Читать онлайн Монетка на счастье, автора - Огест Элизабет, Раздел - ГЛАВА ШЕСТАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Монетка на счастье - Огест Элизабет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9 (Голосов: 20)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Монетка на счастье - Огест Элизабет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Монетка на счастье - Огест Элизабет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Огест Элизабет

Монетка на счастье

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Итак, сегодня разрешатся все мои сомнения, думала Селина, пытаясь справиться с новой волной паники. Прошло примерно две недели с того вечера, когда Рид заснул на ее диване. Через несколько дней после этого они объявили о своей помолвке и назначили свадьбу на следующую среду.
В понедельник на этой же неделе к Селине пришли с телефонной станции. До сих пор единственным телефоном в ее доме был телефонный аппарат для глухих, установленный в гостиной. Подобные аппараты имелись у дедушек, бабушек и тети Алели. Аппарат выглядел как миниатюрная пишущая машинка с маленьким, в одну строку, экраном над клавиатурой, на котором появлялись сообщения. Однако Рид пожелал иметь еще один телефон, в спальне, чтобы принимать ночные звонки, а также на кухне.
Вчера он перевез вещи в дом Селины. Проснувшись утром, она долго стояла, глядя на развешанную в шкафу одежду Рида. Ее мрачные предчувствия смешивались с нервозным возбуждением.
К тому времени, как прибыли бабушки и тетя Адель, чтобы помочь Селине одеться для церемонии, она кое-как сумела успокоить трясущиеся руки. Теперь она была уже полностью одета, гости собрались в холле, готовясь к шествию в церковь.
Адель внимательно оглядывала Селину, добавляя к ее наряду последние штрихи.
– Надо, чтобы все было как полагается, – говорила она. – Нельзя ничего забывать.
– По-моему, мы вспомнили обо всем, – сказала Эдна Уорли, осматривая Селину со всех сторон. – Свадебное платье твоей матери – положенная по традиции «старая» вещь. Платок с вышитыми Гейл датами твоей свадьбы и именами – «новая». Жемчужные серьги Адель – «одолженная», а голубое кружево на подвязке – «голубой» предмет туалета.
– Пенни! Мы забыли «счастливое пенни в туфельку»! – воскликнула Гейл Таппер.
– Кажется, у меня где-то было одно, – ответила Адель, роясь в кошельке.
Внезапная мысль осенила Селину. Пенни, найденное ею в палисаднике в тот день, когда Рид Прескотт впервые появился у ее дома, еще лежало на подоконнике в кухне. С того дня события понеслись так стремительно, что она совсем забыла про грязную монетку, сунутую в карман. В субботу она нашла ее на дне стиральной машины. Вынув монетку, Селина вновь положила ее в карман, но в следующий раз вспомнила о ней, когда готовила ленч. Боясь вновь забыть про пенни, она вытащила его и положила на подоконник. На монетке заиграло солнце, и Селина улыбнулась. Ее клад, вновь подумала она, оставляя монету на месте.
– У меня есть пенни, – сказала она и, прежде чем кто-нибудь успел ответить, быстро прошла на кухню. – Ты была со мной, когда в моей жизни впервые появился Рид Прескотт, – прошептала она медной монете. – Он собирается пробыть со мной подольше, чем хотел, и ты здесь можешь пригодиться. Знаю, по обычаю ты приносишь удачу в денежных делах – невеста, у которой есть счастливое пенни, будет купаться в роскоши и никогда не будет испытывать затруднений. Но богатство меня не интересует. Лучше принеси мне ребенка. – Она сунула пенни в туфельку. Не желая показаться эгоисткой, быстро добавила: – А Риду помоги заключить контракт – это будет удача для нас обоих, для каждого по-своему.
Селина с облегчением вздохнула. Было уже далеко за полдень, церемония давно закончилась. Фотограф сделал снимки, и она, Рид и родственники отправились принимать гостей. Это событие должно было состояться в зале Братства, примыкающем к церкви, здесь же был накрыт обед. В конце концов, как бы поспешно ни был заключен этот брак, в нем соблюли все традиции городка. Кроме, разумеется, самих причин брака, поправилась мысленно Селина.
– Надеюсь, вы не против, если я пролью слезинку-другую теперь, когда фотографии уже сделаны, – заявила Шери Комански, мать Рида, изящно всплакнув. – Все было так чудесно!
Селина заставила себя улыбнуться. Рид объяснил ей, что его мать склонна к чувствительности, и Селина быстро поняла, что слово «склонность» здесь было явным преуменьшением.
