Читать онлайн Люблю всем сердцем, автора - Огест Элизабет, Раздел - ГЛАВА ПЯТАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Люблю всем сердцем - Огест Элизабет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.19 (Голосов: 43)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Люблю всем сердцем - Огест Элизабет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Люблю всем сердцем - Огест Элизабет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Огест Элизабет

Люблю всем сердцем

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ПЯТАЯ

К пяти часам утра Джон снова проснулся. Минерва заглянула в спальню и убедилась, что Джон выглядит сегодня намного лучше. Генри, услышав шум в детской, осторожно выскользнул из своей постели и, стараясь не разбудить сестер, сразу направился в комнату брата. Он хотел предложить ему поиграть в машинки.
Минерва милостиво разрешила, тем самым изменив свое вчерашнее решение держать детей порознь. Сказались советы врача и собственный жизненный опыт. Когда матери специально подпускали своих малышей к одному из зараженных болезнью, они знали, что, переболев, ребенок приобретет иммунитет на всю жизнь.
– Сегодня ты выглядишь намного лучше, – услышала Минерва за спиной голос Джада. Он обошел ее и, подойдя к Джону, поцеловал его в лоб, потом потрепал Генри по голове. – Сильно не утомляй своего брата, – посоветовал он ему.
– Да я скажу ему, когда устану, – ответственно заявил Джон.
Минерва наблюдала за этой милой семейной сценкой со стороны, обзывая себя при этом зеленой школьницей. Да и как иначе: Джад снова был в одних джинсах. А Минерва не могла объяснить, почему на нее так возбуждающе действует его полуголый вид.
– Доброе утро, Минерва, – улыбнулся ей Джад.
– Привет, – автоматически отозвалась она. Слава богу, голос звучал вполне естественно.
Джад нахмурился.
– Вы выглядите уставшей. Наверно, не спали всю ночь. Может быть, мне остаться сегодня дома и помочь вам с детьми?
«Перестань смотреть на него с открытым ртом. Не будь идиоткой». Делано пожав плечами, тихим и уверенным голосом Минерва произнесла:
– Не думаю, что вам есть хоть какой-то смысл оставаться сегодня дома. Я просто еще не до конца проснулась. Все, что мне нужно, это холодный душ. Я буду в норме. – И в подтверждение своих слов Минерва пошла умываться.
Холодный душ помог ей взбодриться. Она сразу почувствовала прилив сил и готовность к предстоящему дню. Взглянув на свое отражение в зеркале, она поняла, почему Джад счел ее невыспавшейся. Но ничего, это скоро пройдет. Главное – держать свои гормоны под контролем. Если бы он знал, какие бредни у нее в голове, она бы ни на секунду не задержалась здесь. Он бы ее просто выкинул.
Пока Минерва приводила себя в порядок, проснулись девочки. Она помогла им одеться, собрала их к завтраку, а потом повторила ту же самую процедуру с Генри. Джон от предложения позавтракать отказался, и Минерва решила, что ему будет лучше остаться в постели. Чтобы он не скучал, ему в комнату принесли телевизор. Минерва по себе знала, что, когда болеешь, время тянется долго и скучно. Наоборот, когда ребенок чем-то занят, он быстрее выздоравливает.
Убедившись, что Джон хорошо устроился, Минерва с тройняшками спустилась к завтраку. Трапеза протекала как обычно. Минерва присматривала за малышами, но ее мысли невольно то и дело возвращались к Джаду. Она бы и рада его не замечать, но это происходит помимо ее воли, каждой клеточкой своего тела она ощущает его присутствие.
Сам того не зная, он завоевал ее симпатию тем, что так нежно и заботливо относится к своим детям. Делает все от него зависящее, лишь бы им было хорошо. И болезнь Джона очень яркий пример. Вот ее собственный отец, когда она болела, становился раздражительным и старался не появляться в ее комнате. А уж о том, чтобы принести таблетку или стакан воды, и речи не шло. Если она когда-нибудь выйдет замуж, если ей выпадет возможность иметь собственных детей, то хотелось бы, чтобы их отец был хоть наполовину таким же добрым, внимательным и заботливым, как Джад. Он никогда не накажет ребенка без веского на то основания. «Ну, перестань ты его идеализировать. Тебе отлично известно, что он далеко не подарок». Видимо, ей необходимо напоминать себе об этом ежеминутно, чтобы не забываться. «Пойду посмотрю, как там Джон, вдруг он передумал и теперь не откажется от завтрака».
