаза. — Теперь сними комбинацию, — сказал он нетвердым голосом, и это дало ей возможность испытать еще один пьянящий миг всесилия.
Она оперлась о стену, немного раздвинув бедра, и услышала его прерывистое дыхание.
— Нет, — спокойно сказала она. — Не сниму.
— Разденься совсем! — мягко попросил он, его глаза лихорадочно блестели.
Она никогда не видела, чтобы он до такой степени потерял самообладание, и восторг, смешанный с желанием, заполнил все ее существо. Пути назад не было, потому что она хотела Стефано так же сильно, как и он ее. И в эту сумасшедшую грозовую ночь она снова станет принадлежать ему.
Но сегодня она придет к нему на равных. Она всегда находилась в его власти, а сегодня проявит свою. Она показала ему, что может быть слабой, теперь пусть будет слабым он. Пусть он, хотя бы на одну ночь, потеряет свою гордость.
Она встала, провоцируя его, закинула руки за голову под свои густые волосы так, что ее груди еще больше выдались вперед.
— Сделай это сам, — сказала она сонным голосом. — Она тебе мешает. Так сними ее.
Он приблизился, издав глухой гортанный стон, почти как хищник, набрасывающийся на свою жертву. На секунду задержался над ней, и она заметила гневный огонь, горящий в его глазах, поскольку он понял, что она знает, как непреодолимо он хочет ее. Она никогда не видела его таким уязвимым.
Но это длилось недолго. Уверенным движением он зацепил кружевной верх комбинации и одним махом разорвал ее надвое, а потом резко сдернул порванные куски и отбросил в сторону. Теперь она стояла перед ним совсем голая, на секунду оцепенев. Потом она услышала, как он пробормотал какое-то ругательство, сжал в объятиях и поцеловал горячим жадным поцелуем. И она страстно ответила ему, хватаясь руками за его плечи, из страха потерять сознание от испытываемого наслаждения. Потребность в том, чтобы он овладел ею, росла столь неудержимо, что ей показалось, она вот-вот взорвется от желания.
Ее пальцы нащупали ремень его брюк и расстегнули его с неприличной поспешностью, но когда она пыталась справиться с молнией, натянувшейся над его возбужденной плотью, он перестал целовать ее.
— Господи, — воскликнул он. — Крессида — нет! Перестань немедленно, пока я…
Она не послушалась, подгоняемая древним инстинктом продолжения рода. Молния с трудом разошлась, и она освободила его, пробормотав что-то от изумления, увидев, до какой степени он возбужден. Обнимая ее за талию, легонько покусывая набухший сосок, он подталкивал ее назад, пока ее голые ягодицы не оказались на краю стола.
Рукой раздвинув ей бедра, он опрокинул ее на стол. Он резким движением вошел в нее, и она вздрогнула от мимолетной боли, перешедшей в несказанное наслаждение.
Он, почувствовав ее напряжение, все еще держа руки на ее бедрах, посмотрел на нее сверкающим от удовольствия взглядом.
— Итак, — торжествующе прошептал он. — Никого больше. Никого больше не было, ведь так, Крессида.
Она издала короткий протестующий звук. Господи, этот ненавистный самоконтроль! Надо же иметь такую силу воли, чтобы допрашивать ее в такой момент.
— Не останавливайся, — прошептала она.
— Не было? — тихо спросил он, прижимаясь к ее губам.
— Нет.
Она всхлипнула, когда он сильно задвигался в ней, резкой и неослабной энергией возбуждая ее все больше, пока острое наслаждение волнами не залило ее тело. Она запрокинула голову, прокричав его имя, почувствовала последний завершающий удар, и он тоже застонал, уткнувшись в ее шею, и она крепко обняла его.
Несколько минут они молчали. Он никак не мог отдышаться, а она прижималась к нему, желая, чтобы он оставался в ней, не уходил, как имел обыкновение делать в прошлом. Крессида чувствовала, как он затихает, извергая остатки семени, и это земное ощущение наполнило ее примитивной радостью.
Стефано наконец поднял голову и посмотрел на нее, и Крессида увидела, как его губы изогнулись в усмешке:
— Ну что, — проговорил он наконец. — Тебе нравится, когда я теряю контроль над собой? Чтобы овладеть тобой в спешке, как какой-то мальчишка, не сняв даже до конца брюк?
Она закрыла глаза. Меньше всего ей хотелось сейчас анализировать. Она предпочла бы еще раз испытать это несказанное наслаждение. Она хотела, чтобы он снова и снова любил ее. У нее была только сегодняшняя ночь, и она не желала ничем омрачать ее. Крессида открыла глаза, серьезно глядя на него, и не смогла удержаться, чтобы не провести пальцем по его полной верхней губе. Он поймал ее палец, зажав своими крепкими белыми зубами.
— Я.., я — Ее голос смущенно затих. Он нежно засмеялся.
— Что такое, дорогая моя? — Глаза его сияли. Сегодня они были на равных, поэтому ее объяснение в любви опрокинуло бы это хрупкое равновесие. А любить его телом она могла.
— Я тебя хочу, — пробормотала она и почувствовала, как он шевельнулся в ней.
Он так и понес ее в спальню, однако высвободился, когда укладывал ее на кровать.
— Ox, — разочарованно произнесла она. Он засмеялся, и его белые зубы сверкнули в полумраке комнаты.
— На этот раз я разденусь. Наберись терпения, моя прелесть. За ожидание ты получишь хорошее вознаграждение. Когда я окончательно разделаюсь с одеждой, ты увидишь, как…
Ее взгляд заскользил вдоль темной линии волос, спускавшихся вниз по его животу, наслаждаясь красотой его обнаженного тела. Она так давно не видела этих прекрасных линий, гладких и сильных рук, длинных ног и крепких как камень бедер, широкой груди. Я люблю его, подумала она, глядя, как, сняв свои часы, он клал их на тумбочку рядом с кроватью, а потом заметила знакомое выражение, полуопущенные веки, изгиб рта, означающий только то, что он снова хотел обладать ее телом.