Мать Рида оказалась настоящей красавицей. Она была изящно сложена и высока. Тщательно уложенные белокурые волосы выглядели идеально, маникюр и макияж сделаны не менее профессионально, чем у фотомодели. В день своего прибытия, вчера, она была одета в черные кожаные брюки, словно обливающие ноги, тесную блузку с низким вырезом, черный кожаный жилет и черные туфли на четырехдюймовых каблуках. Остальной ее гардероб оказался столь же сексуальным. Селина была вынуждена признать, что в свои пятьдесят два года Шери Комански выглядит едва ли на тридцать, а ведет себя – словно шестнадцатилетняя девочка.
Мысленно Селина вернулась ко вчерашнему вечеру. Рид уехал по срочному вызову, и его не было в церкви, когда его мать явилась на репетицию брачной церемонии. Но Адель и Селина находились в церкви. Наклонившись к Селине и подчеркивая выразительными движениями губ каждое слово, Шери объяснила, что она и ее нынешний муж, Билл, чуть было вовсе не пропустили репетицию.
– В сущности, мы чуть не пропустили и сам Смитсшир, Билл… – она помедлила, чтобы взять за плечо молчаливого, невысокого и полноватого пятидесятипятилетнего мужчину, – не заметил поворота. Мы уже пересекли границу Вермонта и направлялись к Канаде, прежде чем он послушался меня и повернул обратно. – Заметив, что Адель стоит рядом и знаками объясняет ее слова Селине, Шери широко улыбнулась и обняла Адель за плечи. – Назначаю вас моим официальным переводчиком, – сообщила она Адель и, обняв другой рукой Селину, добавила: – Мы будем неразлучны. Я хочу получше узнать будущую жену моего сына.
И Шери осталась верна своему слову – разумеется, в собственной манере. Она завладела большей частью времени Селины до и после репетиции, однако говорила главным образом о собственных замужествах.
– Я так чувствительна, – с преувеличенным вздохом закончила она рассказ о знакомстве и замужестве с Биллом. – Я совершенно не способна сдерживать чувства – они постоянно вы ходят из повиновения и несут меня за собой.
Селина подметила скептическую усмешку Адель, пока Билл горделиво распространялся о своих талантах современного донжуана и способности покорить женщину одним-единственным взглядом.
Не в силах сдержать любопытство, несколько раз Селина порывалась завести разговор о Риде. Когда отец Рида сообщил, что не сможет присутствовать на церемонии, она была разочарована. Рид никогда не рассказывал о своем прошлом. Наутро после того, как они объявили о помолвке и бабушки Селины принялись расспрашивать о семье Рида, Селина поняла, как мало она знает о будущем муже. Обычно она гордилась тем, что не вмешивается в чужую жизнь. Но это был совершенно особый случай. Для женщины вполне естественно желание узнать о детстве своего супруга. Но в разговоре с Шери Селина узнала о Риде не больше, чем от самого Рида. Каждый раз, когда Селина заговаривала о Риде, его мать заявляла что-нибудь вроде «Рид всегда был на редкость спокойным и серьезным мальчиком», а затем принималась рассказывать о собственных проказах – видимо, чтобы подчеркнуть, как не похож на нее сын.
Несколько раз в течение вечера Рид пытался перебить их беседу и освободить Селину от общества матери, но Шери была настойчива. Наконец Селина знаками объяснила, что не против беседы с Шери, и Рид оставил их в покое.
Этим утром, когда Адель, бабушка Таппер и бабушка Уорли расселись вокруг кухонного стола в доме Селины, попивая кофе и обмениваясь женскими разговорами, ожидая, когда подойдет время отправляться в церковь, Адель предсказала, что Шери попытается стать центром внимания на церемонии.
– Если я еще хотя бы раз услышу, насколько она «чувствительна», я взбешусь, – произнесла Эдна Уорли, покачивая головой.
– Могу поручиться, эта женщина не знает различий между любовью и похотью, – вынесла суровый приговор Гейл Таппер.
Селина ничего не сказала, но теперь она стала лучше понимать, почему Рид столь невысокого мнения о браке.
Адель оказалась права насчет попытки Шери привлечь к себе общее внимание. Шери без стеснения рыдала на протяжении всей церемонии. Принимая гостей, она перед каждым из них извинялась за испорченный макияж, объясняя, что не в силах сдержать слезы – «ведь церемония была так прелестна!». Затем она добавляла, что это напомнило ей о собственном последнем замужестве, и после этого начинала бесконечный рассказ о свадьбе с Биллом. В конце концов, она задержала фотографа на двадцать минут, чтобы подправить макияж.