Поднимаясь по лестнице, Минерва бросила печальный взгляд на свое отражение в зеркале. Бледное, уставшее лицо. Да, это, пожалуй, никакая косметика не исправит. Одним словом, серая мышка. Мышка, возомнившая о себе невесть что. Да разве такой умный и симпатичный мужчина посмотрит в ее сторону? «Нет, и не мечтай. Ты просто няня его детей». Тебе никогда не удастся стать в его жизни чем-то большим. Огромным усилием воли она заставила себя сосредоточиться на работе.
Первая половина дня прошла относительно спокойно. Ничто не предвещало, что во второй половине может что-то случиться. Минерва механически выполняла свою работу, стараясь не думать о Джаде. Последнее было достаточно трудно. По всему дому она то и дело натыкалась на его вещи. Какая-то чудовищная пытка.
Минерва была погружена в свои мысли, поэтому переливы дверного звонка заставили ее вздрогнуть. «Неужели Джад решил вернуться домой раньше времени?» – промелькнуло у нее в голове. Но нет, зачем Джаду звонить в дверь собственного дома? А тем временем звонок заливался, не переставая. Боже, сейчас малыши проснутся! – с этой мыслью Минерва бросилась к двери.
Правда, Люси уже опередила ее. Удивлению Минервы не было предела. На пороге дома стояла ослепительно красивая блондинка, на глазок – где-то чуть за двадцать. Великолепно упакованная по последнему писку моды, она лучезарно улыбалась, и в каждой руке у нее было по огромному фирменному пакету.
– Я только вчера вечером вернулась из Парижа и не могла больше ждать. Я так хочу увидеть малышей, – проворковала она.
– У них послеобеденный отдых, – уведомила ее Люси сладким голоском. – А у Джона ветрянка.
Блондинка закатила глаза.
– О, пожалуйста, Люси, пожалуйста, простите меня. Но вы же знаете, как я люблю детей.
Минерва видела, в каком затруднительном положении оказалась Люси.
– Ну да, конечно, вы всегда к ним очень хорошо относились, но вы же знаете, Джон…
Тут блондинка заметила Минерву и, не дослушав Люси, обратилась к ней:
– А вы, должно быть, Минерва? Новая няня. Джад говорил мне о вас вчера, когда я позвонила. Он очень доволен вашей работой. – И, обогнув Люси, она подошла к Минерве, протягивая руку и одновременно представляясь: – Меня зовут Фелиса Фрондесворт – друг семьи.
«Больше чем друг», – прочитала Минерва в ее взгляде. А Фелиса и не думала скрывать своей улыбки победительницы. Она была довольна. Одного взгляда достаточно, чтобы понять: этот мышонок ей не соперница. В лучшем случае – идеальная няня.
– Кто здесь? – спросил Джон, появляясь на пороге прихожей.
Услышав его голос, Фелиса сразу же забыла о Минерве.
– Джон, рада тебя видеть. Ты уже проснулся?
– Я не очень хорошо себя чувствую.
Фелиса обняла его за плечи.
– Пойдем. Я тут привезла тебе и тройняшкам подарки. Ты их сможешь увидеть первым. Но только сначала вернешься в постель.
– Она еще большее дитя, чем Джон и тройняшки, вместе взятые, – пробормотала Люси, обращаясь к Минерве и провожая взглядом удаляющуюся парочку. – По сути она добрый человек, только привыкла, что все должно вращаться вокруг нее. Она просто не понимает, что бывают моменты, когда ее присутствие не совсем желательно.
Тут Минерва услышала голоса тройняшек.
– Кажется, послеобеденный отдых закончился.
Люси молча кивнула, соглашаясь, и величественно удалилась на кухню.