Она ощутила, как прогнулась кровать, когда он оказался на ней, ногами раздвигая ее ноги, и она не смогла удержаться, чтобы не протянуть руку и не дотронуться до него, но увидела, как он чуть вздрогнул. Возможно, от удивления. Она никогда в прошлом не проявляла инициативы; ее подавляла его опытность. Он убрал ее руку и прижал к своей груди.
— Разве тебе неприятно? — прошептала она. Выражение его лица стало жалобным, и он прижал ее руку к теплым мягким губам.
— Неприятно? — он покачал головой. — Дорогая, мне очень приятно, но я должен продержаться всю ночь — а если ты начнешь так делать, я могу и не продержаться. Понятно?
Его губы прижались к ее губам, и она закрыла глаза. Если хорошо постараться, она могла бы вообразить, что его голос становится мягким от нежности, а не от желания. И она обнаружила, отдаваясь его поцелую, что вообще-то очень легко представить, словно никогда не было всех тех ссор и горечи и не только сейчас, а и тогда тоже, Стефано любил ее.
Серый рассвет забрезжил в окнах. Крессида попыталась открыть глаза, и на губах заиграла блаженная улыбка, когда память вернула ее назад. Слова Стефано о том, что это будет продолжаться всю ночь, не были пустой угрозой. Секс между ними всегда был бурным, даже в конце, но в прошлом он всегда словно сдерживался, относился к ней как к чему-то хрупкому, что может сломаться. Однако прошлой ночью он не сдерживался. Он любил ее так, будто вновь открыл для себя секс, и легко доводил ее до высшего блаженства и возвращался назад — годы воздержания обострили ее аппетит, увеличили голод так, что теперь они были равны. Какой-то предупреждающий сигнал прозвенел в ее окутанном сном мозгу.
Годы воздержания… Ее глаза открылись, и она недоуменно огляделась. Она лежала не на смятой постели в деревянном домике, и не итальянские горы во всей красе виднелись за окном. Она проснулась одна на узкой кровати. Своей кровати. В своей квартире. Беззвучный стон вырвался из ее груди. Что она наделала?
О, Боже, что она наделала? Она позволила Стефано привезти ее домой и переспать с ней.
«Позволила», цинично передразнила она себя. Она сама буквально сорвала с него одежду.
Стефано покинул ее и очень скоро навсегда исчезнет из ее жизни.
Что она наделала? Все усилия прошли даром — те дни, недели, месяцы, в течение которых она старательно пыталась вытеснить его из своей памяти. Залитые слезами подушки, которые постепенно исчезли, и она наконец начала верить, что когда-нибудь у нее будет счастливая жизнь без Стефано. И вот сейчас с поспешностью, которая казалась невероятной, она все пустила прахом.
Она услышала звук закрывающегося крана и поспешно полузакрыла глаза. Может быть, он возвращается к ней… Но сердце ее упало, когда минутой позже он вошел в комнату полностью одетый. Мороз пробегал у нее по коже, когда она смотрела, как он завязывает галстук, а потом молча надевает мягкие кожаные туфли.
— Я не сплю, — проговорила она. — Тебе совсем не обязательно ходить на цыпочках.
Он, вздрогнув, поднял голову, и ей показалось, что ему стало неловко.
— Я не хотел разбудить тебя, — сказал он, надевая тяжелые золотые часы. Он осторожно и изучающе поглядел на нее. — Боюсь, у меня есть дела.
Так рано? Кого он решил обмануть? Ей хотелось завизжать, разрыдаться, все что угодно, только не поддаться этой боли, которая грозила затопить ее. Что теперь, хотела она знать. Зачем говорить ни о чем, притворяясь, будто не было вчерашней ночи? Задать вопрос, готовый сорваться с губ, было равносильно тому, чтобы, собрав остатки гордости, позволить их с презрением растоптать. Вопрос, за желание задать который она уже презирала себя, — вопрос о том, будут ли они вместе, или это была секундная слабость, его страсть и ее жажда, вышедшие из-под контроля.
Он сел на край кровати, но она заметила его отчужденность. Ни в словах, ни в жестах ничто не указывало на то, что прошлой ночью им руководило нечто большее, чем похоть.
— О прошлой ночи… — начал он. Услышав деланно-нейтральный тон, она едва не расплакалась. Она хотела сохранить эту ночь в неприкосновенности, чтобы можно было вспоминать, как это было. Одинокими ночами она позволит себе думать об этом. Ей не хотелось, чтобы он все испортил своими сожалениями. Она надела на свои распухшие от поцелуев губы беспечную улыбку.
— Давай забудем, что это вообще было, — сказала она.
Его темные глаза прищурились.
— Забыть? — эхом отозвался он. — Что ты такое говоришь?
«Я говорю, что все еще люблю тебя, но для тебя это просто нормальная старомодная страсть», — думала она.
— Я говорю, что было очень приятно… — Она откинулась на подушки, увидев на его лице ярость.
— Приятно? — заревел он. — Приятно?
— Я далека от того, чтобы недооценивать твое сексуальное искусство, — холодно сказала она. — Ну, хорошо, это было великолепно — ты это знаешь, но давай не будем играть друг с другом. — Глядя ему в глаза, она прочитала в них правду. — Для этого ты и привез меня домой, да, Стефано? Ты получил, что хотел, не так ли?
Минуту он смотрел на нее холодно и сурово, потом встал.
— Да, — проговорил он безжизненным тоном. — Получил. — И не сказав больше ни слова, он повернулся и вышел из комнаты.
После того как он ушел, она посмотрела на дверь, словно каким-то колдовством могла вернуть его, вернуть в свои объятия.
Но затем медленно, безжалостно стали одолевать мрачные мысли. Куда пошел Стефано, на работу или — назад, к Эбони?
Как она могла так низко пасть, спать со своим мужем в то время, когда у него есть другая? Довольствоваться крохами, тогда как раньше у нее было все?
Уткнувшись лицом в подушку, она зарыдала.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Внезапная страсть - Оглви Элизабет