Но теперь фотографирование было закончено, и гости двинулись в зал. Шери шла справа от Селины, воодушевленно щебеча, пока Адель передавала жестами ее слова. Внезапно лицо Адель исказилось гримасой, и она показала жестами:
– Снова она завела волынку о своей чувствительной натуре! Клянусь, я готова удавить ее садовым шлангом.
Селина понимающе улыбнулась тете и вдруг заметила, что Адель покраснела. Оглянувшись через плечо, Селина увидела смущенное выражение на лице Рида и поняла, что он прочел знаки Адель.
Адель быстро принялась передавать слова Шери, но Селина не улавливала ни одного из них. До сих пор Рид выказывал только равнодушие к поведению собственной матери, иногда изображал сдержанное удивление. Но теперь Селина поняла, что под этой маской он прячет смущение. Селина решила, что сейчас Рид нуждается в участии, незаметно взяла его за руку и пожала ее.
Рид догадывался, что не только тетушке Адель хотелось бы удавить его мать садовым шлангом и потребовать немедленного расторжения брака, так как Шери разошлась вовсю – в первый раз с тех пор, как появилась в Смитсшире. Но Селина попыталась поддержать его – должно быть, она уже сгорает от желания иметь ребенка, напомнил он себе. Однако благодарно улыбнулся.
У Селины упало сердце при виде его мягкой усмешки. Шери оказалась забыта, Селина вновь почувствовала себя так, словно осталась наедине с Ридом, и нервно боролась с желанием. В этот момент они вошли в зал, и их окружила толпа родственников и друзей. В последующие несколько часов Селине приходилось только жевать, принимать поздравления, резать свадебный пирог и отвечать на пожелания.
Наконец. Адель коснулась ее плеча.
– Тебе пора раздать букет, а Риду – снять подвязку, и вы вдвоем уйдете, – показала она.
Селина словно задеревенела. Она настояла на том, чтобы побыть в зале еще немного, затем заметила обеих бабушек, беседующих с Шери, – на лицах старых женщин было написано терпение, достигающее последнего предела. Кивнув, Селина замерла, а Адель постучала по бокалу, чтобы привлечь внимание гостей.
Раздавая букет, Селина испытывала неловкость от своей искусственной улыбки. Но когда Рид начал снимать ее подвязку и прикоснулся пальцами к ее икре, это теплое прикосновение мгновенно возродило пламя. Если только я сдержусь и не выскочу из постели с истерическим воплем, все будет хорошо, уговаривала себя Селина.
Она не раз повторяла себе эти слова, направляясь вместе с Ридом к дому. Тем не менее все ее тело оставалось напряженным. Она уже привыкла жить среди тишины, но сейчас молчание между ней и Ридом казалось более ошеломляющим, чем когда-либо прежде.
– По-моему, свадьба прошла неплохо, – произнесла она, делая попытку завязать разговор.
– Да, – отозвался он, кивнув.
Селина выругала себя: Рид должен был следить за дорогой и держать обе руки на руле, потому он вынужден был ограничиваться только краткими «да» или «нет». Такого разговора, пожалуй, ей было недостаточно, чтобы расслабиться.
По крайней мере, ехать осталось совсем немного, подумала она, видя, как машина сворачивает на ее улицу. Осторожно, чтобы не испортить свадебного платья матери, она выбралась из машины прежде, чем Рид обошел машину и помог ей. Селина направилась к двери дома. Внезапно Рид взял ее за руку.
– Не так быстро, – произнес он. Отпустив ее руку и прибегая к языку жестов, он продолжал: – Может, причины нашего брака не совсем традиционны, но мы живем в городе, где традиции чтят и соблюдают – в том числе и наши соседи.
В следующий миг Селина обнаружила, что он взял ее на руки и понес к крыльцу. Запах крема после бритья наполнил ее неведомыми ощущениями. Несмотря на множество слоев одежды, разделяющих их, Селина чувствовала тепло его тела. У нее забилось сердце.
Когда они достигли двери, Рид поставил ее на ноги только на то время, пока отпирал замок. Затем, вновь подняв Селину, он перенес ее через порог.
Селина задержала дыхание, ожидая, что Рид поднимется с ней по лестнице, в их спальню. Но вместо этого он снова поставил ее на ноги.