Минерва посмотрела ей вслед и поняла, что с этой стороны помощи ей не дождаться. Когда она вернулась в детскую, Фелиса уже успела собрать всех детей вместе и торжественно объявила:
– А сейчас мы устроим грандиозный праздник игрушек.
Ребятишки пришли в восторг «В общем-то, даже неплохо», – решила про себя Минерва. Только крайне не вовремя. Во-первых, у всех нарушен режим, значит, вечером не обойтись без капризов; а во-вторых, активная игра вряд ли пойдет на пользу Джону. Но, кажется, она может оставить свое мнение при себе. В такой ситуации ей остается только следить, чтобы ничего чрезвычайного не случилось.
Немного спустя Джон все-таки лег отдохнуть, а Минерва села рядом, как и в прошлую ночь, в кресло. Остальные дети как ни в чем не бывало продолжали весело играть здесь же в комнате, на полу. Фелиса сделала пару попыток вовлечь в игру и Джона, но Минерва пресекла их в корне.
Наблюдая за всей этой чехардой, Минерва недоумевала по поводу Фелисы. Неужели именно эта женщина подружка Джада? С тех пор, как она живет в этом доме, ей и в голову не приходило, что ее босс с кем-то встречается. Кажется, Фелиса вернулась из Европы. Значит, ее не было в городе. Это все объясняет. Вот уж никогда бы не подумала, что Джада может заинтересовать такая женщина. Впрочем, разве ей решать, какая женщина ему подходит, какая нет. Фелиса определенно красавица. На ней дорогая и стильная одежда, и, судя по подаркам, что она сделала детям, деньжата у нее водятся. Вполне может быть, что у нее с Джадом очень близкие отношения. Легкие шаги привлекли внимание Минервы. Еще секунда – и дверь откроется. Это Джад вернулся дамой. «Что сейчас будет?» – промелькнуло у нее в голове.
– Джад, дорогой! – Фелиса бросилась к нему навстречу и обвила его шею руками, для чего ей пришлось встать на цыпочки. – Ты отлично выглядишь!
– Ты тоже, – отозвался Джад, возвращая ей поцелуй в лобик. – Как всегда, пытаешься избаловать моих детей?
– О, они у тебя слишком хороши, их просто невозможно избаловать, – оправдывалась Фелиса, неохотно выпуская Джада из объятий.
Так любовники они или нет? Этот вопрос снова вспыхнул в голове Минервы. Скрипнув зубами, она опять напомнила себе, что она здесь только няня. Личная жизнь босса – не ее дело. Может быть, позже она отыщет способ справиться с острым чувством ревности. Но это будет позже.
Джад подошел к кровати сына.
– Ну, как ты себя чувствуешь? Я надеюсь, ты не сильно переутомился за игрой.
– Конечно, нет, – ответила за Джона Фелиса.
– Мы его звали играть с нами, а он отказался. Даже в прятки не соглашался.
– Она подарила мне радиоуправляемую машину, – сказал Джон, кивая на полку, где красовался новенький автомобиль.
– Я только волнуюсь, чтобы тебе не стало хуже, – мягко проговорил Джад.
– Я за этим слежу, – подала голос Минерва.
– А ваше дело не следить, а делать. – Джад посмотрел на нее грозным взглядом.
Минерва не могла не заметить угрозу, звучавшую в его голосе, и вздернула подбородок.
– Я делаю все, что могу.
– О, Минерва, не обращай внимания на этого сумасшедшего. Просто ему надо на ком-то сорвать злость из-за моего внепланового появления. А я так соскучилась по этим крошкам. – Фелиса подхватила на руки Джоану. Она еще сделала попытку поймать Генри, но он оказался шустрее и успел отскочить в сторону.
– Ладно, а теперь все марш в игровую, Джону нужно отдохнуть, – приказал Джад.
Минерва помогла ребятишкам собрать игрушки и перенесла их в игровую. Потом снова вернулась к Джону. Ей показалось, что у него опять поднялась температура. Да, у Джона действительно жар. Ему необходимо выпить антибиотик.
Тут снова на пороге появился Джад. Увидев, чем она занята, он холодно бросил:
– Как закончите, зайдите в библиотеку.