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12

Ваши комментарии
к роману Внезапная страсть - Оглви Элизабет



Класс!
Внезапная страсть - Оглви ЭлизабетКатя
25.03.2012, 8.22





мне понравилось!!!
Внезапная страсть - Оглви ЭлизабетВиктория
26.03.2012, 16.47





Хороший роман. Получила удовольствие.
Внезапная страсть - Оглви ЭлизабетНата
23.09.2012, 23.30





Хороший роман . Можно почитать
Внезапная страсть - Оглви ЭлизабетКалимат
4.01.2014, 22.31





Хороший роман . Можно почитать
Внезапная страсть - Оглви ЭлизабетКалимат
4.01.2014, 22.31





поз боль?...чему любовь всегда проходит чере
Внезапная страсть - Оглви ЭлизабетЛюдмила
22.02.2014, 23.11





почему любовь всегда проходит через боль?...
Внезапная страсть - Оглви ЭлизабетЛюдмила
22.02.2014, 23.37





Роман Шерон Кендрик "Жестокий ангел" с тем же сюжетом и теми же главными героями, что и роман Элизабет Оглви "Внезапная связь". Забавно...
Внезапная страсть - Оглви ЭлизабетВалентина
11.03.2014, 20.05





хороший роман.
Внезапная страсть - Оглви Элизабетчитатель)
18.07.2014, 0.48





Не понравился роман ни на грамм! Гл.героиня мечта психиатра - то хочу, то не хочу, то буду, то не буду, то "Дай мне развод, ради всего святого", то рыдает, при одном упоминании об этом. Цитата из книги: "Он только взглянул на неё, а у неё уже напряглись соски и стали бесстыдно торчать через кофточку"...пф...ну сколько можно писать такой бред??? Что за слюнтяйство, и почему авторы так любят делать гл.героинь настолько тряпками, что стоит ему посмотреть на неё, а у неё уже между ног мокро(девочки, простите за грубость, но правда это так раздражает)!!! Гл.герой придурок с завышенной самооценкой, полное принебрежение к людям финансово ниже его. Опять таки цитата из книги:"Он всегда вел себя очень любезно и мило по отношению к “маленьким людям”, работавшим на него", тоже мне царь нашёлся, родился и вырос в богатой семье, вылез бы из трущоб, посмотрела бы я тогда на него! В общем, время своё пожалела, книга прямо таки скажем дрянь. 0 из 10.
Внезапная страсть - Оглви ЭлизабетКсения
28.02.2015, 11.41








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100