Тяжело отдуваясь, Рид шагнул назад. Ему хотелось бы отнести ее прямо в постель. Но он обещал самому себе, Доку и двум дедушкам Селины, что будет вести себя терпеливо и сдержанно.
– Теперь я понимаю, почему люди уезжают в свадебные путешествия – подальше от дома, – произнес он, чувствуя, что должен что-то сказать и забыть о своем желании раздеть Селину прямо здесь, в холле. – Последняя неделя была суматошной. Я мог бы взять отпуск – жаль только, что уехать куда-нибудь нам так и не удастся. – От внезапно нахлынувшего гнева черты его лица исказились. – И потом, я должен извиниться за свою мать. Мне не следовало приглашать ее, но она пообещала помнить, что это твой праздник.
Селина испытывала разочарование, но при виде досады Рида оно сменилось сочувствием.
– Все было хорошо. Она – твоя мать, она должна была приехать. Жаль только, что твой отец не смог, – честно добавила Селина. За прошедшие несколько дней она сотни раз напоминала себе, что их брак – всего-навсего деловой союз.
Но теперь, познакомившись с матерью Рида, она не могла сдержать желание разузнать что-нибудь про его отца.
Рид равнодушно пожал плечами.
– Его слишком трудно удержать на одном месте, он любит работу, связанную с постоянными поездками. Наверное, именно поэтому он, в конце концов, развелся с матерью. Отец имеет обыкновение забывать, что у него есть дом.
Перед глазами Селины внезапно появился светловолосый мальчик, одиноко сидящий на крыльце пустого дома.
– Должно быть, у тебя было одинокое детство, – мягко произнесла она.
Рид похолодел. Он не ждал от нее сочувствия и не хотел его.
– Нет, в детстве я был независимым, – поправил он. – Так я научился самостоятельности, привык полагаться только на себя, и ни на кого больше.
Селина заметила холодный блеск гордости в его глазах.
– И никогда не подпускать людей слишком близко к своему сердцу, – добавила она жестами.
– Жить одному довольно удобно, – ответил Рид, всем видом показывая, что его вполне устраивает выбранный путь. – У меня хватает неприятностей на работе. Я с радостью предоставлю другим изображать из себя «поднос любви на колесиках», как называет мать свои кратковременные чувства.
То, как он передал жестами последние слова, подчеркнуло его отвращение. Решительное выражение его лица не оставило у Селины ни малейшего сомнения, что Рид никому не позволит задеть свое сердце.
– Настоящий сухарь, – заметила она.
Рид желал бы себе стать немного равнодушнее, когда дело касалось Селины. Едва они вышли из церкви, как в голову ему начали приходить непристойные мысли. За несколько последних минут его пыл слегка поубавился. Но, оглядев Селину, он обратил внимание на то, как мягко поднимается и опадает ее прикрытая кружевами грудь, и вновь подавил порыв подхватить ее на руки и отнести в спальню. Рид не мог припомнить, чтобы когда-нибудь желал женщину так же страстно. Эта страстность вызвала у него кривую усмешку.
– Нет, я не лишен желаний, – возразил он.
Селина заметила, как голубые глаза Рида потемнели и заблестели ярче.
– К счастью для меня, – добавила она.
– Ты выглядишь весьма соблазнительно, – знаками изобразил он, удивляясь, как это ему удается медленно двигать руками.
– И ты тоже, – ответила она и непроизвольно добавила: – Конечно, без одежды я тебя еще не видела… – Она тут же вспыхнула, понимая, что произнесла.
Ухмылка Рида стала еще шире. Он решил, что в смущении она выглядит прелестно.
– Это приглашение?
Говоря, он жестикулировал, и, видя его руки, Селина не могла избавиться от мысли о том, каким будет их прикосновение к телу. Ей не терпелось убедиться, что они такие же теплые и нежные, как его губы, но одновременно она тревожилась все сильнее.
– Полагаю, да, – ответила она, стараясь говорить весело. В конце концов, она вышла замуж за Рида только затем, чтобы иметь ребенка.
Риду хотелось поверить ей, однако он привык отмечать Малейшие нюансы в поведении пациентов и по ним определять, откровенны ли они. Вот и сейчас он заметил смущение в ее глазах. А может, я просто сильнее нервничаю, чем решаюсь признаться, подумал он. Прежде он убеждал себя, что Селине просто нужна его помощь, чтобы произвести на свет ребенка. Но теперь ему хотелось, чтобы эта помощь доставила ей удовольствие. Должно быть, я самолюбивее, чем думал, поддразнил он себя. Внезапно его осенило.