Минерва вздрогнула. Такое начало разговора не предвещало ничего хорошего. Ну и ладно, ей за свой труд стыдиться нечего. Убедившись, что Джон выпил лекарство, она пошла в библиотеку, где ее уже ждали. Интересно, что его привело в такое бешенство. В чем она виновата?
– Закройте дверь, – приказал он.
Минерва закрыла дверь и выжидательно посмотрела на него.
– В ваши обязанности входит следить за детьми. Вы не имеете права оставлять их одних ни на минутку, а тем более препоручать их чужим людям.
– Я ничего из вышеперечисленного не делала. Не нужно меня понапрасну обвинять.
– Люси мне рассказала, что дети спали, когда приехала Фелиса. Минуя вас, она прошла к детям и разбудила их.
– Дети проснулись от ее звонка в дверь. А что касается того, что ей удалось миновать меня, то я была уверена в том, что она относится к друзьям этого дома. И имеет право возиться с детьми. Люси держалась с ней приветливо, а дети так вообще обрадовались ее появлению. И к тому же я все время была рядом. Именно поэтому Джон остался в постели, а не занялся своей новой игрушкой. Да и с тройняшек я глаз не спускала.
Джад не сразу нашелся, что ответить. Минерва, конечно, говорит абсолютную правду. Люси несколько по-своему интерпретировала случившееся, потому что недолюбливала Фелису. Джад мысленно сосчитал до десяти, стараясь успокоиться. Ему вовсе не хотелось терять Минерву. Ведь ему наконец-то повезло, у него есть человек, который может присмотреть за детьми, на которого можно положиться. Особенно сейчас…
Наступила гнетущая тишина. Молчание Джада не самым лучшим образом действовало на нервы Минервы. Она не выдержала и срывающимся голосом проговорила:
– Если хотите меня уволить, то увольняйте. Не тяните резину.
Минepвa говорила – и не верила своим ушам. Еще сегодня утром она восхищалась этим человеком! Немного же ему понадобилось времени, чтобы перевернуть все с ног на голову, причем без всякой причины.
Джад хмуро произнес:
– Я не собираюсь вас увольнять. Вы хорошая няня. – Его голос звучал как удалявшиеся раскаты грома. – Но вам следует уяснить себе одну простую вещь: вы ни на минуту не должны оставлять их одних. Вы не имеете права допускать к ним людей, незнакомых вам, особенно когда меня нет дома. Помните, вы отвечаете за их жизни. Вам все понятно?
– Предельно.
Конечно, Минерве было неприятно слышать эти слова, но у нее хватило мудрости не обидеться на него. И она постаралась выяснить причину, почему Фелиса так опасна для детей.
– В следующий раз, когда Фелиса появится в этом доме, я не должна пускать ее в детскую ни под каким предлогом, так?
– Да при чем тут Фелиса! – Джад досадливо взмахнул руками и нервно заходил по комнате, напоминая Минерве раздраженного тигра в клетке.
– Их мать сейчас в городе, – прорычал Джад.
Для Минервы все сразу стало ясно.
– Значит, вы думаете, она здесь для того, чтобы предъявить свои права на детей?
– Я не имею ни малейшего представления, зачем она здесь, – ледяным тоном заявил Джад. На его скулах заиграли желваки, выдавая внутреннее напряжение.
Минерва прекрасно помнила, какое ощущение счастья, покоя, уверенности в завтрашнем дне испытывала она, когда играла с тройняшками, а те с визгом носились вокруг нее.
– Видимо, она попытается вернуть и вас и детей. Нельзя просто так взять и отказаться от своего материнского инстинкта. Дети всегда очень значимы для женщины.
– Только не для моей жены. – Джад даже побледнел от распиравшей его досады. – Если она и родила детей, то исключительно для того, чтобы добиться своих целей.
Минерва не понимала, как женщина может отказаться от своих детей или использовать их. Это не женщина, а какая-то змея.
– Я и только я имею все права на своих детей, – продолжал тем временем Джад. – И если, не дай Бог, ей взбредет в голову посетить этот дом, то вы и близко не должны подпускать ее к детям. Вплоть до того, что собираете детей и увозите их прочь отсюда.
Минерве совсем не улыбалось прятать детей от их родной матери, но в данном случае она должна подчиниться приказу. На всякий случай было бы неплохо узнать об этой женщине побольше из первоисточника.
– Мне будет проще, если я буду знать, как она выглядит.
Джад мрачно кивнул головой и пошел к дальнему шкафу из букового дерева. Немного помедлив, он достал фотоальбом, перелистнул несколько страниц и, найдя нужную, вынул фотографию и протянул снимок Минерве. Та некоторое время его изучала, отмечая про себя красивый тонкий профиль, вьющиеся белокурые волосы, изумрудно-зеленые глаза – как у близняшек.
– Красивая женщина, – произнесла Минерва.
– О да, красота – это ее единственное оружие для достижения своих целей. Помимо привлекательной внешности в ней ничего нет. К сожалению, мне понадобилось слишком много времени, чтобы понять это.
С безразличным видом Джад вернул фотографию на место и с таким же видом отнес фотоальбом в шкаф.
– Когда Джон выздоровеет и снова пойдет в детсад, я буду, как и прежде, отвозить его. Забирать его будете либо вы, либо Люси. Я договорюсь, чтобы его ни с кем другим не отпускали.
Не перегибает ли он палку? – засомневалась Минерва.
– Значит, вы считаете правильным не позволять детям общаться с матерью. А не боитесь, что позже они вам это припомнят?
– Я знаю, что делаю. И вам лучше не обсуждать мои распоряжения, а следовать им.
– Не волнуйтесь, я все сделаю, – заверила его Минерва.
– Ради Бога, не надо никакой самодеятельности. Поверьте мне, я знаю, что лучше для моих детей.
С этими словами Джад покинул библиотеку.
Направляясь к тройняшкам, Минерва на какое-то время задержалась у Джона – убедиться, что с ним все в порядке. На пороге игровой комнаты она остановилась как вкопанная. Джад с Фелисой играли на полу с ребятишками. С лица Джада сошла мрачная мина, он задорно улыбался, рядом находилась красивая блондинка. Со стороны они выглядели как одна счастливая семья. Эта мысль огнем обожгла Минерву. Что это? Ревность? Лучше, пока не поздно, подавить такие мысли и чувства.
Зная, что ее отсутствия никто не заметит, Минерва отправилась на кухню. По своей натуре она была добрым и миролюбивым человеком, никаких споров и конфликтов просто не переносила. Обвинения Джада, его злость и нападки причиняли невыносимую боль, и Минерва чувствовала необходимость с кем-то отвести душу. Но ей даже не пришлось ничего говорить. Стоило Минерве войти на кухню, как Люси стала извиняться.
– Эта Фелиса мне все нервы истрепала, – начала Люси, – она уже который год бегает за Джадом, вот я и боюсь, что он падет жертвой ее чар. А она ему совсем не пара. Мне бы не хотелось, чтобы он совершил ошибку во второй раз. – Люси нахмурилась. – Только даже я не ожидала, что он придет в такую ярость, когда я сказала ему о появлении Фелисы и что она опять в своем репертуаре. Я пыталась ему объяснить, что с детьми все в порядке и ничего страшного не произошло, но куда там, он даже не стал меня слушать.
Без сомнения, Люси искренне ей сочувствует и сожалеет, что невольно подставила ее. Значит, ей будет небезынтересно узнать и другую новость.
– Его жена вернулась, она в городе.
Люси всплеснула руками.
– Это объясняет, почему он пришел в такую ярость.
– Он боится, что она попытается увидеться с детьми, – добавила Минерва.
– Не думаю, что с ее стороны это хорошая идея, – задумчиво протянула Люси.
По реакции Люси Минерва поняла, что та в принципе разделяет мнение Джада по этому поводу.
– Но она же их мать!
– Никогда не думала, что скажу такое, но этой женщине было бы лучше совсем не иметь детей. – Домоправительница недовольно поджала губы.