– Как насчет нескольких партий в стрип-покер? – предложил он.
Селина заморгала. Неужели он захотел сыграть в карты?
Возможно, мысль не слишком удачна, решил Рид, видя потрясенное выражение на лице Селины.
Но как только первое удивление прошло, Селина признала, что игра в раздевание поможет ей расслабиться в присутствии Рида.
– Отличная мысль, – ответила она.
Неожиданно Рид представил себе Селину, сидящую рядом в одном кружевном белье. Вероятно, игра будет действительно забавной, но терпение может его подвести – притом весьма скоро, решил Рид, когда Селина принесла колоду карт.
– Полагаю, лучше всего для игры подойдет спальня, – заявила Селина.
Рид кивнул.
– После вас, – показал он церемонным и широким жестом в сторону лестницы, низко кланяясь.
Поднимаясь по лестнице, Селина чувствовала, как дрожат ее ноги. Спокойнее, приказала она себе. В спальне она прошла прямо к кровати и уселась на нее, поджав ноги и расправив вокруг себя подол платья.
Когда Рид устроился рядом, Селина перетасовала карты.
– Пяти карт хватит? – спросила она.
Рид кивнул, и Селина начала сдавать карты.
Первую партию выиграл Рид, и ей пришлось снять вуаль. Вторую выиграла Селина, и Рид расстался с пиджаком.
Следующей была очередь его туфель.
– Забавно, – призналась Селина при очередном проигрыше, вынимая из волос шпильку.
– Все шпильки считаются за одну, – заупрямился Рид, потянулся и помог Селине освободить волосы из прически в стиле Габриэль Ратленд, на которую утром было затрачено не менее двух часов. Когда пепельные пряди каскадом упали на плечи Селины, Рид склонился и легко поцеловал ее, а затем заставил себя отстраниться и заняться картами.
Задача оказалась труднее, чем он предполагал, признался себе Рид. Селина была еще полностью одетой, а он уже с трудом сдерживался, чтобы не обнять ее.
Тепло его губ манило Селину, аромат крема произвел настоящий хаос в ее мыслях. Внезапно ее охватило нетерпение. Когда Рид проиграл следующую партию и снял галстук, это нетерпение усилилось.
– Почему бы нам теперь просто не вынимать по карте из колоды? Старшая карта выигрывает, – предложила она.
Рид заметил блеск в ее глазах и улыбнулся.
– А если карты окажутся одинаковыми, мы оба будем что-нибудь снимать, – добавил он.
Селина согласно усмехнулась.
Она проиграла первой и сбросила туфли, рассеянно заметив, что пенни при этом закатилось под кровать.
– Следующим будет платье, – предупредил Рид.
Как ему удается придать жестам такой эротический оттенок, удивлялась Селина, посмеиваясь. Но когда она вновь проиграла, напряжение возросло. Стоя у кровати, она с вызывающим видом попыталась расстегнуть крохотные пуговки на спине, но пальцы решительно отказывались слушаться ее.
– Кажется, тебе понадобится помощь, – заметил Рид. Он знал, что должен держаться подальше, но Селина действовала так медленно, что внезапно у Рида возникло опасение, что с платьем она провозится до полуночи.
Селина кивнула.
Рид встал и принялся расстегивать пуговицы. Покончив, с застежкой у ворота, он расстегнул молнию ниже, на спине, и платье стало падать на пол. Не в силах устоять, Рид нагнулся и поцеловал Селину в только что обнажившееся плечо – оно было теплым и сладким на вкус.
Селина вздрогнула от наслаждения. Повернувшись к Риду, она заметила:
– Услуга за услугу: если в следующий раз ты проиграешь, я расстегну тебе рубашку.
Неужели она не понимает, насколько опасна для мужчины? Рид думал об этом, видя, как платье соскользнуло на пол, обнажая кружевное белье. Он был вынужден, признать, что реальность оказалась значительно лучше его фантазий, и потому поспешно отступил и сел на край постели.
Сняв платье и повесив его в шкаф, Селина заметила, какими глазами смотрит на нее Рид – казалось, он согревал ее взглядом. Ей захотелось, чтобы он поцеловал ее во второе плечо.