И Минерва в первый раз допустила мысль, что, возможно, Ингрид Грэм именно такая женщина, какой и Люси, и Джад ее описывают – холодная и равнодушная к своим детям. Ладно, ее это не касается. Ее работа – следить за детьми и по возможности избегать конфликтов.
Фелиса осталась на обед, а после снова пришла с детьми. Когда она ушла, стоял уже поздний вечер. Как раз наступило время укладывать малышей спать. Когда Минерва наконец переделала все дела, она почувствовала себя вконец уставшей. Но волнений за день было столько, что она никак не могла уснуть.
Чтобы хоть как-то отвлечься, она решила заглянуть к Джону. Тот мирно спал.
Потом она направилась на кухню выпить воды. И когда проходила по коридору, то заметила, что у окна в холле стоит Джад. Было темно, и лица его она разглядеть не могла. Плечи его были опущены – так, словно мир всей своей тяжестью обрушился на него.
Она хотела пройти мимо, сделать вид, что не заметила его, но неожиданно для себя обратилась к нему:
– С вами все в порядке, сэр?
Он резко обернулся. Его взгляд скользнул по ее просторной ночной рубашке, по распущенным волосам, водопадом ниспадающим на плечи, и в который раз отметил, что в ее облике нет ничего искусственного. Все в ней так естественно и потому притягательно. В тот момент, когда он думал, что в этом мире нет уже никакой силы, способной отвлечь его от проблем, вдруг появляется она. Он был ей благодарен просто за то, что она сейчас оказалась рядом.
– Люси сказала мне, что вы обеспокоены необходимостью держать детей подальше от их матери.
Минерва тут же подобралась и приготовилась к головомойке. Правда, он выглядел сейчас не слишком воинственно. Может быть, удастся решить вопрос мирным способом.
– Просто мне все это кажется несколько странным.
Джад отошел от окна и, сев в ближайшее кожаное кресло, после продолжительного молчания заговорил:
– Я собираюсь рассказать вам то, что никогда не обсуждал с Люси. Хотя думаю, она об этом знает или, по крайней мере, догадывается. Но вам я вынужден объяснить, почему настаиваю на строжайших мерах безопасности. Естественно, все, что вы узнаете, носит совершенно конфиденциальный характер.
Джад знаком предложил Минерве сесть в соседнее кресло.
– Даю честное слово, что никому не буду рассказывать о том, что услышу, – пообещала Минерва, присаживаясь.
– Первый год нашей совместной жизни и еще некоторое время после свадьбы Ингрид была веселой, жизнерадостной женщиной. Ни разу ее лицо не омрачила тень печали, мы ни разу не поссорились. Все было здорово и замечательно. А потом она забеременела, и пока носила Джона, все время волновалась, что от этого испортится ее фигура, постоянно нервничала и говорила, что пошла на это ради меня, так как я хочу ребенка. Она же, получается, ребенка не хотела. Мы с Люси делали все возможное, чтобы она чувствовала себя комфортно. Я думал, что со временем все образуется, что она привыкнет к своему положению. – Джад говорил эти слова с неподдельной горечью. Его и без того мрачное лицо стало еще более угрюмым. – После родов жизнь, казалось, вошла в нормальную колею. Однако со временем я стал замечать синяки на руках сына. Люси их тоже заметила. В общем-то, это она обратила мое внимание на них. Ингрид появление синяков объясняла тем, что Джон очень подвижный ребенок. Но что поразило меня больше всего: я стал замечать, что Джон боится ее. Я не мог поверить в то, о чем уже стал потихоньку догадываться. Однажды я вернулся домой раньше обычного. Люси в это время была на кухне и не могла слышать, что происходит в детской. Когда я вошел, то увидел, что Ингрид бьет ребенка. Больше всего поразило меня то, что у нее на лице было выражение ненависти. В тот день мы очень сильно поругались. Ингрид обвиняла меня, что о ребенке я беспокоюсь больше, чем о ней.
Минерва отчетливо представила маленького и беззащитного Джона в руках жестокосердной матери. Слезы сочувствия навернулись на глаза.
– Я всегда думала, что он скучает по матери, когда смотрит на меня. А оказывается, в его сердце жив образ предыдущей няни. – Минерва испытала ярость: как можно быть такой ужасной матерью! – Она ревновала к своему собственному ребенку так сильно, что готова была поднять на него руку! Она законченная эгоистка!
Джад подтверждающе кивнул.
– Да, для меня было сильным потрясением, когда я узнал Ингрид с этой стороны. Я постарался убедить ее, что ревновать к ребенку глупо. Но с этого момента стал смотреть на нее более трезвыми глазами. Вот тогда-то я и понял, что Ингрид чувствует себя несчастной, если кто-то другой находится в центре внимания. И чем больше я это понимал, тем сильнее хотел, чтобы мы разошлись. Сначала она говорила, что не хочет развода, потому что любит меня. Но я не верил в ее чувство. Нельзя по-настоящему любить мужа и при этом ненавидеть ребенка. Тогда она стала угрожать, что оформит опекунство над ребенком и я никогда больше не увижу Джона. Понятное дело, этого я допустить не мог. С того времени мой брак превратился в каторгу.
Минерва смотрела на каменное лицо Джада и не могла не симпатизировать ему.
– Не имея на руках доказательств, в суде вы бы ничего не добились. Боюсь, у вас не было выбора.
Джад снова отвернулся к окну. Ему было сложно рассказывать печальную историю своей жизни, но он хриплым голосом продолжал:
– Именно тогда я взял на работу няню. Клавдия должна была неотлучно находиться возле ребенка, если я был на работе. На какое-то время наша жизнь стала относительно нормальной. Однажды, когда я еще не успел вернуться домой, Клавдия вынуждена была уйти раньше. Люси взяла ребенка к себе на кухню, но Ингрид забрала его наверх. Думаю, она хотела еще раз попытаться доказать мне, что она хорошая мать. Но именно в тот день Джон сломал руку. Люси услышала его крик и сразу бросилась в детскую. На пороге она встретила Ингрид, которая выскочила из спальни. Доподлинно никому не известно, что тогда произошло, но с того дня ребенок стал еще больше ее бояться. Именно тогда я завел порядок: если няня уходит, то меня немедленно ставят в известность.
«Теперь понятно, почему Джон так ревностно присматривает за тройняшками».
– То, что пережил Джон, просто ужасно, – сказала Минерва и добавила: – Да и для вас непросто было жить с женщиной, которой нельзя доверить жизнь ребенка.
– Я сделал все возможное, чтобы оградить сына от ее влияния, – нотки отчаяния проскользнули в его голосе. – Ингрид, конечно, не была счастлива от нововведений. Она пыталась меня убедить, что ни в чем не виновата. Я допускал мысль, что, может быть, не прав. Но интуиция мне подсказывала – я не ошибаюсь. С тех пор мне еще сильнее хотелось развестись. Никаких чувств у меня к ней не осталось. Она снова стала меня шантажировать, что оформит права опеки ребенка на себя. Может быть, со временем мне и удалось бы вернуть Джона себе, но нельзя было рисковать, нельзя было доверить ей ребенка даже на время. Я снова оказался в ее руках.
– Да, у вас действительно не было выбора, – сочувственно кивнула Минерва.
Он тряхнул головой.
– Я по-прежнему продолжал жить в комнате для гостей, мне казалось, что таким образом я лучше контролирую ситуацию. Мне и в голову не могло прийти, что она решится еще раз забеременеть. Однако она вбила себе в голову, что дети – это самый верный способ привязать меня к ней. Надеялась таким образом решить все наши проблемы. – Джад сухо усмехнулся. – Не передать словами, в каком я был бешенстве, когда узнал, что она снова беременна. Она не ошиблась, это сработало. Но надо признать, если она что-то и сделала хорошее, так это то, что родила тройняшек. Первое время она старалась вести себя образцово. Только через месяц стало ясно, что и их она совершенно не любит. Она могла днями не заходить к ним в комнату. И вообще, дети мешали ей жить, она предпочитала вести светский образ жизни. Конечно, я воспротивился. В конце концов, и няне, и Люси надо было отдыхать по ночам. До меня доходили слухи, что она путается с Россом Лэнгли, но, честно говоря, мне было все безразлично. Так что, когда в один прекрасный день я узнал, что эти двое сбежали, я просто вздохнул с облегчением.