Она вернулась к кровати и взяла карты. На этот раз проиграл Рид. Наклонившись вперед, Селина начала расстегивать пуговицы его рубашки и придвинулась ближе, когда тепло его тела обожгло ей кончики пальцев. Наконец последняя пуговица была расстегнута, и Селина сняла с него рубашку. Он держится молодцом, одобрительно подумала Селина. Желая проверить свое предположение, она провела ладонью по его плечам. Под ее рукой мускулы напряглись, выдавая силу, и пламя внутри ее мгновенно вспыхнуло еще ярче.
– Ты многим рискуешь, – заметил Рид, пока Селина продолжала свои исследования.
Радуясь новым ощущениям, Селина обратила внимание на его заросшую жесткими волосами грудь. Заметив, что губы Рида зашевелились, она замерла и вопросительно взглянула на него.
– Ты что-то сказал?
– Я сказал, – повторил он, сопровождая речь жестами, – что ты испытываешь мое терпение.
Селина видела, как ее собственное желание отразилось в его голубых глазах.
– Знаю, терпение – добродетель, – заметила она, – но бывают случаи, когда оно становится помехой.
Рид отметил, что на этот раз в ее поведении не было и тени смущения. Он склонился, целуя жилку на ее шее и ощущая, как тепло передается его губам. Выпрямившись, он собрал карты и отбросил так, что они пролетели лентой через всю комнату. Повернувшись, он произнес:
– Я выиграл – и теперь могу раздеть тебя.
Селина рассмеялась.
– Как проигравшему, мне полагается только смотреть, как ты раздеваешься, или можно помочь?
Рид усмехнулся.
– Как пожелаешь.
– Я подумаю об этом, – ответила Селина, изображая глубокую задумчивость.
Селина Уорли оказалась гораздо игривее, чем он предполагал, решил Рид, приступая к своей задаче. И гораздо сексуальнее, добавил он.
Новая волна беспокойства закружила Селину, когда Рид начал раздевать ее, но мгновенно исчезла при виде одобрения в его глазах. Его ловкие пальцы доставляли Селине наслаждение, его прикосновение излучало силу, завораживающую и восхищающую ее. У нее застучало сердце, чувство умиротворения смешалось с возбуждением. Окончательно потеряв терпение, она начала торопливо расстегивать пояс Рида.
Всеми силами стараясь двигаться медленно, Рид обнял ее и прижался к ее губам в долгом, настойчивом поцелуе. Никогда еще Селина не ощущала такой тесной близости с другим человеком. Она запустила пальцы в волосы Рида и изогнулась всем телом.
Рид застонал от удовольствия. Покрывая ее тело поцелуями, он снял с Селины белье.
Селина улыбнулась, заметив страстный блеск в его глазах, и начала раздевать его. Ей казалось, что, увидев Рида в первый раз обнаженным, она застыдится или, по крайней мере, ощутит неловкость, но этого не случилось. Ей было любопытно, но одновременно это доставляло ей удовольствие.
Чувствуя, что ее тело жаждет слиться с телом Рида, Селина взяла его за руку и потянула к кровати.
Зная свои возможности, Рид понял, что промедления не смог бы вынести. Принимая ее не высказанное предложение, он без смущения последовал за Селиной.
Когда они легли, его прикосновения стали еще интимнее, и на краткий момент Селина ощутила трепетный страх. Он сделал решительную попытку овладеть ею, и все мысли, кроме наслаждения, улетучились из ее головы.
На следующее утро Селина мягко усмехалась, собирая разбросанную одежду. Брачная ночь принесла ей больше удовольствия, чем она надеялась. Луч солнца высветил медную монетку под кроватью.
– Счастливое пенни, – произнесла она, улыбнувшись еще шире. Может, стоит оставить его здесь? В конце концов, главное ее желание – чтобы интимная сторона их брака оставалась счастливой. С другой стороны, пенни может потеряться, стоит оставить его на полу. Решив пойти на компромисс, Селина сунула монетку под матрас.
Она взглянула в сторону ванной. Рид принимал душ, и она представила себе его обнаженным, покрытым каплями воды. Уже знакомое тепло стало нарастать внутри ее тела. Хотя желание присоединиться к Риду было велико, Селина не хотела выдавать его. Но в конце концов, она – жена Рида, он согласился стать отцом ее ребенка. Решив, что уборка комнаты подождет, Селина шагнула в ванную.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Монетка на счастье - Огест Элизабет

Разделы:


ПрологГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12

Ваши комментарии
к роману Монетка на счастье - Огест Элизабет



Такой скукотищи и нудятины, мне кажется, я никогда не читала
Монетка на счастье - Огест Элизабетлиза
28.08.2012, 14.02








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100