– А сейчас она вернулась. – Минерва всей своей кожей чувствовала, как страх за детей снова охватывает Джада.
Джад утвердительно кивнул, его лицо снова помрачнело.
– А сейчас она вернулась.
– В свете того, что вы мне о ней рассказали, трудно поверить, что она горит желанием видеть своих детей. – Минерва пыталась развеять его страхи и свои возникшие опасения.
– Дай-то бог. Она не требует у меня развода и не оспаривает моих прав на детей. Она даже не пользуется своим правом навещать их. Она просто забыла об их существовании.
Перед внутренним взором Минервы встали очаровательные мордашки малышей. Как их может не любить родная мать? Такой факт не укладывался у нее в голове. И снова, чтобы успокоить себя и его, она сказала:
– Все будет хорошо. Вам не стоит волноваться об этом.
Джад тяжело вздохнул и поднялся на ноги.
– Я рад, что мы об этом поговорили. Наверное, мне стоило сразу рассказать вам обо всех обстоятельствах. Но что сделано, то сделано. Теперь вам все известно, и от вас в первую очередь зависит жизнь моих детей.
– Обещаю вам, что никому не позволю обижать их, – твердо сказала она.
– Я знаю, вы все сделаете наилучшим образом. Спасибо.
Минерва поняла, что разговор окончен, и тоже встала. Но ей не хотелось уходить просто так, не сказав ему напоследок что-нибудь ободряющее. Он выглядел таким уставшим!
– Я рада, что мы поговорили, – и в подтверждение своих слов она протянула ему руку.
«Да, ее руки не такие мягкие и нежные, как у Ингрид, – заметил Джад, пожимая ее ладонь. – Это руки рабочего человека: сильные и крепкие». Джад понял, что ему нравятся именно такие руки. Обладателю их можно доверить своих детей.
– Идемте спать! Нам обоим это не помешает.
Пожелав ему спокойной ночи, Минерва проскользнула на кухню. Ее руки дрожали. Прикосновение Джада взволновало, просто выбило ее из колеи, но еще больше o6ecпокоилo выражение его лица. Нет, ее решение твердо. Она не собирается в него влюбляться, главное – дети. Она сделает все от нее зависящее, чтобы с ними ничего не случилось.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Люблю всем сердцем - Огест Элизабет

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13

Ваши комментарии
к роману Люблю всем сердцем - Огест Элизабет



Великолепный роман. Рекомендую!!!
Люблю всем сердцем - Огест ЭлизабетЕлена
5.08.2014, 21.53





Да.
Люблю всем сердцем - Огест Элизабетиришка
21.12.2014, 18.43





И как угораздило красивую вертихвостку, которая не любит детей родить ЧЕТВЕРЫХ!!!! Да у любой депрессия начнётся(((( И как уженщины, которая не имеет детей такие материнские глубокие чувства к чужим детям....неоднозначно, не понятно, не разобралась.
Люблю всем сердцем - Огест ЭлизабетМазурка
21.12.2014, 21.49





ДА, СОГЛАСНА НЕПЛОХОЙ. ОТДЫХАЮЩИЙ.
Люблю всем сердцем - Огест ЭлизабетИРИНА
21.12.2014, 21.53





Семья ГГ, его дети помогли героине, которую даже родной отец считал дурнушкой. Ну а бывшая родила случайно, деньги ей были роднее, чем дети, есть такие дамочки, есть...rnНаписан хорошо.
Люблю всем сердцем - Огест Элизабетинна
18.11.2015, 16.33





В восторге не осталась но почитать можно. Насчёт комментария Мазурки, в романе есть ответы на поставленные Вами вопросы. Вы невнимательно читали. Финал мне не понравился, как то не по характеру этой серой мышки так было "ломаться".. Не вяжется одно с другим. В остальном не плохо 8 из 10
Люблю всем сердцем - Огест ЭлизабетВарёна
2.06.2016, 2.12








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100